Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Описание пути, изследованнаго поручиком 1-го Туркестанскаго стрелковаго баталиона Калитиным между Ахал-текинским и Хивинским оазисами, из крепости Куня-геок-тепе до развалин крепости Змукшир, через колодцы: Мамед-дияр, Дербент, Шейх, Лайлы и засыпанные колодцы Кызил-ча-куюсы и Чагыл. С 7-го по 19-ое февраля 1881 года 1.

От крепости Куня-геок-тепе путь проходит по полям, между пологими барханами, поросшими кустами колючки; в некоторых местах встречается вода, собранная в маленьких арыках. Через три версты поля кончаются и путь выходит на кочковатое пространство, между пологими, песчаными барханами. Дорога ровная. С полу-пути местность представляет барханы сыпучаго песка, между которыми проходит дорога, поднимаясь на них и вновь спускаясь. Растительность до песков – редкие кусты колючки; по вступлении-же в пески встречается в достаточном количестве саксаул и «джузгун» 2. Среди большаго такира 3 расположены колодцы Мергень.  Их четыре; [2] глубиною они в 8 сажень, слой воды около аршина, вкус воды горькосоленый, едкий; лошади и бараны пьют ее только по нужде. Приблизительно колодцы Мергень находятся от Куня-геок-тепе в 37 верстах 4. Минуя колодцы, дорога проходит по барханам сыпучаго песка, поросшаго в некоторых местах саксаулом и черке 5; встречается также сухой ковыль (селеу), растущий кустарниками на кочках. По пути встречаются у самой дороги колодцы «Катты-гот» с негодною для питья водою.

Далее следуют большой такир и колодцы Илек-салеш. Над ними высится массивная гряда из наносных, голых сыпучих песков с отдельными вершинами (Бийки). Высоты эти видны верст за 15 со стороны колодцев Мергень. Колодцы Илек-салеш лежат на возвышенной песчаной площади, ниже которой находится котловина с солончаковым дном. Колодцев на верху четыре и пятый внизу, при спуске в котловину. Глубины они все в 8 сажень, слой воды – 1¼ аршина, вода солоноватая и отзывается затхлостью, но в пище и чае вполне пригодная к употреблению. Колодцы внутри выложены саксаулом.

Начиная с колодцев Илек-салеш, путь все время пролегает по увалам сыпучаго, глубокаго песка; частые спуски и подъемы; дорога весьма трудно проходима, не только для верблюдов, но даже и для лошадей; она видна ясно только на твердых местах, попадающихся кое-где, изредка между песками. Пески состоят из барханов и увалов самой разнообразной формы и величины; местность пересеченная, и дорога почти все время идет закрыто, по подножьям увалов.

Начиная с полу-пути от колодцев топливо (саксаул) встречается в изобилии.

На большом красноватом такире расположены три колодца «Утык». Глубина их 12 сажень, слой воды приблизительно 1¼ аршина, вода горькосоленая, пригодная только для пойла верблюдов и баранов. Следующий затем колодезь «Джакын» глубины – 9 сажень, обложен саксаулом, многоводен, но вода пригодна только для пойла скота. [3]

Начиная с колодцев Утык, местность до колодцев Мамед-дияр состоит из пологих песчаных возвышенностей; песок здесь менее сыпуч и скреплен кустарниками.

На обширном такире «Мамет-дияр» кладбище и колодцы числом – 4, глубиною 10 сажень; слой воды 1 аршин, вода на вкус слегка солоноватая, а в левом крайнем колодце отдает немного затхлостью. По показаниям жителей, если расчистить землю на дне, то слой воды по пояс средняго роста человека. Внутренность колодцев выложена саксаулом. С юго-западной и северо-восточной сторон такир обставлен барханами сыпучаго песка, круто спускающимися к такиру. Песок ярко желтаго цвета.

Дорога на Дербент сворачивает отсюда на северо-запад, а почти прямо на северо-восток идет другая на Кызил-сакал и Мурза-чули 6. От Илек-салеша до Мамед-дияра не менее 40 верст, всего же от Куня-геок-тепе – 111 верст.

Пройдя означенные колодцы, следующие за ними находятся в 1½ верстах вправо от дороги и на одной с ними высоте, за барханами, на площадке такира; это два колодца «Караджи». Глубина их 12 сажень, воды 1½ аршина, вода едкая, горько-соленая; внутренность колодцев выложена саксаулом.

С Мамет-дияра до этого пункта местность крайне пересеченная, грунт – сыпучий песок. В некоторых местах дорога переваливает чрез высоте бийки (кряжи) с пологими спусками и подъемами.

При выходе с Мамет-дияра встречаются по сторонам дороги две-три кучи саксаула с воткнутыми костями. В иных местах дороги, для определения направления, расположены по сторонам, незаметно, кое-где кучи сухаго саксаула. В направлении барханов замечается некоторая правильность, местность представляет всхолмленную плоскую возвышенность, пересекаемую большими кряжами песка. По показаниям проводников, влево от дороги, в 8-ми верстах, посреди большаго краснаго такира, расположены два колодца «Суюн-ую», с горько-соленою водою. [4]

Дорога далее очень трудно проходима вследствие глубокаго и сыпучаго песка, крутых спусков и подъемов на барханы; песок так глубок, что в некоторых местах, в особенности на вершинах барханов, доходит до полколена лошади. Везде встречаются знаки и заметины из саксаула и костей, для обозначения направления пути. По большей части эти заметины расположены на вершинах возвышенностей. Во множестве попадаются кости павших животных. Как по дороге, так и по барханам, встречаются довольно часто твердыя, глиняныя обнажения. Далее местность значительно понижается и становится ровнее; дорога выходит на красный такир, обставленный с левой стороны высокими грядами желтаго песку, а через ½ версты отсюда, на обширном такире расположены кладбище, могила св. Дербента и остатки постройки из кирпича. С северо-восточной стороны такир окружают полого спускающияся высоты из желтаго песка, а средину его занимают колодцы Дербент, числом четыре. Внутренность колодцев выложена саксаулом; наружное отверстие – квадратное в ¾ аршина в боку, глубина – 12 сажень 1 аршин, слой воды ½ аршина. При расчистке дна, по словам туземцев, вода бывает по пояс средняго роста человека. Вода на вкус совершенно пресная, очень чистая и прозрачная.

На всем протяжении пути, между Мамет-дияром и Дербентом, по части топлива встречается: саксаул, куян-сиок (заячья кость), кандым (небольшое, пряморастущее деревцо из породы саксаула и джузгун. Из трав, по пескам растут кое где: ранг, мелкая зеленая травка, и кусты ковыля «селеу». Разстояние между Мамет-дияром и Дербентом 75 верст.

Отсюда в Хивинский оазис существуют три дороги: 1-я прямо на северо-восток, на колодцы Кызил-такир; 2-я восточнее, на колодцы Дамлы и 3-я на северо-запад, на колодцы Шейх, по которой я следовал.

По выходе из Дербента, пройдя около 9 верст, среди такира встречаются три или четыре давно засыпанных колодца Кара-ащи.

Местность, начиная с колодцев Дербент, состоит из больших песчаных, глубоких балок, пересеченных грядами. Дорога, оставаясь закрытою, круто поднимается и спускается все время по глубокому, вязкому, сыпучему песку, совершенно обнаженному в некоторых местах. Изредка встречаются красныя, твердыя обнажения. Растительность таже, что и прежде; корм [5] в виде ковыля и ранга, встречается не везде и то небольшими участками.

Вышину встречаемых от Дербента барханов и бийков (возвышенностей) можно считать не менее 30-40-50 сажень. На возвышенных местах сложены кое-где кучи саксаула. Далее на большом беловатом такире встречаются давно засыпанные колодцы Тандерлы. По показанию проводника, вода в них была пресная, при глубине колодцев в 10 сажень.

Местность, крайне пересеченная, состоит из больших нагромождений в виде барханов, связанных между собою. Подъемы на бийки (кряжи) чрезвычайно затруднительны, вследствие глубокаго сыпучаго песка на их вершинах; случается, что нога лошади уходит в песок до колена. Следующий затем, расположенный среди такира, колодезь «Уста-турды», давно засыпан.

За этим последним колодцем местность значительно начинает подниматься. Дорога все время идет то глубоко закрытая, между высотами с обеих сторон, то открыто, взбираясь на бийки и кряжи. В низинах начинают попадаться кое-где пятна такира (не доходя 6-7-ми верст до колодцев Шейх). Засим местность значительно понижается и дорога идет ровнее; далее чрез ½ часа встречается ровное открытое место, обставленное песчаными барханами; вдали на право, верстах в 8-9-ти, виднеется цепь высоких, отдельных холмов. Затем дорога выходит на большой такир, обставленный песками, по другую сторону котораго виден холм.

На такире, в левой его стороне, находятся могила св. Шейха, остатки разрушенной сакли и колодцы Шейх. Колодцы вырыты в песчано-глинистом грунте, составляющем насыпь, устилающую площадку такира.

Колодцы расположены друг от друга не далее 10-15-20-ти шагов. Их всего 10; из них с водою – два, засыпанных до верху – один и семь полузасыпанных, но могущих быть возставленными без особаго труда. Колодцы с водою имеют в диаметре наружнаго отверстия ¾ аршина; ширина их дна от 2 до 2½ аршин, глубина 3 сажени. Внутренность колодцев выложена саксаулом; слой воды, в одном, многоводном, 2½ аршина; другой колодезь, котораго внутренность значительно пообвалилась и засорила дно, имеет слой воды только в 1 аршин. Вода в первом колодце совершенно чистая, прозрачная и вкусная; во втором-же, хотя и пресная, но отдает затхлостью от невычерпывания. Вода [6] оставляет во рту легкий вкус серы, которая когда-то добывалась здесь во множестве, что видно по старым заброшенным ямам, находящимся по близости от колодцев. Восемь лет тому назад, как разсказывает проводник, эти десять колодцев настолько были многоводны, что могли сразу напоить 20 кура (стад) баранов, считая в куре от 300 до 600 голов, и после этого воды оставалось еще достаточно на остальныя потребности каравана. Давно не пивший баран, по разсказам кочевников, выпивает за раз более ведра. Если взять в куре наименьшее число (т. е. 300) голов и считать только по ведру на каждаго барана, то это составит 6000 ведер, взятых сразу, которые 10 колодцев Шейх давали прежде без особеннаго истощения.

На площадке, где расположены колодцы, можно вырыть, без особаго для них ущерба, еще четыре или пять колодцев.

В былое время колодцы Шейх служили границею между Хивинскими и Текинскими землями.

Пройдя от колодцев Шейх 2½-3 версты по ровному такиру, дорога пересекает старое русло Чарджуй-дарьи, которое здесь, на первый взгляд, представляет из себя скорее озерную котловину, так как оно засыпано с обоих берегов песчаными наносами в виде плотин.

Русло, при пересечении его дорогою, имеет 300 сажень ширины. Левый берег низменный, правый же нагорный и крутой, с материковым основанием. Дорога, пересекши русло, выходит на его правый берег возле высокаго холма, с высоты котораго видно, что в этом месте русло делает кольцо, идя с востока, со стороны Чарджуя. В 7-8-ми верстах отсюда, вверх по течению (к стороне Чарджуя), виднеется гигантская цепь холмов – шиханов, сопровождающая русло по обоим его берегам. Холмы эти на правом берегу переходят постепенно в меньшия возвышенности и, наконец, вдали сливаются с окружающею местностью.

Миновав вышеупомянутый холм и пройдя правым берегом ¾ версты, дорога вновь спускается в русло, которым идет всего около 23 верст. На этом протяжении русло имеет следующий характер: берега его ясно обозначены; из них левый – низменный, а правый – нагорный. Ширина русла не превышает 350 сажень и не менее 120-100 саж.; оно сужено в тесных местах осыпями песков с того или другаго берега (преимущественно с леваго). Русло во многих местах [7] преграждается массивными песчаными наносами, которые, спускаясь с противоположных берегов, засыпают его поперег, образуя целыя плотины в виде кряжей (такого рода наносы на местном наречии называются кыры). Иногда эти заграждения достигают значительной вышины, подымаясь нередко до уровня праваго берега.

Поперечное засыпание русла можно наблюдать здесь не только в фазисе полнаго его развития, но и в самом зародыше, когда пески спускаются с берегов сначала в виде маленьких встречных грядок, обращенных одне к другим своими скатами. Вследствие описанных заграждений, в ином месте русло представляется издали как-бы окончившимся, и только поднявшись на такое заграждение и вновь спустившись с него, убеждаешься в том, что находишься в прежнем русле. Песчаныя массы преимущественно возвышаются над левым берегом (низменным); правый же берег, хотя и загроможден в некоторых местах песками, но в значительно меньшей степени.

Правый берег, имеющий все время возвышенный, нагорный характер, приподнят в некоторых местах в виде разнообразных шиханов-холмов и целаго ряда высот.

На верхнем краю сего берега, равно как и на сопровождающих его высотах, встречаются обнажения из известняка и твердаго краснаго песчанника.

Основание берегов иногда состоит из слоев глины краснаго, белаго, желтаго и синяго цветов, а иногда из известняка и краснаго камня. Правый берег кое-где спускается обмывами, в виде волнистых увалов, из разнообразных слоев глины, преимущественно белой и желтой. Дно русла ровное, голое, без всякой растительности; местами встречаются такиры и участки красной глины, местами – небольшие участки солончака. Кое-где грунт состоит из твердаго песчанника, гальки и крупнаго белаго булыжника. В иных же местах встречается совершенно речной грунт из гальки, крупнаго блестящаго песка и кремня. По дну же, во многих местах, выступает слюда. Песок дна заключает в себе очень часто много мелких ракушек. Кое где по дну русла встречается белый камень, выходящий на поверхность дна в виде больших плит. В некоторых местах дно русла углублено и, пройдя некоторое время, вновь поднимается на его общий уровень; иногда же оно на очень коротком протяжении приподнято в виде небольших каменистых порогов.

Дорога, пройдя пo описанному выше руслу с пункта [8] пересечения его около 23-х верст, поднимается у трех холмов несколькими террасами на правый крутой каменистый берег, очень высоко приподнятый в этом месте в виде длинной цепи продолговатых холмов.

За подъемом дорога сворачивает прямо на север, оставляя за собою русло влево 7. Пройдя первые 4, 5 верст по каменистому плато, составляющему в этом месте часть нагорнаго берега, дорога вновь вступает в сыпучие пески. Отсюда до колодцев Лайлы встречается ряд озерных котловин, иногда весьма глубоких, но не имеющих вышеописаннаго характера русла реки.

Все протяжение до названных колодцев составляет наиболее трудную часть всего пройденнаго пути.

Часто приходится пересекать громадные кыры с крутыми спусками и подъемами, прикрытые на гребнях своих голым, сыпучим песком, доходящим до колен лошади и закрывающим верблюду ногу выше ступни до полуколена. В жаркое время года этот участок пути непроходим. Направление дороги обозначается только местами в пересекаемых котловинах и в озерных впадинах. На гребнях-же песчаных высот дорога узнается только благодаря знанию проводником известных ему примет и по тем немногим кучам саксаула, которыя служат редкими указателями пути. Саксаул растет по скатам песков. B котловинах же и впадинах встречается только джусал (полынь кустиками) и иногда колючка. Ковыль попадается за все это время в небольшом количестве только в двух местах. Везде по дороге и около нея видно множество костей павших верблюдов, лошадей, баранов и другаго скота, что свидетельствует о трудности этого участка пути. Между костями в двух местах мы видели целые человеческие скелеты и попадаются изредка лежащие черепа и отдельныя кости людей.

Верст за 10 до колодцев Лайлы местность возвышается. Перед самым выходом на колодцы приходится спускаться и подниматься последовательно в три глубокия озерныя котловины, лежащия недалеко друг от друга. В конце последней котловины, недалеко от противоположнаго ея берега, на такире [9] возвышается высокий песчаный холм, на ровной площадке из песчаной осыпи; здесь, у подножия холма, расположены колодцы Лайлы.

Наносная продолговатая площадка, с расположенными на ней колодцами, имеет в поперечнике около 300 шагов. Всех колодцев на ней три: с водою один и засыпанных два; 8 лет тому назад оба эти последние колодца были с водою; теперь же они, засыпанные почти на глухо, имеют вид ям, глубиною аршина 1½. Вода на вкус немного солоновата и от малаго вычерпывания даже отдает затхлостью. Колодезь глубиною 4 сажени, слой воды в нем 1½ аршина. Саксаульная обшивка внутри пообвалилась и колодезь засыпается песком. На площадке свободно можно вырыть более 20 колодцев, расположив их таким образом, чтобы они не истощали друг друга.

Верным признаком большого количества грунтовой воды в данном месте служит небольшое травянистое, кустарное растение «джантак», в изобилии растущее здесь на площадке.

От Шейха до колодцев Лайлы пройдено по маршруту 118 верст.

С колодцев Лайлы дорога, пройдя с полверсты по такиру, поднимается на гору и входит снова в глубокие пески; за ними опять начинают попадаться такиры, перемежающиеся с мелкими песками. Пройдя около 40 верст от колодцев Лайлы, дорога снова входит в большие сыпучие пески, пересеченные огромными кырами. В этом месте дорога весьма трудно проходима. Изредка открывающияся небольшия каменныя площадки мало облегчают путь, так как, с движением вперед, пески становятся еще глубже, а кыры достигают в некоторых, наиболее высоких местах не менее 100-120 сажень вышины, при крутых подъемах и спусках. Направление кыров – северо-восточное; они расположены преимущественно параллельно, при чем пространство между ними пересекается меньшими поперечными увалами, которые постоянно приходится переваливать. Эта часть пути представляет наибольшия трудности движению на всем протяжении от Геок-тепе до Кызил-ча-куюсы.

Далее у четырех холмов, с кучками костей на их вершинах, дорога выходит на более ровную местность, непрерывающуюся до колодцев Кызил-ча-куюсы. Тут-же начинаются такировыя пространства в перемежку с мелкими бугристыми [10] песками, покрытыми кустами саксаула, джузгуна и джусана. К самым колодцам путь пролегает по подобным-же такирам.

Растительность за весь переход состоит из саксаула, джузгуна и колючки; из трав, не доходя до колодцев 6-7-ми верст и несколько вправо от дороги, находятся большия площади сухаго ковыля (селеу).

Колодцы Кызил-ча-куюсы (красные колодцы) лежат в глубокой балке, при входе в которую расположено оставленное русское укрепление. Колодцев всех около 6-ти. В настоящее время их никто не поддерживает и они засыпаются песком. Пройдя 2 версты от колодцев, путь выходит на большую Хивинскую дорогу, которая на право направляется на северо-восток; на лево-же круто поворачивает на юго-запад по направлению к Шах-сенему.

Самый большой, безводный, пройденный мною путь, от колодцев Лайлы до первой воды у крепости Змукшир, – в 192 версты, (считая от Лайлы до Кызил-ча 112 верст, от Кызил-ча до засыпанных колодцев Чагыл – 55 верст и от сих последних до крепости Змукшир 25 верст).

Суммируя частныя разстояния между крепостью Куня-геок-тепе и колодцами Кызил-ча-куюсы, мы получаем для определения всего разстояния между означенными пунктами:

От Куня-геок-тепе до колодцев Мамет-дияр – 111 верст.

От Мамет-дияра до Дербента – 75 верст.

От Дербента до Шейха – 118 верст.

От Шейха до Лайлы – 118 верст.

От Лайлы до колодца Кызыл-ча-куюсы – 112 верст.

Всего – 534 версты.

По словам всех туземцев, которые были мною опрошены как в Ахал-текинском оазисе, так и среди Туркменскаго населения в Хивинском ханстве, дорога эта 50 лет тому назад служила бойким караванным путем между Ахал-текинским и Хивинским оазисами, но потом она была заброшена вследствие ея маловодности. Теперь по ней ездят небольшия партии, не более как в 30 коней, одиночные люди и, изредка по ней прогоняют небольшия стада баранов на продажу в Хиву.

Самый большой торговый караван, идущий из Хивы в Ахал-текинский оазис, никогда не превышает 15-20 верблюдов, везущих самыя необходимыя принадлежности Турменскаго [11] обихода, в роде халатов, кож, а также железных и медных изделий. Так как в Ахал-текинском оазисе базаров не существует, как в прочих азиатских странах, то Текинские купцы, пригоняя пройденною нами дорогою баранов в Хиву, сами вывозят оттуда вышеупомянутые предметы. Многие Туркмены Ахал-текинскаго оазиса ездят сами по себе за своими нуждами на базар в Хиву, куда когда-то привозили на продажу пленных персиян.

По преданиям туземцев дорога эта была проложена в первый раз (вырыты колодцы) Надир-шахом, когда он шел в Хиву, откуда раненный в руку, в единоборстве с Хазрет-полваном, он воротился домой, оставив под городом своих полководцев для продолжения осады. Этою дорогою шел он лично сам, с небольшим отрядом сопровождавших его войск. Этою же дорогою из Геок-тепе была направлена на разведку партия в 35 человек, которая напала на наш казачий пикет у колодцев Кызыл-ча-куюсы, при чем, встретив сопротивление, отступила, потеряв убитыми двух человек.

Преследовать ее были посланы джигиты туркмены-иомуды, которые имели схватку с текинцами и потеряли при этом двух человек. Трупы этих двух погибших я и видел между колодцами Дербент и Лайлы.

Движение по описанному пути возможно только раннею весною и зимою, когда сыпучие пески более уплотняются, вследствие влажности и холода. Колодезь Лайлы может дать воды не более, как на 40 коней, а колодец Шейх до 120 коней и людей. В особенности же трудно-проходима дорога эта для верблюдов, артиллерии и войск всех родов оружия, вследствие сильно пересеченной местности и множества кыров и бийков с весьма крутыми спусками и подъемами.

По разспросам туземцев, в Хивинский оазис, кроме вышеописанной дороги, существуют еще две дороги, идущия с колодцев Дербент: одна на Дамлы, другая на Кызил-такир, но обе оне крайне трудно проходимы, вследствие маловодности.

Дорога на Дамлы из Дербента: чрез 1 мезгиль 8 колодцы Гуз. Из них с водою один, второй засыпан; глубина [12] колодца 12 сажень; вода пресная, глубина слоя воды такая-же, как и в Дербенте.

Следующая вода через 5 мезгилей, а именно колодцы Дамлы, числом от 4 до 5. Воды в них очень мало: глубина колодцев около 5 сажень; вода встречается и хорошая и плохая, но во всяком случае годная к употреблению. Следующая затем вода встречается лишь через 9 мезгилей; это пресное озеро «Дженга-джан» в одном мезгиле от г. Хивы. Всего от Дербента до Хивы 16 мезгилей.

Дорога на Кызил-такир: с Дербента до колодца Кызил-такир считается 5 мезгилей. Два колодца Кызил-Такир, глубиною в 5 сажень, весьма многоводны, с пресною водою. Более воды на пути не встречается, вплоть до Хивы, на протяжении 12-ти мезгилей. Дорога эта, самая кратчайшая между Ахал-текинским и Хивинским оазисами, почти что никем не посещается, за исключением разбойничьих партий туркмен, грабящих окраины Хивинскаго ханства.


Комментарии

1. Oпиcaниe, с приложенной к нему маршрутной съемкой, обязательно сообщены Императорскому Русскому Географическому Обществу действительним членом Общества А. Н. Куропаткиным.

2. Джузгун (на киргизском наречии) – кустарное растение, весьма хрупкое.

3. Такирами называются твердыя, ровныя, глинистыя площади, находящияся между песками; они драгоценны в здешних пустынях тем, что после дождя вода держится на их поверхности от двух до трех суток.

4. При прокладке описываемаго маршрута на карту, обнаружилось, что все разстояния, данныя г. Калитиным, более истинных почти на ⅓. Ред.

5. Черке – род саксаула.

6. Давно засыпанный колодезь, лежащий на заброшенной старинной дороге между Хивинским ханством и Ахал-текинским оазисом. Путь этот, не смотря на то, что на картах нанесена крепость Мурза-чули, уже несколько лет как не существует, так как разстояние между колодцами огромное и они все засыпаны.

7. Русло это здешние жители, Туркмены, называют не Дарьялыком, как в Хивинском ханстве, а Чарджуй-дарьей, утверждая, что в былое время Аму шла от Чарджуя и впадала в море (Каспийское).

8. Верблюжий переход от 15 до 25 верст, совершаемый навьюченным верблюдом, с тяжелым вьюком, без отдыха.

Текст воспроизведен по изданию: Описание пути, исследованного поручиком 1-го Туркестанского стрелкового батальона Калитиным между Ахалтекинским и Хивинским оазисами, из крепости Кунягеок-тепе до развалин крепости Змукшир, через колодцы: Мамед-дияр, Дербент, Шейх, Лайлы и засыпанные колодцы Кызил-ча-куюсы и Чагыл : С 7 по 19 февр. 1881 г. СПб. 1881

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.