Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ТРАКТАТ ПО КАЛЛИГРАФИИ

СУЛТАН-‘АЛИ МЕШХЕДИ 1

Среди большого числа таджикских и персидских рукописей Государственной Публичной библиотеки им. М. Е. Салтыкова-Щедрина, заслуживающих введения в научный оборот, находится автограф трактата по каллиграфии Султан-'Али Мешхеди (род. в 1432/33 г., ум. в 1520 г.).

В настоящей работе даются сведения о Султан-'Али и его трактате по каллиграфии, факсимильное воспроизведение автографа этого произведения и его перевод.

Творчество Султан-'Али Мешхеди — выдающегося мастера художественного письма, современника Алишера Навои тесно связано с культурной жизнью таджикского и узбекского народов второй половины XV — начала XVI вв., когда центром их культурной жизни был город Герат, столица государства тимуридов.

Султан-'Али родился в Мешхеде. Там он начал заниматься каллиграфией и приобрел широкую известность как замечательный мастер письма. Вероятно, вскоре после воцарения Султан-Хусейна (1469 г.) Алишер Навои вызвал знаменитого каллиграфа в Герат. Оживленная культурная и литературная жизнь Герата способствовала ещё более яркому расцвету творчества Султан-'Али. Большое влияние на него в этот период имело общение с передовыми деятелями культурной жизни того времени — Алишером Навои и Абд ар-рахманом Джами, которые высоко ценили талант Султан-'Али и дали восторженные оценки его каллиграфического мастерства. В Герате Султан-'Али занимался перепиской произведений Алишера Навои и Джами, создавал отдельные каллиграфические образцы и декоративные надписи для зданий и памятников Герата. В сотрудничестве с выдающимися гератскими мастерами художественного оформления рукописной книги и знаменитым художником Кемал ад-дином Бехзадом он создал подлинные шедевры каллиграфического искусства. Значительная часть работ Султан-'Али сохранилась до настоящего времени и находится в крупнейших рукописных собраниях Советского Союза и за рубежом.

В рукописном собрании Государственной Публичной библиотеки хранятся девять рукописей и большое число каллиграфических образцов и фрагментов, написанных рукой Султан-'Али.

Крупнейший мастер письма, Султан- 'Али сыграл большую роль в развитии и совершенствовании почеркового стиля наста'лик, который достиг в его творчестве художественного совершенства. Султан-'Али способствовал широкому распространению наста’лика и превращению [104] его в основной, господствующий стиль художественной каллиграфии народов Средней Азии и Ирана. Выработав простой и четкий стиль этого почерка, Султан-'Али вел борьбу с группой каллиграфов, которые, искажая и усложняя наста'лик, стремились превратить его в вычурный декоративный стиль. Султан-'Али воспитал целую плеяду мастеров, унаследовавших и развивших художественный стиль письма своего знаменитого учителя. Пройдя большой и сложный путь художника, Султан-'Али в конце своей жизни в 1514 году написал стихотворное рассуждение о каллиграфии, в котором рассказал о себе и о своем искусстве. Автограф этого сочинения хранится в Отделе рукописей Публичной библиотеки (шифр: Дорн 454).

Рукопись трактата размером 15x23 см. содержит 1 + 14 листов. Пагинация на листах рукописи отсутствует. Текст написан чернилами в две колонки по 12 строк крупным красивым наста'ликом. Названия глав выполнены золотом и синей краской. Бумага рукописи плотная, со слабым глянцем.

Оформление рукописи изящно и красиво. Страницы разграфлены золотом и обведены золотой рамкой. На листе 1об. находится небольшой синий с золотом 'унван — заставка, в картушах которого заключена подпись позолотчика: «Позолотил её раб божий Джелал ад-дин». Пространство между строками на листах 1об. и 2 сплошь заполнено золотом, а по золотому фону разбросаны мелкие цветы. Поля рукописи украшены высокохудожественными рисунками золотом, изображающими птиц, животных и растения. Рукопись заключена в темно-зеленый лаковый переплет с клапанами, украшенный изображениями фантастических животных и птиц и орнаментированный полоской золотого узора из цветов и листьев.

Авторского заглавия рукопись не имеет. На листе 1 имеется позднейшая запись: «Рисала муллы Султан-'Али о письме».

На листе 14 у последнего двустишия имеется запись: «Написал её грешный Султан-'Али ал-Мешхеди». В тексте на листе 14 сообщается, что рукопись закончена в месяце мухарраме 920 года, что соответствует 26 февраля — 28 марта 1514 года н. э.

На листе 1 рукописи печать и запись на латинском языке: « 129. Ард. Стихи о письме автора Мешехеди (Mechehedi)». На полях листа 2 запись о вкладе рукописи 'Аббасом Сефеви в вакф Ардебильской мечети. В правом верхнем углу листа 14об. надпись: «Стихов — 223 двустишия, листов 14».

Трактат Султан-'Али Мешхеди поступил в Публичную библиотеку в 1828 г. в числе других рукописей Ардебильской библиотеки 1.

В 1852 г. академик Б. А. Дорн в своем каталоге дал описание рукописи с кратким изложением ее содержания2.

Однако до настоящего времени эта рукопись-автограф не привлекала внимания исследователей-востоковедов.

В литературе имеются сведения о пяти рукописных копиях трактата Султан-'Али в зарубежных рукописных собраниях. Двуми рукописями трактата (XVII и XVIII вв.) обладает Национальная библиотека в Париже 2. Недатированная рукопись трактата имеется в Бодлеянской библиотеке 4 и список XVIII в. — в Керзоновской коллекции Азиатского общества в Калькутте 5. Современный персидский ученый 'Аббас Икбал в статье, посвященной Султан-'Али Мешхеди, указав на существование многочисленных рукописей его трактата, воспроизвел страницу из рукописи этого сочинения, переписанной рукой Мир-'Имада, знаменитого каллиграфа XVI в., но не указал собрание, в котором она находится 6.

Сведения о трактате Султан-'Али в научной литературе немногочисленны. О принадлежащем Султан-'Али сочинении по каллиграфии говорится в работе К. Хюара «Каллиграфы и миниатюристы мусульманского Востока» 7. Краткие сведения о трактате сообщаются Ч. Рьё и Ч. Эдвардсом, непосредственно с трактатом не знакомыми 8. Несколько слов относительно того, что Султан- 'Али «был автором большой поэмы, посвященной почерку, с автобиографическими данными», имеется в одной из работ проф. А. А. Семенова 9.

Трактат Султан-'Али Мешхеди о каллиграфическом искусстве хорошо известен проф. Б. Н. Заходеру, исследователю и переводчику «Трактата о каллиграфах и художниках» Кази-Ахмеда. Перевод трактата Султан-'Али, включенного в сочинение Кази-Ахмеда, сделан проф. Б. Н. Заходером по рукописи, находящейся в Государственном музее восточных культур в Москве, и является первым переводом сочинения Султан-'Али. Рукопись трактата Султан-'Али, хранящаяся в Государственной Публичной библиотеке, осталась проф. Б. Н. Заходеру, по-видимому, неизвестной, так как, перечисляя списки сочинений Султан-'Али, он пишет: «Кроме варианта, инкорпорированного в состав трактата Кази-Ахмеда, нам известны еще два списка, находившиеся в парижской Bibliotheque Nationale. С. С. Edwards указывает на наличие двенадцати полустиший из сочинения Султан-Али в одной из рукописей Британского музея» 10.

Насколько можно судить по переводу проф. Б. Н. Заходера, текст рукописи-автографа Султан-'Али в ряде случаев отличается от текста:, включенного в «Трактат о каллиграфах и художниках» Кази-Ахмеда. Превосходно сохранившийся автограф Государственной Публичной библиотеки позволяет прочитать места, оставшиеся неясными или не совсем ясными в редакции Кази-Ахмеда, и дать в ряде случаев более точный перевод.

С очень значительными изменениями трактат был включен в состав второго тома сочинения персидского автора XIX в. Санглаха «Имтихан ал-фузала», которое было литографировано в Тебризе в 1291/1874-75 г. [106]

Стихотворный трактат Султан- 'Али невелик по объему и состоит из 273 двустиший.

Три первых главы трактата посвящены традиционным восхвалениям богу, пророку Мухаммаду и халифу 'Али. В следующих четырех автобиографических главах Султан-'Али рассказывает о своем детстве и юности, о своей любви к искусству письма, о поисках совершенства в письме и о достижении мастерства. В автобиографическое повествование органически вплетается рассказ о способах изготовления принадлежностей письма, правилах написания букв и методах обучения искусству каллиграфии. В последних главах Султан-'Али вновь возвращается к рассказу о своей жизни в Мешхеде, когда ему было уже 84 года.

Трактат написан в форме месневи стихотворным размером хафиф. С точки зрения формы сочинение Султан-'Али представляет большую ценность своей простотой, в отличие от формалистической риторической поэзии того времени. Благодаря поэтическому таланту автора его руководство по каллиграфии — не сухое изложение правил письма, а живой волнующий рассказ об этом искусстве.

Необходимо отметить значение трактата как ценного источника о жизни и творчестве одного из выдающихся мастеров художественного письма Средней Азии и Ирана. Трактат позволяет составить хронологическую канву жизни Султан-'Али, основанную на точных датах. Так, на основании слов Султан- 'Али о том, что во время написания трактата (в 920/1514 г.) автору было 84 года, определяется дата его рождения — 836/1432—33 г., до сих пор неизвестная.

Факт написания трактата в 1514 г. опровергает приводимые рядом источников и исследователей даты смерти Султан-'Али 11.

Трактат раскрывает творческий и моральный облик знаменитого каллиграфа. Высказывания Султан-'Али об искусстве письма, о науке, нашедшие отражение в его произведении, свидетельствуют о широте интересов Султан-'Али, характеризуют его как сторонника просвещения, обладающего передовыми взглядами.

Трактат Султан-'Али Мешхеди имеет большое значение как источник по истории искусства художественного письма народов Средней Азии и Ирана в XV—XVI вв.

Рассказу об искусстве каллиграфии Султан-'Али посвятил 22 главы, содержащие 158 двустиший, что составляет больше половины трактата. Свое руководство Султан-'Али начал с подробного описания правил и приемов подготовки принадлежностей каллиграфа, от качества которых во многом зависит четкость и красота письма. Султан-'Али рассказал о выборе тростника и способах обрезки его для каляма, о приготовлении чернил, о лучших сортах и цветах бумаги, о приготовлении состава, которым покрывают бумагу перед лощением. Характеристике основных приемов письма в почерковом стиле наста'лик Султан- 'Али предпослал [107] главу, в которой рассказал об изобретении наста’лика из насха и та’лика знаменитым каллиграфом Мир-' Али Тебризи. В трактате отведено значительное место вопросам обучения искусству художественного письма — способам упражнения в каллиграфии и правилам копирования рукописей. В специальной главе кратко изложены правила написания некоторых букв. При этом подчеркивается, что знакомство молодых каллиграфов с различными способами написания некоторых букв должно осуществляться на конкретных образцах их письма, когда опытный учитель с калямом в руке объясняет ученикам ошибки и показывает, как их исправить.

«В художественной каллиграфии существовала сложная система (продукт многих веков и поколений) выбора наилучшего тростника для письма, очинки тростниковых перьев, выбора бумаги (предпочтительно из шелковых оческов), способов окраски в разные цвета, разнообразная рецептура для получения черных и цветных чернил, для приведения в жидкий вид золота и серебра. Все это имело свою терминологию, свои секреты, свою школу» 12.

Традиция, господствовавшая в течение веков в каллиграфическом искусстве, нашла отражение в трактате. Но наряду с этим, Султан-'Али в своем руководстве рассказал о новых способах подготовки принадлежностей каллиграфа, в частности, каляма, о приёмах письма, наиболее соответствующих характеру нового почеркового стиля—наста'лика.

В каллиграфическом искусстве рецепты передавались от мастера к мастеру, из поколения в поколение и часто составляли профессиональную тайну. «Замкнутость и нежелание широко пускать в оборот рецепты своего мастерства составляли особенность цехового производства» 13. В этом отношении трактат Султан-'Али, в котором автор подробно рассказал о секретах мастерства в каллиграфии, можно расценивать как передовое для своего времени явление.

При анализе содержания «Рисала» Султан-'Али возникает вопрос об отношении этого сочинения к цеховым преданиям ремесленников. В трактате нашло отражение традиционное представление о божественном происхождении письма, об изобретении каляма богом и о патроне каллиграфов халифе ‘Али ибн Абу-Талибе, который считается знаменитым мастером письма и «изобретателем» почерка куфи. В этом отношении трактат Султан-‘Али очень близок к большому числу рисала — цеховых преданий или уставов среднеазиатских ремесленников, излагающих традиционные представления о божественном происхождении ремесел и постоянной связи у занимающихся ремеслом с богом, пророком Мухаммадом и духовными патронами данного ремесла.

Влияние рисала — цеховых преданий на Султан-‘Али сказалось также и в том, что в его трактате содержатся морально-этические требования, предъявляемые мастеру-каллиграфу, — воздержание от лжи, злословия, зависти и клеветы, — и выдвинуто положение: «чистота письма — от чистоты души».

«Выдвигая положение «чистота письма — чистота души» (рук. 79), средневековое мировозрение предъявляло мастеру каллиграфу такие же суровые требования аскетизма, как к собственно-культовым деятелям. [108]

Автобиография Султан- Али Мешхеди дает яркое описание такой религиозно-аскетической подготовки мастера (рук. 64-65)», — пишет Б. Н. Заходер 14.

Стихотворное сочинение Султан-‘Али о технике письма и способах обучения каллиграфии возникло из потребностей развития каллиграфического искусства того времени. Увеличение спроса на художественную рукопись, связанное с развитием городской культуры и литературы таджиков, узбеков и персов в Средней Азии и Иране в XV-XVI вв., потребность в подготовке мастеров художественного письма вызывали появление подобного рода сочинений. Трактат Султан-‘Али пользовался широкой известностью в Иране и Средней Азии, начиная со времени написания и почти до настоящего времени. Таджикские и персидские авторы XVI-XIX вв., сообщая о жизни и творчестве Султан-‘Али, упоминают о его стихотворном трактате по каллиграфическому искусству. Некоторые из них вводят в свои произведения не только отрывки из трактата Султан-‘Али, но помещают его целиком. Так, персидский автор XVI в. Кази-Ахмед включил всё сочинение Султан-‘Али в третью главу своего «Трактата о каллиграфах и художниках». Две главы из трактата Султан-‘Али дает в своем сочинении «Маджалис ал-муминин» Са’ид Нураллах Шуштери. Позднейший персидский автор Санглах в первом томе своего сочинения о каллиграфах «Имтихан ал-фузала» привел отрывки из трактата Султан-' Али, а во второй том включил весь текст его.

Несомненно, что трактат Султан-'Али, в котором нашли освещение многие вопросы теории и техники письма в почерковом стиле наста’лик, имел большое практическое значение и в течение многих лет после своего появления служил руководством для целых поколений мастеров письма. Построение трактата в форме рассказа старого опытного каллиграфа об искусстве письма и сам способ изложения рассуждений также свидетельствуют о практическом назначении трактата.

Доказательством практического значения отдельных разделов трактата Султан-‘Али служат сведения, сообщаемые в сочинении «Адат ал-катиб» («Принадлежности каллиграфа») Абдаллаха ибн Хасана Кух-дизи Дамгани. Автор этого сочинения, по-видимому профессиональный писец, живший в Индии в XVI в., испытывая потребность в хороших чернилах и каляме, вынужден был обратиться к трактатам Султан-‘Али и Мир-‘Али и, основываясь на них, написал свою книгу «Адат ал-катиб» 15.

Для того, чтобы правильно понять значение трактата Султан-‘Али, необходимо сказать о том месте, которое занимает это сочинение среди трактатов по каллиграфии на таджикском и персидском языках, и о том влиянии, которое оно оказало на некоторые позднейшие произведения такого рода.

К сожалению, этот вопрос не может быть рассмотрен с достаточной полнотой вследствие малой изученности и недоступности материала. Проф. Б. Н. Заходер по этому поводу пишет: «К сожалению, желающий исследовать этот жанр литературного мусульманского средневекового творчества находится в настоящее время в явно неблагоприятных условиях. Количество неизданного и, следовательно, малодоступного для исследователя материала значительно превышает количество изданного» 16. [109]

Тем не менее, на основании изучения небольшой литературы по этому вопросу можно прийти к выводу о том, что среди сочинений по каллиграфии, написанных до трактата Султан-‘Али, нет ни одного, посвященного вопросам почеркового стиля наста’лик. По всем данным, трактат, написанный в 1514 г. Султан-‘Али Мешхеди, был первым сочинением, в котором получили освещение вопросы теории и техники почеркового стиля наста’лик.

Количество сочинений о каллиграфическом искусстве, появившихся в XVI в., значительно, но большинство их недоступно, и поэтому о влиянии сочинения Султан-‘ Али на эти произведения говорить конкретно трудно. Однако все же можно назвать несколько сочинений по каллиграфии, на которых влияние трактата Султан-'Али совершенно определенно.

«Трактат о каллиграфах и художниках» Кази-Ахмсда, хотя и не является произведением, посвященным непосредственно вопросам каллиграфии, носит явные следы влияния трактата Султан-‘Али. Это отмечает проф. Б. Н. Заходер, который пишет: «Несмотря на включение трактата Султан-Али целиком в состав главы третьей, наш автор неоднократно цитирует тот же трактат, не называя, впрочем, в этих случаях имени Султан-‘Али (рук. 14). Непосредственная близость трактатов Султан-‘Али и Кази-Ахмеда не ограничивается только этим. По существу дела все разделы трактата Кази-Ахмеда, посвященные мифическому происхождению письменности с возведением этого происхождения к Али ибн-Абу Талибу, а также имеющая историческую достоверность часть о происхождении наста’лика имеют своим непосредственным источником того же Султан-‘Али» 17.

Значительное влияние сочинение Султан-‘Али оказало на трактат по каллиграфии «Адаб ал-машк», написанный знаменитым каллиграфом Мир-‘Имадом Казвини, по-видимому, во второй половине XVI в. 18 Трактат «Адаб ал-машк» посвящен изложению правил письма в почерковом стиле наста’лик и подробному объяснению каллиграфических терминов и приемов. Автор «Адаб ал-машк» хорошо знаком с трактатом Султан-‘Али и все свои рассуждения по тем вопросам каллиграфического искусства, которые нашли отражение в трактате Султан-‘Али, подтверждает цитатами и ссылками на его сочинение. В трактате Мир-‘Имада приведены дословно или подробно пересказаны рассуждения Султан-‘Али о выборе тростника для каляма, об очинке каляма, о необходимости испытания каляма после обрезки, о цветах и сортах бумаги, о приготовлении ахара — состава, которым покрывают бумагу перед лощением, о способах обучения искусству письма и моральных требованиях, предъявляемых молодому каллиграфу. Всё сочинение Мир-‘Имада Казвини в целом носит следы влияния трактата Султан-‘Али. Отдельные части «Адаб ал-машк» производят впечатление подробного комментария к основным положениям, высказанным Султан-‘Али в его руководстве.

Приведенные факты свидетельствуют о том, что в течение долгого времени Султан-‘Али был общепризнанным авторитетом в области теории и практики каллиграфического искусства, а его сочинение — основным источником, освещающим вопросы теории и техники письма для почеркового стиля наста’лик. [110]

Соединение в трактате Султан-‘Али интересных автобиографических сведений, отразивших мировоззрение Султан-‘Али, его взгляды на искусство письма и роль каллиграфа, и имеющей значительную научную ценность специальной части, посвященной каллиграфической технике, делает трактат Султан- 'Али своеобразным уникальным источником для изучения художественного письма народов Средней Азии и Ирана.


Комментарии

1. Catalogue des manuscrits et xylographes orientaux de la Bibliotheque Imperiale publique de St. Petersbourg. St. Petersbourg,1852, p. XI – XII.

2. Там же, стр. 386.

3. Blochet E. Catalogue de la collection des manuscripts orientaux arabes, persans et tures formee par M. Sh. Schefer. Paris, 1900, p. 88, 120.

4. Ethe H. Catalogue of the Persian, Turkish, Hindustani and Pushtu manuscripts in the Bodleian library. Vol. I. Oxford, 1899, p. 834. Г. Этэ не известно, что автором описанного им трактата по каллиграфии является Султан – ‘Али.

5. Ivanow W. Concise descriptive catalogue of the Persian manuscripts in the Curzon collection, Asiatic Society of Bengal. Calcutta, 1926, p. 432.

6. Икбал ‘Аббас. Киблат ал-куттаб Султан-‘Али Мешхеди. Отд. оттиск из журн. «Ядгар», 1324, №8.

7. Huart Cl. Les Calligraphes et les Miniaturistes de l’Orien Musulman. Paris, 1908, p. 222.

8. Rieu Ch. Catalogue of the Persian manuscripts in the British Museum. Vol. 2. London, 1881, p. 622. Edwards C. C. Calligraphers and artists a Persian work of late sixteenth century. – «Bulletin of the School Oriental Studies», vol. 10, part 1, 1939, p. 202-203.

9. Семенов А. А. Гератское искусство в эпоху Алишера Навои. – В кн. : Родоначальник узбекской литературы. Сборник статей об Алишере Навои. Ташкент, Узбек. Филиал Акад. наук СССР, 1940, стр. 136.

10. Кази-Ахмед. Трактат о каллиграфах и художниках, 1596-97/1005. Введ., пер. и коммент. проф. Б. Н. Заходера. М. -Л., Искусство, 1947.

11. Мирхонд сообщает, что Султан-‘Али умер в 909 г. х. (Мирхонд. Раузат ас-сафа. Т. 7. Тегеран, 1904-05, стр. 93), Хондемир – в 919 г. х. (Хондемир. Хабиб ас-сияр. Т. 3. Бомбей, 1856-57, стр335. Изд. литогр.). Вероятно, основываясь на сообщении Хондемира, дату смерти Султан- ‘Али 919/1513-14 г. приводят Ч. Рьё (Rieu Ch. Catalogue of the Persian manuscripts… Vol. 2, p. 573), Г. Этэ (Ethe H. Catalogue of the Persian… Vol. 1, p. 839, 1088), К. Хюар (Huart Cl. Les Calligraphes…,p. 222), А. Арберри (Arberry A. Speciments of Arabic and Persian palaeography. London, 1939, p. VII), А. Пооп (Pope A. U. Calligraphy and epigraphy. – В кн. : A Survey of the Persian Art. Vol. 2. London – New york, 1939,p. 1735).

12. Семенов А. А. Гератское искусство…, стр. 133.

13. Семенов А. А. Рецепты оформления старинных восточных рукописей – «Труды Ин-та истории, языка и литературы» (Таджик. филиал Акад. наук СССР). Т. 29. История, археология, этнография, язык и литература. 1951, стр. 91.

14. Кази-Ахмед. Трактат о каллиграфах…, стр. 36

15. Ivanow W. Concise descriptive catalogue…, стр. 431.

16. Кази-Ахмед. Трактат о каллиграфах…, стр. 31-32.

17. Кази-Ахмед. Трактат о каллиграфах…, стр. 33.

18. Трактат Мир – ‘ Имада был литорафирован во второй половине XIX в. и, кроме того, наряду с трактатом Султан – ‘Али включен во второй том "Имтихан ал-фузала" Санглаха.

Текст воспроизведен по изданию: Трактат по каллиграфии Султан-Али Мешхеди // Труды гос. публ. библиотеки им. Салтыкова-Щедрина, Том II (V). Восточный сборник. Л. 1957

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.