Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

84. 1675 г. марта 4. — Распросные речи бухарского посланника Хаджи-Фарруха "на разговоре" с ближним боярином Артамоном Сергеевичем Матвеевым.

183-го года марта в 4 день по указу великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича [т.] был у ближнего боярина Артемона Сергеевича Матвеева на дворе бухарского Абдулазиз хана посланник Аджи-Фарук на розговоре. И ближней боярин Артемон Сергеевичь посланника спрашивал, о каких делех к великому государю кь его царскому величеству государь ево Абдулазиз хан сверх листа словесно с ним наказал, и он бы ему ближнему || боярину объявил, а он донесет о том царскому величеству. И посланник ближнему боярину говорил: он де Аджи-Фарук руской породы, отец у него жил в Дорогобуже и в Астарахань был сослан, а он родился в Астарахани и взят в полон в калмыки мал 8-ми лет, и ис калмык ходил посол к бухарскому хану и ево отдал хану в подарках, а какова чину отец ево был того он не помнит, только слыхал он, что отец ево слыл Теряев. И жил он у бухарского Недер-Магаметь-хана, нынешнего Абдулазиз-Богадырь-хана у отца, 3 годы, и тот Недер-Магаметь-хан умре и после ево учинился на государстве сын ево нынешней Абдулазиз хан тому уже ныне 30 лет, и живет он || все при хане. И как был в Астарахани боярин князь Григорей Сунчелеевичь Черкаской, и в то время из Астарахани приходили в Бухары торговать торговые люди, а с ними астараханские татары, а до тех мест в Бухары руские люди не хаживали. И он де Аджи-Фарук и с ыными рускими людьми написав челобитную великому государю послали с теми торговыми людьми в Астарахань, а из Астарахани боярин послал ее к великому государю, а у той де челобитной и печать ево Аджи-Фару-кова, и ту де челобитную как Борис Пазухин в Бухарех был к ним привозил и с собою к Москве повез. И боярин посланника спрашивал: с [220] великим || государем сь его царским величеством государь ево Абдулазиз хан желает быть в дружбе и в любви и в ссылке? И посланник говорил: государь де ево Абдулазиз хан с великим государем в дружбе и в любви быть зело желает и послал к великому государю кь его царскому величеству посла своего Назар-Магаметя, а с ними послал к великому государю поминков на 200000 руб. и того посла ограбили калмыки на Яике в то время как Облай тайша с Тайчином бились, а осталось в городе Яике посланных с тем послом животов на 13 верблюдах, а хто тех верблюдов с теми животы взял казаки ль воровские, которые с Разиным были, или государевы люди, того не ведомо, только де || тот посол к хану ограблен пришол. (См. указание на это неудавшееся бухарское посольство 1671 г. также в ярлыке бухарского хана Абдалазиза ц. Алексею Михайловичу от времени не позднее 20 октября 1671 г., с сообщением о разграблении калмыками послов Назар-бека и Ходжа-Мухаммеда, посланных в Московское государство еще до прибытия в Бухару русских посланников Бориса и Семена Пазухиных, и с пожеланием поддерживать постоянные дружественные отношения между обеими странами. (Сб. кн. Хилкова, Пбг. 1879 г. стр. 512 — 514). — Ярлык датирован нами на основании времени отъезда бр. Пазухиных из Бухары — см. табл. "Русск. посол.", п. 10.) И хан де их Абдулазиз желая быть с великим государем в любви, послал другова посла своего Муллофора (См. напечатанные в Сб. кн. Хилкова, Пбг. 1879 г., следующие связанные с этим посольством муллы Фарруха документы: 1. Ярлык бухарского хана Абдалазиза и,. Алексею Михайловичу 1669 г. о возобновлении дружественных дипломатических и торговых сношений и о посылке с этой целью муллы Фарруха (стр. 520 — 521). 2. Грамоту ц. Алексея Михайловича бухарскому хану Абдалазизу от времени не позднее 30 июня 1669 г., отправленную с послами Борисом и Семеном Пазухиными о продолжении на прежнем основании союзных и торговых сношений с Бухарой и о том, чтобы Абдалазиз отпустил с означенными послами всех русских пленных, находящихся в его владениях (стр. 508 — 518). Датировка основана на времени отправления посольства из Москвы. См. табл. "Русск. посол.", п. 10. Такого же содержания грамоты посланы были к балхинскому и хивинскому ханам. 3. Ответную грамоту и,. Алексея Михайловича бухарскому хану Абдалазизу, от 28 февраля 1671 г., с изъявлением согласия на дружественные и торговые сношения с Бухарой и с требованием, чтобы хан отпустил русских пленных (стр. 530 — 533).) не дожидаясь от великого государя присылки, и в которое время тот посол Муллофор был в Росийском государстве, а от великого государя присылан был к хану их посланник Борис Пазухин, и хан де их той великого государя присылки зело был рад и словесно с ним Борисом к великому государю приказывал, чтоб великий государь изволил с ним иметь ссылку и торговым людям торговать. И посол де Муллофор, которой у великого государя был, как от великого государя к хану с поминки отпущон, и едучи в Тобольску умре ||, а великого государя и ханова казна и пословы животы взято было все в Тобольску в приказ и ис приказу отдана названому ево Муллофорову сыну, и ис Тобольска он отпущен, а к ним в Бухары не бывал и поехал ис Тобольска в Казань, а ис Казани в Астарахань и слух де есть, что в Астарахани с тех животов взята пошлина, а из Астарахани куды поехал [221] того не ведомо, а в Тобольску де многие вещи ис той государевы и хановы казны и посольских животов воеводы поимали, которые в Тобольске в то время были, а которые есть в Тобольску бухарцы и иные татаровя, которые государю ево хану желательны, и те де в то время как посол умер воеводам говорили, чтоб тое государевы и хановы казны и посольских животов не отда || вали, и воеводы де поимав ис тех животов многое число того Муллофорова названова сына з достальными животами отпустили. И хан де Абдулазиз доведовся о том и напоминая первого посла грабеж а другова посла смерть, и царского величества поминков и своей казны что искуплено было в Росийском государстве пропажу, сидел з ближними своими людьми и думал ково б к великому государю кь его царскому величеству послать, и приговорили послать ево Аджа-Фарука. И послал де ево к великому государю Абдулазиз хан с своим хановым листом и с лехкими поминки наскоро для того, чтоб он с подлинною ведомостью || вскоре к нему возвратился, и наказал ему, чтоб он искреннее ево ханово к великому государю желательство чрез ближних ево людей донес, что желает с великим государем быть в дружбе и в любве и в сылке и чтоб торговые люди ходили на обе стороны безъурывно. И посла своего великого к великому государю слать хочет с великими и различными поминки, кой час Аджи-Фарук от великого государя к хану возвратитца а в поминках к великому государю с тем послом прислано будет: слон, 2 бабра, 2 каплана, 2 рыси, 18 лошадей иноходцов, 2 кутаса белых, 2 тюльфара резвых бег такой имеют, что на лошади ехать 20 дней, а тот тюльфар днем одним тот путь || перебежать может, 2 попугая ребых на подобие ястреба, и что человек зачнет говорить то и они против того говорят, 2 майны говорливые, 2 мальчика арапов валышеных, и иные многие поминки, которые он в росписи подал татарским языком, и руских полоняников хочет всех отпустить. И ближний боярин посланника спрашивал: много ль у государя ево у Абдулазиз хана руских полоняников и не похочет ли хан за тех полоняников окупу. И посланик говорил: по ханове де милости он полковник, а в полку у него 500 человек бухар, а 500 русских || да и в иных местех руских полоняников много, а хочет хан для любви царского величества отпустить всех без окупу, только б от царского величества послы с поминки ходили. И ближней боярин посланнику говорил: каких поминков от царского величества Абдулазиз хан желает, также какие руские товары в Бухарех употребляют и на руские товары каких товаров в Бухарской земле добыть возможно. И посланник говорил: естьли де царское величество к хану изволит поминки послать, чтоб изволил послать кречетов, да часы боевые, а к ним колокол || пуда в полтора или в 2 и с ча-совником, да цымбалы и к ним игреца, и наказать тому часовому мастеру и цымбальному игрецу, чтоб они, покаместа царского величества посланники у хана побудут, часовник бы часов заводить ис тамошного народу ково, а цымбальной игрец хановых игрецов на цымбалех играть научили б; те де от великого государя поминки приятнее всего хану будут. [222]

А руские де товары у него зело потребны: соболи, сукна, зеркала, бобры, выдры, мехи бельи и заячьи, горностаи, корольки. И естьли меж царским величеством и ханом бухарским пересылки частые учинятца, и торговые люди на обе стороны будут ходить, то || на руские товары на сукна и на юфти красные будут у них в Бухарех выменять камки и отласы и каменье лалы и иные дорогие индейские всякие товары и серебро и золото; а Индейская де земля от Бухарские земли блиска, поспевают из Бухар в Балх в 10 дней, а из Балх в ындейской Кабыл город в 10 ж дней. И боярин посланнику говорил: по указу великого государя его царского величества посланы ныне посланники к государю ево к Абдулазиз хану и к индейскому шаху чрез Астарахань с поминки, а посланы к Абдулазиз хану в поминках соболи добрые: сорок во 140 руб., сорок во 110 руб., сорок в 80 руб., сорок в 70 руб., сорок в 55 руб., пара в 15 руб., пара в 10 руб., 2 пары по 7 руб., пара в 6 руб.; и тем царского величества посланником, на которые места из Астрахани итти, и рад ли будет хан от царского величества той к себе присылки? И посланник говорил: тем де царского величества посланником государь ево Абдулазиз хан зело обрадуется и сколь скоро они к нему придут, то тотчас посла своего великого с лю || бительными поминки к великому государю пошлет, только б указал великий государь тем своим царского величества посланником ехать с ним вместе, а итти из Астарахани на Яик, а сь Яика на Ембу, а сь Ембы в Хиву; а поспевают из Астарахани на Еик в 10 дней, а сь Еика до Ембы в 8 дней, а от Ембы до Хивы в 20 дней. А из Астарахани б с ними со всеми послать до Ембы провожатых 50 человек руских да 50 человек татар юртовских. А выезжая из Астарахани послать лехкого гонца в Хиву, и покамест || до Емба он Аджи-Фарук царского величества с посланники ехать будут, а ис Хивы навстречю провожатые к ним к Ембе выедут. А хивинской и бухарской и балхинской ханы меж собою свои: хивинского Навша-Мбеть-хана сестра родная за бухарским Абдулазиз ханом, а бухарского за хивинским дочь родная, а балхинской хан бухарскому Абдулазизу хану брат родной меньшой и живут все в совете. И тем де царского величества посланником к бухарскому хану и к индейскому шаху итти и от них возвращатися будет безопасно. || А естьли де индейской шах к царскому величеству послов своих и торговых людей учнет присылать, и государь ево Абдулазиз хан бухарской и сродники ево юрьгенской и балхинской хан тех послов пропускать чрез владенье свое и провожать велят. Посланник же говорил: в Тобольске перед приездом ево приехали Гагана-тайши да Учюрты-хана посланцы со многими товары да из Бухар посланцы бухарцы торговые люди з большими же товары, и ис Тобольска де воеводы тех посланцев и торговых людей с товары не пропущают, и посланцов держат и корму им не дают, и чтоб тех посланцов и торговых людей ис Тобольска к Москве отпустить, а впредь бы царского величества послом и посланником || вь Юрьгенчи и в Бухары и в Балх и в Индею ходить на Астарахань тое дорогою как он объявил; та де дорога ближе и ныне [223] свободна. Посланник же говорил: наказал де ему государь ево Абдулазиз хан великому государю ево царскому величеству чрез ближних людей донесть, чтоб указ царского величества послан был в Астарахань и в Тоболеск, чтоб задержанья никаким посланцем не чинили, чтоб зависти не было, а и ныне де как ис Тобольска отпущали ево к Москве и калмыцкие посланцы ему завидывали и з зависти грозили. И естьли де впредь бухарским послом задержанья не будет, а калмыцких || посланцов пропущать не учнут, и чтоб з зависти не учинили калмыки какова над ними дурна. Посланник же говорил: как де ево к великому государю кь его царскому величеству Абдулазиз хан послал, и он де Аджи-Фарык желая великому государю его царскому величеству службу свою показать окупил в Бухарех дву человек полоняников, Алексея Терска города да синбиренина Терентья, и как он Аджи-Фарык приехал в Тоболеск и ево в Тобольску держали воеводы 4 месяца, а корму ему со всеми людьми и с полоняники давано им в Тобольску всем вместе по гривне да по 5 чарок вина да по полу ведра пива на день, и проел он в Тобольску своих || 80 руб., а как де учали ис Тобольска отпущать, и дано ему только 5 подвод, и те де полоняники да людей ево 8 человек за подводами остались в Тобольску, а иные по дороге. А в дороге де корм даван ему скудной, а в ыных городех и не давано. Да он же де заплатил за прогоны от Устюга до Москвы своих денег 5 руб. И боярин посланику сказал, о чем он имянем Абдулазиз хана предлагал, о том о всем он царскому величеству донесет. И потчивав посланника велел отпустить на подворье. (См. связанные с этим посольством Хаджи-Фарруха следующие два дипломатических документа: 1. Ярлык бухарского хана Абдалазиза и,. Алексею Михайловичу от времени не позднее августа. 1674 г. о присылке хану кречетов и отпуске пожитков, оставшихся в Московском государстве после муллы Фарруха, напечатанный в Сб. кн. Хилкова, стр. 533 — 534 (При установлении даты ярлыка учтено время проезда от Бухары до Тобольска). 2. Ответную грамоту ц. Алексея Михайловича бухарскому хану Абдал-азизу от 20 апреля 1675 г., об отпуске сына и людей муллы Фарруха с его пожитками в Бухару, о приеме, оказанном в Москве Хаджи-Фарруху, и об отправлении к хану в качестве поелнников Василия Даудова и Мухаммеда Касимова (Сб. кн. Хилкова, Пбг., 1879 г., стр. 540 — 542).)

МД. Бух. посольск. кн. 1669-1675 г., № 1, лл. 106 — 115.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.