Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 123.

От Тайного Советника Стааля Статс-Секретарю Гирсу.

(Получено 15 мая).

Лондон, 10-го (22-го) мая 1885 г.

Настоящая экспедиция моя была уже закончена, когда я получил от Лорда Гранвилля ответ на наше последнее сообщение (См. документ № 121).

Ответ этот изложен в записке, к которой приложено частное письмо.

Считая долгом препроводить при сем к Вашему Высокопрев — ству в копиях, как записку, так и письмо, я не имею, за недостатком времени, возможности присовокупить какие либо объяснения.

Примите и проч.

Стааль.

Приложения к № 123.

А

От Графа Гранвилля Тайному Советнику Стаалю.

(Частное письмо).

22-го мая 1885 г.

Посылаю Вам словесную ноту, служащую ответом на ту, которая сообщена была мне Вами вчера. Вы изволите усмотреть, что мы старались насколько возможно отвечать желаниям Русского Правительства. Но мы не могли отказаться от некоторых пунктов, представляющих существенную важность и на которые было [329] изъявлено в принципе согласие не только Русским Представителем в Лондоне но и Петербургским Кабинетом.

В этих пределах мы как нельзя более желали бы придти к дружественному разрешению вопроса.

Я верю, что Государь Император разделяет это желание. Позволяю себе повторить Вам мое убеждение, что лучшею гарантией такого разрешения служили бы безотлагательное соглашение и устранение излишних проволочек.

Гранвилль.

В.

меморандум .

Правительство Ее Величества рассмотрело меморандум, переданный г. Стаалем Лорду Гранвиллю 21-го текущего месяца по предмету предлагаемой между Герирудом и Оксусом (Аму-Дарьею) границы.

Из меморандума этого явствует, что Русское Правительство не довольствуется определением черты, относительно которой состоялось соглашение в Лондоне с гг. Стаалем и Лессаром и о принятии которой Посол вызвался сделать представление названному Правительству.

Пункты, по которым испрашиваются изменения, суть следующие:

Первое. Что касается Зульфагара, то меморандум лишает Афганцев прохода, предоставленного им означенным соглашением, и предлагает, чтобы черта, начинаясь на Герируде несколько севернее пункта, обозначенного на английской карте именем “Zulfikar Pass” (Зульфагарский проход), следовала в восточном и южном направлениях по гребню высот, окаймляющих долину Герируда, и затем направилась бы между Ак-Рабатом и Суме-Кехризом.

Второе. Чтобы пункт на севере от Меручага, в котором граница пересечет Мургаб, был определен таким образом, чтобы к русской территории насколько возможно присоединялись земли, обрабатываемые Туркменами Сарыками, и их пастбища. Этим заменяется условие, в силу которого граница должна оставить за Афганистаном Меручаг с зависящими от него землями.

Третье. Меморандум предлагает, чтобы граница на восток от Мургаба была проведена в пределах зоны, заключающейся между высотами, которые, согласно русской карте, окаймляют с севера и запада долины Кайсора и Сангалака, и окраинами обработанных земель Меймене и Андхоя, входящих в состав Афганистана, и чтобы она оканчивалась у Ходжа-Салеха. Разграничение пастбищ, принадлежащих населениям обеих сторон, должно быть поручено Комиссарам, а, если бы им не удалось придти к соглашению, предоставлено самим Правительствам.

Меморандум оканчивается заявлением, что, если Лондонский Кабинет желает расширения пастбищ, прилегающих к окраинам Меймене и Андхоя, а также расширения пределов Зульфагара, но так, чтобы русская территория была [331] обеспечена при этом от набегов шаек, которые могли бы воспользоваться означенным проходом, то Русское Правительство может согласиться на это под условием уступки ему Меручага, в каковом случае граница должна быть проведена севернее Баля-Мургаба.

Обращаемся сначала к последнему параграфу меморандума. Повидимому, Русское Правительство неверно поняло взгляд Правительства Ее Величества на пункты, которых касается меморандум. Правительство Ее Величества домогалось не расширения афганских пастбищ, а лишь того, чтобы населения Меймене и Андхоя, принадлежность коих Афганистану признана была соглашением 1873 г., не были лишаемы обработанных земель или тех пастбищ, коими они пользовались до того времени, когда, благодаря Занятию Русскими Мерва, в этих краях водворилось спокойствие.

Что касается Зульфагара, то Правительство Ее Величества домогается лишь обеспечения за Афганцами командовании проходом, идущим от Герируда в восточном направлении.

Если бы оказалось, что определение, включенное в проект соглашения, может быть истолковано в более широком смысле, то Правительство Ее Величества было бы готово изменить его редакцию, но, во всяком случае, определение Зульфагара, которое не обеспечивало бы за Афганцами командования упомянутым выше проходом, лишило бы соглашение всякого значения по отношению к Афганистану.

Предложение, чтобы Меручаг был уступлен России и граница проведена севернее Баля-Мургаба — не может быть принято Правительством Ее Величества. Сохранение Меручага за Афганистаном помянутое Правительство признает существенным условием соглашения, и, притом, это условие согласно с предложением, сделанным Русским Правительством 16-го января.

Правительство Ее Величества соглашается с мнением Русского Правительства о том, что определение границы требует большой осмотрительности. Оно готово допустить в проекте соглашения, составленном с участием Гг. Стааля и Лессара, следующие изменения.

1. Что касается Зульфагара, “то граница начнется на Герируде немного севернее пункта, обозначенного на английской карте под именем “Zulfikar Pass” (Зульфагарский проход), и будет следовать но гребню высот, с севера окаймляющих проход, направляющейся от Герируда к востоку, так чтобы за Афганистаном обеспечивалось командование обеими оконечностями помянутого прохода”.

2. Относительно пункта, в котором граница должна пересечь Мургаб, Правительство Ее Величества готово согласиться на следующее определение: “пункт на севере от Меручага, определенный таким образом, чтобы за Россиею оставались обработываемые Сарыками земли и их пастбища”.

Вышеизложенный принцип Правительство Ее Величества признает справедливым, под условием, чтобы он был применен к населениям по обе стороны пограничной черты. Поэтому, что касается границы на восток от Мургаба, названное Правительство предлагает следующее определение, которое устранило бы затруднения, зависящая от сомнений, возбужденных последними исследованиями относительно положения возвышенностей, о коих упоминается в проекте границы, предложенном Россиею 16-го января и включенном в проект соглашения. [333]

“Под условием применения означенного выше принципа, как к Туркменам, подданным России, так и к подданным Эмира Афганского, граница направится по черте, проведенной по северной стороне долины Кайсора и по западной долины Сангалака (Аби-Андхой) и, оставляя Андхой на востоке, примкнет к Ходжа-Салеху на Оксусе (Аму-Дарье)”.

“Разграничение пастбищ, принадлежащих населениям обеих сторон, будет предоставлено Комиссарам. В случае же, если бы между ними не состоялось соглашение, разграничение будет произведено обоими Правительствами на основании карт, изготовленных и подписанных Комиссарами”.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.