Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ШАДИ

ФАТХ-НАМЕ

|56а| КОНЧИНА ВЕЛИКОГО ХАНА 1 АБУ-Л-ХАЙР-ХАНА 2, ВОЗНИКНОВЕНИЕ СМУТ И ВОСШЕСТВИЕ [НА ПРЕСТОЛ] ЙАДГАР-ХАНА 3

Рассудительныи и прозорливый мудрец.
Начал повествовать о своей печали.
«Однажды из-за коловращения небесных сфер
Проявлением болезни было полонено Солнце 4.
|56б| Столь явным стало могущество болезни,
Что она утащила его пожитки в царство небытия.
Вдруг смертный час устроил засаду его душе,
Так что препоручил он ее творцу.
Тот, кто рожден матерью, [все равно] ляжет в землю.
Никто не останется [вечно], кроме пречистого бога.
[Есть ли кто], кому суждена жизнь, а умереть не суждено?
Кто обрел жизнь, чтобы, в конце концов, к нему не пришла смерть?
Под сим вращающимся лазуревым чертогом,
Где тот, кто остался навечно?
Искандар, который покорил воду и сушу,
Посмотри-ка, разве добился он вечности в мире?!
Дня на два в сем цветущем мире
Едва только дарует судьба место человеку,
Как на третий день она его сбрасывает [с него], [54]
Будь это владыка, [все равно] обращает его в ничто.
Когда покинул справедливый хан сию обитель юдоли,
Мир перевернулся, уподобившись небосводу.
Разрушилось время подобно глазам идолов,
Потемнел мир без солнечного лика.
Судьба довела разруху до предела,
Отовсюду вдруг поднялись стенания.
[Если] мир — [бренное] тело, [то] государь подобен душе.
[Но] когда благоденствовало тело без души?!
Поскольку без шаха во владениях нет спокойствия,
То по необходимости нужен [им] какой-либо государь.
|57а| Много было у хана собственных сыновей,
Которые всегда находились при нем.
Если я перечислю всех по имени,
То всех повергну тем самым в удивление».

О ВОИНЕ С МОГУЛАМИ И О ПОДВИГЕ, СОВЕРШЕННОМ [В ЭТОМ СРАЖЕНИИ] ШЕСТНАДЦАТИЛЕТНИМ 5 ХАЗРАТ САХИБКИРАНОМ, И О ПОЛУЧЕНИИ [ИМ] НАГРАДЫ ОТ ЙАДГАР-ХАНА

Мудрый сказитель,
Когда развернет свиток сказаний,
Так говорит о шахе сахибкиране,
Который в мире носит [почетное] прозвание «Шахбахт»:
«Когда Хан-и Бузург унес пожитки из [сего] мира,
Пришел Йадгар и воссел на ханство.
Улус одобрил [его] на ханство,
Ты скажешь: разве мир видел [такое]?
Таков уж обычай суетного мира,
Что не пустует чье-либо место.
Если луна спрячет голову под покрывало,
То вместо нее засверкает солнце».
Вот что воскликнул красноречивый старец
Относительно коловращения неверного свода:
«Круговорот, приносящий невзгоды судьбы,
Одного убирает, другого приводит взамен».
Когда Йадгар взошел на ханский престол 6,
Он решил провести зиму в Отраре.
|57б| Едва тронулся из степей к Отрару,
Как явился некий человек и его известил:
«Пришло великое числом могульское войско,
Все [могулы] — степные волки и свойственники демона пустыни.
В царство вошло странное войско, [55]
Оно направило копья на притеснение жителей.
Порушился мир смутою йаджуджей 7.
Имя хана сего войска Йунус 8,
Обладает он умением притеснять силою,
Воинство его числом более муравьев и змей».
В ту пору шаху сахибкирану
Было от роду шестнадцать лет.
Силою лука и мощью меча
Он словно молния, что ударяет из грохочущей тучи.
Благодаря блеску счастья, сверкающему на челе,
Благополучие [ему] — гулам 9, победа — интимный друг.
Несмотря на молодость, он был столь умудрен,
Что в рассудительности и знании был опытным старцем.
В то время у хана 10 был один сын,
Витязь, словно гора препоясанная мечом 11,
Имя которому было в [этом] мире Буреке.
Разил он [врагов] с быстротой и свирепостью яда.
Когда произвели они подсчет [своему] войску,
В нем оказалось более тридцати тысяч.
Отправилось войско на войну с могулами,
Померк мир от пыли, [поднятой] всадниками.
|58а| Поднялась она до самого эмпирея,
Помутилось сознание у ангела при ее виде.
Вверху волнообразно движутся значки,
Кончики знамен на уровне Юпитера 12.
От скопления одетых в железо всадников
Земля приобрела свойство магнита.
Волны пошли по воздуху, отраженному от брони,
Подалась земля под грузом железа.
Сотряслась земля от разлива войска,
Трещинами пошел небесный свод на [их] пути.
Земля и время лишились покоя
От страха перед воинственными всадниками.
А с той стороны могульское войско с мечами [в руках]
Стлалось строем словно туман по долине и степи.
Когда пошли оба войска строй на строй,
От подков скакунов дробился камень.
Слились два железных моря,
Ударили витязи палицами и мечами.
Когда они обратили дугу лука в сторону поля битвы,
В груди [бойцов] словно пупок появились раны от удара стрел. [56]
Однако могулы, напрягши силы, первыми
Стремительно напали на Буреке.
Сколько пустили они стрел, обрушили ударов мечей и метнули дротиков,
Что [воины Буреке] побежали от первого же натиска
[Едва] они решительно произвели первую мощную атаку,
[Как] полностью смешали [строй] войска Буреке.
|58б| Однако [в действительности строй] войска нарушился от страха перед тем,
Что с поверхности степи поднялось солнце.
Повсюду, где властвует царственный сокол,
Где куропатка-самец найдет спасение?!
Когда Анка 13 расправляет крылья в погоне за дичью,
Что же в таком случае делать мухе!
Затем, когда устремился вперед сахибкиран,
Неприятель пустился в бегство пред его острым мечом.
Разбегаясь, как муравьи под ногами слона,
Они стали соломой на поверхности реки Нил 14.
Шаханшах захватил богатую добычу,
В то мгновение он получил предсказание об [ожидающем его] счастьи.
Войско, завершив дело врага мечом,
Опустило его луну за тучи».

О КОНЧИНЕ ЙАДГАР-ХАНА, ВОСШЕСТВИИ НА ЕГО МЕСТО ШАЙХ-ХАЙДАР-ХАНА, ВОЗНИКНОВЕНИИ СМУТ И МУЧЕНИЧЕСКОЙ КОНЧИНЕ ШАЙХ-ХАЙДАР-ХАНА

Хронист, что составил летопись мира,
Таким образом начал рассказ о сем событии:
«Когда Йадгар унес пожитки из [сего] мира,
На его место тут же воссел Шайх-Хайдар.
|59б| Его усадили на престол доблести,
Улус повязал пояс служения ему,
Поскольку счастье его избегало,
Судьба все время притесняла [его],
С каждым днем дело его становилось все ничтожней,
Повсюду постигали его невзгоды.
Много раз хан и ханзаде 15 водили войска в поход,
Но не увидели они покровительства к себе со стороны победы.
Одному из них [врагов] имя было Ибак 16, [57]
Другому — Джанибек-хан, сын Барака,
Третьим был Буреке [и еще] Муса,
Чьим прозванием всегда было Йамгурчи 17.
Все держали умысел воевать с ним,
Чтобы благодаря [злой] судьбе ввергнуть его в бедствие.
Однако благородный Карачин
Прикрыл грудью царевичей, как щитом.
Могучими руками, воинственный и мстительный,
Он упорно бился с врагами, сидя в седле.
Много лет он сражался с ними,
Много поработал палицей и луком.
Врагам не было к ним доступа,
[Но они непрерывно нападали на него подобно тому], как липнут к тюку сахара мухи.
В конце концов, сопутствуемый беспечностью,
Он беззаботно спешился.
Беспечность такого натворила в улусе,
Ты бы сказал, что вторично [подобного] не натворит.
Дошла весть до врага о всеобщей беззаботности,
Что нерадив пастырь и разбрелось стадо.
В небрежении у беспечного голова и ноги:
Ноги идут в одну сторону, а голова — в другую.
Выпали беззаботному невзгоды через его беспечность.
Пусть никто никогда не будет беспечным!
Тот самый хан и царевичи из-за притеснений
Скоро отправились к другому хану,
Которого судьба нарекла именем Ахмад.
Он тотчас же пособил их делу,
На дорогу поднес им много даров,
Снарядил им в попутчики славное войско.
Все — именитые мужи, опытные в битвах,
Заново туго подпоясавшиеся ненавистью [к врагу].
Обрушились они точно смерч и ураган,
Схватились они по старинной вражде.
Отовсюду стало видным такое сочетание планет,
Подобного которому еще не видывал ничей глаз.
Повсюду возникли сумятицы и раздоры,
Ты бы сказал, что настал судный день.
Голова, которая в беспечности отошла ко сну,
Пробуждается уже под водой.
Хотя много [и упорно] сражался улус,
Рок же устроил вот такое: [58]
Недруг [в борьбе] за его трон добился победы,
А хан стал птицей, попавшей в тенета
|60б| Любую птицу, которой смерть опутала ногу,
Она затянет в сети и тут нее погубит.
Едва рука рока потянула край [его] полы,
В тот же миг его сделали мучеником 18.
Не осталось ни шаха на престоле, ни войска,
И [только] прах сражения поднялся до луны.
Сколь много издревле могущественных фамилий
Исчезло в мгновение ока с людских глаз.
По воле вращающегося свода они словно звезды
Рассеялись по той стране.
Брат бежал от брата,
Отец разлучался с сыном.
Каждому и сверху и снизу несчастье,
Из-за меча смертный час превратился во
[всепожирающего] льва.
Карачин-бахадур и [оба] шахзаде
Невредимо выбрались из рядов [войск].
Все они вместе — и шах 19 и шахзаде,
Каждый из них — солнце в шахском созвездии,
Пустились они в путь из той страны,
Направились они в сторону Хаджи-Тархана».

ОБ ОТБЫТИИ [ОБОИХ] ШАХЗАДЕ НА ЧУЖБИНУ И ОБ ИХ ПРИБЫТИИ К КАСИМ-ХАНУ В СТЕПИ ХАДЖИ-ТАРХАНА

Сказитель великих дастанов
Так рассказывает повесть о витязях:
«Шахзаде из исконных мест
Отправились в степи на чужбину.
|61а| Подобно тому, как драгоценный камень покинул свою россыпь,
Так и они расстались со своими друзьями и близкими.
Каждого, кого настиг рок,
Он вверг в разлуку, [посеяв] в душе печаль.
Вот знакомит он опять с подругой,
Едва соединил — разлучает.
Поскольку нет верности в сем мире,
То надежно следует разбивать [в нем] шатер.
Под этим зелено-бирюзовым небом
Остаются навечно славные имена.
Счастливый шах на необъезженном скакуне судьбы, [59]
Словно несущееся солнце среди табуна звезд.
Как ветер, он понесся по горам и степям,
Как ветер, пересекал любую реку.
Как птица летел его скакун по дороге,
Пока не достиг пределов Хаджи-Тархана.
Но эмиры 20 Хан-и Бузурга
Рассеялись кто куда, словно волки по степи.
Разбежались они от ханзаде во все стороны,
Предали забвению обязательство соблюдать верность.
Покинув красавцев 21 шахзаде,
Они предали забвению право хана [на их признательность за его милости].
Тот, для кого право [хана] на его признательность за [ханские] милости не существует,
Первым покидает [своих] благодетелей.
Когда человеку доступно [оказание] благодеяния,
Тогда вокруг него [друзей], как рой мух вокруг сахара.
|61б| В дни удачи достаточно слуг,
Окажется ли в бедствии кто-либо другом?
Не соблюдали ханские эмиры верности,
Отделились они от царского кортежа.
Но Карачин-бахадур искренне
Жертвовал душою, жизнью и терпел тяготы.
На каждое дело, в котором предстояли трудности,
У него было полное согласие.
Он исполнял [свой] долг перед ханом,
Повергал врага под ноги.
Имя его возносилось среди верных людей,
Дело завершалось благополучием.
Верность прославляет мужа.
Если ты муж такого десятка, то добудь себе славу.
В ком прочно соблюдение верности,
В том бесследно исчезает вероломство.
Когда Касим-хан услышал известие об их [прибытии],
Он вышел навстречу и вынес дары.
Прислуживал 22 им, [оказывая] царские почести.
Счел своим долгом приветствие и восхваление.
В достойных выражениях он испросил извинения,
Сердечно и искренне, по части упущений.
В извинениях и красноречии
Он душой и сердцем проявил достоинство.
Достаточно явил он учтивости [по своему] благородству,
Которая для людей низких становилась страданием. [60]
|62а|
Собаку, для которой верность заключается в том, чтобы различать людей,
Если ты назовешь опытной, то это справедливо.
Человек [же] признает достоинство у людей тогда,
Когда они одеваются соответственно ему 23.
В своем владении выделил благородный [Касим-хан]
В приятном месте стоянку, подобную раю.
Был [сей] райский сад приятен климатом,
Благословенное место, возбуждающее радость.
Обо всех благах, которые были желанны душе,
Знал посланный [Касим-] хана.
Охотно и искренне был он [ему] слугой,
Туго подвязав себя поясом услужения.
После этих событий прошло несколько дней,
Как вдруг со стороны стели поднялась пыль.
Мир погрузился во тьму, подобную мрачной ночи,
Ты сказал бы, что ветер натянул черное покрывало.
Светлый день стал темным, как ночь,
Распространилась тьма от Рыбы до Луны 24.
Когда вихрь подтянул ее [Луны] ворот к поле,
Черной пылью улегся мрак во вселенной.
Показалось войско [многочисленное], как муравьи и саранча,
Онемел математик при их исчислении.
[Появился] тот самый хан, зовут которого Ибак,
В сопровождении [такого] множества ханов и султанов,
Многочисленных военачальников и звездочетов,
Сколько никогда не видел ничей глаз.
|62б| Подобно бесчисленным, сеющим смятение йаджуджам
Заполнило оно мир от края до края.
Всё, степи и горы, почернело от войска,
И воздуху некуда было струиться.
Как нет предела у алчности, так не видно края его людям,
Мир скрылся за их толпами.
Наполнились степь и равнина дивами и лютым зверьем
Числом поболее высохшей травы в степи.

О ДОЗВОЛЕНИИ УЕХАТЬ, ДАННОМ КАСИМ-ХАНОМ ШАХЗАДЕ. И ОБ ИХ НАПАДЕНИИ С СОРОКА ВОИНАМИ НА ИБАКА

Когда Касим [-хан] увидел их,
Он укрепился сердцем на такого рода решении: [61]
Невозможно с ними сразиться и [им] противодействовать
Хитростью следует ускользнуть от них.
Когда выходит на битву [столь] великое [числом] войско,
Любой оказывается не в состоянии изыскать меру [противодействия].
Когда поднимает знамя многочисленное войско,
Что ему до древка знамени малого отряда.
Сражаться малым числом с громадным войском —
Повторить истории о горе и соломенной силе.
Когда не добиться победы силою рук,
Следует для противодействия привлекать письмена.
Когда [ Касим-хан] провел калямом по скрижалям замысла,
Сначала вот какая оказалась на них запись:
«Согласно нерушимому договору ханзаде
Лучше вначале будет [дать] дозволение уехать.
|63а| Да не будет им никакого вреда,
Да не постигнет их из-за дурного глаза рана или плен!
Известно, что нет иной цели у сего многочисленного войска,
Кроме той, чтобы их погубить».
Едва он мысленно рассказал себе это,
Как пришел к нему Карачин-бахадур.
Он изложил ему [свои] мысли от начала до конца,
Поведал ему разного рода соображения, кои у него возникли.
Сказал: «Опять отправив царевичей,
Доставь невредимыми куда захочешь.
Да не случится с ними несчастья,
И не понесут урона их души от коловращения [небес]!»
Когда услышал Карачин такие его слова,
Вышел он оттуда с печалью в сердце.
Явился он к благородному шахзаде,
Сказал ему: «Да будет высоким твое положение,
Пусть будут попраны тобою головы врагов,
Пусть в добродетели все соответствует твоему положению.
От твоего хана вышло тебе такое дозволение:
Куда хочешь, туда и поезжай с миром».
Когда шахзаде выслушал от него эти речи,
В беседе он поведал следующее:
«Когда небо жестоко обойдется с мужем, [62]
Горести умножаются каждодневно.
Если судьба притесняет кого-то,
Куда бы он ни направился, [везде] она будет творить [ему] много зла.
|63б| Небо гнетет людей верных,
Ибо оно лелеет осла и наказывает Иисуса».
Потому преобразилась степь,
Что она высоко вознесла шахский стяг.
Направил он своего скакуна в степь,
Снова выступил он в степь чужбины.
В степи подсчитали верных людей,
[Всего] сорок человек оказалось из нукеров и близких.
Из них половину составляли шахзаде,
Что после благоденствия очутились в беде,
Другую — люди рода (омак) кушчи, что
Склонили знамя службы к ногам [Мухаммад Шайбани-хана].
Затем шаханшах, шайбанид по происхождению 25
Так обратился к ним:
«Не осталось у нас ни юрта, ни пристанища,
Они полностью попали к врагу,
Нет у нас войска, чтобы отправиться воевать,
Чтобы повести в бой знать и ра'иййатов 26.
Нигде никто не окажет нам покровительства,
[Даже] презренный человек не приютит нас.
Как небесный свод бродим мы вокруг мира.
Доколе можно нам бродить так рассеянными!
Отныне мы пустим в дело меч к руку.
Возможно, мы взрастим пальму [нашего] счастья.
Шаху, у которого нет желания взяться за острый меч,
Придется подобно ветру спасаться бегством по всем сторонам.
|64б| Тот, кто славен своим мечом,
Возводит вокруг своего владения стену из железа».
Молвил это и отправился на врага,
Так как таким является дело сахибкирана.
Некто сказал: «Как могут сорок человек осилить
Войско, многочисленное, как змеи и муравьи».
Прочел тому человеку шаханшах из Корана —
«Сколько раз ополчение...» 27 и тот счел [это] уместным.
Поднялся хан на вершину холма,
Видит войско, что затмило собой мир.
Под тяжестью столь громадного войска [63]
Земля, как небесный свод, выгнулась дном кувшина.
Явил некто войско, не имеющее края.
Край его рати — край мира.
На том холме появились сорок других человек,
Мир узрел чильтанов 28.
Сорок человек, что все как один ринутся в бой,
Если [перед ними] сорок тысяч, [все равно] вступят в сражение.
Обескураженное войско, будь в нем тысяча человек,
Обратится в бегство перед десятью единодушными мужами.
Устремился вперед Шахбахт, бесподобный по силе,
С могучими руками вступил в сражение.
Взял он в руки меч, проверенный в битвах,
Ты бы сказал, что в нем отразился весь мир.
Ворвался он в ряды великого [числом] войска,
Словно огонь запылал в камышах.
|64б|
Повсюду, где, как лев, проносился его меч,
Падали с плеч головы врагов.
Когда шах разил кого-либо мечом,
Следом рубили еще сорок мечей.
Ты бы сказал, сорок львов на охоте
Разделывались со стаей лисиц.
Куда ни направлял поводья Шахбахт,
Везде падали тела врагов, порубленные в куски.
Повсюду много поднялось холмов из убитых,
Пали два предводителя толп врага.
Два предводителя, которым небытие глянуло в глаза,
Знай, [то] брат Ибака и сын.
Когда шах взялся за меч и тяжелую палицу,
Отомстил им за скорбь по Шайх-Хайдару.
Спустя восемьдесят дней сахибкиран
Отомстил кровникам за кровь дяди.
От вращающейся переменчивой судьбы
Каждому ниспосылается барат 29 по заслугам.
Что сотворит кто-либо в бренном мире,
За это судьба обманет его наградой.
Если добро кто сотворит или зло,
На самом себе узрит он много раз воздаяние за то.
Что скажешь ты под сим куполом, полным стенаний,
Таким и будет ответ тебе на твои слова.
В сем саду едва простонет соловей,
Как тут же услышит он ответ судьбы. [64]
|65а|
Когда, о Шади 30, кто-либо в сем мире узнает,
Каким будет ему наказание за прегрешения.
Не обижай презренного и ничтожного муравья,
Ибо природа твоя такова, а его — иная.
Не обижай муравья, ибо в этом голубом море
Наказанием от судьбы, будет [ему] нога слона.
Не блуждай, где попало, о легкомысленный, во тьме,
В каждом деле следует тебе держать узду в руке.
Если по упущению проистекла ошибка в деле,
Чуть узнал ты об этом, отпусти вину.
Благодаря благодеяниям остается по тебе добрая слава.
То же самое и в отношении дурного — вот и все!
Когда сахибкиран отомстил за кровь [Хайдар- ]хана,
Оттуда он снова направился в степи.
В каждом племени (каум) и всюду, где проносился [его] конь,
Под его мечом раздавались жалобные крики, словно звон колокольчика.
Всюду, где сверкал его меч.
От крови земля становилась бадахшанским рубином 31.
От ударов меча того отважного мужа
Стали видны кровавые тюльпаны, что [были высотой] по пояс.
Когда молва о нем разнеслась по степям и горам,
Много народу собралось к нему на службу.
Пришло на службу войско в сто пятьдесят человек,
Все они, как звезды, сопровождающие луну.
В любой степи и равнине он, словно изготовившийся лев,
С мощной рукой выходит на охоту.
|65б| Из них пятьдесят человек находились в лагере,
[А] сотня преследовала полного вероломства врага.
Понеслись они во все стороны, как львы,
Нет боязни, нет страха у султана за [свою] жизнь.
Повсюду они в битве палицей и стрелой
Срывали с шахского лица забрало.
Воскликнул [Мухаммад Шайбани-хан]: «Ведь я, наконец, государь,
Что мне Рустам, Гударз 32 и Асфандийар,
Что мне Хусрав, Хакан 33 и Бахрам Гур 34,
Всех их мощною рукою приведу к повиновению».
Таким был он с сотней бойцов,
С зрелыми замыслами в искусстве [войны]. [65]
Когда соединяются воедино замысел и меч,
Голова шаха возносится над миром.
Вот что он услышал от сахибкирана:
«Меч и замысел следует сочетать с умом».
Случайно шах — прибежище веры — проходил мимо
Лагеря войска, [многочисленного], как звезды.
При исчислении сего войска оказалось,
Что скопище его превышает сто тысяч.
Предводителем их и ханом был Ахмад,
Преградили путь сахибкирану.
[Всего] с сотней воинов был отважный Шахбахт,
Вскипел он, как разъяренный лев.
Не задумался о том, что перед ним великое [числом] войско,
С боем ворвался в его ряды сахибкиран.
|66а|
Поднялись к небосводу стоны и вопли,
Ты скажешь, само время забурлило.
От этих ста человек отделилось шестьдесят и
Из верных для грабежа врага.
Однако сорок человек вместе с сахибкираном
Вступили в бой в момент столкновения.
Напали они с мечами и тяжелыми палицами в руках.
О, как много голов повергли они в прах!
Поднялось к небосводу войско пыли,
Так что ясный день превратился в иссиня-черную ночь.
Под копытами скакунов земля раскалывалась на куски,
Скрылось сверкающее солнце в [тучах] праха.
С обеих сторон зазвенели луки,
Стрела шептала в ухо имя смертного часа.
Когда наконечник копья потер лицо об эфес [сабли],
Начался между ними тайный разговор о гибели мужей.
Поднялась вверх черная туча,
Которая изливалась дождем стрел на головы войска.
В степи заходили такие волны крови,
Что лик небес стал похожим на тюльпан.
Копья метали огонь, как молнии,
Заполыхал мир от запада до востока.
Когда удар меча возжигал огонь,
Он молнией бедствия совершенно сжигал мир.
Под ноги падали головы венценосцев.
Не осталось более голов у гордых владык.
|66б| Поднялся грохот барабана в степи, [66]
Повсюду грохотом он возвещал о смертном часе.
Таким было столкновение, [длившееся] в течение суток,
Что лихорадка прохватила смертный час от этого.
Столь многих побил шах из вражеского войска,
Что я не смогу назвать тебе их число.
Могучими руками он долго бился,
Окрасил кровью отвороты и рукава.
При виде множества побитых им овладела печаль,
Небо [же] устрашилось его могущества.
И если шах вышел из битвы невредимым,
То это благодаря железному сердцу и [твердым], как камень, рукам.

ТАЙНАЯ МОЛИТВА ХАЗРАТА САХИБКИРАНА, [ОБРАЩЕННАЯ] К ЧЕРТОГУ ГОСПОДА ВСЕСЛАВНОГО

«О владыка, благодаря тебе познаю я победу,
Ибо в нас вечны немощь и позор.
Ведь благодаря тебе приходит победа и одоление,
Ибо как же свершатся эти дела без [твоей] милости.
Ты вложил победу в руки желания,
Ты даруешь свободу попавшим в сети.
Если это не так, что сможет свершить кулак ничтожного.
Который не ведает различия между разумом и безумием.
Что смогу я счесть [своей] благодарностью за это,
Ибо сам не сумел бы я сделать подобного».
Триумфатор, и победа бежит при его стремени.
Миропокоритель, он превзошел [величием] солнце.
|67а|
Вокруг него много шахов и султанов,
[Он] словно светлая луна, и звезды — все [остальные].
Юноши, которые в том месте, мечом мщения
Обагрили землю кровью:
Первым был юный Шахбахт,
На троне спокойствия шах сахибкиран.
Второй — Шах Махмуд, покоритель стран,
Что попирает ногой голову врага.
Третий — Хамза-султан, что в день битвы
Мстительным мечом заставляет храбрецов обливаться кровью.
За ним Суйунч-ходжа-султан,
Хан и сын хана по родословной. [67]
Все, хан и султаны, отмечены счастьем,
Победителями вернулись из той местности.
Когда пришла зима, они все, стремя в стремя,
Заторопились в Отрар и Сабран.

ОБ УХОДЕ ШАХЗАДЕ В ТУРКЕСТАН И ПРИХОДЕ НА СЛУЖБУ [К НИМ] МАЗИД-ТАРХАНА

Рассудительный и достойный мудрец,
Который знает всю историю лунного цикла 35,
Так рассказывает предание о Шахбахте:
«Горделиво вознесший голову над миром государь — обладатель венца и трона
Зимой достиг Отрара и Сабрана.
О том, что он разбил бивуак, прослышал Мухаммад Мазид.
Вышел он ему навстречу и оказал почесть,
С подобающим его шахскому достоинству почетом устроил пир.
|67б| Много сокровищ и каменьев рассыпал он ему под ноги,
Много он устроил пиров и оказал услуг.
Разного рода службой он оказывал внимание,
Искренне и от всей души приносил извинения [за упущения].
Когда окончилась зима и наступила весна,
Переправился через Сайхун государь.
Когда переправился он через реку Сайхун,
Справедливый шах пришел в Кара-Куль.
Там шах провел [еще] зиму,
Вознеся к небесам купол царского шатра.
При виде расцветающего по весне мира
Обновилась человеческая душа и сердце.
Прибыл [к Мухаммад Шайбани-хану] на службу некий отважный эмир,
[Храбрый], как лев, по имени Ак-Суфи-бахадур.
Повязал он пояс [подчинения] и избрал [своим] занятием услужение,
Когда захочет [совершить] владыка мира какое-либо дело,
Он отводит этому установленное [им же] время.
Немыслимо существование ему [делу] вне того времени,
[Только] вовремя можно похитить мяч счастья. [68]
Согласно откровению, заложенному в сердце мудреца,
Когда приспеет ему [делу] срок, оно само принесет плоды.
В той степи и равнине горделивый шах,
Словно сокол преследовал дичь вместе с шахами.
Много захватил он скота и добра,
Забрал острым мечом и [неизменным] счастьем.
|68а|
Подобно луне пустился он оттуда в обратный путь
С судьбою при стремени, со взнузданной победой.
Словно солнце, озаряющее вселенную, [сверкает] такая
Резьба на [его] перстне: «Победа от бога».
Таким образом двигался шах сахибкиран,
Словно лев, отправился он, сопутствуемый счастьем.
Был тогда предводителем [вражеских] войск Шах-Будаг,
Молодой богатырь, полностью снаряженный,
Молодой витязь, опытный боец,
Был он в улусе резчиком печатей [доблести].
Наделен был он силою и [опоясан] мечом,
С мечом и [мощною] рукою был [настоящим] львом.
Когда он столкнулся с шаханшахом,
Он в злобе обнажил меч.
А с той стороны сахибкиран с мечом
Надвинулся, как лев, сопутствуемый удачей.
С обеих сторон раздался рев труб,
Всколыхнулись земля и время.
[И] в том полагал он свое счастье.
Если кто-либо служит шаху [истинной] веры,
То за это бог одарит его счастьем.
В каждой равнине и степи много случалось дел,
Много случалось разного рода сражений.
В ту пору много объявлялось дел,
Но шаханшах сахибкиран
Шахам, султанам и своим родичам
С горячностью поведал такой рассказ:
«Нет у нас ни юрта, ни пристанища,
Ни города, ни места, ни славы.
|68б|
[Мы] словно ветер [проносимся] по всем горам, равнинам и степям,
Сколько же такое [положение] может, в конце концов, длиться.
[Нам] следует утвердиться в каком-либо месте,
Следует [иметь] войско, владение и [свои] жилища, [69]
Где мы вольно заживем в довольстве и справедливости,
Развернем знамя на широком пути правосудия.
Возжется светильник правосудия,
Мир осветится счастливыми людьми».
Когда они поведали друг другу такой рассказ,
Они погнали оттуда во все стороны коней,
[Вооружен] мечом, тяжелой палицей и стрелами
Каждый, шах и шахзаде, юноша и старец.
Много усердия было положено в сражениях и битвах,
Каждым родом (каум) было проявлено много усердия.
Но они не добились того, к чему стремились,
Им было отсрочено время успешного исхода [их дела].
Так застонали флейты с обеих сторон.
Ты бы вообразил, что мир перевернулся вверх дном.
Словно [вспуганные] грохотом барабана и ревом трубы
Во все стороны стремительно полетели птицы-стрелы,
Стремительно взлетели с обеих сторон стрелы,
Точно сель, низвергающийся с вершины.
От волн крови земля вся в складках,
Зрачки [колец] кольчуги стали похожими на бурлящие
кровавые родники.
|69а| Однако по воле рока Шах-Будаг
В конце концов столкнулся с Махмуд-ханом 36.
С мечами в руках они напали друг на друга,
С ненавистью на лице схватились один с другим.
Так [сильно] ударил его шах Махмуд по шее,
Что пальма его жизни покинула [сей] мир.
Когда озлобился его острый меч,
Рассек он [шах-Будага] от макушки по грудь.
Убив врага мечом,
Спустил он его знамя, [развевавшееся] вверху.
Войско шаханшаха [грозно] забурлило,
Отряд неприятеля пал духом.
Когда толпы врага потерпели поражение,
[Махмуд-хан] захватил много скота и добра.
И когда оттуда султан и сахибкиран
Отправились вместе в Отрар и Йассы,
[И] когда известие [об этом] дошло до владения Йассы,
В знак уважения к ним Мухаммад Мазид
Вышел навстречу и многократно свидетельствовал почтение.
Искренне считал он себя также в долгу перед [ханом],
Устраивал достаточно пиров и оказывал услуги. [70]

|69б| ОБ УХОДЕ ШАХЗАДЕ В СТОРОНУ БУХАРЫ И О ТОМ, КАК АБД АЛ-АЛИ-ТАРХАН НАЗВАЛ ШАХЗАДЕ [СВОИМИ] СЫНОВЬЯМИ

Повествователь — создатель речи
Так рассказывает об этом событии:
«Когда молодой государь Шахбахт
Увязал пожитки ради выезда из Йассы,
То как ветер помчался оттуда шаханшах,
[И] путь его пролег на Бухару.
Отправил [вперед] шаханшах мира одного человека,
Чтобы тот доставил Абд ал-'Али-тархану известие,
Что прибыл светоч короны и трона,
Миродержец высокого происхождения Шахбахт.
[Мощью своих] рук подобный Рустаму во время битвы,
Шах и государь [по своей родословной] от него [Рустама] до Адама.
Когда посланник пересказал тому [это] известие,
Он вышел навстречу и вынес ему дары.
Едва он взглянул в лицо шаханшаху,
[Как тут же] доброжелательно обласкал его душу.
. . .
|70а|
Когда он увидел, что перед ним сахибкиран мира,
Покоритель стран и покоритель мира,
То как только разостлал он [перед ним] услужливо
множество ковров,
[Так] со всей искренностью и назвал его сыном.
Повязал он пояс ради служения и оказал почет,
Тем самым он возвысил [самого] себя.
. . .
Когда он увидел, что султан — покоритель стран,
Единственный проводник на пути к шахскому
достоинству.
У него был сын в [этом] мире,
Имя которому было Бакир Мухаммад.
|70б| Когда он возвысил [свое] собрание [персоной] шаха,
То привел его [своего сына] в качестве дара [Мухаммад Шайбани-хану].
Сказал: «О шаханшах, светоч мира,
Да длится [твоя жизнь] сто лет изо-дня в день.
Взгляни из милости своей на моего сына,
Я поручаю его тебе, пока еще я не умер».
. . .
|71б|
Но рассказы о нем я позже [поведаю];
Как выплачивают драгоценную жемчужину. [71]
Когда настанет время, пойдет рассказ о нем,
Последуют жалобы на его невежественные заблуждения.
Когда я доведу свою речь до этих повествований,
Тогда я полностью запечатлею это на письме.
Когда господин стал ему служить,
Мир постоянно стал его восхвалять.
Он стал ему таким защитником в [тех] обстоятельствах,
Что он [Мухаммад Шайбани-хан] пробыл там два года.
[Там] у него появилось обильное снаряжение для войны,
[Тогда же] сердце у него стало томиться мыслью о шахском достоинстве:
«Под [владычеством нашего царственного] перстня должно оказаться [какое-либо] владение,
Нам не подобает удовлетворяться этим [сегодняшним положением].
|72б| Человеку, мысли которого о [завоевании] владений,
Как же удовлетвориться [одними] этими дарами?!
Не прилетает на просо Анка,
Попугай не жаждет ничего, кроме сахара!
Сокол не клюет зерно, как куры,
Место ангела — не лик земли!»
Испросил шах позволения [удалиться] оттуда,
Поднялся словно луна и выступил в путь.
Еще раз обратился в сторону степи и пустыни,
Погнал он [своего коня] словно ветер по горам и равнинам,
С тремястами человек вступила та луна в степь,
Охотился он по всем местам, по которым проходил,
По мощи рук — он словно лев на охоте,
В погоне за добычей он рыщет повсюду, охотясь.
Прослышал о нем Муса-мирза,
Искренне стал [ему] другом и доброхотом.
Послал [он] к нему быстро посланца [со словами]:
«О шах мира, сахибкиран!
Да повинуются тебе земля и время!
Фаридун и Кавус, и Кей тебе слуги.
Приди к нам и будь ханом,
Подчини своему перстню Луну и Рыбу.
Мы рабы тебе и прислужники,
Соверши, сопутствуемый счастьем, переход в нашу сторону.
Если ты ступишь на путь к нам, [72]
[От радости] по случаю твоего прибытия мы достанем головой до луны».
|72б|
Посланник прибыл к государю,
Он поцеловал землю и поступил в услужение.
Когда он в услужении ударил челом о землю перед ним,
То прочитал от начала до конца послание, что было с ним.
Когда шах мира выслушал его послание,
Он нагрузил обоз и быстро выступил в путь.
Как только Муса услышал с той стороны о прибытии,
Он вышел далеко навстречу со своими племенами.
Много он доставил [ему] добрых даров,
Преподнес их [обоим] шахзаде,
С полной искренностью прислуживал он [Мухаммад Шайбани-хану],
Осыпал его с головы до ног каменьями.
Там находился шах сахибкиран,
Когда привел войско Бурундук-хан.
Войско огромное [числом], как муравьи и как змеи,
В степи более многочисленное, чем сухие травы и колючки.
Почернела вся степь и пустыня от войска,
Войско, которое достигало от Рыбы до Луны.
Когда Муса услышал известие о враге,
Он вышел в степь и вывел [с собой] войско.
Выступил [также и] падишах сахибкиран,
Молельщик за [его] победу — земля и время.
Значки [указуют на] победу, знамена — на одоление,
Каждый человек стал трубить в трубу победы.
Горделивые вопли войска вознеслись,
Ты сказал бы, что небо сорвало свой купол,
|73б| Ржание скакунов достигло неба,
Не смог его вынести [даже] ангел,
Пыль от того войска поднялась до Луны,
От пыли, поднятой войском, почернел небесный свод.
И с той стороны вышло вражеское войско,
Оба войска стали лицом к лицу.
Когда строй установил засаду, центр и крылья,
С поля боя поднялась пыль от копий.
Зеленые, голубые и фиолетовые знамена
От движения стали сверкать золотом.
Стремительно взлетел боевой клич с обеих сторон,
Так что задрожала невольно от страха перед ними гора. [73]
Когда ряды с обеих сторон были установлены,
От золота они поднялись с седел,
Однако юный Шахбахт был
Там напротив Касим-хана.
Шаханшах сахибкиран от [звуков] флейты
Словно пьяный, что свалился от вина.
Он устроил засаду тому кровожадному племени,
Так что по лику земли побежала река крови.
Много добычи захватил он у врага,
Утолил давнюю [жажду] мести в отношении неприятеля.
Вернулся он победителем и сопутствуемый удачей,
Стал близким другом с ближними и дальними,
Уважил он [их] шахским почетом.
В ту пору прибыл Бурундук-хан,
А вместе с ним прибыло громадное войско.
Чтобы грабить, в Йассы и Отрар
Пришло его войско, учинив сотню нечестивых деяний.
|73б|
К хану пришел Мухаммад Мазид,
Сказал: «Да будет твое копье ключом от вселенной,
Да будет мир гуламом при дверях твоего дворца,
Судьба пусть будет при твоем стремени, а рок — другом.
Поскольку много у нас беспокойств и смут,
Не [должно быть], наконец, легкомыслия в подобных делах.
Ты, да хранит тебя господь, поезжай в Самарканд,
Послушай интересный рассказ, что я [тебе] расскажу».

|74б| ОБ УХОДЕ ХАЗРАТ САХИБКИРАНА В СТОРОНУ СУЗАКА И О БИТВЕ С АХМУД-СУЛТАНОМ, СЫНОМ ДЖАНИБЕК-СУЛТАНА, И О ПОБЕДЕ НАД НИМ

Древние мудрецы-звездочеты
Такой составили справедливый гороскоп:
«Сокол высокого полета, шах [обладатель] венца и трона,
Вознесенный коловращением времени Шахбахт.
Одержав победу над мангытами, горделивый шах
Пришел в Сыгнак, будучи одарен долгой жизнью.
Там пребывал повелитель эпохи
Счастливо с близкими и друзьями.
Сердце его полно дум о миродержстве,
Мысли государевы о человечестве.
Все мысли его о завоевании стран, [74]
Покорение мира — [вот] все описание его состояния [в ту пору].
|75а| Таково было у шаха единение с сердцем,
Когда из Сузака гонец привез известие
О том, что Махмуд-султан, сын Джанибека,
Собрал войско более многочисленное, чем песок.
Намеревается повести он бесчисленное воинство
И сразиться с сахибкираном.
Когда услыхал султан сахибкиран,
Что поведет [на него] его враг громадное войско,
Много передумал он непостигаемых дум,
Пока, наконец, не заложил в сердце такое основание 37:
«Прежде, чем враг придет по мою голову,
Я сам с жаждой мести поведу на него войска.
Столь стремительно и быстро опережу его,
Что он не уразумеет [нападение это] или день страшного суда.
Каждый, кто опередит,
Раньше всех выпьет вина из чаши победы,
Когда беспечен проворный в битве враг,
Ты сможешь его одолеть стремительностью.
Но едва лишь малость проведает недруг о деле,
Много усилий приложит он во время битвы.
Многочисленное, но беспечное в душе войско
Будет повержено малым войском».
Молвил это шах и потребовал скакуна,
Войско его не превышало сотни воинов.
С сотней воинов отправился стремящийся к исполнению желаний,
Прежде всего уповая на свой щит.
|75б| [В надежде] на успех так погонял коня шах мира,
Что [вскоре] войско оказалось перед крепостным рвом Сузака.
Край рва стал для него подобен ристалищу,
Враг также поднялся ему навстречу.
Отовсюду устремились друг на друга оба войска,
Напрягши силы для сражения, они сошлись.
Повсюду [Мухаммед Шайбани-хан] с царским луком в руке
Появляется, крепко натянув тетиву кольцом, надетым
на большой палец.
Хлынул такой ливень стрел,
Каким бывает по весне сель 38, приносящий беды. [75]
От грохота большого барабана и рева трубы
Глохли и старый и молодой.
От блеска копий, нравом равных лютому зверю,
В мозгу атмосферы огненная змея.
Из-за множества мечей, рубивших влево и вправо,
Поле боя [словно] оградилось железной стеной.
В зуках медной трубы [слышен] голос смерти,
Арена сражения от крови наполнилась грязью.
Предводители с обеих сторон заиграли мелодию [битвы],
[Услышав ее] судьба лишилась чувств на долгое время.
С наконечников стрел, пронзивших глаза,
Капали бутоны в потоки крови.
[Вспугнутая] ревом войск птица души
Взмыла из гнезда в воздух.
Полные страха вопли малого карная 39
Много сообщали небесам о жестокости.
|76а| В тот миг сахибкиран мечом
Без жалости разил неприятеля.
Так действовал мечом мести Шахбахт,
Что злосчастный враг стал для него тростником,
Тяжелой палицей и одноручной булавой
Он совершенно разгромил войско врага.
Нанес он поражение врагу и ушел оттуда,
Победителем разъезжал в тех краях и степях.
Когда враг бежал перед шаханшахом,
Он много пролил кровавых слез.
Везде, где он был, он собирал войско,
Которое покрыло пылью пустыню до небес.
Он также известил Бурундук-хана,
Раскрыл ему обстоятельства своего дела,
Искал у него подмоги для сражения.
Тот оказал ему помощь каким-то количеством всадников.
Повсюду, где он был, он созывал войска
И опять пошел на сахибкирана.
Все, и степь, и равнина были враждебны,
Войско врага выходило за пределы исчисления.
Когда услышал в свою очередь сахибкиран,
Что пришел враг с громадным войском,
Что Бурундук-хан тоже пособник его делу,
Что каждому человеку, который с ним, он — друг,
Отправился с войском сахибкиран,
Погнал скакуна в путь на врага. [76]
|76б|
Сошлись оба громадных войска
Со всех сторон на Согунлук-дабане 40.
Строй против строя [вознеслись], как горы, с обеих сторон,
Вышли вперед караулы от обоих войск.
В каждом [войске] точно установили правую и левую руку,
Место засады, центр и крылья.
Взвились ввысь разноцветные стяги,
Тесным-тесно в воздухе от сих стягов бедствия.
Ударили [древки] знамен верхушками [своих]
полумесяцев в луну,
Остались от ударов на ней черные клейма.
От стонов флейты и грохота большого барабана
Затряслось все от Турана 4l до Руси.
Воздух пошел волнами от дыхания злобы,
Изрезана земля подковами скакунов.
Первым за жертвой отправился лук,
Испустил кровожадную стрелу.
С двух сторон в воздухе стрелы, словно тучи,
Смертный час безжалостно обрушил ливень стрел.
Не милосердствуя вошла снаружи
Стрела в грудь в поисках сердца.
От страха при виде стрелы несчастья
Желчь становилась стрелой для печени.
В полете дротики пронзали друг друга,
Тысяча [таких] треугольников в воздухе.
Когда копье попадало кому-либо в рот,
Словно лилию, язык его оно вытаскивало через затылок.
|77а|
Жемчугом, которым украшен меч,
Выписывались перед глазами буквы смертного часа.
Аркан несчастья обернулся вокруг судьбы,
Таким образом сеялась смерть в смертный час.
В сильном страхе перед кинжалом в день измены
Ему кинжалом казалось перо лука порея.
Подобно ливню в месяце нейсан 42, из облака гибели
Падали в прах головы, руки, шеи.
От [сверкания] стального рисунка на саблях
образовался фундамент небосвода 43,
Воздух оделся в кимху 44 розового цвета.
От многих ударов [наносимых] булавой и двуручной палицей
Вдребезги разбивались головы героев. [77]
От грома большого барабана и стона флейты
У героев перехватило дыхание 45.
Много крови витязей пролилось в сражении,
Из побитых вырос холм [высотой] с гору Каф 46.
С той поры, как повелись ненависть и ссора,
Никто никогда не видывал подобной схватки.
Ничьи глаза не видывали такого дела,
Ничьи уши не слыхивали о подобной битве.
Ни Рустам, ни Гив 47, ни старый Гударз
Не участвовали в таком сражении с мечом и стрелой.
В ходе битвы из вражеских рядов
Вышел молодец, словно трусливый лев.
Вскричал он, обращаясь к имаму 48:
«Я, — сказал он, — зовусь Махмуд-султаном,
|77б| Требую из вашей толпы витязя,
Но так, чтобы был он моим тезкой».
Когда мудрый султан Махмуд-хан
Явственно услышал эти слова врага,
Он выехал на ристалище верхом, как Рустам,
Слева от него счастье, справа — победа.
Куда бы ни ступил его скакун,
От формы его копыт отпечатывался знак полумесяца.
На груди у него [синяя], как небо 49, кольчуга,
На голову он возложил [сверкающий], как солнце, шлем,
Перепоясался он перевязью, на которой меч
Сочетал собою рок и смертный час.
Вот что услышал я от благочестивого мужа:
«Двух таких [как он] не найдется среди людей истины».

|111б| ОТПРАВЛЕНИЕ ЖИТЕЛЯМИ САБРАНА ГОНЦА К САХИБКИРАНУ И ИЗГНАНИЕ КУЛ-МУХАММАД-ТАРХАНА 50 ИЗ САБРАНА 51

Мудрец, что сведущ в разного рода тайнах,
Такой вновь повел рассказ о сей истории:
«Когда Отрар был покорен ханом,
Молва о его справедливости пошла от края и до края.
|112а| Страх перед его мечом охватил жителей Сабрана,
Так что спокойствие бросилось вон из их слабых сердец.
Столь разыгрались их опасения,
Что в страхе за жизнь разум покинул [их] сердце.
В одном месте собрались владетельные люди (арбаб),
На свет пришли они к свече.
Когда учинили они тайное собрание, [78]
Они обсудили различные планы.
В конце концов, порешили дело на сем:
В той стране пусть никого не будет, кроме хана,
Так как его меч покорит мир,
Потому что судьба направляет [его] меч и поражает [им].
Эмиром был там Кул-Мухаммад,
Установил он трон хакима.
Изгнали они его прочь оттуда.
Когда же освободили они город от его пребывания,
Отправился некто к имаму времени,
Прибыл и растворил уста в восхваление ему:
«О славный, мир — твоя собственность,
Оба мира полностью под твоей властью.
Да будут семь климатов 52 подвластны твоему имени,
Пусть будет со вселенной то же самое, о хан, по твоему желанию.
Отныне город Сабран становится твоим владением,
Небесная твердь же — мяч перед твоим чоуганом 53.
Пусть Сабран будет тебе ристалищем,
Ты душа, а город без души.
|112б| Ты словно противоядие льешь на яд нашей [печали].
Повелевай, ибо наш город без души».
Когда шах выслушал его рассказ,
Как много цветов распустилось для него полным цветом.
Отправился в путь шаханшах — убежище мира.
Чтобы сделать Сабран своим местопребыванием и стоянкой.
Развернул знамя имам времени,
Вознеслась его верхушка до голубого небосвода.
Выступило войско под [бой] барабана и [звон] литавр.
Рога полумесяца на знаменах пронзали луну.
Доброй вестью пела флейта,
О покорении мира играл карнай.
В уши миру благовестил ангел,
Знамя прикрыло все дурное.
Когда хан счастливо достиг владения Сабрана,
Великие заспешили ему навстречу, словно скороходы.
Вышли его встречать и стар и млад,
Целовали прах [перед ним] и благородные и подлые.
Под его ноги множество драгоценных камней
Сыпал всякий искренне от всей души.
С почетом въехал в Сабран имам. [79]
Когда расположился в ставке имам времени
После встречи с простым людом и вельможами,
Завел он разговор с особой целью.
Потребовал [к себе] шахзаде Махмуда,
Раскрыл [ему] сокровенное о подобном событии:
|113а| «Сначала я расскажу [тебе] об этом народе (каум),
Поведаю тебе справедливо это [своё] недовольство.
Все то, что мне известно относительно них,
Я скажу тебе, запоминай эти речи:
Ведь по необходимости отдали они нам город,
[Но] не закрыли они дверь козням и интригам.
Чуть явится им покровительство с другой стороны,
Поведут они тебе рассказ стрелой и секирой.
Необходимостью вызвано их дело с нами,
Ведь в силу необходимости чужие становятся друзьями.
Когда кто-либо по нужде завязывает дружеские отношения,
Тогда он тяготится этой дружбой,
Добродетелью, повиновение приказам которой вызвано нуждой,
Как результат в конечном итоге начинают тяготиться.
Ныне я увидел благое решение в том,
Что отобрал из сего народа несколько человек,
Для них лучше будет покинуть родину,
Если вы не выселите их, то возникнут заботы.
От людей, которые вызывают подозрение,
Проистечет ущерб, когда [вовремя никто о них] не подумает.
Посему раньше, чем они приступят к делу,
Лучшим будет изгнать их из этой страны».
Когда окончил сей рассказ имам времени,
Так ответствовал ему Махмуд-хан:
«Если мы совершим подобный поступок,
То вызовем на свое дело многочисленные попреки.
|113б| Кто другой тогда придет к нам таким образом,
Когда об этом поступке узнают повсеместно?
Опять отвернется народ от нашего дела,
Весь мир разгневается на нас.
Надолго затянется наше дело,
Не принесет пользы позднее раскаяние.
Когда промолвил эти слова Шах Махмуд-хан,
Так ответствовал ему имам времени: [80]
«Если от этого раскаяния последуют тяготы,
[То это все же] лучше, чем если голову приведут к виселице.
Предпочтительнее изгнать чернь из мира,
Так как над [нашими] головами нависает опасность от их сабель.
От народа, который вызывает [у нас] опасения за свою жизнь,
[Следует] избавиться — вот спасительные слова».
Сколько он не пересказывал ему это,
Словно впервые рассказывал ему.
В заключение так сказал имам времени:
«Не послушал ты этих [слов] с объяснением обмана.
Раз уж ты не послушался моего совета, то будь осторожным
И тщательно наблюдай за ними.
Тогда станут ясными тебе эти мои речи,
Увидишь ты [подтверждение] этому в любом обществе.
Молодой побег принесет тебе [лишь плод] раскаяния,
Судьба примется тебе противодействовать.
Тогда ты и вспомни мои речи.
Больше же принесет тебе пользы [наш] спор.
|114а| Жди наготове [того] времени и не будь застигнутым врасплох,
Когда вдруг нальют тебе в эту чашу похлебки».
Сказал так хан и отправился в другое место.
Однако шах [Махмуд] остановился там.
Внешне ведь народ и город — друзья [ему],
Но внутри [по отношению к нему], словно медведи и кабаны.
С виду бывает у человека лицо [светлое], как луна,
А внутри [он черен] словно закоптелый чугун.
Внешне он выглядит чьим-либо благожелателем,
А внутри — как мусор для глаза души.
Лицемер губами источает сахар,
А сердцем — смертельный, безжалостный яд.

НАРУШЕНИЕ ЖИТЕЛЯМИ САБРАНА ДОГОВОРА С СУЛТАНОМ МАХМУДОМ, И ЕГО ПЛЕНЕНИЕ, И ВЫДАЧА ЕГО КАСИМ-СУЛТАНУ

У того народа был такой государь,
Когда пришел
Бурундук с несколькими всадниками.
Прибыл владыка с несколькими султанами [81]
[И] таким образом достиг окрестностей Сабрана.
Осадил он город, [расположившись] за крепостными стенами,
И слева, и справа их больше, чем мрака.
Когда йаджуджи подняли великую смуту,
Со всех сторон раскрыл лицемер двери ненависти,
Когда государь [Султан Махмуд] узнал об их деле,
Он постепенно угадывал каждый их замысел.
Лицемера он увидел внутри [стен], а врага — снаружи,
|114б|
Приготовился шах пролить кровь.
Не видел он [только] рядом с собой преданного друга,
Истинного друга, что утешит в горе.
Как птица, попал он в клетку,
Никто не разделил с ним его горя.
Вспомнились ему наставления хана,
Запал в душу ему в связи с этой печалью огонь.
Поскольку пренебрег он [тогда] ханским советом,
То раскаяние уже не принесло пользы.
Когда пренебрегает человек советом достойных мужей,
Он одевается в одежду порицания.
Не пренебрегай советом уважаемых людей,
Потому что [пренебрежение] доставляет душе человека страдание.
Когда ты внемлешь наставлениям почтенных людей,
Ты не отяготишь [свой] разум заботами.
Когда человек пренебрегает советом достойных людей,
Он долго пробудет под пятою порицания.
Часто оказывал милости шах мира,
Однако не было в том правильного решения.
Не идут впрок милости врагу,
Так как враг [все] делает наоборот.
Сколько ни оказывал тот шах милостей,
Не нашлось пластыря для этой тяжкой раны.
Наконец, стало явным их озлобление,
Подпоясались они стремлением погубить того шаха.
Отовсюду вознеслись знамена притеснения.
Доставили они ему страдание и несправедливость.
|115а| Покусились они на главу рода,
[Только] скверну выставили они в [своих] лавках.
Отовсюду поднялся вопль насилия,
Все взяли в руки мечи и кинжалы.
В злобе на него весь город издал вопль,
Отовсюду подступал насильник. [82]
В том городе шаханшах наедине с ворами,
Для судьбы ненависть к нему была как плата за труд.
Ни друга [рядом], что окажет ему помощь,
Откроет ему дверь дружеского участия,
Ни человека, что устроит его дело,
Что сразу снимет с его сердца тяжесть.
Остался в одиночестве эмир несчастья,
Страдая от нападок всяких недругов.
Те, что прежде клялись ему,
Что они будут защищать его так же, как себя,
Ныне — смертельные враги хана и шахзаде,
Мечом и секирой стали [его] преследовать.
Никто не окажет доверия человеку подлому,
А если окажет, то [значит] погубит свою голову его же рукой.
Пока ты можешь, не заключай соглашения с человеком подлым,
Ибо когда-нибудь он погубит тебя.
С человеком низким не пытайся по-хорошему делиться тайной,
Ведь никто не чувствует у падали запаха мускуса.
Если кто ищет добра в дурном, тот ошибается,
Как пойдет по прямой дороге ходящий [только] вкось и вкривь?
|115б| Людям злым следует воздавать злом,
Не делай добра и не приноси себе [тем самым]
несчастья.
Истинно, плохим людям делай зло, а не добро,
Ибо для дурной раны полезно дурное лекарство.
Схватили они его и повязали,
Очутилось небесное солнце в тисках аркана.
Благодаря коварству этой старухи-судьбы,
Лев стал пленником у лисиц.
Лев унижен в руках у онагров,
Сулайман полонен муравьями.
Совы поместили в клетку царственного сокола,
Опутана Анка сетью мух.
Из-за враждебности судьбы, одобряющей подлость,
Иисус попал в путы ослов.
Спешно вывезли они его [Султан-Махмуда] из города,
Тут же выдали шаха врагу.
Поскольку шах был кровником Касим-хана,
Поэтому он опасался за свою жизнь. [83]
Выдали они шахзаде Касим [-хану],
Схватили они благородного.
Когда враг поднял на него затуманенные вином глаза,
Господь вложил ему в сердце возвышенную любовь,
Так что он отказался от стремления убить его.
С чистым сердцем он принял его братом.
Подле него государь был [как] родной,
Стал тот служить ему верой и правдой.
|116а| Так как сам [Касим-хан] в душе очень боялся его,
То вновь отослал его в Сузак.
В душе Касим питал такое намерение,
Что он отправит его к сахибкирану,
С избытком снарядит шаха [на дорогу],
Направит его по другому пути.

ИЗБАВЛЕНИЕ МАХМУД-БАХАДУР-СУЛТАНА ОДНАЖДЫ НОЧЬЮ ОТ ОКОВ И ПРИБЫТИЕ К САХИБКИРАНУ

И вот добродетельный шах-шаханшах
Когда выбрался из их оков,
С одним слугой он бежал оттуда,
Увязал пожитки, пешком [отправившись] в пустыню горести.
По тому пути ночью ушел шах мира,
Где свет зрения сокрыт во мраке.
Ушел отважный шах в пустыню,
От воды его глаз путь превратился в [жидкую] глину.
Мчался по тому пути шаханшах, как ветер,
Наутро его путь привел к горе,
Которую называют Окуз-Таги.
[И] взошел на нее высокородный шах.
Увидел он гору, вершина которой достигала небосвода,
Ее громада находилась [между] небом и землей.
. . .
|116б| Когда сверкающее солнце подняло [свое] знамя,
Зной поднялся до зенита.
От жары государя охватила жажда,
Затрепетало [его] сердце там очень беспокойно.
|117а| С сухими губами и влажными глазами
Ронял он [капли] крови от лихорадки печени.
. . .
Когда терпение у шахзаде истощилось, [84]
Он бросил на землю молитвенный коврик.
Из [чувства] повиновения потер лицо о землю,
Рыдая, обратился [с мольбой] к пречистому господу.
. . .
|117б| Когда с рыданием шах сотворил эту молитву,
Вдруг появилась черная туча.
Рекой хлынул мощный поток,
Волны которого были вровень с вершиной горы.
Шаханшах утолил жажду той водой,
Спустился с горы и вышел в степь.
Стремительно пустился в путь по той стране,
В которой общество на его пути было подобно сонму звезд.
Пришли они и стали служить [ему].
Когда объявил государь свое имя,
Склонили они свои головы к его ногам,
Отвели шаха в свою обитель.
Все они искренне устроили [для него] угощение,
Пригласили все султана к своему стану.
Они стали ему искренними слугами,
Как бы возложили [ему] на голову свою корону.
[Владетелю] местности, которая стала ему пристанищем,
Имя было Кушчи-йузбеги.
Ради доброй вести к сахибкирану отправился [гонец],
Сообщил известие о том государю мира.
Когда услышал [то известие] сахибкиран, стал радостным,
|118а| Освободился от оков горести и тягости.
Много подарков он дал ему за добрую весть,
Вместе с ним пустился в путь, как ветер.
Когда сахибкиран достиг брата,
Привлек его к себе и заключил в объятия.
Прижались они лицом друг к другу
И увлажнили также слезами лица.
Когда слились душой каждый из тех двух шахов,
Окинули они друг друга ласковым взором.
Два сахибкирана бок о бок выступили [в путь],
[И] прибыл [опять] в Отрар могущественный шах.
Свидевшись, они предались наслаждениям,
Очень счастливым стал шах-государь.
Когда они вместе пребывали в счастье в Отраре,
В это время привел войско Бурундук-хан. [85]
Еще раз пришло огромное войско,
Построило оно многочисленные ряды поблизости от [крепостного] рва.

|118а| ПРИБЫТИЕ БУРУНДУК-ХАНА И МУХАММАД МАЗИДА В ОКРЕСТНОСТИ КРЕПОСТИ ОТРАР ДЛЯ СРАЖЕНИЯ С САХИБКИРАНОМ И ОТПРАВЛЕНИЕ ХАНИКОЙ 54 ЙАХЙА МОГУЛА В ПОМОЩЬ САХИБКИРАНУ С ТЫСЯЧЬЮ ЧЕЛОВЕК

Говорит мудрый рассказчик:
«Когда прибыл Бурундук в окрестности крепости,
Все время находился при нем Мухаммад Мазид,
Растворил он вновь двери ненависти.
Повсюду расположилось его многочисленное войско,
Со всех сторон они перехватили пути к крепости.
|118б| Каждый день случалось много сражений,
С каждой стороны убитым не было числа.
В многочисленных сражениях и стычках схватились они друг с другом,
Пленяли друг друга и в злобе рубили головы.
Столь много погибло врагов,
Что из-за побитых поле боя превратилось в могилу.
Каждодневно случалось такое сражение и проявлялась такая ненависть,
Когда пришла помощь шаху веры.
От Ханике явилось великое [числом] войско,
Прибыло оно в Отрар к [Мухаммад Шайбани-] хану.
Предводителем того войска был Йахйа,
Прибыл он на службу к имаму,
Сказал он: «Да поможет [тебе] в твоем деле создатель,
Да будут головы твоих врагов на виселице,
Пусть твой недруг будет унижен счастьем,
Ты же вечно будешь счастливым шахом 55 на троне.
Что ты скажешь, я выполню и буду сражаться,
Растопчу врага на поле боя,
Или же возьму на себя оборону крепости,
Сделаю то, что прикажешь, государь».
Сказал ему сахибкиран: «О эмир,
Следует обосноваться в крепости.
Поскольку их два-три соперничающих войска,
То они могут воспылать подозрением друг к другу.
Когда [же] все заподозрят друг друга, [86]
Тогда дело пойдет к расстройству.
|119а| Где уж тут до битвы и ристалища,
Когда все легкое станет [для них] тяжелым».
Когда прошло после этого события три-четыре дня,
Случилось то, что соизволил [пред]сказать государь.
Бурундук-хан и все султаны,
Все высказали озлобленно такую мысль:
«Враг бывает тайным, [Мухаммад Шайбани-] хан [же] на виду,
Хуже его, поистине, Мухаммад Мазид,
Почему Чагатай 56 такой [большой] друг нам?
[Ведь лишь] по нужде он действует два дня [заодно с нами]!
Ведь иначе, где [следовало бы быть] ему, и откуда мы?!
Едва назавтра дело его преуспеет,
Мы все будем унижены им.
А если он обнажит на нас мстительный меч,
Он возвысится над нами и отложится.
Когда в наши сети попадет неосторожная птица,
Не следует надевать на нее узду.
Если мы хотим отомстить врагу,
То все-таки не следует хватать [его] любым
[недостойным] способом.
Когда хан принял такое решение,
Некий человек пошел и известил его [Мухаммад Мазида].
Едва налил он в его чашу такого вина 57,
Как тот поспешно бежал оттуда в свое владение.
Вошел он в крепость и [там] укрепился,
|119б| Запер ворота перед врагом и перед другом.
Рассеялось повсюду войско Бурундук[-хана],
Расссеялось по степи и равнине.
Могулу, что был государю пособником в деле,
Шах открыл дорогу возвращения.
Когда сахибкиран избавился от врага,
Он стал счастливо творить справедливость.
Такие он творил правосудие и справедливость,
Что бок о бок жили волк и овца.
У шаха, с которым справедливость не водит дружбы,
Поводья величия она вручает позору.
Благодаря справедливости и великодушию становится славным, [87]
Благодаря добрым деяниям он становится неуязвимым.
Когда хан поднял знамена справедливости,
Мухаммад Мазид стал его пленником.

ПОХОД САХИБКИРАНА В СТОРОНУ ИАССЫ И СРАЖЕНИЕ [ЕГО] С МУХАММАД МАЗИДОМ И ПЛЕНЕНИЕ МУХАММАД МАЗИДА МАХМУД-СУЛТАНОМ, ДА БУДЕТ ВЕЧНЫМ ЕГО БЛАГОПОЛУЧИЕ

Рассказчик преданий этими речами
Таким образом обновил древний дастан 58:
Когда пришел в Йассы Мухаммад Мазид,
«К нему подоспела помощь из Самарканда.
Видел он много людей вокруг себя,
Но не считал никого другого равным себе.
Вследствие этого он так возомнил о себе,
Что полностью потерял власть над собою.
|120а| Все время он водил войско в степь,
Занялся он пустой похвальбой.
Когда стали известны хану его речи,
Закипел он [гневом], равным [дурным] делам
[Мухаммад Мазида].
[Выступив] из Отрара, он приблизился к Йассам,
Из всех мест он извлек вопль притеснения.
Принялись они их грабить,
Погнав скакунов, подобных разъяренным слонам.
Выступил с той стороны Мухаммад Мазид,
Повел войско на битву с шаханшахом.
В степи было у него войско числом три тысячи,
Тысяча пеших, а остальные — конные.
Выстроил он [свое] войско против сахибкирана,
С ненавистью начал сражение с ним.
Выстроил войско с другой стороны счастливый шах,
Войска у него двести человек, [но] все богатыри.
Когда с обеих сторон развернули ряды,
С обеих сторон широко раскрыли двери ненависти.
Когда устроили фланги и засаду,
От каждого потребовали проявления доблести.
В воздухе реют знамена,
На штандарте [слова] — «истинно, мы верно победили» 59.
Поднялся к небосводу грохот от кожи онагра 60, [88]
От страха дракон стал похож на муравья.
Такой клич поднялся с обеих сторон,
Что земля и время содрогнулись.
|120б| [Чистое] небо от отражения [блеска] сверкающих мечей
Заволокло из края в край огненным облаком.
Первыми молодцы, одетые в железо,
Вступили на ристалище доблести.
Разные [витязи], поодиночке вызывая друг друга на бой,
Вышли на поле битвы.
В конце концов, в ненависти они обрушились друг на друга.
Слились два моря войск.
Когда подняла крик труба притеснения,
На поле боя пал огонь и возгорелся.
Воздух одел покрывало из орлиных перьев 61,
За покрывалом скрылось сверкающее солнце.
От блеска копий наполнилось пространство огнем,
Воздух изрыгал огонь, славно пасть дракона.
От [ударов] острых мечей по головам витязей
В смертельной агонии раскрылся рот у смертного часа.
Индийская сталь повсюду, где наносила раны,
Раскрывала смертному часу доступ к душам.
Копье то взлетало в небо,
То вонзалось в сердце мужа,
Смертный час вздымал балдахин [своего] могущества,
Сеял он семена насилия ради смерти.
Лезвия мечей богатырей, окунувшиеся в кровь,
Подобны тюльпанам, которые выглядывают из зелени.
Из сверкающих волн стального рисунка лезвий в море мечей,
Как много показалось коралловых веток в пыли 62.
|121а|
До небосвода дошел шум барабана,
Сердце судьбы облилось кровью в страхе перед ним.
На кольчуге кольца так политы кровью,
Что [как будто пришла] пора весны, [цветения] розы и аргавана 63.
Много горделивых повержено несчастьем,
Во все стороны потекли Сайхуны крови.
За пылью, поднятой войском, скрылось лицо муравья,
Потемнел мир, как в день страшного суда.
В конце концов, войско шаханшаха, равное львам,
Таким образом опрокинуло сборище врагов, [89]
Что они разом, ударившись в бегство с поля, с равнины,
Направились к крепости, снедаемые горестью и стыдом.
Тогда от султана, подобного Рустаму,
Отделился, словно солнце, Махмуд-хан.
[Едва] вблизи ворот [крепости] выстроил он войско,
Как приблизился бегущий Мухаммад Мазид.
Словно лиса, кидался он из стороны в сторону,
По-лисьи он стремился к дому.
Но он не ведал о тайне бойца, подобного Рустаму,
Мчался он тайком, скрываясь в пыли.
[Едва только] он приблизился к воротам,
Как султан выступил вперед, не обнажив меча.
Когда взор его упал на высокого шаха,
Он задрожал и упал со спины коня.
Хотя гуламы шаха связали ему руки,
Все же он сам надел на свою шею ярмо.
|121б| Когда кто-либо поднимается против людей могущественных,
Он широко раскрывает перед собой двери кощунства.
Не приведет к добру противление шахам,
Следует сторониться такого рода занятий.
Приволокли его к государю,
Устыдился он его грязных деяний.
Если упадет с небес человек, подобно соломинке, [на землю],
То это будет лучше, чем терпеть стыд.
Когда привел его Бахадур к сахибкирану,
На маджлис он привел его, таща за собой.
Повисла голова [Мухаммад Мазида] от срама на грудь,
С виду он ни жив, ни мертв,
Когда увидел его таким связанным сахибкиран,
Улыбнулся и спросил [его] :
«Кто даровал твоему предку звание тархана,
Кто вознес его так высоко во времени?
Кто даровал ему столь высокое положение,
Кто одобрил его [действия] в этой должности?
Кто даровал твоим дедам сие высокое положение,
Кто первым раскрыл перед ним двери благоденствия?
Скажи, кем был твой дед вначале,
Когда перед его глазами предстал лик счастья?»
Не последовало никакого ответа ему [Мухаммад Шайбани-хану],
Извивался он [Мухаммад Мазид] от досады. [90]
Ибо если приводят в пример предков,
То [этим] устраняют от службы отца,
|122а| Предки его из поколения в поколение в сем мире
Все служили дедам шаха.
Ныне он покинул своих шахов,
Повергнув себя в прах через [свою] плохую службу.
Каждый, кто поднимается на своего господина,
Наносит [себе же] своим мечом смертельную рану.
Когда он жаждет погибели своему благодетелю,
Он повергает [свое] благополучие в прах,
Когда знает человек, от кого проистекает его счастье,
То ошибочно питать ему к нему ненависть.
Нечего было ему сказать в ответ,
Смолчал, [что] для него [было] благо.
Свесил он на грудь голову от стыда,
Стыдился он за [свою] жизнь и за свои дела.
Не смог просить он прощения от стыда,
Иначе бы он долго оправдывался.
Когда хан увидел его столь пристыженным,
Он помиловал его и заковал в цепи.
Ибо государь был обязан ему за оказанное гостеприимство,
Поэтому по [своему] великодушию шах веры его не убил.
Если человек исполнит свой долг перед кем-либо,
То благодаря счастью он встанет пятою на голову судьбы.
В [сем] мире только тот, кто справедлив,
Останется вечно неколебимым.
Растворил дверь милосердия сахибкиран,
Отвел ему приятное место и надел оковы.
|122б| Так в тяжких оковах его некоторое время
Держал сахибкиран при дворе.

Комментарии

1. Здесь переведен эпитет Абу-л-Хайр-хана «Хан-и бузург», который превратился в его почетное имя, а потому в извлечениях и не переводится (В. Ю.).

2. Абу-л-Хайр-хан умер в год мыши, в 874 г. х., что соответствует 1468 г. н. э.; родился в год дракона — 816 г. х., то есть 1412 г. н. э. (О. А.).

3. Йадгар-хан — сын Тимур-Шайха, отец Буреке-султана (А. И.).

4. Имеется в виду Абу-л-Хайр-хан (В. Ю.).

5. Шестнадцать лет Мухаммад Шайбани-хану исполнилось в 1467 г. Из этого следует, что Абу-л-Хайр-хан умер до 1467 г., что расходится с показаниями других сочинений (В. Ю.).

6. Слова на ханский престол могут быть переведены и как «на пустой престол» (В. Ю.).

7. Йаджуджи — мифические племена, разорявшие культурные страны и вызывавшие ужас своей свирепостью; чаще «йаджуджи и маджуджи» — Гог и Магог Библии (А. И.).

8. Йунус-хан — старший сын Вайс-хана, родился в 818 г. х. (1415/1416 г. н. э.). После смерти отца был соперником своего младшего брата Исан-Буги в борьбе за власть в Могулистане. После смерти брата Йунус утвердился в западной части Могулистана, в восточной же правил сын Исан-Буги Дуст-Мухаммад. Около 1472 г. ему удалось объединить под своей властью весь Могулистан. В 80-х годах получил от Омар-Шайха Сайрам и Ташкент. Умер в 1487 г. и похоронен в Ташкенте (Альхамова, Давидович, Литвинский, Массон. Историко-археол. изучение мавзолея Йунус-хана, стр. 173 и сл.) (А. И.).

9. Гулам — букв. «юноша», а также «слуга», «раб». Так назывались также воины гвардии халифов, а также местных владетелей на Востоке, формировавшейся из тюркских рабов. В средние века из гуламов набирались особые корпуса. Выходцы из их среды иногда играли видную политическую роль (А. И.).

10. Имеется в виду Йадгар-хан (О. А.).

11. Игра слов, поскольку слова «тиг» и «кэмар» помимо основных значений «меч» и «пояс» имеют еще значения «вершина горы», «хребет» и «середина горы» (О. А.).

12. Юпитер, по мусульманским представлениям, счастливая звезда. Автор хочет сказать, что войску сопутствовало счастье (В. Ю.).

13. Анна — алконост, мифическая птица громадных размеров, живущая, согласно мусульманским преданиям, на горе Каф. По поверью, человеку, на которого падала ее тень, суждено было стать царем (О. А.).

14. Игра слов: слова «река Нил» в персидском оригинале могут иметь значение и «голубой поток» — метаморфоза, под которой имеется в виду масса атакующих всадников в сверкающей броне (В. Ю.).

13. Ханзадэ — сын хана (В. Ю.).

16. Ибак — Абак, см. примеч. 52 к «Таварих...»

17. Автор допускает ошибку, так как по другим источникам известно, что Муса и Йамгурчи были разными лицами. По-видимому, автор не разобрался в соответствующем отрывке «Таварих-и гузида-йи нусрат-наме» (см, извлечения из «Тава-рих...» л. 95б) и совершил, как и Бинаи, ошибку. Это лишний раз свидетельствует о зависимости «Фатх-наме» от «Таварих...» (В. Ю.).

18. ...сделали, мучеником — т. е. убили (О. А.).

19. Шах — имеется в виду Мухаммад Шайбани-хан (О. А.).

20. Эмир — ар., «повелитель, властитель». В источниках этим термином обычно обозначались владетели родов или лица, имевшие собственных нукеров (А. И.).

21. ...красавцев... — В тексте «чигил», так называлось древнетюркское племя, а также область в Туркестане, чьи обитатели, по преданию, славились своей красотой (О. А.).

22. В оригинале дано *** «счел», по-видимому, ошибочно вместо необходимого по смыслу *** «поручил», «оказал» (В. Ю.).

23. ...одеваются соответственно ему... — Букв. «Когда люди находятся в его одежде» (О. А.).

24. ...от Рыбы до Луны... — По древним мусульманским представлениям, Земля покоится на рогах огромной коровы, которая стоит на еще более громадной рыбе. Выражение «от Рыбы до Луны» следует понимать: от самых глубин — до предельных высот (А. И.).

25. ...Шайбанид по происхождению... — т. е. потомок Шайбана, сына Джучи (О. А.).

26. Ра'иййат — ар. *** — «паства; подданные, простолюдины» — податное сословие (А. И.).

27. «Сколько раз ополчение...» — Коран, II, 250. Речь идет о части 250 стиха, второй суры: «Сколько раз небольшие ополчения побеждали многочисленные ополчения по изволению Божьему». (Коран, перевод с арабского Саблукова, стр. 38. Ср. также перевод И. Ю. Крачковского, стр. 43) (О. А.).

28. Чильтаны. — Из персидского (таджикского) *** чил (чихил) тан, что означает «сорок тел», «сорок человек». По поверьям мусульман, чильтаны образуют тайное сообщество сорока невидимых человек, которые помогают людям в трудное для них время и т. д. Казахи произносят кырык шилтен, дополняя словосочетание, содержащее уже в своем составе числительное «сорок», соответствующим казахским числительным (Андреев. Чильтаны...) (В. Ю.).

29. Барат — ассигновка, вексель, т. е. судьба каждому предъявляет обязательный к уплате вексель, сумма которого зависит от деяний, плохих или хороших (О. А.).

30. Шади — первое упоминание тахаллуса (литературный псевдоним) автора настоящего сочинения (О. А.).

31. Россыпи рубинов (точнее — благородной шпинели) в горном Бадахшане славились по всему Востоку. Выражение «бадахшанский рубин» — традиционно в классической восточной поэзии (А. И.).

32. Гударз — герой «Шах-наме» (А. И.).

33. Хакан — в древности титул правителя или монарха различных восточных народов. В классической персидской литературе — титул правителя тюрок; переносился также и на китайского императора (А. И.).

34. Бахрам Гур — имя легендарного героя древнего Ирана, отождествляемого с исторической личностью сасанидского царя Варахрана V (420 — 438), сына Иездигерда I (А. И.).

35. Лунный цикл — по тогдашним представлениям вся история человечества от первочеловека Адама О. А.).

36. Махмуд-хан — здесь Махмуд-султан, младший брат Мухаммад Шайбани-хана (В. Ю.).

37. Заложить в сердце основание — т. е. принять определенное решение (О. А.).

38. Сель — наводнение; грязекаменный поток, образующийся в горах в период интенсивного летнего таяния снегов (А. И.).

39. Карнай — духовой инструмент, род очень большой трубы (А. И.).

40. Согунлук-дабан — перевал Согунлук, см. примеч. 79 к «Таварих...».

41. Туран — собирательное название земель, заселенных тюркскими племенами (А. И.).

42. Нисан, нейсан — месяц сирийского календаря, соответствующий апрелю; месяц дождей (А. И.).

43. Метафора. Блеск сабель был настолько ярок и интенсивен, что создавал впечатление материализации, превращения в фундамент небесных сфер (В. Ю.).

44. Кимха или камха — камка, плотная шелковая ткань, протканная золотыми и серебряными нитями (О. А.).

43. Букв.: «перевязалась основа дыхания» (О. А.).

46. Каф — горы, находящиеся, согласно средневековым представлениям, на краю земли или опоясывающие землю. Иногда отождествляются с Кавказом (О. А.).

47. Гив — герой «Шах-наме», сын Гударза (А. И.).

48. Т. е. к Мухаммад Шаибани-хану (О. А.).

49. ...как небо, кольчуга — т. е. закаленная до синего цвета.

50. Кул-Мухаммад-тархан — сын Мухаммад Мазид тархана (А. И.).

51. Отсюда перевод выполнен только по рукописи собрания Ленинградского государственного университета № 962 (О. А.).

52. Семь климатов или семь поясов земли. — Такое разделение земной поверхности было предложено древними греками — Эратосфеном (III в. до н. э.) и Гипархом (II в. до н. э.). На востоке семь зон климатов впервые ввел Ал-Хорезми (780-850 гг. н. э.), и впоследствии это было принято географами всех мусульманских стран (Крачковский, т. IV) (А. И.).

53. Чоуган — клюшка для игры в конное поло (А. И.).

54. Ханике — прозвище Султан Махмуд-хана, сына Султан Йунус-хана (А. И.).

55. Игра слов: слова «счастливый шах» и прозвище Мухаммад Шайбани-хана Шахбахт (букв. «шахское, царственное счастье») по-персидски в графическом изображении арабскими буквами передаются одинаково — *** (В. Ю.).

56. Чагатай. — Имеется в виду Мухаммад Мазид-тархан.

57. Т. е. передал ему известие о намерении Бурундук-хана (В. Ю.).

58. Дастан — рассказ, сказание, поэма (А. И.).

59. Коран, I, 48. — Приведена только часть всего стиха, который полностью гласит: «Истинно, мы помогли тебе победить верною победою» (Саблуков, стр. 480; Крачковский, стр. 406 и 598) (О. А.).

60. Метафора: кожу онагров натягивали на барабаны (В. Ю.).

61. Стрелы имели оперение из орлиных перьев. Автор аллегорически говорит о множестве стрел в воздухе (О. А.).

62. Т. е. от ударов мечей потекла кровь (О. А.).

63. Аргаван — иудино дерево, багряник. Символизирует красный цвет (А. И.).

 

(пер. О. Ф. Акимушкина и В. П. Юдина)
Текст воспроизведен по изданию: Материалы по истории казахских ханств XV-XVIII веков. (Извлечения из персидских и тюркских сочинений). Алма-Ата. Наука. 1969

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.