Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Документ № 94

Журнал Особого совещания по вопросам, касающимся Закаспийской области, Туркестанского края и Мерва

25 августа 1883 года в помещении министерства иностранных дел собралось Особое совещание для обсуждения вопросов, касающихся Закаспийской области, Туркестанского края и Мерва, на каковом совещании присутствовали:

Министр иностранных дел статс-секретарь действительный тайный советник Гирс.

Управляющий Морским министерством генерал-адъютант Шестаков.

Начальник Главного Штаба генерал-адъютант Обручев.

Степной генерал-губернатор генерал-лейтенант Колпаковский.

Туркестанский генерал-губернатор генерал-лейтенант Черняев.

Начальник Закаспийской области генерал-лейтенант Комаров.

Начальник Азиатского департамента тайный советник Зиновьев.

Генерального Штаба генерал-майор Куропаткин.

Основанием совещания послужила составленная в Азиатском-Департаменте министерства иностранных дел записка, рассматривающая невыгоды настоящего двойственного отношения нашего к Мерву (из Туркестана и Асхабада) и указывающая на необходимое в видах упрочения нашей власти на пространстве между Каспийским морем и Аму-Дарьей присоединить к Закаспийской области Аму-Дарьинский отдел и сосредоточить в руках начальника области влияние на Хиву и Мерв, с изъятием его в то же время из ведения Кавказской администрации.

В 1881 году Россия вынуждена была подчинить себе силою оружия Ахалтекинский оазис, и благодаря завоеванию этому приблизилась к Мерву.

Погром под Геок-Тепе тяжело поразил туркмен теке, произвел потрясающее впечатление и на родственных им мервцев, которые убедившись в невозможности борьбы с Россией, обратились в 1881 г. через своих выборных к ее правительству.

С высочайшего соизволения, представители различных отделений Мерва были приняты в Асхабаде и заключили с нами договор, в силу коего им обещаны были покровительство России, сохранение самостоятельного внутреннего их правлении и свобода от каких бы то ни было налогов, а сами они обязывались [215] прекратить грабежи, давать почте и караванам охрану за установленную плату и принимать с почетом тех лиц, коих правительство наше будет временно посылать в Мерв.

Но в Мерве не имеется прочной организованной власти и ханы каждого из 4-х главных отделений, составляющих население оазиса, не могут быть ответственными за своих своевольных единомышленников.

Поэтому и по вопросу о признании покровительства России между мервскими племенами не было полного единства, и в то время, как одни из их представителей договаривались с нами через начальника Закаспийской области в Асхабаде, другие отправились в Хиву и изъявили готовность подчиниться русскому правительству через посредство назначенного хивинским ханом управителя. Эта форма влияния на Мерз, через вполне подвластного нам хана хивинского, представлялась Туркестанскому начальству выгодною и возможною под условием исполнения мервцами тех же самых обязательств, которые предъявлялись им в Асхабаде. С своей стороны и Кавказское начальство, за недостатком имевшихся в распоряжении его способов действия на население это, не видело к тому препятствии.

На сих основаниях хивинскому хану разрешено было удовлетворить желание искавших его посредничества некоторых мервских племен и он послал к ним ставленником Юсуф-бея.

Но очень скоро обозначились неудобства такого двойственного влияния на население Мерва. К начальнику Закаспийской области стали поступать жалобы на Юсуф-бея, бравшего поборы с населения, и наши власти в г. Асхабаде подверглись справедливому упреку в нарушении только что заключенного договора.

По обсуждении возникших недоразумений выяснилось, что одновременное влияние на мервские дела из Асхабада и из Хивы может только ослабить наше значение среди туркмен Мерва, вследствие чего было решено предоставить сношения с Мервом и упрочение нашего там влияния исключительно начальнику Закаспийской области; вместе с тем через Туркестанского генерал-губернатора предложено было хану хивинскому отозвать Юсуф-бея.

Неожиданная смерть Юсуф-бея, казалось, самым благоприятным образом решала возникшие затруднения, но, к сожалению, ранее получения приказания об отозвании своего первого посланца, хан уже назначил на его место другого — Абдурахман-бея. Этому последнему, пришлось, едва прибыв на место, возвратиться обратно, причем приверженцам в Мерве хана хивинского дан был совет обращаться впредь по их нуждам не в Хиву, а в Ашхабад. Несмотря на это, часть населения Мерва снова послала в Хиву многочисленную депутацию, до 60 человек, просить о назначении им правителя от хана.

Приезд этой депутации в Хиву совпал с приездом в Петро-александровск, в апреле настоящего года, Туркестанского генерал-губернатора. [216]

Убедившись в искренности выраженного туркменами желания покориться хивинскому хану, генерал-лейтенант Черняев разрешил хивинскому хану послать для управления Мервом хивинца Бабаджан-бека, предоставив этому последнему права сбора податей для содержания джигитов.

Запрошенный о положении в Мерве Бабаджан-бека, начальник Закаспийской области донес, что большинство мервского населения не хочет подчиниться новому ставленнику Хивы и платить объявленные им налоги, что из 4-х главных мервских племен, отделение Вакиль — 15000 кибиток и отделение Бахши — 12000 крепко держатся Асхабада. Намерение отделения Сычмаз еще достаточно не выяснилось, и только хан самого малочисленного отделения, Бек, ездил в Хиву и, повидимому, признает Бабаджана.

Генерал-лейтенант Комаров присовокупил, что нарушенным нами договор (в статьях 1-й и 2-й) ставит его в невозможность вести с достоинством дальнейшие сношения с Мервом и, в заключение своего донесения, высказал убеждение, что успех наших мирных сношений с Мервом может быть достигнут только при единоличном ведении дела.

Ввиду серьезных последствий, к коим могли бы повлечь возникшие между представителями власти в Туркестанском крае и Закаспийской области разногласия по вопросу о влиянии на Мерв, Министерства иностранных дел и военное приступили, с высочайшего государя императора соизволения к рассмотрению означенного положения дел в Особом совещании. Совещание собиралось 4-го и 11-го минувшего июня, но, за отсутствием начальника Закаспийской области, вызванного по распоряжению военного министерства, отложило окончательное заключение по предложенным рассмотрению вопросам впредь до прибытия в С.-Петербург генерал-лейтенанта Комарова.

В заседании 25 августа рассмотренные вопросы предложены были Министром Иностранных Дел в том самом порядке, в коем они предъявлены были на предыдущих и по всем им выслушаны были объяснения начальника Закаспийской области.

1.

Не представляется ли выгодным для объединения и упрочения нашего влияния на Мерв присоединить Аму-Дарьиский отдел к Закаспийской области, подчинив ей и хана Хивинского?

Подобное присоединение, как это признано было на предыдущих совещаниях, имеет за собой серьезные основания, вследствие однородности страны между Персией и Аму-Дарьей в географическом и этнографическом отношениях, а также вследствие возможности объединить в одних руках влияние наше на Мерв, где в настоящее время находится присланный хивинским ханом с согласия Туркестанского генерал-губернатора, ставленник Бабаджан-бек. Но, с другой стороны, как равным образом заявлено было на предыдущих совещаниях выделения Аму-Дарьинского отдела из Туркестанского [217] генерал-губернаторства неизбежно ослабит представительство и значение нашей власти в Туркестане, каковое обстоятельство может повлечь за собой неблагоприятные для положения нашего в Средней Азии последствия. Вместе с тем, рассматриваемое увеличение Закаспийской области, полезное в смысле объединения Мервского вопроса, не послужит к объединению всего туркменского вопроса, так как некоторые туркменские племена, как например, эрсари, останутся попрежнему вне пределов области.

С своей стороны генерал-лейтенант Комаров объяснил, что присоединение к Закаспийской области Аму-Дарьинского отдела приняло бы несомненную пользу, так как отдел этот естественно тяготеет к Каспийскому морю, с которым необходимо связать его удобным путем. Доказательством этого тяготения служит, между прочим, то, что торговля Хивы уже и ныне направляется к Каспийскому морю и, в особенности, к главному приморскому пункту Закаспийской области — Красноводску. Путь на Красноводск хивинские купцы предпочитают ныне прежнему пути на Мангишлак, где торговля встречает чувствительное неудобство в крайней органиченности морских перевозочных средств, каковое неудобство не существует в Красноводске, куда, помимо срочных пароходов общества “Кавказ и Меркурий”, заходят и другие суда. Торговля между Хивой и Красноводском, которая в прошлом году выразилась прибытием в последний пункт приблизительно 2000 верблюдов, могла бы еще более развиться, если бы этом не препятствовал хивинский хан, разоривший главного хивинского караван баши, Худай Мергена, в наказание за выраженное сим последним желание перейти в русское подданство.

К этому генерал-лейтенант Комаров присовокупил, что вообще торговое значение Закаспийской области заметно развивается. В настоящее время в Асхабаде существует склад московского торгового дома братьев Коншиных, где имеется товар приблизительно на 400 тыс. рублей. Торговые сношения с Асхабадом и Бухарой через Мерв равным образом открылись, хотя бухарские купцы и не посещают еще Асхабада, почему товары их доставляются в этот пункт мервскими купцами.

Выслушав объяснения эти, Совещание не сочло возможным упустить из виду изложенные выше неудобства, кои повлекли бы за собой выделение Аму-Дарьинского отдела из Туркестанского генерал-губернаторства, и потому положило: оставить в настоящее время Закаспийскую область в ее настоящих границах

При этом совещание высказалось за необходимость привести в ясность положение путей через степи, отделяющие Хиву от Закаспийской области, в видах возможного улучшения оных и подготовления связи между ханством и областью.

II.

Не представляется ли своевременным отделить Закаспийскую область от Кавказского военного округа?

Зависимость Закаспийской области от Кавказа обусловливается лишь тем обстоятельством, что покорение Ахал-Текинского [218] оазиса совершено было Кавказскими войсками, но иной связи между ними не существует. Поэтому на предшествовавших совещаниях признано было полезным, для обеспечения самостоятельного развития области, или вовсе выделить ее из ведения Кавказа, или, по крайней мере, предоставить начальнику оной, более самостоятельности, поставив его по некоторым вопросам в прямую зависимость от министерств военного и иностранных, дел.

С своей стороны генерал-лейтенант Комаров объяснил, что-хотя в будущем, вероятно, и потребуется отделить Закаспийскую область от Кавказа, но что в настоящее время в этом, не представляется надобности, тем более, что зависимое положение области во многих отношениях для нее полезно.

В военном отношении область подчиняется Кавказскому военному округу лишь по инспекторской части и пользуется полной самостоятельностью по части хозяйственной. Что же касается других отраслей управления, то отпускаемые от казны на Закаспийский край средства до такой степени ограничены и местные источники доходов так незначительны, что потребности края не представляется возможным удовлетворять без содействия со стороны администрации.

Признав, несмотря на это, что сохранение промежуточной инстанции между начальником Закаспийской области и подлежащими министерствами влечет за собой замедление в движении дел, совещание признало полезным, чтобы было обращено внимание иа изыскание средств с целью обеспечения за начальником области большей самостоятельноегн и в этих видах пересмотрены были штаты области и ее общее положение.

С своей стороны Управляющий Морским министерством заявил, что пока область будет находиться в зависимости от Кавказского военного округа, морское министерство обязано будет содержать особый пароход на случай переезда командующего войсками округа, на что с выделением Закаспийского края из ведення округа в этом не будет представляться надобности, вследствие чего окажется возможным сократить расход на содержание Каспийской флотилии, существование которой в настоящем составе лишено всякого значения с тех пор, как прочно занят нами восточный берег Каспийского моря.

С своей стороны совещание полагало, что сохранение административных связей между Кавказом и Закаспийской областью не должно служить препятствием к сокращению расходов на Каспийскую флотилию и что существование срочных пароходных рейсов между Каспийскими портами избавляет морское министерство от необходимости содержать особый пароход для переездов начальника Кавказского края.

За сим совещание соглашаясь с мнением министра иностранных дел, признало необходимым, чтобы обо всех делах, касающихся сношений, как с пограничными персидскими властями, так и с туркменскими племенами, населяющими прилегающие к области степи, [219] начальник Закаспийской области одновременно сообщал, как командующему войсками Кавказского военного округа, так и министерству иностранных дел.

III.

Каким образом поступить с новым ставленником хивинского хана в Мерве Бабаджан-беком?

Принимая во внимание, что немедленное отозвание Бабаджан-бека из Мерва могло бы умалить значение Туркестанского генерал-губернатора в глазах средне-азиатских населений, предшествовавшее совещание признало возможным оставить пока Бабаджан-бека в Мерве, хотя с целесообразностью этого заключення и не согласились некоторые из членов совещания.

На сделанный ему по этому предмету запрос начальник Закаспийской области объяснил, что присутствие в Мерве хивинского ставленника, присланного туда с согласия туркестанского генерал-губернатора, поставило его в невозможность вести прежним порядком сношения с Мервом, что, согласно полученным им сведениям, мервское население не признает над собой власти ставленника, вследствие чего сей последний решился уже былы вернуться в Хиву, но не был допущен к этому привезшим его старшиною рода бек, Кара-Кули-Ханом, и что, без всякого сомнения, Бабаджан-бек или вынужден будет покинуть Мервский оазис, или же будет убит текинцами.

Вследствие сделанного со стороны совещания заявления, что присутствие Хивинского ставленника ни в каком случае не должно изменить прежний порядок сношения начальника Закаспийской области с мервским населением и вследствие выраженной туркестанским генерал-губернатором готовности немедленно по прибытии в Ташкент сделать распоряжение об отозвании Бабаджан-бека из Мерва, генерал-лейтенант Комаров изложил свол взгляд на способ устройства положенния дела в Мургабском оазисе, с целью упрочения в нем русского влияния. Согласно его мнению, через местных, наиболее влиятельных ханов, приняв за основание существующее разделение населения на утамышей населяющих левый берег Мургаба и тахтамышей, живущих на правом берегу. Главою первых можно было бы признать Махтум-Кули Хана, из племени Векиль, который пользуется большим влиянием, как сын известного Нур-Берды хана, присутствовал на торжестве коронования и был по этому случаю всемилостивейше удостоен государем императором чина майора милиции. Во главе тахтамышей можно было бы поставить Кара-Кули Хана, который хотя и был почему то враждебно расположен к прежнему начальнику Закаспийской области генералу Рербергу, но, без всякого сомнения, будет польщен признанием его главой части мервского населения. Хотя генерал Рерберг и находил [220] полезным, чтобы в распоряжение утверждаемых русским правительством Мервских ханов была ежегодно отпускаема сумма в 45 т. рублей на содержание местной милиции, при помощи коей ханы имели бы возможность поддерживать свою власть и порядок в Мерве, но генерал-лейтенант Комаров не разделяет мнения этого и полагает, что если и придется русскому правительству назначить какое либо денежное пособие избранным им ханам, то пособие это будет во всяком случае, весьма ограничено.

К этому начальник Закаспийской области присовокупил, что, вследствие сделанного мервцами в ноябре 1882 г. нападения на топографа Парфенова, причем убиты трое казаков, посланы были в Мерв люди, которые, захватив двух главных виновников нападения, доставили их в Асхабад, где, по приговору военного суда, один из разбойников был казнен через повешение, а другой сослан в каторжные работы. Этот пример строгости подействовал весьма внушительно на мервцев и с тех пор разбои их не возобновлялись.

По поводу вышеизложенных объяснений генерал-лейтенанта Комарова относительно устройства дел в Мерве туркестанский генерал-губернатор заметил, что он находит положительно вредным производство правительством нашим постоянных выдач мервским ханам и полагает, что расходы по содержанию как ханов, так и милиции, должны быть обращаемы на местные сборы. Совещание выразило желание, чтобы по возвращении в Асхабад начальник Закаспийской области подробно разработал свой проект будущего устройства дел в Мерве и представил бы таковой в военное министерство на обсуждение.

IV.

Какими фактическими мерами надлежит установить наше влияние на Мерв более прочно, чем в настоящее время?

На предшествовавшем Совещании высказано было мнение,что наиболее благонадежным средством к упрочению влияния нашего на Мерв могло бы служить занятие постоянным гарнизоном Кары-Бенда, на р. Теджене, отстоящего от первых поселений Мервского оазиса на 80 — 90 верст и от средоточия оазиса Кале-Коушуд-Хан, на 120 верст, и другого пункта на пути из Бухары к Мерву. Так как выбор последнего пункта должен находиться в связи с предполагаемым открытием пароходства на Аму-Дарье, то согласно мнению, высказанному на предшествовавшем совещании Туркестанским генерал губернатором, означенной цели всего лучше соответствовало бы занятие урочища Устых, находящегося на бухарской территории, по соседству с г. Чарджуем. В пункте этом следовало бы устроить торговую факторию расположив в оной, для охраны торговых интересов со стороны Туркменских степей небольшой гарнизон, примерно в 2 роты. ...Отношения к нам мервцев не таковы, чтобы ощущалась потребность в безотлагательном принятии мер к их обузданию, [221] почему необходимо соблюдать осторожность и известную постепенность в измененин нашего образа действий относительно населения этого и между прочим выждать обещанных начальников Закаспийской области соображений по предмету устройства дел в Мерве. Что же касается присутствия нашего гарнизона на бухарской территории, то не подлежит сомнению, что он вызовет неудовольствие в местном населении и повлечет за собой ухудшение положения эмира, которого и без того подданные его обвиняют в излишней угодливости России. Как то, так и другое обстоятельство могут послужить источником замешательств в ханстве, вследствие чего мы очутимся в необходимости решиться на новые военные предприятия с целью поддержания власти эмира или обеспечения безопасности гарнизона нашего, и таким образом придется изменить наши теперешние отношения к Бухаре.

Основываясь на этом, министр иностранных дел полагал, чго в настоящее время казалось бы лучшим не занимать окончательно Кары-Бенда и ограничиться периодическою посылкою туда обходных колонн. В случае же осуществления проекта открытия пароходства по Аму-Дарье, было бы достаточно на первый раз учредить на бухарском берегу пристани и помещения для товаров в количестве по возможности ограниченном, дабы постепенно приучить бухарцев к нашим новым торговым учреждениям, и охранение учреждений этих возложить на эмира. Результаты, которые добыты будут опытом, послужат лучшим указанием того, что нам предстоять будет предпринять для дальнейшего упрочения влияния нашего в Средней Азии.

Со своей стороны начальник Закаспийской области заявил, что для постоянного занятия Кары-Бенда, которое не преминуло бы выгодно отозваться на отношениях наших к мервцам, потребовалось бы сосредоточение в означенном пункте до двух рот и одной сотни при двух орудиях. Продовольствие войск этих в Кары-Бенде может быть обеспечено местными средствами и на этот предмет не потребуется никаких излишних расходов. Весной будущего года начальник области предполагает лично посетить Кары-Бенды.

Несмотря на это, ввиду неудобств, кои повлекли бы за собою, по мнению министра иностранных дел, постоянное занятие Кары-Бенда, генерал-лейтенант Комаров не считает нужным на этом настаивать, но при этом сомневается в действительности периодического появления наших обходных колонн на Теджене. Как доказано опытом, уход войск из пунктов, даже временно занятых, всегда действует на азиатцев ободряющим образом, почему посылать колонны на Теджен следует лишь тогда, когда этого потребуют обстоятельства, как например в случае возобновления мервцами их разбоев.

При всем том начальник Закаспийской области полагает, что даже предполагаемое в будущем году сосредоточение в Асхабаде всей стрелковой бригады произведет на мервцев известное впечатление и будет содействовать усилению нашего влияния на [222] это население. С другой стороны и Туркестанский генерал-губернатор признал возможным не посылать гарнизона в Устых и предоставить эмиру Бухарскому охранение факторий, которые устроены будут на его территории.

Приняв в соображение вышеизложенные данные, совещание пришло к заключению, что ввиду последовавшего высочайшего соизволения на постройку нового укрепления в Питняке, на правом берегу Аму-Дарьи, следовало бы отсрочить, как постоянное занятие Кары-Бенда, так и постройку укрепления по соседству с Чарджуем, а в случае открытия пароходства на Аму-Дарье, ограничиться приведением в исполнение предположения министра иностранных дел об устройстве на бухарском берегу реки этой товарных пристаней с возложением охраны их на эмира Бухарского.

Вышеизложенные заключения совещание полагало подвергнуть на высочайшее государя императора усмотрение через министра иностранных дел.

Подписали: И. Гирс, И. Обручев, Г. Колпаковский, И. Зиновьев, И. Шестаков, А. Комаров, А. Куропаткин.

ЦГВИА, ф. 400, д. № 64. 1854 г., лл. 36-47.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.