Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПОЕЗДКА ИЗ ОРСКА В ХИВУ И ОБРАТНО,

СОВЕРШЕННАЯ В 1740 — 1741 ГОДАХ ПОРУЧИКОМ ГЛАДЫШЕВЫМ И ГЕОДЕЗИСТОМ МУРАВИНЫМ.

ПОКAЗAHИE ОРЕНБУРГСКОГО ДРАГУНСКАГО ПОЛКА ПОРУЧИКА ДМИТРИЯ ГЛАДЫШЕВА.

1. Из Оренбурга отправился он 5 сентября 1740 года, и до кочевья Абул-Хаир-Ханского прибыл в 33 дни.

2. Не доехав до оного кочевья верст за сто, при урочище Каракум, по левую сторону Аральского-Моря, в половину дни напали на него с товарищи Меншей Киргис-Кайсацкой-Орды, владения Абул-Хаир-Хана, Киргисцы человек с 20, между которыми начальствующими были старшины Бабея племянники два человека Адиль да Янгилда, и ево Глядышева связав били, ножем резали и шпагу отымали, говоря что ты де еще вор жив, и объявляя, что когда, в бытность Полковника Тевкелева в Киргис-Кайсацкой-
Орде у Абул-Хаир-Хана, отец их Байгара ездил для кражи у оного Полковника лошадей, тогда оного их отца убили до смерти; и за оное взяли они к себе во услужение из бывших в команде ево Гладышева яицкого казака Романа Федорова, да надзирателя работ Назимова человека ево Петра Максимова, и притом взялиж грабежем из данного ему Гладышеву с товарищи на пропитание: 24 кожи красные, 3 каяки пятиланные, азям ташкенской ценою в пять [8] рублев, 3 лошеди и протчую рухлядь, и обобрав оное, пошли они к реке по Сыр-Дарь, а ево Гладышева с оставшими товарищи отпустили в путь, с тем объявлением, что в подданстве де обретается один Абул-Хаир-Хан, чего ради и сына своего в Россию отдал, и за то подарки получает, а мы де не в подданстве.

3. Абул-Хаир-Хана кочевье за Сыр-Дарьею, близь Малой Кувань-Дарьи, при речке Адамати, вкруг которой кочуют разные народы, а какие именно и у кого оные во владении, о том имеется у нeгo, Гладышева татарское письмо, данное ему по прошению ево
от обретающегося при Хане толмача Мухамметя Нурлина, которой ему Хану дан от Тайного Советника Татищева.

4. По прибытии во владение Абул-Хаир-Хана, посланные с ним Гладышевым к Хану подарки отдал в целости жене ево Абул - Хаировой, Ханьше Нупай, да сыну ево большему Нурали, для того что оного Хана в кочевье своем не было, а был в то время во владении Аральском, и для взятья ево Гладышева и привозу к себе прислан был от него Хана нарочно вышепоказанной сын ево Нурали-Салтан, да дядя ево ханской, Нияз, которой прежде
был с полковником Тевкелевым, при дворе, и при них ево ханских телеутов (то-есть служителей) шесть человк; и с ними к нему Гладышеву от него Хана прислано было письмо, с тем объявлением, чтоб он Гладышев приехал к нему. [9]

5. Вышепомянутая Ханьша во-первых спрашивала ево Гладышева о здоровье блаженные и вечно достойные памяти Ее Императорского Величества; на что ей он Гладышев ответствовал, что Ее Императорское Величество благополучно здравствует, и с ним Гладышевым к Хану отправлена от Ее Императорского Величества грамота, да от Генерала-Лейтенанта Князя Урусова письмо, которые надлежит ему Гладышеву вручить Хану самолично; и Ханьша за оное благодарила Ее Императорское Величество, что они в Высочайшей милости содержатся, и при том посланным с ним подарки приняла приятно. И при ней Ханьше был он Гладышев четыре дни, а потом

6. С вышепомянутыми от Хана присланными он Гладышев отправился октября 15, и прибыли к Хану ноября 2 дня.

7. По прибытии к Хану, он Гладышев со всеми при нем бывшими взят в ево ханскую кибитку, в которой с ним сидели Аральские Князьки и его ханскиe Старшины; и во-первых Хан спрашивал: откуда он? и Гладышев ответствовал, что он прислан к нему от Ее Императорского Величества со Всемилостивейшею грамотою, которую ему и подал; и Хан, оную приняв в печать поцеловав и роспечатав, велел перед собою читать; и как оная прочтена, тогда он всем бывшим при нем объявил, что “видите вы мой свет, на которога я надежду имею и тем вас хочу защитить”, и притом Гладышеву говорил: “я де об тебе слышал, что в пути [10] нещаcтиe тебе причинилось; а чтоб ты ко мне ехал, о том к тебе с нарочными письмо свое отправил, ибо де здесь известно, что Персицкой Шах идет для взятья Хивинского Города, в котором живут мусульмане, и для того де мне хочетца, чтоб как я, так и оной город, был-бы под властию Ее Императорского Величества; сего ради намерен я ехать во оной город, при чем и тебе Гладышеву быть надлежит, и оттуда отправим на встречу к нему Шаху оную ко мне присланную от Ее Императорского Величества грамоту, с тем чтоб он Шах со мною не ссорился”. И Гладышев ему хану на то отвечал, что я прислан к Вам, и теперь, будучи у Вас, должен поступать по приказу Вашему.

8. Оное Аральское Владение лежит при реке Улу-Дарье, которой широта 75 сажен. И начевав тут одну ночь, на другой день Хан, взяв с собою Киргисцов и Каракалпаков и малую часть Аральцов, всего с три тысячи человек, и притом ево Гладышева с товарищи, поехали к Хиве; и тогож дня приехав к перевозу, имеющемуся на оной реке, расположились лагерем для начевания; и в оном месте, для перевозу их чрез оную реку, приготовлено было от Аральцов лодок с дватцать; и начевав, по утру на означенных лодках чрез реку стали перевозиться, ставя на каждую лодку лошади по 3 и по 4, а иных лошадей переплавливали в-плавь.

9. Как оную реку 4 ноября перебрались, тогда на берегу встретили Хана Хивинские Старшины: [11] Авест-Миран с товарищи, человек с 20, и просили Хана прилежно, чтоб он ехал к ним поскорея и от идущего на них неприятеля Персицкого Шаха защитил, обнадеживая, что они примут себе ево, Абул-Хаира, в Хана, и для того Хан немедленно путь свой к Хиве продолжать стал, и 6 числа прибыли в хивинской пустой городок, имянуемой Гурля, в котором дворов мазанковых со сто, или с шесдесят, из которых жители выбежали, от страха Персидского Шаха, к Аральцам, и при оном городке ночью стали кормить лошедей, и тоя же ночи Хан со всем своим вышепомянутым войском, не сказавшись ему Гладышеву с товарищи, уехал Хиву, а он Гладышев с товарищи тою же ночью поехал было вслед за Ханом, но за великими песками ту всю ночь и по рассвете 7 числа днем от бездорожицы пути не нашли, и ездили по степи, но бывшей уже при нем Гладышев Киргизец Байбек, яко того пути несколько знающий, к самому Хивинскому Городу их того дня привел, и он Гладышев с товарищи и с ним Блйбеком к оному городу приехали в четвертом часу по полудни.

10. Как он Гладышев к Хиве стал подъезжать, тогда Абул - Хаир в Хиве Ханом, уже принят; и за версту не доехав самого города, в садах, посланные от нею Хана Узбеки и Сарты, человек с 5 или с 6, ево Гладышева встретили и объявили, что объявленной Абул-Хаир у них в Хиве ханство принял, и они посланы от него ево Гладышева [12] спросить, что для чего он от него отстал и так долго не едет; и взяв ево Гладышева привели в самой Хивинской Город.

11. Потом, как ево Гладышева с товарищи ввели в палату к Абул-Хаир-Хану, тогда оной Хан сидел на ханском месте, которое учреждено амбоном, и оное покрыто персидскии ковром, а на ковре подушка бархату красного, на которой Хан сидел, и на нем надета челма красная шелковая, и по сторонам его сидели знатные хивинские Старшины, человек с 40, и он Гладышев ево Абул-Хаир-
Хана поздравил с принятием в Хиве ханства.

12. На оное Хан ему Гладышеву объявил, что “благодарю Бога, что теперь Хива в подданстве Ее Императорского Величества, и я во оной ныне Ханом”, а сидящие при нем Старшины все тогда молчали и ничего не говорили.

13. Потом, Хан у него Гладышева взял двух человек, а именно геодезиста Муравина, да толмача Усмана Арасланова, и дал им присланную к нему Хану Ее Императорского Величества грамоту, и купно с ними с своим письмом отправил четырех человек
Аральцов, одного Киргисца и одного Каракалпака к Персидскому Шаху, которой тогда стоял с войском своим от Хивы в 53 верстах, под взятым им Шахом хивинского же владения городом Ханки, с
тем объявлением, что он Хан — подданной Ее Императорского Величества, и сей, город Хиву принял он Хан для того, чтоб учинить оной подданным [13] же Ее Императорскому Величеству; а как слышал он Хан, что оной Персидской Шах с Российскою Империею в союзе обретается, и для того он Шах ради раззорения сего города ходить не изволит.

14. На другой день помянутые геодизист Муравин и толмач Арасланов, со всеми будущими при них, возвратились в Хиву благополучно; при них же прибыл присланной от Персидского Шаха послом (бывшей Хивинской Владелец, которой при нем Шахе служит) Мухаммет-Бек с двумя Хивинцами, и оные от Шаха присланные подали Хану шахово письмо; токмо, как оное пред Ханом читано, в то время ево Гладышева не было, а был в особых покоях; но после того Хан, призвав ево Гладышева, объявил что помянутые посланные геодезист Муравин с товарищи возвратились, и нарочно присланной от Шаха подал ему письмо, которым просит, чтоб он Хан ехал к нему, обнадеживая что он город Хиву отдает ему Хану; причем он Гладышев видел и помянутого от Шаха присланного, с которым между собою они взаимное поздравление учинили; но прежде cего церемонию учинил от Шаха присланной; а более сево Хан ему Гладышеву ничего не говаривал, и для того он Гладышев пошел в свою квартиру.

15. 11 числа ноября, в полдни, оной Хан прислал к нему Гладышеву в квартиру Киргисца своего Байбека с тем объявлением, что он Хан хочет ехать к Шаху, и дабы он Гладышев с ним [14] был же; почему он Гладышев, убравшись, и со всеми при нем бывшими приехали на лошедях к ханскому дому, и в тот час увидел Абул-Хаир-Хана у ворот того ханского дому, сидящего верхом на лошеди ж в убранстве по обычаю Хивинских Ханов, и при нем сын ево Нурали, имея в руках своих лук с напряженною стрелою, также Киргисцов, Карлкалпаков и Аральцов со сто человек; и как приехали к градским воротам, тогда оные завалены были землею; и он Гладышев тутошним хивинским жителям (которых, было по той улице где он Гладышев с Ханом и с протчими ехал, также и на строениях сидящих, тысячи с две или более) стал говорить, чтоб те ворота, отперли, объявляя что Хан едет к Шаху, ради прошения себе оного города; почему того ж часа ключи вынесли и ворота отперли, землю от них отвалили и из города их выпустили.

16. Как только из городских ворот чрез канал по мосту выбрались, тогда Хан, со всеми при нем будущими, поскакал не в ту сторону, где Шах Персидской с войском своим обретается; чего ради он Гладышев ему Хану стал говорить, что не туда едет; и на оное Хан ему сказал: “я де тебя не слушаю, ты в моих руках, ступай куда велят”.

17. Как Хан, со всеми при том будущими и он Гладышев от города в степь поскакали, тогда Хивинцы из города в след за ними палили из пушек и из мелкого ружья, однак ни кого не убили. [15]

А на вечер того ж дня, у пустова города Шабаса, напали на них Трухменцов человек с 40 или более, учинили бой; токмо оные Трухменцы отбиты и человек с 13 из них Трухменцов при том побито до смерти, и взято у них же несколько верблюдов и другова пожита; и от оного места того же дня приехали хивинского ж владения к пустому городу Гурлян; и оной не много проехав остановились для кормли и отдыха лошедям, и постояв тут часа с два поехали паки в путь свой.

18. Того ж дня как Хан и он Гладышев, со всеми при нем будущими, от Хивинского Города отъехали, тогда оной Хан объявил ему Гладышеву, что от будyщих при воротах градских ево ханских караульных принесено ему Хану письмо, писанное в Хиву к жителям от имеющихся у Шаха Персидского в аресте хивинских Министров, в котором писано, что ево Хана в городе Хиве задержать и до прибытия Шахова вон не выпущать, чего де он Хан убоясь из города и выехал. И оное подлинное письмо, для надлежащего рассмотрения, он Хан послал к Генералу-Лейтенанту Князю Урусову с Киргис-Кайсаком Кутырь-Батырем.

19. На другой день, то-есть ноября 12 дня, как помянутой Хан, так и он Гладышев, со всеми при нем будущими, перебрались паки в вышеупомянутую реку Ула-Дарью, и на тех же судах на которых
прежде к Хиве переправлялись, и прибыли в Аральское Владение, к местечку Конрат, где жители [16] живут кибитками, а кругом их сделан вал и во оной из Улу-Дарьи пущена вода; где были они судки.

20. Будучи во оном местe, между Аральцами учинилась не только знатная ссора, но и баталия, из того что некоторая часть Аральцов намерены принять себе в Хана Абул-Хаир-Ханского сына Нурали, а другие того не хотели; однак напоследок, по окончании оной междуусобной ссоры, все Аральцы согласно реченного Нурали-Салтана приняли себе в действительного Хана, которой там и остался.

21. Он же Гладышев слышал от приехавшего с ним в Самару Киргис-Кайсака Байбека, что все Трухменцы намерены приттить под владение помянутого аральского Нурали.

22. Оной Нурали-Хан писал к отцу своему Абул-Хаир-Хану, что, когда месяц март народится, то он по собрании войска намерен ехать к Хиве, и оставленного там от Персидского Шаха Хана убить
до смерти; но означенной отец ево Абул-Хаир-Хан писал к нему, чтоб того Хана до смерти он не убил, по прислал бы живого к нему Абул-Хаир-Хану, для отправления его к Генералу-Лейтенанту
Урусову.

25. Понеже выше сего в 20 пункте объявлено, что один Абул-Хаир Хана сын, Нурали-Салтан, утвержден между Аральским Народом Ханом, оное его утверждение от того произошло, что напредь сего в том народе был один Князек Шарахазы, и оной тому лет с десять от них же Аральцов убит до [17] смерти, и после ево остались три сына: первой Артык, другой Сейдали, третей Куразали, и хотя-бы из них один которой и мог быть произведен Ханом, но народ их сожалея, чтоб по их легкомысленному обычаю, тот который в Ханы произведется, также как и отец их, погублен не был, и для того думали чтоб из посторонних кого в Хана себе принять, чего ради объявленные Князьки и некоторая часть их народа рассуждали что Абул-Хаир-Хан под властью Ее Императорского Величества состоит, чего ради и народы тамошния его несколько боятся, и для того усоветовали принять себе в Хана сына ево Абул-Хаир-Ханского вышепоказанного Нурали-Салтана; и хотя в том их же народа часть достойная препятствовала и в том между ими произошли ссоры и несогласии, а притом было несколькое и кровопролитие, но наконец единогласно усоветовали и оного Нурали-Султана, как выше упомянуто, за действительного себе Хана приняли, который там ныне и остался; а другой, меньшой оного Абул-Хаир-хана сын, Эрали-Салтан, как в прошлом 1740 году из Оренбурга от Генерала-Лейтенанта Князя Урусова тайно уехал, то тогда ж, не сказавшись, без воли отца своего, приехал в Среднюю Киргис-Кайсацкую Орду и там в Гирейском роде выбран Ханом, где и поныне обретается.

27. Ныне Абул-Хаир-Хан более согласия имеет с Аральским Народом, в котором ныне сын ево Нурали-Салтан Ханом; а по малосилию своему и [18] тамошних степных народов непослушанию, всех боится, ибо никаких представлений ево не слушают, а делают что захотят сами.

33. В бытность свою в Хиве уведомился он Гладышев, от имеющегося там в плену яицкого казака Андрея Бородина, что в оном городе; Хиве содержится в плену, взятых из команды Бековича, как Русских, так Калмык и иноземцов, с три тысячи человек, о которых он заподлинно знает, потому что их весною выгоняют на работу для чищенья кругом города Хивы каналу; да сверх оного с 500 человек таких же пленных имеется в Аральском Владении; сколько-же в Киргис-Кайсацких и Каракалпацких Ордах таких пленников имеется, и где сколько именно, о том oбcтoятeльнo записано в ево Гладышева журнале. (Показание Гладышева заключает в себе всего тридцать семь пунктов; двенадцать из них (23, 24, 26, 28, 29, 30, 31, 32, 34, 35, 36 и 37) выпущены здесь, как не относящиеся до Хивы и соседних Аральского и Каракалпацкого владений, а касающиеся либо киргиз-кайсацких дел вообще, либо лично Абул-Хаир-Хана.)

Текст воспроизведен по изданию: Поездка из Орска в Хиву и обратно, совершенная в 1740-1741 годах Гладышевым и Муравиным, издана с приложением современной карты миллерова пути от Орска до зюнгорских владений и обратно Я. В. Ханыковым. СПб. 1851

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.