Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 67

1787 г. сентября 27 24. — Письмо султана Ишима уфимскому и симбирскому наместнику барону О. Игельстрому о батыре Срыме Датове.

Перевод с приобщенного при сем письма, от Ишим-солтана присланнаго.

Высокопревосходительному г-ну генерал-порутчику, правящему Уфимскаго и Симбирскаго наместничества генерал-губернаторскую должность, оренбургских регулярных и нерегулярных войск главнокомандующему, оренбургскаго драгунскаго полку шефу и разных орденов кавалеру барону Осипу Андреевичу Игельстрому.

В должности себя нахожу, Вашему выс-ву о приезде моем сюда от стороны дяди нашего Ерали-солтана изъявить. Каким случаем отлучка наша туда была, о том Вашему выс-ву известно. Куда по прибытии весь тамошней Алимулинский народ, держась нашей стороны, дали обещание [122] чтоб им в таком положении без всякого нарушения находиться, какое к продолжению подданства е.и.в. сперва, а имянно, во время покойнаго Абулхаир-хана было постановлено, ежели куда видеть не могут, в чем и ныне находиться обещают. Токмо вопреки того находящейся в здешней стороне между байулинцами некоторой народ, имея к нам неприязнь, как самих нас из отечества нашего отлучили, так и чести и любви, нам принадлежащей, лишили, в каковом находясь размышлении, желали нас в высочайшей е.и.в. милости отринуть, принудя нас с сих мест вдаль, то есть на Сыр-Дарью, прекочевать, предлагая, ежели мы в здешних местах по прежнему будем находиться, то будто внутренния их ординския тайности и разные дела повсечастно в сторону Вашу объявлять имеем, ис чего-де сторона Ваша все их добрые и худые дела знать может, и инаково-де как бы она знать могла. А ежели нас отсель вдаль откочевать принудят и сами все только с подлым народом останутся, то-де они о происходящих между ими худых и добрых делах в сторону Вашу знать давать не будут. Чего б ради мы от Урала-реки конечно отлучились, на что, однакож, мы, несмотря, находились в противном положении не для чего другаго, как для того токмо, чтоб от высочайшаго двора е.и.в. не удалиться, и что мы от сих мест отнюдь не отлучимся, дали им противной ответ с тем, что хотя мы совсем раззоримся, однакож без каковаго-либо от е.и.в. повеления от сих мест отлучиться не можем. Из-за чего помянутой народ обратился на родителя нашего Нурали-хана, обнеся напрасно жалобою, якобы он причинил им обиды и насильства, которых их бесчестных дел помянутой родитель наш не вытерпя, во уважении верноподаннической его к высочайшему двору е.и.в. должности и имея несумненную надежду на высочайшую е.и.в. милость и данные ему милостливые указы, взял прибежище в Вашу сторону, чтоб тем образом от притеснения того народа и напрасной жалобы избавиться, а не меньшей с надеждою получения всящшаго достоинства и милости с воображением притом, что е.и.в. не оставит о том без справедливаго следствия, как то и мы равномерно верили и во ожидании находились, что оной родитель наш благодеяние Ваше увидит; а притом уповали, что и неприятели наши Вами воздержаны и мы пособием Вашим снабдены будем. Но вопреки того не только такой милости и благодеяния, но от того самого времяни утешительных озлобленным духам нашим и наставительных писем от Вашего выс-ва никогда получить не могли, сколько мы оных не ожидали. Также из находящихся при том родителе нашем людей никто к нам приехать и от нас тамо ни один человек быть не мог, по притчине чего мы вящше духом нашим стражадем. К тому же при сих обстоятельствах и Вашему выс-ву о том и представлять и от себя для получения известия людей посылать осмелиться не могли, почему и по неимению себе помошника находились в суммении, зачем и писать к Вам не могли, что помянутой народ еще не оставит на нас жаловаться; итак, просим в том нас не осудить.

По отбытии ж в вашу сторону родителя нашего и нам здесь покою не дали, по притчине чего мы принужденными были в сторону дяди нашего Ералия отлучиться, причем встретился нам Сырым, коего мы по нетерпеливости поймали. Сию поимку зделали мы не в предосуждение Вашего с ним постановления и не в противность подданства е.и.в., но только для возпрепятствования известных Вам причиненных им нам бесчестных поступок, думая, что через то вся наша тяжба исполнится, коего, не отпуская и к дяди нашему, помянутому Ерали-солтану, с собою увезли, где вся наша воля в руках ево, Ерали-солтана, была, чего ради реченного Сырыма возвратить нам возможности не было. Однак, дядя наш Ерали-солтан по неоднократному Вашему предложению ныне ево, Сырыма, отпустил для того наипаче, что он, Сырым, раззоренное [123] наше имение все отдать обещал, зачем мы с ним сюда и приехали. Однак он, Сырым, и поныне того нашего имения всего не отдал, а притом и нас с фамилиею родителя нашего на Сыр-Дарью откочевать принуждает; итак, убежденными находимся туда откочевать. Причем помянутой народ говорит, ежели-де мы здесь находиться будем, то будто от нас кроме объявления в сторону Вашу тайностей полезнаго орде нашей быть не может, и хотя мы в произволении нашем свободны быть не можем, однакож, аще бог благоволит, где ни будем, подданическаго е.и.в. усердия нарушить не можем.

Итак, все наши дела с несумненным нашим уверением поручаем Вашему выс-ву. Остався во ожидании всякого Вашего выс-ва наставления и благосклонности, уповаем, что нас милостию и благодеянием Вашим не забудете, так как фамилию родители нашего из высочайшаго е.и.в, милосердия оставить не изволили, о чем мы точно слышали, что чрез Игизгалу-солтана всем нужным снабдили, за что чувствительно благодарствуем и желаем Вам многолетнего здравия. Причем уповаем, что и впредь высочайшей е.и.в. милости лишить и благодетельствовать нас не оставите, в разсуждении чего Вашего выс-ва дерзновенно просим отеческою Вашею милостию удовольствовать, как то и остается в надежде, что Вы сию нашу нижайшую прозьбу без удовольствия не оставите, а имянно, известных Вашему выс-ву родителю нашему покорных и е.и.в. издавна подданническое усердие не нарушающих, а по одной народной жалобе задержанных у нас Юламана, Табулду да Баргану приказать освободить, чтоб мы почли за Ваше нас облагодетельствование. А в протчем воля Ваша только притчиною донесения об них нашей прозьбы то, что они захвачены в такое время, в которое находились они к нам усердными, для чего мы и просить Вашего выс-ва одолжаемся, да и Вы об них милостиво разсмотреть можете, и как бы то ни было, однако просим зделать с ними милость.

Для осведомления о целости здравия Вашего выс-ва послали мы с своей стороны знатных людей наших старшину Байгилду и Сары-батыря с четырьмя их товарищами.

Вашего выс-ва всегдашней усердный слуга Ишим-солтан. В уверение сего своеручно печать мою приложил.

Под оным письмом ево, Ишим-солтана, чернильная печать приложена.

Переводил коллежский советник Петр Чучалов.

АВПР, ф. 122, 1787 г., д. 4, лл. 3-6. Перевод.


Комментарии

24. Дата перевода письма.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.