Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ЙА‘КУБ ЧАРХИ

ПОСЛАНИЕ О ЗАМЕНЯЮЩИХ

РИСАЛА-ЙИ АБДАЛИЙА

Преамбула

Существовало, а во многом и продолжает существовать до сих пор, расхожее мнение, что после монгольского завоевания суфийская прозаическая литература переживала упадок, перестав выдавать что-то оригинальное и занимаясь лишь переписыванием ранее созданного. Кто-то относит начало этого застоя к XIV в., кто-то отодвигает его чуть позже. На мой взгляд, если смотреть на литературные процессы в постмонгольский период с точки зрения текстологии, то это выглядит не совсем так. В общем и целом можно сказать, что суфийская проза развивалась по хорошо проторенному и ставшему традиционным уже в самом раннем средневековье пути компиляции, то есть ее эволюция заключалась в том, что и как автор подберет и составит из уже написанного предшественниками для своего сочинения. Именно в этом состояла оригинальность, именно это отличало то или иное религиозное сочинение автора-компилятора, именно такой подход позволял составителю не отрываться от своей религиозной традиции и иметь своего читателя 1.

Компиляция, как главная особенность суфийской прозаической литературы, уходит корнями в устную традицию передачи информации. Тезисно 2. Надо, допустим, записать события из жизни Пророка, ибо умирают и гибнуть в боевых походах знавшие его лично сподвижники: пойди, собери, запиши и отбери то, что бытует о нем в устной традиции среди оставшихся в живых. В результате появляется скомпилированное «Житие» (сира) Пророка в нескольких версиях. Встает вопрос: какая из них наиболее верная? Надо записать его высказывания и поступки, по той же схеме появляются предания – десятки сборников хадисов в авторской компиляции. И вот тут-то включаются пристрастия компилятора, его религиозная ориентация, его совесть, наконец: что ввести в компиляцию, если по разным каналам зафиксированы, допустим, два совершенно противоположных утверждения? Это ли не творческая дилемма? Или, например, одно высказывание дошло в нескольких версиях с одной лишь разницей в глаголе – «увидел», «взглянул», «посмотрел», «уставился», «бросил взгляд» и т.д. – какую из них предпочесть?

Следующий этап пытается исключить человеческий фактор, вырабатывая и делая наукой критерии и механизмы отбора собранной информации с целью повышения ее надежности и качества. Под пристальное внимание попадает транспортная артерия хадисов – иснад (цепь передатчиков): когда жили, где жили, к какой религиозной школе принадлежали, могли встречаться или нет и т.п. Появляется градация надежности хадисов: подлинный (сахих), хороший (хасан), странный (гариб) и слабый (за‘иф). Ничего нового в этих процессах нет. Обычные пути получения и обработки любой информации, что характерно и для нашего времени. Христианство, скажем, прошло абсолютно тот же самый путь, когда из нескольких десятков апокрифов лишь четыре были признаны каноническими. В конечном итоге, встаёт вопрос доверия читателя, верующего и находящегося внутри системы координат определённой религиозной школы, той или иной информации, поданной в той или иной компиляции. Спросите суннитов, чем их не устраивают шиитские предания-хабары, и получите до крайности лаконичный ответ: «Не наш ислам». Ответ одновременно достойный концентрированной мудрости поколений и закрывающий врата личной веры и убеждений от постороннего вмешательства. На объединяющие работы в исламской литературе решались очень немногие и, как правило, очень светлые головы. Их компиляции в различных жанрах – верх творчества, порой, до сих пор непревзойденного.

Об авторе

Суфийский шайх или, как его называли современники, маулана («Наш господин») Йа‘куб Чархи (ум. в 1447, кроме того возможны даты: 1434-5 или 1456) является передаточным звеном в цепи духовной преемственности «центральной» линии братства Хваджаган-Накшбандийа между основателем-эпонимом Накшбандийа Баха’ ал-дином Накшбандом (ум. 1389) и хваджой («господин/хозяин») ‘Убайд Аллахом Ахраром (ум. 1490). Уроженец Чарха, одной из крупных деревень в пригороде г. Газни (Хурасан, совр. Афганистан), он обучался богословским наукам в Харате, Мисре и Бухаре. Завершив формальное образование в Бухаре, он получил степень мусульманского законоведа-факиха с разрешением выдавать самостоятельные заключения-фатвы по богословско-правовым вопросам, то есть стал фактически муджтахидом.

Со смертью Накшбанда после внутриобщинного спора по вопросу перехода членов общины к одному из двух возможных преемников – ‘Ала ал-дину ‘Аттару (ум. 1400) или Мухаммаду Парсе (ум. 1420), преемником становится зять Накшбанда, ‘Ала ал-дин ‘Аттар. По новому статусу ему достается почетная обязанность – взять под свою опеку сбор и составление жития-свершений (макамат) Накшбанда, что при огромном количестве учеников и последователей потребовало, по-видимому, не одного года усилий. Был назначен ответственный за сбор преданий (скорее всего, им был М. Парса). Очевидно, подручные М. Парсы начали «поездки по регионам», выступая в роли современных корреспондентов и опрашивая тех, кто встречался с Накшбандом и стал его последователем. В конце эти «корреспонденты» представили собранный материал М. Парсе. ‘Аттар выступил в роли сегодняшнего канонического редактора 3. Одновременно Парса и Чархи, не дожидаясь окончания работы по сбору Макамата, решили написать послания-рисалы от себя лично. Парса составил Рисала-йи кудсийа («Послание святых изречений)», где прямо сказал о том, что:

«Пусть высказывание и запись этих изречений не будут перемежаться присутствием сего немощного, а эта подборка и компиляция (джам‘ ва та’лиф) благодатью благочестивых призывов прозорливых приведет к увеличению степеней близости [к Аллаху]» 4.

А Чархи скомпилировал две рисалыРисала-йи абдалийа («Послание о заменяющих») и Рисала-йи унсийа («Послание о привязанности»). Скорее всего, они были написаны с разницей по времени. Следует помнить, что как Парса, так и Чархи, оба – факихи со статусом муджтахидов, поэтому в их посланиях выводы надо воспринимать как своего рода юридические заключения-фатвы.

О тексте

Обе рисалы Чархи были дважды опубликованы пакистанским ученым Мухаммадом Ранджха, истовым поклонником творчества Чархи. Второй раз – в 2009 г. в сборнике Раса’ил-и Йа‘куб-и Чархи («Послания Йа‘куба Чархи»). Это издание уступает по качеству первому, где имелись варианты разночтений по разным спискам. Во втором издании Ранджха просто взял да и ввел все разночтения в текст, поэтому, на мой взгляд, у него получилась «солянка сборная» 5. В России самые старые списки посланий Чархи хранятся в Рукописном отделе Восточного факультета СПбГУ в составе очень интересного сборника, где собрано около 30 текстов шайхов Накшбандийа. Дата их переписки – сентябрь-октябрь 1539 г., т.е. спустя где-то сто лет, может, чуть меньше, после смерти Чархи. По дате переписки самый старый из известных списков Рисала-йи абдалийа хранится в Египте – конец XV в., то есть спустя около 30-40 лет после смерти Чархи.

Рисала-йи абдалийа представляет собой весьма небольшое послание на половину авторского листа в русском переводе и приблизительно столько же в оригинале. Ниже представлен перевод этого текста на русский, сделанный по рук. 386 из собрания Восточного факультета СПбГУ и до сего дня нигде не публиковавшийся. Я поделил его, как сейчас принято делать при подготовке оригинальных текстов к изданию, на отдельные фрагменты. Каждый из них – это законченное высказывание либо самого автора, либо цитируемого им источника. Иногда фрагменты совпадают с современным делением на абзацы, иногда, в случае если цитируемый из другого источника текст довольно объемный и не прерывается вставками Чархи, выделенные фрагменты включают в себя по два-три абзаца. Как показывает текстологический анализ, из 42 фрагментов текста лишь девять (1-2, 5, 8, 10, 13, 20, 28 и 34) принадлежат самому Чархи. Из них 4 по форме являются традиционными, то есть они свойственны средневековым компиляциям и наблюдаются в большинстве из них, а 5 из 8 являются либо лаконичными выводами автора, либо примерами из собственного духовного опыта, которые вводятся фразой «Сей неимущий говорит…». Весь остальной текст, то есть 33 фрагмента, скомпилирован из 10-11 источников. Наиболее цитируемыми из них помимо Корана оказались:

Кашф ал-махджуб («Открытие скрытого завесой у владык сердец») Абу-л-Хасана ‘Али б. ‘Усмана ал-Джуллаби ал-Худжвири ал-Газнави (ум. 1072-73 или позже) 6;

Маснави-йи ма‘нави («Поэма о скрытом смысле») Джалал ал-дина Руми 7 («Коран на персидском языке», по выражению ‘Абд ал-Рахмана Джами);

ал-‘Урва ли-ахл ал-халва ва-л-джалва («Связь людей уединения и публичности») ‘Ала’ ал-даула ал-Симнани (ум. 1336), раннего современника Накшбанда

– и/или Фасл ал-хитаб («Окончательное решение») Парсы 8.

Основная задача, которую Чархи поставил перед собой в Рисала-йи абдалийа, – доказать принадлежность Накшбанда к категории мусульманский святых-аулийа’, и не просто к ним, а к наивысшей категории аулийа’, к их Кутбу (Полюсу). Текст перевода вместе с персидским оригиналом, выдержками из источников, которыми пользовался Чархи, и развернутым текстологическим комментарием, в силу значительного увеличения объема, надеюсь, будет опубликован позже отдельным изданием, инша’ Аллах.

А. Хисматулин
(июнь 2010, Санкт-Петербург)


Комментарии

1. Те же процессы происходили и в европейской средневековой литературе. Подробнее см.: Curtius, Ernst Robert. Europäische Literatur und lateinisches Mittelalter. Bern u. München: Francke Verlag, 1948. Cawelti, John G. Adventure, mystery and romance: Formula stories as art and popular culture. The University of Chicago Press, 1976.

2. Более подробно см.: Fr. Rosenthal. The Technique and Approach of Muslim Scholarship // Analecta Orientalia. Roma, 1947 (24). P. 1-74; А. Хисматулин. Виды мусульманской научной литературы в X-XV вв.: сочинения (тасниф) и компиляции (та’лиф) // Рахмат-наме. Сб. статей в честь 70-летия Р. Р. Рахимова / Отв. ред. М. Е. Резван. СПб.: МАЭ РАН, 2008. С. 410–443.

3. Подробнее о составленном житии Накшбанда, его версиях и вопросе об авторстве см.: Jürgen Paul. Doctrine and Organization. The Khwajagan/Naqshbandiya in the first generation after Baha’uddin. Halle–Berlin, 1998 (ANOR, 1). Или русск. перевод этой монографии: Юрген Пауль. Доктрина и организация Хваджаган-Накшбандийа в первом поколении после Баха’ ад-дина // Суфизм в Центральной Азии (зарубежные исследования): Сб. ст. памяти Фритца Майера (1912-1998) / Сост. и отв. ред. А. А. Хисматулин. СПб.: Филологический факультет СПбГУ, 2001. С. 114-199.

4. Хваджа Мухаммад б. Мухаммад Парса-йи Бухарайи. Кудсийа / Предисл., примеч. и ред. Ахмада Тахири ‘Ираки. Тихран: Китабхана-йи Тахури, 1354/1975. С. 7.

5. Раса’ил-и хазрат-и маулана Йа‘куб-и Чархи / Под ред. Мухаммад-Назира Ранджха. Ханаках Сираджийа Накшбандийа-Муджаддидийа, 1430 л.х./2009 (1-е изд.) – опубликовано пять посланий: Шарх-и асма ал-хусна, Хуррайа, Тарика-йи хатм-и ахзаб, Абдалийа, Унсийа; Маулана Йа‘куб Чархи. Рисала-йи абдалийа / Под ред. Мухаммад-Назира Ранджха. Исламабад: Марказ-и тахкикат-и фарси-йи Иран ва Пакистан, 1398 л.х./1978. – Здесь и далее ссылки даны на это издание.

6. Ссылки в тексте перевода даны на издание: Абу-л-Хасан ‘Али б. ‘Усман ал-Джуллаби ал-Худжвири ал-Газнави. Кашф ал-махджуб / Изд. В. А. Жуковский. Л., 1929. Не так давно издан русский перевод этого текста, который сделан с английского сокращенного перевода Р. Николсона и которому присущи все особенности двойных переводов.

7. Далее без дополнительных указаний ссылки даны на издание: Джалал ал-дин Руми. Маснави-йи ма‘нави На основе списка из Кунийи, переписанного в 677 г.л.х. и сопоставленного с редакцией и изданием Р. Николсона / Под ред. и с предисл. Кавам ал-дина Хуррамшахи. Тихран, Интишарат-и Нахид, 1375/1996 (1-е изд.). Русские издания переводов, выпускаемые в рамках научного проекта издательством «Петербургское Востоковедение», отмечаются отдельно.

8. Ссылки даны на издания: ‘Ала’ ал-даула ал-Симнани. Ал-‘Урва ли-ахл ал-халва ва-л-джалва / Под ред. Наджиба Майила Харави. Тихран: Интишарат-и Маула, 1362/1983 (1 изд.); Мухаммад Парса. Фасл ал-хитаб / Под ред. с предисл. и примеч. Джалила Масгарнижада. Тихран: Марказ-и Нашр-и Данишгахи, 1381/2002. Глава этого сочинения, целиком написанная по-арабски и названная «О полюсах, заместителях, столпах и прочих» из третьего раздела – Мушахада ва ма‘рифат, практически полностью основана на логично скомпилированных выдержках из ал-‘Урва ли-ахл ал-халва ва-л-джалва ал-Симнани. Однако, поскольку Мухаммад Парса скончался раньше Йа‘куба Чархи, а текст Фасл ал-хитаб, скорее всего, был написан до рисалы Чархи, постольку я посчитал нужным дать ссылки на оба издания.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.