Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Н. Ф. ПЕТРОВСКИЙ

ТУРКЕСТАНСКИЕ ПИСЬМА Н. Ф. ПЕТРОВСКОГО

Имя русского дипломата Николая Федоровича Петровского (1837-1908) вошло в историю отечественного востоковедения. Используя свое положение представителя России в Западном и Восточном Туркестане, Петровский способствовал развертыванию здесь научных археологических и археографических изысканий и, главное, чего ему удалось достичь — укрепление позиций России в этом сложном регионе.

Петровский поначалу и не помышлял о службе на дипломатическом поприще. Избрав профессию военного, он, после обучения во 2-м Московском кадетском корпусе, преподавал в 1859-1861 гг. в Александровском сиротском кадетском корпусе, выйдя затем в отставку “по домашним обстоятельствам”. 16 июля 1862 г. отставной штабс-капитан Петровский оказался узником Петропавловской крепости по обвинению в связях с “лондонскими пропагандистами” (“процесс 32-х”). В Алексеевском равелине Петровский пробыл до 9 декабря 1863 г. 1, а затем был выпущен на поруки своего друга, земского деятеля Дмитрия Дмитриевича Дашкова (1831-1901). Приговор (год тюремного заключения) был вынесен Петровскому 30 марта 1865 г., пребывание под арестом во время следствия было зачтено ему как наказание. 28 мая 1865 г. Петровский женился на Софье Алексеевне Сахновской и в том же году поступил на службу в Государственный контроль. В 1870 г. он был назначен агентом Министерства финансов в Туркестанском генерал-губернаторстве и отправился в Ташкент. Главной его обязанностью являлся сбор сведений о состоянии торговли и промышленности в этом отдаленном крае. Обосновавшись в Ташкенте, Петровский включился в научную деятельность, участвовал в создании Туркестанского отдела Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии Среднеазиатского ученого общества 2, а впоследствии и Туркестанского кружка любителей археологии.

Тем временем восстание мусульман Восточного (Китайского) Туркестана продолжалось. 1 октября 1871 г. военный губернатор Семиреченской области Г. А. Колпаковский представил туркестанскому генерал-губернатору К. П. Кауфману докладную записку “об экспедиции в Кашгар” 3 для защиты Семиреченской области, “южные границы которой никогда не будут спокойны, пока Кашгаром будет править Якуб-бек”. Целью экспедиции, направленной “лишь против личности Якуб-бека”, являлась его замена на правителя, который будет “обязан” России и будет “дорожить дружбой” с ней, после чего русские войска “немедленно” вернутся обратно. [451]

Поход на Кашгар Колпаковский предлагал осуществить в мае — июле 1872 г. В марте 1872 г. последовал приказ Кауфмана сосредоточить войска в стратегически важных пунктах Семиреченской области на границе с Китаем 4, однако на Кашгар русские войска не двинулись.

В том же году Петровский предпринял поездку в тогда еще малодоступное Бухарское ханство и опубликовал описание своего путешествия (“Вестник Европы”. 1873. Т. II. Кн. 3. С. 209-248). В январе 1874 г. он, находясь тогда в отпуске в С.-Петербурге, решил вернуться в Ташкент через Индию, Афганистан и Бухару, с тем, чтобы собрать сведения “об условиях индо-бухарской торговли” и даже заручился согласием на это министра иностранных дел А. М. Горчакова 5, но поездка эта так и не состоялась.

В октябре-декабре 1878 г. Петровский побывал в Тифлисе, Батуме, Поти и Карсе в связи с данным ему поручением исследовать положение русской торговли в Закавказском крае, Персии и в отвоеванных у Турции областях, а в 1880 г. его командируют в распоряжение сенатора И. И. Шамшина для ревизии Саратовской и Самарской губерний.

Переходу Петровского на дипломатическую службу предшествовало важное событие в истории русско-китайских отношений — подписание 12 февраля 1881 г. Петербургского [452] договора, которым, в частности, подтверждалось право России на открытие в ряде китайских городов (Или, Тарбагатае, Кашгаре, Урге, Сучжоу и Турфане) консульств. Это право Россия уже имела. По Пекинскому дополнительному договору от 2 ноября 1860 г. Россия могла открыть, “в виде опыта”, торговлю в Кашгаре (Восточный Туркестан) и направить туда консула, однако вначале предстояло овладеть принадлежавшей Кокандскому ханству долиной реки Нарын, кроме того восстание мусульман против китайского владычества превратило Восточный Туркестан в район боевых действий.

1 июня 1882 г. Петровский был назначен, по его просьбе, на должность кашгарского консула. Побывав (в ноябре 1882 г.) в Кашгаре с ознакомительной поездкой, Петровский вернулся в Ташкент, чтобы принять участие в ревизии Туркестанского генерал-губернаторства, затеянной вновь назначенным генерал-губернатором М. Г. Черняевым. Руководившему ревизией тайному советнику Ф. К. Гирсу (брату министра иностранных дел) было поручено составить проект положения об управлении Туркестанским краем.

Недовольство положением дел в туркестанской администрации было одной из причин, побудивших Петровского расстаться с Ташкентом. Не замыкаясь в формальном исполнении своих обязанностей в Кашгаре, Петровский стремился больше узнать о прошлом страны, в которой оказался. Ему удалось добыть рукопись сочинения Мухам-меда-Садыка Кашгари “Тазкира и ходжаган” (“История династии ходжей в Восточном Туркестане”), доселе известную русским востоковедам лишь в отрывках. Петровский намеревался перевести рукопись и напечатать ее, снабдив примечаниями 6.

В 1891 г., по предложению С. Ф. Ольденбурга, Восточное отделение Имп. Русского археологического общества запросило Петровского о наличии буддистских памятников в Кашгаре и поставило вопрос о научной экспедиции в Центральную Азию, идею которой русский консул “горячо поддержал”. В 1892-1893 гг. Петровский переслал Ольденбургу свыше 100 листов и фрагментов рукописей, приобретенных у местных жителей в Куче, Курле и Аксу.

Дипломатической службе в Восточном Туркестане Петровский отдал около двадцати лет своей жизни. Посетившие Кашгар иностранные путешественники отмечали “всемогущее влияние” на местные власти русского консула 7, казавшегося подлинным властителем Кашгарии, “кашгарским падишахом”. Близость Кашгара к Памиру, оказавшемуся в 80-90-е годы XIX в. объектом притязаний ряда государств (России, Англии, Китая и Афганистана), а также к княжествам северной Индии, побуждала Петровского, наряду с защитой торговых интересов России в Восточном Туркестане, уделять внимание и политическим вопросам. С некоторыми донесениями кашгарского консула знакомился сам император Александр III. Россия обозначила свои притязания на Памир высылкой в этот край в течение 1891 и 1892 гг. отрядов под командованием полковника М. Е. Ионова.

Между тем статус русского консульства в Кашгаре изменился в связи с значительно возросшими масштабами его деятельности. В 1895 г. консульство было преобразовано в генеральное.

В августе 1903 г. Петровский, завершив службу, покинул Кашгар и обосновался с семьей в Ташкенте. На его место предполагалось назначить Б. Л. Громбчевского, но тот отказался и консулом был назначен С. А. Колоколов. [453]

В 1905 г. Петровский передал собранную им в Восточном Туркестане коллекцию рукописей в дар Русскому комитету для изучения Средней Азии, впоследствии она поступила в Азиатский музей Петербургской Академии наук. Библиотека Петровского, состоящая из 1500 названий книг на русском и европейских языках, была в 1909 г. приобретена у его вдовы для ташкентской Туркестанской публичной библиотеки 8.

Воспользовавшись отъездом из Кашгара Петровского, английское правительство попыталось добиться от китайцев признания за находившимся в Кашгаре Д. Маккартнеем статуса консула, но те отказались это делать вплоть до августа 1908 г. 9, а в октябре того же года в городах Восточного Туркестана разнесся слух, что скоро в Кашгар прибудет “дженераль консул” Н. Ф. Петровский 10, но вернуться в Кашгар ему было не суждено. 19 ноября 1908 г. он скоропостижно скончался в Ташкенте, где и был похоронен. Последние месяцы своей жизни Петровский был занят переводом сказания о Якуб-беке 11.

В публикации представлены письма Петровского, написанные из Западного (Русского) Туркестана директору Азиатского департамента Министерства иностранных дел Петру Николаевичу Стремоухову (1823-1885), и из Восточного (Китайского) — директору Департамента внутренних сношений Министерства иностранных дел барону Федору Романовичу Остен-Сакену (1832-1916). В качестве иллюстраций использованы рисунки художника Дмитрия Васильевича Вележева (1841-1867) к книге П. И. Пашино “Туркестанский край в 1866 году” СПб., 1868.

Письма хранятся: П. Н. Стремоухову — АВПРИ. Ф. 161. Разряд IV-2. Оп. 119. 1870-1874 гг. Д. 4. (1-3 п. — Л. 43-54 об., 4-6 п. — Л. 112-119 об. Автограф);

Ф. Р. Остен-Сакену — РГАДА. Ф. 1385. Оп. I. Д. 466. (7-11 п. — Л. 215-230 об.; 12-19 п. — Л. 233-251 об.; 20-36 п. — Л. 269-310 об.; 37 п. — Л. 313-314 об.; 38-41 п. — Л. 318-322 об.; 42 п. — Л. 329-330 об.; 43 п. — Л. 337-338 об.; 44-46 п. — Л. 342-345 об.; 47 п. — Л. 350-351. Автограф).


Комментарии

1. ГАРФ. Ф. 109. 1-я экс. 1862 г. Д. 230. ч. 73. Л. 20.

2. Лунин Б. В. Научные общества Туркестана и их прогрессивная деятельность. Ташкент. 1962. С. 77, 91.

3. РГВИА. Ф. 1396. Оп. 2. Д. 73. Л. 2-19 об.

4. РГВИА. Ф. 1396. Оп. 2. Д. 73. Л. 57-57 об.

5. АВПРИ. Ф. 161. Разряд IV-2. Оп. 119. 1870-1874 гг. Д. 4. Л. 27-28, 31-31 об.

6. ОР РНБ. Ф. 354. Оп. 1. Д. 93. Л. 33

7. Бартольд В. В. История культурной жизни Туркестана Сочинения. М. 1963. Т. II Ч. 1. С. 400

8. РГВИА. Ф. 400. Оп. 1. Д. 3788. Л. 14-14 об.

9. АВПРИ. Ф. 143. Оп. 491. Д. 481. Л. 2 об.-3

10. Там же. Д. 480. Л. 72.

11. ФА РАН (Спб.) Ф. 68. Оп. 2. Д. 295. Л. 26.

Текст воспроизведен по изданию: Материалы к биографии графа Д. П. Бутурлина // Российский архив, Том XII. М. Российский фонд культуры. Студия "Тритэ" Никиты Михалкова "Российский архив". 2003

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.