Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Краткий очерк Памира.

Ген. шт.-штаба капитана Скерского.

Под названием Памира я разумею горную страну, ограниченную на севере Заалайским хребтом, на востоке Сарыкольскими горами, на юге — разветвлениями хребта Мустагского и Гиндукушем, на западе рекою Пянджем от Ишкашима до впадения реки Язгулема, а далее горами Вангскими, входящими в связь с хребтами Дарвазским и Петра Великого. Вся эта площадь составляет свыше 1.000 кв. г. м. (около 50.000 квадр. верст). Она лежит между 39,6° и 36,75° с. ш., и между 41° и 44,75° в. д. (от Пулкова). — С севера на юг — от Заалайского хребта до Гиндукуша — 270 верст; с востока на запад — от пер.Бердыш в Сарыкольском хребте до Пянджа — 300 вер.

Таким образом Памир, благодаря своему выдающемуся положению, охватывает восточную границу северного Бадахшана на протяжении свыше 200 верст от устья Язгулема до Ишкашима, а далее на юге прилегает к Чатрару и Канджуту, на востоке же к китайским владениям, и представляет обширный четырехугольник, который неминуемо приобретет серьезное значение в случае каких-либо военных действий.

Если вся рассматриваемая территория будет подчинена вполне и бесповоротно нам, всегда возможно отрезать северный Бадахшан от Ишкашима до устья Кокчи. По Памиру пролегает кратчайший и вполне до Гиндукуша безопасный путь в Индию. На-конец по Памирам же идут и кратчайшие и удобнейшие пути в Канджут, население которого, как кажется, вполне расположено к нам и сильно опасается вмешательства Англии. Уже одни эти соображения достаточны для возможно тщательного и [14] всестороннего изучения нами этой страны, которая так недавно еще покрыта была мраком таинственности и про которую ходило столько фантастических рассказов.

Настоящий очерк представляет из себя результат моей поездки по стране в составе рекогносцировочного отряда полковника Ионова, летом нынешнего 1891 г.; за недостатком времени, он не может быть полным и имеет целью лишь в крупных чертах обрисовать эту территорию. Более подробное описание будет мною представлено вслед за обработкою имеющегося материала.

Памир почему-то до сих пор принято называть плоскогорьем — это едва ли справедливо, так как в общей цифре поверхности равнины занимают крайне незначительную часть.

Северную границу Памира составляет хребет Заалайский, северные склоны которого поражают своей угрюмой и мощной природой. Тяжелой снеговой стеной стоят они перед соседней широкой зеленой степью Алая, гигантскими белыми шапками или широкими пирамидами высятся над снежной стеной отдельные группы вершин в 21—23 и более тысяч футов (Кизыл-аган, пик Кауфмана, Гурумды и др.), средняя же высота хребта доходит до 18.000. Лишь два перевала ведут из долины Алая через Заалайский хребет на Памир: один от Дараут Кургана в Алтын-мазар-Терс-агар, а другой из м. Бордоба на оз. Б. Каракуль- Кизыл-арт.

На востоке от верховьев р. Маркан-су, одного из правых притоков Кашгарской Кизыл-су, и вплоть до Ак-Таша тянутся Сарыкольские горы, составляющие водораздел Тарима и Окса (Аму-Дарьи).

Отроги этого хребта на северной его оконечности входят в связь с Заалайскою цепью, окружают с востока и юга котловину озера Б. Каракуль, а далее главный хребет обходит с севера и востока Ранг-Кульскую котловину и направляется прямо на юг вплоть до горы Ак-Таш.

В общем склоны гор этих полого спускаются в Каракульскую котловину, в бассейн Ранг-Куля и к реке Ак-су. Средняя высота хребта до 18.000, но через него ведет много [15] перевалов с Памира в китайские владения — Сарыкод и Тагарму. Уже по Маркан-су можно проникнуть на верховья сары-кольской реки Мужи, а далее через главный хребет имеются перевалы Кара-арт (Кальта-даван), Кара-зак, Уз-бель (Ки-зыл-джиик), Иши (Бода;, Ой Баигын, Араматы, Ак-берды, Кум-джилга, Тох-терек, Муз-куру, Сары-таш, Кульма, Ту-закчи, Бердыш, Чашман, Дун-Кульдек, Акширак и Нейза-таш (Шинда;. Из них наибольшее значение имеет последний, так как через него торговые караваны направляются из Вахана в Сарыкол и обратно, а через перевалы Муз-Куру, Кум-джелга и Ак-берды, вполне доступные, Сарыкол сообщается с Ранг-Кульскою котловиною и северо-западною частью нагорья — Кударою и Рошаном.

Далее на юг водораздел между Таримом и Аму-Дарьею вплоть до Гиндукуша составляют разветвления Тагдумбаша: от горы Ак-таш и до впадения реки Вахджир в Вахан-дарью у Базай-и-Гумбеза, на английских картах горы названы Малым Памиром. Название это местным киргизам совсем неизвестно: как к этому хребту, так и ко всем отрогам, заполняющим пространство между р. Вахджиром и другим притоком Вахан-дарьи — Бай-карою, местные жители приурочивают название Мустаг, что нельзя не признать вполне правильным, так как связь этих гор с главным Мустагским хребтом несомненна и, кроме того, название это вполне отвечает общему характеру горных цепей. В долину верховьев Ак-су с каждого ущелья северных склонов гор сползают правильными лентами однообразной ширины ледники, выдвигаясь короткими языками на моренную ступень, окружающую подошву гор. То же явление замечается и в долине Вахджира и в ущелье Бай-кары; в последнем, в одном месте, вследствие незначительной ширины ущелья, ледник даже заполнил собою все пространство между двумя его щеками, и река протекает под ледяным сводом. Средняя высота этих гор 18.000; отдельные вершины достигают высоты 23000 ф. (пик Вревского, Ак-зоу и др.). — Перевалы Бейк и Вахджир, каждый не ниже 16000, ведут с Памира, на верховья Кара-Чукура (так называется начало [16] Тагдумбашской реки); два другие перевала Михман-юлы и Как-турук, показанные на съемке Б. Л. Громбчевского 1889 года, даже в конце июля нынешнего года были закрыты и киргизы аксуйские и тагдумбашкие никогда ими не пользуются. В верховьях

Бай-кары имеется перевал Иршоод, ведущий в Канджут.

От перевала Иршоод и до поворота реки Пянджа на cевер у Ишкашима южную границу Памира составляет хребет Гиндукуш (Кух-и-Баленд, по местному). Горы тянутся красивой лентой однообразных пиков, разделенных такими же однообразными, глубокими ущельями, придающими всей цепи резкий зубчатый вид. Полоса вечного снега также однообразно протягивается вдоль верхней части гор. Во всех ущельях ледники, которые однако не спускаются далеко вниз по крутым утесистым склонам к ущельям Бай-кары и Вахан-дарьи. Замечательно, что обе названные реки с Гиндукуша получают лишь незначительное количество притоков, то падающих каскадами, то низвергающихся водяною пылью, со страшной кручи. Средняя высота хребта до 19.000, отдельные высоты возвышаются до 23.000 ф.

Из перевалов в этой части Гиндукуша наибольшее значение имеет вновь открытый рекогносцировочным отрядом, ведущий с верховьев Бай-Кары, по ущелью ее левого притока, Ходар-Гурта, в долину Саксаравата, (называется ниже Ишкованом), впадающего в Гильгит, один из притоков Инда.

Через этот перевал пролегает кратчайший, безопаснейший и удобнейший путь в Индию. На верховьях Саксаравата отряд находился лишь в 40 верстах от чатрарского кишлака Ишкован (Ашкоман на английских картах), где уже поспевает пшеница и южные фрукты, и в 180 верстах всего от реки Инда. Путь к р. Инду пролегает через селения Ишкован (Ashkoman), Дальти, Дайн, Чаторканд, Чильпи, Бубур, пер. Додаргали, Манкиаль, Самакиаль, Гайя, селение Харбан на Инде. Несмотря на значительную высоту перевала (до 17.000 ф.), он вполне доступен и не труднее Талдыкского в Алайском хребте; открыт в течение пяти месяцев, хотя пешеходное [17] сообщение поддерживается беглецами ваханцами, живущими в верховьях Бай-Кары и Саксаравата, в течение круглого года.

Вполне справедливо было бы закрепить за этим перевалом то название, которое чинами отряда ему присвоено — именно перевал Ионова, в честь начальника отряда, благодаря энергии и настойчивости которого удалось добиться точных указаний от местных жителей, ревниво скрывающих этот перевал, главным образом от афганцев, которым тоже неизвестно про его существование.

Западнее перевала Ионова через Гиндукуш от селения Сархада на верховья чатрарской реки Ярхуна (называемого в этом месте Оби-Даркот) дорога пролегает через перевал Борогиль, который считался самым доступным, по имевшимся у нас сведениям. Действительно, Борогиль открыт круглый год, не высок (не выше 12.000 ф.) и очень удобен для движения, так что местные жители не признают даже существования перевала и всей этой седловине хребта, усеянной озерками, буграми и представляющей сплошное пастбище, дают название Дешт-и-Борогиль (степь Борогиль), что впрочем, далеко не соответствует характеру урочища, однако к сожалению, выводить на верховья Ярхуна, движение вдоль которого на Мастудж и далее на Чатрар, в течение по крайней мере четырех летних месяцев немыслимо, вследствие высокого уровня вод чатрарской реки, бурной и глубокой. — Сархадцы летом сообщаются с чатрарскими жителями через единственный перевал Даркот в диком, пустынном и сплошь заваленном ледниками и снегом загиндукушском хребте — Сакыз-джаряб, отроги которого заполняют излучину верхнего Ярхуна, Ясина и прочих рек Чатрара. Рекогносцировка Даркота показала, что движение с вьючными животными через этот перевал невозможно: несмотря на незначительную высоту перевала (13.000 ф.), он сплошь закрыт ледником и снегом, который не выдерживает порою даже тяжести человека.

Западнее Борогильскаго перевала из Кала-и-Пянджа, по донесениям Мак-Нэра ост-индскому правительству, через [18] Гиндукуш имеется перевал Учли (Вероятно Риш на наших и прежнего издания английских картах) (9.000), ведущий в Чатрар. Однако путь этот неудобен: местами дорога недоступна для проезда верхом; с трудом можно провести лошадь в поводу; на протяжении 120 верст слишком местность пустынна, бесплодна, местами даже безводна. Проход Учли открыт 5 месяцев в году.

Дабы покончить с горными хребтами, окаймляющими нагорье, упомяну про горную цепь, пролегающую на крайнем северо-западе Памира, заполняющую все пространство между реками Бартангом, Кударою и Ванчем, входящую на севере в связь с хребтами Дарвазским, Петра Великого и Заалайским кряжем. Горы эти носят название Ванчских, совсем не исследованы, покрыты снегом и льдом, круто спускаются в долину Кудары и Бартанга (нижнее течение Мургаба), составляют естественную и недоступную границу Памира с Дарвазом.

Горные хребты, заполняющие внутренность нагорья, в общем тянутся по параллелям с востока на запад и представляют четыре цепи, более или менее резко выраженные.

Самая южная из этих горных цепей, Ваханская, отделяет Вахан от р. Памира и тянется в верховья Ак-су; между реками Памиром и Аличуром, разграничивая долины этих рек, простирается горный кряж Памира; к северу от памирской цепи, по обеим сторонам р. Мургаба, идут две линии гор Аличурских и Мургабских.

Эти хребты на востоке собираются вместе и здесь образуют систему горных кряжей и их разветвлений, переплетающихся между собою довольно затейливо. Западные концы этих хребтов имеют поползновение сперва отклониться к югу, потом развет-вляются и целым лабиринтом хребтов наполняют Горан, Шугнан и Рошан. К сожалению, эта самая интересная и вместе с тем и в военном отношении важная часть Памирского нагорья нам крайне мало известна. [19]

Ваханский хребет крутой стеной, при средней высоте до 18.000, спускается к реке Вахан-дарье, образуя ее теснину. Сколько-нибудь значительных ущелий в западной оконечности кряжа нет, и в этой части он совершенно непроходим; лишь по долине р.Памира, ограничивающей с запада ваханскую цепь, ведет единственная дорога из Вахана в долину Большого Памира. В восточной части горы расширяются, наполняют собою излучину верховьев Ак-су и ее левого притока Истыка, войдя в связь с разветвлениями гор Памирских. Зато здесь и имеются два очень удобных перевала, Бендерского и Уртабель, ведущие оба с верховьев Ак-су: первый в долину Большого Памира, второй — на верховья Истыка. Северные склоны хребта гораздо положе спускаются к долине Большого озера (Зор-куль, Виктория), изрезаны глубокими ущельями; по ним повсюду сползают к долине ледники. Конфигурация местности заставляла нас предположить существование перевала в верховьях ручья Бач-гез, одного из правых притоков Вахан-дарьи, однако проводники ваханцы упорно отрицали возможность перевалить хребет в этом месте. Двукратная попытка отыскать перевал Бургуй, будто бы ведущий с Бозай-и-Гумбеза к Большому озеру и впервые упоминаемый Громбчевским, кончилась неудачно: уже не говоря про трудности подъема, заваленнаго сплошь громадными остроребрыми валунами, по которым почти даже невозможно ехать верхом и приходится пешком прыгать с глыбы на глыбу, спуск с хребта в ущелья северных склонов оказался положительно невозможным, вследствие страшной крутизны ледников и фирновых полей, заполняющих эти ущелья. Хребет весь состоит из песча-ников, глинистых сланцев и известняков.

Памирские горы, разделяющие долину Большого Памира от долины Аличура, скалисты и высоки, хотя и ниже Ваханской цепи (пики Памирских гор достигают высоты более 18.000). На северных склонах гор в долине Аличура тоже имеются ледники, хотя как по величине, так и по количеству они далеко уступают ледникам северного склона Ваханскаго хребта.

Северные склоны хребта положе южных, террасами [20] спускающихся к долине Большого Памира, — оба склона сплошь усеяны моренными отложениями. В западной части хребет расширяется, имеет поползновение отклониться к югу и целой сетью пере-путанных между собою хребтов наполняет пространство между стоком вод Яшиль-куля-Гунтом и излучиною Пянджа от устья р. Памира до впадения Гунта. Снежные шапки вершин, острые пирамиды и зубчатые пики замыкают как бы с запада долину Большого Памира и представляют малоизвестную, почти никем не пройденную область Горан и часть Шугнана. В этой части гор отличительною особенностью являются высокие луговые плато в 14.000, составляются незаметные, водоразделы между многими ручками, сбегающими в разные стороны. В этой же части гор лежит и целая система озер — больших и малых, пресных и соленых; сюда же нужно включать и несколько высоких котловин. Таковы озера Друм, Турумтай-куль, Кара-дюмер, Чукур-куль, Гулюк-куль, Сассык-куль, Газ-куль, Туз-куль. В восточной части отроги гор памирских входят в связь с Аличурским хребтом и цепью Ваханской и своими ледниками, снегами и целою массой болотистых ущелий питают многочисленные истоки Аличура и притока Ак-су Истыка. В общем Памирские горы гораздо более удобопроходимы, чем Ваханские. Уж не говоря про то, что единственно по притоку Гунты Шахдаре, берущей начало в западных отрогах хребта, можно проникнуть в самое сердце Шугнана, по притоку р. Памира Масу и через одноименный перевал, а далее через ручей и перевал Кок-бай и Кой-тезек Вахан сообщается с долиною Яшиль-куля и Аличура, а от Кой-тезека по ручью Тогуз-булаку — и с шугнанскими поселениями на Гунте. Последним путем пользуются часто и при движении с Аличура в Шугнан, в случае если высокий уровень воды (как это напр. имело место в нынешнем году) не допускает движения по Гунту. Рядом лежащие перевалы Харгош, Куянды и вновь исследованный пехотными охотничьими командами перевал Кумды (от м. Джангандык в долине р. Памира к оз. Сассык-кулю в долине Аличура) служат для сообщения долины Большого Памира с низовьями Аличура; менее удобен трудный перевал [21] Баш-Гумбер в средней части хребта, но зато почти незаметен перевал Тетер-су, ведущий с истоков Истыка на верховья Аличура. Очень удобны и перевалы в восточных отрогах хребта: Игри-миюз, выводящий на низовья Истыка, и Сары-таш, Ак-бура и Шур-булак, по которым идет дорога в долину среднего течения Ак-су.

В хребте Памирском к песчаникам, известнякам и сланцам присоединяется еще и гранит.

Узкий (не более 50 верст) хребет Аличурский отделяет долину Аличура от среднего и нижнего течения Ак-су, где река эта уже принимает название Мургаба.

В восточной части горы ниже, доступнее, входят в связь с памирской цепью, отдельные пики не поднимаются выше 16.000. К западу горы постепенно повышаются и сплошь покрыты вечным снегом; судя по тому, насколько он спускается с вершин, высоту последних никоим образом нельзя считать менее 18,5—19 т. фут. В противоположность предыдущим хребтам, южные склоны, как кажется, положе северных, образующих теснину, где проложил себе путь Мургаб. В западной части имеются перевалы Лянгар и Марджанай, ведущие от оз. Яшиль-куля к Сарезу на Мургабе. Первый до сих пор не пройден нашими исследователями, по второму пролегал обратный путь рекогносцировочного отряда, и затруднения, при этом движении испытанные, надолго останутся памятны всем. Подъем на перевал со стороны Яшиль-куля полог и удобен, равно и спуск на первых 8—10 верстах, но зато дальнейшее движение к Сарезу было донельзя мучительно: бесконечные обвалы, постоянные подъемы, спуски, карнизы, осыпи сланцевых пород, громадные валуны мрамора, песчаника, гнейса, сиэнита, в которых зачастую теряется узенькая тропочка характеризуют трудности этого пути.

В восточной части хребта перевалы Буз-тере, Нейза-таш и Кара-белес, ведущие с верховьев Аличура на среднее течение Ак-су, не представляют затруднений. Наиболее удобен путь через пер. Нейза-таш и далее по р. Кара-су. Перевал Агал-хар, ведущий с верховьев р. Буз-тере к тому месту [22] Мургаба, где последний уже врывается в теснину, до сих пор не исследован.

На правом берегу Мургаба гранитною стеною, круто спускающеюся к pеке и образующею ее непроходимую, от оврага Чукур-кара до устья Пшарта (западного), теснину, грозно поднимаются горы Мургабские. Связь их с хребтами, наполняющими все пространство между обоими Акбайталами, Кокуй-белем и Кударой, в свою очередь связанных с хребтом Сарыкольским, Заалайским и Вангским, — несомненна. Направ-ление по параллели с востока на запад ясно выражается лишь в хребте, непосредственно примыкающем к Мургабу, движение вдоль которого возможно летом лишь от устья р. Пшарта (западного) и до рошанского селения Сарез, и то сопряжено с величайшими затруднениями. На остальном протяжении горы Аличурские и Мургабские крутой стеной упираются в реку, с ревом и шумом несущую свои волны по громадным обломкам скал, заполняющих ее русло, и делают следование вдоль нее немыслимым. Летом жители Таш-кургана (рошанского) сообщаются с сарезцами не иначе, как по .кружному пути через Кудару и перевалы Туз-бель и Кара-булак. Насколько известно из отрывочных сведений, и в низовьях Мургаба, называемого от устья Кудары Бартангом, столь же трудно сообщение: так напр. расстояние от Таш-кургана до Кала-и-Вамар на Пяндже, не превышающее 80 верст, судя по карте, с вьюками может быть пройдено не менее, чем в 9 дней. Известен лишь один перевал Карабулак, ведущий с Мургаба в долину Кокуй-бель-су; этот перевал, хотя и не особенно высок (15.000), но подъем на него со стороны Мургаба очень труден: нашим лошадям стоило страшных усилий взбираться на крутую осыпь из камня, часто сползающую вниз вместе с лошадьми. Средняя высота хребта не превышает 17.000.

Также мало исследованы горы, заполняющие своими разветвлениями весь треугольник между обоими Ак-байталами, Пшартом и Кокуй-бель-су и входящие в связь с горами Мургабскими. Снежные вершины и крайне суровый вид этого кряжа, как с долины Кокуй-беля, так и с долины Муз-кола, вполне [23] оправдывают название Муз-тау, ему данное. Два перевала, ведущие с верховьев и со среднего течения южного Ак-Байтала на Пшарт, из которых первый безымянный, второй Белеуты, оба нанесены по расспросам, и наши проводники не могли нам дать про них никаких сведений.

Более доступен на вид хребет, наполняющий отрогами все пространство между реками Кокуй-бель-су и Кударой. Вершины этого хребта весьма немного (не более 2.000) подымаются над долиною первой реки и долиною Шуралы, одного из истоков Кудары.

Река Кокуй-бель-су от устья Боз-байбайтала течет по непроходимой теснине, образуемой крутыми скатами рассматриваемого хребта и горами Мургабскими; выходит из нее лишь верстах в 10 выше соединения с Кударой. Склоны гор к долине среднего течения Кокуй-беля и к долине Шуралы пологи и мягки. На этом участке через хребет имеется перевал Туз-бель, соединяющей долины среднего течения Кокуй-беля и Кудары. На севере хребет входит в связь с заалайскими горами и отрогами Вангского хребта. Перевалы Янгида-ван, Тахта-горум и Кокуй-бель ведут в долину Балянд-киика, одного из истоков Мук-су, причем первый перевал крайне труден, и наиболее доступен Тахта-горум.

Покончив с рассмотрением тех многочисленных горных хребтов и кряжей, которые наполняют внутренность Памирского нагорья, посмотрим не найдется ли на нем сколько- нибудь обширных равнин, долин, котловин, которые оправдывали бы то название плоскогорья, которое постоянно применяется к Памиру. Как будет видно из последующего изложения, ничего подобного на Памире нет.

Самая широкая из имеющихся на Памире равнин — котловина озера Большого Каракуля простирается с востока к западу на 25 верст в широчайшем месте, от хребта до хребта; но вдоль ее, по середине, тянется ряд отдельных скалистых массивов, так что котловина собственно состоит из двух продольных долин, почему и самое озеро представляет два [24] отдельных бассейна, восточный и западный, соединенные проливом.

Ширина котловины Ранг-куля изменяется от 4 до 12 вер.; ширина долины Ак-су, этой основной памирской реки, нигде не превосходит 12 верст, большею же частью долина эта гораздо более сужена выступами тех гор, между которыми течет река. Ширина долины Аличура лишь в одном месте доходит до 10 верст, Большого Памира до 6 верст.

Прочие реки нагорья текут в еще более узких долинах, почти постоянно принимающих характер ущелий.

Только большая абсолютная высота этих долин, дно которых вообще достигает от 12,5 до 13,5 тыс. фут, а в верхних частях, у истоков рек, и до 14.000, и сравнительно небольшая относительная высота гор и гряд, образующих эти долины и котловины, могли дать повод считать плоскогорьем Памир, в общей сумме поверхности которого долины едва ли занимают более 1/40 части.

На раcсматриваемом нагорье мы встречаемся с большим количеством озер; некоторые из них являются замкнутыми бассейнами и по-видимому не имеют стока, другие же наоборот соединяются протоками с подобными же озерами и болотистыми топями и дают начало серьезным рекам.

К числу первых озер принадлежат такие обширные водоемы, как напр. озера Большой Каракуль и Ранг-куль. Площадь первого из них занимает до 165 кв. верст; с северо-восточной стороны и с южной вдаются два больших мыса, покрытых холмообразными и скалистыми возвышениями. Кроме нескольких ручейков, текущих в озеро с гор восточной окраины котловины, в него впадают две значительные речки: с севера — Кара-джидга, а с юга Муз-коль, носящий это имя уже после впадения Ак-байтала (северного) в Узбель-су (Кизид-джиик). Вода в озере годна для питья.

Оба большие озера Ранг-кульской котловины соединяются протоком около 3 верст длиной. Западное озеро, называемое Шор-куль, эллиптической формы, но посередине раздвоено отделяющимся от южного берега широким мысом, имеет до 8 [25] верст длины и около 2 вер. средней ширины. Восточное озеро, длиною около 5 вер. и шириною до 1,5 и более, правильной формы. В обоих озерах вода пресная, впрочем в западном солона; в протоке же, их соединяющем, вода пресная и вполне годная для питья. К востоку от этой группы больших разбросан целый ряд малых озер. Несомненно, что вся котловина покрыта была когда-то водами одного озера, стоком которого была долина Ак-байтала.

К этой же категории озер принадлежат и аличурские:. Сасык-куль, Туз-куль, Газ-куль и пр., и озеро Куркунтей на Большом Памире.

К числу озер второй категории нужно причислить многочисленные озера в верховьях Ак-су и выдающиеся по своей величине Яшил-куль и Зор-куль. Длина озера Яшил-куль доходит до 20 верст; восточная половина его постепенно расширяется до 4 верст; затем, к устью Марджаная, резко суживается. К востоку озеро кончается двумя заливами; северный — короткий, принимает р. Аличур; южный — длинный и узкий, принимает речку из Булнен-куля. Берега озера круты и обрывисты, поднимаясь над водой от 100 до 300 фут. даже в береговых площадях, не говоря уже о тех местах, где Яшил-куль прямо омывает подошвы прибрежных хребтов, как напр. вся западная и южная оконечности озера. Стоком его вод к Пянджу служит р. Гунт.

Большое памирское озеро Зор-куль (Виктория, озеро Вуда) имеет форму очень растянутого с запада на восток эллипса с незначительным перехватом в западной половине. Длина большей его оси 18 в., наибольшая ширина в восточной поло-вине около 3,5 в. На южном берегу горы вплотную примыкают к самому озеру, южный берег которого резко очерчен; северный направляется извилистой линией, образуя - небольшие заливы, мысы и озерца со стоячей водой. Вода в озере пресная, годная для питья и настолько прозрачна, что на значительной глубине видно песчаное дно. Стоком вод к западу служит р. Памир; а в 10 в, к востоку от Зор-куля есть еще небольшое озеро; промежуток между этими двумя водоемами [26] усеян совсем уж крошечными озерками, по-видимому не имеющими стока.

Поверхность Памира изрезана большим количеством ручьев и рек, питающих величайшую реку Средней Азии Аму-Дарью, древний Оксус. Один из ее истоков, носящий название Пянджа, представляет очень сложную систему разветвлений, по мере движения в его верховья. Самый южный исток Окса—Вахан-дарья начинается совершенно незаметно: ручей Куль-айрык, вытекающий из Ваханских гор, разделяется на несколько рукавов; один из них направляется на запад и он-то собственно и есть начало Вахан-дарьи; нисколько левых заворачивают на восток и впадают в довольно значительное озеро Чакмактын-куль, которое и следует считать головой Ак-су. Водораздел Ак-су и Вахан-дарьи лежит на такой ровной площади, что нельзя даже сразу разобрать, куда направляются воды горного ручья.

Вахан-дарья течет почти в западном направлении на 130 верст до соединения с р. Памиром у кишлака Зунг. До впадения в нее у Базай-и-Гумбеза р. Вахджира, размеры реки ничтожны, но начиная с этого пункта она делается многоводной, бурно течет по каменистому руслу между крутыми и утесистыми берегами, часто подымающимися над рекою до 50 и более саж.; переправы вброд при глубине реки и быстроте ее течения (до 7 в сек.) затруднительны и имеются лишь в немногих местах; наверное известно про брод у Сархада, предполагаю, что и у селения Зунг таковой имеется. Из притоков Вахан-дарьи важны Вахджир и Бай-кара. По правому берегу первой, которую вследствие ее многоводности и длины (45 в.) правильнее даже считать за начало Ваханской реки, идет дорога на перевал Вахджир и далее в верховья тагдумбашской реки; в верховьях же второй имеется перевал Иршоод в Канджут, а по ущелью ее левого притока Ходар-гурт дорога ведет чер. пер. Ионова в Гиндукушском хребте в чатрарский кишлак Ишкован и далее на Гильгит.

В долине Вахан-дарьи, начиная от Сархада и далее вниз, каждый клочек земли, сколько-нибудь удобный, [27] обработан, и, несмотря на крайне незначительную площадь пашен, в виду тесноты всей долины, ваханские селения встречаются часто.

У селения Зунг Вахан-дарья соединяется с р. Памиром, который вытекает из озера Зор-куль и течет 85 в. на юго-запад. Многочисленные притоки реки незначительны и имеют значение по пролегающим вдоль них путям, как напр. Харгош, Мас. По самой же реке Памиру и далее по долине Большого Памира летом ездят из западного Вахана и Бадахшана в Тагарму и Сарыкол.

После соединения Вахан-дарьи с Памиром река уже носит название Пянджа, течет в западном направлении еще 100 верст до Ишкашима, где круто поворачивает на север и течет в этом направлении до Кала-и-Вамара, где опять делает большую излучину-луку, а у Язгулёма вступает в пределы Дарваза. Вся длина течения от Ишкашима до устья Язгулёма — 200 в. За неимением сколько-нибудь сносных данных об этой части течения реки, я вынужден ограничиться этим сухим перечнем.

Между Памирской цепью и Аличурскими горами расположена долина Аличура. Начинается река Аличур целым рядом ручьев, вытекающих из снеговых ущелий Памирских гор. Собравшись в одно русло, ручьи эти (главный из них называется Уч-кол) выходят уже в долину, которая собственно и носит название Аличура. Аличур замечателен тем, что только в сильную воду ручьи Уч-кола достигают до самой Аличурской долины у Чатыр-таша; в осеннее же и зимнее время эти ручьи иссякают в низовье и река Аличур возникает в своей широкой долине ниже Чатыр-таша из целого ряда ключей, или озер, из которых сразу выбегает в виде довольно большой речки. Здесь на протяжении нескольких верст Аличур, как река, не существует и представляет вязкую непроходимую трясину. Река протекает ближе к левой стороне долины, берега ее болотисты; движение возможно по обоим берегам долины, но переправа через реку не везде возможна вследствие свойства берегов. До впадения в Яшил-куль вся длина [28] течения реки, считая от верховьев Уч-кола — 110 в. Сравнительно широкая долина Аличура, в верховьях в особенности, покрыта дуговою растительностью и служит местом летовок киргиз; у впадения реки в Яшил-куль появляются и первые следы растительности — кусты тальника.

Из западной оконечности озера Яшил-куля вытекает Гунт, впадающий в Пяндж близ Кала-и-бар-пянджа. Вся длина течения его доходит до 140 верст.

Вся долина Гунта покрыта древесной растительностью, а начиная от Сардыма по ней часто попадаются шугнанекие селения. По Гунту имеется довольно трудный путь в Шугнан. Для обхода его существует обходная дорога через перевал Кой-тезек, а далее по ручью Тогуз-булак, левому притоку Гунта.

Долина левого притока Гунта, Шах-дары, вместе с долиною главной реки главным образом и служат местом расположения шугнанских поселений. Как кажется, по ней удобнее всего пройти в Шугнан с долин Аличура или Большого Памира. Доктор Регель, посетивши ее в конце 1882 года, пишет, что в верхней части она покрыта дремучими лесами тала.

Перейдем теперь к рассмотрению самой многоводной, самой большой по длине, по ширине, глубине и быстроте течения памирской реки — Ак-су.

Верховья ее представляют из себя сплошную цепь озер вдоль зеленеющей долины. Начиная от озера Чакмактын-куля, из которого она вытекает, Ак-су течет в северо-восточном направлении верст 70 до Ак-таша, где, описав дугу, река уклоняется на северо-запад и сохраняет в общем это направление верст 110, затем поворачивает на восток под именем Мургаба и течет 240 в. до слияния с Пянджем под Кала-и-Вамаром. Нижняя часть течения от устья Кудары носит название Бартанга. От самого истока и до впадения Истыка Ак-су течет в луговой долине, шириною от 2—5 в.; ниже, вплоть до устья Ак-буры, ширина долины та же, но трава попадается лишь небольшими площадками; далее вниз река до устья Кара-белеса течет по широкой долине, местами доходящей до 12 верст и сплошь усеянной мелкою галькою и лишенной почти [29] всякой растительности. От устья Кара-белеса и до окончательного поворота реки на запад долина суживается, не превосходя 2 верст и также пустынна, а ниже значительно расширяется доходя до б верст у устья Ак-байтала, и мало по малу покрывается травою, обильно растущею по обоим берегам реки вплоть до м. Шаджан, где Мургаб уже вступает в ущелье, поросшее талом, березками, большими кустами облепихи, шиповника, но зато крайне бедное подножным кормом. От устья левого притока Буз-тере и вплоть до впадения Суук-сая (западный Пшарт) теснина Мургаба совсем непроходима летом, равно нет даже пешеходной тропки ниже Сареза вплоть до Таш-кургана. Броды имеются у Истыка, м. Шаджан, ниже устья Суук-сая, выше устья Кара-булака, у летовки Назарбека, выше Сареза и у последнего пункта. В большую воду последние два очень глубоки. Из притоков, имеющих наиболее серьезное значение, я укажу с левой стороны на Истык, по долине которого идет дорога с долины Ак-су на Большой Памир, Кара-су, Буз-тере, по которым идет сообщение из долины Аличура с Мургабом и Б. Марджанай, вдоль которого путь выводит с Яшил-куля к Сарезу.

С правой стороны река принимает: Кара-куль, вдоль левого притока которого идет дорога через перевал Бейк в Таг-думбаш, пересыхающий летом Рат-су (Кош-агыл), в вер-ховьях которого отделяются пути на перевалы Кульма, Тузакчи и Бердыш, ведущие в Тагарму. Наиболее важным притоком с этой стороны является бесспорно Ак-байтал (южный), вдоль которого идут пути как со стороны Б. Кара-куля и значит с Алая, так и со стороны ранг-кульской котловины. По долине Пшарта, его правого притока, идет дорога в обход теснины Мургаба. Из остальных правых притоков главной реки нагорья важен Суук-сай (зап. Пшарт) своей обходной дорогой, Кара-булак, вдоль которого идет путь с Мургаба в долину Кокуй-беля и Кудара, травянистая долина которой служит местом кочевок родичей Саиб-Назара, известного памирского разбойника, и в нижнем течении которой появляются уже посевы и встречаются таловые и березовые рощи. [30] Высокие речные долины и озерные котловины, равно и склоны гор восточной, более высокой части нагорья, лишенные совершенно древесной растительности, покрыты более или менее густо луговым ковром. На сланцевой почве долин произрастает кипец, невысокая, но густая трава, называемая туземцами кияк, составляющая хороший корм для скота.

Как только начинаются мокрые луга, мы встречаемся с осокой, по имени которой (ранг) так много собственных имен на Памире. На более сухих склонах предгорий попадается ковыль; в кочкарных болотах мы встречаем мох, который местами образует даже торфяники. В ущельях, на большой иногда высоте, огромные пространства заняты диким луком. Трава появляется в начале июня и выгорает к концу сентября, тем не менее и в зимнее время она еще годна в пищу.

Из других травянистых растений очень важную роль играет мелкий, собственно полутравянистый, кустарник, местные названия которого терскен и кампермыш. Растение это служит в этих местах единственным топливом.

По мере понижения местности от востока к западу, при движении с высоких и относительно обширных долин в горные ущелья западного Памира, все чаще и чаще попадается древесная растительность. Начинается она мелкими кустами тальника или лозняка, ниже появляется шиповник, ива, береза, горный тополь, облепиха, арча.

Верхний предел этой древесной растительности не везде одинаков и сильно понижается по мере движения от юга к северу. Так, напр., первые следы древесной растительности были найдены на Бай-каре, на высоте не менее 13.500, на Вахан-дарье выше устья Бай-кары, на 13.000, на р. Памире выше Юлъ-мазара на 12.600, на Яшиль-куле на 12.400, на Мургабе, ниже м. Ша-джан на 12000, на Кударе на 10.700 ф.

Рядом с древесной растительностью появляются и обработанные поля: в Сархаде на Вахан-дарье (10.900), на Мургабе ниже летовки Назарбека (10.600), в Кударе на высоте 9.500. Хлебная культура начинается ячменем и горохом. [31]

Крайне трудно говорить что-либо про климат Памира, Отрывочные наблюдения температуры и метеорологических явлений дают весьма шаткий материал, а на расспросы туземцев трудно полагаться в виду их привычки к резким климатическим переменам. Единственный вывод, который может быть сделан — это то, что климат там суров. Собственно не менее семи месяцев царствует зима, сопровождаемая трескучими морозами и обильными снегами, сплошь покрывающими горы и перевалы, так что в это время сообщение Шугнана с восточною частью нагорья возможно лишь по долине Вахан-дарьи и далее по Ак-су. С половины мая начинаются более теплые дни, в июне появляется трава, а июль и август следует считать за летние месяцы.

Впрочем летом можно назвать это время лишь вследствие сравнительно высокой температуры и ничтожного количества выпадающей влаги, но 13 июля напр., мы попали под снежный буран, а в 20 числах этого месяца наблюдали и ночные морозы в 2, 3 и даже 5° С. Ранним утром вдоль ручьев зачастую видишь ледяную кайму. Резкое понижение температуры замечается с закатом солнца за ближайшие горы. Также резки перемены температуры в зависимости от вертикального положения места и степени его укрытия от ветра.

Ветры дуют почти постоянно вдоль долин и ущелий, нередко очень сильны и резки и направление их в течение дня часто меняется.

Но они же приносят своего рода пользу: зимою они сдувают в некоторых долинах, ущельях и котловинах снег, так что там могут пастись стада скота кочевого населения нагорья.

Так, напр., по Ак-су, в низовьях Истыка, на Кокуй-бель-су, в верховьях Кудары, в восточной части Ранг-кульской котловины, на Б. Каракуле, в некоторых ущельях Ва-ханских гор и по р. Вахджиру снегу почти не бывает, зато значительные его отложения скопляются в долине В.Памира и Аличура и совершенно прерывают сообщения. [32]

На больших высотах нагорья воздух редок, у людей появляются иногда припадки особой “черной" болезни, называемой туземцами тутек: головные боли, рвота, приступы лихорадки, истечение крови из носа, затрудненное дыхание, сердцебиение служат отличительными признаками ее, причем проявляются различно в разных организмах, но наиболее резко проявляются при движении пешком.

В отряде довольно сильно больны были двое: казак и один пехотинец. На лошадей это явление тоже оказывает свое влияние.

В моем распоряжении нет никаких сведений о климатических условиях западной части нагорья, занятой Шугнаном и Рошаном.

Что касается до путей сообщения по нагорью, то для нас конечно первостепенное значение имеют те дороги, которые ведут с севера, с долины Алая, к проходам в Гиндукушском хребте. Таких дорог две.

 

Восточный путь ведет из долины Алая, от м. Бор-доба, через Кизил-артский пер., откуда по долине Муз-кола на перевал Ак-байтал и по одноименному притоку Ак-су ведет в долину последней реки вплоть до ее верховьев, далее по Вахан-дарье, перейдя у Бозай-и-Гумбеза на левый берег, по ее левому притоку Бай-каре и притоку последней Ходар-гурт выходит на перевал Ионова в Гиндукушском хребте, за которым путь в Индию ведет уже по долинам рек и ручьев, несущих свои воды в Инд.

Вся длина этого пути около 500 вер. (Длина пути с Алая к Гиндукушу может быть несколько сокращена (до 450 в.), если от устья Ак-байтала направиться по Кара-су на верховья Истыка и через пер. Бендерского в долину Ак-су к предыдущему пути. Обходная дорога очень удобная вьючная). Не вдаваясь в топографические подробности, которые войдут в маршрутное описание, скажу только, что главными затруднениями на этом пути будет очень ограниченное количество, местами даже совершенное отсутствие, подножного корма от Кизыл-арта до устья южного [33] Ак-байтала, и далее вниз по Ак-су от оврага Аю-кузю-сай и до впадения Ак-буры, что потребует особых мер при движении сколько-нибудь значительного отряда.

Перевалы Кизыл-арт, Ак-байтал и Ионова должны быть причислены к числу легко доступных и вполне удобны для вьючного движения. Путь по долинам Ак-байтала и Ак-су годен даже для колесного движения. Разработка участка дороги по Вахан-дарье и Бай-кари, равно и через три названные перевала в колесный не представит непреодолимых затруднений.

Путь по Ак-су открыт круглый год, а переход Бонвалло через Кизыл-арт раннею весною (насколько помню в марте) показывает, что сообщения из долины Алая могут быть постоянно поддерживаемы.

С востока на этот путь выходят дороги. 1) по Ранкульской котловине из Сарыкола, 2) по Ранг-су (Кош-агылу) из Тагармы, 3) у Ак-таша из Таш-кургана (китайского), 4) у Бозай-и-Гумбеза из Тагдумбаша, 5) по Бай-кари из Кунджута. (через пер. Иршоод).

Гораздо менее удобен западный путь, ведущий от Дараут-кургана из долины Алая через перавал Терс-агар на Алтын-мазар, далее через перевал Каинды, по долине Балянд-киика, через перевал Тахта-горум, по долине Кокуй-беля, через перевал Кара-булак, по Мургабу до Сареза, через пер. Марджанай на Яшил-куль, откуда через пер. Харгош в долину реки Памира, вдоль которой направляется к Кала-и-Пянджу. От Кала-и-Пянджа через перевал Учли (Риш) в Гиндукушском хребте можно проникнуть в Чатрар. Вся длина этого пути 520 верст.

Путь этот, хотя лишь немного длиннее предыдущего, представит для движения отряда весьма серьезные затруднения. Перевал Каинды очень труден: подъем и спуск круты и каменисты, а западный склон перевала покрыт ледником, по которому движение и мешкотно, и опасно, и весьма тяжело. Спуск с перевала Кара-булак весь состоит из осыпи каменных пород, крайне замедляющей движение к Мургабу, вдоль [34] которого путь нужно прямо считать опасным. Глубокие переправы через быструю реку с большими камнями по руслу, движение местами вдоль самого берега по узким карнизам, загро-можденным к тому же разными обломками скал, или же по такой ползучей осыпи, что случаи срыва с подобной тропки лошадей неизбежны, характеризуют трудности этого пути. Зачастую, при движении по осыпям, сверху начинают падать довольно значительные камни, приведенные в движение сползанием всей осыпи, для чего достаточно пройти нескольким лошадям. Тропинку суживают и заставляют делать самые прихотливые завороты выступающие скалы, огромные камни обвалов, деревья, которые растут вдоль всей этой части Мургаба; ко всему этому присоединяется еще и почти полное отсутствие корма от Перевала Кара-булак и до Сареза.

Подъем на перевал Марджанай также труден и тропинка зачастую теряется в массе нагруженных в хаотическом беспорядке камней и скал. Перевал Харгош и путь по реке Памиру не могут вызвать особых затруднений и для вьючного движения вполне годны.

К сожалению, и дальнейший путь в Чатрар, как это уже было сказано выше при описании перевала Учли, весьма неудобен. Конечно, если бы летом возможно было движение вдоль Ярхуна, гораздо выгоднее было бы направиться от Кала-и-Пянджа по сравнительно разработанной, хотя и трудной горной дороге на Сархад, а потом через перевал Борогиль. Но по крайней мере в течение 4 летних месяцев высокий уровень воды в Чатрарской pеке исключает возможность подобного движения.

Таким образом, по западному пути возможно отправить лишь незначительный отряд, не свыше 100—150 коней, так как затруднения по мере увеличения отряда будет расти в геометрической прогрессии.

С запада на этот путь выходят дороги: 1) в урочище Кок-джар из Кудары и Рошана, 2) у озера Яшил-куля путь по Гунту и Тогуз-булаку из Шугнана, 3) у устья Маса дорога из Шугнана по Шох-даре, через перевал Мас и по реке [35] Масу, 4) наконец, у Кала-и-Пяяджа дорога из Бадахшана по берегу Пянджа.

Обе рассмотренные дороги, пересекающие Памир с севера на юг, соединяются несколькими поперечными путями; 1) на севере из долины Балянд-киика ведет относительно очень хорошая дорога через перевал Кокуй-бель-су, а далее мимо озера Курук-куль в долину Муз-кола; ее длина всего 45 вер. 2) От впадения ручья Кара-булака в Мургаб, сначала по последнему, а потом в обход его теснины по Суук-саю, через пер. Пшарт и по долине Пшарта, до впадения в Ак-байталъ, идет очень трудная по Мургабу и далее, тоже каменистая, дорога длиною по 100 вер. 3) От Яшиль-куля по долине Аличура очень удобно сообщение между обеими дорогами через многочисленные перевалы в отрогах, заполняющих излучину Ак-су; длина разных дорог от 140—180 в. 4) От впадения р. Харгош в р.Памир очень удобная дорога ведет по долине Большого Памира и через пер. Бендерского к верховьям Ак-су; длина этого пути 120 верст. 5) От Кала-и-Пянджа по Вахан-дарье идет дорога к Бозай-и-Гумбезу длиною до 145 верст, и хотя разработана, но вследствие особенного характера местности, по которой пролегает, ее нельзя считать удобной.

Важнейшие узлы дорог находятся в двух пунктах: в Бозай-и-Гумбезе и у Ак-таша.

У Бозай-и-Гумбеза сходятся пути из Чатрара (через пер. Ионова), Вахана, Тагдумбаша, Шугнана (по долине Большого Памира) и Сарыкола и Алая (по долине Ак-су).

Ак-таш представляет узел дорог из Сарыкола (через пер. Нейза-таш), Тагдумбаша (через пер. Бейк), Вахана и Алая.

В этом очерке совсем не указаны пути в западной части Памира — в Шугнане и Рошане; скудный картографический материал, за достоверность которого нельзя ручаться, причиною такого серьезного пробела.

Жители Памирского нагорья принадлежат к двум племенам: монгольскому и арийскому. Представители первого — киргизы кочуют по долинам восточного Памира, а представители [36] второго — таджики ведут жизнь оседлую, занимаются хлебопаше-ством и населяют долины Вахана, Шугнана и Рошана, т. е. те местности, где относительно низкое положение над уровнем моря, большая замкнутость долин и более мягкие климатические условия допускают развитие земледельческой культуры.

Как характеристика памирских киргиз и таджиков, так и описание образа и условий их жизни весьма подробно и метко сделаны уже участниками экспедиции 1883 г. Д. В. Путятой и Д. Л. Ивановым, почему я и считаю излишним вдаваться по этому поводу в какие-либо подробности и мне остается привести лишь некоторые цифровые данные.

Памирские киргизы принадлежат к пяти родам: Теит, Гадырша, Найман, Наурус-уручи и Кипчак. Кочуют они главным образом в Ранг-кульской котловине, по долине Ак-су, в верховьях и по всей долине Аличура и в Кударе, Полизе, Кок-джаре и по Кокуй-бель-су. В долине Большого Памира летом нет совершенно кочевок, главным образом вследствие того, что киргизы опасаются набегов афганцев, ныне владеющих Ваханом и Шугнаном. Поздней осенью в верхнюю часть долины Б. Памира и в ущелья северных склонов Ва-ханскаго хребта приходят зимовать киргизы с верховьев Аличура и Истыка.

В политическом отношении все киргизы, за исключением только кочующих в Кударе и по Кокуй-белю, до нынешнего года подчинялись китайцам, которые и ввели свое управление и подчинили кочевников трем старшинам или волостным

управителям.

Бек долины Мужи, Алайчи-бек, ведает и кочевым населением восточной части Ранг-кульской котловины и соседних с нею ущелий. Всего Алайчи-беку подчиняется до 50 кибиток; у этого населения приблизительно 1.800 баранов, 200 яков (кутасов), 120 лошадей и 60 верблюдов.

Курумчи-беку подчиняются до 150 кибиток, кочующих по Пшарту, Мургабу, на истоках и в долине Аличура; до 20.000 баранов, 800 яков, 450 лошадей и 240 верблюдов указывают на зажиточность населения. [37]

Старшиною в долине Ак-су и в низовьях Истыка поставлен Матхассым-бек и под его управлением находятся до 100 кибиток населения, владеющего 6.000 баранов, 400 яков, 200 лошадей и 100 верблюдов.

Китайцы не берут с киргиз никаких определенных податей, обязывая их только держать в некоторых местах караулы, Вот, вероятно, почему население отнеслось довольно равнодушно к заявлению нашему, что земли, на которых они кочуют принадлежат России; кроме того, опасаясь немедленного обложения податями, они скрывали как число кибиток, так и количество скота, вследствие чего и вышеприведенные цифры вероятно гораздо менее действительных.

Чтобы покончить с киргизским населением, остается упомянуть про подвластные знаменитому некогда своими аламанами и грабежами Саиб-Назару 40 кибиток, которые до сих пор признавали лишь власть последнего и были постоянно грозою всех соседей. Кочевья Саиб-Назара расположены в Кударе, Белизе, Кок-джаре и по Кокуй-бель-су. 1.500 баранов, 200 яков, 80 лошадей, 35 верблюдов принадлежат этому населению.

Что касается до Вахана, Шугнана и Рошана, то нельзя было собрать сведений ни о количестве таджикского населения, ни о производительности и средствах этих стран: афганцы, владеющие ныне этими округами, навели своими неистовствами в Шугнане такой ужас на киргиз, что последние не решаются посещать местностей, ими занятых; сношения между соседями крайне редки, так как и своим подданным, из опасения побегов, афганцы очень неохотно разрешают оставлять страну, хотя бы и для торговых сношений с Сарыколом. После 1889 года количество таджикского населения, доходившее до 35.000 душ обоего пола, вероятно сильно уменьшилось: часть жителей Шугнана бежала в Тагарму и Фергану, часть взята в плен и уведена во внутренние провинции Афганистана, наконец масса населения подверглась беспощадной резне. Налоги, которыми афганцы обложили население, тяжелым бременем ложатся на него: подушная подать в Вахане составляет 12 рупий (около 8 р.); кроме того, каждый хлебопашец обязан [38] сдать в казну то количество хлеба, которое посеял, и наконец в нынешнем году местная администрация собрала с каждых двух дворов по одной лошади. Население Рошана и Шугнана, в особенности последнего, вследствие недавнего восстания, обложено вероятно не менее.

Таджикское население в административном отношении разделено на два округа — Вахан и Шугнан; управление ими вверено особым хакимам (уездным начальникам), в лице которых соединена и административная и военная власть; они подчинены Фейзабадскому миру (губернатору). В Вахане хакиму Гулам-Хассан-Алихану подчинено 300 чел. пехоты и несколько всадников, а в Шугнане в распоряжении хакима Худайдулла-хана имеется до 600 чел. пехоты и конницы при нескольких орудиях.

Все таджикское население очень расположено к России и смотрит на нас, как на своих будущих избавителей от афганского гнета.

Таким образом Памир представляет из себя замкнутую, трудно доступную, горную страну, с суровым климатом, очень редким и бедным населением. Вдаваясь клином между афганскими и китайскими владениями, она разъединяет их и затрудняет сношения, что, в виду ненависти к нам афганцев и затаенной зависти китайцев, очень выгодно и имеет для нас серьезное значение. Наконец, через южную границу Памира идут пути в Канджут и Чатрар и далее в Индию, угроза которой не может не поколебать престижа Англии, нашей постоянной соперницы в Азии.

Кроме этих политических мотивов, которые делают присоединение Памира к России желательным — оно важно и в чисто военном отношении. Хотя Памиру, вследствие суровости климата и местных условий, никогда вероятно не суждено будет стать театром действий больших сил, однако через нагорье несомненно направятся отряды в случае столкновения с Афганистаном и Индией.

В первом случае, откуда бы ни оперировала главная наша армия, со стороны ли бухарских владений или Мерва, памирский [39] отряд будет настолько угрожать всему северному Бадахшану, а далее и северному Афганистану, что неминуемо с главного театра военных действий он отвлечет значительную часть неприятельских сил.

Во втором случае, если мы удержим за собою нагорье, длина операционной линии, в смысле пути наступления на Индию, сокращается на 500 верст. Даже при настоящих политических условиях, операционная линия по Памиру не подвергается особой опасности. Со стороны Китая нельзя ожидать серьезной угрозы; внимание афганцев, несомненных союзников Англии, в случае столкновения ее с Россией, приковано будет к движениям и действиям главной нашей армии, и они, почти совершенно прекратив сношения подчиненного им населения с восточной частью нагорья, вероятно лишь слишком поздно узнают о движении отряда к Гиндукушу, когда уже приняты будут меры к полному обеспечению этого движения, для чего, благодаря местным условиям горной страны, потребуются весьма ничтожные силы.

Текст воспроизведен по изданию: Краткий очерк Памира // Сборник географических, топографических и статистических материалов по Азии. Выпуск L. СПб. 1892

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.