Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 127

1825 г. не позднее августа. Записка коллежского советника Демидова на имя имп. Александра I o переносе Сибирской и Оренбургской пограничных линий в глубь Казахстана.

Не распространяясь здесь о разных неисчислимых сокровищах, самой природой в степях киргизских издревле уже сохраняемых, ни же о том, какие из них выгоды и пользы одна только Россия извлечь себе может; касательно предложений генералов Глазенапа, Штрандмана, Уварова и барона Шпренгпортена перенесть военные рубежи государства в сторону, еще мало известную, нужным почитаю начать тем:

§1. Маркшейдер Герман в описании действий экспедиции, от князя Волконского для прииска свинцовых руд в киргиз-кайсакские степи посланной, между прочим говорит:

1. Всего выгоднее было бы, если б нашлась удобность устроить плавку руд близ самой свинцовой горы, к чему р. Кара-Тургай и подает способы. Но как по сю сторону сей горы трактом экспедиции на полосе 300 верст нигде не замечены потребные для такого заведения лесные дачи, а встречаются в изобилии одни только молодые кустарники, не могущие служить материалом горючим, и то устроит завод при самом руднике и не предстоит оной возможности, как разве отыщется по другую сторону свинцовой горы достаточное количество лесов или же найдутся вблизости рудника земляные уголья, торф, горючий сланец и тому подобные вещества, отыскание которых должно, естественно, вменить в обязанность тем горным офицерам, кои на будущее время в Киргизскую степь отправляемы будут.

2. Заслуживающий всякого вероятия киргизской старшины Язы объявляет и многие земляки его согласно с ним свидетельствует, что на 1 1/2 только дня пути от свинцовой горы протекает известная р. Ишим, по которой растет великое множество всякого строевого леса.

3. В расстоянии от Троицка — с 300, от р. Сара-Тургая (т.е. желтого) — 80, а от рудника, идя вдоль р. Кара-Тургая (Черного Тургая) — 250 верст, именно же между р. Джамбики и оз. Наурзума, находятся леса строевые: а) Аман, в) Биль и с) Наурзум, Карагайские называемые, где, по согласному мнению всех чиновников, при экспедиции подп. Феофилатьева бывших, находятся также и все прочие потребности, для горных заводов необходимые.

4. Инженер-поручик Генс, при сей же экспедиции находившийся, показывает, что в окружности свинцовой горы встречал он самую лучшую кирпичную глину, известковый камень и плотной алебастр, к устроению всякого рода фундаментов весьма удобный.

5. Неподалеку от горы Мыс-Тау (т.е. медной) имеются остатки двух огромных каменных дворцов, принадлежащих ныне ханам киргизским, но когда они построены, то не известно, и пр. [218]

§2. Употребленный при экспедиции в ту же степь от генерал-лейтенанта Глазенапа маркшейдер Шангин объясняется так:

1. Киргизы Средней орды граничат с северной и с северо-восточной сторон с Российской империей, с восточной — со снежными Тарбагатайскими горами, отделяющими их от киргиз Большой орды, с южной — с Кокандским, Ташкендским, и Бухарским владениями, а с западной — с Аральским морем, с оз. Аксакал-барбы и со степью киргиз Малой орды.

2. Все пространство земли их вмещает в себе около 80 000 немецких квадратных миль и по естественному своему положению на 2000 верст в длину может разделено быть на три главные поперечные полосы, а именно: а) ровную, b) гористую и с) песчаную.

Ровная полоса, простираясь от передовых Тарбагатайских гор по левому берегу р. Иртыша почти до самых истоков Тобола и Урала ограничивается горами Ильдигийского сырта и занимает до 500 верст в ширину. Гористая полоса, или точнее Ильдигийский сырт, составляющий собой отрог гор снежного Тарбагатайского кряжа, простирается в ширину от 150 до 300 верст и разделяет реки, текущие на север от рек, протекающих на юг и запад, т.е. в море Аральское и оз. Аксакал-барбы и Теле-Куль 63.

Горы, в некоторых местах сей полосы воздымающиеся, произрастают сплошь и в немалом количестве весьма хорошими сосновыми борами. В сей же полосе заключается великое множество больших и малых озер, большей частью пресных и обильных рыбами: Зеренда, Иман, Якши Янгыс, Чаглы и Тенис суть из них знатнейшие, всех же прочих считается, по словам самих киргиз, более двухсот 64.

[3]. Из горько-соленых озер оз. Кургаль-Джин, имея до 300 верст окружности, есть величайшее. В него-то изливается ныне р. Нура, текущая прежде в р. Ишим. Не в дальнейшем расстоянии от сего озера видны обширные поля древних пашен, свидетельствующие о плодородии страны сей, а холмы кирпичей, более 15 верст окружности занимающие и из развалин древнего города составившиеся; как и остатки древнего храма весьма порядочной архитектуры, доказывают, что страна сия населена была не блуждающими номадами, но народом образованным, просвещенным 65.

В числе горько-соляных озер находится также немало и самосадочных, солью которых довольствуются как сами киргизы, так и поставляют оную с немалой выгодой в Кокандское владение. [219]

В сей стране при умеренном климате воздух так чист и здоров, что киргизы весьма часто достигают самой глубокой старости, не чувствуя почти никаких насильственных недугов или особенных припадков, выключая телесных повреждений и болезни, истощение сил физических, о заразе же, над скотом свирепствующей на сибирской линии, не имеют даже понятия.

4. Возвышенная равнина, отделяющая сию плоскую от Ильдигийского сырта, составляет совершенную с первой противоположность. Она пуста и бесплодна. Грунт земли ее песчано-глинист и сплошь покрыт горькой солью, отчего и произрастают на оном почти одни только многоразличные породы солянок, Salsola и Salicorma, и мелкие полукустарники: таволги, шиповник и т.п.

Хотя по сей полосе и протекают многие речки, как-то: Герсекан, Кулан-Итмес и другие, — но горько-соленые воды их, чуть-чуть течение имеющие, по одной необходимости употребляются в пищу и самими киргизами; глубокие же колодцы древних обитателей сей страны, со тщанием нынешними сохраняемые, едва только заменяют сей недостаток природы. Как же скот киргиз, привыкший к сим горько-соленым водам, пьет оные не только безвредно, но еще более от оных тучнеет, то полоса сия, хотя сама собой совершенно бесплодна, однако ж для скотоводства сих народов составляет наилучшее из всей степи место.

§3. Отдельного Сибирского корпуса переводчик Филипп Назаров, бывший в Коканде в 1813 и 1814 годах, в записках своих о некоторых народах и землях средней части Азии, в 1821 г. при пособии графа Николая Петровича Румянцева изданных, объясняя сперва веселую и богатую жизнь киргиз Средней орды, на пространстве между крепости св. Петра и р. Нуры кочующих, с страницы 27 представляет все трудности караванных переходов от сего пункта до Туркестанского владения, поперек степей безводных и песчаных, а потом уже вступает в очаровательное, можно сказать, описание всех владений, по берегам Сыр-Дарьи лежащих и в древности просвещенную и знаменитую торговлей Бахтриану составлявших.

По поводу чего:

§4. Соображая все сии изложения и прочие сим подобные приватные сведения, с описанием известного ученостью своей капитана Рычкова в дни царствования Екатерины II, [находившемся] при экспедиции, преследовавшей ушедших из Астрахани в Китай таргаутов употребленного; с словесными преданиями предка фамилии моей Демидыча, во времена Петра Великого разные горные заводы в Сибири, даже по ту сторону р. Иртыша устроившего и тогда уже в переговорах с калмытским ханом Аюкою участвующего 66.

§5. Мне казалось всегда, что сама природа предназначила Российской державе перенести военные рубежи свои вовнутрь степей киргизских, не туда, куда предполагали то многие умственно, но по местным выгодам на следующие урочища, а именно:

1. От Черноярской крепости по р. Тюндюку, оз. Карасору и р. Жарлы до верховья р. Нуры, где и открыты различными экспедициями не только самые благонадежнейшие золотые и серебрянные рудники, но даже и дорогих каменьев породы (записки и донесения о сем Екатерине II англичанина Бектама). [220]

2. По р. Hype вниз до р. Ишима к тому месту, где, по показаниям Шангина и Назарова, обе реки сии и теперь уже почти соединяются и где у горы Ак-Мулы кочует известный в степях хан Вали...

3. Р. Ишимом до того места, где сближается она с верховьями р. Тургая, как такой черты, которая уклоном своим составляет уже тучные пастбища Ильдигийского сырта.

4. Вниз по сей реке до оз. Аксакал-барбы, где славный Абулхаир-хан, бывший потом хивинским владельцем, в царствование еще Елизаветы Петровны просил уже основать крепость и складочное для торговли место, а находящийся ныне в г. Калуге под присмотром полиции киргизский султан Арунгазы также того ж домогался.

§6. От сего пункта вверх по р. Иргису и р. Камышаклы, прямо на Орскую крепость, дабы сим средством, соединя, буде можно, р. Ишим с верховьем р. Тургай не только открыть способ все крепости, тут устроиться могущие, снабжать и довольствовать изнутри государства водяными путями, но еще как бы некиим бастионом по течению рек Ишима и Тургай, внутрь степей киргизских вдавшимся, содержать в страхе и повиновении, сколько кочующие между Каспийским и Аральским морями разные трухменские и каракалпакские племена, столько даже и самих вероломных и хищных хивинцев, все-таки и ныне еще власти над собой Российской державе не признающих; хотя, впрочем, конечно, в архиве [коллегии] иностранных дел и должны уже существовать давно присяжные в том от предков их листы.

Приближаясь к торговым сношениям с г. Бухарой, привлечь к таковой же и от городов Кабула, Кашемира и даже источника р. Инда сперва к славному в древности ярмарками своими г. Самарканду, а там далее к г. Отрару, откуда легко по старинному пути и могут они устремяться паки первоначально к рекам Сарысу и Кингирям, а там уже и к рекам Тургаю и Ишиму внутрь Сибири, отвлекая сим образом частью от знаменитых торговых в Азии городов Хотана, Яркента, Кашкара и Аксу...

Различные металлические руды, на верховьях рек Нуры, Ишима и Каратургая находящиеся, а большей частью в золоте, серебре, меди, свинце и олове заключающиеся; по видам предка моего могли бы тогда свободно сплавляться вниз по р. Ишиму внутрь России к тем местам, где правительство их плавить найдет за удобнейшее, дабы сим способом все издержки, на сей предмет употребиться долженствующие, с необычными выгодами и в скором времени опять в казну возвращались.

Киргизы Большой орды, приобыкшие прикочевывать к крепостям Бухтарминской и Усть-Каменогорской, не оттесняя сим образом от таковой же Семипалатинской, волостей Средней орды, ходящих ежегодно от устья Сыр-Дарьи к вершинам рек Сарасу, Нуры и Тюндюка и простиравшихся оттуда к вышеупомянутому оз. Караль-Джину, которое они по древним преданиям своим считают священным, мало помалу привыкли бы сколько к зависимости России, столько и к прочим обрядам постоянного водворения. Волости же Малой орды, более других уже к оседлости и гражданским узаконениям склонные, проходя свободно сквозь притыны и крепости, по р. Иргису учрежденные или же прикочевывая по удобности к военным линиям, по рекам Тургаю и Ишиму расположенным, убедили бы примером своим соплемянные им волости Средней орды тех же держаться правил и обычаев, и сими спасительными мерами благотворного правительства во всем киргизском краю возможно тогда будет не только уничтожить известную барамту или отместку, но и водворить порядок и устройство, столь необходимые как для торговли и промышленности, так для размножения скота, а паки еще для сношения всякого рода. [221]

§7. Командир отдельного сибирского корпуса г-н генерал от инфантерии Капцевич, по личному мне разрешению начальника главного штаба е.и.в., барона Дибича, объясняясь со мной о всех сих предметах, нашел мысли, здесь изложенные, отчасти для него новыми, отчасти же весьма основательными и полезными, но, между прочим, должен был сознаться и в том:

§8. Что хотя по видам правительства и есть уже ныне в степях киргизских два значительных отряда — один на пункте горы Кокчетау, другой же при ур. Каркаралы, —однако ж, достоверных топографических сведений о сей столь любопытной во многих отношениях земле он еще не имеет, да и иметь не надеется дотоле, пока не получит высочайшего разрешения отправить по представлению его в степи сии 19 партий под прикрытием казаков на разных пунктах постепенно вперед подвигаться долженствующих и которые съемку всех сих мест учинить могут не более как в два года времени ценой со всеми расходами за 33 000 руб.

Съемка таковая, всемилостивейший государь, достойна просвещенного века Александра Благословенного, а потому-то, пока г-н генерал Капцевич находится еще здесь сам лично в Петербурге, то не благоугодно ли будет В.и.в. приказать как все сии обстоятельства, так и прочие сведения, у меня о сем крае находящиеся, привесть в сообразность и соглашение с прочими еще, конечно, полезнейшими постановлениями Сибирского комитета.

Вернейший подданный коллежский советник Демидов.

ЦГИАЛ, ф. 1264, on. 1, д. 599, лл. 2-9.


Комментарии

63. Примечание автора записки: «То есть оз. Телеское. Сие же озеро — то самое, близ которого в древние времена около мыса Доброй Надежды производилась торговля между Индией и республикой Новгородской, как то свидетельствует достаточным образом: а) выходцы индийские, цыгане, которые не что иное суть, как баладьеры, перешедшие сим путем из Индостана в Россию; в) испанский посланник при дворе Тамерлана Руи Гонзалец де Клавиджо, в начале 15 века в Самарканде бывший и утверждавший, что русские привозят ежегодно туда кожи, меха и холст. См.:... (Название источника на иностранном языке не разобрано. — Ред.) и с) барон Герберштейн, который в описаниях России говорит именно, то груз-тянцы и серпо-носцы, т.е. люди, тянувшие грузы и носящие серпы на жнитво травы в Бухарию (см. записки Ефремова) производили в древния времена немую торговлю с отдаленнейшими народами Азии; развалины же городов Бельян-Яны, Джеван-Яны, Тотагая и Джикента и ныне еще направление сей торговли довольно показуют».

64. Примечание автора записки: «Сии озера приносят и ныне, не взирая на затруднительный заграничный лов рыбы, ежегодно до 15 000 руб. доходу экономической суммы на содержание заведений линейного казачьего войска».

65. Примечание автора записки: «Открытые по р. Hype следы древних рудокопей, по всей Сибири чудскими называемые, равно как свидетельство древних азиатских историков о городах, в сих странах некогда существовавших, и более еще истину сего подтверждают».

66. Примечание автора записки: «Демидыч, я заехал в зело горячую сторону, велит ли бог видится, чего для посылаю тебе мою персону (портрет на шею). Ты ж, лей-ка поболе пушкарских снарядов, да не забывай Аюку и серебрянные руды в Кизляре. Петр». Так писал бессмертный к верному сыну отечества».

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.