Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

29.

Командир Оренб. корп. Капитану Никифорову; 12 мая 1841 г. № 141. Оренбург (секретно).

(Копия с копии)

Арх. упр. Оренбург. воен. нач. Миссия кап. Никифорова 1841 г. № 95.

В инструкции, сообщенной Вам Азиатским департаментом Министерства Иностранных Дел, разяснена в подробности цель настоящей командировки вашей и мера власти, Вам предоставленной; по сему мне остается только сообщить Вашему Высокоблагородию некоторые дополнительные сведения о предназначенных Вам способах и о последних происшествиях в Хивинском ханстве.

I. СОСТАВ МИССИИ

В составе миссии, главное начальство над которою вверяется Вашему Высокоблагородию, войдут поручик Аитов, письмоводитель хорунжий Плотников, топографы Челпанов и Петров,

Уральских казаков ...................... 12.

Киргизов ............................ 10.

Поименный список казаков будет сообщен своевременно полковником Кожевниковым; впрочем, если-бы некоторые из них впоследствии оказались негодными, то предоставляется Вам заменить их другими, из числа находящихся в конвое. [47]

Наемка Киргизов возложена на председателя пограничной коммисии генерал-майора Генса.

Сверх вышеозначенных лиц с Вами имеют отправиться еще хивинские посланцы Атанияз-Ходжа и Ишбай Бабаев, брат первого Измаил и несколько хивинских купцов.

II. СНАРЯЖЕНИЕ МИССИИ.

Для лиц, миссию составляющих, и для подъема тяжестей назначается:

 

Казенных лошадей

Кибиток

Юламеек

Верблюдов

Капитану Никифорову

1

1

1

5

Поручику Аитову

1

(1

3

Письмоводителю

1

(”

2

Двум унтер-офицерам корпуса топографов

2

1

1

Десяти Уральским казакам

1

1

Киргизам

2

3

Под кибитки и юламы

6

Под провиант

5

Под подарки

10

Запасных

10

5

ИТОГО

15

2

5

41

Все верблюды будут иметь готовые седла и нужное число вьючных ящиков.

Сверх того, для миссии заготовлено.

Складных столов 2.

стульев 6.

Чугунных котлов 2.

Таганов 2.

Железных ведер 8.

Турсуков 6.

Казачьих седел 2. [48]

Недоуздков 23.

Треног 18.

Кос 5.

Топоров 4.

Неозначенные в прилагаемых ведомостях чертежные припасы и медикаменты.

Все сказанные предметы должны быть освидетельствованы и приняты Вами пред выступлением вашим.

III. ПОДАРКИ.

Кроме вышеупомянутых вещей будут выданы Вам из пограничной коммисии следующие подарочные вещи.

Вещи, отправляемые от Высочайшего Имени к хану Хивинскому: четыре куска сукна:

алого 28 арш.

голубого 28 —

светло-зеленого 25 —

темно-синего 28 —

Два куска шелковых материй.

Три куска бархату венецианского:

зеленного 52 1/4 арш.

малинового 56 1/4

синего 40 1/2

Самовар серебрянный в футляре.

Парчи два куска:

по пунцовому грунту с золотыми и серебрян, цветами 25 3/7 арш.

по золотому грунту азиатский узор 31 1/4

Часы золотые (лучшие) с цепочкою.

Серебряный чайный сервиз: кофейник, чайник, сахарница, сливочник, полоскательная чашка, корзинка для сухарей, ситичко вызолоченное, дюжина чайных ложек вызолоченных, поднос.

К оному дюжина фарфоровых чашек с цветами и позолотою.

Вещи для хивинского мяхтера от Оренбургского военного губернатора.

Два куска сукна:

олифкового 24 1/2 арш.

синего 32 1/2

Кусок атласу малинового.

Кусок шелковой материи.

Шесть кусков ситцу.

Два куска парчи: [49]

по пунцовой материи с серебрянными разводами 32 3/4 арш.

по белому атласу с мелкими золотыми цветочками 20 1/2

Вещи, предоставляемые в распоряжение агента:

кусок сукна светло зеленого 25 арш.

” ” голубого 31 3/4

Три куска кисеи высшего сорта, три куска кисеи низшего сорта, зрительная труба, кусок шелковой материи, восемь хрустальных тарелок, четыре стакана, восемь склянок, одно зеркало, дюжина чашек и дюжина тарелок, железная печь, каминный прибор, две Карсельские лампы, ковер, компас и дорожные часы, двуствольное ружье, двое золотых часов и три хорьковых меха.

IV. Денежные суммы.

Для покрытия предстоящих Вам расходов имеет быть выдано Вам казначеем канцелярии моей две тысячи шесть сот пятьдесят червонцев.

Деньги эти предназначаются на жалованье:

 

В месяц

Всего

на 6 месяцев

в год

Капитану Никифорову

50

300

-

Поручику Аитову

40

-

480

Письмоводителю

15

-

180

Двум топографам

10

60

-

Всего 1020 руб.

Исчисленные расходы суть непримерные; затем остающиеся 1630 червонцев. предполагаются на жалованье:

10-ти казакам в 6 месяцев 60 червонцев.

5-ти киргизам 90 —

2-м казакам в год 24 —

5-ти киргизам в год 60

На наем азиатской прислуги 72

На подъем 10-ти киргизам 25 —

На продовольствие 17-ти человек в продолжение 6-ти месяцев и 7-ми человек в течение 12 месяцев 279 —

На наем верблюдов в обратный путь 200 —

На наем квартиры в продолжение 12-ти месяцев 120 — [50]

На угощение в продолжение 12-ти месяцев 300 червонцев.

На снаряжение и отправку гонцов в продолжение 12-ти месяцев 250 —

На экстраординарные издержки в течение года 150 —

Последний рассчет есть только примерный; действительное же распоряжение сумм по разным статьям предоставляется ближайшему усмотрению вашему, с тем только, чтобы ассигнованных Вам денег достало на покрытие всех означенных расходов, по крайней мере до июня месяца будущего года.

Червонцы должны быть зашиты, или заблаговременно уложены Вами так, чтобы легко могли быть скрыты от Хивинцев при осмотре вьюков ваших.

На записку расхода препровождается при сем две шнуровые книги: одна собственно для Вас, другая-же для выдачи поручику Аитову при отъезде вашем.

V. ПУТЬ.

Для прикрытия до реки Сыр-Дарьи как вашей мисии, так и отправляемой в Бухару, назначается отряд из четырех сотен Уральских казаков и ста человек пехоты; по сему весьма желательно, чтобы Вы отправились в Хиву через сказанную реку; это, сверх того, дало-бы Вам возможность обозреть совершено неизвестные нам прибрежья Арала между Сыром и Аму; но если по каким либо причинам выбор этого пути встретит сильное сопротивление со стороны хивинского посланца и побудит его отделиться от отряда для следования по Усть-Урту, то в таком случае полезнее будет и Вам самим отправиться последним путем.

VI. Отношения к начальнику конвоя.

По все время следования вашего с конвоем все распоряжения относительно хода каравана, направление пути и выдача продовольствия возлагается на начальника отряда подполковника Бларамберга.

При отделении вашем от конвоя подполковник Бларамберг снабдит Вас нужным количеством продовольствия и несколькими Киргизами, коих Вы возвратить после первых переходов с донесениями о состоянии миссии; в случае крайней опасности предоставлено отрядному начальнику отправить с Вами казачий эскорт, который и должен быть отпущен Вами при первой возможности; впрочем, мера эта может быть принята лишь в случае совершенной необходимости. [51]

VII. Отношения к посланцам.

При отделении вашем от отряда, само собою разумеется, что распоряжения относительно хода миссии будут зависеть исключительно от Вас, но как в это, так и в предшествовавшее время Вы не оставите оказывать должное внимание к посланцам, стараясь посредничеством своим потушить неприязнь, между ними существующую; впрочем, Вы поставите при этом себе за правило действовать более чрез поручика Аитова, не входя лично в слишком тесные связи с посланцами, дабы они привыкли видеть в Вас лицо высшее.

VIII. Цель командировки.

В заключении дипломатической инструкции ясно определено, что настоящая цель командировки вашей состоит не столько в приобретении материальных выгод для России, как в упрочении к ней доверия Хивы.

Упрочение это может быть достигнуто лишь двумя способами.

Во-первых, собственным сближением вашим с Ханом.

Во-вторых побуждением его оставить при себе поручика Аитова.

Результатами этого доверия, конечно, желательно было-бы видеть, как сказано в инструкции вашей:

1) Обеспечение лиц и имуществ русских подданых в Хиве,

2) Прекращение влияния Хивы на подвластные нам кочевые племена,

3) Обеспечение торговли нашей с ханством.

Но если-бы Вы усмотрели, что постановление условий относительно одного из этих предметов может быть легче достигнуто впоследствии, настояние-же о них в нынешнем случае повредит главной цели вашей, то лучше будет предпочесть последнее, предоставя определение положительных правил для сношений между Хивою и Россиею будущему.

Впрочем, некоторые из этих правил, а именно относительно безопасности русских и торговли признаны уже на деле самим Алла-Кулом как отпуском пленником наших и фирманом, при сем прилагаемыми так и образом действия его относительно русских приказчиков, посланных в прошлом году в Хиву.

По сему в этом отношении Вам не остается делать почти никаких новых требований, а только настаивать о продолжении начатого ханом образа действий. [52]

Но если обстоятельства откроют Вам возможность вести переговор о сказанных предметах в подробности, то я на этот случай считаю необходимым сообщить Вам следующие замечания относительно некоторых статей вашей инструкции:

1) Об ответственности хана за грабеж русских подданных: при переговорах о сем должна быть соблюдена крайняя осторожность, ибо при слишком ясном развитии оснований, в инструкции изложенных, легко может быть, что хан будет сам возбуждать к грабежам и, поделившись тайно добычею с грабителями, потом повесить одного из них, для исполнения условий с Россиею.

2) Относительно права разъезда русских подданных по ханству: на первый случай бесполезно будет требовать права этого неограниченного, тем более, что оно не предоставлено у нас азиатским купцам и что самое пользование им в ханстве может подать повод ко многим неприятным сношениям; по сему полезнее, кажется, или вовсе исключить предмет сей из переговоров, или ограничиться требованием, чтобы хан не отменил данного в прошлом году разрешения нашим приказчикам ездить в Новый-Ургенч.

3) Относительно пошлины уже несомненно, что не следует соглашаться на пять процентов, но настаивать, дабы она не превышала взысканной с приказчиков купцов наших в прошедшем году. т. е. двух с половиною процентов с действительной цены ввозимых товаров; что касается до способа оценки последних, то как это составляет важнейший предмет, Вы обратите на него преимущественно свое внимание и попытайтесь, избегая перговоров, большею частью бесполезных с азиатцами, ввести оценку посредством русского агента на деле, т. е. если с Вами, или при Вас прибудут русские купцы, то, отобрать от них списки товаров, Вы постарайтесь присутствовать при освидетельствовании последних, самые же списки передайте хану вместе с пошлиною, следующей за товар и частным образом внушите Высокостепенному Аллах-Кулу необходимость и выгодность для него руководствоваться этим примером и на будущее время.

За сим остается еще одна статья, весьма важная для нас, но достижение который, вероятно, представит наибольшее затруднение, а именно: ограничение власти хана над Киргизами. Нет сомнения, что Аллах-Кул сам подаст повод к переговорам по сему предмету просьбами об уничтожении Ново Александровского укрепления. Смысл ответов ваших должен, как разумеется, быть вполне сообразен с данною Вам дипломатическою инструкциею, к которой я нахожу только необходимым присовокупить: [53]

1) что все восточное прибрежье Каспийского моря до устья Гюргеня должно быть признаваемо безусловно принадлежащим России, так как там еще в начала XVIII столетия устроены были наши крепости; сверх того, близь нее лежащие Туркмены приняли присягу на подданство России и, наконец, потому, что Хивинцы, не имея флота, не могут иметь и притязаний на море, а с владением последним непременно сопряжена принадлежность прибрежья.

2) Уничтожение укрепления на реке Сыр Дарье должно быть также предметом постоянной заботливости вашей; если-бы это по каким-либо соображениям оказалось слишком затруднительным, то Вы постарайтесь, покрайней мере, достигнуть уничтожения пошлинного сбора при этой реке.

3) Наконец, Вы частным образом внушите хану, что если до ныне Россия не принимала мер строгости против посылаемых им в степь агентов, то теперь, когда он уже предуведомлен, всякий посланный будет принят за возмутителя и подвергнут смертной казни.

Последний предмет, переговоры о котором, вероятно, начнет сам Аллах-Кул, будут деньги, задержанные в Оренбурге и Астрахани из сумм, секвестрованных у хивинских торговцев.

Относительно этого Вы представите хану:

1) Что по всей справедливости русское правительство могло бы удержать все секвестрованные деньги и товары в зачет разграбленного в 1824 году каравана и других убытков, нанесенных нашему купечеству Хивинцами;

2) Но что это не только не было сделано, напротив того, ассигновано было от нашего правительства на содержание каждого Хивинца по двадцать пять копеек в сутки;

3) А потому и безрассудно было-бы желать, чтобы издержки, сделанные Хивинскими купцами для себя собственно, сверх вышеприведенных 25 копеек, были уплочены русским правительством, тем более, что значительная часть этих расходов не могла-бы быть избегнута купцами и без задержания их, как например за плату пошлины, наем пакхаузов, покупка одежды и тому подобное.

IX. Образ действия.

Согласно с главною целью вашего поручения к вышеизложенным переговорам Вы приступите не вдруг, но только по приобретении хотя в некоторой степени доверенности Алла-Кула; при первом же свидании ограничитесь только поднесением Высочайшей грамоты и письма Вице-Канцлера, при сем прилагаемых, равно как подарок от Высочайшего Имени. [54]

Препровождаемое при сем письмо от меня хивинскому мяхтеру должно быть ему отдано Вами также при первом свидании вместе с подарками, ему предназначенными.

Впрочем, если-бы Вы усмотрели необходимость одарить при самом начале еще какое-нибудь влиятельное лицо в Хиве, то можете употребить на это как часть подарков, мяхтеру определенных, так и предоставляемых в распоряжение ваше.

Во все время пребывания своего в Хиве Вы постарайтесь сближать хана с Аитовым и внушить первому частным образом, что собственное достоинство его требует пребывания при Дворе его русского чиновника поелику таковые находятся при всех независимых владельцах. То же средство употребите Вы, дабы приобрети согласие Алла-Кула на заключение письменного акта, выставляя последний как знак уважения к нему России, потому что подобные акты заключаются только с значительными, состоящими с нами в дружбе владельцами, каков, например, султан турецкий (пример Персии приводим быть не должен, потому что держава эта находится у всех среднеазиатских народов в большом презрении).

Но если-бы заключение акта встретило большое сопротивление в Хане, то Вы постарайтесь, как сказано в инструкции вашей, чтобы требуемые нами условия оговорены были в письме хана к Государю Императору.

На сей случай сверх перевода акта и надписи препровождается при сем еще проект фраз, которые желательно было-бы включить в означенное письмо и кои могут быть словесно внушены хану.

Если переговоры ваши будут благополучно окончены и Вы сочтете полезным оставить в Хиве поручика Аитова, то перед отъездом снабдите его подробною инструкциею, равно как деньгами и шнуровою книгою.

Во время пребывания своего в Хиве Вы не оставьте при всякой возможности уведомлять меня о ходе сношений ваших; сверх того, после первого свидания с ханом и при всех важных случаях будете отправлять с донесениями своими нарочных Киргизов.

Дабы иметь возможность сообщить все нужные сведения, Вы употребите следующий способ: о всех предметах не секретных будете писать на татарском языке, между строками-же напишите симпатическими чернилами по русски то, что не должно быть известно Хивинцам. [55]

X. ВОЗВРАЩЕНИЕ.

Так как Вы уже при следовании в Хиву, вероятно, осмотрите пространство между Сыром и Аму, то для возвращения Вам удобнее будет, кажется, направиться на Ново-Александровское укрепление, куда Вы и постарайтесь дать знать о приезде своем заблаговременно.

Подпись: Ген-адъют. Перовский.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.