Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ГРЕН А. Н.

ЗАМЕТКИ ОБ УКРЕПЛЕНИЯХ

В ОРЕНБУРГСКОМ КРАЕ ВООБЩЕ И НА СЫР-ДАРЬИНСКОЙ ЛИНИИ В ОСОБЕННОСТИ

По взятии Ак-мечети (в 1853 г.), крепость эта до 1858 г. оставалась почти в том же виде, в каком она перешла в наши руки от Коканцев, и, находясь внутри форта-Перовский, составляла его цитадель. Крепость Ак-мечеть имела вид трапеции, с полубашнями по углам и посредине фасов, черт. IV. Стены ее, при трехсаженной толстоте в основании 10, имели 3 1/2 — 4 саж. высоты и были сделаны из глиняных комьев вперемежку с прутьями и травою. По взятии Ак-мечети, Русские построили внутри крепости несколько зданий из воздушного кирпича, для житья гарнизона, так как имевшихся домов коканской постройки было недостаточно.

В 1859 г. в форте-Перовский еще существовали [26] два дома коканской постройки: мечеть и дом бека (коменданта), которые теперь, по всей вероятности, уже сломаны. Стены этих домов были весьма толсты и, кроме того, поддерживались еще снаружи контрфорсами. Крыша, совершенно плоская, из камышовых мат, лежала на деревянных балках 11, поддерживаемых посредине поперечинами, в свою очередь подпертыми стойками. Балки были расположены в расстоянии 3/4 арш. одна от другой, а пространство между ними за брано полукруглыми деревяшками, окрашенными в разные краски. Это были самые роскошные постройки в Ак-мечети.

Коканская крепость (Ак-мечеть) по устройстве нового форта, не имея уже никакого оборонительного значения, только лишь стесняла его внутреннее пространство, почему и была срыта в 1858 г. 12, за исключением одной угловой (юго-западной) полубашни, которую предположено облицевать кирпичом и установить на верху ее часы и флаг.

Обратимся теперь к производству работ.

Воздушный кирпич приготовляется из смеси одной части глины но об ему и 1/2 части рубленной соломы (или осоки, куги, камыша). Для резки соломы, в этом случае, весьма полезно иметь соломорезальную машину; однако в степи употребляется ручная резка 13. [27]

Глина для выделки воздушного кирпича, хотя не требуется столь же доброкачественная, как для кирпича жженного, однако присутствие в ней разных посторонних примесей много вредит прочности его; предварительная же обработка глины, в особенности при обширных работах на Сыр-Дарье, едва ли возможна, но неимению нужных на то средств.

Воздушный кирпич на Сыр-Дарье употребляется следующих размеров: длиною 8, шириною 4 и толщиною 2 вершка. Пробовали делать кирпич и больших размеров (в 10, 5 и 2 1/2 верш.), но выделка его оказалась более трудною, и притом он менее удобен для переноски или перевозки. Для приготовления смеси обыкновенно вырывается яма, в которой глина, разжиженная водою, предварительно хорошо переминается ногами; затем постепенно прибавляется в нее сечка, в то же время перемешивая смесь лопатами, пока не составится однообразная масса. После этого весьма полезно оставить смесь на сутки, укрывая ее от жара, если нужно, рогожами или камышом, чтобы доставить ей большую вязкость.

Формование кирпичей производится обыкновенным способом. Выделанные кирпичи располагаются плашмя один близ другого и оставляются в этом положении около 2-3 дней, смотря но надобности; после того кирпичи поворачиваются на продольное ребро, а спустя еще день или два ставят их стоймя. Когда кирпичи достаточно высохли, то их складывают в клетки, оставляя промежутки для свободного течения воздуха. Вообще на Сыр-Дарье весьма высокая температура летом и отсутствие дождей способствуют скорой сушке кирпича. Опытами найдено, что для выделки 1 куб. саж. воздушного кирпича (при размерах 8, 4 и 2 вер. [28] в 1 куб. саж. содержится таких кирпичей 1728 штук) требуется 1 куб. саж. глины, 1/2 куб. сажени рубленного камыша и 20 сорокаведерных бочек воды. Для выделки каждых 200 кирпичей требуется и кирпичеделец и 1 рабочий 14. Вес одного кирпича вышеприведенных размеров простирается до 20 фунтов. На 1 куб. саж. кладки требуется: воздушного кирпича (тех же размеров) 1500 штук, вес которых доходит до 750 пудов; глины 1/4 куб. саж., весом 200 пуд.; следовательно, вес и всего равняется 950 пуд. 15.

Теперь сравним этот вес с весом кладки из жженного кирпича. Для кладки 1 куб. саж. требуется: жженного кирпича 3540 штук, вес которых равняется 708 пуд.; извести гашеной 0,27 куб. саж., весом 126 пуд.; песку также 0,27 куб. саж., весом 246 пуд.; всего весом 1053 пуда, следовательно на 103 пуда более. Основываясь на этом расчете, можно давать фундаментам строений из воздушного кирпича меньшие размеры чем фундаментам строений из жженного кирпича.

Фундаментные рвы для зданий в Сыр-Дарьинских фортах вырывались обыкновенно 1 1/2 — 2 фут. глубиною. Впрочем, где верхний наносный слой был толще, там и рвы делались глубже. В форте-Перовский для некоторых строений, местами (там, где прежде был крепостной ров Ак-мечети), приходилось давать фундаментному рву более 1,5 саж. глубины.

На забутку фундаментных рвов (кроме форта [29] № 1-й) употреблялся жженный кирпич, на глиняной кладке; в форте же № 1-й, как упомянуто было выше, для фундаментов служила плита глинистого сланца; однако и там, за неимением достаточных средств к своевременной подвозке этого камня, нередко случалось заменять его жженным кирпичом.

Искусственного усиления грунта нигде употреблено не было, хотя в форте № 1-й и следовало бы это сделать. Нам кажется, что песок, в этом случае, мог бы оказать весьма важную услугу. Но хороший песок находится верстах в 10 и даже далее от форта, так что, для доставки его на место работ, опять-таки необходимы перевозочные средства, в которых постоянно чувствовался недостаток во все время производства работ. Без сомнения, только по этой причине и не было сделано искусственного усиления грунта в форте № 1-й.

Цоколь всех зданий также делается из жженного кирпича на глине; высоту ему дают в 1 или 2 фута. Если в строении предполагается сделать пол деревянный, то необходимо в цоколе оставить отдушины, для проветривания подпольного пространства.

Кирпич для фундамента и цоколя должен быть весьма хорошо обожженный, преимущественно железняк, как наиболее сопротивляющийся сырости, которая, вследствие свойств местной глины 16, здесь в особенности действует разрушительно на кирпичную кладку. Так как глиняные швы в цоколе, вбирая в себя сырость, чрез то могут вредить прочности самых стен, та было бы полезно при кладке цоколя воду, употребляемую на глиняный раствор, настаивать на конском помёте, или прибавлять в нее лошадиную [30] мочу, отчего раствор, отчасти приобретает гидравлическое свойство. Для этого настоя достаточно 5 фунтов помёта на одну сорокаведерную бочку воды. Средство это с пользою употребляется на Кавказе 17. В степи же оренбургского ведомства, лишенной многих самых необходимых строительных материалов, подобное, ничего нестоящее средство, может оказать хорошее влияние на прочность построек.

Для обжига кирпича, в каждом из упомянутых фортов, имеются постоянные кирпичеобжигательные печи. Так в форте-Перовский таких, печей действующих 2; они расположены верстах в 3 выше форта, на берегу Сыра; поэтому доставка кирпича на место работ весьма удобна, сплавом вниз по реке. Местность, на которой устроен здесь; кирпичный завод, под тонким слоем солонцеватого ила, содержит пласт глины, толщиною до 1 саж. Обжиг производится следующим образом: первые дня 3 топят кизяком и навозом, потом следующие 3 дня колючкою и остальные затем 3 дня саксаулом. В форте № 1 на обжиг кирпича употребляется исключительно камыш, которого расходуется на каждую, тысячу кирпича до 2 куб. саж.

Кладка стен из воздушного кирпича на глиняном растворе производится подобно тому, как и обыкновенная кирпичная кладка; в перевязку — на густом растворе, под лопатку, выводятся лицевые стороны стены, а внутренние кирпичи сажаются в сок, причем, для придания стене лучшей поперечной связи, необходимо изредка соединять лицевые кирпичи, [31] передний с задним, посредством кладки внутренних кирпичей тычком. Во всяком случае, весьма полезно в глиняный раствор прибавлять некоторую часть мелко рубленной соломы или камыша.

Толстота стен зданий делается различно: для жилых построек, наружным стенам и продольным внутренним вполне достаточно дать 3 фута толстоты 18, т.е. 2,5 кирпича (полагая воздушный кирпич в 8, 4 и 2 верш.); а поперечный внутренние стены, как равно и стены нежилых строений, делают в 2 кирпича. Для кладки стен из воздушного кирпича вообще принимается следующий успех работы: 1 каменщик в день кладет 170 кирпичей, а рабочих на 1000 кирпичей полагается 4 человека.

Жженный кирпич, кроме печей, употребляется еще на следующие работы: а) на оконные и дверные перемычки 19. Пробовали сначала делать перемычки над окнами и дверьми из воздушного кирпича, но опыт оказался неудачным; а потому принято класть их из жженного кирпича также на глине, что оказывается гораздо прочнее. Перемычки эти делаются толщиною в один кирпич. б) На наружную часть подоконников. в) На положение поверх стен карниза (в два ряда: нижний кладется плашмя, верхний на ребро); и г) на настилку полов в жилых строениях 20. [32]

Оконные и дверные закладные рамы и оконные переплеты 21 делались в Оренбурге: и уже в готовом виде доставлялись на Сыр-Дарью. Подобное распоряжение было выгодно в двух отношениях: 1) перевозка их обходилась дешевле чем бы стоила доставка потребного на это леса в бревнах, а во 2) в Оренбурге все эти работы могли быть произведены лучше чем на Сыр-Дарье, где вовсе: нет порядочных плотников, а тем более столяров. Соразмерно высоте зданий, окнам и дверям даны следующие размеры: окна высотою 3,5 шириною 2 1/3 фута; двери высотою 6, шириною 3 фута, и к ним однополотные притворы на шпонках 22. В строениях из воздушного кирпича, принятых ныне на Сыр-Дарье, кровля служит вместе с тем и потолком зданию 23. Вновь возведенные строения (жилые), большею частью, имеют 5 саж. ширины и посередине разделены продольною капитальною стеной, во всю длину дома, что много способствует устойчивости и связи стен между собою, и кроме тоги, средняя продольная стена, будучи выведена выше наружных, служит опорою балкам, для образования двускатной крыши, черт. V, фиг, 1 и 2. Балки в полбревна толщиною (средняя толстота бревен, доставляемых на Сыр-Дарью, — от 6-7 верш.), [33] концами врубаются в гнезда сплошного мауерлата (на, мауерлат бревна распиливались на 4 части). Балки расположены в расстоянии 1,5 арш. одна от другой, а решетины через 1 арш.; на решетины употреблялся или лес местный, или же они выпиливались из привозного строевого леса. Для образования собственно кровли, на обрешетку настилаются маты, связываемые из пучков камыша, скрепленных один с другим мочалами. Сплетенный таким образом мат, шириною соответственно длине скату крыши (считая от конька и включая выпуск за карниз), поднимается окатанным на обрешетку и на ней расстилается. По закрытии всей плоскости кровли, делается поверх мат смазка из раствора глины; затем таким же способом настилается второй и третий ряды камышовых мат, со смазкою каждого ряда также глиняным раствором, и поверх уже третья го ряда насыпается слой земли, так что толстота всех трех рядов мат, включая и насыпку земли, будет простираться до 1,5 фута. На 1 кв. саж. крыши требуется 1/4 куб. саж. камыша для мат; для вязки последних, на каждую квадратную саж. — 1 рогожанный куль; на 10 квадр. саж. крыши-1 куб. саж. глины и на 6 квад. саж. — 1 куб. саж. земли. Для вязки мат, из 1 куб. саж. камыша, с положением их на место, смазки сверху -глиною и для насыпки земли, требуется 3 рабочих. Опыты показали, что вышеописанный способ устройства кровли удовлетворяете всем требованиям жилых помещений и притом оказывается относительно дешевым, а в случае порчи, кровля может быть исправляема даже по частям.

Воздушный кирпич легко вбирает в себя влажность из атмосферы, и будучи употреблен в дело, [34] удерживает за собою это свойство, а потому строения из него выведенные, в предохранение от сырости, непременно должны быть снаружи оштукатурены. Для штукатурки обыкновенно употребляется глина с примесью песка. В этом случае также было бы полезно прибавлять в воду конского помета. В окрестности фортов встречается местами в небольшом количестве слюда, которая могла бы тоже идти в состав штукатурки, но собирание и доставка ее весьма затруднительны.

Описав принятый ныне род построек в фортах Сыр-Дарьинской линии, упомянем теперь о тех условиях, при которых производились работы в последние годы.

Все работы, по перестройке трех фортов, предполагалось окончить в течение лета 1858 и 1859 годов 24, и потребная на то сумма определена была восьми незначительная.

Все инженерные работы производились местным гарнизоном, состоящим из линейной пехоты и казаков уральского войска. Сверх того, в продолжение времени, пока строились форты, ежегодно командировались на Сыр-Дарью команды Башкир, употреблявшиеся преимущественно на земляные работы и выделку кирпича. Перевозочными средствами служили пароволовые телеги, а также имеющиеся при фортах лодки и баркасы. Строевой лес доставлялся из Наурзумского бора (в 200 вер. к северу от Оренбургского укр.), мелкий же лес заготовлялся самими рабочими, как и все другие местные материалы. Затем, все остальное, [35] как-то: рабочие инструменты, разные железные и чугунные принадлежности и проч., высылались с транспортами из Оренбурга. При составлении новых проектов укреплений на Сыр-Дарьинской линии, вместе с тем были предложены и новые правила о порядке производства работ и ведении по ним отчетности. По сметному исчислению определялось количество того или другого рода материалов, число рабочих и инструмента, и сообразно с этим назначался двухгодичный срок окончания работ.

Надлежащий успех работ, в особенности в обширных размерах производящихся, зависит главным образом от систематически-правильного их производства; на Сыр-Дарье же, сверх того, успешный ход работ находится в зависимости от своевременной доставки издалека многих материалов. Имея в виду дороговизну провоза на Сыр-Дарью каких бы то ни было материалов, инженер, тем более, обязан быть как можно умереннее в их требовании и ограничиться лишь самым необходимым. Но, с другой стороны, и выбор материалов, отправляемых в степные укрепления, должен быть самый строгий; потому что материал дурного качества, кроме напрасной траты денег за его перевозку, не будет удовлетворять своему назначению, а замена его другим, более доброкачественным, в степи невозможна в минуту надобности. Поэтому, как несвоевременная доставка материалов на место работ, так и дурное их качество, не только могут замедлить ход работ, но и отразиться на прочности построек, и увеличить напрасно их ценность.

Все эти соображения, без всякого сомнения, имелись в виду при составлении новых проектов и [36] сметных исчислений, и если не были выполнены на деле, то уже совершенно по независящим от инженера-строителя причинам.

Мы сказали, что успешный ход работ, как известно, зависит от средств, имеющихся в распоряжении инженера. Средства эти заключаются: 1) в живой силе — рабочие руки и рабочий скот, и 2) в материалах, из которых некоторые находятся по близости работ, другие же доставляются с весьма далекого расстояния. Располагая определенными сметою числом рабочих рук, перевозочных средств и количеством материалов, инженер-строитель имеет возможность постепенно и правильно приводить в исполнение заранее обдуманный им план производства работ, распределяя рабочих там, где нужно и. в таком числе, какое действительно необходимо. Но и при этом нестеснительном образе действия, могут, однако, встретиться случаи, когда, по необходимости, приходится отступать от предначертанного плана производства работ, и, по временам, обращать более внимания на одну какую либо часть их чем на другие, Так напр. иной раз придется усилить выделку жженного кирпича (вследствие ли непредвиденного на него расхода, или по дурному его обжигу, что может случиться при неудовлетворительном качестве глины, предварительная обработка которой часто едва ли возможна), а с этим вместе потребуется усиленная заготовка камыша и топлива, и т. п.

Из этого уже видно, что распорядительная часть по работам должна быть вверена инженеру-строителю, который, заведывая специально инженерною частью, в состоянии оценить своевременную необходимость и важность того или другого распоряжения. [37]

Этот общепринятый взгляд на порядок при производстве всех вообще работ приведен здесь с тою целью, чтобы сравнить, в какой степени он был применен на Сыр-Дарьинской линии, где не только распорядительная часть по работам, но, в некоторых случаях, и специально-строительная, не находились в распоряжении инженера.

Работы производились, как мы уже имели случай заметить, исключительно местным гарнизоном и Башкирами, — людьми, вовсе не подготовленными к этому делу. В особенности ощутителен был недостаток в мастеровых, знающих свое дело, а также и в присмотрщиках, которые могли бы сознательно следить за правильностью работ, по разным их отделам. Первое время по прибытии новых команд (Башкиры ежегодно сменялись всею командою, а линейные войска и казаки убывали частями), пока люди сколько-нибудь свыкнутся с новым для них делом, успех работ чрезвычайно замедлялся. Как не просто кажется с первого взгляда, например, делание воздушного кирпича, но покуда рабочий научится составлять требуемую для того смесь, формовать хорошо самый кирпич, — время проходит, а между тем, дурно выделанный кирпич все-таки негоден к употреблению. Мы заметили выше, что все деревянные поделки, требующая более чистой работы, присылались из Оренбурга уже в готовом виде; но, когда обстоятельства заставляли сделать то же самое на месте работ, на Сыр-Дарье, то приходилось по необходимости ограничиваться самою неудовлетворительною работой. Хотя при производстве работ солдатами, неподготовленными предварительно к известного рода мастерству, нельзя и требовать особенной чистоты в работе, но [38] правильное и тщательное исполнение дела всегда необходимо, так как от этого зависит и самая прочность строения. Нет физической возможности, чтобы инженер-строитель, ни одно и то же время не только мог следить за правильностью работа, раскинутых на значительном пространстве, но и, кроме того, лично указывать почти каждому рабочему, как следует напр. положить кирпич, не допускать класть в середину стены вместо кирпича мусор и проч. На самом же деле, инженер был поставлен в такое; положение, за невозможностью возложить эти обязанности на унтер-офицеров и урядников, не имевших никакого понятия о строительном искусстве, и хотя наряжавшихся ежедневно на работы, но не более как для полицейского надзора за рабочими. При одновременно производящихся обширных работах является столько разнообразных обязанностей у инженера, что исключительное занятие одним непременно повлечет упущение в другом, а потому-то знающие свое дело инструкторы, для ближайшего и постоянного надзора за рабочими, могли бы оказать важную услугу. Весьма недавно, наконец, на это было обращено внимание, и ныне назначена на Сыр-Дарью небольшая команда сапер, долженствующая составить постоянный кадр для приготовления, мастеровых на будущее время 25. Сверх того, та же команда, в случае надобности, может быть полезна и по своему специальному назначению. как саперы. На столь [39] отдаленной местности, ката. Сыр-Дарьинская линия, местности к тому же могущей подвергаться разным случайностям, вследствие постоянно враждебных нам намерений наших соседей, необходимо быть в готовности к разным военным предприятиям.

При производстве, инженерных работ в фортах Сыр-Дарьинской линии, зарабочая плата производится в следующих размерах: просто рабочим по 5, а мастеровым по 10 коп. сер. на человека, за выработанный урок. Унтер-офицеры, наряжаемые на работы для присмотра, получают по 25 коп. сер. До 1858 г. зарабочая плата выдавалась не по урокам, а но наличному числу людей, бывших. на работах.

Башкиры же 26, обыкновенно употребляемые на самые трудные земляные и другие работы, не получают вовсе зарабочей платы. По нашему мнению, это совершенно несправедливо. Башкир, не видя никакого вознаграждения за свой труд и работая рядом с линейным солдатом или казаком, получающими плату, может ли быть одинаково с ними усерден ?!

Вообще желательно было бы видеть некоторое улучшение в положении рабочих башкирских команд на Сыр-Дарье. От непривычки ли к довольно трудным работам, или по другим каким-либо местным причинам, люди эти подвергались болезням заметно более чем другие войска.

Удовлетворение людей зарабочей платой лежит на обязанности комендантов фортов; инженер же выдает лишь войскам квитанцию, поименованные в ней не число людей, бывших в такой-то день на работах, [40] а количество выработанных уроков, предоставляя частным начальникам распределять плату между людьми, пропорционально труду каждого.

Сообразно потребностям, исчисленным в смете, определялось и число ежедневных рабочих. Чтобы производство инженерных работ не лежало всею тяжестью на одном гарнизоне, у которого, сверх того, есть и другие служебные обязанности, назначена, была в помощь ему рабочая Башкирская команда, содержание которой и отнесено было на сумму, ассигнованную для перестройки фортов 27. Покупка и содержание рабочих волов относились на ту же сумму. Несмотря на достаточное, по-видимому, число рабочих людей и подвод, те и другие постоянно высылались на работы в самом ограниченном размере, и притом: в лучшую рабочую пору даже еще менее обыкновенного. По двухлетней сложности оказывается, что число людей, — обратившихся в это время на работах, в форте-Перовский было менее половины определенного сметою; в форте № 1-й до 40%, а в форте № 2-й до 25% менее. Рабочие, как солдаты гарнизона, состоять в полном распоряжении коменданта, который, по требованию инженера, наряжает то или другое число их, смотря по надобности. Следовательно, обязанность, инженера ограничивалась лишь одним требованием; отпуск же людей зависел от линейного начальства. То же самое можно сказать и относительно перевозочных средств, [41] которые также находились в ведении комендантов Заготовка разных местных материалов, как то: мелкого леса, камыша, колючки, осоки, саксаула, камня, и подвозка их к месту работ, производились по распоряжению линейного же начальства. Самое удобное для этих работ время-осень и зима, когда все другие работы прекращаются; кроме того, некоторые из этих материалов и не могут быть заготовляемы в иное время года, как напр. камыш. Для рубки местного леса, из форта-Перовский, обыкновенно в мае месяце, высылалась команда, человек в 200 и более, верст за 40 выше форта, по дороге в Джулек. Соблюдая военные предосторожности 28, рабочие нарубали требуемое количество леса, связывали его в плоты и спускали их по Сыру в форт-Перовский. Такой способ заготовки леса, по-видимому, весьма простой и дешевый, на самом деле оказывался стоящим дорого, начиная с того, что в самое лучшее время для производства работ по постройкам отрывалось значительное число рабочих, более чем на месяц. Команду, наряжаемую для рубки леса, требовалось снабжать инструментами и кожаными рукавицами; и за всеми этими расходами, несмотря на достаточное количество нарубленного леса, приплывало его в форт не более как половина, потому что остальная часть или тонула во время сплава или прибивалась к берегам. Случалось и так, что команда уже возвратилась, а леса все еще не было; тогда посылались партии казаков отыскивать лес, который и находили где-нибудь прибитым к берегу. [42]

В конце лета 1859 г. явились киргизы, изъявившие желание доставлять местный лес за известную, притом весьма сходную плату. Приобретение леса покупкою обойдется значительно дешевле.

Было бы также выгодно, если бы киргизы взяли на себя заготовку и прочих местных материалов; в таком случае не понадобилось бы, во время производства работ, содержать значительное число волов. При существовавшем способе заготовки местных материалов, по распоряжению линейного начальства, инженеры постоянно встречали в них недостаток: или заготовлено было менее надлежащего, или, наконец, заготовленный материал находился за 10 и более верст от места работ, в то время, когда он должен бы быть уже перевезен.

Заготовка жженного и воздушного кирпича находилась в ведении инженеров, но и в этом случае они не могли действовать самостоятельно. Заготовив заблаговременно требуемое количество кирпича, по числу предвидевшихся сметных построек, инженер все-таки не мог быть уверен, что кирпич будет употреблен по назначению, потому что, кроме него, были еще другие хозяева, распоряжавшиеся всем, что до них вовсе не относилось. Хотя существует в степи положение, что киргизы, из явившие желание строить себе дома около фортов, могут для этого получать казенной заготовки воздушный кирпич, с платою по 5 р. сер. за тысячу, но, без всякого сомнения, при этом имелось в виду уступать киргизам кирпич излишний, или нарочно с этою целью выделанный, а не в ущерб производящимся сметным постройкам.

Обратимся теперь к материалам, доставляемым издалека на Сыр-Дарьинскую линию. Строевой лес, [43] как было замечено, доставлялся из Наурзумского бора. Доставка каждого бревна в форт-Перовский в 1859 г. обошлась по 12 р. 27 к. (в прежнее время она обходилась дороже). Рубка леса в Наурзумском бору, надо полагать, производилась без всякой системы и правил. Срубленный лес, вероятно, лежал долгое время на голой земле, потому что бревна, доставляемые на Сыр-Дарью, оказывались, большею частью, прелыми или даже вовсе гнилыми. Таким обрезом, предполагаемый сперва балки, толщиною в 1/3 бревна (6-7 вер.), на самом деле пришлось делать в полбревна толщиною, и все-таки случалось, что и такой толщины балки не выдерживали претерпеваемого ими груза, и менее чем через год понадобилось некоторые подпереть стойками, или даже вовсе заменить новыми. Для избежания столь невыгодных последствий, необходимо, на будущее время, обратить должное внимание на правильную вырубку строевого леса и на более строгий выбор бревен, при отправление их в степные укрепления, а также и на своевременную доставку их туда. Случалось, что строения, сложенные в течение лета уже успевшие хорошо просохнуть, оставаясь до осени непокрытыми, по причине поздней доставки леса, подвергались мокроте и сырости, и, само собою разумеется, приходили в негодность. Рабочий инструмент, равно как и все железные и чугунные принадлежности, высылались из Оренбурга, но, к сожалению, самого низкого достоинства, а иногда и вовсе несоответствующие назначению. Так, железные лопаты были обыкновенно слишком малого размера, тонки и часто с изломами; а потому на первых же порах становились вовсе негодными к употреблению. Топоры рабочие и плотничьи — ниже всякой [44] посредственности. Продольные пилы хотя были удовлетворительны, но подпилки для точения их — железные; прочий мелкий инструмента вообще отличался достоинствами в роде вышеупомянутых. Оконные и дверные приборы были весьма дурны: оконные петли из листового железа и вдвое большей величины чем нужно; дверные же приходилось даже перековывать. Дверцы топочные и трубные — листового железа 29 которое, от топки саксаулом. менее чем в год перегорает; а потому полезнее было бы иметь топочные дверцы чугунные или кованного железа.

Все эти обстоятельства, взятые вместе неминуемо должны были повлечь за собою и дурные последствия: инструмента (в особенности лопат и топоров) расходовалось вдвое более, и притом происходили замедления в работах; печные, оконные и дверные приборы, будучи плохого достоинства, по необходимости, все-таки употреблялись в дело, но на другой год требовали замены новыми; между тем ценность построек чрез то возрастала.

В особенности 1858 год был обилен самыми большими неудачами для Сыр-Дарьинских построек. Развалившиеся или готовые разрушиться строения прежней постройки, из жженного кирпича с Камышевыми [45] сводами, необходимо было заменить другими, и притом в течение одного лета успеть построить значительное число их, чтобы доставить укрытие гарнизону на зиму. В то же самое время требовалось произвести многие капитальный перестройки и в оборонительной ограде фортов. Все эти работы, по мере возможности, произведены совершенно основательно и, к концу лета, большая часть строений были уже сложены; оставалось только покрыть их и сделать в них печи, но ни лесу (на балки и двери), ни печных приборов не было доставлено своевременно. Транспорт с лесом прибыл уже в сентябре. Требовалось еще время распилить лес, к тому же тупыми пилами; между тем наступившее дожди причиняли вред глиняным стенам непокрытых строений; крышу пришлось делать уже из мокрого камыша, а следовательно и глиняная смазка, поверх крыши, не могла высохнуть. Стены, подверженные действию сырости в течение всей зимы, с наступлением более теплого времени дали во многих местах трещины, а крыша-течь. К этому следует еще прибавить, что, по причине еще более поздней доставки печных приборов, большая часть печей в этих строениях была сложена уже в ненастное время и даже зимою. Многие печи, по неимению к ним приборов, всю зиму закрывались очажными задвижками, или даже просто куском листового железа. Доски на дверные полотна высланы были также слишком поздно и притом оказались весьма малогодными, так что, вместо трех досок саженной длины, приходилось употреблять 5 и б досок, и за всем тем полотно выходило скоробленное, с трещинами; но недостатку же плотников, и подобные полотна успели навесить только в некоторых домах, и то уже [46] зимою, а до того времени двери закрывались войлоком. При всех этих обстоятельствах странно было бы и требовать прочности и тепла от этих строений; их не следовало даже вводить в число проектированных постоянных построек, а смотреть на них как на временные, сделанные по необходимости, чтобы только доставить кое-какое укрытие на зиму. Разумеется, при своевременной доставке необходимых материалов, ничего подобного не могло бы случиться.

В течение лета 1859 года произведена была капитальная перестройка этих зданий и вновь построено их столько, сколько дозволили средства. В форте № 2 все проектированные строения в конце лета этого года уже были выведены, но часть их опять-таки оставалась без крыши, за неимением леса 30. Не знаем какой участи подверглись эти и подобные им строения в других фортах; но, во всяком случае, предполагаемый двухгодичный срок работ по устройству фортов оказался недостаточным; в форте-Перовский и в форте № 1 работы должны были продлиться еще и на следующее лето.

Вот причины, замедлившие успешный ход работ по Сыр-Дарьинским укреплениям, и почему некоторые из строений оказались неудовлетворительными.

Строения из воздушного кирпича не только возможны, но даже незаменимы никакими другими в степной местности, лишенной других, лучших [47] материалов, и притом удаленной от производительной части края, как например Сыр-Дарьинская местность. Местные климатическая условия также не причиняют особенного вреда строениям из воздушного кирпича, если только соблюдены все условия, относящиеся до своевременной их постройки, и будет постоянный надзор за исправным их содержанием. Тогда только подобного рода строение будет вполне удовлетворительно, если от начала до конца работа производится постепенно и правильно; тогда оно во время высохнет и осядет, все части его равномерно окрепнут и утвердятся.

За всем-тем, необходим постоянный и тщательный присмотр за ним, в особенности после дождей и снега, портящих скорее всего кровлю, чрез которую сырость передается и стенам. Поэтому, при малейшем повреждении крыши необходимо тотчас же принять меры к ее исправлению, хорошо смазав глиною и присыпав земли. В строениях на Сыр-Дарье стены сыреют (не говоря уже о низменности грунта) еще по той причине, что некоторые жильцы имеют обыкновение, во избежание пыли, окачивать кирпичный пол водою, выливая ее целые ушаты, — это уже искусственное разрушение стен. В форте № 1, в морской казарме, на подоконниках, в швах между кирпичами, матросы садили горох, следовательно. и поливали его; это опять-таки искусственная ломка стен, не только слабых, глиняных, но подобным же способом, употребляя только вместо гороха деревянные колья, на каменоломнях ломают гранитные глыбы. После этого возможно ли требовать, чтобы сырцовые стены были сухи и прочны!

Мы с намерением вошли здесь в некоторые [48] подробности, при рассмотрении условий, при которых производились постройки сыр-дарьинских строений (в 1858 и по сентябрь 1859 г.), чтобы показать, в какой зависимости может находиться инженер от многих случайных и часто вовсе непредвиденных обстоятельству свойственных тому краю или подобной ему местности, — обстоятельству который, однако, не бесполезно иметь в виду на будущее время

Зная настоящее положение инженерного дела на Сырдарьинской линии, признаемся, нам казалось весьма странным слышать те неосновательные толки, которые распространялись в Оренбурге о сыр-дарьинских постройках. Не понимая сущности дела, некоторые старались распускать ложные слухи о ненадежном состоянии вновь возведенных на Сыр-Дарье строений, приписывая это принятой системе построек и неуменью инженеров строить, скрывая при этом, разумеется, причины, почему действительно могли обнаружиться те или другие недостатки в названных строениях. Мы не беремся доискиваться, какая была цель, искажая истину, делить столь неосновательное заключение о лицах, уже многократно доказавших на самом деле свои обширные сведения по строительной части и верный практически взгляд на дело. Не принимав никакого участия в инженерных работах на Сыр-Дарье, мы могли смотреть на все беспристрастно, и печатая настоящие наши заметки, единственно имели в виду представить истинное положение инженерного дела на Сыр-Дарьинской линии. Соглашаясь с мнением, что хороший инженер может и при малых средствах сделать многое, полагаем однако, что прежде чем от него требовать что-либо, необходимо дать ему хотя эти средства, потому что и [49] хороший инженер, как человек, не в состоянии из ничего сделать все.

К числу улучшений, которые можно было бы ввести в принятых ныне постройках на Сыр-Дарьинской линии, следует отнести и замену деревянных балок железными. При настоящем положении наших сыр-дарьинских владений, когда строевой лес приходится доставлять из северной части степи, принимая во внимание дороговизну его доставки и весьма малую прочность, железные балки принесут несомненную пользу и всегда будут выгоднее деревянных. Если даже железные балки первоначально обойдутся несколько дороже, то эти единовременные издержки в самом непродолжительном времени окупятся тем, что не потребуется того ремонта, который необходим при употреблении в дело дерева.

При составлены проектов предполагаемых двух новых степных укреплений 31, между прочим, нами было предположено ввести железные балки, которые и вошли в сметное исчисление. Балки эти предполагалось заказать в течение зимы 1860 г. на одном из железоделательных заводов, ближайших к Оренбургу, и весною отправить с транспортами в степь. Из всех спрошенных заводов, ближайших к Оренбургу, только один — Узянский — изъявил желание взять на себя этот заказ и по следующим [50] ценам: 1) железные балки профили Т, по 2 р. 25 к за каждый пуд их веса и со сдачею на заводе, 2) балки профили обыкновенная полосного железа, в 3 д. ширины и 5/8 д — толщины, с доставкою их к Бугульчанской пристани (на р. Белой, в 135 вер. от Оренбурга), по 1 р. 25 к. за пуд, и 3) балки профили V (верхняя плоскость в 1 д., нижняя в 5/8 д — и широта в 2 3/4 д.), также с доставкою в Бугульчан, — 1р. 45 к. за пуд. На основании этих данных, объявленных заводом, оставалось лишь отдать предпочтете такого вида и таких размеров балкам, который, при надлежащей прочности, по возможности были бы легче, и общая стоимость которых не выходила бы из пределов ассигнованной суммы.

По вычислениям, сделанным военным инженером полковником Паукером, оказалось, что наивыгоднейший профиль требуемых железных балок в настоящем случае будет вида Т и следующих размеров, черт. V, фиг. 5: ширина поля А = 3 д., высота В = 3 1/4 д., толщина у края D = 5/8 д. и у края Е = 7/16 д. Вес одного погонного фута подобной профили балки равен 8,86 фунт. Балки требовались длиною в 16 фут., следовательно вес каждой равнялся 3,54 пуда; груз, которой может выдерживать подобная балка, доходит до 30 пуд.

Балки профили полосного железа должны бы иметь следующие размеры: толщину 5/8 д. и ширину 4 д., а не 3 д., как было объявлено заводом. Вес такой балки в 16 фут. длины равен 3,33 пуда; выдерживаемый ею груз 20 пудов.

Балки третьей профили оказываются вовсе неудобными.

На каждую погонную сажень крыши балок [51] профили Т понадобилось бы 3 штуки; всех балок, для каждого из двух укреплений, требовалось: 16-ти-ф. длины- 510 шт. и 14-ти-ф. длины 130 балок, весом всего 2185 пуд., что обошлось бы на заводе в 4910 р. 25 к. Балок профили полосного железа на каждую погонную сажень требовалось бы 5 штук, а потому на все здания, для каждого укрепления, понадобилось бы: 16-ти-ф. длины 992, а 14-ти-ф. длины 190. Полагая вес первых в 3307 п. (каждая весит 3 1/3 п.), а вторых в 551 п. (весь одной 2,9 п.), общий вес их был бы 3853 п., стоимостью в Бугульчане в 4823 р. Если же принять в соображение более значительный вес балок последней профили, то при перевозке на места работ они обошлись бы значительно дороже первых. Поэтому, несмотря на более высокую цену заказа первых, все-таки следовало бы отдать преимущество им. При весьма высокой цене, объявленной заводом, железные балки обошлись бы, в настоящем случае, более чем вдвое дороже деревянных; но и эта кажущаяся дороговизна в первые 5 - 6 лет наверное бы окупилась, и притом самый материал (железо) всегда имел бы цену на Сыр-Дарье, если бы даже был негоден более на балки.

Способ положения железных балок (вида Т) на стены строения с двухскатною крышею может быть следующий: в гнезда сплошного мауерлата, вставляются балки концами, где и заклиниваются, а в коньке, сверх того, скрепляются одна с другой двумя заклепками. Для возможности подобного скрепления, верхняя широкая плоскость балки не доводится до самого конца на 2 д. (считая до конька) и на такую же длину балка перепускается за конек крыши, по другую ее сторону. Этой перепускной части дается [52] соответствующий изгиб. При употреблении балок такого вида на строения с односкатного крышей, следовательно, когда балки не будут лежать попарно, с помощью этого изгиба балка может быть лучше укреплена в коньковом мауерлате. Для прикрепления обрешетки, в ребровой полосе балок проделываются дырья, чрез которые продевается проволока.

Местности, на которых предполагалось возвести, укрепления Джулек и Джан-Калы, по своему характеру между собою совершенно сходны: приречные, ровные и мало возвышенные над уровнем рек. Каждому из этих укреплений, сверх того, полагался одинаковой силы гарнизон: 110 чел. пехоты, 120 32 казаков и 32 артиллериста, и 5. орудий для обороны; а потому оба укрепления могли иметь совершенно сходное расположение и одинаковую величину. Верки земляные и обыкновенной профили (12 ф. высотою); артиллерийская оборона открытая, из орудий, поставленных на барбетах, по углам фронтов. Для хозяйственных помещений, как -то: ледников, погребов, кузниц, дворов для скота, складов дров, сена и проч., а равно базара и домов женатых чинов, предполагалось расположить форштадт, оградив его со стороны поля бруствером со рвом. Рвы крыльев этой ограды, равно как и весь форштадт, находились бы под ружейным и артиллерийским огнем позади лежащего фронта.

Все строения предполагалось возвести из воздушного кирпича, подобного сыр-дарьинским, только вместо деревянных стропил употребить железные. На разные мелкие поделки в Джулеке можно было бы употребить лес местный, а в Джан-Калы на все [53] привозный. Вновь возводимое укрепление Джулек было предположено расположить в стороне от бывшей коканской крепости того нее имени (где местность пересечена многими водопроводными канавами и рвами), и несколько ближе к реке, где и самая местность выше 1,5 футами, а выветрившаяся глина от стен старой крепости могла бы служить хорошим материалом для выделки кирпича. Работы по устройству обоих укреплений предположено было окончить в течение одной зимы и двух летних сезонов. Рабочих требовалось по 300 чел. для каждого укрепления. Стоимость всех материалов и инструментов 33, с доставкою их на места работа, покупка и содержание перевозочных средств и зарабочая плата, потребовали бы сумму: для укр. Джулека в 24 т., а для укр. Джан-Калы в 26 т. р. сер. Содержание же рабочих (600 чел. для двух укреплений) в течение двух лет стоило бы 100 т. р. сер. Отсюда видно, какая огромная цифра расходуется на содержание рабочих, а потому всякое замедление в работах, растягивая время, влечет за собою весьма большие издержки.

В заключение наших заметок упомянем об одном предложении, которым думали заменить в проектированных укреплениях (Джулек и Джан-Калы) земляные барбеты. Вероятно, из желания доставить больший круг действия орудиям, помещенным в исходящих углах, подана была мысль устроить для этой цели башни, нижние этажи которых могли бы быть заняты пороховыми магазинами, средние [54] стрелками, и верхние, открытые, служили бы платформою для постановки одного орудия. Не отвергая пользы, которую могут принести башни, употребленные с этою же целью, в известном случае, мы однако же думаем, что в степных укреплениях, на Сыр-Дарье, они неприменимы. И в самом деле, подобного рода башня должна быть сложена из жженного кирпича на извести, что действительно и предполагалось сделать; но при этом не было обращено внимания на одно, невидимому весьма ничтожное обстоятельство, а именно, что на Сыр-дарьинской линии до сих пор еще не найдено извести, — на которую можно было бы рассчитывать, как на строительный материал. Строить же башни из кирпича на глине положительно не стоит труда. Нам кажется, что в степи, все подобного рода постройки совершенно излишни; здесь более чем в другом месте следует держаться правила: чем проще, тем лучше, — и к тому же дешевле. Положим даже, что при известной толстоте стен явилась бы возможность доставить надлежащую устойчивость башни, сложенной из жженного кирпича на глине, для действия с нее из орудия; но, как скоро орудие будет подбито или повреждена самая башня (мы не считаем это невозможным от коканской артиллерии, если не теперь, то, быть может, со временем), то этим самым уничтожится и оборона из этого орудия; поднять на верх другое новое орудие без известного механизма не так легко (а устройство механизма сопряжено с издержками; чего будет стоить доставка одних цепей и пр.?), тем более не удобна починка стен башни в минуту надобности. Не проще ли же, вовсе не прибегая к ухищрениям, поставить орудия прямо на земляные [55] барбеты, и разве дав им, для более обширного круга действия из орудия, несколько большую высоту.

Не выдавая наши мнения за безошибочно верные, и приведя здесь недостатки в предложении башен для степных укреплений, мы имели в виду указать, что всякое предложение только тогда будет хорошо и удобоприменимо, если оно согласуется с местными условиями и средствами.

Ар. Грен.

1861 г.


Комментарии

10 Прежде стены этой крепости имели несколько меньшее заложение, но после экспедиции 1852 г. (под начальством полковника, ныне, генерала, Бларамберга), они были значительно утолщены.

11 Строевой лес Коканцы доставляли в Ак-мечеть с верховьев Сыр-Дарьи.

12 Глина от ее стен, как хорошо выветрившаяся, была употреблена на кирпич

13 В форт Перовский есть соломорезальная машина; она была привезена туда для обрезки камышовых фашин для сводов.

14 1 куб. саж. кладки на самом деде будет иметь несколько больший вес, потому что глина всегда будет содержать в себе влажность.

15 Здесь приняты уроки уменьшенные, потому что все работы на Сыр-Дарье производятся солдатами, а не вольнонаемными.

16 Глина пропитана солью

17 Инжен. Журн. № 2-й 1859 г. «О постройках из саманного кирпича»

18 Здесь разумеются одноэтажные строения.

19 В первых построенных здесь домах (по взятии Ак-мечети) вместо перемычек были употреблены доски или местный лес, что оказалось не совсем прочным и притом сопряжено с расходом на дерево.

20 На каждую оконную перемычку требуется до 175 кирпичей; на дверную 140 -196, смотря по толстоте стен. На подоконник идет 14 кирпичей. На одну погонную сажень кладки карниза - 48 кирпичей. На 1 кв. саж. пола — 130 кирп. Под половые кирпичи необходимо насыпать небольшой слой песку. Наружную часть подоконников полезно покрыть листовым железом.

21 В некоторых зданиях прежней постройки оконные переплеты были железные.

22 На 1 оконную раму требуется 2,5 саж. бруска, толщиною в 3 кв. верш.; на 1 дверную раму, бруска тех же размеров, 3,5 саж.; на оконный переплет, досок чистых, шириною в 5 верш., толщ. 2 д. — 1 саж.; на дверной притвор досок таких же размеров, — 4 3/4 саж.

23 Только в форте-Перовский, в доме командующего линиею, сделан отдельный потолок из коротких досок.

24 На Сыр-Дарье число рабочих теплых дней в году можно считать до 150.

25 По возвращении с Сыр-Дарьи в Оренбург, осенью 1859 г., нами была заявлена мысль о сформировании на Сыр-Дарье команды сапер, с целью иметь опытных инструкторов, по разным строительным мастерствам, — мысль, приведенная в исполнение в прошлом 1860 г., по ходатайству бывшего начальника Оренбургского края покойного А. А. Катенина.

26 В форте-Перовский есть еще действующий отряд Башкир в сотенном составе.

27 По исчислению, сделанному в Штабе Отд. Оренб. Корп., оказывается, что содержание на Сыр-Дарье рабочей Башкирской команды, в числе 600 чел., обходится в год до 50 т. р. с, считая в этом числе и отвод команды. Следовательно, содержание каждого человека стоит до 82 р. в год. Одежду и обувь Башкиры имеют собственную свою.

28 В 1858 г. Г. Северцов, известный наш зоолог, находясь при отряде, посланном из форта-Перовский для рубки леса, был захвачен в плен Коканцами.

29 В числе печного прибора, между прочим. Высылались в форты чугунные боковушки, вовсе не употреблявшиеся в дело. В течение двух лег этих боковушек в одном форте-Перовский накопилось до 600 шт. Полагая вес боковушки, средним числом, в 3 3/4 ф. (боковушки были разной величины), перевезено было, следовательно, до 66 пуд. ненужного груза, одна доставка которого в форт-Перовский стоила более 80 р. сер. (В 1858 г. ценность провоза тяжестей от Оренбурга до форта-Перовский обходилась в 1 р. 45 к. сер. с пуда; в 1850 г. — 1 р. 41,5 к.). Но лучше еще того — раз вместо вьюшек были присланы вилы!!...

30 При проезде через форт № 2 (13 сентября 1859 г.) мы застали в этом положении 4 строения (часовня, комендантский дом и 2 казачьи конюшни). В день вашего отъезда из форта-Перовский, 10 сентября, туда прибыл транспорт с лесом, миновав форт № 2.

31 Предполагалось с весны 1861 г. начать постройку укреплений Джулека (на Сыр-Дарье, в 120 вер. выше ф.-Перовский) и Джан-Калы (на Данны-Дарье, в 125 вер. от ф.-Перовский, но в предположении этом последовало изменение; постройка по укреплению Джан-Калы отложена, а с весны текущего года начались работы в Джулеке. — Вследствие каких-то обстоятельств заказ железных балок не состоялся.

32 В том числе 50 казаков на случай усиления гарнизона.

33 Здесь прилагаются цены материалам и инструментам, закупленным на нижегородской ярмарке в 1859 г., включая сюда и ценность их доставки до Оренбурга.

Текст воспроизведен по изданию: Заметки об укреплениях в Оренбургском крае вообще и на Сыр-Дарьинской линии в частности. СПб. 1861

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.