Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

95.

Журнал военных действий и происшествий на Средне-Азиатских границах с 14 февраля по 10 апреля 1866 г.

Воен.-учен. арх. Отд. 11, № 6810.

14 февраля отряд, действовавший под Джизаком возвратился на Сыр-Дарью и расположился лагерем попрежнему на переправе, на левом берегу реки, верстах в 5-ти ниже впадения Чирчика.

На этой позиции отряд оставался до 10 марта. Бухарцы, встревоженные движением наших войск, поспешили собрать свою конницу и собрали еще во время стоянки отряда под Джизаком около 10 тысяч. Конница эта всей массой преследовала отряд на расстоянии одного перехода от города.

Несколько дней спустя, бухарцы, расположивши сильный пикет за Сардаба, верстах в 40 от лагеря (по Джизакской дороге), стали высылать оттуда время от времени небольшие партии, которые старались тревожить отряд.

Случаи нападения были следующие:

24 февраля два солдата 3 Оренбургского батальона отошли от наших пикетов версты за три к камышам, с целью поохотиться. Внезапно их окружили бродившие там десять конных бухарцев. Солдатам удалось соединиться и они, отстреливаясь, благополучно отошли в лагерь.

26 февраля было отправлено из 7-й сотни Оренбургского казачьего войска 10 вооруженных казаков для собирания дров на сотню. Отъехав несколько верст от лагеря, 4 казака отделились для охоты за утками, прочие продолжали свой путь. Спустя несколько времени, из четырех двое еще отправились догонять товарищей.

Оставшиеся вдвоем казаки отстали от последних двух сажен на 300, как вдруг выскочила из камышей шайка человек в 100 бухарцев и окружила их. Увидев это, два только что отделившиеся казака ускакали в лагерь, чтобы дать знать о случившемся. Посланная из отряда кавалерия, под начальством подполковника Пистолькорса, успела нагнать помянутую шайку бухарцев. Преследование продолжалось даже ночью, при лунном свете. При всем том, увезенных казаков возвратить не успели. Причиною [162] тому было, что лошади нашей кавалерии не могли еще поправиться от трудного, хотя и кратковременного, тяжелого похода к Джизаку и от затруднительности в приобретении фуража.

Бухарские-же лошади были свежия, и большая часть партии была о-двуконь, что особенно помогло им взятых в плен казаков поспешно отправить в Джизак. Кавалерия наша из партии в 300 человек захватила 4 в плен, взяла много разного оружия и 6 лошадей.

Для большего обеспечения Зачирчикской стороны, в последних числах февраля был сформирован, под начальством полковника Краевского, особый отряд из 5 рот пехоты, одной сотни казаков и 4 орудий и расположен в окрестностях Кереучей.

24 февраля, вследствие тревожных слухов о появлении партии коканцев, под предводительством Рустембека, в горах Курама, отряд Кереучинский двинулся в этом направлении. Коканцы, узнав о движении отряда, бежали, и хотя отряд прошел около 40 верст, но нигде коканцев настичь не мог.

Для лучшего сообщения с Кереучинским отрядом и для прикрытия брода чрез Чирчик, 10 марта лагерь главного отряда переведен к устью этой реки, где и устроена чрез Сыр-Дарью новая переправа. Для обеспечения-же этой переправы, на случае движения главного отряда, устроены два укрепления: одно на левом берегу Сыра, в виде тет-де-пона, и другое - в виде отдельного редута, на ближайшем острове.

11 марта конным бухарцам удалось убить солдата, неосторожно удалившегося за цепь нового лагеря. Солдат был бухарцами обезглавлен в виду нашего лагеря, тело брошено, а голова увезена.

На наших сообщениях в марте месяц начали появляться небольшие партии. Так, 20 марта на казака, ехавшего с бумагами из Ташкента в Чимкент, при выезде его из садов, бросилось несколько человек, казак, хотя при этом был ранен, успел ускакать.

24 марта партия, в числе 30 человек, из бухарского гарнизона Чардары пробралась на разбой на Ташкентскую дорогу и, в 25 верстах от последнего, бросилась на пост наших милиционеров. Нападение сделано было ночью, киргизы разбежались: 10 из них были взяты в плен. [163]

Главным притоном для шаек, появлявшихся на наших сообщениях, служила кр. Чардара, в которой бухарцы содержали небольшой гарнизон в 100 человек.

Для уничтожения этого притона, а также в видах наказания киргиз рода Кунград, кочевавших на Арысе и перешедших в январе настоящего года, в числе 600 кибиток, в бухарские пределы, за р. Сыр-Дарью, к Чардаре еще 22 марта была отправлена колонна из 3 рот пехоты, одной сотни Оренбургских казаков, при 2 батарейных и 2 конных орудиях, под начальством капитана Абрамова. Расстояние 75 верст было пройдено в два дня, и утром 25 войска приблизились к Чардаре. Бухарский гарнизон поспешно удалился из крепости, а нами немедленно приступлено было к разрушению верков. Одновременно с тем отбито у кочевавших под прикрытием бухарского гарнизона киргиз около 2000 баранов, 150 крупной скотины и верблюдов.

В стычке с бухарцами с нашей стороны было ранено 3 казака и 1 артиллерист.

Потеря бухарцев состояла из 10 человек. Затем, весь отряд капитана Абрамова расположился в 3 верстах от Чардары на Сыр-Дарье. Для сообщения-же с главным отрядом был устроен пост из 10 человек милиционеров на правом берегу Сыра.

26 марта на правой стороне реки, в виду лагеря капитана Абрамова, показалась спускающаяся с гор небольшая партия конных. Немедленно были отправлены туда частию вплавь, частию на небольшом пароме 15 казаков и столько-же солдат. Команда эта вместе с выставленными на том берегу нашими милиционерами преследовала шайку и успела отбить 6 киргиз, взятых накануне в плен с поста, расположенного между Чимкентом и Ташкентом. Из шайки неприятельской партии трое были убиты. 29 марта колонна капитана Абрамова вернулась в главный отряд.

27 марта начальствование над главным отрядом, как и над всеми войсками Туркестанской области, передано генерал-майором Черняевым ген.-м. Романовскому.

В течение всего марта постоянно получались с разных сторон самые настойчивые слухи о намерениях эмира открыть против нас, в союзе с Коканом и даже с Хивой, решительные наступательные действия. Союз с Хивой [164] был маловероятен, так как, по случаю прекращения торговли бухарцев с Россиею, хивинцы в настоящее время пользуются большими торговыми выгодами. Но сведения о движении части хивинских туркмен на помощь Бухаре подтверждались неоднократно как в письмах из Бухары, так и в донесениях с Сыр-Дарьинскои линии. Союз Кокана с Бухарою был вероятен, тем более, что одновременно с усилившимися в конце марта беспокойствами в крае, которые производились бухарскими наездниками в виду Кереучинского отряда, стали там появляться партии конных коканцев. Лазутчики доводили численность войск эмира до громадных размеров, определяя ее в 100,000, при 100 орудиях, и, кроме того, говорили, что одновременно с движением эмира на Чиназ и Чардары Худояр-хан двинется в Зачирчикский край с отдельною Коканскою армиею в 40,000, при 50 орудиях.

В подобном смысле получено было сведение и в ночь с 27 на 28 марта. Приехавший лазутчик уверял, будто-бы передовые войска эмира, в составе 10,000, при 20 орудиях, вышли на Сыр и расположились верстах в 40 или 50 от главного лагеря и будто-бы вслед за этими передовыми войсками должен двинуться сам эмир с остальною массою, которую держал в окрестностях Ура-тюбе.

Ген.-м. Романовский, получая тревожные сведения о положении края, во время следования своего в Ташкент, еще в дороге распорядился направлением в Ташкент 2 рот 5 батальона из форта № 1, команды стрелков и казаков из форта Перовского и части войск Ала-тауского округа. На основании предварительных распоряжений Военного министра, начальству Западной Сибири приказано было, в случае требования подкреплений из Туркестанской области, дать туда часть своих войск. На этом основании, предложено начальнику Ала-тауского округа выслать для занятия укреплений левого фланга 2 роты пехоты, 2 сотни казаков и 2 орудия, а начальнику левого фланга предписано часть вверенных ему войск, освобождаемых этим распоряжением от гарнизонов, направить в Ташкент. Всеми этими мерами передовые отряды как главный, так Кереучинский, а равно наши сообщения, могли значительно усилиться. Но на все это требовалось времени еще недели две или три, а потому, для скорейшего обеспечения от мелких хищнических партий, с которыми, неизбежно, соединяются наступления Азиатских владетелей, тотчас по получении нового известия о движении эмира, предписано было в Ташкенте, Чимкенте и [165] Туркестане сформировать милицию из благонадежных киргиз. Вместе с тем усилены меры предосторожности в лагере, и на следующее утро назначена была рекогносцировка.

По случаю весьма ненастной погоды, рекогносцировка отложена до 29 числа. В этот-же день и следующие, 29 и 30 марта, под небольшим прикрытием, была осмотрена местность вокруг лагеря на расстоянии до 20 верст н неприятель нигде не открыт. В то-же время посланные для приобретения верных сведений более надежные лазутчики привезли известия несколько успокоительнее. Хотя все они подтверждали о сборе значительных бухарских войск в Ура-тюбе и на дороге от Ходжента к Чиназу, но самая численность войск показывалась уже вдвое менее. Кроме того, эти лазутчики выражали сомнения о намерениях Коканского хана действовать заодно с эмиром.

Продолжительная жизнь в землянках в Ташкенте и трудный зимний поход к Джизаку весьма изнурили войска и породили болезни: тиф, скорбут и возвратную горячку. Число заболевавших в отряде некоторые дни доходило до 25 челов. При составе главного отряда в 14 рот, 5 сотен и 18 орудий, число боевых единиц составляло только около 2 тысяч. Так как в Ташкенте, кроме гарнизона, имелось много людей при штабах, то оттуда вытребована в отряд еще одна рота.

Кроме того, чтоб избавиться от необходимости, в случае движения отряда, оставлять особые гарнизоны в старом Чиназе, отстоящем от лагеря в 6 верстах, и в новых укреплениях у переправы, 1 апреля заложено укрепление на правом берегу против переправы, на местности, во всех отношениях более выгодной старого Чиназа, и предполагается, тотчас по возведении верков, перевести туда гарнизон из Чиназа.

2 апреля, для быстрого сообщения между главным и Кереучинским отрядами, учреждены два поста из милиционеров.

3 апреля вновь сформированная войсковым старшиною Серовым, Ташкентская милиция послана для осмотра ближайших окрестностей Ташкента и дороге от Ташкента к Чиназу и на Сыр-Дарью. С этою-же целью осмотра местности и освобождения края от мелких хищнических партий, 4 апреля из главного отряда на правый-же берег Сыра была выслана сотня Уральских казаков, которой приказано было обследовать правые и левые берега Чирчика и [166] правый берег Сыра на расстояние от лагеря верст до 30. Объезды милиции и сотни продолжались в течение 4 дней, по 8 апреля. Открыто было несколько мелких партий, от 10 до 30 человек, но все оне, при приближении разъездов, спешили укрываться, были преследуемы, несколько человек из них убито, а другие вынуждены были поспешно переправляться вплавь через Сыр, в виду казаков.

4-го же апреля в главном отряде получено известие о появлении значительного числа бухарской конницы верстах в 20 от лагеря, выше по Сыр-Дарье, и о каких-то неопределенных намерениях неприятеля, а потому на 5 апреля назначена была рекогносцировка к стороне Мурза-рабата.

Подробное донесение о рекогносцировке 5 апреля представлено за № 418.

Подпись: полк. граф Воронцов-Дашков.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.