Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад
БЕЗГИН И. Г.. ЭКСПЕДИЦИЯ В ХИВУ ОСАДА ВЕНДЕНА. DrevLit.Ru - библиотека древних рукописей

№ 77

Из журнала экспедиции капитана 2-го ранга М. И. Войновича (Все рапорты М. И. Войновича вице-президенту Адмиралтейств-коллегий И. Г. Чернышеву и инструкция, составленная самим Войновичем, командирам судов эскадры Каспийского моря, хранятся в ЦГАВМФ, ф. 172, д. 89, лл. 6—7, 11, 13—14, 15—17 об, 42—43; ф. 212, д. 44, лл. 461—461 об., 605—606 и т. д.) об исследовании юго-восточных берегов Каспийского моря (Журнал экспедиции, составленный участником К. Габлицем, опубликован в 1809 г. См. “Исторический журнал, бывшей в 1781 и 1782 гг. на Каспийском море Российской эскадры под командой флота капитана 2-го ранга графа Войновича” М., 1809. Учитывая ценность этого документа и то, что указанное выше издание стало библиографической редкостью, составители сочли целесообразным включить его в настоящий сборник с соответствующими сокращениями. Документ дается в редакции названного “Исторического журнала” после тщательной сверки с подлинником)

[сентябрь 1782]

Назначенная к выходу в Каспийское море эскадра состояла из трех двадцатипушечных фрегатов, одного бомбардирного корабля и двух палубных ботов. Вооружение ея началося в Астрахани со дня прибытия туда командующего, то есть с 11 июня 1781 года; и 22-го числа того же месяца, когда она была приведена совсем в готовность к отправлению, то он поднял на третьем фрегате брейт-вымпел и по [119] призыву к себе всех командиров эскадренных судов вручил им инструкции (Документ не публикуется) о том, что во время плавания наблюдать следовало, сигнальные книги, також и секретные ордера о назначенном рандеву; а потом оставалось ожидать только благополучного ветра, чтоб вытти в море, во ожидании которого 24-го числа торжественно было возпоминовение победы, одержанной над турецким флотом, под Чесмою, пушечною пальбою со всех эскадренных судов и другими приличными к тому обрядами.

Наконец, 29-го числа помянутого месяца сколь скоро на самом разсвете подул благополучный ветер О.W.О., то дан был сигнал от командующего, чтоб сняться с якоря, и в 9-ом часу вся эскадра выступила в поход... (Опущены сведения о подробностях плавания экспедиции из Астрахани к острову Огурчинскому.)

Переменившемуся состоянию Огурчинского острова без сомнения приписать должно и то, что он ныне необитаем уже совсем трухменцами, кои прежде в летнее время имели тут кочевья свои. Однако ж сказывают, что они и ныне иногда туда приезжают для сыскания себе убежища во время бываемых на матерой земле около Балханского залива между ими замешательств, но не иначе, как только на самое короткое время, потому что как для них, так и для скота их ныне находится во всем великой тут недостаток и пребывание их должно быть сопряжено с большим изнурением.

Из зверей не примечены на оном острове, как только одни тюлени, а из птиц заслуживали наиболее внимания так называемые красные гуси и розовые скворцы, кои летали тут великими стадами с места на место: впротчем вообще в разсуждении естественных произведений не найдено тут ничего достопримечательного.

Итак, при подробном изследовании нынешнего состояния Огурчинского острова нашлося, что он при Российском кораблеплавании по Каспийскому морю ни к чему иному способен не может, как только что может служить убежищем судам во время сильных ветров, ибо вдоль всего оного с юго-восточной стороны находятся хорошие якорные места, где удобно от свирепости моря и шторма скрываться можно; а особливо тем судам, кои идут в Астрабад или оттуда в Астрахань, весьма полезно быть может, чтоб в плавании своем держаться оного острова, дабы в случае противного ветра иметь безопасное подле него пристанище... (Опущены не представляющие интереса для темы сборника сведения об Астрабадском и других заливах на южном побережье Каспия.) При захождении солнца усмотрен был лежащий вдали подле трухменского берега так называемый Серебряный бугор, который прежде состоял на матерой земле и нарочито был возвышен, а ныне от оной отделен и сделался низменным, камышами и болотами покрытым и далеко простирающимися отмелями окруженным островом. В камышах и болотах оных находятся однако ж и поднесь развалины бывших тут каменных стен и других строений, из коих трухменцы уже с давних времен вынимают для продажи персиянам разной величины обозженный, весьма твердый кирпич, который по большей части четвероугольную имеет фигуру, и самые большие величиною 5/4 аршина, а толщиною в 2 вершка бывают. Из всех оных развалин ныне еще целее прочего вышедшая из воды стена, которая все бывшее там строение с морской стороны защищала, и на ином видны еще и остатки бывших тут башен. Прочие ж здания совсем разрушены и покрыты водою, и по всем обстоятельствам заключить должно, что как разрушение оных, так и столь значащее понижение всего того бугра не от чего иного, как от бывших [120] в стране сей сильных землетрясений произойти могло. Вышеозначенное наименование бугра сего произошло от трухменцев, кои его на своем языке Гумыш-тепе называют, что то же самое значит, и оно взято, по их объявлению, от того, что в находящихся там развалинах найдено было в разные времена в закрытых в земле глиняных кувшинах множество серебряных монет, величиною в российский полтинник, коих надписи они разобрать не могли; и они утверждают о тех развалинах, что они суть остатки бывшего тут города Искандером, то есть Александром Великим, построенного. Но как они никаких других на то доказательств, кроме словесных преданий от предков своих, не имеют, то за справедливость такого их уверения ручаться нельзя...

Сходство в разсуждении качеств земли островов Дервиша, Нефтяного и других малых, вдоль залива от сего последнего в виду лежащих, побудило командующего сделать и самому осмотр одного из оных, дабы о всех их удобнее судить было можно. Итак 13-го числа, он съехал на остров Дервиш и, осмотревши оный, также взяв полуденную обсервацию для точнейшего его положения на картуз он пополудни того же дня назад возвратился. Потом приложено было всевозможное старание к приобретению всех нужных сведений о нынешнем состоянии всего оного залива, к чему много споспешествовали живущие на Нефтяном острове трухменцы; ибо собранными от них известиями заменено было все то, чего эскадра за короткостью времени и за разными другими неудобствами сама не могла исследовать. И здесь следует составленное из того описание:

Балханский морской залив имеет наименование свое от горы Балхан, лежащей против самой внутренней оконечности оного и острым мысом издалека показывающейся. Весь берег, окружающий залив сей, одинакового свойства с тем, который от самого Астрабада до сего места продолжается; ибо он по большей части песщаный, низменный, и на нем только местами вздымаются небольшие каменистые холмы и горы, из коих помянутая всех прочих вышиною превосходит; да за оной следует еще две, к северу простирающиеся, кои хотя и не так высоки, однако ж довольно знамениты и издали приметны. Первая из них называется Кушама, а другая Борджакли. Каменья, из коих холмы и горы оные составлены, состоят по большей части из некоторого рода темно-серого с кварцом и глимером смешанного дикого камня или гранита, коего трухменцы карадаш, то есть черным камнем называют. В так называемой Балханской горе попадаются также и чистый кварц разного цвету; а вокруг ея ломают трухменцы и обыкновенный жерновой камень и отвозят его в соседние персидские и хивинские места для мельниц на продажу. Впрочем весь оный берег весьма безплоден; кроме тростника, на нем никакой почти другой травы не попадается; а из дерев и кустов произрастает на оном только жидовинник. Одна гора, Балхан, занимающая довольно великое пространство, отличается однако ж своим плодородием; ибо на ней растет и мелкий лес, состоящий по большей части из гранатного дерева, и местами на глинистом, с черноземом смешанном грунте встречаются там и разные кормовые травы; также находится в одной только горе оной и пресная вода; а в прочих на берегу вырытых колодцах она весьма солодковата, потому что вся земля наполнена соляными частицами. Плодородное качество горы причиною также, что на ней и около оной водятся в довольном изобилии и разные дикие звери, как то: барсы, кабаны, волки, лисицы, дикие козы, или так называемые джайраны, и каменные бараны.

Начиная от самого входа с моря и до самой внутренней оконечности весь Балханский залив наполнен островами, величиною и вышиною между собою разнствующими; но большая часть оных не что [121] иное, как только малые песщаные холмы, водою окруженные, коя никакого не заслуживают уважения и едва стоят названия островов. Итак, опишутся здесь только те, кои знаменитее прочих. Первый, при входе с южной стороны лежащий остров, есть Огурчинский, по-трухменски Идак (Адак) называемый; потом следует Дервиш, а за сим Нефтяной, которого трухменцы Нафтдаг (Нефтяною горою), а персияне Чаркен (Четырьмя колодцами) называют, и все сии названия относятся к находящимся на сем острове нефтяным ключам. Огурчинский остров описан уже выше сего, а остров Дервиш имеет такое с ним во всем сходство, что он не требует особого описания, почему и остается только упомянуть о последнем, то есть о Нефтяном. Сей от всех прочих как величиною своей, которая наиболее в ширину простирается, так и вышиною отменяется и весьма издалека виден бывает, потому что крутые его берега, особливо с южной и восточной сторон, дают ему вид возвышающейся над поверхностью воды горы, от чего и произошло вышеобъявленное трухменское наименование оного. Но, невзирая на отменную высоту сего острова, он в разсуждении качеств земли сходствует по большей части со всеми прочими, ибо он весь почти также состоит из желтого сыпучего песку, и только местами попадаются на нем следы материка, состоящего из желтоватого с белым глиммером смешанного суглинка и такого же роду дикого камня, какой на матером берегу вокруг залива находится. И в недрах материка сего нефтяные ключи имеют свое начало. Глубина, в которой они от поверхности земли находятся, не одинокая; в иных местах они по вырытии двух сажен и менее уже оказываются, а в других должно до 10 и более рыть, пока до них достигнешь. Выходящая из оных черная нефть, или так называемое горное масло, бывает двоякого рода, из коих один несколько гуще другого. Но вообще она весьма жидковата, с земляными частицами смешана и в разсуждении запаха гораздо слабее того, которое близ города Баки находится. Дно колодцев, из коих горное оное масло выходит, состоит из такого же суглинника, какой на поверхности земли попадается; но как проходимое сквозь его горное масло сообщает ему цвет свой, то он черноват. Впрочем, что касается до числа колодцев, на означенном острове находящихся, то оно неопределенное; потому что лежащий по близости их сыпучий песок часто заносит оные так, что вновь другие вырывать должно. Однако ж всех на все их теперь до 20 там имеется, но заносящий. их песок, без сомнения, также причиною, что они и вообще не весьма изобильны, так что изо всех ныне имеющихся в год не более четырех тысяч пудов нефти выходит. Из чего явствует, что они никак не могут равняться с неисчерпаемыми теми нефтяными источниками, кои около Баки находятся.

Сверх помянутого горного масла, или просто так называемой черной нефти, выступает также близ оных колодцев местами из делающихся сами собою в земле трещин и горной дегодь, который перпендикулярными слоями садится и наподобие смолы от солнечного зноя высыхает. Трухменцы очищают смолу сию от песку и прочих находящихся в ней земляных частиц перетапливанием, ибо когда она на огне растопится, то все примешанные к ней посторонние вещества, по тягости своей, опадают на дно, а чистая смола остается вверху, и тогда сливают ее в сделанные в земле ямки и дают ей застынуть. После чего она еще тверже прежнего становится) и черный блистающий цвет получает, так что на жидковскую смолу или асфальт походит.

Описуемый здесь остров, кроме нефти и смолы, оной изобилует [122] еще и солью, которая однако ж не каменная, как некоторые утверждают, а точно такая же озерная, какая в полуденных странах Российской империи находится. Озеро, на котором она садится, занимает великое пространство и большую часть года совсем сухо бывает, ибо только в дождливую погоду покрывается оно водою; а в прочее время оно до самого дна наполнено солью, которая весьма твердого качества, от чего, может быть, и произошла, что она принята была за каменную; при том же она смешана с песком и другими земляными частицами и весьма нечистого свойства.

Также находится на оном острове и множество таких солончаков, какие около Астрахани, встречаются, на коих соль выступает. Да и вся почва наполнена ее частицами, почему пресной воды на нем нигде нет, а вся та, которая ныне в вырытых там колодцах находится, имеет весьма соленый, горький вкус, так что живущие тут трухменцы не иначе ее для питья употреблять могут, как смешав оную с верблюжьим молоком, как они обыкновенно сие делают и в других местах, где нет пресной воды. Что ж принадлежит до прочих естественных произведений Нефтяного острова, то он в разсуждении оных со всеми другими островами сходствует. Лесу на нем также, кроме жидовинных кустов, никакого другого не находится, а из трав попадаются только некоторые породы, коим на песках и солончаках расти свойственно. Но и сии в летнее время от солнечного зноя совсем сгорают и тогда остается один только тростник на низменных болотистых местах, которым имеющийся тут трухменский скот, состоящий по большей части из верблюдов, овец и малого числа коз, в оное время единственно и питается. Из диких зверей находится на оном несколько тех же самых пород, какие на матером берегу водятся, то есть дикие козы, кабаны, волки и лисицы. А из птиц примечены на нем так, как и на всех других островах, красные гуси, бакланы, чайки, рыболовы, мартышками именуемые, и разного рода кулики.

Невзирая однако ж на то, что остров сей столь же безплоден, как и все другие, в Балханском заливе находящиеся, и что во всех своих качествах с оными сходствует, он с самых древних уже времен обитаем трухменцами; и ныне их до 30 семей там кочует, кои также, как и предки их, сверх скотоводства упражняются в собирании нефти и вышеупомянутой смолы, тако ж и в ломании соли. И для отвозу сих продуктов в ближние персидские провинции, для вымена их там на сорочинское пшено и другие нужные для них вещи они имеют у себя до 50 морских лодок или так называемых киржимов. Перечищенную смолу, которая на их языке мум называется, они отвозят также и сухим путем в Хиву, где она так, как и в Персии, будучи смешана с воском, на делание свечь и факелов употребляется.

Прошедши Нефтяной остров, глубина Балханского залива становится столько мелка, что только самые малые гребные суда во внутренность оного проходить могут, и на оной глубине, начиная от того острова до матерой земли, находится самое большое число островков, или вышедших из воды пещаных холмов, кои недалеко друг от друга стоят, и столь же бесплодны, как и другие большие острова. Приближаясь к концу залива, находится однако ж еще один, величиною своею весьма знаменитый остров, который на карте капитана Вудруфа под именем Даргана назначен; по настоящее его название, от трухменцев ему данное, Дарджа; и хотя он довольно высок, однако ж на нем также пресной воды совсем нет, и он никем не обитаем; грунт же его состоит из одного сыпучего песку. В правую сторону от сего острова лежит к югу еще другой, по величине своей и другим свойствам примечание заслуживающий. Разстояние между ним и матерым берегом не более двух верст с половиною составляет и глубина [123] воды тут столь мала, что кочующие около горы Балхана трухменцы переезжают туда на верблюдах; и они называют остров сей Нафт-тяпясы, то есть Нефтяным бугром, потому что и на оном в таком же материке, какой на вышеописанном Нефтяном острове находится, найдены ключи черной нефти, которые, по их уверению, гораздо изобильнее тех, также и выходящая из них нефть имеет гораздо более в себе крепости, нежели та, которая там находится, что и по запаху ея оказывается.

Происхождение нефтяных сих ключей, равномерно как и вышеописанных, не может иначе изтолковано быть как тем, что они имеют свое начало в состоящих на матером берегу горах, невзирая на то, что от них по сие время никаких еще не найдено там следов; и думать должно, что оба острова оные, на коих они ныне находятся, со всеми лежащими между ими островками, были некогда в соединении с матерым берегом и что происшедшими какими-нибудь неизвестными в природе переменами от него отделились, что по подающемуся на них материку, который состоит из такого же рода земли и камня, какой на матером берегу находится, тако ж по мелководию, на всем разстоянии между ними и оным простирающемуся, и по множеству малых островков, в близости друг подле друга в безпрерывном порядке лежащих, и все пространство между ними и оным занимающих, весьма вероятно кажется; да и живущие на островах оных звери, кои, как из вышеобъявленного явствует, тех же родов, какие на матером берегу водятся, могут служить тому доводом.

И естли мнение сие справедливо, то весьма удобно понять можно, отчего нефть на последнем оном острове изобильнее и лучшего качества, нежели на собственно так называемом Нефтяном острове; ибо чем ближе ключи, из коих она выходит к первоначальным своим родникам, тем превосходнее должно быть качество их. Также надлежит здесь еще вообще о нефтяных оных ключах объявить, что они до сего времени одни только те, кои на восточном берегу Каспийского моря отысканы; на западном же в разных местах они встречаются; да сверх того заслуживает еще внимания и любопытства физиков и то, что балханские нефтяные ключи состоят в самом почти том месте, где на противолежащем персидском берегу находятся бакинские, коими не столько вся матерая тамошняя земля, полуостров Апшерон и остров Святой изобилуют, оно, от которых и в довольном разстоянии от оных мест на море следы оказываются, как выше сего о сем было сказано. В заключение сего Балханского залива описания должно еще упомянуть, что все лежащие в оном островки названы были прежде от российских мореплавателей общим именем Огурчинских, невзирая на то, что самые знаменитые из них имели всегда особые свои наименования, но ныне по большой части один уже только остров так называется, и название оное произошло от того, что живущие на матером берегу около помянутого залива и на Нефтяном острове трухменцы называются издревле огурджалы, то есть морскими разбойниками. Ибо переселившиеся туда поколения оных с самых древних времен делают [с] помощью морских своих лодок частые нападения на ближайшие персидские провинции. Впрочем, что касается до учиненной ныне описи Балханского залива, сколько время и обстоятельства сие позволили, то оная состояла по большой части в определении настоящего положения острова по румбам, разстояния их друг от друга, тако ж и в промере глубины, между ними и около их находящейся, как из приобщаемой здесь переправленной карты всего Каспийского моря усмотреть можно. И по учиненным ныне изследованиям того залива найдено, что он ни в каком другом отношении не достоин уважения, как только в разсуждении того, что лежащие в нем [124] острова дают весьма хорошую защиту судам. От сильных ветров и во время случающихся на море штормов можно иметь всегда безопаснее возле их пристанище, а особливо восточная сторона островов Огурчинского, Дервиша и Нефтяного весьма к тому способствует, понеже тут повсюду находятся якорные места с хорошим грунтом и довольною глубиною. Но далее последнего оного острова большим судам ходить опасно, потому что оттуда начинается вышеобъявленное мелководие, которое до самого матерого берега простирается. Выход же опять в море зашедшим за оные острова судам весьма удобен бывает, потому что почти ежедневно дуют по утрам с Балханских гор восточные ветры.

16 июля, окончив осмотр Балханского залива, командующий приказал изготовиться к выходу в море.... Под вечер того же дня приехали к командующему на фрегат все начальники балханских трухменцев, кои и остались там для разных нужных переговоров до другого утра...

По окончании осмотра Балханского залива с южной и юго-восточной стороны, командующий вознамерился исследовать и северную часть оного или так называемые Красные Воды, и намерение его клонилось на то, чтоб пройти туда между Нефтяным островом и Дервишем тем самым проходом, которым вышеупомянутый капитан Вудруф прошел. Но по учиненному промеру оказалось, что оный ныне столь мелок, что большие суда там проходить не могут, почему он и положил, обошед в южную оконечность Дервиша, итти туда между Нефтяным и Огурчинским островом, где довольно глубины найдено было, и где также никто из прежних мореплавателей еще не проходил...

Положа якорь, созваны были со всей эскадры штурманы, и командующий приказал промерять глубину около всех эскадренных судов. И по возвращении оных найдено было, что помянутое мелководие недалеко простирается и что оное может почесться за банок, ибо не в дальнем расстоянии от того места, где эскадра стала на якорь, находилась довольная глубина, а, особливо со стороны к северо-востоку. Также послано было тем же вечером гребное судно на берег для отыскания пресной воды, потому, что находящиеся при эскадре в аманатах трухменцы уверяли, что на вышеозначенном мысе весьма изрядные имеются колодцы; и судно оное, возвратясь назад, привезло с собою несколько боченков к употреблению годной воды; ибо хотя она также солоноватой вкус имела, но против находящейся на Балханских островах несравненно была лучше; почему командующий и велел на другой день послать со всех эскадренных судов туда барказы, чтоб наполнить все порожные бочки оною. А последующие два дня, то есть 20 и 21-е число, употреблены были на осмотр и опись так называемых Красных Вод.

Под именем Красных Вод разумеется нечто иное, как вышепомянутым образом северная часть Балханского залива, и оное название произошло от тамошняго красноватого песщаного грунта, который на мелких местах, а особливо подле берега, сообщает и воде цвет свой тако ж и от вида находящихся тут гор, кои при самом входе в заливе оный с северной стороны от NW на NO простираются и от Балханских гор, как будто отделены каменистою низменностью. Но трухменцы не в столь пространном смысле берут оное наименование, как российские мореплаватели. Они называют Кизил-Су, то есть красною водою, только ту бухту, которую вышедший от гор оных к северо-западу мы и далеко в море к SO продолжающийся низменный песщаный полуостров, вместе с матерым берегом составляют, что и гораздо свойственнее кажется; ибо бухта оная может почесться по настоящему особенным заливом, который с Балханским в соединении находится. Залив сей хотя и не весьма обширен, но может служить наилучшим пристанищем для тех судов, кои восточный берег Каспийского моря объезжают. Будучи окружен [124] помянутым образом матерым берегом и полуостровом, он дает защиту от всех почти ветров, а глубина в нем повсюду столь знаменита, что суда подле самого почти берега безопасно на якоре стоять могут. Вход же в него не требует другой предосторожности, как чтобы обойти банку, не дошед крайней оконечности полуострова, с моря находящуюся, которая наподобие острова сверх воды вздымалась, а ныне на ней глубина местами две сажени, местами же два фута только; но удобно миновать можно, если идучи с моря держаться ближе к Нефтяному острову и, зашедши несколько подалее в Балханский залив, поворотить уже потом туда. Впрочем, что касается до естественного свойства Красноводского берега, то оный во всем сходствует с Балханским. Лежащие около его горы, и издалека по разным выгибам своим весьма приметный вид имеющие, суть двоякого рода: одни состоят из такого же темно-серого гранита, как там, а другие из красноватого хряща составленного камня; також и почва, вокруг их находящаяся, по большей части также, как и там, песщана, на коей ни лесу, ни кустарника нигде не попадается, и в летние месяцы выгорает даже и трава вся на оной. Но, несмотря на то, разные трухменские поколения имеют тут кочевья свои, и число их кибиток до 2000 простирается, кои питаются единственно скотоводством, и содержат у себя множество лошадей, верблюдов, овец и коз, с коими они в летнее время, по недостатку тут корма, на два и на три дня езды от берега в степь уходят для отыскания лучших мест, а потом под осень опять туда возвращаются. Все недостающие им вещи, как для одеяния, так и для прокормления, они получают по большей части из Хивы, которая отстоит от них не более 10 дней езды верблюдами и куда они свои продукты на продажу отвозят. Однако ж иногда пристают к ним и российские суда, кои за тюленьим промыслом ходят и привозят к ним пшеничную муку, чугунные котлы, деревянную посуду и разные мелочи, которые на войлоки, масло, овчинки и другие меха меняются. В Астрабад и другие персидские провинции они поныне только изредка ездят, потому что никаких морских судов не имеют; а когда им случится для какой-нибудь надобности туда ехать, то берут они в наем киржимов у жителей Нефтяного острова. Во время осмотра Красноводского залива все первостатейные старшины помянутых трухменцев приезжали к командующему с разными предложениями, к пользе российской с Хивою и Бухариею торговли служащими, за что всячески от него угощены и подарены были. И они взялись препроводить от командующего нарочного в Хиву и Бухарию с письмами к тамошним владельцам, который им в го же время и препоручен был. Також привезено было от их подчиненных довольное число баранов на продажу, и вся эсдаренная команда довольствована была оными.

От бывшей на Красноводском мысе или полуострове российской крепости (Имеется в виду русское укрепление, основанное Александром Бековичем-Черкасским в 1716 г. на южной оконечности Красноводской косы), в (17) 16-м году нынешнего столетия во время несщастной экспедиции в Хиву князя Бековича заложенной, ныне уже никаких следов там не видно и, по уверению трухменцев, она так же, как и прочие две, из коих одна у Александрбайского залива, а другая у Тюк-Караганского мыса находилась, потоплена водою; из чего явствует, что с того времени, как все три оные крепости построены были, стремление Каспийского моря клонилось по большей части на весь восточный берег оного.

Осмотревши Красноводский залив и по положении его на карту с ученым промером глубины его, командующему весьма желательно было предпринять изследование и Кара-Бугазского залива, который, [126] по всем имеющимся о нем доселе недостаточным известиям, заслуживает точнейшего изыскания; ибо ни один мореплаватель не отважился еще до сего времени войти во внутренность оного по причине великих опасностей, с коими вход туда сопряжен. Но по недостатку таких судов, с коими бы туда покуситься возможно было, и по неимению столько времени, сколько на изследование оного залива необходимо нужным казалось, он принужден был оставить сие вместе с осмотром прочих на восточном берегу Каспийского моря недовольно еще известных мест до другого удобнейшего случая; ныне же разные порученные ему в Баке дела требовали, чтоб скорее туда поспешать дабы потом прежде наступления осени, со всею эскадрою мог он возвратиться в Астрахань... (Опущены сведения о возвращении экспедиции в Астрахань).

ЦГАВМФ, ф. 172, д. 89, лл. 101—119.

Подлинник.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.