Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

75.

Командующий войск. Оренб. окр. вице-канцлеру; 24 марта 1866 г. № 213. Оренбург. (Секретно). (Пометка: «14 апреля 1866 г.»)

С.-Пет. Гл. арх. М. И. Д. Аз. деп. 1865 г. № 11(1—9).

В отзыве от 14 февраля за № 123 я, между прочим, выразил Вашему Сиятельству мою уверенность, что военный губернатор Туркестанской области не ограничится одними демонстрациями противу эмира по сю сторону Сыра, но что по всей вероятности переправился на ту сторону и открыл наступательные действия. Последующие донесения ген.-м. Черняева подтвердили мое предположение.

Генерал Черняев, собрав 21 января у Чиназа отряд из 14 рот пехоты и 6 сотен казаков при 16 орудиях, переправился на лодках на левую сторону Сыр-Дарьи и, не получив никакого ответа от эмира на требование возвращения посланных, 30 января перешел со всем отрядом к озеру Учь-тюбе, в 13 верстах от Сыра, а 1 февраля направился к Джизаку, по так называемой Голодной степи, которую бухарцы считали надежнейшим своим оплотом, полагая ее совершенно непроходимою для войск.

На втором переходе получено было письмо от эмира, который обещал немедленно освободить наших посланных, лишь только они прибудут в Самарканд; вследствие чего генерал Черняев, расчитывая, что письмо это вынуждено страхом движения наших войск и что с минованием угрозы обещание может быть не исполнено, отвечал эмиру, что так как письмо его застало войска среди безводной степи, то он следует далее до первой воды, где и будет ожидать прибытия посланных, а затем возвратится.

4 февраля отряд достиг реки Учь-тюбе в 8 верстах от Джизака, пройдя таким образом в 4 дня около 100 верст. Здесь генерал Черняев остановился в ожидании посланных и на другой же день получил от эмира второе письмо с извещением, что офицеры наши выехали из Бухары и 5 февраля будут в Самарканде, а затем прибудут в отряд, и с просьбою не приступать ни к каким неприятным действиям. В ответ на это было повторено эмиру прежнее обещание возвратиться немедленно по [128] исполнении им обязательства и что движение наших войск имеет лишь целью освобождения задержанных им лиц.

Расчитывая, что отношения к нам эмира достаточно разъяснились, генерал Черняев 6 февраля обратился к Джизакскому беку с просьбою выслать к нашим пикетам жителей с дровами и сеном для продажи, на что получил сначала согласие, но потом бек отказал, ссылаясь на неимение разрешения на это от эмира. Отвечав беку, что если на другой день требование о присылке дров и сена не будет исполнено, то будет употреблена сила, ген. Черняев 7 февраля двинул к городу отряд из 2 рот с 4 сотнями казаков при 2 орудиях, причем начальнику отряда приказано было только в крайнем случае прибегать к оружию, а предварительно стараться достигнуть цели мирным путем.

По прибытии к городу, отряд был встречен толпами вооруженных бухарцев, которые постепенно отступали к предместьям, а когда отряд втянулся в улицы, встретили войска наши из-за завала залпом. Завал немедленно был взят и войска преследовали бухарцев до городского базара. В тоже время из крепости открыть был по войскам огонь из орудий, впрочем совершенно безвредный. На выстрелы из лагеря подоспели еще 2 роты, и войска, заставив бухарцев отступить и собрав в городе достаточное количество дров и сена, возвратились в лагерь. В деле этом с нашей стороны убито 8 и ранено 19 нижних чинов, а со стороны бухарцев, которых вооруженных было до 6 тысяч, оставлено до ста трупов на месте.

О враждебных действиях Джизакского бека, несогласных с письмами эмира, господин Черняев тотчас-же сообщил последнему с угрозою взять Джизак, в случае продолжения подобных действий.

8 февраля утром толпы бухарцев стали из города подходить к нашему лагерю, несмотря на предостережения, что приближение их будет принято за неприязненное намерение, а потому по ближайшим толпам сделано было несколько выстрелов из орудий. Толпы тотчас-же рассеялись, а господин Черняев снова сообщил эмиру о вынужденном открытии огня и в тот-же день прибыл к нему от Джизакского бека посланный с изъявлением сожаления о случившемся, относя это к недоразумению, извещая притом, что эмир разрешил продажу дров и сена нашим войскам. Обещание это, впрочем, не было исполнено. [129]

Усматривая из действий бухарцев одно лишь желание выиграть время и сохраняя за движением своим характер понудительный, имея при этом два письма эмира, в которых он отказывался от прежних притязаний, ген. Черняев решился возвратиться обратно, тем более, что к этому вынуждал его недостаток в кормах для лошадей и верблюдов; а между, тем 9 февраля было только ближайшим возможным сроком прибытия русских из Самарканда в отряд, и легко могло быть, что обстоятельства, не зависевшие от эмира, их задержат, или же эмир, расчитывая на скорое прибытие всех своих подкреплений с артиллерией, имел в виду предложить силою такие условия, на которые г. Черняев не мог согласиться.

10 февраля получено было третье письмо от эмира, подтвердившее прежнее его обещание о возвращении наших посланных. Господин Черняев, между тем, оставаясь при прежнем намерении отступить к Сыр-Дарье, начал 11 февраля обратное движение, уведомив об этом эмира и присовокупив, что на Сыр-Дарье будет ждать возвращения посланных, согласно данного им обещания.

Лишь только войска начали движение, как огромные массы бухарцев, от 8 до 10 тысяч, в рассыпную, стали обходить отряд со всех сторон, при этом те, которые подходили на верный выстрел, были отгоняемы с потерею. Проводив отряд на расстояние 7 верст, они неожиданно отступили.

Дальнейшее движение к Сыр-Дарье отряд совершил беспрепятственно, а 14 февраля господин Черняев расположился лагерем на левом берегу Дарьи, у места переправы, в ожидании разъяснения обстоятельств.

Сообщая Вашему Сиятельству о вышеизложенном, имею честь присовокупить, что господин Черняев имеет в виду, в случае неисполнения эмиром обещания, обнародовать его письма, расчитывая этим подорвать окончательно его кредит в Средней Азии.

Копии с писем эмира при сем прилагаются.

Подпись: ген.-адъют. Крыжановский. [130]

Приложение 1. Письмо эмира бухарского военному губернатору Туркестанской области. (Секретно). (Копия с копии.)

Генералу губернатору Черняеву. Первое дружеское письмо Ваше я получил, на которое и ответил Вам, а теперь изъявляете Вы в своем письме не дружбу, и обещались никогда через Дарью не переходить, а в настоящее время уже Вы перешли через нее. Посланные Ваши были задержаны не с дурной целью, а по приятельской связи Вашей со мной, а в другом письме пишете, что я иду не с целью. чтобы сражаться, а за посланниками своими, а если я их вышлю, то Вы возвратитесь назад. А как Вы писали мне, что Россия со времен Тамерлана или пятисотлетия имела с Бухарой дружбу, чего Вы не хотели нарушить, по сей причин и послал к Белому Царю посланника, а как я известен, что мой посланник до Царя не дошел, то если Вы желаете сохранить прежнюю дружбу, напишите, чтоб мой посланник был отправлен к Царю. В настоящее же время, что только кроется, — от Вас, а ничуть от меня, я Вам недружеского письма никогда не писал. Посланников Ваших я до сего времени содержал отлично хорошо, неприятного им никогда не делал. За посланниками Вашими в Бухару я послал благонадежного человека; по прибытии же их в Самарканд, я пришлю их к Вам с хорошим ответом. Потом Вы покажите мне свою дружбу, донеся к Царю о дружественном отношении. Быть может какая-нибудь неприятность когда-либо случится от Вас, а со стороны моей никогда. Прошу Вас без позволения Вашего Царя мне вражду не сочинять, что это для меня будет неприятно. На подлинном приложена печать Сеид-эмир Музафара. Месяц Рамазан 1282 г.

Приложение 2. Письмо эмира Бухарского военному губернатору Туркестанской области. (Секретно). (Копия с копии.)

Генералу губернатору Черняеву.

Письмо Ваше к нашему Высочеству я получил, содержание которого я вполне понял, о посланниках Ваших по прежней дружбе я Вас уведомил; Вы пишете, что посланников своих будете ждать на дороге у первой воды. Посланники Ваши из Бухары выехали в понедельник, а в Самарканд придут к субботе; они, получивши от Нас возможную милость, явятся к Вам; если-же Вы [131] действительно пришли только собственно за посланниками, то до прибытия их никакой неприятности не начинайте. На подлинном приложена печать Сеид-эмира Музафара.

Приложение 3. Письмо эмира Бухарского военному губернатору Туркестанской области. (Секретно). (Копия с копии.)

Генералу губернатору Черняеву.

Сообщаю, что Вы в письме своем ко мне пишете, что Вы не начнете войну, а будете исполнять свое обещание. От меня в Джизак был послан человек, который, приехавши, мне объявил, что Якуб-бек писал Вам письмо, что эмир посланников Ваших пришлет, Вы сохраните прежнюю дружбу и исполняйте данное Вами обещание; как я писал Вам, вознаградив их, пришлю к Вам. За ними в Бухару от меня уже послан человек и их он привезет. Я свое слово исполню. На подлинном приложена печать Сеид-эмира Музафара. 1282 г.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.
Rambler's Top100