Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПУТИ ОБОГАЩЕНИЯ ШЕЙБАНИДОВ

“Вакф-наме” представляет значительный интерес как документальный источник по истории землевладения и земельных отношений в Средней Азии первой четверти XVI в. В частности, оно отражает процесс роста земельной собственности в руках первых Шейбанидов и обезземеливания мелких землевладельцев, показывает наличие разных форм использования земли, позволяет заключить о существовании различных категорий арендаторов и т. д.

Шейбаниды вторглись на территорию современного Узбекистана в самом начале XVI в. составление же нашей вакфной грамоты, как было сказано, можно отнести к 20-м годам этого же столетия. Значит, в “Вакф-наме” речь идет о приобретении Шейбанидами имущественного богатства за промежуток времени около двадцати лет.

Каким же путем за столь короткое время Шейбани-хан и его родичи приобрели огромные богатства?

Выше мы останавливались на грабительском характере завоевательных войн Шейбанидов, позволивших им захватить многочисленные драгоценности, рабов, скот и т. д.

Основным же источником их обогащения была конфискация земель и торгово-ремесленных предприятий 1 побежденной тимуридской знати. Среди последней значительную роль играл известный в государстве Тимуридов конца XV в. крупнейший земельный магнат Мухаммед Боки-тархан, земли которого вместе с землями некоторых других крупных землевладельцев, как это явствует из нашей вакфной грамоты, вошли в состав владений шейбанидского дома.

Отец Боки-тархана, эмир Абдулали-тархан, был бухарским хокимом при Тимуриде Султан Ахмед-мирзе, государе Средней Азии (1469 — 1494 гг.). По матери он являлся племянником [37] Дервиш Мухаммед-тархана 2, который, по определению Бабура, по чину и степени был выше Абдулали-тархана 3. При нем в пору “казачества” некоторое время жил в Бухаре Мухаммед Шейбани-хан, являясь, по словам автора “Тарихи Рашиди” Мухаммед Хайдара, нукером 32* Абдулали-тархана 4. Но, вероятно, более прав Захириддин Бабур, сообщающий, что “Шейбани-хан, хотя не был его (Абдулали-тархана) нукером, однако несколько раз состоял при нем, а многие султаны — Шейбаниды, малые и великие, были у него нукерами” 5. Шейбани-хан прибыл тогда в Бухару по приглашению Султан Ахмед-мирзы в роли начальника наемного отряда. Беннаи, касаясь этого периода, пишет, что Абдулали-тархан имел с Мухаммедом Шейбани “беспредельную дружбу” 6, почему Бабур обвиняет Абдулали-тархана в возвышении Шейбани-хана и падении древних владельных домов Тимуридов 7.

Абдулали-тархан на правах суюргала владел Бухарой и Каракулем. Он делал подарки и устраивал угощения, отличавшиеся царской пышностью. От этого “властного, жестокого, развратного и надменного” человека 8 часто зависели последние Тимуриды.

По приказу Абдулали-тархана производились грабительские набеги на отдаленные области Средней Азии. Из одного частного письма того времени выясняется, что нукеры его участвовали в походе на туркмен-кочевников за пределы Аму-Дарьи. В письме указывается, что если Абдулали-тархан не имеет на это приказа ходжи Убайдуллы Ахрара, то его следует наказать 9.

После смерти отца Бухара и Каракуль на правах суюргала перешли во владение Мухаммед Боки-тархана. В его подчинении находился и Кермине.

Из косвенных данных явствует, что Мухаммед Боки-тархан владел торгово-ремесленными предприятиями 10 и множеством земельных участков в разных областях страны. Часть из них еще при жизни была обращена им в вакф и упоминается в [38] качестве такового в рассматриваемой грамоте, в частности называется местность Язмудин в вилояте Несеф 11.

В других документах упоминается, что вакф, завещателем которого был Мухаммед Боки-тархан, находился в селении Сук-Сук вилоята Каракуль. Называется также вакф в пользу потомков сына Мухаммед Боки-тархана — эмира Мешхеди 12. Кроме того, в “Вакф-наме” упоминается участок земли, находившийся в пригородах Самарканда, в прошлом принадлежавший тому же Мухаммед Боки тархану; кому этот участок принадлежал в период составления вакфной грамоты, точных сведений нет.

Особенно возвысился Мухаммед Боки-тархан при Тимуриде Султан Али мирзе. По словам современников, при последнем он полностью завладел Бухарой и с бухарских земель никому не давал ни одного донга 13 22*. Мухаммед Салих, характеризуя его, пишет, что, если Мухаммед Боки-тархан “давал провизию (ош), его мирза (Тимурид Султан Али-мирза) мог существовать, в противном случае он ходил голодный” 14. Анонимный автор “Таварихи гузиде” называет его “беком Чагатаев” 15.

Мухаммед Боки-тархан и ряд других тарханов 33*, многие из которых были связаны между собой родственными узами, при последних Тимуридах сосредоточили в своих руках не только обширные земельные владения, но и захватили политическую власть в стране.

По свидетельству Мухаммед Салиха, Боки-тархан имел 10 тыс. нукеров (Захириддин Бабур сокращает эту цифру до 5 — 6 тыс.).

Боки-тархан являлся одним из организаторов и предводителей тимуридских войск в борьбе с Мухаммед Шейбани-ханом. По словам современников, во главе десятитысячного ополчения он выступил из Бухары против войск Шейбани-хана (4 зулкаъда 905 г. х. — 1 июня 1500 г.), но, не выдержав натиска противника, вынужден был скрыться в крепости Дабусия 34*. Позже он сделал неудачную попытку вновь [39] укрепиться в Бухаре (его поддерживала часть самаркандских беков и ходжей), а после занятия Самарканда Бабуром захватил Карши, где, однако, долго не продержался 16. Некоторое время он действовал совместно с Бабуром, а затем поступил на службу к сыну Тимурида Султан Хусейна — Бадиаззаман-мирзе, но во время похода Мухаммед Шейбани-хана в южные владения Султан Хусейна в 909 г. х. (1503/4 г.) перешел на службу к узбекскому хану и сдал Андхуд его войскам. Мухаммеду Шейбани он поднес богатые дары 17. Однако Шейбани-хан не оказал ему “никакого внимания и ласки, и Боки-тархан в унижении и печали покинул сей мир в области Ахси”. 18 35*

После завоевания тимуридских владений войсками Мухаммед Шейбани-хана Бухара перешла под власть брата Шейбани-хана — Махмуд-султана. Многие земли и торгово-ремесленные предприятия Мухаммед Боки-тархана, как это явствует из “Вакф-наме”, оказались в руках Мухаммед Тимур-султана, а после смерти последнего перешли во владение Михр-Султан-хонум.

Наряду с землями светских феодалов конфискации подверглись и имущества духовенства, стоявшего на страже интересов Тимуридов. Таковыми были сын известного Убайдулла ходжа Ахрара — ходжа Яхья, шейхульислам 36* Самарканда Абулмакарим, главный казий 37* и др. Следует отметить, что несмотря на исключительно высокий авторитет Ходжи Ахрара, его земли в отдельных случаях отчуждались еще до прихода к власти Шейбани-хана. Так, Захириддин Бабур сообщает о своем дяде Мухаммед Хусейн Гургане (отце известного историка Мухаммед Хайдара), который, пользуясь междоусобиями и слабостью верховного правителя, захватил Пешагир, 38* относившийся к мильковым селениям (кент) Ходжи Ахрара 19. Для усиления своего авторитета отдельные правители из дома Шейбанидов поддерживали некоторых из потомков [40] Ходжи Ахрара 20. Двое из Них — Ходжа Калон и Ходжа Абдушшахид были участниками узбекского посольства в Индию (1528 — 1529 гг.) 21.

Другим источником обогащения Шейбанидов была скупка земель 22, хотя под этим юридическим актом часто скрывался прямой захват имений представителями новой власти.

Как уже указывалось выше, некоторые земли Мухаммед Боки-тархана упоминаются в нашем документе как земли, принадлежавшие в момент составления “Вакф-наме” Михр-Султан-хонум. Земли эти располагались в тумоне Шовдор Самаркандской округи, в местности Вахашти, у Тут Хусейн, ванкоре 39* Фурхейл, в Таги джаре и по соседству с Талли тарноу. Многие из них вошли в состав вакфных имуществ в пользу двух самаркандских медресе Мухаммед Шейбани-хана якобы после действительной законной покупки их у прежнего владельца. Однако указание современников на то, что узбекский хан не оказал “никакого внимания” Боки-тархану после перехода последнего в его лагерь и то обстоятельство, что он умер в “унижении и печали”, позволяет думать, что его земли были не куплены, а захвачены Шейбанидами.

В числе земель, вошедших в поименованный вакф после “законной покупки” их, как говорится в “Вакф-наме”, или “законно вошедших” в него, перечисляются земли и других крупных землевладельцев — Ходжако, сына эмира Дервиша, и Мир Калона, а также земли, владельцы которых считались умершими, или же те, которые принадлежали наследникам того или иного землевладельца, упоминаемого в грамоте как “покойный”. Возможно, наследники эти или часть их были малолетними, чем можно объяснить тот факт, что в “Вакф-наме” называются имена покойных владельцев без упоминания имен наследников — действительных хозяев земли в тот момент. Продажа земель и имущества малолетних широко практиковалась в Средней Азии XVI в. 23 [41]

Некоторые из землевладельцев, участки которых были включены в список передаваемых в вакф имений, были женщинами. Наличие среди прежних владельцев земель немалого количества женщин и “наследников прежнего землевладельца”, часть которых могли быть малолетними, косвенно свидетельствует о том, что под актом купли-продажи этих земель мог скрываться насильственный захват чужих владений, юридически оформленный, согласно “Вакф-наме”, как “действительно законная покупка”.

Среди передаваемых в вакф земельных участков называются и такие, прежние владельцы которых переехали или были перемещены, т. е. переселены, в другой район. Это свидетельствует о стремлении Михр-Султан-хонум создать крупный земельный массив в одной местности, насильственно переселяя тех жителей, участки которых находились между землями, к тому времени уже принадлежавшими ей.

Шейбаниды захватывали земли и путем прямого насилия. В перечне имений, жертвуемых Михр-Султан-хонум, называются в вилояте Кеш местность Андои Ахмеди Мугулон и селение Хашид Ясокиён, определяемое как тиюл 21*. В ленинградском экземпляре рукописи “Вакф-наме”, принятом нами за основу, текст, констатирующий передачу этих местностей в данный вакф, зачеркнут. (В ташкентской рукописи это место опущено). На левом поле зачеркнутой страницы (л. 75 а) рядом с названием местности Андои Ахмеди Мугулон написано: “эта местность истребована” —

На следующем листе с зачеркнутым текстом (л. 75 б) рядом с названием местности Хашид Ясокиён, стоит такая же помета: “Эта местность также истребована”. На этих пометах имеются оттиски печати с именем главного казия г. Самарканда Абдулавваля б. Абдулвахида ал-Ляйси, подтверждающие их законность.

Наличие указанной пометы рядом с зачеркнутым текстом говорит о том, что вышеуказанные местности были присвоены Тимур-султаном (или Михр-Султан-хонум) незаконно и что, несмотря на все свое политическое влияние и богатство, Михр-Султан-хонум не смогла узаконить этот захват и вынуждена была вернуть данные земли прежним владельцам.

При Шейбанидах, кроме прямого захвата имений местных землевладельцев, практиковалось присвоение земель в счет предоставленных в долг денег 24. [42]

Увеличение земельных фондов Шейбанидов происходило и за счет земель, покинутых владельцами. Причиной бегства земледельцев, судя по словам Фазлуллаха б. Рузбехона, могли быть притеснения и обиды, тяготы земельной подати, диванской поставки продовольствия и султанских повинностей. Автор сообщает, что вследствие больших налоговых обложений часть людей в Самаркандской области, покинув свои мильки, расселилась по разным местностям страны 25.

Ибн Рузбехон описывает собрание приближенных Шейбани-хана и ученых-законоведов в Кани гиле 40* во главе с самим ханом, на котором в целях увеличения налоговых сборов обсуждался вопрос о мильковых владениях, покинутых их хозяевами и превратившихся в пустоши. В результате дискуссии было решено земли, владетели которых не объявились, отдать в распоряжение падишаха — Шейбани-хана 26.

Расширение земельной площади Шейбанидов происходило также за счет орошения и обработки новых земель, часть которых, как упоминалось выше, превратилась в пустоши в результате завоеваний узбекского хана и налогового гнета.

При Мухаммед Шейбани-хане была проведена некоторая работа по улучшению и расширению ирригационной сети, что позволило несколько увеличить посевные площади. Например, по его приказу был восстановлен мост-вододелитель на р. Зеравшан 27. Позже были проведены оросительные работы в Сауране.

Особенно большие ирригационные работы проводились в дальнейшем при Абдулла-хане II (1557 — 1598 гг.) 28.

Шейбанидские правители, расширяя посевные площади 29, хотели получить возможно большие доходы с населения страны. Однако количество этих вновь орошенных земель по сравнению с территориями конфискованных и захваченных у местного населения было незначительным.

Большие богатства сосредоточили в своих руках и приближенные Шейбани-хана, пришедшие с ним из степи. В числе последних был Джон Вафа-бий из племени найман, назначенный после завоевания Самарканда даругой города и поселившийся в доме, принадлежавшем ранее сыну ходжи Ахрара — ходже Яхье. Позже, после вступления узбекских войск в Герат [43] (1507 г.), он был назначен даругой г. Герата. Во время сражения у Махмуди под Мервом Джон Вафа-бий был захвачен в плен сефевидскими войсками и казнен по приказу Исмаила Сефеви (1510 г.). Сын Джон Вафа-бия — Дуст Мухаммед-бий фигурирует в документах XVI в. как владелец большого числа торговых предприятий.

Земли, завещанные Михр-Султан-хонум, представляли собой как мелкие участки, так и целые селения.

Часть земельных владений, переданных в вакф, была сконцентрирована в одном месте и представляла собой массив, состоявший из множества мелких участков, границы которых в основном или соприкасались между собой, или примыкали к естественным рубежам — оросительным каналам, холмам, могилам, дорогам общего пользования, оврагам, или к каким-либо населенным пунктам. Средством разграничения являлись также насаждения тута принадлежавшие тому, кто их развел или купил. Некоторые из них назывались по собственным именам их владельцев 30. Обычно сажался специальный вид тутового дерева, листва которого шла на выкормку шелкопряда.

В составе указанного выше массива, переданного в вакф упомянутого вида, называются 144 участка, определяемые словами китъа и хейл (при этом некоторые из них в свою очередь состояли из нескольких земельных участков), расположенные в местности Вахашти тумона Шовдор. Судя по ограниченному количеству имен владельцев земель, непосредственно граничащих с этими участками, можно предположить, что свои земли в этом районе смогли сохранить лишь наиболее крупные землевладельцы. Среди последних следует отметить эмира Сайид Иброхима ал-Хусейни ал-Кермани, известного как Мир Махдум. Он являлся якобы потомком пророка Мухаммеда. Его имя сопровождается в “Вакф-наме” пышными эпитетами и упоминается много раз как владельца земли, граничащей с каким-либо из упомянутых 144 участков, что можно объяснить тем, что ему принадлежали земельные владения в различных местах данного района или они по размерам были крупнее, чем многие граничащие с его землями.

Процессу концентрации земельной собственности способствовал признаваемый мусульманским правом институт шуфъат, т. е. преимущественное право соседа на покупку [44] земли 31. Этим правом широко пользовалась Михр-Султан-хонум, прибирая к своим рукам все новые и новые земельные участки. Большую роль в приобретении соседских земельных участков в условиях орошаемого земледелия должно было играть влияние крупного землевладельца на распределение оросительных вод, когда источник воды попадал в зону его власти. И в этом случае общественное положение Михр-Султан-хонум и ее исключительное богатство сыграли определенную роль.

Приобретение большого количества земельных участков, разбросанных в разных районах современного Узбекистана, вошедших в состав владений Михр-Султан-хонум, возможно было лишь при наличии специальных лиц на местах, занимавшихся вопросами приобретения земель. В документах XVI в. упоминаются доверенные лица высокопоставленных феодалов или представителей царствующего дома, которые вели переговоры от их имени 32. Такие же люди были, видимо, при дворе Михр-Султан-хонум.

Полукочевая феодальная знать Шейбанидов приобрела на новых землях большое количество скота, ранее принадлежавшего отдельным представителям феодальной аристократии Тимуридов. Вспомним, например, некоего Абдуллу, известного под именем Ходжа Мавлоно Кози, выделившего из своего имущества в помощь воинам Захириддина Бабура 18 тыс. овец. Выше уже приводились данные современников о десятках тысяч голов скота, захваченных войсками Шейбани-хана в области Кундуз и Хисар. Так же действовали ополчения и при захвате Ташкента 33.

Ко всему сказанному выше следует добавить, что значительные богатства попали в руки завоевателей в виде денег. Так, после завоевания Герата на его население была наложена контрибуция в 100 тыс. тангача. Кроме того, удельные правители должны были принести 20 тыс. тангача лично Шейбани-хану и 15 тыс. — одному из его приближенных — садру мавлоно Абдуррахиму. Известно, что Шейбани-хан приказал Беннаи добыть деньги у поэтов Герата. По этому поводу редко видевшие золото гератские поэты написали в адрес Беннаи злые стихи. [45]

Шейбаниды в первую очередь захватили имущество Тимуридов и их сановников, многие из которых оказали активное сопротивление войскам Шейбани-хана. Как пишет Хондемир, победители ограбили “магнатов, имевших отношение к государственным делам”. Позже они стали приобретать земли средних землевладельцев. Захват имущества и земель у массы средних землевладельцев продолжался на протяжении всего XVI столетия 35.

Как мы видим:

1) в руках крупных сановников Тимуридов сосредоточились огромные владения на правах условной и безусловной собственности;

2) тимуридская знать владела одновременно землями, скотом и предприятиями торгово-ремесленного характера;

3) основная часть всех этих богатств была конфискована и присвоена представителями новой династии Шейбанидов. Конфискации подверглись владения не только светских феодалов, но и духовных;

4) земельные владения, насильно отобранные у местных феодальных правителей и отдельных землевладельцев — мелких и крупных, были основным источником фонда земель, переданных в вакф Михр-Султан-хонум.

Комментарии

1 См. предыдущий раздел.

2 У Дервиш Мухаммед-тархана в период своего пребывания в Самарканде бывал Алишер Навои (Хондемир, Хабиб ас-сияр, т. III, стр. 217).

3 Одна сестра Дервиш Мухаммед-тархана была женой Тимурида Султан Абу Сайида, другая — женой Султан Али-мирзы. См. Бабур-наме, стр. 32.

4 The Tarikh-I Rashidi of Mirza Muhammed Haidar. Л. 42а-42б.

5 Бабур-наме, стр. 32.

6 Беннаи, Шейбани-наме, л 27, 29.

7 Бабур-наме, стр. 32.

8 Там же.

9 Муншоат, ркп. ИВ АН УзССР, № 5046, л. 181 (31).

10 П. П. Иванов, Хозяйство джуйбарских шейхов, Док. № 264.

11 Вакф-наме, стр. 290.

12 П. П. Иванов, Хозяйство джуйбарских шейхов, Док. № 317, 300.

13 Бабур-наме, стр. 92 “данак”, в узб. тексте “донг” (Бобирнома, Тошкент, 1960, стр. 133), у Хондемира “динар” (Хабиб ас-сияр, т. III, ч III, стр. 297).

14 Мухаммед Салих, Шейбани-намэ, стр. 23; Абдулла б. Мухаммед, Зубдат ал-асар, ркп. ЛО ИНА АН СССР, Д-104. л. 896. “Ош” в значении “пища” см.: Бобирнома, стр. 254.

15 Таварихи гузиде, л. 82а.

16 Об осаде Карши войсками Шейбани-хана и захвате города см.: Мухаммед Салих, Шейбани-намэ, главы “Поход имама времени из Бухары против Карши” и “Окружение Карши и подчинение Бакы, после того как имам времени захватил Хузар и обратил в праведную веру его жителей”; см. также: Таварихи гузиде, л. 636.

17 Хондемир, Хабиб ас-сияр, т. III, ч. III, стр. 312; Мухаммед Салих, Шейбани-намэ, стр. 158, Абдулла б. Мухаммед, Зубдат ал-асар, л. 906; Бабур-наме, стр. 105.

18 Бабур-наме, стр. 33.

19 Там же, стр. 74.

20 Ярлык Абдуллатиф хана 950 г. х. (1543/44) о пожаловании в пользу потомков Ходжи Ахрара (ИВ АН УзССР, № 511). Сведения об этом документе содержатся в рукописи О. Д .Чехович “Грамоты о вакфах Ходжи Ахрара”, любезно предоставленной нам для ознакомления

21 Бабур-наме, стр. 402, 407.

22 Земли, приобретенные посредством купли-продажи, даже через тысячу лет по шариату считались принадлежащими собственнику земли (Высказывание по этому вопросу законоведов см. Р. Джалилова, К истории аграрных отношений в государстве Шейбани-хана в начале XVI века, Общественные науки в Узбекистане, 1963, № 9, стр. 41).

23 См., например, документы о продаже имущества малолетних: П. П. Иванов, Хозяйство джуйбарских шейхов. Док. № 11, 45,46, 85, 122, 270.

24 Практику эту относительно джуйбарских шейхов см : П. П. Иванов Хозяйство джуйбарских шейхов, Док. № 116, Казийские документы XVI века. Док. № 27, 28.

25 Перевод соответствующих мест см.: Р. Джалилова, К истории аграрных отношений..., стр. 42.

26 Рузбехон, Михмон-намеи Бухара, л. 1396.

27 Беннаи, Шейбани-наме, л. 57 а — 586. См. об этом: Р. Г. Мукминова, О некоторых источниках по истории Узбекистана начала XVI в., стр. 122 (в статье опечатка, следует читать: 908 г. х.).

28 Хофизи Таныш, Абдулла-наме, ркп. ИВ АН УзССР, № 2207, л. 327 б

29 П. П. Иванов, Хозяйство джуйбарских шейхов. Док. № 108.

30 В отдельных случаях эти названия становились географическими.

31 См. например, указание в “Кабус-намэ”: “Сосед имеет больше всех прав” (Кабус-намэ, стр. 141).

32 П. П. Иванов. Хозяйство джуйбарских шейхов. Док. № 116

33 Таварихи гузиде, л. 876; Мухаммед Салих, Шейбани-намэ стр. 104.

34 Хондемир, Хабиб ас-сияр, т. III, ч. III, стр. 303.

35 П. П. Иванов, Хозяйство джуйбарских шейхов, стр. 17.

Текст воспроизведен по изданию: К истории аграрных отношений в Узбекистане XVI в. По материалам "Вакф-наме".  Ташкент. Наука. 1966

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.