Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

КАЗИЙСКИЕ ДОКУМЕНТЫ XVI ВЕКА

В 1933 году правительственная комиссия по делам умершего самаркандского археолога В. Л. Вяткина передала Государственной публичной библиотеке Узбекистана собрание восточных рукописей. В числе рукописей этого собрания находится и сборник казийских решений, относящихся к XVI в. Сборник этот изучался Вяткиным и он даже пытался написать на основе заключающихся в нем решений труд по истории узбеков. Во вступительной библиографической части к упомянутой выше истории узбеков Вяткин писал:

“Лет 25 тому назад мною была приобретена у ургутского казия рукопись, содержащая разного рода официальные казийские документы и служившая у него в качестве руководства и формы при написании составлявшихся им по его должности документов.

Рукопись эта перешла к нему от предыдущего ургутского казия. Рукопись оказалась содержащей 735 документов нотариального и судебного порядка и некоторое количество образцов или форм этого рода документов и выписок из шариатных книг, внесенных, повидимому, для пользования в качестве справок. Ознакомление с рукописью привело к заключению, что в камере самаркандского казия, собственно заместителя главного казия (казы-ал-куззот), в период написания этих документов, в 997-1000 (1588-1591 гг.), велась книга, в которую вписывались совершаемые им документы, выдававшиеся в копиях на руки заинтересованным лицам или тяжущимся сторонам. При этом заранее приготовленная чистая книга была разбита на отделы по характеру совершаемых казием дел и отделы снабжены соответствующими заголовками, под которыми, в порядке хронологической последовательности и вносились соответствующие акты. В начале книги, листы которой пронумерованы, вписано оглавление отделов с указанием номеров листов для облегчения обращения с книгой. Так как по некоторым отделам оказалось недостаточное число документов, чтобы заполнить все предназначенные для них листы, а по другим отделам получился избыток их, то местами в книге оказались незаполненные листы, которые использовали для написания шариатных выписок и форм документов, а в других случаях принуждены были продолжать вносить документы дальше на свободных листах. При этом следует отметить, что в некоторых случаях, впрочем редких, последовательность во времени нарушена и более ранние документы записаны позднее. Очевидно, они вносились в книгу иногда не тотчас по их написании, отчего и могла произойти эта непоследовательность. Все документы каждого данного порядка составлены по твердо установленной форме и потому шаблонны. Под каждым документом поставлена печать упомянутого заместителя главного казия и, как видно, каждый следующий документ писался уже после приложения этой печати. Таким образом устранялась возможность злоупотреблений со стороны лиц, ведших запись документов.

Написание документов в рукописи начато не с начала года, а с месяца шавваля 997 г. Надо полагать, что рукопись служит продолжением предыдущей и что составление новых казийских книг не связывалось с [6] новым годом (мохарремом). Это подтверждается и тем, что наша рукопись охватывает годы 997 - 1000 и документы внесены в нее подряд, сплошь. Точно также и отделы рукописи начаты и закончены были не одновременно, а с большой разницей во времени. Ведение казийских книг можно представить себе таким образом, что законченные из них переносились в новую книгу, а в незаконченных отделах, где были еще свободные листы продолжали вписывать документы дальше. Так как документы нашей рукописи касаются всех районов Самарканда, то, несомненно, что здесь они составлялись лишь в одной камере. Но нет основания утверждать, что параллельно с нашей книгой не велось еще другой с актами какого-либо другого порядка.

Под каждым документом, как сказано, приложена печать казия, конечно того, от имени которого составлялся документ. Лицо это являлось заместителем “казы-ал-куззота” столицы Самарканда и хакима его округа, т. е. казия над казиями или главного казия.

До 995 г. главным казием Самарканда и его округа был Ходжа-Шах-Хафи, происхождением не из местных жителей, а из города Хафа близ Мешхеда. В 995 г., после его смерти, Абдулла-Хан, правивший тогда в Мевераннахре, главным казием Самарканда и его округа назначил Мауляна-Сыдыка, по прозванию Аль-Хальваи, автора богословских сочинений и поэта. Он хотя и происходил из Самарканда, но долгое время проживал заграницей - в Кабуле, при дворе наместника великих моголов и затем в Аравии. Он умер в Самарканде в 1006 г.

Следовательно, при составлении наших документов этот богослов и был главным казием Самарканда и его округа.

Заместителем главного казия, совершавшим наши документы, был, как видно из текста печатей под ними, Мулла-Мир, сын Мухаммед-Умар-Бия. К документам приложены два типа печатей этого заместителя казия, различающихся только незначительно в размещении слов и наличием на ранней печати даты 996 г. Затем к некоторым документам и даже простым образцам и формам приложены печати другого лица с текстом “Казий Ашур-Мухаммед, сын Мулла-Курбана”, который, повидимому, заместил названного Мулла - Мира.

Из изложенного видно, что казии, в вилайеты с их крупными городами, назначались ханами. Так, в 978 г., Абдулла, будучи недоволен деятельностью “казы ал-куззота” Бухары и ее вилайета Вали-Джан-Мирзы-Джалаира, который хотя и нес свои обязанности продолжительное время, тем не менее, не справлялся с делом, назначил на его место кермининского казия Нуреддина-Мухаммеда, остававшегося затем в должности бухарского главного казия более 20 лет.

По поводу его назначения в “Абдулла намэ” сказано, что Абдулла-Хан - “передал ему судебную власть всего бухарского вилайета, а также придворную в полное распоряжение, вручил ему в руки (право) распоряжений (в целях) прочности важных государственных дел и порядка управления по вилайету, чтобы огонь возмущений и пыль бунтов не возникали”.

Самаркандский главный казий по нашим документам также именуется хакимом Самарканда и его вилайета, поскольку на него возложен был, как и на бухарского, надзор за порядком управления. Самаркандскому казию подчинены были казии самаркандских семи туманов - округов, по одному в округе. Известно, что казий Шаудорского тумана проживал в Мисре - городке, находившемся на юге от Самарканда, верстах в 15. Казий Яр-Яйлакского тумана жил в Ширазе, городке бывшем на восток от Самарканда, близ арыка Булунгур, а казий Афаринкентского тумана жил. в городке Афаринкент (ныне Принкент). [7]

Ознакомившись с некоторыми выводами Вяткина по существу рукописи, в той части его описания рукописи, которая является исключительно библиографической, а также изучив одновременно в полной мере и самую рукопись мы вынуждены внести следующие свои замечания:

А) Расшифровывая содержание надписи на печати казия, оттиск которой имеется под каждым отдельным документом Сборника, Вяткин вывел заключение, что таковая принадлежит Мулла-Мир, сыну Мухаммеда Умар-Бия. При более тщательном изучении печати, мы находим несколько иное чтение последнего имени, а именно не “Умар-Бий” а “Умари”.

Последний вариант мы считаем безусловно правильным, так как последнее толкование определяет не больше не меньше как фамилию этого казия, подобно часто встречающимся: “Кадыри”, “Хусейни”, “Хасани” и так далее.

Б) Ознакомившись в достаточной степени с заключающимися в Сборнике документами, у нас невольно возник вопрос: является ли настоящий Сборник оригиналом-подлинником казийских решений, или эта рукопись является копией с целого ряда хронологически записанных документов из книги, в которую записывались постановления казия, вынесенные им в его камере по тем или иным судебным случаям.

С утверждением Вяткина, что рукопись является оригиналом, мы не можем согласиться, в силу целого ряда причин. Наиболее ярким подтверждением наших предположений являются помещенные в Сборнике два оглавления к нему, так называемых “Фихристов”, из которых один законченный, а другой, видимо, нет. При сопоставлении этого оглавления с расположением документов в Сборнике и их содержания, оказалось, что оно совершенно не совпадает с последними и вписано наверное в нашу рукопись потому, что имелось и в оригинале, не считаясь с тем-отвечает оно в данном случае своему назначению или нет. Имеющиеся в конце рукописи, в той ее части, которая является до некоторой степени комментарием к Сборнику, цифры: 22, 28, 36, 11, 40, 3, также не имеют никакого отношения ни к нумерации документов, ни к нумерации страниц Сборника. Возможно, что в оригинале, они конечно, имели определенное значение, утраченное при переписке. Кроме того, на странице 50, в конце 169 документа, имеется следующая фраза, написанная на арабском языке:

“Этот документ попал на это место с 84 (листа)”. Во время обследования рукописи и расшифровки значения этой надписи, выяснилось, что этот документ, принадлежал в действительности к категории документов, помещенных на листе 84, на лист 50 попал совершенно случайно, не на свое место. Все это еще раз заставляет нас притти к заключению, что данная рукопись, этот Сборник казийских постановлений, не является оригиналом, а только его копией, возможно, даже современной оригиналу. Несмотря на все вышеизложенное, ценность настоящего Сборника казийских документов исключительна по своему значению для изучения истории узбекского государства XVI века на основе методологии Маркса, Ленина и Сталина.

Чтобы в достаточной степени уяснить себе это значение, достаточно ограничиться ознакомлением с приводимым ниже оглавлением, так называемым “Фихристом”, раскрывающим содержание всего Сборника.

Документы, утверждающие продажу имущества, документы, характеризующие наличие исключительного пристрастия судейских при вынесении своих решений, граничащего со взяточничеством. Документы, характеризующие отношение к рабам, к рабовладельчеству вообще, с указанием национальностей этих рабов и их происхождений, также документы на их освобождение от рабства, после того как они, достигнув 60-70-летнего возраста, не способны более служить рабочей скотинкой. Освобождение рабов во имя бога и во имя злата за определенный выкуп, который [8] вынужден уплатить за себя сам раб. Документы, свидетельствующие как при казуистической трактовке отдельных положений шариата, можно земли “амляк-сультани” обратить в земли “мильк-и-хур” и обратно, и так далее. Все это говорит за исключительную ценность Сборника и за необходимость тщательного изучения этих документов, могущих осветить некоторые темные моменты в изучении истории узбекского государства XVI в.

Марксистско-ленинское изучение Средней Азии только еще начинается.

Предварительной работой этого изучения является изыскание социально-экономических источников, дающих наиболее авторитетный материал для марксистского освещения отдельных периодов социально-экономической структуры Средней Азии, совершенно неверно освещенных в свое время буржуазными историками и националистами. Одним из этих источников является настоящий Сборник казийских документов. Представляя собой также важный материал для марксистского изучения истории феодального землевладения, как содержащий богатые и конкретные данные по этому вопросу, - этот Сборник должен быть опубликован в первую очередь, что и является целью настоящего издания.

Необходимо сказать, что при детальном изучении всех документов Сборника было выявлено, что многие из них являются трафаретными, и если так можно выразиться,-стандартными, повторяющими один другой неоднократно, почему и решено было поместить в настоящем издании лишь наиболее характерные из них, представляющие научный интерес, а также ограничиться переводом только части неповторяющихся документов.

Для облегчения пользования Сборником подлинные документы мы снабдили порядковыми номерами, а переводы - номерами соответственных подлинников.

В конце Сборника приведено об'яснение терминов, встречающихся в документах, значение которых не всегда известно неспециалисту в области мусульманского права и шариата, и перечень ремесел, выявленных нами в процессе изучения документов Сборника.


ДОКУМЕНТЫ ИЗ КАЗИЙСКОГО СБОРНИКА XVI в.

(в переводе на русский язык)

ДОКУМЕНТ 1.

В последний день месяца шавваля, да будет окончание его благостно и счастливо, 997 г., заместитель хазрета казы ал-куззот, самого справедливого из правителей, хакима столицы Самарканда и его района, да удлинится его (казия) высокая тень, сделал постановление о принадлежности на правах полной собственности одной лошади, лысой, жеребца с тамгой на правой ляшке *** , находящейся здесь же, примерно семи лет, господину Мирза-Юсуфу, сыну господина источника благочестия Мавляна-Мукыма, на основании иска его правильного, законного и лично им возбужденного, по обвинению им в краже (лошади) Дервиш-Мухаммеда, сына Дуст-али, фактического владельца ее, отвергающего упомянутый иск и утверждающего, что она (лошадь) составляет его собственность, на основании законной покупки от ее продавца, с уплатой последнему ее стоимости.

Это постановление состоялось, в указанном смысле, на основании свидетельских показаний Мулла-Тенгри-Берды, сына Малик-Амана, и Шах-Мухаммеда, сына Хуш-Мухаммеда, из которых каждый пользуется безупречной репутацией и допускается к свидетельским показаниям, после того как оба свидетеля дали свои показания с соблюдением необходимых условий и после того, как ответчик оказался не в состоянии опровергнуть иск и привести законный отвод, а также после того, как одному из свидетелей было предложено под присягой подтвердить правдивость данных им показаний и истцу было также (предложено) подтвердить под присягой, что он берет лошадь по праву. Ответчику предоставляется право обратить иск к продавцу в сумме равной стоимости уплаченной им, с предоставлением того же права в отношении друг-друга всем (причастным ранее) к купле и продаже (этой лошади) с тем, чтобы положить конец незаконным торговым сделкам.

Это постановление законное, предоставление (права обращения иска) ясное, причем соблюдены все условия законности постановления предоставления (права обращения иска) судебной процедуры и свидетельских показаний. И случилось это в присутствии достоверных людей.

ДОКУМЕНТ 2.

Тринадцатого числа священного месяца зиль-каада, 997 г., в присутствии заместителя хазрета казы ал-куззот, самого справедливого из правителей, хакима столицы Самарканда и его района, да удлинится его (казия) высокая тень, состоялось постановление в том смысле, что женщина Ага-Дуст, дочь Муллы-баки, полностью одного раба своего, индуса, с оливковым цветом лица, со сросшимися бровями, высокого роста, со здоровыми членами тела, по имени Карму, составляющего ее частную собственность, примерно тридцати трех лет (от роду), продала Мавляна-Баба сыну Ходжа-Махмуда, за сумму в двести двадцать пять тенег ханских, новых, серебряных, чистых, ходячих, чеканенных в один мискаль, а он (Мавлян Баба) купил (его) и об'екты обмена сторонами взаимно получены, причем она из суммы полученной стоимости (раба) - двести тенег [44] означенного выше достоинства зачислила в обмен за долг, подлежавший уплате ее мужем, покойным Ходжа-Шах Мухаммедом, сыном Ходжа-Баба-Муллы, а двадцать пять тенег означенного выше достоинства получила лично сама.

(Сие последовало) по претензии правильной, юридически законной, опровергающей со стороны названного (выше) Муллы Баба к названной (выше) женщине Ага-Дуст, которая отказывалась признать претензию истца.

Настоящее утверждение, в описанном смысле, последовало на основании свидетельских показаний Мулла-Курбана, сына Ходжа-Махмуда, и Мулла-Мухаммед-Хусейна, сына Мавляна-Ходжа-Хурда, каждый из которых пользуется безупречной репутацией и допускается к свидетельским показаниям на суде, после того как оба дали свои показания, с соблюдением требуемых условий, и после того как ответчица оказалась не в состоянии опровергнуть иск и привести законный отвод, и после того как одному из свидетелей было предложено под присягой подтвердить правильность своего показания, а истцу тоже было предложено под присягой подтвердить, что он прав в своей претензии.

И приказал наиб казий, перед которым было возбуждено дело, ей (ответчице) оставить возражения и ограничиться этим.

(И сделано это) на основании постановления правильного и приказания ясного, удовлетворяющих условиям правильности постановления, приказа, иска и свидетельских показаний в присутствии достоверных людей.

ДОКУМЕНТ 3.

Девятнадцатого числа священного месяца мухаррема, 998 г., состоялось утверждение в присутствии наиба хазрета, казы-ал-куззот самого справедливого из правителей, хакима столицы Самарканда и его района, да удлинится его (казия) тень, в том смысле, что та рабыня, о которой состоялось решение по первому протоколу, была именно той рабыней которую Баба-Али, против которого по первому протоколу было вынесено решение, купил у господина источника сейидства Мир-Абдул-Каюма, сына господина Мир-Шарифа, за сумму в двести двадцать тенег ханских, серебряных, новых, чистых, без порока, имеющих обращение, чеканенных в один мискаль, а тот ее продал ему, и об'екты обмена взаимно были получены из рук в руки.

Затем упомянутое решение по первому протоколу распространилось на него (Мир-Абдул-Каюма) на основании иска, правильного, законного, этого Баба-Али к названному Мир-Абдул-Каюму ответчику, который признался, в продаже названной рабыни, но не признал правильности постановления по первому протоколу.

Настоящее утверждение состоялось на основании свидетельских показаний Мулла-Ходжа-Али, сына Ата-Али и Мулла-Шахи, сына Мулла-Турды, каждый из которых пользуется безупречной репутацией и допускается к свидетельским показаниям с соблюдением требуемых условий и после того как ответчик оказался не в состоянии опровергнуть иск и привести законный отвод, и после того, как одному из свидетелей было предложено под присягой подтвердить правильность показания, а истцу тоже под присягой подтвердить, что он прав в своей претензии.

И приказал наиб казий вручить эквивалент упомянутой суммы упомянутому истцу, а ответчику было предложено возбудить дальнейший иск.

И сделано это на основании постановления правильного, приказания, ясного, удовлетворяющих всем условиям правильности постановления приказа, иска и свидетельских показаний.

И было это в присутствии достоверных людей. [46]

ДОКУМЕНТ 4

Двадцать третьего числа священного месяца мохаррема, 998 г , в присутствии наиба, хазрета, казы-ал-куззот самого справедливого из правителей, судьи столицы Самарканда и его района, да удлинится его (казия) тень, состоялось утверждение в том смысле, что выше описанная рабыня, являвшаяся предметом спора по первому протоколу, является именно той рабыней, которую господин источник сейидства Мир Абдул-Каюм, ответчик по второму протоколу, купил у господина ученого из ученых, благородного из благородных, об'единяющего умственные и традиционные знания Кемалудина-Мавляна-Мухаммеда, сына господина покойного Ходжа-Шейхи, за сумму в сто девяносто тенег ханских, серебряных, без изъяна, чистых, чеканенных в один мискаль, новых, а он ее ему продал и эквиваленты обмена взаимно получены были.

А затем постановления первого и второго протоколов стали для него обязательными, по иску правильному и юридически законному этого упомянутого истца Мир-Абдул-Каюма к господину Ходжа-Хашиму, сыну господина Хафиза Мухаммеда-Хусейна, который был утвержденным полным и абсолютным доверенным доверенностью, утвержденной на основании справедливого доказательства, данного с соблюдением необходимых условий, как это по закону полагается, со стороны господина названного Мавляна-Мухаммеда, причем он не признавал правильности названного иска. Настоящее утверждение состоялось на основании свидетельских показаний Мулла-Тахира, сына Хуш-Мухаммеда и Хафиз-Хусейна, сына Мулла-Максума, каждый из которых пользуется безупречной репутацией и допускается к свидетельским показаниям с соблюдением требуемых условий, и после того, как ответчик оказался не в состоянии опровергнуть иск и привести законный отвод, и после того, как одному из свидетелей было предложено подтвердить под присягой правильность показания, а истцу, также под присягой подтвердить правильность своего иска.

И приказал наиб казий, которому поступило это дело, передать упомянутому истцу эквивалент упомянутой суммы, а он (ответчик) имеет право возбуждения встречного иска.

И сделано это на основании постановления правильного, приказания ясного, с соблюдением всех условий действительности утверждения приказа, иска и свидетельских показаний.

И было это в присутствии достоверных людей.

ДОКУМЕНТ 6.

Второго числа месяца раджаба прославленного, 998 г., заместитель-хазрета, казы-ал-куззот, самого справедливого из правителей, судьи столицы Самарканда и его района, сделал постановление принадлежности на правах полной собственности, одного раба-мальчика, по происхождению бадахшанца, с белым цветом лица, с разделенными бровями, примерно шестнадцати лет (от роду), по имени Назыра, называющегося также Гулям-Юсуф, - Бек-Мухаммеду, сыну Кул-Мухаммеда, на основании его законного и правильного иска лично им возбужденного к господину Маулана-Кутлуку, сыну господина Муллы-Рустама, который являлся фактическим владельцем (раба), отрицал правильность упомянутого иска и утверждал, что ему самому принадлежит право собственности (на данного раба), приобретенное путем юридически действительной купли от продавшего его и уплаты ему стоимости.

Упомянутое постановление состоялось, как записано, на основании свидетельских показаний Хафиза-Дост, сына Таш-Мухаммеда и Суфи-Мухаммед-Мукима, из которых каждый пользовался безупречной репутацией и принадлежал к числу лиц, свидетельские показания коих на суде принимаются, после дачи ими свидетельских показаний, с соблюдением [47] требуемых условий и (после того как) ответчик оказался не в состоянии отвергнуть (показания) и привести законный отвод и (после) предложения одному из свидетелей клятвенно подтвердить истинность своих показаний и (после) предложения упомянутому (выше) истцу клятвенно подтвердить, что он этого раба, являющегося предметом иска, берет по праву.

Упомянутому же ответчику предоставляется (право) искать с продавца эквивалента стоимости уплаченняой ему и потерянной.

Так, чтобы был положен предел юридически недействительным торговым сделкам.

Это постановлено решением правильным, предоставлением явным, удовлетворяющим всем требованиям и условиям постановления в процессах иска и свидетельских показаний.

И учинено это в присутствии людей, заслуживающих доверия.

ДОКУМЕНТ 9.

Двенадцатого числа месяца раби-ас-сани, 998 г., сделано правильное и юридически законное заявление Ходжа-Хашим, сын Ходжа-Мир-Али, будучи правомочным распоряжаться своим имуществом, о том, что я продал не окончательной продажей, господину сосредоточию совершенства, поддержке шариата об'единяющему умственные и традиционные знания, Кемальуддину-Мавляну-Мухаммед-Шерифу, сыну господина, в бозе почившего Мухаммеда-Мавляна-Вали полностью и целиком принадлежащую мне четвертую часть сооружений караван-сарая, находящегося в общем владении и расположенного на территории, составляющей вакф известного назначения и находящегося в Самарканде, в Дарби-Аханин (у железных ворот), в точно нам известных границах, со всем тем, что сопричисляется к этим сооружениям, за сумму в двести штук тенег ханских, серебряных, без из'яна, чистых, чеканенных в один мискаль, новых, в тридцать динаров, половина которой (суммы) - в сто тенег ханских, означенного (выше) качества, при взаимном получении этих эквивалентов сделки с поручительством законного овладения и разрешения пользования этим имуществом после овладения этими зданиями и (после), устранения всех законных препятствий я взял в наем это упомянутое проданное имущество у упомянутого, в пользу которого сделано упомянутое заявление, с этого числа, с уплатою по семи с половиною динаров, в медной монете, имеющей хождение, за каждый истекший день, и, распоряжаюсь упомянутым проданным имуществом, на изложенных основаниях, причем он подтверждает это в этом признании гласно. И было это в присутствии верных людей.

ДОКУМЕНТ 11.

Девятого числа благословенного месяца рамазана, 998 г., сделал правильное юридически законное заявление Давлет-Кадам-гушт-каш, сын устада Шады, будучи правомочным распоряжаться своим имуществом о том, что на нем имеется долг, который он должен уплатить и доставить господину средоточию сейидства Ходжи-Мир-Касиму-Хереви (гератцу), сыну господина Амир-Дуст-Заргара (золотых дел мастера), в сумме двести штук тенег ханских, серебряных, чистых, чеканенных в один мискаль, новых, в тридцать динаров, имеющих хождение, каковые и обязуется уплачивать упомянутому, в пользу которого сделано признание, по мере требования и (затем), что он взял упомянутое лицо (заимодателя) в наем для хранения одной чалмы “бенареси” (из Бенареса), “ду-банд” (двойной), которою он пользовался, стоимостью в две теньги означенного выше достоинства, которую и вручил ему, обязуясь за каждый истекший день уплачивать по три динара в медной монете, имеющих хождение, а он (заимодатель) передал себя самого ему (заявителю) в наем на упомянутых (выше) [48] основаниях, а он вступил в обязанности хранения, причем он (займодатель) подтверждает это в данном заявлении громогласно. И было это в присутствии достоверных людей.

ДОКУМЕНТ 13.

Двенадцатого числа месяца сафара, да окончится он благостно и победоносно, 998 г., сделали правильное, законное заявление Устад-Бахтиар, сын Абдуллы, раб-вольноотпущенник скромной и честной Биби-Агача, дочери господина сосредоточия главенства Мир-Мансура баззаза (продавца мануфактуры) и законная жена его Давлет, дочь Абдуррахмана, вольноотпущенная раба названной Биби-Агача, будучи правомочными распологать своим имуществом, о том, что они имеют долг, обязаны уплатить его и вручить господину сосредоточию величия, опоре благородства, приближенному хаканов Мулле-Паянда, сыну господина покойного Муллы-Ходжи-Мухаммеда, в сумме ста тридцати штук тенег ханских, серебряных, без изъяна, чистых, чеканенных в один мискаль, новых, половина коей (суммы) шестьдесят пять тенег означенного выше достоинства, каковую сумму обязуются уплатить по первому требованию, причем каждый из них ручается за приходящуюся на другого долю долга, а затем они заявили, что сами себя отдают в наем правильный и законный упомянутому, в пользу которого сделано заявление, с вышеприведенного числа на один полный год, за сумму в три тысячи динаров фулюси данаки, имеющих хождение и в течение этого времени обязуются выполнять, по мере их сил возможностей, все поручаемые им работы, не противные шариату, а вместе с тем разрешили упомянутому лицу, в пользу которого сделано заявление, чтобы он эквивалент наемой платы расходовал на пропитание и одежду их, на что он высказал согласие. И было это в присутствии достоверных людей.

ДОКУМЕНТ 14.

В начальный день священного месяца зиль-каада, 998 г., сделал правильное, законное заявление господин, сосредоточие добродетели Мавляна-Баба, сын покойного Мавляна-Шах-Мухаммеда, будучи правомочным по закону распоряжаться своим имуществом в том смысле, что он, лично принадлежащего ему одного раба мультанца, высокого роста без

физических недостатков, со сросшимися бровями, примерно пятидесяти лет (от роду) по имени Ибрагима, целиком и полностью в обмен за полученную наличными сумму в сто шестьдесят тенег ханских, серебряных, без из'яна, чеканенных в один мискаль, новых, дал полную свободу и, таким образом, этот названный Ибрагим, благодаря этой правильной “вольной” стал абсолютно свободным и вступил в среду свободных людей, а у него (заявителя) к нему никаких прав, преимуществ и претензий не осталось, за исключением права “ал-валя” (т. е. права “патроната”) т. к. “ал-валя” принадлежит тому, кто освободил и это с его согласия. И было это в присутствии достоверных людей.

ДОКУМЕНТ 15.

Девятнадцатого числа месяца зиль-хиджа 997 г., господин источник благородства, Мавляна-Касым, сын Ходжа-Азиза, будучи правомочным распоряжаться своим имуществом, сделал юридически действительное, законное заявление, что он, полностью и целиком, одному рабу своему, русскому, среднего роста, рыжему, со здоровыми членами тела, примерно (имеющему) шестьдесят лет (от роду), по имени Юсуфу, ради аллаха всевышнего и ради стремления угодить ему, а также во избавление [49] удручающих мучений, дал абсолютную “вольную” и этот названный Юсуф на основании этой данной заявителем юридически действительной “вольной”, обратился в абсолютно свободного и вступил в среду свободных (людей), а у него, заявителя, к нему не осталось никаких прав и притязаний, кроме права “ал-валя”, потому что “ал-валя” (патронат) принадлежит тому, кто дал вольную.

И было это в присутствии достоверных людей.

ДОКУМЕНТ 16.

Шестнадцатого числа священного месяца мохаррема, 998 г., сделал правильное и законное заявление Мавляна-Ходжим-Кули, сын господина покойного Мавляна-Курбана-Кули, будучи правомочным распоряжаться своим имуществом, о том, что он одной своей рабыне - афганке, брюнетке, с разделенными бровями, среднего роста, со здоровыми членами тела, по имени Ники, принадлежащей ему, примерно двадцати пяти лет от роду, дал полное и абсолютное освобождение, взамен полученной им наличными суммы в сто двадцать тенег ханских, серебряных, без из'яна, чистых, чеканенных в один мискаль, новых, и, таким образом, эта названная Ники, благодаря этой правильной “вольной”, стала абсолютно свободной и вступила в среду свободных людей, а у него, заявителя, к ней никаких прав, преимуществ и претензий не осталось, за исключением права “ал-валя” (т. е. права “патроната”), т. к. “ал-валя” принадлежит тому, кто освободил.

И было это в присутствии достоверных людей.

ДОКУМЕНТ 17.

Пятнадцатого числа месяца джумади-ас-сани, 998 г., господин источник благородства Ходжа-Мумин, сын господина Ходжи Мухаммеда-Хусейна в качестве абсолютного и полного законного доверенного, в особенности по этой сделке, которая излагается от имени Ага-Биче, дочери Ходжа-Мухаммед-Хусейна, по упомянутой доверенности со стороны этой его доверительницы, утвержденной наибом, казы акза-л-куззот, самым справедливым из правителей, хакимом столицы Самарканда и его района, да увеличится его высокая тень,( Во время пред'явления им правильного, законного денежного иска против другой стороны, присутствовавшей и отрицавшей.) на основании свидетельских показаний Муллы-Паянда, сына Шир-Мухаммеда и Муллы-Ходжа Мухаммеда, сына Ходжа-Мирака, каждый из которых пользуется порядочной репутацией и допущен к даче свидетельских показаний, после того как они оба дали свои показания с соблюдением необходимых условий и после предложения одному из свидетелей клятвенно подтвердить правильность своего показания, по закону будучи правомочным распорядителем своим имуществом сделал правильное законное, о том, что он согласно вышеупомянутой доверенности полностью одной рабыне, русской, с белым лицом, с несросшимися бровями, среднего роста, со здоровыми членами тела, примерно семидесяти лет, по имени Ак-кыз, принадлежащей его упомянутой доверительнице, ради бога всевышнего и желания угодить ему, даровал абсолютную вольную и благодаря этой правильной “вольной” эта названная Ак-кыз, стала абсолютно свободной и вступила в среду свободных людей, а у нее, доверительницы, к ней никаких прав, преимуществ и претензий не осталось за исключением права “ал-валя” (т. е. права “патроната”) т. к. .,ал-валя” принадлежит тому, кто освободил.

И было это в присутствии достоверных людей. [50]

ДОКУМЕНТ 19.

Тринадцатого числа священного месяца мухаррема, 999 г., была установлена в присутствии наиба казы акза-л-куззота, самого справедливого из правителей, хакима столица Самарканда и его района, абсолютная свобода женщина-брюнетки с разделенными бровями, среднего роста, со здоровыми членами тела, по имени Фатима, дочери Шир-Мухаммеда, рожденной от Али Джан, дочери Абдуррахмана, абсолютно свободной, на основании правильного законного иска названной Фатимы к Мулла-Мир-Мухаммеду, сыну Мулла-Хызра, который является ее фактическим владельцем, отвергающим иск и утверждающим, что она является его собственностью, приобретенной куплею правильною от ее продавца, с [51] уплатою ему ее стоимости.

И состоялось это утверждение в означенном смысле, на основании свидетельских показаний Ходжа-Абул-Касима, сына Шаха-Хусейна и Ходжа-Касим-Али, сына Мухаммеда, каждый из которых пользуется порядочной репутацией и допускается к даче свидетельских показаний, а также после того, как они оба дали свои показания с соблюдением необходимых условий, а ответчик оказался не в состоянии привести законного опровержения и отвода и после того, как один из свидетелей клятвенно подтвердил правильность своих показаний, а упомянутой истице было предложено клятвенно подтвердить, что она права в этой своей претензии, а ответчику, против которого было вынесено решение, предоставляется право обращения иска на продавца (ему) ее в сумме, равной уплоченной ему за нее стоимости и всем предыдущим лицам, ранее причастным к продаже ее предоставить право дальнейшего обращения иска, чтобы пресечь все незаконные сделки.

И постановлено это и т. д , как обычно.

ДОКУМЕНТ 20.

В то же число 999 г, в присутствии наиба казы акза л-куззота, упомянутого выше (см. документ № 19) было установлено, что указанная и описанная в основном документе женщина была именно та, которую Мулла-Мир-Мухаммед, названный выше ответчик, купил у господина Малик-Аргуна, сына господина Мир-Шах-Малика, за сумму в сто двадцать одну штуку тенег ханских, серебряных, без из'яна, чеканенных в один мискаль, новых, а он (последний) продал ему и взаимная передача об'ектов сделки состоялась. Затем постановление, изложенное в первом документе, распространилось на него, на основании правильного законного иска этого Мулла-Мир Мухаммеда к Малик-Аргуну, названному ответчику, который сознался в названной продаже, но отрицал правильность установления изложенного в предыдущем документе. Настоящее утверждение состоялось на изложенных основаниях, на основании свидетельских показаний Малик-Аджира (?) сына господина Ходжа Шамсуддина Мухаммеда и Ходжа-Мухаммеда Али, сына Ходжа-Шамсуддина упомянутого, каждый из которых пользуется порядочной репутацией и допускается к даче свидетельских показаний после того, как они оба дали свои показания с соблюдением требуемых условий, а ответчик оказался не в состоянии опровергнуть иск и привести законный отвод и после того, как одному из свидетелей было предложено клятвенно подтвердить правильность своих показаний, а упомянутому истцу тоже было предложено клятвенно подтвердить правильность своего иска. И приказал наиб хазрет казий, которому дело поступило на рассмотрение, ответчику передать эквивалент упомянутой суммы, а ему предоставляется право дальнейшего обращения иска.

И было это постановлено постановлением правильным, приказом ясным, с соблюдением всех условий правильности постановления приказа

И было это в присутствии достоверных людей.

ДОКУМЕНТ 21

Двадцать пятого числа месяца джумади-ас-сани, 998 г., Ага-Султан дочь Абдуррахмана, сделала правильное и законное заявление о том, что она полностью и целиком, одной из ей принадлежащих, рабынь, по происхождению индуске, с оливковым цветом лица, с разделенными бровями, среднего роста, со здоровыми членами тела, по имени Давлет, примерно пятидесяти лет от роду, дает “вольную” после своей смерти с тем, что пока она, заявительница, находится среди живых, она служит ей и остается при ней, а после ее, заявительницы, смерти, становится абсолютно свободной, наравне с прочими свободными людьми. [52]

И было это в присутствии достоверных людей.

ДОКУМЕНТ 22.

Семнадцатого числа благословенного месяца рамазана, 997 г., наиб-хазрет акза-л-куззот, самый справедливый из правителей, хаким столицы Самарканда и его района, назначил опекуном абсолютным, полным и законным Мулла-Кули-Али, сына Ходжа-Шир-Али, для управления делами малолетнего Мухаммеда-Шерифа, сына покойного Ходжа-Ибрагима, сына Муллы-Яр-Мухаммеда, после выявления его добросовестности, благочестия и добросердечия к названному малолетнему и его соответствия названному делу, вследствие того, что у этого малолетнего нет ни отца, ни деда, ни другого законного опекуна, а также он находился под началом названного хазрета акза-л-куззота.

И было это в присутствии достоверных людей

ДОКУМЕНТ 23.

Девятнадцатого числа месяца шавваля, 997 г., состоялось утверждение в присутствии наиба хазрета акза-л-куззота, самого справедливого из правителей, хакима столицы Самарканда и его района, да увеличится его высокая тень, частной доверенности Муллы-Гариба, сына Муллы Ходжа-Мухаммеда, выданной со стороны Муллы-Паянда, сына Муллы-Туляка, на получение суммы в двенадцать тенег ханских, серебряных, без из'яна, чистых, чеканенных в один мискаль, новых, находящихся в долгу за Мухиб-Али, сыном названного Муллы-Паянда, согласно правильного, законного, денежного иска к наличной противной стороне, отрицающей (правильность иска) на основании свидетельских показаний Муллы-Туляка сына Муллы Кара-Таша и Муллы-Халиля, сына Муллы-Махмуд, каждый из которых пользуется порядочной репутацией и допускается к даче свидетельских показаний и после того как они оба дали свидетельские показания с соблюдением необходимых условий, и после того как одному из свидетелей было предложено клятвенно подтвердить правильность своих показаний.

И было это утверждением правильным, распоряжением ясным, с соблюдением всех условий правильности утверждения, приказа, иска и свидетельских показаний.

И было это в присутствии достоверных людей.

ДОКУМЕНТ 24

Десятого числа благословенного месяца рамазана, 999 г , в присутствии наиба хазрета казы-ал-куззота, самого справедливого из правителей, судьи столицы Самарканда и его района, да распространится его высокая тень, состоялось утверждение того обстоятельства, что пятнадцать полных лет тому назад от вышеозначенной даты целомудренная и честная Биби-Ага-Джан, дочь Устад-Латифа, при жизни, будучи правомочной располагать своим собственным имуществом, сделала юридически правильное законное заявление о том, что она, полностью и целиком, одно помещение с кладовой (?) и примерно пятьдесят гязов земли мильковой, ей принадлежащей, находящейся в Самарканде, по улице... нанваи ограниченной с четырех сторон: с запада смежной с двором, оставшимся после покойного Муллы-Мухаммед-Юсуфа, сына Мулла Хаджи, находящимся ныне в распоряжении его известных наследников; с севера смежной с двором, оставшимся после покойного Хаджи-Максуда, находящимся ныне в распоряжении его известных наследников, а также с частью мильковой земли Мулла-Бакы, сына Устад-Вали; с востока смежной с двором Давлет Кадама, сына Убайда, а с юга-двором Мулла Салиха, сына [53] Абдул-Ваххаба (вход) расположен с запада, причем межи по всем границам отмечены явственно, со всеми правами и службами из частного своего милькового имущества обратила в вакф, юридически действительный, законный, в пользу мечети вышеназванной улицы, а также господина сосредоточие благородства, центр благочестия, обладателя славных качеств, лучшего из людей, Камалууддина Маулана Ходжи-Мухаммеда сына покойного господина Маулана Хасана, да осветит аллах его могилу, сделала со своей стороны законным мутавалием этого вакфа с тем, чтобы доходы от аренды этого имущества расходовались на мечеть вышеозначенной улицы.

(Возникло это делго) по встречному иску юридически правильному, законному господина Маулана Ходжа Мухаммеда, вышеназванного к господину источнику благородства, опоре шариата Маулана-Ходжаги, сыну сосредоточия прощения, центра милости аллаха, господина Ходжа Науруза-Хисари, который был казием и которому надлежаще уполномоченными [54] лицами было предоставлено право привести в порядок дела государственной казны столичного города Самарканда, да хранит его аллах от напастей и бед и который, являясь физическим хозяином (описанного выше имущества), отрицал правильность иска названного (выше) истца.

Состоялось это утверждение, как написано, на основании свидетельских показаний господина, первого из сановных (лиц) Маулана-Атауллы, сына г-на покойного мухтасибов Маулана-Ишкуллы и г-на сосредоточия главенства Ходжа-Дуста - сына господина опоры главенства, центра прощения Сейид-Мир-Наджмуддина, каждый из которых обладал безукоризненной репутацией и принадлежал к числу лиц, показания коих на суде приемлются, после дачи ими свидетельских показаний, с соблюдением необходимых условий, и после того как ответчик оказался не в состоянии опровергнуть иска и привести законные отводы, а равно после предложения одному из свидетелей клятвенно подтвердить свое показание и предложения упомянутому истцу клятвенно подтвердить, что он прав.

И приказал наиб, хазрет казий, которому был представлен иск (на рассмотрение ему, ответчику) оставить спор и отказаться от притязаний. И утвердил это постановление юридически действительным и приказанием явным, с соблюдением условий юридической действительности постановлений, исковых процессов и свидетельских показаний.

И было это учинено в присутствии людей, заслуживающих доверие.

ДОКУМЕНТ 25

Десятого числа месяца мохаррема, 998 г., Ризван Биби и Ага-Биби, дочери Шейха Суфи, будучи правомочными распоряжаться своим имуществом, сделали правильное, законное заявление о том, что они получили правильно переданную им Хафиз-Мухаммед Шерифом, сыном Хафиза Абдул Рашида сумму в восемьдесят штук тенег ханских, серебряных, доброкачественных, новых, чистых, чеканенных в один мискаль, и взамен этой полученной суммы отказались от всех претензий к ответчику имущественных и неимущественных, каковы бы они не были и в чем бы не выражались и на чем бы не были основаны, особенно от иска суммы в тридцать тысяч тенег ханских означенного достоинства, входивших в состав наследства их отца и от претензии на причитающуюся им долю из наследства отца, о которых они после выяснения и точного определения возбудили иск против упомянутого, в пользу которого делается заявление, а он отрицал (иск).

Точно также и названный ответчик отказался от претензий к ним заявительницам, а также от упомянутого возмещения и они на это согласились.

И было это в присутствии достоверных людей.

ДОКУМЕНТ 26

Одиннадцатого числа, месяца раби ас сани, 998 г , Мавляна Баба Шейх, сын Дуст-Мухаммеда Шейха, будучи правомочным распоряжаться своим имуществом, сделал правильное и законное заявление о том, что он получил правильно переданную ему Фирузи, дочерью Мубарак Кадама, сумму в двадцать штук тенег ханских, серебряных, чистых чеканенных в один мискаль, новых и взамен этой полученной от нее суммы, аннулировал обязательства той, в пользу которой сделано постановление и отказался от претензий к ней имущественных и неимущественных, каковыми бы они не были и на основании чего бы они не возникали, а в особенности от иска на то, что она является рабыней и ее малолетние дети являются рабами, утверждая, что она родилась от Субы, дочери Абдуллы, его, заявителя, рабыни, и что он требовал признания их в [55] рабском состоянии, а она, ответчица, отрицала это. Ныне, заявитель, отказывается от этого иска, причем она подтверждает правильность этого его заявления.

И было это в присутствии достоверных людей.

ДОКУМЕНТ 33.

Шестнадцатого числа месяца зиль-каада, 998 г., сделал правильное и законное заявление господин Сеид-Мир Касым, сын Сеид-Мирсаля-Хасана, будучи правомочным распоряжаться своим имуществом, что он продал окончательной продажей, законной, подлежащей исполнению, Ага Султан, дочери... (пропуск) полностью и целиком принадлежащие ему надворные [56] постройки, расположенные на государственной земле и находящиеся в Самарканде, по улице мечети Санг-тараши (каменотесов), состоящие из определенного количества помещений больших и малых, с точно ограниченными со всех четырех сторон границами, которые с запада соприкасаются с улицей частного пользования, с каковой стороны расположен и вход, с севера, так же как и с запада, с востока двором упомянутого (выше) продавца, который находится вне настоящей сделки (относится ко двору), с юга двором Ходжа-Дуст-Али, причем межами по всем границам являются явные признаки. Постройка продана со всеми правами и принадлежностями за сумму в шестьдесят штук тенег ханских, серебряных, чистых без из’яна, чеканенных в один мискаль, новых в тридцать динаров, имеющих хождение, половина которой суммы является тридцать тенег ханских, описанного достоинства, при юридически законном согласии на взаимный обмен эквивалентов сделки, с ручательством за законное последующее выполнение обусловленной сделки и т. д. (см. документ 42).

ДОКУМЕНТ 34.

Двадцать первого числа благословенного месяца рамазана, 997 г., сделал юридически законное и правильное заявление Турсун-Мухаммед, сын Курбана, будучи правомочным распоряжаться своим имуществом, что он отдал себя, на условиях найма, в ученичество Устад-Кучаку, сыну Устад-Джан-Али, ткачу алачи, (начиная) с сего числа на срок полтора года, полных, за сумму в три тысячи динаров в медной монете, имеющих хождение (в настоящее время), (с тем, чтобы) в течение этого времени всякое дело, соответствующее шариату, которое он мне поручит, по силе умения и возможности, я выполнял и вместе с тем я самого упомянутого устада (учителя) беру в наем за тысячу динаров означенного (выше) свойства, чтобы в течение этого времени, он искусству тканья алачи, со всем относящимся к нему меня выучил в такой степени, чтобы мастера этого искусства дали свое одобрение. И затем я разрешаю названному устаду, чтобы остаток суммы за наем по первому условию, в течение этого времени, он на мое содержание - пищу и одежду расходовал, причем он гласно принимает и подтверждает то, что в этом заявлении было изложено в его пользу.

И было это в присутствии достоверных людей.

ДОКУМЕНТ 35.

Седьмого числа священного месяца зиль-каада, 997 г., сделал юридически законное и правильное заявление Науруз-Мухаммед, сын Ша-Мухаммеда, будучи правомочным распоряжаться своим имуществом, что он отдал себя, на условиях найма, в ученичество Устад-Хасану, сыну Устад-Мухаммед-Хасана-саббаги (красильщику), (начиная) с сего числа на срок три года полных, за сумму в шесть тысяч динаров в медной монете, имеющих хождение (ныне), (с тем, чтобы) в течение этого времени всякое дело, соответствующее шариату, которое он мне поручит, по силе умения и возможности, я выполнял и вместе с тем я самого упомянутого устада Хасана беру в наем за три тысячи динаров описанного (выше) свойства, чтобы в течение этого времени, он красильному ремеслу со всем к нему относящимся меня выучил и затем я разрешаю названному устаду Хасану, чтобы остаток суммы по первому условию, в течение этого времени, он на мое содержание - пищу и одежду расходовал, причем он гласно принимает и подтверждает то, что в его пользу изложено в этом заявлении.

И было это в присутствии достоверных людей. [57]

ДОКУМЕНТ 37.

Двадцать девятого числа месяца рамазана, 997 г., сделал юридически действительное и законное заявление Тенгри-Берды, сын Устад-Сейида, будучи правомочным распоряжаться своим имуществом, о том, что он свою жену, именуемую Маасума-Бики, дочь Буранджи, с которой уже вступил в брачную связь, сделал для себя запретной, путем одновременного окончательного развода с условием уплатить ей взамен этого полный двойной “махр” и содержание на время “иддата”.

И было это в присутствии утвердившего.

ДОКУМЕНТ 41.

Двадцать девятого числа месяца сафара, да окончится он благостно и победоносно, 998 г., сделали юридически правильное и законное заявление и Устад-Баба, сын Устада-Али хаббаз и его родной сын Назар-Мухаммед, будучи по закону правомочным распоряжаться своим имуществом, о том, что они продали неокончательной продажей господину источнику благородства Кемальуддину-Мавляна-Ахмеду, сыну Мавляна-Ата полностью и целиком три четверти находящегося в их общем владении их сада, расположенного на государственной земле в местности Джудак, Шаудорского тумана, в окрестностях Самарканда (именно) то, что в нем находится-содержащего различные сорта виноградных лоз, фруктовых и нефруктовых деревьев в границах им точно известных, со всем тем из этой недвижимости, которую считают принадлежащею им, за сумму в шестьдесят семь штук тенег ханских, серебряных, без из'яна, чистых, чеканенных в один мискаль, старых, в двадцать семь динаров, а половина этой суммы тридцать три с половиною тенег описанного достоинства, при юридически действительном согласии на взаимный обмен эквивалентами сделки и поручительстве за последующее законное выполнение обусловленной сделки и разрешением продавцам пользоваться этими тремя четвертями, причем он (покупатель) гласно заявляет это заявление.

И было это в присутствии достоверных людей.

ДОКУМЕНТ 42.

Двадцать девятого числа месяца раби-ас-сани, 998 г., сделала правильное законное заявление Биби-Джан, дочь Мулла-Ходжа-Мухаммеда, Мулла-Аваз и Мива-Биби, дети Мулла-Ходжа-Мухаммеда-Али, будучи по закону правомочными распоряжаться своим имуществом, что они продали окончательной продажей, законной, подлежащей исполнению, господину Хафизу-Ядгару, сыну Ходжа-Султана-Хусейна и Ходжа-Яр-Мухаммеду, сыну Мулла-Хусейна полностью и целиком принадлежащий им участок мильковой земли, площадью в шестьдесят манов зерна, большого самаркандского веса, с точно ограниченными со всех четырех сторон границами, которые с запада прилегают к майдану Турды-Мухаммеда, сына Муллы-Паянда, с севера-мильковой земле господина, высокодолжностного, прибежища шариата, опоры доблестных качеств, сосредоточия совершенства, квинтэссенции святых и мистических полюсов, об'единяющего знания основ и разветвлений шариата, хазрета Ходжа-Хашима-Хаджи, да продлится от него исходящая благодать, сына высокостепенного в сане святости, опоры праведного пути, сосредоточия руководства, вождя святых и мистических полюсов, убежища ученых, превосходства воспитания бедных и слабых, отдыхающего под защитою милости аллаха-царя благодатного, хазрета Хаджи-Абул-Файза, да будет светлой его могила, с востока к общественной дороге и с юга земле Мулла-Ходжа-Мухаммеда, сына Мулла-Мухиба, причем межами по всем границам являются явные признаки. [58]

(Участок продан) со всеми правами и принадлежностями за сумму в девяносто штук тенег ханских, серебряных, без из'яна, чистых, чеканенных в один мискаль, новых-в тридцать динаров, а половина которой суммы в сорок пять штук тенег ханских описанного достоинства при юридическом законном согласии на взаимный обмен эквивалентов сделки и с ручательством за последующее законное выполнение обусловленной сделки. И была цена этой продаваемой недвижимости в день заключения сделки ценою соответствующей по стоимости справедливой, по оценке безупречного оценщика недвижимостей, без обмана и заблуждения и незаконных условий.

И купили упомянутые два покупателя вышеупомянутую определенную в границы недвижимость на вышеуказанных основаниях, причем они оба (покупателя) громогласно подтверждают их (продавцов) заявление относительно этого. И было это в присутствии достоверных лиц.

ДОКУМЕНТ 43

Второго числа месяца джумади авваль, 998 г., сделал правильное, законное заявление Устад-Ходжа-Мухаммед раухангар (маслобойщик), сын Устад Шейх-Мухаммеда, будучи по закону правомочным распоряжаться своим имуществом, что он продал окончательной продажей, законной, подлежащей исполнению высокому господину, источнику сейидства, совершенству веры Мир-Туляку, сыну покойного господина-источнику милостей Кутб-ар-Бина (?) полностью и целиком мильковую землю, принадлежащую ему “дах-яки”, находящуюся в махалля Могулдаз, в окрестностях Самарканда, с точно ограниченными со всех четырех сторон границами, которые с запада смежны с мильковой землею Мауляна-Бки, сына Мулла-Султана-Мухаммеда, с севера частью, землею принадлежащей совместно Мулла-Ходжи, сыну Мулла-Султан-Мухаммеда и Муллы-Пирака, сыну Яр-Мухаммеда, а частью с арыком Сиаб, который хорошо известен, с востока с землею Пир-Али сына Раджаба и с юга общественной дорогой, причем межами по всем границам являются явные признаки.

(Двор продан) со всеми правами и принадлежностями за сумму в сто семьдесят пять тенег ханских, серебряных, без из'яна, чистых, чеканенных в один мискаль, новых, в тридцать динаров, половина которой суммы равна восемьдесят семь штук тенег ханских описанного достоинства и пятнадцать динаров фулюс, имеющих хождение и т. д., как в предыдущем документе.

ДОКУМЕНТ 44.

Восьмого числа месяца второй джумады, 998 г., его высокостепенство, возвышенный до небес, солнцеподобный, красивый как Юпитер, мир божественных знаний, отвращающий несчастья, разрешающий трудности, об'единяющий знания основ и разветвлений (шариата), сливки глубоко ученых, квинтэссенция благочестивых, лучший из потомков святых и мистических полюсов, уповающий на аллаха-вечного царя, хазрет Ходжа-Мухаммед-Хашим, да продлится исходящая от него благодать, сын высокостепенного, солнцеподобного потомка величайших в мире шейхов, обитателя рая, пребывающего в горных садах, хазрета Ходжи-Абул-Файза Ходжи, да святится его могила, будучи правомочным распоряжаться своим имуществом, сделал юридически действительное, законное заявление о том, что он продал неокончательной продажей, высокостепенному, опоре государства, сосредоточию справедливости, воспитателю ученых, прибежищу бедных, доверенному эмиров и султанов, помощнику слабых и бедных, приближенному царей и хаканов, Низамульмилля-Ваддин, господину Кул-Баба-Кукальдашу, да продлится его слава, да удлинится его могущество, сыну высокостепенного господина высокодостойного, в бозе [59] почившего, удостоенного милости великого эмира Яр-Мухаммеда-Атка, полностью и целиком селение Ярымтук, составляющее его “мильк”, находящееся в тумане Ним-Сугда, в окрестностях Самарканда, состоящее из многочисленных земель, удобных для обработки и пригодных для посева, площадью приблизительно ....... манов посевного зерна большого самаркандского веса, в точно известных сторонам границах со всеми правами и всеми службами, также, кроме того, продал полностью принадлежащий ему на правах собственности сад, находящийся в квартале Шими, в окрестностях Самарканда, состоящий из виноградных лоз разных сортов, в точно известных сторонам границах, со всеми правами и всеми службами. Кроме того, еще другой, принадлежащий ему на правах собственности, сад свой известный под именем Баг-и-Урус, который находится в махалля, известном под именем Ходжа-Кафшира и состоящий из фруктовых и нефруктовых деревьев и различных сортов виноградных лоз, в точно известных сторонам границах со всеми правами и службами его. Все это продано неокончательной продажей за сумму в две тысячи двести штук тенег ханских, серебряных, без из'яна, чистых чеканенных в один мискаль, новых, в тридцать динаров, а половина этой суммы равна тысяче сто штук тенег ханских описанного достоинства, при взаимном юридически действительном согласии на обмен эквивалентами сделки и поручительстве за последующее выполнение обусловленной сделки и разрешением (продавцу) пользоваться (продаваемыми об'ектами) и громогласном подтверждении этого заявления (продавца) в присутствии достоверных людей.

ДОКУМЕНТ 51.

Четвертого числа священного месяца мухаррема, 998 г., именуемая Бике-Султан, дочь Мулла-Дервиша, будучи правомочной распоряжаться своим имуществом, сделала юридически правильное, законное заявление, что ей отвратительны дурные поступки, низкие качества и неодобрительная нравственность ее родного брата Паянда-Мухаммеда, с которыми она не может примириться, а вся ответственность на нем.

Было это в присутствии достоверных людей.

ДОКУМЕНТ 52.

Третьего числа священного месяца зиль-хиджа, 997 г., сделал правильное и законное заявление Лахури читгар, сын Лалю, будучи правомочным распоряжаться своим имуществом о том, что он имеет за собою долг, должен его отдать и доставить господину Дарья-хану, сыну господина шейха Саади, в сумме сто пятьдесят штук тенег ханских, серебряных, доброкачественных, чеканенных в один мискаль, новых, каковые по мере требования названного лица, в пользу которого сделано заявление, обязан уплатить. И было это в присутствии утвердившего.

ДОКУМЕНТ 53.

Того же числа месяца и года сделал правильное и законное заявление вышепоименованный Лахури читгар, будучи правомочным располагать своим имуществом о том, что, если он выйдет из повиновения приказу и распоряжения господина Дарья-хану, поименованному выше, в пользу которого сделано заявление и станет спорить, то жена его, заявителя, пусть считается трижды разведенной.

И было это в присутствии утвердившего.

ДОКУМЕНТ 54.

Шестнадцатого числа священного месяца мухаррема, 998 г., сделал правильное и законное заявление Мулла-Хусейн сын Муллы-Мультани, [60] будучи правомочным распоряжаться своим имуществом в том, что он имеет за собою долг, обязан отдать его и доставить господину Дарья-Хану, сыну господина Шейх-Саадеддина-Мильтани (заключающийся) в тридцати двух парбандах ситца, семицветного, длиною (по) двенадцати гязов и шириною в один гяз, больших, который должен названному лицу вернуть по истечении условленного времени-четырех полных месяцев. Справедливость сего и т. д.

ДОКУМЕНТ 58.

Двадцать шестого числа месяца раби-уль-авваля, 998 г., сделал правильное и законное заявление Маддуди-Казари-Мультани, сын Муллы-Мухаммеда-Мультани, будучи по закону правомочным распоряжаться своим имуществом, о том, что он имеет за собою долг, обязан отдать его и доставить Мулле-Фатхулле сыну Муллы-Якуба-Мультани, в сумме ста двадцати тенег ханских, серебряных, чистых, чеканенных в один мискаль, новых в тридцать динаров, что является стоимостью сорока штук материи ситца, пестрого парбанд, каждый кусок длиною в двенадцать гязов и шириною без одного куруха один гяз, большою мерою, которые он купил у упомянутого лица, в пользу которого сделано заявление и каковую сумму обязан уплатить по истечении условленных полных двух месяцев с подтверждением правильности заявления при очной ставке и в присутствии утвердившего.

О ПРЕВРАЩЕНИИ ЗЕМЕЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ “МИЛЬКИ-ХУР” в “АМЛЯКИ-СУЛЬТАНИ”

ДОКУМЕНТ 60.

Он истинный царь, хвала ему всевышнему!

Надлежащая хвала тому владетелю, заголовком грамоте которого на владение являются слова: “Скажи, о господи, владеющий властью” и высокой грамотой доказывающей его вечность являются слова: “Всякая вещь погибнет”, а сеятелем могущества которого являются слова: “Вы ли сеете или мы сеятели” и руслами оросительных каналов милосердия которого являются слова: “И мы извлекли на ней (на земле) источники”.

И священные благословения тому пророку, ключей источников пророческого сана которого являются слова: “Я был пророком, когда Адам находился еще между водою и прахом” и плодом засеянного поля его пророчества являются слова: “И мы послали тебя исключительно из милосердия ко вселенной”, благословение аллаха и мир ему и всем его потомкам и сподвижникам.

А затем эта законная грамота и этот обращенный к исполнению документ извещает о том, что в это время, с помощью аллаха-царя, к которому прибегают за помощью, по ходатайству господина казыа-л-куззота, самого справедливого из правителей, которого нет необходимости ближе определять и характеризовать и в перечислении титулов которого, присвоенных ему дарами аллаха-царя, нет необходимости прибегать, к длиннотам и подробностям, ввиду явности благородства его существа и предельной ясности ценности его качеств, а именно: господина Ходжи-Абдул-Вахида, известного под именем Абу-л-Хайра-ал-Казий-ал-Лайси, да не прекратит тень его справедливости быть протянутой над главами тварей, а равно по приказу и по повелению обязательному к исполнению и по распоряжению того, кому подчиняется весь мир, его величества, высокого как Сатурн, великого как небеса, с образом солнца, с Юпитером в качестве знамени, споспешествуемого, победоносного, счастливого, места [61] проявления слов корана: “И господь твой творит что пожелает и что предпочитает”, зиждителя основ халифата, устроителя мира, распоряжающегося основными законами султаната, завоевателя мира, распространителя справедливости и добродетели, сокрушителя творящих беззаконие и смутьянов, обновителя вероучения пророка, проводника в жизнь шариата (Мухаммеда) избранника, воспитателя ученых и добродетельных, с любовью относящегося к святым и праведникам, отмеченного милостями аллаха-царя воздающего, хакана, сына хакана, сына хакана Абу-л-гази Ахмед-Бохадур-Хана, да сделает вечным аллах всевышний его царствие и его власть и да изольет на людей его милость и его благодеяние, - господин, приют счастья, гордость равных ему и современников, приближенный к его величеству-хакану, удовлетворяющий нужды мусульман, Ходжа - Гулям-Хусейн, который является безусловным общим доверенным, с твердо утвержденной доверенностью его величества, находясь в присутствии высокого господина, наделенного высокими доблестями, с качествами Асафа, разрешающего важные дела, которому поручено вершить государственные дела и в руках которого находятся бразды правления и всех дел, осчастливленного милостями царя-правителя, господина Мухаммеда-Али, который является управляющим дивана и полномочным доверенным его величества, выделил из селения Чаш-Тудэ, которое принадлежит его превосходительству упомянутому справедливейшему из казиев и расположено в тумане верхнего Шаводара, в окрестностях Самарканда и охватывает много земельных угодий, годных для посевов, орошенных водою и без орошения, причем орошенные из них обнимают площадь в 13000 танапов, а не орошенные примерно 400 танапов.

Площадь в 3500 танапов орошенной земли, причем западные границы этого выдела примыкают, в одной части, к известному саю, выходящему из середины упомянутого селения и его садов и доходящему до середины земли Дихкан-Баша, которая является землей государственной и земли кишлака Хайдар, который входит в ограничиваемую территорию, а в другой части, западные же границы примыкают к отчужденной части берега известной реки, которая протекает по земле упомянутого кишлака Хайдар и доходит до сая, именуемого Ири.

Северная граница этого выдела примыкает к саю Шамран-Айгурам. Восточная же граница примыкает, в одной части, к земле селения Гачдан, в другой части-к известному холму, который называют холмом Дихкан-Баш, далее, в следующей части, к земле упомянутого Дихкан-Баш, перерезая в одной части упомянутую реку, а в другой части-известный акведук. Часть же границы примыкает к селению Гарасин, пересекая в одной части упомянутую реку Дихкан-Баш, а в другой части-хауз Султана-Кули. А часть восточной границы примыкает к известному холму, находящемуся по соседству с площадью Хавенд-Сейид ибн Мухаммед-Сейида. Сто танапов примерно неорошаемой земли, причем западная граница этого выдела примыкает к землям селения Гус и в этой стороне находится холм Ангиштек, а земля под названием Кинджак входит в границы этого выдела. Северная граница примыкает к большой дороге. Восточная граница примыкает к известному акведуку, который называется Арпалык-Куль и два отрезка земли, которые находятся в конце упомянутого акведука, со стороны упомянутой большой дороги и примыкают к дороге, входят в границы этого выдела. Южная граница примыкает к вершине упомянутой возвышенности Арпалык-Куль.

И эти два упомянутых выдела об'явил недвижимостью свободною от налогов, принадлежащею его степенству, упомянутому справедливейшему из казиев, с тем, чтобы с означенного дня до дня воскресения мертвых, чиновникам и поверенным падишахским не будет никакого права (дано) в отношении этих выделов, ни доступа к ним. [62]

С другой стороны, его степенство, упомянутый лучший из казиев, остальную часть земли упомянутого селения Чаш-Тудэ, обратив ее в государственную, передал двум упомянутым лицам с тем, чтобы ни упомянутому лучшему из казиев, ни его доверенным не осталось права собственника на взимание десятины или других сборов с этой части земли, ни доступа к ней. А надел воды для орошения этого освобожденного от налогов земельного угодья будет сообразное распределением воды, а именно так, как об этом сообщили старожилы этого селения и селений в его окрестностях:

Из вод Гичдана,- из 14 долей (сахмов)-одна доля и 3/4

Из вод Курук-Кула, - из 14 долей (сахмов) -две доли и 2/3;

причем, из вод Гичдана установили полных две доли, а упомянутое его (выдела) орошение из Курук-Кула, в возмещение 1/4 доли, которые установили в пользу упомянутого освобожденного от налога имущества обратили на орошение того остатка, который обращен в государственные земли, а господину упомянутому справедливейшему из казиев не остается никаких прав на воды из Курук-Кула.

На этом постановили и в свидетели призвали большое количество людей с безупречной репутацией и достоверных, имена которых записаны в приложении.

С сего дня всякий, кто попытается что-либо изменить и заменить то, что постановлено данным решением, будет продавать свою веру за земные блага и будет достоин изгнания, проклятия, горя и беды и окажется не включенным в предстательство святой опоры пророчества, да благословит его аллах и даст ему мир, если соизволит на это аллах, и было это в начале месяца раби первого, лета 963, со времени хиджры пророка.

ДОКУМЕНТ 61.

Тринадцатого числа месяца шавваля, 997 г., в присутствии наиба, казы ал-куззота, самого справедливого из правителей, хакима столицы Самарканда и его района, да удлинится его возвышенная тень, была установлена совершенная свобода женщины с белой кожей, с раздвоенными бровями, среднего роста, со здоровыми членами тела, по имени Темам, приблизительно шестнадцати лет от роду, которая родилась от именуемой Кутлук-Султан-Хурра, дочери Муллы-Сангина, на основании иска законного, правильного, встречного со стороны этой упомянутой Темам к господину Мауляну-Ильясу, сыну Ходжи-Артыка, который заявляет, что она его рабыня и который является ее фактическим хозяином, отрицает правильность иска и утверждает, что она является его собственностью на основании законной купли ее от продавца и уплаты последнему ее стоимости. И состоялось упомянутое постановление на изложенных основаниях по свидетельству господина Сакин-Шейха, сына господина Баба-Шейха и Устад-Кузичи сына Мухаммеда-Вали-Ака, из которых каждый пользуется доброй репутацией и допускается к свидетельским показаниям после того, как они оба дали свои показания с соблюдением установленных условий и после того, как одному из свидетелей было предложено клятвенно подтвердить правильность своих показаний, а упомянутой истице было предложено клятвенно подтвердить, что она права в своем иске. Тому, против которого вынесено решение, предоставляется право обратить иск против продавшего ему в сумме равной уплаченной им, и последовательно всем участникам торговых сделок (в отношении этой рабыни) пока не будут аннулированы эти незаконные торговые сделки.

И постановлено это постановлением правильным, приказом ясным, с соблюдением всех условий правильности постановления приказа, иска и свидетельских показаний. И было это в присутствии достоверных людей. [63]

ДОКУМЕНТ 62.

Семнадцатого числа месяца зуль-хидже, 997 г , в присутствии наиба, казы-ал-куззота, самого справедливого из правителей, хакима столицы Самарканда и его района, да удлинится его возвышенная тень, была установлена совершенная свобода человека с кожею цвета пшеницы, с разделенными бровями, черными глазами, среднего роста, со здоровыми членами тела, примерно двадцати лет (от роду) по имени Мирза-Мухаммед, которого называют также Юлбахши, который родился от именуемой Бахт-Мурат-Хурре, дочери Абдуллы, на основании иска правильного, законного, встречного упомянутого Мирза-Мухаммеда к Мирзе-Ядгару сыну Турфана-Курчи, который заявляет претензию на то, что он является его рабом и, являясь фактическим владельцем, отрицает правильность иска и утверждает, что он является его собственником на основании законной покупки от продавшего его с уплатой последнему стоимости его.

И сделано настоящее постановление на основании свидетельства Муллы-Абдулгафара, сына Муллы-Хасана и Ахмед-Шейха, сына Адинэ-Шейха, из которых каждый и т. д., как в предыдущем документе …


ИЗОБРАЖЕНИЕ “ТАМГ”, ВСТРЕЧАЮЩИХСЯ В ДОКУМЕНТАХ СБОРНИКА

В публикуемых документах “тамга” имеет значение “тавра”, т. е. отличительного знака, выжигавшегося и выжигаемого ныне, обыкновенно, на ляжке животного (лошади, верблюда, ишака, коровы). Подобного рода “тамги” являлись одновременно и родовым знаком у кочевых народов, а впоследствии соответствовали печати иль родовому гербу.

(пер. Р. Р. Фитрат и Б. С. Сергеева)
Текст воспроизведен по изданию: Казийские документы XVI века. Ташкент. АН УзССР. 1937

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.