Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 8.

ВЕДОМОСТЬ

о количестве верблюдов собранных у киргиз.

Роды

Отделения

Подотделения

Меньшие

подотделения

Число верблюдов

Итого

Джиды-Уру Чиклы

Тама

150

Назар

Тогалова

55

Якшилыкова

125

Санкибаева

90

Курмантаева

90

Кинкесова

140

Куватаева

124

Байтюбетева

223

Баимбетева

98

Каракисякова

16

Кушумова

71

1,032

Джикей

47

Тляу

Карабаш, Албай, Темэр,

Тулубай, Умер

Бахтыбай

70

Кабак

Сексен

230

Чурен

260

607

Джагалбайлы

Билиш

168

Манатай

168

Урмантай

162

Бузбет

120

Бишкурят

83

Кутмантай

32

Болгуджа

32

Аккуджа

105

Сараклы

88

Исергуджи

11

Балды

10

Карачин

11

Будас

10

1,000

Кипчак

Танабуга

458

Кульденен

121 [221]

Куккуза

26

Устен

95

Картын

44

Карагаш

10

Алтыбаш

31

Джултай

28

Баймбет

12

Джука

19

844

Яйпас

Каракузы

Алтын Джаппас

1000

Утятуляу

790

Исанбай

530

Сумурун

471

Кирмень

153

Кипчак

58

3,002

Киттин

Уджряй

14

Айдар

231

Чалы

56

Майлы

36

Альмамбет

79

Байкучкар

93

Маматютин

Истен, Конгуз

50

559

Джиды-Уру

Табын

Кадырбен

311

Даултай

98

Куджамберда

80

Кусбак

66

Элькичин

34

Абиз

26

Карамукин

36

Джимбет

36

Таучан

25

Ачибек

23

Бургин

14

Теленгут

4

Туватай

9

Даулет

15

Мурат

20 [222]

Исенкильды

10

Данды

7

814

Тама

Курман

70

Даултой

42

Джабалы

141

Назарлы Таз

119

Кинджабай

25

Худайгуль

67

Кизылкурт

39

Девлет-Кильды

30

Кукин

24

Тангрыберды

22

Таучан

34

Мурзалы

35

Тюлау

10

Сагалай

4

Буюры

15

Таз

16

Абдал

58

Чаркин

37

Яссытабан

30

818

Джиенбет

70

Караман

20

Калкаман

23

Асан

18

131

Баюлы-Тапа

Исык

70

Черкеш

165

Куюс

23

Джаугатчи

42

Чуман

5

Кусум

20

Клычкисте

28

Сарысык

22

Суюнюч

20

Кидайбаш

21

Кадыргуль

36

Чулан

40

492 [223]

Маска

Кутук-Адам

83

Масан

60

Исентемир

24

167

Алачин

Барамык

10

Алтыбаш

19

29

Джады-Уру

Кердары

Джапак

76

Янбаш

213

Култай

40

329

Баюлы

Берш

Сибек

30

Каратукал

25

Кулькач

20

Исен

20

Исянгул

30

Бигес

20

Джакс

5

150

Байбакты

Астякин

50

Кнык

6

56

Каракисяк

Айтек

36

36

Итого нанято перблюдов:

Для отряда полковника Геке ...... 150

От киргизов рода Чиклы. ..... 1,639

» » » Джагалбайлы ………….. 1,000

» » » Кипчак. …………………. 844

» » » Яйпас …………………… 3,002

» » » Киттин ………………….. 559

» » » Семиродцев ……………. 2,986

» » » Каракисяк ……………… 36

Всего. ……………………….. 10,216.

Примечание 1. Из числа 10,216 верблюдов представлено от киргиза Назаровского отделения, старшины Байтюри Тукманова, безденежно 51 верблюд.

Примечание 2. Сверх числа показанных верблюдов пожертвовано для потребностей экспедиции от киргизов Внутренней Букеевской Орды 1,000 верблюдов.

Примечание 3. Отправлено из крепости Калмыковской:

15 ноября 190 верблюдов.

1 декабря 354 верблюда, из коих бежавшими 32 киргизами уведено 42 верблюда.

7 декабря 328 верблюдов, из коих доставлено старшиною Уреком Бузанчем 250 верблюдов, остальные не прибыли.

Затем действительно прибыло 752 верблюда, а не дошли до р. Эмбы 120. А всего собрано было верблюдов 11,968. [225]

Командир Отдельного Оренбургского Курпуса, Оренбургский Военный Губернатор, по случаю выступления с воинским отрядом против Хивы, считает необходимым обнародовать, во вверенном ему крае, нижеизложенную декларацию о причинах и цели военных противу Хивы действий.

ДЕКЛАРАЦИЯ.

С давнего уже времени внимание Правительства устремлено на враждебные противу России расположения ханства Хивинского. Прилегая к степям подвластным Империи Киргиз-Кайсаков Хива, в продолжение многих лет, беспрерывными дерзостными поступками, оказывает явное неуважение к Державе, с которою имела всегда торговые сношения.

Торговля с Россиею доставляла Хиве необходимые средства для ее существования; хивинцы постоянно пользовались у нас важными выгодами и правами, наравне с торговцами прочих областей Средней Азии, и за все сие Хива платит нам одним вероломством. С беспремерным дерзновением, она нарушает ежедневно спокойствие племен, кочующих близ ее пределов, преграждает торговые с ними сообщения прочих Азиатских владений, останавливает идущие в Россию и возвращающиеся из оной бухарские караваны, облагает их непомерною пошлиною, насильственно принуждает заходить в свои владения, где произвольно и без всякого права отбирается от беззащитных купцов значительная часть их товаров. Наглость хивинцев простирается еще далее: не только бухарские караваны идущие в Россию, но даже караваны собственно российские не [226] могут бесплатно проходить чрез степи. Так снараженный в Оренбурге караван, состоящий из товаров наших купцов, был совершенно разграблен высланными из Хивы вооруженными полчищами. — Ни один русский торговец не может появиться в Хиве без опасения лишиться жизни, или подвергнуться заточению. Хивинцы делают частые набеги на отдаленных от линии киргизов, поступивших еще при Абулхаир-Хане в подданство России, разоряют их аулы, обременяют разными поборами, волнуют против законной власти, дают убежище непокорным и наконец, к довершению всех своих преступных действий, явно задерживают в Хиве множество русских, томящихся там в жестоком рабстве. Число сих несчастных ежегодно увеличивается; по наущениям хивинцев делаются на Каспийском море и в иных местах беспрестанные нападения на мирных и беззащитных промышленников, которых увлекают в Хиву и повергают там в тяжкую неволю.

Бедственная судьба сих несчастных не могла не обратить внимания нашего Правительства, поставляющего одною из священных обязанностей ограждение спокойствия и безопасности подданных Империи. Но великодушие, с каким оно предваряло хивинцев о неминуемых последствиях преступных их действий, не имело успеха. Они не вняли сделанным им внушениям; они не постигли снисходительности России к их заблуждению. Напротив того они возмечтали, что хищничества их останутся без всякого наказания. В этой самонадеянности, они дерзнули построить вне своих пределов, близ караванного пути, ведущего в Бухару, две крепости, дабы с большею наглостию и безответственностию притеснять торговцов; они усилили свои преступные набеги и грабежи, и в большей еще степени стали упорствовать в непримиримой вражде своей против России.

Надлежало принять меры более сообразные с их понятиями. Испытано было еще последнее средство к их вразумлению: прибывшие в Россию хивинские торговцы были задержаны на линии, и условием их освобождения — объявлено немедленное возвращение русских невольников и прекращение всяких [227] неприязненных поступков. Но и сия мера оказалась недействительною. После трехлетнего ожидания едва 100 человек возвращены в Россию, между тем как нынешнею весною захвачено вновь, на одном Каспийском море, до 200 рыбопромышленников.

Наконец истощились все средства убеждения. — Охранение выгод России, безопасность ее торговли, спокойствие ее верноподданных — все требует ныне мер более решительных, более надежных; того же требует и самое достоинство Империи.

Сии справедливые и основательные уважения побудили Государя Императора повелеть отправить военный отряд противу Хивы, дабы силою оружия обеспечить на будущие времена права и пользы российских подданных, положить конец грабежам и насилиям, избавить томящихся в Хиве неволников, внушить должное уважение к имени русскому и упрочить то влияние, которое неоспоримо принадлежит России и которое одно может служить залогом сохранения мира в сей части Азии.

Такова цель предпринимаемой противу Хивы военной экспедиции. Лишь только цель сия будет достигнута и утвердится в Хиве новый порядок вещей, соответствующий взаимным пользам России и смежных с нею областей азиатских, то согласно с Высочайшею волею Государя Императора, посылаемый отряд войск возвратится в пределы Империи.

Подписал: Генерал-Адъютант Перовский.

14-го ноября 1839 года

Оренбург. [228]

ОБЩИЕ ПРАВИЛА

для предстоящего похода в Киргизскую степь.

Вступление.

Отряд, назначенный для экспедиции в Хиву, разделяется, для удобнейшего управления его частями, на несколько колонн, из коих в каждой будет находиться пехота, конница и артиллерия, в соразмерности с числом вьючных верблюдов и повозок, коим войско должно служить прикрытием.

Обязанности начальников транспортных колонн. Начальство над каждой из этих колонн вверяется генералу или штаб-офицеру. Начальник колонны заведывает всеми ее частями, как в хозяйственном, так и в строевом отношении.

В облегчение управления колонною, в отношении к порядку следования и проч., начальник ее поручает нескольким офицерам, в отряде его состоящям, каждому свою часть. Главная обязанность начальника колонны состоит в наблюдении за точным исполнением обязанностей каждого из подчиненных и частных начальников.

На ответственности начальника колонны (в случае, если он будет находиться отдельно от начальника всего отряда) возлагаются все распоряжения, относящиеся к охранению от нападений со стороны неприятеля, как в лагере, так и на походе.

Он должен иметь особенное попечение о здоровьи подведомственных ему чинов, смотреть, чтобы люди получали всю пищу на них отпускаемую; чтобы они были одеты применяясь к степени холода; чтобы верблюды и лошади получали положенные им дачи, и чтобы люди имели за ними надлежащий присмотр.

При приеме в свое ведение вьюков, тюков и верблюдов, начальник обязан осмотреть исправность вьючной сбруи, и, в случае какого либо недостатка, стараться немедля оный исправить или пополнить. При распределении вьючных верблюдов [229] по транспортным тяжестям, следует обращать особенное внимание на то, чтобы каждому верблюду доставался вьюк соразмерный его силам.

Кроме того, начальник колонны должен содержать во всегдашней исправности следующие списки: во 1-х, строевые и именные списки чинам в его ведении состоящим: во 2-х, список строевым и подъемным лошадям; в 3-х, именные списки киргизам вожатым, с обозначением какими тяжестями навьючены принадлежащие им верблюды, и в 4-х, общую ведомость о расходе и приходе всех транспортных предметов в колонне его находящихся.

Обязанности офицеров и отдельных колоннах состоящих. Все офицеры, состоящие при транспортной колонне (кроме ротных и сотенных командиров), заведуют, по назначению начальника колонны, каждый своею обозною частию, которую они должны принять в полное свое ведение. Присмотр за исправностию вьючной сбруи, за распределением верблюдов по тюкам и за отметкою первых и последних возлагается на прямую их ответственность 113.

Во время похода они должны находиться при своих частях и наблюдать за порядком следования как верблюдов, так и конвойных казаков и вожатых киргиз. В лагере они смотрят за выравнением вьюков, за пригонкою верблюдов с пастбища и за распределением их по своим местам.

Перекличку караулам и поверку принадлежащих им верблюдов, следует им делать по пробитию вечерней зари и смотреть, чтобы тем и другим выданы были положенные им дачи.

Кроме этих обязанностей частные офицеры должны вести следующие списки: 1) именной список вожатым киргизам своих частей, с обозначением для подъема каких вьюков назначены принадлежащие им верблюды; 2) ведомости о [230] расходовании продовольственных и прочих транспортных предметах в их ведении состоящих.

Обязанности дежурного в отдельной колонне. Для наблюдения за порядком в лагере и на походе наряжается дежурный из числа офицеров при войсках состоящих (кроме ротных и сотенных командиров). Обязанность его состоит в том, чтобы наблюдать за общим порядком в отряде и за тишиною между нижными чинами и киргизами. Кроме того находятся в непосредственном его ведении лагерный караул и часовые, выставленные для охранения внутренности лагеря. Во время похода дежурный принимает начальство над ариергардом, а когда колонна остановится на ночлег, он доносит начальнику о прибытии ариергарда и о том, что случилось во время следования. Прочия его обязанности остаются в сущности те же как Высочайше утвержденные для дежурных по баталиону.

Обязанности Караван-Башей. Для управления верблюдовожатыми, начальник транспортной колонны назначает в Караван-Баши по одному (или более) благонадежному и расторопному человеку из каждой сотни киргиз, которому поручает общий надзор за верблюдами и их хозяевами, каждому в своей сотне. Они пекутся о выдаче киргизам и верблюдам положенных им дач, смотрят за исполнением обязанностей верблюдовожатых на походе, ночлеге и в табуне, и исполняют вообще все приказания до них относящиеся 114.

Порядок выступления. За два часа пред восхождением солнца и пред выступлением колонны, бьют генерал-марш, по которому люди встают и завтракают и принимаются за разборку кибиток и укладку своей принадлежности. Когда люди изготовятся, то бьют сбор, который служит сигналом для навьючивания верблюдов; конвойные казаки выезжают тотчас к своим частям и смотрят, чтобы киргизы подводили своих верблюдов к назначенным им вьюкам. Остальные люди в отряде, рассчитанные [231] на отделения по 6-ти человек, приступают немедленно к навьючиванию следующим образом: каждое отделение принимается за навьючивание одного верблюда разом, идет постепенно вдоль одного ряда, переходит потом к другому, третьему и т. д. Офицеры смотрят каждый в своей части, чтобы вьюки были плотно прикреплены к седлам, и чтобы каждого верблюда навьючили назначенным ему тюком. Подробности при распределении людей по тюкам предоставляются впрочем на усмотрение начальников колонн. Главное же условие состоит в том, чтобы весь транспорт в наивозможно короткое время был готов к выступлению, и чтобы вьюки были надежно прикреплены.

Когда все верблюды навьючены, пехота отправляется к своим ружьям, надевает амуницию и садится на верблюдов, а казаки на лошадей. Авангард выезжает вперед на рысях, а за ним трогается весь отряд в следующем порядке.

Порядок движения. Все транспортные верблюды (кроме назначенных под своз пехоты) разделяются на 8 ровных частей, которые следуют каждая в одну нитку, одна возле другой на расстоянии от 25 до 30-ти шагов.

При распределении верблюдов по вьюкам соблюдается, сколько возможно, чтобы верблюды с одинаковыми тяжестями находились в одном ряду, и чтобы они привязывались по 10-ть в ряд один за другим. При каждых 10-ти верблюдах назначается по два киргиза, из коих один их ведет, а другой следует с боку для понуждения задних и для поправления вьюков в случае какой либо неисправности. Дабы остановки в голове колонны не замедлили следования задних верблюдов, необходимо соблюдать, чтобы останавливающаяся часть сворачивала в сторону и давала следующим за нею свободный ход; чрез каждые 100 верблюдов следует в рядах оставлять интервал в сто шагов.

К каждому ряду транспортной колонны приставляются по 6-ти конвойных казаков для наблюдения за порядком следования и для помощи верблюдовожатым в исполнении их обязанностей. Впереди головы колонны, против каждого ряда, [232] едет передовой казак, для указания удобнейшего пути каждый своему ряду. Казаки эти по возможности должны равняться между собою.

Войска, назначенные для прикрытия транспортов, размещаются по усмотрению начальника колонны по сторонам, впереди или сзади. Небольшой авангард из 20-ти или около того казаков (если колонны двигаются в значительном друг от друга расстоянии) идет впереди, и должен высылать по одному боковому разъезду в обе стороны. Ариергард, состоящий из нескольких казаков лагерного караула, пехоты и части киргиз, верблюды которых назначены под своз пехоты, охраняет отряд от нечаянных нападений с тыла, и должен принимать и провожать всех отставших от колонны. При нем находятся несколько порожних верблюдов для замены усталых.

Если один или несколько верблюдов, отставших для поправления вьюков, не могут попасть на свое место, то должны во всяком случае примкнуть к хвосту своего ряда, за сим обязаны смотреть частные начальники.

Порядок расположения. При выборе места для ночлега соблюдается, чтобы по возможности вода, топливо и подножный корм были в достаточном количестве и сколь возможно в близком расстоянии.

При расположении колонны следует пользоваться местностью так, чтобы фасы лагеря примыкали к неприступным преградам, как-то: к озерам, солонцам, оврагам и т. д.

Порядок расположения частей колонны должен быть следующий: вьюки складываются в 8 рядов, на расстоянии от 26-ти до 30-ти шагов один возле другого, в том же порядке как находились на верблюдах во время следования; в интервалах между рядами разбиваются кибитки, для киргиз и приколы для привязывания верблюдов на ночь. Войска размещаются в лагере по усмотрению начальника колонны, сообразно с местностью. Артиллерия выдвигает орудия и зарядные ящики перед фасами лагеря, и разбивает кибитки свои в одну линию позади их. Пехота расставляет поротно кибитки свои в одну линию от 10 до 20-ти шагов позади ружейных пирамид. Конница [223] по сотням таким же образом, имея в 10 шагах впереди линии кибиток амуничные пирамиды, а позади, на таком же расстоянии, коновязи. Дабы дать время пастись верблюдам, колонна останавливается на ночлег за 1 1/2 или 2 часа до заката солнца.

Тотчас по приходе на место ночлега, приступают к развьючиванию верблюдов, которых отводят на пастбище под прикрытием 1/4 части киргиз и части казаков, наряженных для содержания бекетов вокруг табуна и лагеря. Часть людей в отряде расставляет между тем вьюки по порядку; другая приступает к разбивке кибиток, а третья приготовляет дрова, воду и проч. для варения пищи.

В это время сменяются дежурные, караулы и прочие должностные по отряду. Для охранения вьюков выставляются от лагерного караула по 2 (или более) часовых к каждому ряду 115.

Казаки, назначенные для содержания цепи вокруг лагеря, располагаются бекетами (по 3 казака вместе) на расстоянии одной версты, так чтобы, ни днем ни ночью, никто не мог прокрасться не будучи ими замечен 116. Они смотрят также, чтобы никто, без ведома начальства, не выходил из лагеря за линию передовой цепи.

По пробитии вечерней зари приводят верблюдов с пастбища, и располагают их для ночлега возле своих вьюков.

Офицеры, сделавши перекличку людям и поверку лошадям и верблюдам, рапортуют начальнику колонны, каждый о состоянии своей части.

Текст воспроизведен по изданию: Описание зимнего похода в Хиву в 1839-1840 г. СПб. 1874.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.