Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

57.

Капитан Никифоров Я. В. Ханыкову; 14 сентября 1841 Хива.

(Копия с копии)

Арх. упр. Оренб. воен. нач. Мисия кап. Никифорова в Хиву 1841 г. № 95.

Милостивый Государь Яков Владимирович!

Прошу Вас, уважаемый мною Яков Владимирович, принять это письмо за оффициальную бумагу, в которой я хотел-бы выразить некоторые мои мысли относительно новой экспедиции в Хиву, если-бы она состоялась. [106]

Чрез Сыр-Дарью идти нельзя, если не иметь сильной опорной точки на реке Сыре, что можно усмотреть из снятого маршрута, который, вероятно, уже доставлен в Оренбург из Ново-Александровска.

Для наказания Хивы достаточно три тысячи пехоты, тысячу удалых казаков и двенадцать орудий шести фунтовых, восемь горных единорогов и 12 конных единорогов. Для действующих войск операционный путь должно принять прежний, т. е. на Картамак; сделанная в прошлом году съемка покажет места более удобные для главного склада, как равно и места, где могут войска остановиться в ожидании снегов. Эти места Чушка-Куль, Арыс-Битюга, Хош-Карчата и закраины Больших Барсуков до Сор-Кудука включительно; далее на юг места неудобные. По этой дороге могут следовать войска по Усть-Урту и далее, что от Сор-Кудука. Со свежими верблюдами можно совершить без изнурения в 25 дней и встать на высоту Кунграда и даже ниже.

Хивинцы сопротивляться не умеют; у них есть только дух грабежа, но нет духа воинственности. (Под духом грабежа, я разумею стремление получить добычу и желание насладиться и пользоваться ею). Войскам идти с полуторамесячным запасом; пехоту иметь на верблюдах, на каждого человека по одному верблюду; на каждого поместить и полуторамесячное продовольствие солдата. Первая боевая колонна может состоять из тысячи человек пехоты без всяких тяжестей, кроме самых необходимых. Вторая, боевая колонна, на переход от первой следующая, должна-бы иметь такую-же силу и запасы артиллерийские, понтонные, госпитальные и прочие; за несколько переходов от второй колонны может следовать первый вооруженный продовольственный караван. Таковой же караван, но несколько сильнее прикрытый, мог-бы следовать из Ново-Александровска; прочие караваны никакого прикрытия не требуют, кроме одного хозяйственного надзора; склад должно сделать в Куня-Ургеньче, откуда до Хивы семь переходов. Хан с моего прибытия начал заводить постоянное войско из персидских пленных, но не имеет никаких способов ни к образованию, ни к сформированию их. Кажется один из мехремов назначается товарищем к посланцу, который будет отправлен со мною для высмотра и узнания нашей тактики и военной администрации. Но того будет мало.

Зимою в канавах воды не бывает и жители довольствуются водою из колодцев; а потому, казалось-бы, удобнее принять влево и следовать вверх по Аму-Дарье, т. е. по самым населенным местам Хивинского ханства и [107] прибыть в Хиву чрез Новый-Ургенч. Это движение можно совершить обеими колоннами вдруг, по обоим путям, оставляя верблюдов на северной сторон Чаркраука, где 200 человек пехоты и 150 казаков с четырьмя орудиями достаточны для удержания в повиновении всех жителей Дельты.

Ново-Александровский пункт весьма важный, как ближайший склад к ханству Хивинскому. Соседство его к Прорве и к камышам Каспийского моря дает возможность сберечь и прокормить значительное количество верблюдов, которые частями могли-бы быть направлены в Куня-Ургенч, куда караваны из Ново-Александровска доходят в 13 дней.

Следование транспортов верблюжьих по Усть-Урту, полагаю, не будет сопряжено с опасностью со стороны летучего отряда Хивы, в особенности если одна из действующих колонн направится на Айбугыре, а другая на Тайлу и займут Куня-Ургенч; с востока от Усть-Урта море, а на юго-запад от пути из Ново-Александровска страна пустынна и безводна до самого Биш-Чишика и Карамая. Конечно, Ново-Александровское укрепление имеет важные недостатки: 1) в корме для скота, 2) в воде, которой было-бы мало для большого числа войска, но с другой стороны морской подвоз из Астрахани и из Гурьева и 13 дней караванного ходу до Куня-Ургенча (положим 25 дней для войска, или военного транспорта) дают ему в глазах моих большую цену.

Недостаток подножного корма можно отстранить подвозом сена из Астрахани, из Гурьева и Прорвы, или камыша; а недостаток воды можно бы отклонить перенесением временного складочного пункта, следовательно переводом временного гарнизона и вьючного скота, необходимого для перевозки тяжестей и для разгрузки судов из Ново-Александровска на урочища Пинеу и на Сангырмау-Мамай, всего в 100 верстах от Ново-Александровска и в 30, или 40 от моря, где бы можно было учинить временную пристань. О Мангишлаке я ни слова не говорю; в нем можно сделать превосходный склад, но откуда взять верблюдов?

От Сыр-Дарьи до Кипчака мы шли 20 дней, а от Куня-Ургенча до Мангишлака должны пройдти 22 дня; а для войска полагайте вдвое. Спустившись с Айбугыра должны переправиться чрез Чаркараук, вытекающий из оз. Ходжейли, которое образуется из трех рукавов Лаузана. Оный Чаркраук прегражден плотиною между Биштышком и Ибраим-Ата, на день езды вниз от Куня-Ургенча; плотина эта подымает воду для увлажнения полей окрест кочующих трухмен по обе стороны Чаркраука, а в полные воды [108] Аму-Дарьи она не может держать напора Чаркраука, который тогда достигает Кара-Бугаса, близь мыса Тюбень-Чиганака; но это течение его весьма кратковременно.

Вот Вам, дорогой Яков Владимирович, все, что мог продиктовать сегодня; тяжкая болезнь одолела меня и я уже не избавлюсь от нее. Впрочем, постараюсь выполнить все, что только будет мне по силе. Хан уехал на охоту и просил меня убедительно остаться здесь до его возвращения; я ему ни на волос не уступлю, хотя и тешу себя надеждою, что все будет исполнено, как я доносил Василию Алексеевичу.

Товаров иностранных в Хиве нет, кроме ничтожных бухарских изделий. На базарах и в гостинных рядах везде встречаются одни русские изделия, с надписью фабрикантов на французском языке; здесь сколько я не искал какого ни есть английского изделия, хотя-бы в употреблении у частных людей, решительно не видал, и кому не поручал об этом, все единогласно говорят, что ничего не видали. Хан и все его сановники торгуют в России чрез приказчиков и число русских товаров, доставляемых в Хиву караванами, превосходят меру потребностей Хивы, которая весь избыток отправляет водою в Бухару. Но заметьте, что и сия последняя снабжается из Оренбурга, Троицка и Петропавловска, то вопрос: куда девает Бухара свой избыток товаров хивинского подвоза? Конечно не в Кабуле, или не в земли верхних притоков АмуДарьи, в Китай, чрез Кокан. Бухара чрезвычайно выгодно торгует с Коканом через Джизак, где путь совершенно безопасен, а Семипалатинск не может много наделить Кокан русскими изделиями, то он по неволе пользуется ими из Бухары. Отчего до сего времени мы забываем мокрый путь Сыр-Дарьи?

В Хиве грунт земли такой-же, как и на Сыр-Дарье; но она вся покрыта зеленью, исключая песков и пустырей. Такого-же цветущего состояния в отрасли хозяйственной промышленности могут достигнуть и берега Сыр-Дарьи, а от них далее торговля с Китаем могла-бы перейти в наши руки из рук Бухарцев и они чрез Кокан получали-бы наши товары.

Почти 16 000 пудов зеленого чая расходуется ежегодно в Туране. Здесь самый дорогой чай, привозимый чрез Бухару, 4 руб. 50 к., самый дешевый 2 р.; пьют его без меры день и ночь. Самый дорогой чай, привозимый из России, 14 руб. Русские купцы могли-бы выгнать азиатцев из Яркенда [109] и сбывать свои товары ежегодно на несколько миллионов. Устал, прощайте, кланяйтесь всем прекрасным и чудесным людям; да не забывайте меня, вашего преданного.

Подпись: Прокофия Никифорова.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.