Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

97

Соображения ген.-м. Гутковского и полк. Гейнца по административному устройству киргизских степей; 15 апреля 1866 г.

Общ. арх. Гл. шт. Аз. ч. № 50. 1866 г.

Общее направление правительственной политики и распоряжений по устройству границы с Среднею Азиею представляло при посредстве двух независимых друг от друга начальников, всегдашния затруднения, которые были сознаны высшим правительством. На этом основании, постановлением особого комитета, Высочайше утвержденным 2 февраля. 1865 г., все политические и торговые сношения с Среднею Азиею вверены -исключительному заведыванию Оренбургского генерал-губернатора; на попечение-же генерал-губернатора Западной Сибири возложены сношения с Западным Китаем и охранение нашей китайской границы. При существующем административном устройстве киргизских степей, нельзя было придумать лучшей комбинации для устранения, по крайней мере, главнейших затруднений и, именно, тех, которые вытекали из антагонизма и различия взглядов двух генерал-губернаторов, но, в виду предполагаемого преобразования степного управления и событий, совершающихся на границах Средней Азии и Китая, едва-ли можно остановиться на этой комбинации. Граница Средней Азии удалена от Оренбурга на полторы тысячи верст; не меньшее расстояние отделяет Омск от Западного Китая. Иногда важность пограничных вопросов требует быстрых мер со стороны тех, которые знакомы с положением дел на месте; между тем, приходится ждать из Оренбурга или Омска разрешения, обыкновенно неопределенного, темно-редактированного, которого окончательный смысл все-таки состоит в предоставлении губернатору права действовать по усмотрению. Если к этому присовокупить неудобство степных сообщений и затруднительность быстрых по ним сношений, то нельзя отрешиться от мысли, что оба генерал-губернатора не могут ни следить за ходом пограничных дел, ни давать местным начальникам своевременных разрешений. Нельзя терять из виду также того обстоятельства, что обе границы - Средне-Азиатская и Китайская — смежны и связаны между собою как непрерывностью горных цепей, составляющих разветвления Тянь-шаньского хребта, так и общим характером жителей, ведущих большею частью кочевую жизнь. В сопредельных частях границ, вследствие [170] постоянных передвижений кочевых племен, трудно, а иногда и невозможно определить с которым из двух генерал-губернаторств они имеют больше сношений. В последнее-же время восстание дунганей, результатом которого, по всей вероятности, будет образование одного или нескольких независимых от Китая мусульманских владений, приготовляет новые элементы для органической связи Западного Китая с Среднею Азиею. По делам административным это сосредоточение еще важнее. Известны все те затруднения, которые возникали в степях, вследствие существования двух властей, облеченных одинаковым полномочием. Граф Перовский находил Кенисару преданным России, а в то-же время князь Горчаков направлял против него войска Сибирского ведомства. Оренбургские генерал-губернаторы, менявшие беспрерывно системы управления, сходились, впрочем, в одном взгляде. Они управляли народом посредством полувладетельных султанов-правителей и не входили с киргизами в непосредственные сношения. Сибирские генерал-губернаторы, держась основ графа Сперанского, следовали принципу постепенного уничтожения в степях таких властей, которые не легистимированы законом, и непосредственного подчинения киргизов русской власти. Два генерал-губернатора и две правительственные системы разделяются условною чертою, проведенною посреди степей, чертою, разрезающею один и тот-же киргизский народ на две части. Разные системы управления киргизами, в приложении к делу, взаимно противоречили, даже исключали друг друга. Тем не менее, обе системы имели и имеют жарких последователей. Если-бы комиссия, по окончании своих работ, пришла к сознанию возможности объединить законы для всей киргизской степи вообще, то традиционная разность взглядов оренбургской и сибирской администрации невольно породит новый раскол в положении степей двух ведомств. В военно-административном отношении было-бы также полезно сосредоточить власть в одних руках. Большая часть действующих войск и боевых средств Западно-Сибирского и Оренбургского военных округов выдвинуты к границам. На старых линиях остаются только казачьи войска и почти одни местные баталионы. Сибирскому и Оренбургскому казачьим войскам нечего делать в районе теперешнего их водворения, и вся их роль ограничивается нарядом строевых казаков для службы в степях и на новой границе. Этот способ снабжения пограничной линии казаками, приходящими из-за полуторы и двух тысяч верст, должен измениться в будущем, потому что он одинаково [171] невыгоден и для казаков, и для правительства. Вероятно, казачий элемент, подобно другим военным средствам, должен будет выдвинуться в пограничные области и, по мере своего там развития, исчезать на старых линиях. Регулировать это перемещение и дать жизнь новым колониям может только центральная власть, находящаяся близ мест колонизации и близ пограничного края. В случае военных действий, единичная власть лучше двойственной не только в смысле чисто военном, но и экономическом. В самом деле, история экспедиций в степях доказывает, что в то время, когда один генерал-губернатор напрягал все силы подчиненного ему края, в то время, как он требовал новых средств и подкреплений, другой — имел в своем распоряжении силы, иногда бесполезно значительные и не принимавшие должного участия в обще-русском деле. Все сказанное доказывает пользу сосредоточения пограничных, военных и административных дел киргизских степей в руках одного главного начальника, имеющего свое пребывание, возможно, ближе к границам Китайской и Средне-Азиатской. Образование одного генерал-губернаторства от Каспийского моря до Ала-куля и от границе Тобольской губернии до Тянь-шаня, вместо ныне существующих двух, едва-ли замедлит ход дел по управлению киргизскою степью. Управление пограничными и военными делами степного генерал-губернаторства не повлечет за собою особенных затруднений; если-же последния явятся, то они будут относиться исключительно к внутреннему управлению областями. Действительно, дальность расстояний и неудобство степных сообщений могли-бы вредно влиять на непосредственный надзор за этим управлением, если-бы существующие ныне отношения центральной власти с областным управлением остались неизменными. Но основная идея, на которой остановилось мнение всей комиссии, заключается в том, чтобы развить, по возможности, начала самоуправления и предоставить не только областным, но и окружным или уездным начальникам сильную власть и значительную степень самостоятельности. С этой точки зрения, желательно, возможно, меньшее вмешательство центрального управления во внутреннюю администрацию областей; следственно, затруднения в надзоре за местным управлением областей, удаленных от пребывания генерал-губернатора, не могут повести к вредным последствиям. Наша степная граница со Среднею Азиею и Китаем имеет особенную важность на протяжении от Аральского моря до Иссык-куля и далее — до озера Нор-зайсана. На этом пространстве происходит торговое движение и тут-[172]же прилегают к России страны, имеющие большое, значение в средне-азиатском мире. Западнее Аральского моря наша граница тянется по пустыням Усть-урта, доступным только для небольших трухменских партий. Мы думаем, что еще не скоро наступит возможность организовать оборону Усть-урта, потому что недостатки этой части границы чисто территориальные, не зависящие ни от политических соображений, ни от места пребывания нашей центральной власти в степях. Севернее Нор-зайсана тянутся горные хребты Алтайской системы, тоже недоступные для многочисленных партий. Как через Усть-урт прорываются иногда разбойнические шайки кочевых хищников, так и через дебри Алтайских гор перебираются шайки беглых рабочих, ссыльно-каторжных, либо барантачей из Китая, но подобные беспорядки не имеют политического значения, и меры для пресечения их не выходят из ряда общих полицейских распоряжений, предоставленных власти губернаторов. Если в настоящее время изо всей степной границы главным образом имеет значение политическое и торговое только часть ее между Аральским морем и озером Нор-зайсаном, то желательно, чтобы на эту часть было обращено наибольшее внимание центральной власти. На основании сказанных соображений, можно признать упр. Верное удобнейшим пунктом для водворения степного генерал губернаторства. Укрепление Верное, во 1-х, расположено около узла Тянь-шаньских гор, которым связывается Средне-Азиатская граница с границею Западного Китая. Во 2 х, оно находится на пересечении торговых путей, ведущих из Восточного Туркестана в Россию и из Китая в Ташкент, следовательно, имеет большое значение и будущность в торговом отношении. В 3-х, при обилии местных произведений, благоприятном климате и замечательном плодородии почвы, в укр. Верном, весьма скоро и без больших затрат могут быть устроены все центральные склады, запасы и учреждения, для снабжения пограничных линий военными средствами и другими предметами потребления, и в 4-х, пограничная местность, близкая к укр. Верному, предпочтительно способна к колонизации, по мере-же удаления границы в одну сторону к Каспийскому морю, а в другую к снежным хребтам Алтая, средства для колонизации оскудевают и, взамен их, выступают естественные преграды, охраняющие нас от серьезной опасности. Степное генерал- губернаторство приблизительно может быть разделено на Оренбургскую губернию и пять следующих областей: Туркестанскую, Семипалатинскую, Сибирских киргизов, Оренбургских [173] киргизов и Уральскую. Пределы Туркестанской области можно определить: к югу: — Средне Азиатскою границею, к западу Аральским морем, к северу — песками Каракум, реками Чу и Или, а к востоку — течением Чилика и вершинами Нарына до горы Хантенгри. Семипалатинская область ограничилась-бы с юга — Туркестанскою областью, с востока — Западным Китаем, с запада — нынешнею границею области Сибирских киргизов, а с севера — Томскою губерниею. Она заключала-бы в своей территории казачьи земли от Семиярска до вершин реки Бухтармы. Илийскую линию следовало-бы упразднить, а казаков с этой линии постепенно выделять на Китайскую границу, внутренний-же Семипалатинский округ причислить к Томской губернии. Оставляя область Сибирских киргизов в настоящих пределах, следовало-бы присоединить к ней земли Сибирского казачьего войска от Семиярска до границы Оренбургской губернии. Область Оренбургских киргизов составилась-бы из восточной и средней частей нынешней области того же наименования, а западная часть этой области, с землями Уральского казачьего войска составила-бы отдельную Уральскую область, которой границы можно, примерно, определить: к востоку —течением р. Илека, Мугоджарскими горами и песками Большие барсуки, а к югу — Усть-уртом и северными берегами Каспийского моря. Оренбургская губерния останется тогда в настоящем своем составе и границах. Областные управления можно расположить: Туркестанской области — в Чимкенте или в Ташкенте, Семипалатинской или Лепсинской области — в Верхне-лепсинском поселении, Сибирских киргизов — в Акмоллах, Оренбургских киргизов — в укр. Оренбургском и Уральской области — в г. Уральск. Для подкрепления положения нашего на не занятых ныне границах, потребуется водворение при них казачьих поселений. Выше мы уже заметили, что развитием казачества на границах этот элемент должен ослабевать на старых линиях и уступать место гражданственности. Поэтому, нет надобности удерживать для Сибирского и Уральского казачьих войск отдельные управления, а полезнее, по примеру последнего преобразования Оренбургского войска, включить их в общие областные управления. По отношению к Сибирскому войску эта мера будет особенно полезна. При настоящей организации управления этого войска, весьма часто встречаются затруднения, особенно неудобные относительно поселений, водворенных внутри киргизских степей. Будучи независимы от областных управлений, эти поселения стесняют местную администрацию и возбуждают столкновения властей, [174] отзывающийся весьма вредно на самом благосостоянии поселений. Поименованные выше пять областей и Оренбургская губерния могут составить один степной или пограничный военный округ, причем военным губернаторам следует присвоить звание командующих войсками и наказных атаманов казаков, в областях поселенных. Вообще-же, губернаторы действовали-бы через штабы, устроенные на подобие дивизионных. Оренбургская губерния, по делам гражданским, могла-бы быть изъята из подчинения степному генерал-губернатору и поступить в ведение министерства Внутренних дел. В заключение следует заметить, что пограничные дела могут когда-нибудь вызвать содействие степному генерал-губернатору со стороны других, независящих от него управлений. Однако, для таких исключительных случаев едва-ли было-бы полезно удержать которое-нибудь из ныне существующих генерал-губернаторств. Мы позволяем себе думать, что тогда будут значительно увеличены расходы на содержание степной администрации, без ожидаемой пользы, потому что деятельность каждой из двух властей будет обусловливаться не стремлением к достижению одной цели, а вредным соперничеством и антагонизмом.

Подпись: К. Гутковский и А. Гейнц.

Резолюция: «Хранить при делах Азиатского отделения, впредь до нового обсуждения вопроса о новом разделении края, составляющего ныне Оренбургский и Западно-Сибирский военные округа. Д. М. 20 мая 1866 г.»

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.