Версия для слабовидящих |  Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Кто именно и каких округов

Какие даны награды

Омский округ

Старшина Беген Атабаев

Усть-Каменогорский округ

Старшина Даирбай Чуаков

 

Кокчетавский округ

Старшина Чанда Анашев Брат его, киргизец Сююна Анашев

Кокпектинский округ

Султан Досан Ханбабин

 

Султан, коллежский асессор Клыч Досанов

Султан Мусарали Худай-Мендин, султан Темирхан Тогушов, султан Маржикбай Ханбабин, бий Кувандык Мугалов, бий Тлемис Тухтуров

Киргиз Кулчугам Ирыстаметов, киргиз Атак Бенван Тюменев, киргиз Костюбек Тлемисов, киргиз Чугай Итамранов, киргиз Унур Бусурманов, киргиз Бек Кулмуратов, киргиз Базарбай Ильгандин, киргиз Анынбать Белейдаров, киргиз Малтыбай Кыйкылов

 

 

Каждому суконный кафтан с широким галуном

 

 

 

Суконный кафтан с узким галуном

 

Подарок по чину (на основании Устава о киргизах 1822 г.) 12 класса

 

Золотая медаль на Андреевской ленте [206]

 

Каждому суконный кафтан с широким галуном

 

Каждому суконный кафтан с узким галуном

 

Председательствующий в Сибирском комитете князь А. Голицын.

Управляющий делами комитета А. Величко.

Верно: титулярный советник (подпись неразборчива).

ЦГИА СССР, ф. 1264, oп. 1, д. 291, л. 7. Копия.

Сообщение МИД председателю Оренбургской пограничной комиссии М. В. Ладыженскому по поводу положения «Об управлении оренбургскими киргизами».

1844 г., июль 31

При отправлении вашего к настоящему месту вашего служения МИД снабдило вас инструкцией по предлежащим вам занятиям.

Ныне, по случаю издания нового Положения об управлении оренбургскими киргизами, штата сего Управления, а также особого положения о школе для киргизских детей, при Оренбургской пограничной комиссии учреждаемой, министерство, препровождая к вам в печатных экземплярах означенные положения и штат (удостоенные высочайшего утверждения в 14 день июня сего года), вместе с высочайшим именным указом того же числа, данным Прав, сенату, долгом поставляет в пояснение оных и в дополнение к прежней инструкции изложить следующее.

Каждому суконный кафтан с широким галуном

Каждому суконный кафтан с узким галуном

При составлении вышеозначенного Положения об управлении оренбургскими киргизами и штата оного имелось в виду, во-первых, привести в лучшее устройство самое управление в орде, не делая однако же никакого коренного преобразования, во-вторых, дать Оренбургской пограничной комиссии, заведывающей сими киргизами, большие средства для успешнейшего производства всех дел по пограничному управлению. На сей конец, кроме увеличения в Пограничной комиссии числа чиновников (недостаток в коих оказался очевидным при самой ревизии комиссии), а также необходимого усиления некоторых других статей ее расходов, сделаны следующие дополнения к прежнему штату ее в видах приведения всей пограничной части в лучшее устройство: 1) К имеющимся трем султанам-правителям, заведующим Западной, Средней и Восточной частями Малой орды, предположено прибавить еще четвертого султана-правителя. Назначение сего четвертого султана и прежде находимо было полезным, но по разным уважениям предположение это не могло быть приведено в исполнение. 2) Для лучшего надзора за киргизами положено также увеличить число киргизских дистаночных начальников [207] (№ 14 Положения). Польза, ими приносимая, доказывается самим: опытом, ибо с тех пор, как поставлены в некоторых местах дистаночные начальники, из киргизских старшин выбираемые, киргизы в тех местах содержатся в большем повиновении и порядке. 3) С той же целью признано полезным увеличить число киргизских аульных начальников. 4) Для устранения разных столкновений киргиз, при линии кочующих, с линейными жителями и дабы оградить их от всяких притеснений и обид со стороны сих последних, положено определить к ним шесть попечителей из русских чиновников. Мера сия давно уже имелась в виду, ибо по опыту дознано, что султаны, старейшины и другие начальники киргиз не могут быть для них достаточными защитниками по всяким делам их и сношениям с линейными жителями и с линейным начальством. С назначением сих попечителей можно вообще ожидать гораздо большего порядка по линии. 5) Независимо от сих мер положено еще учредить при Оренбургской пограничной комиссии школу для киргизских детей (на 30 воспитанников) с главной целью приготовлять в оной нужных людей для: письмоводства в орде. Образование киргизского юношества в означенной школе может принести ему и ту пользу, что сей мерой распространится между киргизами знание русского языка и некоторая грамотность, и они чрез это более могут с нами сблизиться.

На все вышеизъясненные новые статьи расходов по управлению оренбургскими киргизами, а также на разные прибавки собственно по пограничной комиссии положено по новому штату всего 64 454 руб. сер. Из оных 18 579 руб. 64 коп. сер. будут производиться по-прежнему из государственного казначейства; остальные же затем 45 874 руб. 36 коп. сер. МИД нашло возможным обратить на счет положенного с оренбургских киргиз кибиточного сбора. Новый, штат сей должен возыметь свое действие с 1 сентября текущего 1844 г.

В числе также новых мер, изъясненных в Положении об управлении оренбургскими киргизами, заключается предположение о составлении особого пенсионного капитала (§ 93) для производства из оного пенсии и единовременных пособий киргизам, оказавшим услуги и особенную преданность правительству. Капитал сей имеет быть составляем из разных остатков от сумм, по штату назначенных, и из некоторых других источников.

В Положении, между прочим, обращено также особенное внимание на часть судебную, на образ производства как гражданских, так и уголовных дел о киргизах. При этом принят в основание заведенный уже по сему предмету порядок: часть сих дел судится по обычаям киргиз, имеющим у них силу закона; другие же, более важные, по общим государственным законам, и затем, по некоторым преступлениям, означенным в § 56 Положения, киргизы судятся военным судом.

Принимая также в соображение, что составленные ныне Положения (об управлении оренбургскими киргизами и о школе) в ближайшем применении их могут встретить впоследствии необходимость в каких-либо дополнениях или изменениях, признано за лучшее ввести сии положения сначала в виде опыта на пять лет, по истечении же сих 5 лет, преподать к постоянному руководству с теми дополнениями, какие по времени найдены будут необходимыми.

Наконец, относительно Внутренней, или Букеевской, киргизской [208] орды, которая по силе высочайшего указа 6 февраля 1838 г. сопричислена к управлению Министерства государственных имуществ, ныне постановлено: оставить оную в заведывании Оренбургской пограничной комиссии еще на один год, считая со дня введения нового положения об управлении оренбургскими киргизами.

Объяснив, таким образом, сущность состоявшихся ныне положений и те главные меры, которые на основании сих положений и в силу высочайшего именного указа Прав, сенату, в 14 день июня сего 1844 г. данного, должны восприять свое действие, МИД к руководству вашему по приведению в исполнение вышеозначенных мер, долгом постановляет еще присовокупить:

1) По предмету назначения четвертого султана-правителя в особом комитете (в котором предварительно рассматривались означенные положения и штат) мнением полагалось: не назначая еще сего 4 султана-правителя, не определяя до времени, какими именно родами он должен заведывать и какое соответственно тому сделать новое разделение соображению г-на оренбургского военного губернатора с тем, чтобы он сообщил о сем свое мнение впоследствии по введении уже нового положения об управлении оренбургскими киргизами, каковое мнение комитета удостоено было высочайшего одобрения. Вследствие сего вам поручается: ознакомившись подробно с делами Оренбургской пограничной комиссии и вникнув во все обстоятельства, до киргиз относящиеся, представить потом г-ну оренбургскому военному губернатору ваши предположения о лучшем распределении орды и о том, куда именно назначить 4 султана-правителя; по получении же от вас сих предположений от усмотрения уже г-на военного губернатора будет зависеть дать дальнейший ход сему делу и сообщить министерству окончательные свои соображения по оному. Вообще дело это требует не столько поспешности, сколько зрелого и глубокого обсуждения и соображения со всеми местными обстоятельствами. Чтение бумаг в Азиатском департаменте уже достаточно вас ознакомило с бывшими по сему предмету разными предложениями, как прежними, так и новыми. Вам известно, что в свое время правительство имело в виду назначить 4 султана-правителя на Сыр-Дарью к киргизам, там кочующим. Затем было еще предположение о назначении особого султана-правителя на Устюрт и о соединении под его управление адаевских киргиз и некоторых племен туркменов, считающихся под покровительством России. Наконец, в последнее время предполагалось назначить особого правителя к киргизам, кочующим около вершин Тобола, составив из них особое отделение под названием Верхне-Тобольского. Вам надобно все это внимательно сообразить и взвесить выгоды назначения султана-правителя в одну из частей преимущественно пред другой и все последствия, какие можно ожидать от сего в видах большого влияния на киргиз и установления большого между ними порядка. Министерство полагает также, что для всего этого и дабы вообще ближе ознакомиться с положением кайсаков, полезно будет, чтобы вы сделали поездку по линии и в те степные места, которые к оной прилегают и где присутствие ваше и личный осмотр окажутся наиболее нужными. Время для учинения сей поездки предоставляется вашему усмотрению.

2) Увеличение числа дистаночных и аульных киргизских начальников есть одна из тех мер, от которой мы ожидаем весьма благих последствий и которую теперь новый штат дает возможность [209] выполнить: дистаночным начальникам назначено жалованье, и потому они не будут, как до сего было, уклоняться от выбора в сии должности. Аульным же начальникам хотя жалование не положено, но тем из них, которые будут оказывать особенное усердие, будут раздаваться денежные награды (по распределению комиссии и с утверждения г-на военного губернатора), на что положена по штату особая сумма. При том же можно будет по временам отличнейших из дистаночных, а также и аульных начальников представлять и к почетным наградам для большого чрез это поощрения их к ревностному и деятельному исполнению своих обязанностей. Цель однако же сей меры не иначе будет достигнута, как если в должности сии будут избираемы из киргиз люди, вполне заслуживающие доверия, как по своей преданности правительству, так и по честным своим правилам; и потому благоразумие требует не иначе приводить эту меру в действие, как постепенно, т. е. постепенно увеличивать, где надобно число дистаночных и аульных начальников, дабы иметь время и возможность выбрать достойнейших.

3) Назначение попечителей к прилинейным киргизам есть также дело особенной важности, на которое вам следует обратить все возможное внимание. Для сих попечителей, согласно § 48 Положения, должна быть составлена пограничной комиссией подробная инструкция, чем вы и займетесь прежде, нежели приступить к дальнейшим распоряжениям. Цель вообще сей меры — доставить желаемую защиту прилинейным киргизам от всяких обид и притеснений со стороны линейных жителей и пресечь по возможности взаимные их жалобы и споры, и потому, ограничившись единственно достижением сей дели, означенные попечители отнюдь не должны вмешиваться во внутренний распорядок и управление киргиз. В этих главных видах должна быть составлена памятная инструкция. Пребывание их должно быть по тем же самым причинам не внутри степи, а при линии, по коей каждый из них должен заведывать известным участком так, чтобы киргизы сего участка по делам их с линейными жителями уже обращались к сему попечителю. То, что сказано выше о строгом выборе дистаночных начальников, еще более относится до попечителей, ибо достижение видов, которые чрез эту меру предположило правительство, единственно зависит от удачного их выбора. Надобно, чтобы лица, назначаемые в сию должность, пользовались безукоризненной репутацией и чтобы они умели благоразумными распоряжениями своими снискать доверие и любовь кайсаков.

4) Относительно производства всяких дел о киргизах пограничная комиссия будет поступать, как постановлено в Положении, так сказать, приведен в большую точность и определенность порядок, доселе в ней существовавший. Согласно с § 5 Положения и в исполнение 2-го пункта высочайшего указа, Вы обратите еще особенное внимание на упрощение форм делопроизводства, и всякие по сему предмету замечания, которые вам укажет опытность, представите в свое время г-ну оренбургскому военному губернатору, который по получении оных сообщит уже МИД окончательные соображения свои о тех изменениях, какие нужно будет впоследствии сделать в помянутом Положении об управлении оренбургскими киргизами.

5) Вы не оставите также в исполнение § 64 означенного Положения заняться в свое время собранием киргизских обычаев, в видах составления из оных особого свода и выполнения тем благих намерений правительства. [210]

6) При введении сего нового Положения (коим, как выше сказано, приводится только в большую правильность порядок доныне существовавший, без изменения главных его оснований) надобно особенно соблюсти, чтобы оное не возбудило каких-либо неосновательных толков между киргизами. Сего, впрочем, мы отнюдь не предполагаем, если только пограничная комиссия распорядится осторожным и благоразумным образом о соделании киргизам, известным того, что следует сообщить к их сведению. Министерство тем более не полагает, чтобы Положение сие сделало какое-либо невыгодное впечатление на умы киргиз, что главная и“ так сказать, основная мысль оного состоит именно в том, чтобы не изменять коренных начал нынешнего порядка в орде, а только улучшить его и преподать большие способы как комиссии, так и киргизскому начальству для наблюдения за водворением повсюду желаемого благоустройства и за упрочением с тем вместе благосостояния киргиз; между ними не вводится русского управления (как в Средней орде), не отнимается власть от султанов-правителей, все начальство их в орде по-прежнему остается киргизское, весь нынешний образ управления и распорядка внутри степи — тот же самый, какой был доселе, кроме того, что дистаночным начальникам (из среды киргиз выбираемым) назначается жалованье, аульным предобещаны награды; для ограждения и защиты киргиз определяются по линии попечители (посредники между ними и линейными властями), для воспитания юношества их учредится школа (не неволя при этом никого отдавать детей своих в сию школу); повелено даже составить особый капитал для назначения из оного пенсии и единовременных пособий достойнейшим киргизам, которые будут отличаться какими-либо заслугами. Все это кайсаки и начальство их не могут не восчувствовать, когда соделается им известным сущность и истинная цель принятых ныне в отношении к ним мер, и без сомнения, что таковые об них попечения послужат к ускорению в них чувств преданности и любви к русскому правительству.

7) О школе, учрежденной при комиссии для киргизских детей. Нужно еще здесь изъяснить, что поелику на первоначальное устройство сей школы имеет быть ассигнована по сношению г-на оренбургского военного губернатора с МИД особая сумма из кибиточного сбора, то вы должны теперь же составить смету сим необходимым издержкам на первоначальное устройство ее и таковую смету представить г-ну военному губернатору. Что касается до распоряжений собственно по учреждению школы, то в этом деле, как и во всем прочем, что будет относиться до сей школы, вы будете руководствоваться высочайше утвержденным об оной Положением и ближайшими наставлениями г-на военного губернатора. При этом не излишним считается обратить особенное ваше внимание на § 19 означенного Положения, где говорится о содержании воспитанников, каковое содержание их и в пище, и в одежде, и в роде жизни по возможности должно быть применено к степному их быту: ученики сколь возможно чаще должны быть на воздухе, а в летнее время — отправляться на кочевку в удобнейшие для того места.

8) За сим относительно сумм, назначенных по новому штату для всего Управления оренбургскими киргизами, министерство нужным находит объяснить: а) что в число 18 579 руб. 64 коп. сер., которые по-прежнему имеют быть производимы из государственного [211] казначейства (за узаконенными из оных вычетами), вошли и 2000 руб. сер., которые, по высочайше утвержденному 15 марта 1832 г. Положению Азиатского комитета, назначены были на четвертого султана-правителя и которые в отчетах пограничной комиссии показывались под лит[ером] А на разные предметы по управлению в степи; б) что производимые доселе на наем квартир для приезжающих в Оренбург азиатцев 428 руб. 85 коп. сер. за составлением ныне нового штата с 1 сентября сего года будут отпуском прекращены, ибо вышеизъясненная издержка вошла ныне в состав сего нового штага (под статьей на чрезвычайные издержки, угощение и временное содержание азиатцев, приезжающих в Оренбург по делам службы, наем им квартир и т. п.); в) в прежнем штате 1828 г. была особая статья 1 на искупление из азиатских областей российских пленников. Ныне признано за лучшее не вводить сей статьи в новый штат, но расходы, могущие по сему предмету встретиться, высочайше повелено относить на сумму 2500 руб. сер., положенную на чрезвычайные издержки, и г) так как за производством из государственного казначейства означенных 18 579 руб. 64 коп. сер. остальные затем 45 874 руб. 36 коп. сер. на пополнение определенных штатов расходов должны с 1 сентября сего года поступать из кибиточного сбора, то комиссия имеет по сему предмету учинить надлежащее распоряжение. Что же касается до отчетов во всей штатной сумме (в 64 454 руб. сер.), то оные должны ежегодно поступать на ревизию казенной палаты, как постановлено в § 99 высочайше утверждение) го Положения.

9) О пенсионном капитале для киргиз, который будет составляться из указанных в Положении и штате источников, нужно еще сообщить к вашему сведению и наблюдению, что в состав сего же пенсионного капитала высочайше повелено обращать и сбор попенсионных денег с киргизских лесов, о каковом сборе признано за лучшее не упоминать в Положении.

10) Относительно же Внутренней орды остается только присовокупить, что так как орда сия по истечении годового срока, считая со дня введения Положения об управлении оренбургскими киргизами, имеет быть изъята из ведения Оренбургской пограничной комиссии, то вам нужно к тому времени приказать изготовить все имеющиеся в комиссии дела по сей орде для сдачи оных, куда следует.

Сообщая вашему пр-ву все вышеизложенное к надлежащему исполнению и руководству и затем подтверждая о точном [212] поступлении во всем согласно с препровождаемым ныне к вам высочайше утвержденным положением об управлении оренбургскими киргизами, МИД не излишним считает присовокупить, что копия с настоящей данной вам инструкции вместе с сим сообщается г-ну оренбургскому военному губернатору.

Вы получите также в свое время из Азиатского департамента потребное число экземпляров означенного Положения, так и следующего к oному штата и положения о школе вместе с высочайшим именным указом 14 июня сего года, которые отпечатаны будут для комиссии в особом удобном формате.

Управляющий министерством граф Воронцов-Дашков.

Директор Синявин.

ЦГА КазССР, ф. 4, on. 1, д. 373, л. 5-14 об. Отпуск.

Докладная записка чиновника Оренбургской пограничной комиссии статского советника Н. Любимова чиновнику Азиатского департамента МИД Л. Г. Синявину о результатах его поездки к казахам Оренбургского ведомства.

1848 г., июнь 25

Милостивый государь Лев Григорьевич! В проезд мой по части оренбургской линии киргизское начальство мне в особенности жаловалось на затруднения, в которые поставлено по делопроизводству (на умножавшуюся письменность) и на существующий теперь в силу нового положения следственный порядок. Вся канцелярия у султанов-правителей (не говоря уже о дистаночных и аульных начальниках) состоит из одного письмоводителя, из какого-нибудь писца и из наемного толмача. При множестве всяких дел и предписаний, получаемых от пограничной комиссии, письмоводителю нет возможности управиться; дела также немало терпят от незнания сими письмоводителями татарского языка. Что касается до следственного порядка, то по § 58 положения все дела, по коим иск превышает 50 руб. сер., должны решаться в комиссии по общим государственным законам. О каждом из таковых дел должно по этому производиться следствие в орде формальным образом, переписка, спросы и т. п. По незнанию же киргизами наших форм и обрядов, по незнанию далее русского языка и по неимению средств даже отписываться, начальство и поставляется в величайшее затруднение. Дела накапливаются, не получают ожидаемого скорого движения, а на киргиз все это производит самое дурное впечатление 2. Султаны-правители и старшины мне говорили, что пока таким образом идет переписка по какому-нибудь делу 3, можно бы было по их киргизским обычаям решить 20 дел, и киргизы были бы несравненно довольнее. Вообще желание их чтобы всякие дела в орде (кроме, разумеется, важных уголовных дел) дозволено было решать им по своим обычаям (как это было прежде, до издания положения), а не по установленному теперь порядку, который влечет за собою [213] следствия, длинную переписку, проволочек удел и ставит сверх того самое киргизское начальство, по неимению средств и людей, как выше сказано, в самое затруднительное положение. Одних исходящих бумаг у султанов-правителей бывает от 1500 до 3000 4. Это где же? В степи, в орде, где все, по-видимому, должно бы идти (сообразно с бытом и потребностями киргиз) самым простым образом, без лишних формальностей и лишней письменности.

Я очень сожалею, что сделал эту поездку но линии, оставив уже Оренбург, и следственно не мог после видеться с г-ном председателем комиссии и спросить его мнения обо всем этом.

Мне вообще кажется, что можно бы было вести дела в отношении к киргизам как-нибудь проще, приноравливаясь к их быту и по возможности избегая лишней переписки (которая ставит только султанов-правителей в невозможность даже выполнять требования комиссии и никакой существенной пользы не приносит). Лучше гораздо (дабы держать начальство киргизское, как говорится, в стреле, в деятельности и исправности) делать по возможности частые поездки в степь, командировать туда по временам опытных благонадежных чиновников и таким, образом удостоверяться о положении всех дел в орде и давать на месте нужные советы и желаемое всему направление.

А затем, казалось бы, нужно было: § 58 положения изменить и представить всякие исковые и тому подобные дела между киргизами словесному разбирательству в орде и решению по их обычаям. От этого никаких дурных последствий, повидимому, ожидать нельзя, а скорее хороших, все будет идти тогда проще, несравненно быстрее, согласнее с нравами киргиз и без возбуждения того ропота, который производит нынешний порядок. Но в случае изменения выше изъясненного § 58 и с предоставлением киргизам, всякого рода исковые дела и свыше даже 50 руб. сер. решать по их обычаям, надлежало бы принять еще две следующие меры, из коих одна уже имеется в виду правительства: 1) для работы и решения сих и подобных дел учредить при султанах-правителях советы, составленные из киргизских старейшин и 2) привести к скорейшему окончанию собрание киргизских законов и обычаев, которые должны будут приниматься в основание при всяких подобных разбирательствах.

Мысль об учреждении советов не моя; она, сколько мне известно, предлагаема была еще покойным Григорием Федоровичем Генсом. Султан Баймухамед Айчуваков также мне говорил, что подобная мера есть наилучшая для скорейшего и правильнейшего течения дел в орде. Учреждение советов, сколько мне кажется, вполне согласно было бы и с коренными началами самого положения об управлении оренбургскими киргизами, в основание коего принято: не изменять прежней системы в отношении к киргизам, не вводить у них русского управления, а предоставить им ведаться своими властями под наблюдением только Оренбургской пограничной комиссии. С учреждением советов при султанах-правителях, если правительство за благо признает дать ход этому делу, нужно также будет, определив число старшин, долженствующих заседать в совете, назначить им от казны [214] жалованье, без чего не будет никогда желающих принять на себя подобную обязанность, которая должна их отрывать от хозяйственных их занятий и держать вдали от их аулов (они должны будут находиться при ставках султанов-правителей). Образ выбора сих старейшин и на сколько времени должны выбираться также надобно будет в точности определить, как равно определить степень власти султана-правителя в совете и какие дела должны поступать на рассмотрение советов.

Осмелюсь к этому присовокупить, что по крайней необходимости в скором отменении теперешнего порядка относительно производства дел в орде (порядка, как выше сказано, не сообразно с положением киргиз и производящего только замешательство, проволочку дел и неудовольствия), казалось бы, можно было приступить к обсуждению вопроса об учреждении советов, не дожидаясь собрания и приведения в порядок степных законов и обычаев, так как последнее дело, при всей поспешности его, не может быть скоро приведено к желаемому окончанию. Советы и без сего собрания законов могли бы действовать довольно правильно; в них заседали бы почетнейшие старейшины, знающие обычаи киргизские, дела решались бы не одним лицом, не самопроизвольно, а целым собранием; жалоб и неудовольствий со стороны киргизов ожидать, следственно, нельзя, а если бы и были какие неудовольствия (неизбежные в исковых делах, где две спорющих стороны), то, так сказать, частные, а не общие, как теперь.

Что касается до самого собрания степных законов и обычаев киргиз, то я нахожу также не лишенным основания мнения султана-правителя Баймухамеда Айчувакова, состоящее в том, что для большего успеха сего предприятия следовало бы возложить его на нескольких киргизских старшин, выбранных для сего от разных родов и отличающихся своей опытностью и знанием киргизских обычаев; им, таким образом, предоставить бы собрать киргизские обычаи, имеющие силу законы, истолковать их и пр., на чиновников же Оренбургской пограничной комиссии, которые так же должны в этом деле участвовать, главнейше лежало бы редакция сих законов.

Дело, которое также, по моему мнению, должно обратить на себя заботливое внимание правительства, есть кибиточный сбор, т. е. приведение оного в большую уравнительность. Теперь беднейший из киргиз платит наравне с самым богатым, т. е. по 1 руб. 50 коп. сер. в год с кибитки; налог этот для первого в высшей степени тягостен, для второго не чувствителен, бедные киргизы иногда находятся в необходимости продавать последнее свое имущество (как таганы, котлы и т. п.), чтобы заплатить требуемую с них подать, снисхождение же в этом случае при теперешнем порядке (снисхождение к бедному) тем труднее допускать, что могут тотчас вкрасться злоупотребления: под видом бедных будут показывать и люди достаточные. Я об этом объяснялся с г-м председателем комиссии и потом расспрашивал султана-правителя Баймухамеда Айчувакова. Г-н г-л—м-р Ладыженский объявил мне, что предмет этот имеется у него в виду и что со временем он представит свои соображения. Основная мысль его для приведения кибиточного сбора в большую уравнительность состоит в том, чтобы, приведя в известность число кибиток каждого района, принять в соображение сложность годового с них сбора, и из этой сложности составить как бы норму той суммы, которая должна ежегодно взыскиваться с этих киргиз, предоставив им [215] сделать между собой раскладку подати на известных правилах, так чтобы каждый платил сообразно с своим состоянием, богатый — более, неимеющий — менее. Для этого нужно привести также в известность число кибиток, что должно быть первым приступом к дальнейшим соображениям о сей мере.

Султан Баймухамед Айчуваков высказал мне те же самые мысли и предположения для соделания сбора с киргиз более уравнительным и дополнил еще следующими замечаниями:

1. Собрание сведений о числе кибиток каждого рода и отделения киргиз следовало бы возложить на родоначальников и на начальников разных отделений киргиз, как тех лиц, кои одни только в состоянии доставить верные о сем сведения и без возбуждения между киргизами ложных толков и опасений, но для того, чтобы родоначальники в этом, как и в других случаях, были полезными орудиями правительства, усердными исполнителями его воли, нужно еще.

2. Принять за правило: определять в дистаночные и местные или аульные начальники не иначе как родоначальников и начальников разных отделений и подотделений киргиз. Мнение это основано на том, что, во-первых, родоначальники пользуются естественно большим между киргизами влиянием и уважением и следственно через них всегда правительству легче будет действовать и по сбору подати и по исполнению всяких других видов и предприятий, а, во- вторых, что только одни они могут ближе знать и с основательностью судить о состоянии каждого киргиза. Назначать же дистанции, сообразуясь только с условиями местности, вследствии чего дистаночный начальник из одного какого-нибудь рода заведывает и частью другого потому только, что эта часть кочует в смежности, имеет разные неудобства и главнейшее состоит в том, что подобный дистаночный начальник не может не пользоваться таким весом (в другом киргизском роде и даже в своем собственном, если он не из родоначальников), не знать в такой степени состояние и нужды каждого киргиза, как природные начальники киргиз.

3. При изменении нынешней системы взимания кибиточного сбора и при назначении в дистаночные и местные киргизские начальники естественных, так сказать, начальников киргиз, необходимо уже будет, кроме приведения в известность числа кибиток каждого района (как предварительной и необходимой меры) определить также места для кочевок сих киргиз каждого района, сообразуясь с числом их разными другими обстоятельствами. Дело это, хотя и нелегкое, но, по мнению "Баймухамеда Айчувакова, может быть приведено к желаемому концу, при посредстве местных киргизских властей. Перечисление же кибиток может быть учинено только зимой, когда киргизы прикочевывают к линии.

4. Так как главная цель новой податной системы была бы большая уравнительность оной и облегчение для бедных, то, по мнению Баймухамеда Айчувакова, в числе правил, какие могли бы быть на сей конец преподаны, можно бы было постановить, чтобы с бедных киргиз вовсе не взимать никакой подати; бедным же, по его словам, может считаться киргизец, имеющий 20 баранов, 5 коров и 1 верблюда; ибо все это необходимо для его, так сказать, существования и для существования его семейства (бараны дают ему шерсть, нужную для одежды, коровы — молоко для его пищи, верблюд — перевозит при перекочевках его имущества). При этом не излишним [216] считают довести также до сведения начальства, что общее желание киргизских султанов, как объяснили мне султаны-правители Средней и Западной частей и помощники их, состоит в том, чтобы правительство избавило их буде можно от платежа по кибиточному сбору. Для них в особенности неприятно, что они поставлены в этой подати наравне с простыми киргизами. (Они готовы бы были даже платить более, но лишь бы не были на одной, так сказать, доске с киргизами, ибо это унижает их в понятии народа). При учреждении сбора на новых основаниях, казалось бы можно было удовлетворить и эту просьбу их об избавлении от подати, с чем согласен и председатель комиссии, который еще до свидения своего с султаном-правителем говорил мне то же самое, присовокупив, что большой убыли в сборе от этого не будет (по незначительному числу султанов во всех трех частях орды), между тем как мера эта произведет на них отличное действие.

Полезно бы также было принять во основание выше изъясненное замечание Баймухамеда Айчувакова, чтобы в дистаночные и аульные начальники выбирать преимущественно родоначальников и начальников киргизских отделений, назначить им скорее жалованье из суммы, которая на сей предмет по штату положена, так как неопределение им доселе жалованья сего и никакого вообще возмездия за их труды и производит на них, сколько я мог убедиться из разговоров с киргизами и начальством их, не совсем выгодное для нас впечатление. Многие уклоняются от исправления возлагаемых на них должностей или же исправляют их без всякого рачения именно потому, что не видят никакого возмездия за подобные труды по званию дистаночного или аульного начальника. По сему предмету, как я уже в свое время докладывал, делаются комиссией соображения о распределении дистанций на разряды, без чего нельзя было приступить к назначению жалованья дистаночным; к тому же суммы, по штату назначенные на жалованье дистаночным и награды аульным начальникам, оставаясь свободными, послужили к составлению пенсионного капитала, которому положено таким образом прочное основание. Но со всем этим я полагал бы, что надобно сколь возможно поспешить с назначением жалованья дистаночным и некоторых денежных вознаграждений аульным, дабы они видели, что обещание правительства в точности исполняется.

Во время поездки моей по линии я также неоднократно слышал жалобы киргиз на то, что казаки отняли у них все лучшие сенокосные места за линией. Благоразумнейшие из киргиз весьма понимают, что возвратить им все, что у них отнято, уже невозможно; но по крайней мере хотя бы сколько-нибудь обеспечить будущее их положение и оградить от дальнейших неправильных притязаний казаков и линейных жителей. В этих видах необходимо бы скорее привести к окончанию находящееся теперь на рассмотрении оренбургского начальства дело о претензии казаков и киргиз на прилинейные земли. Надобно, для отвращения на будущее время подобных споров и всяких насилий со стороны казаков, чтобы права киргиз и казаков на прилинейные места были выяснены и с точностью определены, чтобы каждый знал, что кому принадлежит.

Не могу также при сем не донести, что я вполне разделяю мысли председателя комиссии о большой подвижности султанов-правителей и команд их в летнее время. Мера эта, посылка султан-правителей [217] в глубь степей (как равно усиление самых команд и приведение их в лучшее положение) состоялась по его представлению и имеет целью упрочение власти нашей в более отдаленных от линии местах, давая с тем вместе возможность приводить к окончанию взаимные претензии киргиз по угону скота и пр., взыскивать удовлетворение за разные убытки, причиняемые иногда купцам; распространять кибиточный сбор и, что в особенности важно, предупреждать вредные действия хивинцев, которые начали было высылать своих зякятчеков к Ори и к самому Илеку. Султан Баймухамед, разделяющий вполне мысли председателя о пользе большой подвижности султанов-правителей, сказывал мне еще, что надлежало бы отряд, который при нем находится от уральского войска (и который ежегодно сменяется) сменить не 1 мая, а 1 апреля 5, тогда он мог бы двинуться в степь целым месяцем ранее— 15 апреля, а это имело бы ту пользу, что к дальнейшим родам можно бы было подходить в то время, когда после зимы скот их и лошади еще не оправились и следственно застать их в более слабом положении и тем сильнее на них действовать в видах приведения в большую покорность русскому правительству. Это замечание о пользе более раннего выхода вероятно касается и до султана-правителя Средней части. Отряды могли бы быть в том же составе, т. е. из 200 человек, но вместо одного орудия, по мнению Баймухамеда Айчувакова, надлежало, бы придать два. Разумеется, что цель их не есть делать в степи поиски и действовать там вооруженной рукой, но главная польза от подобных посылок в глубину степей и от отрядов в хорошем их составе есть моральное действие на отдаленных киргиз.

Вот главные сведения, которые я собрал в поездке по части Оренбургской линии (от Оренбурга до Илецкого городка, чрез Илецкую защиту) и которые имею честь представить на благоусмотрение вашего пр-ва. О прочих предметах и вопросах, относящихся до Киргизской же степи, не распространяюсь, так как лично об оных докладывал, равно как и об Оренбургской пограничной комиссии, дела коей я нашел в отличной исправности.

В заключение считаю нужным еще доложить о просьбе, изъясненной проживающими в Оренбурге бухарцами. Просьба эта состоит в том, чтобы пограничная комиссия не отказывала им в покровительстве как азиатцам, не могущим требовать защиты от другого места, и чтобы в случае каких-либо дел их в присутственных местах комиссия отражала в виде депутата, своего чиновника, знающего татарский язык, при котором и должны делаться всякие спросы и объявления азиатцам (как это, по их словам, было прежде, до издания нового положения). Теперь они по незнанию русской грамоты и даже многие по незнанию русского языка находятся, как они мне объяснили, в крайнем затруднении: не знают иногда, что им в означенных присутственных местах объявляют, о чем спрашивают, что заставляют подписывать и т. п. Пограничная же комиссия, без особого разрешения со стороны начальства, считает себя не вправе [218] удовлетворять подобные просьбы бухарцев и других азиатцев, находящихся в Оренбурге, так как в высочайше утвержденном положении ничего о сем не указано. Затем помянутые бухарцы просили еще о дозволении брать в Бухарию своих жен (дочерей русских подданных) и прижитых от них детей. Вопрос этот, сколько мне известно, был уже на рассмотрении Азиатского комитета, по положению коего истребовано было мнение г-на Оренбургского военного губернатора. Мнение однакоже состояло в том, чтобы не дозволять бухарцам вывозить из России жен — дочерей русских подданных и прижитых от них детей.

Имею честь быть и пр.

Подписал Н. Любимов.

Верно: столоначальник [подпись неразборчива].

ЦГА КазССР, ф. 4, on. 1, д. 2383, л. 3-15 и об. Копия.

Доклад Департамента военных поселений по поводу проекта генерал-губернатора Гасфорта об административном преобразовании к Казахской степи в связи с присоединением Старшего жуза.

1854 г., февраль 19

Министр внутренних дел препроводил на заключение вашего сиятельства представленные генерал-губернатором Западной Сибири проекты разных преобразований в управлении сибирскими киргизами.

Ваше сиятельство изволили приказать, чтобы Департамент военных поселений, по сношению с инспекторским и другими подлежащими департаментами военного министерства, представил свои соображения по тем из предположений г-ла от инфантерии Гасфорта, которые могут иметь отношения до ведомства Военного министерства. (Отношение директора канцелярии Военного министерства, 20 мая 1853 г., № 227).

По проектам г-ла Гасфорта предполагается:

1. Из земель, занимаемых ныне сибирскими киргизами, в числе более 16 000 душ обоего пола на внутренней стороне линии сибирского линейного казачьего войска, по правую сторону р. Иртыша, в округах Тобольской и Томской губерний, образовать особый Внутренний округ сибирских киргиз, с учреждением особого для него управления в г. Семипалатинске, под наименованием Внутреннего окружного приказа сибирских киргиз.

2. По чрезмерной обширности внутренних округов Киргизской степи, образовать на левом фланге оной (в Семиреченском крае), столь важном в настоящем и в будущем в военном, политическом и финансовом отношениях, особую Алатавскую область, с учреждением особого управления, под названием Алатавского областного управления в г. Семипалатинске, который переименовывается в областной город.

В состав этой области должны поступить нынешние внешние округа Аягузский и Кокпектинский, вновь предполагаемый Внутренний округ сибирских киргиз, Капальский военный округ, который предполагается образовать из Капальской станицы с принадлежащими к ней укреплениями и землями города Семипалатинск, Усть- Каменогорск с крепостью и Бухтарминское укрепление, а также [219] Большая орда киргиз. Для управления областью назначается военный губернатор, который с тем вместе заведывает всеми войсками, расположенными в области, на основаниях, установленных для пограничного начальника сибирских киргиз.

3. С отделением левого фланга степи, правый фланг оной, состоящий ныне из 5 округов, оставить под управлением нынешним с переименованием всего этого пространства степи в область сибирских киргиз, а пограничного начальника сибирских киргиз в военного губернатора сибирских киргиз. Сверх того, на этом фланге образовать новый округ из восточных частей Акмолинского и Кокчетавского округов, с назначением окружного приказа в станице Улутау и наименованием округа Улутавским. Округ сей должен входить также в состав области сибирских киргиз.

Дежурный г-л главного штаба е. и. в. по рассмотрении означенных предположений отозвался, что в них соображению инспекторского департамента подлежат только статьи, относящиеся до назначения во вновь предполагаемые управления военных чинов, а именно:

1. В правлениях вновь образуемой Алатавской области предназначено иметь из военных генералов, штаб- и обер-офицеров; в областном управлении военного губернатора — товарища его, старшего адъютанта и инженерного офицера; в Капальском военном округе — начальника округа и городничих Капальского, Аягузского и Кокбектинского и во внутреннем окружном приказе сибирских киргиз — окружного начальника; из них предполагается определить и увольнять высочайшими приказами только военного губернатора, товарища его и начальника внутреннего окружного приказа сибирских киргиз; определение и увольнение прочих офицеров предоставляется начальству; но ни в проекте штата, ни в проекте положений обозначенных управлениях не объяснено, из каких именно войск регулярных или иррегулярных следуют назначать сих офицеров, и если из регулярных войск, то о назначении и увольнении их, по принятому правилу, должно быть объявляемо в высочайших приказах.

2. Начальнику Капальского военного округа присваивается по проекту штата, сверх жалованья по чину, 350 руб. сер. столовых денег в год, тогда как исправление сей должности предполагается поручить начальнику старшего в чине из водворенного там сибирского линейного казачьего войска, или сибирского линейного батальона, или же назначить для сего особо штаб-офицера. Таким образом, тот из полковых командиров сибирского линейного казачьего войска или за командиров линейного батальона, которому будет вверено управление Капальским военным округом, получал бы столовые деньги по двум должностям— полкового или батальонного командира и начальника Капальского военного округа.

3. Сторожа в управлениях Алатавской области полагаются по проектам штатов из отставных или бессрочно-отпускаемых нижних чинов, а в случае недостатка таковых людей — из ближайших инвалидных команд, но число их и содержание не определяется.

По сим уважениям г-л — адъютант Катенин полагал:

1. Определить положительно в проектах штатов или положений об управлениях Алатавской области, из каких войск должны быть назначаемы в оные военные офицеры, и если из регулярных, то исключить § 16 положения об областном управлении Алатавской области, по которому определение военных и медицинских чинов в это управление и увольнение их предоставляется распоряжением [220] начальства, и затем предшествующий § 11 положения изложить так:

§ 11. По части военного управления при военном губернаторе состоят старший адъютант, инженерный офицер, аудитор, штаб-лекарь (для заведывания медицинской частью в области) и канцелярия по штату. Из них определяются и увольняются старший адъютант и инженерный офицер высочайшими приказами, а аудитор и штаб-лекарь — своим начальством. Равным образом и в § 4 положения о полицейских управлениях объяснить, что городничие определяются и увольняются высочайшими приказами.

2. Определить в проектах штатов для управления Алатавской области, сколько именно сторожей следует содержать в каждом из них и какое содержание будет производиться им.

3. В проекте штата для Капальского военного округа прибавить примечание, что если обязанность начальника Капальского военного округа будет исправлять штаб-офицер сибирского линейного казачьего войска или из сибирского линейного батальона, то получает содержание, присвоенное занимаемой им должности в казачьем войске или в линейном батальоне.

Департамент генерального штаба уведомил, что в настоящем деле соображению его подлежат только статьи, относящиеся к разграничению земель Киргизской степи, и что все статьи эти, как-то: отделение левого фланга под наименованием Алатавской области в предположенном составе и новое подразделение правого фланга на б округов, по его мнению, удовлетворяют географическому положению края, и только желательно было бы, чтобы все предполагаемые границы Алатавской области проходили по возможности по естественным рубежам и живым урочищам, почему оконченная в настоящее время съемка в том крае может представить полные пособия.

Соображение департамента военных поселений.

Департамент военных поселений, рассмотрев предположение г-ла Гасфорта о новом устройстве правления сибирскими киргизами в тех пунктах, где предположения эти имеют отношения к сибирскому линейному казачьему войску, находит:

1. Из положения о внутреннем округе киргиз видно, что в состав оного должны войти земли, занимаемые ими ныне внутри линии сибирского войска, т. е. находящиеся в пользовании войска (§ 1, 126 и 127). Но это может быть допущено в таком только случае, если отвод киргизам этих земель не будет служить стеснением для войска при наделе его узаконенной пропорции земли, для чего учреждена уже в войске особая межевая партия. Условие это, по мнению департамента, следовало бы поместить и в проекте положения о внутреннем округе киргиз, объяснив при том, что границы между землями сибирского линейного казачьего войска и внутреннего округа сибирских киргиз предоставляется определить особой учрежденной в войске межевой партии, которая предположения свои об этом должна представить установленным порядком на утверждение на основании данных ей в руководство правил.

2. С образованием внутреннего округа киргиз и увеличением платимого сими киргизами ясака, предполагается платимую ими сибирскому линейному казачьему войску общую со всех ремонтную пошлину отменить, исключая случаев, когда они будут кочевать на казачьих землях, вознаградив войско, если правительство признает необходимым особой соразмерной суммой и остатков ясачного сбора. [221]

По положению в сибирском войске 5 декабря 1846 г. представлена, между прочим (§ 286), ремонтная пошлина или сбор деньгами и скотом с киргиз, переходящих на зимние кочевки внутрь линии. Общий сбор сей пошлины по смете войсковых доходов на 1853 г. простирался до 21 781 руб. 18 коп. Сколько же в число этой суммы поступило собственно с киргиз, кочующих на внутренней стороне линии, из сметы не видно.

Вообще войсковых доходов на 1853 г. ассигновано 217 271 руб. 50 коп., расходов — 189 688 руб. 18 3/4 коп., остатка — 27 583 руб. 3174 коп.

Так как для внутренних киргиз предполагается отвести земли в исключительное их пользование и с тем вместе увеличить ясачный сбор с них почти вдвое, то признавалось бы справедливым отменить поголовную ремонтную пошлину с них в пользу сибирского войска за право кочевки на тех землях и производить оную в том только случае, когда они будут кочевать на казачьих землях, но как в наделе сих киргиз могут поступать занимаемые ими ныне, но состоящие в пользовании войска земли, то признается также справедливым, согласно предположению г-ла Гасфорта, назначить войску соразмерно вознаграждение из остатков ясачного сбора, предоставив войсковому начальству войти об этом в свое время с особым представлением, о чем следовало бы сказать и в самом проекте положения о внутреннем округе киргиз (в примечании к § 86).

3. Внутреннюю стражу в округе предполагается иметь из казаков 7 и 8 полков сибирского линейного казачьего войска сопредельных округу (§ 6). Какие казаки должны быть для этого наряжаемы, служащие или резервные и в каком числе — не объяснено.

По положению о сибирском войске (§ 42), к числу обязанностей его относятся и полицейские обязанности при внешних округах Киргизской степи; поэтому не представляется препятствия назначать казаков сибирского войска и для внутренней стражи в новый округ внутренних киргиз и, притом, служащих казаков, так как с одной стороны, резервные казаки и без того обременены возлагаемыми на них многоразличными обязанностями по войску, а, с другой — служба во внутреннем округе киргиз будет для казаков внешней службой, которая отбывается только казаками служащими. Число же казаков применительно к § 54 войскового положения должно быть определяемо Алатачским военным губернатором и утверждаемо командиром отдельного сибирского корпуса. Согласно сему, следовало бы дополнить § 6 проекта особым примечанием.

4. По § 44 проекта киргизы внешних округов, самовольно вошедшие в пределы внутренних округов Тобольской и Томской губерний, должны быть задерживаемы начальниками казачьих станиц и препровождаемы во внешние окружные приказы. Смысл этого правила вероятно тот, чтобы начальники станиц, чрез которые будут проходить без билетов киргизы внешних округов во внутренний киргизский округ, задерживали их и препровождали во внешние окружные приказы, иначе по буквальному смыслу означенного правила, на станичных начальников возложены были бы такие обязанности, которые исполнить они не в состоянии (т. е. задерживать киргиз, зашедших в округи Тобольской и Томской губерний). Поэтому редакцию означенного § следовало бы изменить. Сверх того в некоторых §§ употребляется неопределенное выражение: «Линейное начальство», [222] вероятно, для обозначения начальства сибирского линейного казачьего войска; а потому было бы не излишне заменить это выражение более точным и определенным.

5. По проекту положения об Алатавской области (§ 9, 25 и § 7, глава о Семипалатинском окружном приказе) все бригадные, полковые и станичные управления сибирского линейного казачьего войска, в этой области расположенные, остаются на существующих установлениях и подчиняются алатавскому военному губернатору на том же основании, как ныне пограничному начальнику; но Капальская станица (§ 5 и § 1, главы о Капальском округе) переименовывается в город и с принадлежащими к ней укреплениями и землями составляют особый военный округ, а при казачьих пикетах дозволяется селиться не только казакам сибирского войска, но и киргизам и отставным солдатам, с причислением к ближайшим станицам; казачьи селения на Иртышской линии от крепости Железинской до Малонарымска по части судебной подчиняются внутреннему окружному приказу сибирских киргиз (§ 3, глава о Семипалатинском окружном приказе).

Во всех этих предположениях не представляется ничего противоречащего положению 5 декабря 1846 г. о сибирском линейном казачьем войске, ибо части сего войска, входящие в пределы Алатавской области, остаются на прежнем положении. Изменяются только порядок их подчиненности в военном отношении: вместо пограничного начальника — алатавскому губернатору; и в судебном отношении вместо присутственных мест Тобольской и Томской губерний или приказов внешних округов степи внутреннему приказу (Положением 5 декабря 1846 г. § 57, 279 и 280).

Но при этом Департамент военных поселений, имея в виду, что высочайшим повелением 8 сего февраля разрешено учредить новые казачьи поселения за р. Или при возводимом там укреплении на р. Алматы и также на р. Лепсы, и на р. Карабулаке при ур. Урджар, из коих только два последние входят в пределы предполагаемой Алатавской области, полагал бы заилийское казачье поселение по местному положению причислить также к Алатавской области, и согласно тому дополнить § 2 проекта об этой области.

В случае одобрения изъясненных соображений Департамент военных поселений полагал бы сообщить оные, вместе с соображениями Департамента инспекторского и генерального штаба, министру внутренних дел.

Директор г-л — л-т [подпись неразборчива].

Начальник отделения Колчановский.

ЦГВИА СССР, ф. 4, on. 20, д. 35, л. 23-33 и об. Подлинник.


Комментарии

1. Таким образом, из сумм, которые производились комиссией сверх штата ее 1828 г., сохраняются только те, которые не могли уже ныне войти в состав нового штата, как-то: разные пенсии и пособия, которые по времени, со смертью лиц, оными пользующихся, должны прекратиться. Суммы сии, которые по-прежнему будут производиться (особо от нынешних штатных сумм), суть: 1) семейству султане Арунгазы— 1000 руб. сер., 2) султану Ильджану Абулгазиеву - 300 руб. сер., 3) старшине Нарынбаю Джанжигитову — 60 руб., 4) султану Тяуке Айчувакову —100 руб., 5) султану Юсуфу Нуралиеву — 200 руб., 6) хану Ширгазе Айчувакову (показываемые в отчетах комиссии под лит[ером] Б) — 857 руб. 10 коп. Итог: 2517 руб. 10 коп. сер. (Сноска автора док.).

2. Они думают, что их хотят вовсе подчинить нашему порядку и что это только первый шаг к будущим переменам. (Здесь и далее сноски автора док.).

3. По получении предписания комиссии пишется обыкновенно к дистаночному начальнику и пишется по-русски, а тот и татарской грамоты часто не смыслит.

4. У Араслана Джантюрина, как он мне говорил, бывает от 2000 до 3000 исходящих бумаг и более; у Баймухамеда Айчувакова — от 1500 до 2000.

5. Т. е., чтобы из Уральска отряд к султану-правителю отправлялся до вскрытия Урала, переходя реку еще по льду, а именно: 1 апреля (а не 1 мая, как доселе делалось). Тогда к 15 апреля или ранее отряд бил бы у султана и мог бы около того же времени выступить с ним далее в степь.

Текст воспроизведен по изданию: Казахстан в составе России в XVIII начале XX века. Алма-Ата. Наука. 1981

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.