Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Документ № 93.

Протокол Особого совещания по средне-азиатским делам

На подлинном собственноручного его императорского величества рукою написано: “Читал”. Петергоф, 17 июля 1832 г.

II

Наши политические отношения к независимым азиатским ханствам.

По рассмотрении нижеизложенных вопросов присутствовавшим на совещании Туркестанским генерал-губернатором, генерал-лейтенантом Черняевым было изложено содержание переданной им перед тем г. министру иностранных дел записки, относительно будущего направления нашей политики в Средней Азии.

Сущность означенной записки заключалась в следующем: “Многолетний опыт ясно доказал, что движение наше в глубь Средней Азии далеко не обусловливалось личными причинами и воззрениями, а что оно вытекло из самой сущности нашего положения и вызывалось по большей части необходимостью защищать наших подданных от хищнических посягательств. При этом, благодаря отсутствию руководящего плана, у нас образовалась в Средней Азии крайне неудобная граница. Между главным нашим пунктом, Ташкентом и Закаспийской областью, лежат независимые владения: Бухара, Мерв и Хива. При таком положении дел опорою Туркестанского края служит, главным образом, Оренбург, сообщения с которым в течение 5-ти месяцев в году невозможны, почему означенный край как бы отрезан от России, постоянно требует от нее значительных материальных пожертвовании и остается мало полезным даже в стратегическом отношении".

"Для устранения неудобств этих и для поднятия экономичесского и торгового значения Туркестанского края необходимо связать его с Каспийским морем и, для этого требуется изменить границу нашу и провести таковую, начиная от Кашгара по снеговому хребту, окаймляющему с юга Аму-Дарью, до границы Бухарских владений с Бадахшаном и далее по течению Аму-Дарьи, правый берег которой будет принадлежать нам, от упомянутой Бухарской границы до Чарджуя. где граница перейдет Аму и направится на юго-запад по караванному пути в Мерв и далее до Серахса, на соединение с нынешней Закаспийско-персидской границей. При таком очертании границы ханства Бухарское и Хивинское должны будут сполна войти в район наших владений".

"Помимо ощущаемых нами ныне неудобств, как в стратегическом, так и торговом отношении, самое положение дел внутри Бухары побуждает нас изменить условия существования этого Ханства".

"Нынешний Бухарский Эмир не долговечен, а с его кончиною владения его не преминут сделаться ареною междуусобной борьбы между его сыновьями, старший из которых Катта-Тюря, еще в конце шестидесятых годов, возмутившийся против власти отца, [210] проживает ныне в Пешавере, который притом питает против нас личную злобу за вооруженное содействие, оказанное нами отцу его в борьбе против него".

"Нам предстоит ныне же выяснить наш будущий образ действий, ввиду неизбежных в Бухаре смут и решиться на одно из двух: или оказать поздержку тому из претендентов, на стороне коего окажется большинство населения и, таким образом, сохранить к Бухаре наши нынешние отношение, или же водворять в ханстве нашу постоянную втасть. Последнее кажется тем более удобовыполнимым, что мы можем рассчитывать на сочувствие и подержание так называемой "русской" партии, которая, состоя из земледельцев и торговцев, видит в русском владычестве надежный залог личной и имущественной безопасности, уже давно желает присоединения Ханства к России и в случае внутренних замешательств, не преминет обратиться к нам с просьбой о водворении в Бухаре русской власти".

"Присоединение Бухары к нашим владениям не вызовет ни малейшей необходимости увеличивать числительность Туркестанских войск, ибо, имея своим базисом Каспийское море, мы во всякое время будем в состоянии двинуть с Кавказа столько войск, сколько потребуется. А, между тем, мы приобретем существенные стратегические преимущества, овладев течением Аму-Дарьи, и в то же время займем край густо населенный и превосходящий плодородием и богатствами все остальные приобретения наши в Средней Азии. Край этот приносит ныне эмиру около шести миллионов рублей золотом и этой суммы хватит не только на покрытие ежегодного дефицита по Туркестанскому краю, но и на уплату расходов, которые потребуются на устройство улучшенных сообщений с Россией, в коих нуждется наша торговля, и на водворение русского населения".

"Вследствие всего вышеизложенного, представляется безотлагательно необходимым, определив, раз навсегда, дальнейший план наших политических действий в Средней Азии, теперь же принять соответствующие меры по отношению к соседним с русским Туркестаном независимым владениям. Между прочим было бы необходимо теперь же назначить в Бухару русского правительственного резидента, на обязанности коего лежало бы наблюдение за ходом политических событий, с целью своевременного принятия с нашей стороны мер на случаи беспорядков, а также и для постепенного подготовлении бухарского населения к мирному переходу под русское владычество".

"Что касаекя Хивинского Хана, то он считает себя не более как нашим уездным начальником. Сами мы относимся к нему не иначе и потому было бы нелогичным с нашей стороны оставлять безраздельно в пользу его все доходы страны, простирающиеся до трех сот тысяч металлических рублей в год, тем более, что содержание Аму-Дарьинского отдела стоит нам немалых расходов. Хивинский хан мог бы гораздо удобнее и спокойнее проживать на приличном иждивении в Казани или Калуге". [211]

По выслушании соображений и предложений генерал-лейтенанта Черняева, со стороны некоторых членов совещания последовали замечания и возражения, сущность которых заключалась в следующем:

Как давно уже признано, настоящие политические отношения наши к независимым Средне-Азиатским Ханствам представляют для нас многочисленные и далеко не маловажные выгоды и преимущества. Будучи совершенно избавлены от необходимости жертвовать материальными средствами нашими на обеспечение в краях этих спокойствия и на поддержание обаяния нашего в глазах как местного населения, так и его правителей, мы тем не менее, в течение уже многих лет, пользуемся в Бухарском и Хивинском, ханствах бесспорным авторитетом, благодаря которому мы имели возможность направлять деятельность Средне-Азиатских властителей сообразно с интересами нашими, несмотря на возникновение в Азии осложнений.

Положение это представляется безусловно выгодным и оно обязывает нас в точности придерживаться однажды усвоенной нами программы и ни в коем случае не отступать от нее без особых побудительных причин, значение коих было бы вполне оценено императорским правительством. Притом, нам тем старательнее следует воздержаться от всякого шага, который мог бы впоследствии повести к изменению настоящих отношений, что существующий в Средне-Азиатских странах порядок вещей отличается вообще непрочностью, что самая своеобразность этих стран исключает, по большой части, возможность их переустройства и что поэтому почти неизбежным последствием всякого изменения условий их существования является далеко не всегда желательное присоединение независимых владений к России, территория которой в Средней Азии и без того уже весьма обширна и требует от нее значительных и по большей части, непроизводительных затрат.

...При настоящих отношениях наших к Бухаре, совершенно исключающих необходимость непосредственного вмешательства нашего во внутренние дела страны этой, междуусобные распри, которые не преминут возникнуть в Ханстве в случае кончины эмира, нисколько не затронут существенных интересов наших. Без малейшего ущерба как этим интересам, так и достоинству России, мы можем выжидать исхода означенных распрей. Который бы из сыновей эмира не одержал верх над остальными соискателями, хотя бы то был и Катта-Тюря, но, очутившись во главе Бухарского ханства, он не замедлит ощутить потребность заручиться благоволением и хотя бы нравственной поддержкой России, без чего ему никогда не удастся упрочить своего положения в стране.

...В видах же охранения наших теперешних отношений к ханству для нас особенно важно, чтобы власть эмира перешла в руки лица, наиболее способного привлечь на свою сторону большинство местного населения, так как только при этом условии [212] может водвориться в стране сколько-нибудь прочный порядок вещей, который избавит нас от необходимости принять ханство под непосредственную опеку нашу.

Экономические выгоды, которые по мнению генерал-лейтенанта Черняева, обещают нам непосредственное водворение власти нашей в Бухаре, могут легко не оправдаться на деле, как не оправдывались многие другие подобные расчеты, сопровождавшие предшествовавшие предприятия наши в Средней Азии. Мы едва-ли будем в состоянии извлекать из Бухарской территории те значительные финансовые средства, которые в настоящее время извлекает из нея эмир, при помощи деспотических мер и приемов, благодаря которым никто в Бухаре, по словам генерал-лейтенанта Черняева, не уверен ни в целости собственной головы, ни в завтрашнем дне. Вслед за присоединением Ханства мы очутимся, прежде всего, в небходимости положить конец господствующим там произволу и насилиям. Дабы привлечь к себе местное население нам придется значительно облегчить тяготеющие над ним гнет и поборы, а затем нам предстоять будет ввести в крае правильную и благонадежную администрацию, которая, как доказал многолетний опыт, весьма дорого обходится в Средней Азии и не легко создается.

Вышеизложенные соображения, побуждающие нас делать поддержания настоящего порядка вещей по отношению к Бухарскому ханству, едва ли не в большей степени применяются и к Хиве. Успев поставить настоящего владетеля этой области в положение нашего уездного начальника, с каковым он вполне примирился мы тем более обязаны дорожить этим положением, что доходов с ханства, не превышающих и в настоящее время трехсот тысяч рублей, едва ли достанет на поддержание нашей собственной власти как в Ханстве, так и среди зависящих от него многочисленных кочевых племен населяющих, степи по левому берегу Аму-Дарьи. Как еще недавно сообщил начальник Аму-Дарьинского отдела, некоторым из наиболее влиятельных мервских ханов выражено было желание, чтобы из Хивы в Мерв, для управления тамошними текинцами, было прислано доверенное лицо и это обстоятельство ясно доказывает, что в глазах кочевых населений хивинский хан сохранил еще известное, значение, вследствие исторического хода вещей. Значением этим нам следует воспользоваться для упрочения порядка безопасности на пространстве степи, отделяющих Аму-Дарью от Закаспийской области и далеко нельзя быть уверенным в том, что замена власти хивинского хана нашею собственною облегчит нам разрешение этой сложной задачи.

Со своей стороны, генерал-лейтенант Черняев признает, что устройство пути между низовьями Аму-Дарьи и Каспийским морем принадлежит к первостепенным потребностям нашим, так как от этого зависит прекращение того изолированного положения, в коем находится ныне наш Туркестанский край и его будущее преуспеяние. С основательностью замечания этого нельзя не согласиться, но за невозможностью жертвовать средствами России [213] на устройство усовершенствованных и дорогостоящих путей сообщения между Тукестанским краем и Каспийским морем, средств к достижению этой цели следует искать не в коренном изменении оснований, на которых держится наше теперешнее положение в Средней Азии, а в усилиях, направленных к развитию наших мирных, торговых сношенпй с Средне-Азиатскими населениями и в особености с Мервом, как уже выше изложено. Последние военные и дипломатические успехи наши в Средней Азии значительно расширили сферу нашего нравственного влияния и этим влиянием нам следует воспользоваться ныне для достижения указанных целей.

Все эти соображения иривели большинство членов Совещания к нижеследующим заключениям:

1. В настоящее время не представляется достаточных доводов в пользу изменения, как политических отношений наших к независимым Средне-Азиатским Ханствам, так и нашей границы в Средней Азии, так как всякое изменение может повлечь за собой нежелательные последствия.

2. Даже в случае смерти Бухарского эмира и возникновения междуусобной войны между его сыновьями, для нас лучше, по возможности воздерживаться от непосредственного вмешательства во внутренние дела Ханства и ограничиваться зорким наблюдением за ходом событий с тем, чтобы признать в звании эмира того из Бухарских принцев, на стороне коего окажется большинство населения и который обяжется стать по отношению к России в положение, в котором находился его отец.

3. На случай непредвиденных обстоятельств, могущих воздействовать на наши существенные интересы в Средней Азии, нам следует при всем том быть всегда готовыми перейти к более активному участию в делах Бухарского Ханства, каковое участие должно быть обусловлено саим ходом событий и положением дел в Бухаре, о чем Туркестанскому генерал-губернатору предстоит доставлять министерствам иностраных дел и военному по возможности частые и обстоятельные отчеты. На основании этих отчетов и соображений, кои сообщены будут генерал-лейтенантом Черняевым может, между прочим, быть впоследствии подвергнут к обсуждению вопрос о том, в какой степени было бы удобным для нас побудить эмира еще при жизни избрать себе наследника с тем, чтобы по возможности предупредить внутренние замешательства, при помощи оказания наследнику этому своевременного содействия.

И, наконец, 4. Что для упрочения связи Туркестанского края с Россией усилия наши должны быть преимущественно направлены к развитию мирных торговых отношений с населениями, обитающими между Аму-Дарьей и Каспийским морем, вследствие чего было бы весьма желательно, чтобы Туркестанский генерал-губернатор воспользовался влиянием нашим в Хиве и Бухаре для воздействия на означенные населения в изложенном смысле. [214]

Ввиду вышеизложенных заключений совещание не признало своевременным осуществление предположенной генерал-лейтенантом Черняевым по отношению к Бухаре меры. Подписали:: И. Гирс, И. Бунче, И. Обручев, И. Зиновьев.

ЦГВИА, ВУА, д. № 586/с, лл. 20-32.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.