Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 1

1771 г. июль. Челобитная Л. Шапошникова, Ф. Морковцева и др. от имени яицкого войска имп. Екатерине II по поводу угнетения рядовых казаков.

Всепресветлейшая, державнейшая, великая государыня императрица Екатерина Алексеевна, самодержица всероссийская, государыня всемилостивейшая.

Бьют челом В.и.в. всеподданейшии рабы: от войска яицкого сотник Логин Шапошников, Федот Морковцев, Василий Горохов, Иван Герасимов, Петр Краденов, рядовые Иван Ерин, Петр Герасимов, Петр Замешаев.

О чем наше прошение, тому следуют пункты. Происходящая от В.и.в. богоподанныя все высочайшия милосердия ко всем верноподанным означенное и неизреченное матерное попечение и обидимым покровительство, чего для всеподданейшие рабы осмелилися от имени яицкого войска, подвергнув себя ко священным неизреченное стопам, горечных слез, всерабственно просить высокомонаршеского милостивого защищения и помилования.

1. В прошлом 1770-м г. поданным на высочайшее В.и.в. имя челобитьем просили на всю нашу Яицкую войсковую канцелярию и на присутствующих атамана Петра Танбовцова и старшин Алексея Митрясова, Матвея Суетина и на протчих по той канцелярии старшин во учиненных от них к нам притеснениях и разорениях; и по просьбе нашей от В.и.в. о нашем разорении послан был от В.и.в. лейб-гвардии Семеновского полку г-н капитан Дурнов да г-н генерал-майор Давыдов з данным за подписанием В.и.в. руки указом, а у нас при войске яицке явилося посредственников довольно, один штап-, а других и обер-офицеров.

2. А как прибыв к нам в войско Яицкое капитан Дурнов и генерал-майор Давыдов по данному от В.и.в. указу не исполнил первые пункты, оставя штрафа, положенного от Гос. воен. колл., старшин не взыскал, також хлебного и денежного жалованья за неполучением войско яицкое за шесть лет не удовольствовал, старшин от войсковой канцелярии не отрешил, а только начинают последние пункты счетную комиссию о расходах и приходах денежной казны войсковой сумме, ибо у оных старшин как канцелярия, так расходные и приходные книги на руках, не за отрешением их от канцелярии исщесть никак невозможно, потому что щетчики будут в команде, но они на тех щетчиков и взирать не будут, да и тому ж еще опасайся от них худых представлениев; в чем на нас и прежде в Гос. воен. колл. представляли понапрасну, и расскаяся сами в тех напрасных представлениях.

3. Почему, видя атаман с старшинами себе послабление от генерал-майора Давыдова и ст капитана Дурнова, начале казаков заковывать в железа и плетьми сечь и тем на войско немалой страх [4] наводить, почему генерал-майор Давыдов дал нашему атаману с старшинами послабление, начал сам в своей квартире бить казаков несносными побоями и смертельно мучил Андрея Летошина и казака Ягапова по доносу казака Михаила Мостовщикова; но сказал им Мостовщиков: «Мы-де с вами не так поступим, что при Черепове, начнем-де по вас и ис пушек стрелять». Почему казаки напротив того сказали: «И ныне-де на зачинающих бог, у вас-де руки и у нас не крюки». Но по тому его доносу постя генерал в притчину, взяв казаков, мучил смертно, едва живы. И пушки поставя против своего двора, да и по ночам офицеры с командою по домам разъезжали, ис которых казаков з женами и детьми выгнали и домы запустошили, но и большей страх на войско навели. Також и капитан Дурнов в своей квартире сотника Логина Шапошникова мучил по какой притчине; но видя войско, что правосудия и зашищения ни от ково сыскать неможно, послали оного сотника просить у г-на капитана пашпорта до главной команды, но он нача ево нещадно в своей квартире и своих рук мучить, и отослал в войсковую канцелярию, приказал его заковать, почему тот сотник, видя что в великой беде, притекнул з жалобою к В.и.в. под защищение и покровительство. Но нам в том разсудилось, что он, не чувствуя данного от В.и.в. наставления, да и других, кто потребует жалованья, таковых атаману приказывает бить смертельно и видя, войско, от всех обороны не предвится, но одно разорение и вводят войско в порок, ревность и службы наши ни во что вменяют, а мы прежним монархом службы свои отправляли с похвалою и без всякого нарекания.

4. Прошедшую ж зиму В.и.в. войско яицкое всегда в разных партиях находилось за ушедшими калмыками волской орды, и как перешли войско чрез Яик-реку между фарпостов Красных Яров и Полковничьева, и нагнав калмыцкой орды при урочищах Индерских гор, идущим за намесником ханства, за первую ушедшею ордою в дальнем расстоянии, начав их уговаривать, дабы они склониться могли под власть В.и.в., и службы бы отправляли по-прежнему; но они на те наши уговоры не склонилися и начали поступать военною рукою на крепкое В.и.в. оружие. Почему с таковыми сражение учинили и их в смерть побили, а жен и детей в плен побрали, а как от оных возвратилися ехать на внутреннюю сторону Яика-реки, то еще встретилися нам той же орды тысяч по двадцати при мурзах Асерхе и Марше, и оные начали бо военною рукою поступать, причем и у нас пушки наведены были, однако чрез двои сутки едва уговорить могли и под власть В.и.в. склонили, которых взяв, и верх Яика-реки до Яицкого городка взогнали. Итако, не дошед до города кочевьем, они расположилися до вешнего времяни для исправности своего скота, а как весна наступила, то отправлен с ними атаман Иван Ульянов со стами человеками для провожания к Волге-реке.

5. А уже от таковых частых походов кони пришли в великой упадок и в настоящую худобу, к тому приказывая атаман еще нанимать в Кизляр пятьсот человек, а небезизвестно В.и.в., что у нас в Кизляре в службе В.и.в. находится пятьсот человек, да у нас же и киргизская орда весьма не в спокой, и прошлого года немалые В.и.в. учинили ущербу и казаков по фарпостам побили; к чему войско, видя в таком изнурении, в худобе своих коней, начели просить от войскового атамана заслуженного В.и.в. жалованья за шесть лет, дабы было чем себя, а паче коней исправить, а службы-де мы е.и.в. не отрекаемся итти, и таковых захватывая, заковывая в железа, иных секли нещадно плетьми; а хотя нынешную зиму рыболовство и происходило, и то не в само настоящее время, к чему войско пришло в самое крайнее разорение и убожество; первое, хотя рыболовство происходило не вовремя, жалованья В.и.в. шестой год не имеем, командиры бьют и мучат несносными побоями, иной от [5] таковых побои несносных и смерть принял. К тому уже доходит, что войсковой атаман Танбовцев с своими согласниками желает, чтоб мы лишены службы были В.и.в., прошедшего лета не допустя нас, бедных, до сенных покосов, а косил своими согласниками, а хотя войско и допустил и то в настоящею осень к зимнему временю; також и осеннего раболовства лишил, а только лов происходил своими ж согласниками, а войско бедное во всем от них великия нужды и изнурение претерпевает. Уже по нестерпимости своей согласяся войско, и написав с настоящей копии копию, а когда стал войсковой круг, тогда в круг с той копии войско выслало сотника Тимофея Севрюгина, которой подал войсковому атаману в руки, а сам Севрюгин той копии в кругу не читал. Итако, спустя многое время, начали Севрюгина сыскивать, якобы он переписывая настоящую копию, но оные наводы от старшин ложные, дабы чем правду погубить, видя тот Севрюгин, что на него напрасно худые наводы, от того и дому своего лишился.

6. К чему видя, что правосудия себе сыскать не можем, принуждены притече к главной команде, нача просить команде его высокографского сиятельства Захара Григорьевича Чернышева и подавали на имя В.и.в. прошение неоднакратно, только от нас, бедных, принять не мог, а приказывая всем, собравшись, притти. Однако мы опасны, как прошлого года, захватывая нас, и под караул сажали, в военную коллегию.

7. Оной же войсковой атаман Танбовцев своими старшинами не ведался, что калмыцкая волская орда движение имеет чрез Яик-реку, a от ково ловящие рыбу на степной речке Узени нашего войска и как оная орда на них наехав, то иных покололи, а протчие в плен взяты, а другия в камыши прихранилися. Итако, прибежав в войско, об оной орде объявили атаману. К чему войско начало у войскового атамана проситца сот до пяти, дабы ехать вниз по Яику-реке для охранения крепости и фарпостов, но он, атаман, начал другое. Выбрав атаманом старшину Нефеда Мостовщикова с пятистами человеками и послал за ушедшими калмыками, кои в нашем имянном казачьем списке находилися до двадцати человек, и тех нерадением своим не догнал и назат возвратился, а все не для чего, дабы нас привесть в бессловие, а паче в раззорение; а как оные калмыки к Яику-реке подошли, то пожгли четыре фарпоста, жен и детей наших покололи, но все явилось нерадение войскового атамана с старшинами, а ежели бы они тогдашенее время для закрытия тех фарпостов казаков командировали, то б, конечно, те фарпосты благополучны были.

8. В.и.в. о верности своей доносим, что в бытность у нас при войске яицке в ссорах посредственниками довольно как генералитету, так штап- и обер-офицеров, только правосудов мало было, кроме присланного от В.и.в. в 1767-м г. лейб-гвардии Преображенского полку г-на капитана Чебышева, которой видно В.и.в. как закон божей, так и правы В.и.в. наблюдает.

9. Защити нас, бедных, В.и.в., от руки сильных, дабы мы остановилися по грамотам В.и.в. и указом со всяким удовольствием, уже мы, бедные, во отечестве своем жития мало имеем, за нисхождение В.и.в. ко всеподданейшим нам рабам, всевышний творец невидимо низпошлет В.и.в. и наследнику всероссийского престола Павлу Петровичу вся благая, чего мы всеподданейшим от всего сердца радостно желаем.

И дабы высочайшим В.и.в. указом повелено было сие наше рабское прошение всепросветлейшие руки принять и просим всеподданеейших нас, бедных, снабдить от наших старшин противу беззаконных их поступков, наглого разорения, высочайшею десницею защитить и оборонить, а о недаче на войско жалованья денежного и хлебного всемилостивейше просим из высочайшей императорской милости удовольствовать, [6] також и от генерал-майора Давыдова и от капитана Дурнова своею монаршею десницею в их к нам обидах, яко сообщники с нашими командирами, защитить, ибо мы бы от их нападков лишены бы не были своего отечества и о всем полагаемся на Вашу высокомонаршескую волю.

Всемилостивейшая государыня, слезно просим В.и.в. о сем же всеподданейшем прошении решение учинить.

К сему прошению вместо вышеписанных сотников и рядовых казаков по их прошению и за себя казак Иван Ерин руку приложил.

ЦГАДА СССР, ф. 210, раз. X, д. 553, ч. XXXVI, лл. 21-28.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.