Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 19.

От Статс-Секретаря Гирса Сэру Эдуарду Торнтону.

С.-Петербург, 30-го июля, 1884 года.

Нотою от 15-го (27-го) июля Ваше Превосх-во изволили уведомить Императорское Министерство Иностранных Дел, что Правительство Ее Величества Королевы не может разделить мнения Императорского Кабинета относительно удобства принятия Ходжа-Салеха за исходную точку северо-западной границы Афганистана, и что, в видах скорейщего успокоения тревоги, вызванной во владениях Эмира Абдуррахман - Хана присоединением Мерва, ему казалось бы необходимым начать с разграничения территории, заключающейся между Герирудом и Мургабом. Правительство Ее Величества Королевы, как явствует из той же ноты, убеждено, что переговоры по предмету упомянутой территории могли бы привести ныне к удовлетворительному результату, и что, напротив того, было бы опасным отсрочивать определение этой части границы.

Будучи твердо намерен не уклоняться от образа действий, указываемого ему прежними его соглашениями с Великобританиею, Императорский Кабинет вовсе не разделяет опасений Правительства Ее Величества Королевы, а, с другой стороны, [87] он по прежнему полагает, что разграничение, поставленное в условия, изложенные в ноте Министерства Иностранных Дел от 6-го (18-го) июля, могло бы гораздо легче привести к соглашению между обоими Государствами относительно демаркационной черты, имеющей быть установленной между сферами их влияния. При всем том, руководствуясь желанием вновь доказать свои дружественные намерения, Императорский Кабинет счел долгом подвергнуть тщательному рассмотрению предложение, которое Вам поручено было ему сделать, и он должен был признать, что принятие предложения этого могло бы привести к удовлетворительным результатам лишь в том случае, если бы между обеими Державами состоялось предварительное соглашение относительно начал, коими обоюдные Комиссары обязаны будут руководствоваться при выполнении их задачи.

Переданный мне Вашим Пр-вом меморандум от 25-го июля (6-го августа) доказывает, что, с своей стороны, Правительство Ее Величества Королевы признает пользу такого соглашения, и это обстоятельство побуждает меня предполагать, что дальнейший обмен взглядов между обоими Кабинетами не преминет привести их к уговору относительно свойства инструкций, которыми предстоит снабдить Комиссаров по разграничению.

Согласно вышеупомянутому меморандуму, Правительство Ее Величества Королевы находит, что было бы непрактично добиваться предварительного и точного определения пределов юрисдикции Эмира Афганского в подлежащих разграничению местностях, и что дело это следовало бы предоставить Комиссарам по разграничению. Коммиссарам этим, при выполнении возложенной на них задачи, предстояло бы руководствоваться политическими отношениями племен, населяющих эти края. Равным образом, Комиссарам не следовало бы упускать из виду необходимости низвести до крайних пределов вероятие будущих осложнений и не возлагать на Эмира обязательства которые он не пожелал бы принять на себя, или не был бы в состоянии выполнить.

Императорский Кабинет вовсе не отрицает затруднений, которые не замедлила бы встретить всякая преждевременная попытка к установлению соглашения по предмету точного определения пространства афганской территории. Тем не менее, имея в виду настоящее положение дел в этих краях, он полагает, что было бы в высшей степени важным расширить применение общих начал, изложенных в мемуаре от 25-го июля (6-го августа).

Небезызвестно, может быть, Вам, Г. Посол, что вслед за изъявлением мервцами покорности, Императорское Правительство нашлось вынужденным собрать сведения относительно стран, смежных с владениями Эмира Афганского. Считаю почти излишним сообщать Вам, что мера эта была вызвана, как необходимостью позаботиться об обеспечении безопасности границ Мервского Оазиса, так и желанием предупредить все; что могло бы подать повод к ошибочному толкованию намерений России.

Из произведенных властями Закаспийской Области исследований явствует, что территория к югу от Мерва занята племенем Туркмен-Сарыков, кочевья которых простираются от Иол-Отана, на Мургабе, приблизительно до пограничных афганских постов. Племя это, всегда отличавшееся своими хищническими наклонностями, находилось в постоянной вражде с Мервцами, но, со времени [89] изъявления последними покорности, Сарыки, в свою очередь, обратились к русским властям с ходатайством о покровительстве, каковое и было им обещано под условием, чтобы, с своей стороны, они отказались от нарушения спокойствия своих соседей.

Будучи намерен побуждать Туркмен к выполнению принятых ими на себя обязательств, Императорский Кабинет не может упустить из виду, что успех его усилий мог бы быть обеспечен лишь в том случае, если бы все племя Сарыков было подчинено влиянию русских властей, и что, с другой стороны, означенные власти встретили бы непреодолимые препятствия, если бы проектируемая демаркационная черта, разделив сказанное племя, подчинила часть оного власти Афганистана. В виду этого соображения, Императорский Кабинет считает долгом ныне же выразить желание, чтобы Эмиру Абдуррахман-Хану было предложено отказаться от всяких попыток к расширенно своих владений насчет местностей, населенных Сарыками, которые никогда не были подданными Афганистана. Обязательство в этом смысле вполне соответствовало бы основаниям соглашения 1872 — 1873 гг.

С другой стороны, успев положить конец разбоям, составлявшим главное ремесло Туркмен, Россия обязана поощрять их к добыванию средств к существованию трудом и, в особенности, земледельческим. Но цель эта едва ли может быть достигнута, если, в видах расширения территории Афганистана, Туркмены будут лишены годных к обработке земель, которые в этих краях весьма ограничены и из коих афганское население не могло бы извлечь для себя пользы. Притом, Императорский Кабинет уже ранее имел случай заметить, что никак не в расширении своей территории, а скорее в искреннем соглашении между обеими великими Державами Эмир Абдуррахман-Хан мог бы найти ту гарантию безопасности своих владений, которой он, повидимому, добивается.

Таковы соображения, которым Императорский Кабинет приписывает величайшую важность и которые он желал бы видеть включенными в инструкции, коими оба Правительства имеют снабдить Комиссаров по разграничению. Нисколько не нарушая интересов Эмира Абдуррахман-Хана, соображения эти имеют единственною целью устранить всякий повод к недоразумениям и осложнениям и обеспечить прочность предстоящих соглашений. С этой точки зрения они кажутся вполне сообразными со взглядами Правительства Ее Величества Королевы, изложенными в меморандуме от 25-го июля (6-го августа).

Вследствие этого я льщу себя надеждою, что Правительство Ее Величества благоволит усмотреть в вышеизложенных замечаниях новое доказательство того значения, которое Императорский Кабинет придает упрочению дружественных отношений между обеими Державами, и что оно не откажется способствовать их применению.

Примите и проч.

Гирс

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.