Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

75. 1646 г. ноября 6 — 1653 г. июля 10. — Дело о задержании и ограблении хивинским ханом Абул-Гази приехавших в Хиву русских людей и о конфискации вследствие сего московским правительством имущества находившихся в то время в Московском государстве хивинских послов и частных купцов, для удовлетворения претензии потерпевших русских.

I. — Государю царю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Русии холопи твои Федька Куракин, Андрюшка Ли[тви]нов-Мосальской, Тимошка Голосов, Калистратка [Акин]феев челом бьют. В нынешнем, государь, во 155-м году ноября в 6 день приехал к нам холопем твоим в Астрахань из Юргенчь сь юргенским послом с Ших-Бабою калмыцкой выходец астараханской юртовской татарин Келимбетева табуна Ромазанова китайского родства Елумбетко Козюмбетев, а в роспросе нам холопем твоим сказал: в прошлом де, государь, во 152-м году как был бой у Федора Левашева с калмыцкими людьми на Крымской стороне под Царицыным, и на том де, государь, бою ево Елумбетка калмыцкие люди ранена взяли в полон и привели в калмыцкие улусы, и был де он в полону в Лаузан-тайшине улусе; а в те ж де, государь, поры был у Лаузана-тайши в улусе бухарского Надыр-Магаметя царя посол Мамбеть-Мурат, и ево де Елумбетка продал калмыченин бухарскому послу и бухарской де посол привез ево в Бухары; и в прошлом де, государь, во 154-м году на весне приходил из Шемархана города с воинскими людьми бухарского Надыр-Магаметя царя большой сын Абдулазиз царевичь, и отец де его от него побежал из Бухар в Балх город, а в Бухарех учинился царем Абдулазиз царевичь, и в те де поры он Елумбетка из Бухар побежал в город в Хиву, и как де государь отпустил хивинской Абыл-Газы царь в Астарахань посла своего Ших-Бабу и ево де Елумбетка хивинской посол || Ших-Баба взял из Хивы с собою; и ехали степью и наехали де они калмыцкого Далантая-тайшу с улусными людьми на реке Ембе на урочище Канлазуе, и поехали они [201] в Астарахань; и слышел де он от калмыцких людей что Олферей Кудрявцев живет у Мамсрен-тайши Дайчинова в улусе, а на чем он о твоем государеве деле с Калмыцкими людьми договор учинил, и вскоре ль ему отпуск будет, и в которых местех нынешние зимы калмыцким людем с улусы своими кочевать, и поход их войною куды будет ли, и ссылка у них с Нагайскими людьми есть ли или нет, про то он ни про что не ведает. Да в прошлом де, государь, во 154-м году в Оспожин пост приехали в город в Хиву степью от моря с пристанища твои государевы верховых городов и астраханские торговые руские люди человек с 15, и юргенской де Абыл-Газы царь тех руских торговых людей велел ограбить, животы их поимати все на себя, а их велел отдать за приставов, и слышел де, государь, он от тех руских торговых людей, что вперед их юргенской царь хочет своим людем роздать за жалованье вместо полонеников, а как де он Елумбетко поехал ис Хивы в Астарахань, и ему де дали те руские торговые люди челобитную, да грамотку посыльную, и велели отдать в Астарахани посадскому человеку Василью Кармачееву, и он де тое челобитную и грамотку в Астарахани посадскому человеку Василью Кармачееву отдал. И декабря, государь, в 10-м да в 29-м числех били челом тебе государю царю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Русии гостя Григория Микитникова приказщик Пронька Федоров да астараханец посадцкой человек Васька Кармачеев с товарыщи, а нам холопем твоим подали 2 челобитные, а в челобитных написано … Далее следует краткое изложение обстоятельств ограбления русских торговых людей в Хиве, приводимое более подробно ниже, см. стр. 328. И мы холопи твои посылали к юргенским послом, которые ныне в Астарахани, а велели им говорить, что в прежних годех у отца твоего государева блаженные памяти у великого государя нашего царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии самодержца с прежними юргенскими и з бухарскими цари была ссылка, и торговые руские люди вашего царского величества с торгом езживали в Бухары и в Юргенчи, а их бухарские и юргенские торговые люди с торги езживали в твою государеву отчину в Астарахань и в ыные твои государевы городы, а задержанья им нигде и грабежу никакова не бывало, а ныне приехали твои государевы торговые руские люди в их Юргенскую землю в город в Хиву, и Абыл-Газы царь || тех твоих государевых торговых людей велел отдать за приставы, а товары их велел у них пограбить, и тово николи ни в которых государствах не бывает, что у тебя великого государя с царем их ссылка, а он твоих государевых торговых людей ограбя велел отдать за приставов, и они б к царю своему писали и к ближним царевым людем приказывали, чтоб твоих государевых руских торговых людей в Хиве велел из за приставов свободить и товары их велел им отдати и из Юргенские земли отпустить в твою государеву отчину в Астарахань без задержанья со всем в целе; а будет царь их твоих государевых торговых людей в Хиве из за приставов свободить не велит и товаров [201] их не отдаст и из Юргенские земли в твою государеву отчину в Астарахань со всем в целе не отпустит и учинит им какую тесноту, и ты великий государь твое царское величество за то велишь им юргенским послом с людьми и торговым их людем в своей государеве отчине в Астарахани учинить задержанье (В повторных царских грамотах к этому тексту добавлялось, да им же всем быть кажненным.) и вь их землю до тех мест, покаместа твоих государевых руских торговых людей всех со всеми их товары в Астарахань отпустят, из Астарахани отпуску им не будет. И юргенской посол Назар сказал: послан де он в твою государеву отчину в Астарахань от Абыл-Газыя царя в прошлом во 154-м году, и до ево де из Хивы поезду твои государевы русские || торговые люди в Хиву нихто не бывал, и ничего он про них не ведает; а другой юргенской посол Ших-Баба, которой приехал в твою государеву отчину в Астарахань в нынешнем во 155-м году, сказал: твои де государевы руские торговые люди с товары приехали в город в Хиву при нем Ших-Бабе, и на дороге де они до Хивы от Ички салырских людей были граблены, и в Хиве де юргенской Абыл-Газы царь с приезду их велел у тех твоих государевых руских торговых людей достальные товары, сукна и юфти, поимать на себя, а их велел отдать за приставов, а за что де их Абыл-Газы царь велел отдать за приставов и товары у них поимал, тово де он не ведает; а писать де они к царю о том и нарочно послать людей не смеют, а как де, государь, будет из Астарахани в Юргенчь каким людем посылка, и они де с теми людьми в Юргенскую землю людей от себя пошлют и с ними к царевым ближним людем отпишут и словестно прикажут, чтоб твоих государевых руских торговых людей юргенской Абыл-Газы царь велел из Юргенские земли отпустить в твою госудавеву отчину в Астарахань совсем в целе, и чают де они, что их Абыл-Газы царь твоих государевых русских торговых людей в Астарахань отпустит, а задержанья им и убытков никаких от нево не будет. И мы холопи твои юргенскому послу Ших-Бабе с людьми, которой приехал в Астарахань || при нас холопех твоих, велели твое государево жалованье корм давать перед прежними юргенскими послы с убавкою для того, что юргенской царь прислал ево к тебе к великому государю в послех, а твоих государевых торговых руских людей в Хиве задержал и велел их ограбить и за приставов роздать, и юргенской посол Ших-Баба приказывал к нам холопем твоим с приставом с астараханцом с Ываном Булгаковым, что велели де мы холопи твои давати ему корм перед прежними юргенскими послы с убавкою за то, что твои государевы руские торговые люди в Юргенской земле задержаны, и тем твоим государевым руским торговым людем из Юргенча в Астарахань отпуску до тех мест как он посол с Москвы в Юргенскую землю приедет не будет, и о том де и в листу к тебе к государю от юргенского царя писано. И мы холопи твои в Астарахани на бухарском на гостине дворе велели [203] переписати юргенского Абыл-Газыя царя торговых людей всех по имяном, и сколько у ково товару, таможенному голове Рудельфу Булгакову с товарыщи да астараханцу Ивану Суслову, и из Астарахани до твоего государева указу отпускать их не велели, а челобитные, государь, гостя Григорьева приказщика Микитникова Проньки Федорова да астараханца посадцкого человека Василия Кармачеева с товарыщи послали мы холопи твои к тебе к государю царю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Русии под сею отпискою, и велели подать в Посольском приказе твоим государевым дияком думному Григорию Львову да Алмазу Иванову. ||

На обороте: Государю царю и великому князю Алексею Михайловичу всеа Русии.

155-го марта в 20 день с астараханским с сотником стрелецким с Леонтьем Парыбиным.

II. — Царю государю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Русии бьют челом холопи твои и сироты твои: гость Гришка Микитников, да гостиной сотни Ганка Онтипин, да казанцы посадцкие людишка Ивашко Мыльников, Васька Пастухов, Ивашко Селиванов, да нижегородец Ондреянко Аистов, да астараханские посадцкие людишка Васька Кармачеев, Васька Рубцов, Ивашко Шадра, да Троецкова астарахансково манастыря слушка Ермолка Ермолин, да стрелец Алексеева приказу Бахмурова Гришка Михайлов саратовец, да стрелец Васильева приказу Поретцково Мишка Архипов, да воротник Евсейко Иванов. В прошлом, государь, в 154-м году били мы челом холопи и сироты твои тебе великому государю и подавали челобитные твоему государеву боярину и воеводам князю Борису Александровичю Репнину с товарыщи, чтоб ты, государь, холопей и сирот твоих пожаловал, велел бы людишок и прикащиков наших из Асторохани отпустить на караганской бусе с товаренки нашими за море на Караганское пристанище, а с пристанища бы отпустить в городы в Хиву и в Бухары; и по твоему государеву указу людишка наши и прикащики отпущены из Асторохани на Караганское пристанище и с пристанища отпущены в Хиву и в Бухары, и как те наши прикащичишка и людишка наши приехали с товары в Хиву, и хивинской Абал-Газый-хан те наши товары пограбил и людишок наших || и прикащиков у себя засадил в крепях, а тавару моего Гришки Микитникова взял: 12 поставов сукон аглинских, цена поставу по 50 руб., итого 600 руб., 190 юфтей кож яловишных красных, цена юфти по 2 руб., итого 380 руб., клею карлушново 31 пуд, цена [за] пуд по 2 руб. с полтиною, итого 77 руб. с полтиною, и всего моего Гришки Микитникова товару на 1000 на 50 на 7 руб. с полтиною, окроме харчей, провозу и пошлины; а моего Ганьки Онтипина взял товару на 600 на 50 руб.; а моего Ивашка Мыльникова казанца взял: 10 сороков соболев, цена соболям 550 руб., да полшеста постава сукон одинцовых, цена постава по 50 руб., 130 юфтей кож красных, цена юфть по 2 руб., 1400 щепья, цена 30 руб., и всего [204] моего Ивашкова товару взято на 1000 на 100 на 15 руб., окроме харчей и провозу и пошлины; а моего Ондреянкова товару взял на 200 на 90 руб.; а моего Васьки Пастухова тавару взял всего на 600 руб.; а моего Ивашки Селиванова товару взял всего на 300 руб.; а моего Васьки Кармачеева тавару взял всего на 500 руб.; а моего Васькина || товару Рубцова взял всего на 100 руб.; а моего Ермошкина товару взято на 300 руб.; а моего Гришкина товару саратовца взято на 80 руб.; а моего Мишки Архипова товару взято на 100 на 30 руб.; а моего Евсейкина товару взято на 70 на 2 руб.; а моего Ивашки Шадры товару взято на 600 руб. Да он же Абал-Газы-хан говорил, что де есть мои люди в Асторохани хивинцы и балхинцы и бухарцы, и казна де моя с ними, и хозяевя де ваши все то в Асторохани на моих людях возьмут; а того, государь, хивинсково Абал-Газы-хана послы и посланники и торговые люди хивинцы и бухарцы и балхинцы с товары ныне в Асторохани. Милосердый государь царь и великий князь Алексей Михайловичь всеа Русии пожалуй нас холопей и сирот своих, вели государь тех торговых людей хивинцов и балхинцов и бухарцов товары их запечатать до своего государева указу, и вели, государь, се наше челобитьишко из Асторохани к себе великому государю отписать к Москве, чтоб те наши товары у того хивинсково Абыл-Газы-хана напрасно не пропали и людишок бы наших и прикащичишков в ыные босорманские городы и земли не запродал. Царь государь смилуйся.

На обороте следуют подписи челобитчиков.

III. — Царю государю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Русии бьет челом холоп твой казанец Микитка Сыроежин. В прошлом, государь, во 154-м году поехали людишка мои на твоей государеве бусе на Кораганское пристанище для торгового промыслу с торговыми с русскими людьми, человек мой Ивашка Гладкой да Микитка ветлуженин, и на Караганском пристанище торгу не было, и они, государь, с торговыми людьми поехали в Бухары через степь; руских торговых людей и людишек моих трукменские люди до Юргенча до первого города до Хивы проводили здорова и хивинскому царю отдали их здорова сь их товары, а вь Юргенче хивинской царь их и торговых людей ограбил и товары их на себя поимал, и велел было их порубить, и отпечаловали тех торговых людей и людишек моих тутошные торговые люди, которые ездят на Русь до его царева указу, и дали их за приставов; а товару государь было с людишками моими на 1000 на 200 на 70 руб., и то у них царь пограбя взял на себя; а я холоп твой ныне послан на твою государеву службу в Ындею, а ныне, государь, в твоей государеве отчине в Астрахани есть многие его хивинского царя торговые люди с своими товары. Милосердый государь царь и великий князь Алексей Михайловичь всеа Русии пожалуй меня холопа своего, не вели государь тех ево торговых || людей из Астрахани до своего государева указу отпущать покаместа наши руские люди с нашими товары в Астрахань будут и вели, [205] государь, сею мою челобитную послать к себе государю к Москве. Царь государь смилуйся.

На обороте: Вместо Микиты Сыроежина по ево велению Андрюшка Алексеев руку приложил.

Далее в деле следуют две отписки: астраханских воевод от 1647 г, ранее октября 17 (лл. 12 — 30), см. в последнем отделе Сборника, стр. 326 — 333 и отпуск грамоты из Посольского приказа к астраханск им воеводам от 9 декабря 1647 г. о производстве переписи товаров у проживающих в Астрахани хивинских послов и торговых людей, с тем, чтобы переписанные товары были у них отобраны и сложены для хранения в безопасное место, а сами послы и торговые люди были бы задержаны в Астрахани впредь до того времени, когда будут отпущены из Хивы русские торговые люди с ограбленными у них товарами (лл. 31 — 37).

Вследствие длительного неполучения Посольским приказом затребованной им с самого начала росписи товаров и животов, переписанных у хивинских послов и торговых людей, 4 декабря 1648 года последовала новая грамота к астраханским воеводам с напоминанием о незамедлительном выполнении предписания о переписи и наложении ареста на товары, принадлежащие проживающим в Астрахани хивинским торговым людям. В ответ на эту грамоту астраханские воеводы сообщали, что царский указ ими исполнен, животы, товары и всякая рухлядь у хивинских людей переписаны, оценены и перепечатаны, при чем оказалось у посла Амин-Абыза товаров и всякой рухляди на 278 руб. 26 алт; у другого посла Назара — на 7 руб. с полтиною, у гонца Шейх-Бабы с сыном — на 64 руб. 7 алт. и у хивинских торговых людей, у 5-ти человек — на 851 руб. 7 алт. 2 д. В той же отписке сообщались результаты опросов тезика Ажи-Талыка и астраханского бухарского двора жильца Ажи-Кудаша, по делу о взятых ими у прежнего хивинского хана животах на сумму, первым 5000 руб., вторым 1200 руб.; оба отказались признать свою вину в незаконном будто бы завладении ханским имуществом. И наконец здесь же Посольский приказ ставился в известность о мерах, предпринятых воеводами в связи с челобитной потерпевших русских торговых людей от 18 февраля 1649 г., чтоб государь их пожаловал, не велел у тех иноземцов ... торговых людей товары и животы имать, потому что де те их животы в полате излежатца и моль переест, а отдати бы те товары и животы тем иноземцом, а по них взять поруки добрые. Все высказанные пожелания были удовлетворены, на иноземцах были взяты поручные записи, и товары их было строго запрещено продавать кому-либо до государево указа.

Далее на лл. 111 — 136 приведена переписка по челобитьям ограбленных в Хиве торговых русских людей, добивавшихся указа о взыскании понесенных ими убытков из имущества проживающих в Астрахани хивинских послов и хивинских купцов путем правежа. [206] Действительно послы и купцы стояли на правеже великое время, после чего договорились с потерпевшими русскими людьми о прекращении этого дела миром. Остались неудовлетворенными лишь Ив. Кир. Мыльников да гость Григорий Никитников, отсутствовавшие тогда в Астрахани. По поводу поданных ими о сем специальных челобитных (лл. 136 и 164) в Посольском приказе состоялось особое рассмотрение. В результате по государеву указу и грамоте из Посольского приказа 27 января 1651 г. велено было астраханским воеводам торговых людей, которые сь юргенскими послы зделку чинили, поставить и допросить, зделку они сь юргенскими послы по совету ли з гостем з Григорьем Никитниковым или с прикащики ево учинили, и что у них за ково повытья взяли, и в записях и в мировых челобитных велено досмотреть чье имяна о зделке тех грабежных животов в записях и в мировых челобитных писаны, и гостя Григорья Никитникова имя или прикащиков ево в тех записях и в мировых челобитных написаны ли, и будет написаны и что те прикащики по своей зделке на нево Григорья у послов взяли, а будет в тех записях и в мировых челобитных гостя Григорья Никитникова и прикащиков ево имян не написано, и торговые люди которые || с послы зделку чинили в допросе скажут, что они в тех грабежных животах сь юргенскими послы зделку учинили в своих повытьях, а за гостя Григорья Никитникова повытье в той зделке послом не ималися, и тех торговых людей допрося про то подлинно и взяв скаску за их руками велено за то повытье грабежного живота гостя Григорья Никитникова на юргенском после Эмине взяти по прежнему государеву указу и отдати прикащиком ево с роспискою, чтоб в том вперед спору не было, а сколько каких животов им отдадут и на сколько ценою и о том велено отписати ко государю к Москве в Посольской приказ (лл. 152 — 154, 195). Тем же порядком, но несколько позже, по особой грамоте из Посольского приказа от апреля 1653 г., должен был быть удовлетворен и казанец торговый человек Иван Мыльников (лл. 210 — 216).

МД. Хив. ст-цы 1646 г. августа 12 — 1653 г. июля 10, на 222 лл., лл. 1 — 11.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.