Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИЗВЛЕЧЕНИЕ

из отчета о путешествии Капитана Юнгхезбанда по Памирам и сопредельным странам

(Из «Proceedings of the royal geographical society» за апрель 1892 г.)

(Перевел Г.-Ш. Подподковник Десино.)

К Кашмиру с северо-восточной стороны соприкасается маленькое государство, известное в Кашмире под названием Гунза, а на севере под названием Канджут. Оно расположено в чрезвычайно гористой, пустынной и негостеприимной местности, населенной только в долинах. Жители производят набеги на памирских киргиз, на мирных обитателей Балтистана и Гильгита и на караваны, двигающиеся по дороге из г. Леха (в Кашмире) в г. Яркенд (в Чжунгарии) или обратно. Неприступность гор до последнего времени (до экспедиций англичан) обеспечивала от покорения соседними народностями.

Юнгхезбанд, заинтересованный этою страною, поставил себе целью ее исследовать. 8-го августа 1889 года выступил из г. Леха, а 21-го прибыл в г. Шагидулу, в окрестности которого, в 1888 г., канджуты сделали набег. Город расположен на торговом пути в Яркенд и находится в 240 милях от г. Леха. По дороге встретились четыре перевала, достигающие от 17.500 до 18.500 фут над уровнем моря и на протяжении 170 миль пути невозможно достать никаких запасов, ни травы, ни даже топлива. Вследствие большого превышения местности над уровнем моря, воздух сильно разрежен, что вредно действует на людей и лошадей, — скелеты последних часто встречаются [227] на пути. Тем не менее, дорогу эту можно считать удобною для лошадей и торговое движение по ней, особенно в осенние ме-сяцы, значительно. Несмотря на август, шел большой снег и по ночам замерзали речки. В г. Шагидуле Юнгхезбанд обеспечил себя запасами и проводником, а 3-го сентября высту-пил с конвоем по направлению на Тагдумбашский Памир.

Дорога вела вверх по изобильной пастбищами долине р. Хал-Чускун (Khal-Chuskun); до 1888 г. эта долина была населена, но теперь жители ее покинули, вследствие частых набегов канджутов. С севера долина ограничивается высокими, почти вертикальными, со многими пиками и глетчерами горами; с юга — горами менее высокими и с более округленными вершинами. По дороге встречается весьма удобный для перехода перевал Сохбулак (Sokhbulak), с вершины которого открываются виды: на восток — на снежные Куень-Лунские горы и на запад — на скалистые и снежные массивы хребта Агыл, отделенного от хребта Мус-тага долиною р. Упранг. Снежные пики Куень-лунских гор возвышаются на 21.000 или 22.000 фут над уровнем моря, а таковые же пики хребта Агыл до 23.000.

От перевала ровная и удобная для движения дорога идет вниз по кремнистому руслу р. Яркенд. 5 сентября Юнгхезбанд достиг лаг. м. (Под названием лагерного места надо разуметь место остановки кочевников для пастьбы скота) Кулануди (Kulanudi); погода благоприятствовала, было ясно и не жарко и не холодно. На следующий день Юнгхезбанд миновал лаг. м. Чирах-сальди (Chiragh-saldi) и вышел на дорогу, по которой следовал в 1887 г. Далее на запад долина р. Яркенда сужается и обращается в ущелье с отвесными, скалистыми склонами, местами то на том, то на другом берегу настолько стесняющими русло, что нет места для движения по нему и приходится часто переправляться с одного берега реки на другой. Чем далее, тем река, вследствие боковых притоков, делается глубже, дно каменистее, а течение быстрее и переправа в брод, особенно для нагруженных лошадей, делается труднее. Объем воды изменяется в [228] зависимости от времени суток: к вечеру воды больше, вследствие дневного таяния снегов, а к утру воды меньше, так как ночью холодно.

7 сентября Юнгхезбанд миновал равнину, называемую Караш-тарим (Karash-tarim), длиною в 0,5 мили и шириною до 250 саженей, поросшую травою и кустом. На этой равнине виднелись развалины полдюжины хат и плавильных печей, а также следы обработки почвы. Очевидно, люди занимались добыванием металлов и, судя по присутствию кварцевых жил и железной руды, надо думать, что добывалось железо и золото. Само название области Раекем показывает, что минералы там есть, так как в переводе это слово значит рудник.

Перед оставлением долины р. Яркенда пришлось совершить очень трудную переправу у лаг. м. Каруль (Kami), находящегося при впадении р. Суракват (Surakwat). Окрестности устья этой реки изобилуют прекрасными пастбищами и местами поросши кустарником, достигающим 20-ти футовой вышины. Один из киргизов указал Юнгхёзбанду еще два такие же прекрасные лагерные места, находящиеся несколько миль ниже по р. Яркенд, и рассказал, что далее вниз по реке. можно найти еще более пастбищ и что в прежние годы долина была населена и обрабатываема и что по ней купцы ездили в Балтистан (через перевал Мус-таг) и обратно, но что набеги канджутов положили всему конец.

Перед оставлением долины р. Яркенд, Юнгхезбанд распорядился отправить часть запасов на верблюдах в Чонг Джангал (Chong Jangal), — при слиянии р. Упранг с Яркендом и двинулся вверх по р. Суракват. Подъем местами был очень трудный, так как долина сужается в ущелье и почва покрыта валунами; в двух пунктах пришлось в скалах вырубить ступеньки, чтобы по ним перевести лошадей. Наконец была достигнута небольшая равнина, которая на юге ограничена главным хребтом Агыльских гор, возвышающихся подобно стене, доступной только в одном месте, называемом перевал Агыл. В этой местности и далее приходилось спать на открытом воздухе, из опасения, что палатки будут замечены канджутами. [229]

11 сентября был перейден перевал Агыл. С перевала открывается вид на юг, на верхнее течение р. Упранг, которая с обоих берегов ограничена великолепными крутыми, снежными горами, а вдали можно видеть конец огромного ледника, спускающегося с главного Мустагского хребта. Юнгхёзбанд оставил лишних людей у подножья агыльского перевала, а сам с частью конвоя и лошадей отправился вверх по р. Упранг для исследования ледников.

Первый переход по широкому кремнистому руслу р. Упранг был достаточно легок. Ночлег был избран на возвышении, с которого открывался вид на вершину Годвин Аустен (Godwin Austen—28.278 ф.) и на группу Гушербрумовских пиков (Gusherbrum), из которых четыре имеют высоту более, чем 26.000 ф. На следующий день начались действительные затруднения. Из них первое — был ледник, виденный еще с Агыльского перевала: он с запада продвигался с группы Гушербрум в долину р. Упранг и почти касался противоположного (правого) берега реки; река подмыла край глетчера, так что он оканчивался вертикальною стеною от 150 до 200 фут вышиною, не дойдя до правого берега. Обход этой стены по руслу не безопасен, потому что река быстра и надо было тщательно выбрать мелкие места, чтобы перевести лошадей, и еще потому, что со стены могли скатиться глыбы льда. Обойдя это препятствие, он вышел на хрящеватую равнину шириною в 3/4 мили и подошел к другому леднику, простирающемуся через долину реки и, по-видимому, составляющему ее главный источник. Отсюда виднелся прямо на юг другой глетчер, а на северо-восток и третий, вероятно имеющий начало недалеко от Кара-корумского перевала.

При первом взгляде на ледник казалось, что по нему невозможно провести лошадей, но присутствие морен по краям и опыт 1887 года на Мус-тагском хребте показали, что при тщательном предварительном осмотре движение лошадей по по-добным глетчерам возможно. В хребте, с которого ледник спускался, виднелась расселина, которая, по-видимому, представляла собою перевал. Юнгхёзбанд, взяв лошадей, [230] нагруженных продовольствием, двинулся в направлении упомянутой расселины с целью перейти хребет. После трехдневного карабкания по льду, путешественник подошел к подножию предполагаемого перевала и после предварительной его рекогносцировки, на другой день, в 3 ч. 30 мин. пополуночи, двинулся с лошадьми вверх лощиною в ледяной поверхности на перевал. Движение было трудное: местами приходилось вырубать путь топорами; к этим неудобствам присоединились сильный мороз и снег, затемняющий лунное освещение, отчего трудно было видеть путь и легко было провалиться в многочисленные трещины, которыми покрыта поверхность глетчера. Трещины были или видимые, или покрытые слоем снега, не выдерживающего веса человека, — как те, так и другие глубиною доходили до 60 фут. Чем выше, тем трещин было менее, но зато снег был мягче и приходилось вязнуть по колено. Начало светать, но снежная буря не переставала, — можно было видеть только нижнюю часть гор, вершины же были окутаны облаками. Достигнув высоты 17.000 фут, Юнгхёзбанд принужден был отказаться от намерения перейти перевал, вследствие снежного обвала и встреченной на пути громадной трещины с вертикальными краями. При обратном движении пришлось увидеть еще несколько снежных обвалов, угрожавших жизни, поэтому путешественник был весьма доволен когда удалось благополучно спуститься к подножию предполагаемого перевала на открытый ледник, где не было опасности от лавин (Проводники говорили, что если бы небо прояснилось и можно бы было подождать с неделю, пока снег сляжется, то можно было бы найти дорогу через перевал). Путь вниз по леднику в долину р. Упранг, не смотря на снежную погоду, был значительно легче, чем вверх, и вскоре Юнгхёзбанд спустился к подножию Агыльского перевала, где встретил оставленную часть каравана, а 21 сентября двинулся сначала вниз по долине р. Упранг, а затем вверх по ее притоку, берущему начало у Мус-тагского перевала и протекающему через Сугет Джангал. С этого последнего пункта [231] виднеется на западе большой ледник, спускающийся с гор, а в конце его — лощина в главном хребте Мус-тага. Юнгхёзбанд, полагая, что это перевал Шимшал, оставил тяжелый багаж в Сугет-Джангале и 23 сент. отправился для исследования ледника с двенадцатью лошадьми, нагруженными двенадцатидневным запасом продовольствия и топлива на весь свой конвой. Движение по леднику было трудное: сначала оно происходило по боковой морене, представляющей собою кучи булыжника, а потом, где оказалось удобно, караван вступил на глетчер. Около 5 ч. пополудни было так темно от облаков и снега, что пришлось остановиться на ночлег. На следующее утро караван двинулся далее; снег шел настолько сильный, что временами даже основания гор по бокам ледника нельзя было видеть, — к полудню несколько прояснилось, так что мельком можно было заметить и вершины гор. Вскоре по выступлении с ночлега, встретились препятствия в виде многочисленных и глубоких трещин, имеющих направление поперечное движению каравана. Вследствие обхода этих трещин приходилось проходить по крайней мере в шесть раз большее пространство, чем то надо было при движении напрямик. Однако, удалось миновать этот лабиринт трещин и на протяжении следующих двух миль препятствий не встречалось. Но затем на повороте ледника встретилась масса запутанных трещин, настолько широких, глубоких и длинных, что не было возможности ни преодолеть, ни обойти, и Юнгхёзбанд, 26-го сентября, двинулся вниз по леднику. Желая выйти из него, Юнгхёзбанд взял направление на склон горы, ограничивающей ледник с боку, чтобы затем сделать попытку перейти и хребет, не лощиною, заполненною глетчером, а по горе. Это намерение не удалось и караван возвратился в Сугет-Джангал. Оказалось, что Юнгхбзбанду не удалось перейти не через главный Мус-тагский хребет, а через побочный, так что и при удаче все таки Мус-таг не был бы перейден, так как впереди остался бы еще главный хребет.

Путешественник назвал упомянутый глетчер — ледником трещин. Главная ветвь ледника направляется с юга, а затем [232] делает поворот под прямым углом, образуя многочисленные трещины; в месте поворота присоединяется более длинная и более узкая ветвь ледника, идущая от перевала. Ледник тянется на 24 мили, при ширине до 1 версты, и оканчивается на превышении в 13,000 ф. над уровнем моря, близ потока, истекающего из соседнего небольшого ледника. Нижняя часть глетчера, на протяжении более двух миль, покрыта мореною. В ледник, кроме упомянутой побочной ветви, впадают с южной стороны много малых ледников, с севера же только один. По-видимому, размер ледника уменьшается, так как на склонах ограничивающих гор видны следы действия льда много выше поверхности глетчера и нижняя морена находится на расстоянии нескольких сотен фут от его конца. Падение ледника около 1/32, а общее направление NNW.

Отдохнув в Сугет Джангале, Юнгхёзбанд двинулся вниз по долине р. Упранг, с целью исследовать течение реки до впадения ее в р. Яркеед. Эта часть реки неизвестна даже киргизам и Юнгхёзбанд не был вполне уверен действительно ли р. Упранг впадает в р. Яркенд и не знал куда она направляется. Оказалось, река течет на северо-запад по кремнистому руслу, шириною от 0,5 до 1 мили; покатости гор ограничивающих долину совершенно обнажены и часто настолько круты, что лошади не могли по ним идти, вследствие чего приходилось двигаться по дну долины, — что, в свою очередь, вызывало частую переправу с одного берега реки на другой, так как известковые береговые горы сплошь да рядом вплотную подходили к воде, не оставляя места для прохода. Переправа в брод была сопряжена с риском, так как, несмотря на Октябрь месяц, вода доходила до спины лошади, течение весьма быстро, а дно покрыто валунами. По берегам встречались небольшие пространства лугов, поросших низким кустарником. После трехдневного марша от Сугет Джангала караван подошел к месту впадения в р. Упранг потока, направляющегося от перевала Шимшала и ведущего в Гунзу. Обыкновенно этим путем канджуты следуют для нападений на караваны, идущие по дороге Лех-Яркенд. Юнгхёзбанд свернул [233] с дороги и двинулся вверх по притоку, с целью посетить крепость канджутов, называемую Дарваза (Darvaza) и расположенную на северной стороне перевала. Миновав по дороге несколько хат и полей, которые, очевидно, когда-то были обрабатываемы, Юнгхёзбанд увидел башню на вершине утеса, а затем и целую прерывчатую линию укреплений, состоящих из стен с амбразурами, преграждающих доступ в местах доступных; самая верхняя часть этих укреплений увенчана второю башней. Упомянутый утес составляет берег крутого оврага с ручьем на дне, через который идет дорога, затем направляющаяся зигзагами наверх к башне, имеющей деревянные ворота. Юнгхёзбанд был принят канджутами достаточно любезно и они были первые люди, которых названный путешественник встретил после сорока-однодневного скитания, по выступлении из Шагидулы. За описанными укреплениями подымались чрезвычайно высокие, с обрывистым начертанием, горы, на которых расположен огромных размеров ледник, .дающий начало притоку р. Яркенда, вверх по которому следовал Юнгхёзбанд.

Исследование перевала Шимшала в то время не входило в задачу Юнгхёзбанда и потому он возвратился в долину реки Упранг и затем двинулся вниз по ней. Сначала направление течения было по прежнему северо-западное, а затем оно круто изменяется на восточное и река делается заметно шире и глубже. Спустя три дня после оставления устья притока, текущего с пер. Шимшала, путешественник подошел к месту впадения р. Упранг в р. Яркенд, которая в этом месте была мельче и вода ее чище, чем в верхнем течении (выше места впадения р. Саракват). Киргизы объясняют это тем, что таяние снегов на горах вследствие позднего времени (октябрь) прекратилось и, стало быть, сделался менее приток воды и ила со склонов гор.

Реку Упранг, вниз по которой Юнгхёзбанд следовал до ее слияния с рекою известною на месте под именем р. Раскем, но обозначенною на картах как р. Яркенд, можно считать главною ветвью реки, протекающей через город Яркенд. [234] Правда, — река Упранг имеет длину в 150 миль, а р. Раскем до ее слияния с р. Упранг — 180 миль, но зато последняя, благодаря ледникам на Мус-таге, несет вдвое более воды. Между p.p. Упранг и Раскем расположен горный хребет с перевалом Агыл, имеющий общее направление с северо-запада на юго-восток и параллельное хребтам Мус-тагскому и западному Куеньлунскому, непосредственно между которыми он находится. Он тянется на 120 миль и имеет много почти отвесных пиков, некоторые из которых достигают высотою до 23.000 фут. Вблизи соединения этого хребта с Мус-тагским находится несколько громадных ледников, подобных тем, которые наполняют долины, отходящие от главного водораздела; у западной оконечности хребта встречаются небольшие ледники и то только на более высоких склонах. Скаты хребта совершенно голы, — только на дне долин можно найти кустарник. У слияния р. Упранг с р. Раскем простирается обширное пространство, поросшее кустом и известное под названием Чонг-Джангал (Cliong Jaugal), и встречаются старые хижины, следы обработанных полей, старые плавильные печи и другие указания того, что страна прежде была населена. На самом деле, даже в недавние времена, киргизы с Таг-думбашского Памира обрабатывали небольшие пространства земли в боковых долинах, и в одной из них, называемой Урук (Uruk), и до сих пор растут абрикосовые деревья, приносящие плоды.

На первом переходе от Чонг-Джангала вниз по р. Раскем (Яркенд), Юнгхёзбанд встретил русского путешественника капитана Громбчевского. Из долины р. Раскем Юнгхёзбанд свернул на восток с целью посетить Таг-думбашский Памир. Перейдя хребет, тянущийся с севера на юг по весьма доступному перевалу (14,600 ф.), называемому Курбу (Kurbu) или Илы-су, караван вступил в местность, по характеру различную от местности только что оставленной: узкие долины р. Яркенд и ее притоков, спертые высокими утесами и горами, заменились широкими, поросшими травою и открытыми долинами, окруженными точно также суровыми снеговыми горами, но не [235] стесненными ими до такого предела, как вышеупомянутые. С переходом пер. Илы-су, погода изменилась: поднялся острый холодный ветер, не перестававший дуть в течение всего трехнедельного пребывания на Таг-думбашском Памире, и хотя термометр никогда не показывал менее — 16°R., холод казался вдвое интенсивнее, чем путешественники испытывали в долине р. Яркенд, где на высоте 8,800 ф. над уровнем моря, в середине октября, термометр показывал до — 14°R., но при безветренней погоде.

Таг-думбашский Памир в южной (верхней) части делится на две ветви: одна спускается от перевала Вахджир (Wakhijrui), другая — с пер. Хунджур-об (Khimjerab). Его наибольшая длина 35 миль, а ширина изменяется от одной мили в верхней части до 4 или 5 миль в нижней; высота начинается от 10.300 ф. и доходит до 15.500 ф. Население состоит из киргиз, сарыкольцев и отчасти беглецов из Вакхиса (Wakhis), живущих в уединенных долинах нижней части Памира и обрабатывающих почву, вопреки тому, что им приходится часто снимать урожай ранее, чем он созреет. Вблизи соединения обеих ветвей Памира стоит старинный форт Курган Гуд-жадбей (Kurgan-i-Ujadbai), а милю или две ниже — другой старинный форт, выстроенный на высокой скале. Оба они не заняты и жители Таг-думбашского Памира живут возле в палатках.

Юнгхёзбанд направился в Гунзу через перевал Мин-теке (Кериш) и несмотря на то, что шел сильный снег (дело было в ноябре), нагруженные яки перешли без затруднений. Перевал имеет абсолютное превышение в 14.400 ф. и летом свободен от снега; наверху усеян большими камнями и дорога через него, на протяжении 1,5 мили, идет по леднику, расположенному на южном склоне; окружающие вершины сильно превышают перевал.

Депутация канджутов встретила путешественника, и он на следующий день, миновав несколько узких дефиле, окруженных чрезвычайно высокими и отвесными пиками со снежными вершинами, достиг первой канджутской деревни Мисгах (Misgah), которая, подобно прочим канджутским деревням, обнесена [236] стеною и представляет собою скорее форт. Стены эти делаются всегда из камня, с деревянными связями; толщина их от 10 до 15 фут. Жители смелы и имеют более твердый характер, чем жители окружающих стран. Вместе с этим, нельзя сказать, чтобы этот народ был воинствен, и набеги, о кото-рых уже было упомянуто, предпринимаются исключительно по инициативе вождей, которые заставляют своих подчиненных им содействовать, уделяя им весьма мало из награбленной добычи. Окруженные слабыми соседями, они успешно на них нападают и даже не могут представить себе, чтобы могли существовать народы могущественнее их; поэтому они с замечательною наглостью требуют подати не только с киргиз соседних Памиров, но также с жителей отдаленных долин, почти вплоть до Куджиара (Kugiar).

Ранее Юнгхёзбанда долина Гунза была посещена миссией полковника Локхарта (Lockhart) и Громбчевским: по исчислению Maиopa Барроу (Barrow) в этой стране более вершин высотою в 20.000 ф., чем во всех Альпах вершин, достигающих 10.000 ф.; некоторые же вершины доходят до 25.000 ф. В Гунзе воздух плотнее, чем в высоких нагорных странах, чрез которые Юнгхёзбанд прошел; переход от разреженной атмосферы в более плотную настолько благоприятно отразился на людей, что трудности пути казались незаметными. При дальнейшем движении на юг, атмосфера становилась гуще и гуще. Караван прошел через ряд маленьких деревень с обработанными полями на веерообразных наслоениях, нанесенных водою со смежных скатов, перерезал край ледника, оканчивающегося на высоте 8.000 ф. над уровнем моря, немного выше деревни Пассу (Раsu) и вступил в г. Гильмит (Gulmit), где Юнгхёзбанда ожидал глава Савдер Али Хан. Проведя около недели вместе с Савдер Али Ханом, Юнгхёзбанд направился в Гильмит, а оттуда в Кашмир, куда прибыл в середине декабря.

Летом 1890 г. Юнгхёсбанд с г-м Макартней двинулись на север через Кашмир, но уже без конвоя, так как в предстоящих местностях престиж британского офицера вполне [237] обеспечивал безопасность, и в конце июля прибыли в г. Лех, откуда выступили 2 августа через Каракорумский перевал в Яркенд, в который прибыли 31 августа.

Отдохнув около трех недель в г. Яркенде, Юнгхёзбанд с компаньоном отправились наследовать Памиры. Приближаясь к этой интересной стране со стороны кашгарских равнин, становится понятным почему она носит название Bam-i-dunya или крыша мира. Памирские горы сразу возвышаются над равниной (4.000 ф. абсолютной высоты), часто до высоты в 25.000 ф. над уровнем моря, представляя собою массивную стену скал, снега и льда. За этой стеной, проходимой по нескольким узким перевалам, расположена страна широких и открытых долин, разъединенных сравнительно низкими грядами гор. Эти широкие долины на месте известны под названием памиры и расположены очень высоко над уровнем моря: Таг-думбашский Памир в своем нижнем конце имеет превышение до 10.300 ф., а в высшем до 15.000 ф.; абсолютная высота других Памиров колеблется от 12 до 15 тысяч фут. Таким образом дно памирских долин находится на одном уровне с высочайшими вершинами Альп.

Климат на Памирах очень суров. Юнгхёзбанду пришлось быть на Памирах, в разные года три раза, но всегда осенью и всегда в августе месяце вода в его палатке замерзала, в конце сентября термометр показывал около — 14°R, a в конце октября около — 22°R. Снег на дне долины не стаивает раньше средних чисел мая. По рассказам, в июне, июле и начале августа стоит приятная погода, но ночи холодны, а затем наступает осень, которую в Англии назвали бы зимою. Возделывание почвы при таких климатических условиях, конечно, невозможно и жизнь киргизов вполне зависит от немногих запасов в нижних частях долин, спускающихся с обеих сторон Памира в провинции Шугнан и Сарыкол. Трава прекрасного качества встречается в некоторых местах долин в изобилии, представляя отличное пастбище для стад и табунов киргиз; что же касается склонов гор, то они местами поросли исключительно грубым куском. Деревьев и [238] значительных кустов на Памире не встречается, в виду чего топливом у киргиз служат корни и сушеный навоз. Жители Памиров — кочевые киргизы, живут в круглых войлочных палатках, называемых на местном наречии акоис (akoees); питаются главным образом молоком, сыром и творогом, изредка едят баранину, хлеб какого бы то ни было вида считается роскошью. Они смелы, смышлены, питают любовь к независимости, но не воинственны; предаются грабежу, когда рассчитывают, что это пройдет безнаказанно; гостеприимны и не страшатся чужеземцев, как то делают жители замкнутых долин Гиндукуша и Гималая.

Юнгхёзбанд с сотоварищем поднялся по длинному, хрящеватому и пустынному склону наружного горного хребта, покрытого толстым слоем глины и ила, которые, по всему вероятию, нанесены ветром из пустынных равнин Туркестана. Перейдя перевалы Кызыл-даван, Кара-даван и Тарут (Torat) путешественники спустились в узкое дефиле Тангитар, по дну которого, между крутыми скалами, стремится через огромные валуны глубокий и яростный поток, по берегам которого есть следы (по-видимому моста), показывающие, что в давние времена там пролегала большая дорога между восточной и западной Азиями. Преодолев затруднения (особенно для лошадей) представленные этим дефиле, Юнгхёзбанд перешел перевалы Чичиклик и Кок-муйнак (Kok-mamak), равнину Тагарму и вступил в окрестности г. Таш-кургана.

Запасшись продовольствием для людей и лошадей, Юнгхёзбанд 3 октября двинулся в Малый Памир через перевал Найза-таш (Neza tash). На третий день, путешественники вступили на равнину, шириною около 4-х миль, ограниченную с севера сравнительно низкими округленными горами, которых вершины не покрыты снегом. Эта долина и есть Малый Памир; вблизи выхода в нее с перевала Найза-таш, у скалы Ак-таш, расположены несколько киргизских палаток, составляющих резиденцию местного бека. Считают это место концом Малого Памира, но почему именно так, вряд ли можно объяснить, так как долина р. Ак-су продолжает быть такою же широкою и [239] открытою до слияния р. Ак-су с р. Ак-байтал и даже несколько ниже. Далее путешественники перешли через гряду хрящеватых гор с округленными вершинами, составляющую восточную границу Большого Памира, и вступили в долину р. Истыка (Istiqh), а оттуда направились к р. Аличур. Юнгхёзбанд заметил, что в восточной части Памиров горы не высоки и не обрывисты, а приближаясь к восточной оконечности озера Виктория (Зор куль), они становятся значительно выше, суровее и более обрывистыми. Близ подножья гор, к северу от озера Виктория, у Ак-чак-таш путешественники нашли горячий источник, температура которого превышает + 62° R.; эта температура была предельная для термометра Юнгхёзбанда.

Юнгхёзбанд вступил в Аличурский Памир с его восточного конца близ Чадир-таш (Chadir-tash), откуда если смотреть на запад, по направлению Аличурской долины, ширина которой в среднем от 4 до 5 миль, то можно видеть высокие снежные пики, нависающие над западным берегом озера Яшиль-куль. Вершины южного хребта, ограничивающего Аличурский Памир с севера, летом свободны от снега, а хребет, ограни-чивающий названный Памир с юга и отделяющий его от Большого Памира, значительно выше, труднодоступен и его вершины постоянно покрыты снегом. Почти всюду на Аличурском Памире встречаются следы бывших ледников, на западной оконечности они особенно заметны, — близ озера Яшиль-куль долина загромождена моренами, образующими целые валы.

Аличурский Памир, за исключением окрестностей Соматаш (близ северного берега озера Яшиль-куль), при движении Юнгхёзбанда к озеру Яшиль куль, был почти необитаем, вероятно, вследствие недостатка хорошей травы. При возвращении обратно в верхнюю часть Памира и близ спуска в долину р. Ак-су, было встречено до 30 раскинутых палаток; погода стала мягче, хотя ночью температура падала и, тогда до 0°, и по берегам реки росла хорошая трава. Река Ак-су, в окрестностях места выхода в ее долину Юнгхёзбанда, имела ширину до 150 фут и вообще была глубока, но местами проходима в брод. Из долины [240] р. Ак-су, путешественники направились вверх по бесплодной долине р. Ак-байтал, которая в это время года (октябрь) безводна и по пути посетили озеро Ранг-куль. На берегу озера находится бросающаяся в глаза скала с пещерой, которая кажется постоянно освещенною. Эта скала называется Чирах-таш (Chiragh tash) и киргизы полагают, что свет исходит из глаза дракона, живущего в пещере, почему никто из них не рискует войти туда. По исследовании оказалось, что пещера сквозная, но снизу можно видеть только часть внутреннего верхнего свода ее, но не насквозь; этот свод покрыт известковыми отложениями, которые и отражают солнечный свет. Вода озера Ранг-куля соленая, голубого цвета и очень чиста. Окрестные горы низки и не обрывисты; с них открывается вид на восток на отдаленный, громадный, снежный пик Тагарму.

После этого Юнхгёзбанд посетил озеро Кара-куль. Из этого озера нет никакого истока воды; в него только впадают реки. На склонах окружающих гор видны следы, показывающие, что поверхность воды, в прежние времена, подымалась значительно выше. Покинув озеро, путешественники перешли Караартский перевал, направились вниз по долине р. Маркан-су, и, перейдя через высокий снежный хребет, составляющий восточную ограду Памиров, вступили, в конце октября, в г. Кашгар.

Прозимовав в Кашгаре, Юнгхёзбанд 22 июля 1891 года направился в .Индию через Памиры и Гильгит. Дорога в Памир была избрана вверх по узкой долинe р. Гез, которая в это время была очень многоводна и не допускала движения по берегу, — приходилось следовать по вершинам береговых гор, которые хотя были и невысоки, но представили много затруднений. Миновав это дефиле, Юнгхёзбанд вышел на равнину (около 10 миль шириною), изобилующую травою, — налево виднелось большое озеро, глубиною не более фута, которое, с прекращением таяния снега, еще более уменьшается по глубине и по площади, обнажая таким образом часть песчаного дна; этот песок высыхает и ветром сносится на нижние склоны окружающих озеро невысоких гор. [241] Миновав на второй день марша небольшое озеро Булун-куль, Юнгхёзбанд достиг Малого Кара-кульского озера, с чистою и голубою водою, на берегах которого, в расстоянии друг от друга до 20 миль, находится по громадному горному массиву, из коих один Тагарма подымается до 25.300 ф. Слои массивов перемешаны и как бы перевернуты; сравнивая их с окружающими горами, можно придти к заключению, что они сравнительно недавно выдвинуты подземными силами.

Из г. Таш-Кургана Юнгхёзбанд направился в Таг-думбашский Памир и перейдя по легкому Вахджирскому перевалу спустился вниз по долине Памир-и-Вахан (Pamir-i-Wakhan) до ее соединения с Малым Памиром у м. Базай-и-Гумбез (Сравнивая с нашими картами, выходит что Юнгхёзбанд от перевала Вахджир спустился вниз по реке Вахджир до ее впадения в р. Вахан-Дарью (близ Базай-и-Гумбез)). В это время Памир-и-Вахан был необитаем, но зимою его правые скаты, более подверженные действию солнца, посещаются вахисами (Wakhis). В Базай-и-Гумбезе домов нет; во время посещения Юнгхёзбанда, там находилось только два семейства, пасущие свои стада в боковой долине. Здесь произошла встреча с Полковником Ионовым.

Из Вазай-и-Гумбеза Юнгхёзбанд возвратился в Тагдумбашский Памир, в долину находящуюся против перевала Калик (Kilik), где на высоте 15.000 ф., ему пришлось пробыть около шести недель, в ожидании присоединения своего компаньона Г-на Девисона, который отделился у озера Булун-куль и отправился в долину р. Аличур. Весь Сентябрь были снежные бури, термометр постепенно падал ниже и ниже, пока не достиг нуля. 5-го Октября, по прибытии Девисона, Юнгхёзбанд направился к узлу двух водоразделов; один из которых составляет водораздел между р. Индом на юге и Аму-Дарьей и реками восточного Туркестана на севере, а другой — между Аму-Дарьей на западе и реками восточного Туркестана на востоке. Со стороны [242] Аму-Дарьи водораздел покрыт обширными снежными полями и глетчерами, у одного из которых находится озеро 3/4 мили ширину, из коего вытекает поток (По всему вероятию, р. Вахдорир, в отчете же название не упомянуто), впадающий в р. Вахан-Дарью у Базай-и-Гумбеза.

13-го Октября путешественники благополучно прибыли в г. Гильгит, а оттуда направились в Кашмир.

(пер. К. Н. Десино)
Текст воспроизведен по изданию: Извлечение из отчета о путешествии Капитана Юнгхезбанда по Памирам и сопредельным странам // Сборник географических, топографических и статистических материалов по Азии. Выпуск L. СПб. 1892

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.