Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

52.

Краткий отчет о переговорах Кап. Никифорова с ханом Алла-Кулом, веденных в 1841 году; 15 августа. 1841 г.

Арх. упр. Оренбург. воен. нач. Миссия кап. Никифорова 1841 г. № 95.

11-го августа 1841 года агент Российско-Императорской миссии, посланный в Хиву, представлялся к его высокому Степенству, хану Алла-Кулу, с прочими членами. Прием был сделан на аудиенц-дворе, где присутствовали в почтительном отдалении Мяхтер, Куш-Беги, Диван Беги, Ходжа Мехрем Атанияз, и еше два сановника. [95]

После приветствия по обычаю мусульман, агент произнес краткую речь и представил Высочайшую грамоту и три письма. Хан Алла Кул принял оные с особенным удовольствием и, не читая, положил близь себя на ковре; после некоторого молчания хан расспрашивал о здоровье Государя Императора и какое имеет агент поручение от его Величества. В ответ агент объявил, что Государь Император искренно желать изволит независимого существования и благоденствия Хивинскому владельцу и его народу, что его Величество изволит обещать Высокое покровительство Свое его Высокому Степенству и всему ханству, если Хан Алла-Кул вступит в дружественный союз с Российской Державой и будет сохранять правила доброго соседа, то этим упрочится торговля и взаимные пользы.

Хан, положа руку на сердце, сказал: благодарение Богу, я ничего более не желаю.

После некоторого молчания агент просил дозволения внести подарки, оставшиеся на первом дворе; и когда они были внесены и разложены пред ханом, его Высокое Степенство обратился к поручику Аитову для показания, какие эти были подарки. Поручик Аитов, раскрыв все вещи, объяснил употребление их и хан, рассматривая их с особенным любопытством, казался очень довольным.

Сделав нееколько вопросов о пройденном мисией пути, о перенесенных трудностях от реки Сыра, хан отпустил агента, прибавив что после трудного пути нужен отдых.

13 августа хан изявил желание видеть агента. Во время продолжительного свидания хан выказал похвальное любопытство о делах европейских держав, но вместе с тем проявлялось полное незнание всего, что относится до политических событий Европы. Вопросы его были бесконечны. Хан желал знать о сношениях Англии с Российскою Империею, о силе обоих государств, о взаимных расстояниях между Державами в Европе, о почтах, о родстве Царствующего Двора, о правительственных лицах России, о делах в Турции, о причинах войны Англии с Китаем и о других предметах.

Для лучшего понятия не излишне привести некоторые части разговора:

Хан: За что Англия воюет с Китаем?

Агент: Ваше Высокое Степенство слышали, что есть Индия, которой овладели Англичане; завоевание Индии не было сначала преднамерением английского правительства, но есть последствие распространения власти общества купцов, которые для собственных выгод, именем правительства своего, [96] поработили всю Индию. Купцы эти за это дозволение от своего короля обязывались уплатить ежегодно, вроде податей, часть своих доходов; эта подать по мере распространения Англичан в Индии увеличивалась до того, что составляет теперь едва-ли не 1/2 всех королевских доходов в Англии. Купцы не могли платить звонкою монетою, а платили всегда товарами и преимущественно чаем, которые выменивали в Китае на опиум. Китайский Богдыхан, видя пагубное распространение опиума между его подданными, запретил ввоз оного; а как опиум был важнейший товар английских купцов, которые не знали, куда его сбыть, то они и требовали отмены положенного запрещения, всячески старались сбывать Китайцам опиум, отчего правительство Китая вынуждено было кончить тем, что конфисковало опиум Англичан и бросило его в море, ценою более 175 миллионов.

Хан: Английские купцы виноваты?

Агент: Конечно, но как чрез потерю купцами товара, Англия лишается подати, которая составляет значительную часть доходов ее, то и правительство приняло неправую сторону купцов для вынуждения Китайцев к вознаграждению.

Хан: Слухи есть, что Англичане готовятся занять Бальк?

Агент: Я не слыхал; но если они намереваются это сделать, то сделают.

Хан: Нам нельзя дозволять: это наш город.

Агент: Бальк когда-то принадлежал Бухаре, а теперь, со смертию владетеля Кунадзы, никому не принадлежит.

Хан: Я пойду с войском защищать мусульманский город.

Агент: Ваше Высокое Степенство этого не учините. Англичане народ европейский, они сильны; лучше не подавайте им причины враждовать на Вас.

Хан: Вы мне советуете быть в мире с ними, а друзья мои Аббот и Шекспир говорили мне не мириться с Русскими.

Агент: Я опять повторяю Вам, и дружба и вражда с Англичанами опасна для Вас; этот народ ищет забирать страны, он в течение последних 75 лет покорил в Индии до 150 миллионов народа и от Мадраса до Калькуты за 3500 верст от Хивы, овладел Кабулом и приблизился до Герата почти на 700 верст. Этот народ опасен для Хивы.

Хан: Но я буду защищать Бальк.

Агент: Вы в этом не успеете, а лучше защитите себя и народ свой от власти Англии, заключив прочный союз с Россиею, которая 100 лет не переставала прощать [97] неприязненные поступки ханов хивинских; отдайте себя под Высокое покровительство Государя Императора, оно оградит Вас от всякого иноплеменного покушения и упрочит независимость Хивинского ханства.

Хан: Государь пришлет войско для моей защиты?

Агент: Для этого довольно одного слова и в грамоте его Величество объявить, что Вы союзник России и это оградит Вас и народ ваш.

Примеч. ред. Это копия с неоконченного черновика.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.