Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПРЕДПИСАНИЯ ФИСКА

МАДЖМА' АЛ-АРКАМ

(ПРИЕМЫ ДОКУМЕНТАЦИИ В БУХАРЕ XVIII В.)

ВВЕДЕНИЕ

Публикуемый впервые бухарский источник XVIII в. - Маджма' ал-аркам ("Предписания фиска") Мирзы Бади'-дивана - представляет собой официальное руководство для чиновников ханской канцелярии по ведению финансового и поземельно-податного учета. Среди дошедших до нас памятников на восточных языках сочинения с таким содержанием сравнительно редки. По-видимому, их особенно и не старались распространять, поскольку последние были предназначены лишь для небольшого круга людей, главным образом для чиновников дивана. В сочинении излагаются основные принципы административного, финансового и налогового управления, правила составления реестров налоговых поступлений, расходных ведомостей, актов земельных и прочих пожалований и т.д. Кроме того, в нем подробно описываются обязанности чиновников бухарского государственного аппарата. Подобных сведений мы не находим в других исторических сочинениях, обычно умалчивающих обо всем, что касается секретов ханской канцелярии и бухгалтерии.

Этот труд возник в период политики некоторой централизации Бухарского ханства при мангытском правителе эмире Шах-Мураде (1785-1800). Мангыты (1753-1920) пришли к власти после длительных политических междоусобиц при Аштарханидах (1599-1753), когда страна распалась на ряд почти независимых областей. Укрепившись на бухарском престоле, новая династия начинает политику "собирания земель", борьбу с сепаратизмом крупных феодалов. В это время стало восстанавливаться хозяйство, пришедшее в упадок за предыдущий период. Постепенно восстанавливается и расширяется ирригационная сеть, ускоряется процесс оседания кочевников, что повлекло за собой изменения в землевладении.

Успехи в централизации государства привели к созданию. сложного аппарата управления и многочисленного штата чиновников. Для учета земельных пожалований, которые давались чиновникам в награду за службу, урегулирования налогообложения, системы орошения было необходимо наладить делопроизводство в государственной канцелярии. При Шах-Мураде были проведены финансовая, административная, судебная и военная реформы, [9] содержание которых затронуто в отдельных частях Маджма' ал-аркам. Возможно, что составление этого труда было поручено автору эмиром или кем-то из высших сановников. Хотя в сочинении прямых указаний на это нет, но имеется косвенное; так, доказывая необходимость введения новых правил для составления некоторых ведомостей и реестров, автор говорит, например, о способе написания билгу: "Вот образец билгу новой формы согласно указу государя нашего времени" (л. 36а).

В научной литературе о Мaджмa' ал-аркам имеются лишь краткие сведения. Впервые об этом сочинении упомянул А. А. Семенов 1. Позднее Е. А. Давидович исследовала содержащиеся в Маджма' ал-аркам нумизматические и метрологические данные 2. О. Д. Чехович обратила внимание на важность изучения данного памятника 3 и использовала его при издании документов 4.

А. А. Семенов, издавший "Бухарский трактат" по рукописи 5 Шарифджана Махдума (существует несколько дат его смерти; наиболее вероятная из них - апрель 1932 г.), заметил в конце текста трактата приписку: <арабский текст>, в которой он не все верно прочитал (вместо слова "диван" А. А. Семеновым поставлено отсутствующее в рукописи слово "Заман"). Эта приписка вызвала у А. А. Семенова предположение, что трактат заимствован из сочинения Маджма' ал-аркам. Однако поскольку других упоминаний об авторе Маджма' ал-аркам А. А. Семенов нигде не встретил, то при описании рукописей Маджма' ар-аркам в каталогах он назвал это сочинение анонимным 6. Также анонимным оно названо и в другой работе А. А. Семенова, изданной позже 7. [10]

После того как нам удалось обнаружить рукопись Маджма' ал-аркам в Публичной библиотеке им. Фирдоуси (г. Душанбе), выяснилось, что автором этого сочинения был действительно Мирза' Бади'-диван. Его имя упоминается дважды в душанбинской рукописи: один раз как пояснение к слову мухаккар (на полях л. 16), которым автор назвал себя; в другой раз, когда речь идет о Мирзе Тахур-диване (л. 56), на полях отмечается, что это предок автора, а на верхнем поле приводится полная родословная автора, восходящая к Мирзе Тахур-дивану: "Ахунд мулла Бади'-диван б. мулла Шихаб ад-Дин-диван б. Мирза Улуг-диван б. мулла Риза-диван б. Мирза Мухаммад-Рахим кутвал б. Мирза Тахур-диван". Родословная указывает на то, что автор принадлежал к сословию потомственных диванов - высших чиновников Бухарского ханства. Из текста Маджма' ал-аркам видно, что предок автора в пятом поколении, Мирза Тахур-диван, построил мечеть у Мазарских ворот Бухары 8.

Все содержание Маджма' ал-аркам, а также географические названия, которые упоминаются в тексте, названия туманов, каналов, деревень относятся исключительно к Бухарскому ханству. Судя по подробным сведениям о статьях приходов и расходов государства, автор имел доступ к документам высшей государственной канцелярии, хранившимся, надо полагать, втайне от других лиц. Подробная осведомленность о компетенции каждого чиновника свидетельствует о том же. Из всего этого можно сделать вывод, что автор жил в Бухаре и служил в центральном аппарате этого государства.

Объем различных сведений, приведенных в сочинении, ссылки на литературу по мусульманской юриспруденции, а также обширные сведения по резным наукам - математике, астрономии, монетному делу и другим - говорят о широкой для своего времени образованности автора.

* * *

Как удалось выяснить, дата сочинения Маджма' ал-аркам -1212/1798 г. В душанбинской рукописи, самой старшей и, как ниже будет показано, являющейся автографом, была написана, а затем зачеркнута дата окончания труда (л. 866) - 27 зу-л-ка'да 1212/13 мая 1798 г. Зачеркнута дата была потому, что после [11] нее добавлены приложения - трактат о чинах и трактат о пальцевом счете, - законченные тремя годами позже. Сочинение Маджма' ал-аркам и было начато, по-видимому, в 1798 г., поскольку в начале его (л. 126) приводится образец документа от 1212 г. х.

Рукописи Маджма' ал-аркам редки. Список, хранящийся в рукописном фонде Института востоковедения АН УзССР (инв. № 2463) 9, считался уникальным 10. Позже один список Маджма' ал-аркам был приобретен фундаментальной библиотекой Средне-азиатского государственного университета (ныне ТашГУ; рук. № 171914) 11. Нам удалось обнаружить еще две рукописи сочинения: в Ленинграде - рукопись ЛО ИВАН СССР (№ В 2147) и в Душанбе - рукопись Публичной библиотеки им. Фирдоуси (№ 649).

Каковы характер и взаимосвязь имеющихся рукописей Маджма ' ал-аркам? Текст душанбинской рукописи написан неаккуратно, во многих местах зачеркнут. Исправленные части текста написаны сразу же после зачеркнутых, в той же строке или над ними. На полях рукописи имеются вставки к тексту и записи различного характера. В трех других списках части текста, зачеркнутые в душанбинской рукописи (лл. 20а, 586, 686 и др.), отсутствуют; наоборот, приписки душанбинской рукописи (лл. 9а, 316 и др.) вошли в их основной текст. Судя по всему, в душанбинской рукописи мы имеем дело с авторской правкой. Совпадение даты сочинения с годом написания душанбинской рукописи также говорит в пользу того, что это автограф. У нас нет лишь доказательства того, что текст написан собственноручно автором (а, скажем, не под диктовку), поскольку его почерк нам неизвестен, как вообще неизвестны какие-либо другие сочинения этого автора. Поэтому, называя душанбинскую рукопись автографом, мы имеем в виду, что это первая подлинная авторская рукопись.

Изучив текст и палеографические особенности душанбинской рукописи (почерк, бумагу, нарушение старой пагинации и др.), а также характер разночтений всех списков Маджма' ал-аркам, мы пришли к выводу, что душанбинская рукопись дважды подвергалась редакции. Первая редакция была сделана вскоре после написания сочинения, когда в него был добавлен текст, содержащий правила раздела наследства (лл. 67а-82а), приложение о чинах [12] (лл. 86б-96а) и приложение об "'илм-и'укуд" (счет на пальцах) (лл. 96а-98а). Возможно, что эта редакция была сделана самим автором, когда он зачеркнул дату окончания сочинения и написал текст приложения о чинах. Почерк приложения похож на почерк основного, текста сочинения, только более груб и небрежен. Наблюдается общность стиля трактата и Маджма' ал-аркам. В трактате имеются неоднократные ссылки на Маджма' ал-аркам.

Через несколько лет, а именно в 1225/1810 г., произошла вторичная редакция, при которой в рукопись были вставлены листы 40а-42б вместо изъятого одного листа, добавлены листы 50а-55б и сделаны другие незначительные изменения. На листах 40а-42б содержится текст о мелких кратных веса, в основном повторяющий в прозе то, что уже было сказано в стихах и сохранилось в других рукописях. На листах 50а-55б приведены дополнительные примеры арифметических действий с дробями. Возможно, что при второй редакции на полях листов 16 и 56 были написаны имя автора и его родословная, о чем мы упоминали выше. Дата этой редакции выясняется из следующей фразы, написанной на вставленном листе 42а: "Следует знать, что большой бухарский ман ныне, то есть от лета 1164 до лета 1225, составляет двадцать семь тысяч триста девяносто два мискаля". Вторая редакция могла быть сделана и не автором сочинения.

Ленинградский список датирован 1219/1805 г. Он переписан более аккуратно, с учетом всех авторских правок, но, как показывает исследование, не непосредственно с автографа, а со списка, близкого к нему. Последний был сделан, по-видимому, до редакции душанбинской рукописи, поскольку добавления обеих редакций в ленинградский, список не вошли. Указано имя переписчика этой рукописи - Мулла Мухаммад Раджаб Кунграт из Термеза.

В списке Института востоковедения ИВАН УзССР дата не указана. Судя по датам переписки других сочинений, содержащихся в этой сборной рукописи, написанных тем же почерком на той же бумаге, этот список переписан около 1836 г. В нем учтены авторские правки; кроме того, имеются добавления первой редакции: включен текст, излагающий правила раздела наследства. Что касается приложения о чинах, то его текст отсутствует, но написано заглавие приложения и оставлены пустые листы для текста. Добавления второй редакции в данном списке отсутствуют.

Рукопись ТашГУ, переписанная в 1247/1831 г., представляет собой неполный список сочинения, обрывающийся на середине четвертой главы. Добавления как первой, так и второй редакции в в нем отсутствуют. Авторские поправки, имеющиеся в душанбинской рукописи, в этом списке учтены. [13]

* * *

В основу нашего перевода положена душанбинская рукопись. Перевод отсутствующей части текста (л. 4аб душанбинской рукописи утерян) сделан по ленинградскому списку. (Л. 4аб душанбинской рукописи соответствует текст на л. 3аб ленинградского списка, начиная с 4-й строки сверху л. 3а и кончая 4-й строкой сверху л. 36.) Части текста, добавленные при второй, не авторской редакции, непосредственно в перевод не включены. Они приводятся и рассматриваются в комментариях к переводу и во Введении.

Авторские вставки к тексту включены в перевод. Существенные пометы на полях, такие, как упоминание имени автора и его родословной (лл. 16, 56), суждения о хардже и харадже (л. 7а), о разделении узбекских племен на роды, группы (л. 15а), маргиналы к тексту и т.д. приводятся в наших комментариях к переводу. Бейты и записи отвлеченного характера, не вносящие какого-либо смыслового дополнения к тексту, как, например, схоластическо-богословское рассуждение о числе на л. 16: "Следует признать, что Аллах один, но не в отношении счета, а в том смысле, что он — единственная истина, к которой нельзя ни убавить, ни прибавить, ибо подобные действия применимы только к составным вещам", — а также различные черновые арифметические вычисления, результаты которых в тексте приводятся, мы не рассматриваем.

* * *

К сочинению Маджма ал-aркам прилагается трактат о существовавших в Бухарском ханстве должностях и обязанностях - Тазйил дар байан-и ''амалат ва дахлдаран ("Приложение о должностях и лицах, имеющих к ним касательство").

Впервые этот трактат по единственному известному тогда списку исследовал А. А. Семенов и посвятил ему специальную работу 26. Список трактата А. А. Семенов обнаружил в сборнике записей бывшего бухарского верховного судьи Шарифджана Махдума. В комментариях к своему переводу А. А. Семенов неоднократно отмечал, что та или иная фраза из текста непонятна или в таком-то месте обрывается фраза и т. д. .

В настоящее время в связи с находкой душанбинской рукописи Маджма' ал-аркам мы получили подлинник "Приложения". В результате сличения подлинника с текстом из сборника Шарифджана Мах-дума, переписанным через сто с лишним лет после душанбинского, оказалось, что текст, опубликованный А.А. Семеновым, содержит лишь две трети трактата. Выяснилось, что помимо отсутствия окончания трактата и та часть, которая содержалась в записях Шарифджана Махдума, изобилует пропусками 28. Подлинный текст "Приложения" позволяет выяснить все непонятные места, восстановить пропуски, а в некоторых случаях подтвердить догадки А.А. Семенова.

Приложение о чинах освещает важнейшие стороны государственно-административного и экономического строя Бухарского ханства второй половины ХVIII в. В этот период, по-видимому, чиновные звания в определенной степени еще соответствовали занимаемым должностям. В XIX в. чины зачастую были уже только почетными званиями.

Изложенный в трактате принцип орошения земель Бухарского ханства сохранял свою силу в течение по крайней мере столетия после составления трактата. Свидетельством этому является документ - прошение казия Абдалвахида садра (ум: в 1303/1885-86г.), посланное эмиру Музаффару (1860-1885) по случаю [23] маловодья в Каракульском вилайете 29. Обращаясь к эмиру с просьбой о предоставлении воды в Каракуль, Абдалвахид садр ссылается на трактат о чинах, где точно сказано, сколько воды и в какой очередности положено отвести Каракулю, и приводит выдержку из трактата. Получив прошение казия Абдалвахида, эмир поручил мирабу канала Шахруд заняться этим вопросом, и землям Каракуля была предоставлена вода.

Трактат о чинах излагается в нисходящем порядке - от высших должностей к низшим - и составлен автором по какой-то искусственной схеме: все должности объясняются взятые по четыре, хотя во многих случаях такая группировка ничем не оправдывается; в группу четырех иногда включаются должности, не связанные родом службы. Разделение всех должностей на группы по четыре автор обосновывает причинами, не имеющими к этому никакого отношения, вроде того что якобы все явления природы делятся на четыре: четыре времени года - весна, лето, осень, зима; четыре элемента природы - земля, вода, ветер, огонь; четыре элемента человеческой природы - слизь, желчь, черная желчь, кровь и т.п. В конце трактата перечисляются самые незначительные должности, исполняемые слугами.

Несмотря на нелогичность этой системы с современной точки зрения, приложение о чинах представляет большой интерес-для уяснения своеобразия и эволюции бюрократического аппарата Бухары. Ясно вырисовывается иерархическая структура феодальной Бухары, что выражается в классификации перечисляемых чинов, точном определении пределов их компетенции, в определенном порядке их вознаграждения и т. д.

* * *

Маджма'ал-аркам Мирзы Бади'-дивана - ценный труд по делопроизводству в среднеазиатских ханствах; подобные руководства для канцелярий более ранних периодов истории Средней Азии нам пока неизвестны. Это сочинение - важное подспорье для изучения среднеазиатских документов. Кроме того, Маджма'ал-аркам - свод различных знаний, как экономических, так и естественно-технических, - представляет собой ценный источник по истории культуры и науки.

* * *

Автор выражает свою глубокую благодарность О. Д. Чехович, осуществлявшей руководство этой работой, Г. П. Матвиевской, взявшей на себя труд по редактированию математической части работы, а также считает своим долгом отметить ценную помощь научными консультациями А.К. Арендса и А. Расулева.

А. Б. Вильданова


Комментарии

1. А. А. Семенов, Бухарский трактат..., стр. 137-153. (Полное библиографическое описание цитируемой литературы см. на стр. 110-112).

2. Е. А. Давидович, О мерах веса позднесредневековой Бухары, стр. 105-106; ее же, История монетного дела..., стр. 303-306; ее же, Материалы по метрологии, стр. 97, 104.

3. О. Д. Чехович, Об изучении терминологии..., стр. 46-49.

4. О. Д. Чехович, Бухарские документы XIV в., стр. 216-217, 233.

5. См. ркп. ИВАН УзССР № 2374, лл. 17а-19б.

6. СВР, т. 1, стр. 219; А. А. Семенов, Описание таджикских, персидских, арабских и тюркских рукописей..., стр. 41.

7. Абдуррахман-и Тали', История Абулфейз-хана, стр. 142.

8. Выясненное по другим источникам место этой мечети отмечено на схематическом плане расположения кварталов Бухары в книге О. А. Сухаревой "К истории городов Бухарского ханства", стр. 96.

9. Описание см.: СВР, т. 1, стр. 219.

10. См.: А.А. Семенов, Бухарский трактат..., стр. 138. Эту рукопись, находившуюся в свое время в фонде Государственной публичной библиотеки Уз ССР, А.А. Семенов считал уникальной.

26. А. А. Семенов, Бухарский трактат...

27. См. там же, стр. 144, 145, 147, 149, 150 и др.

28. Об этом см.: А.Б. Вильданова, Подлинник бухарского трактата..., стр. 41-42.

29. См. сборную ркп. Института востоковедения АН УзССР, № 2260, лл. 93б-95а.

Текст воспроизведен по изданию: Маджма' ал-аркам. (Предписания фиска). М. Наука. 1981

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.