Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ГРЕН А. Н.

ПИСЬМА ИЗ ФОРТА ПЕРОВСКИЙ

В ОРЕНБУРГСКОМ КРАЕ ВООБЩЕ И НА СЫР-ДАРЬИНСКОЙ ЛИНИИ В ОСОБЕННОСТИ

Оренбургский край 1 начиная с XV ст., отчасти чрез русские в нем поселения, отчасти чрез вступление в подданство, туземцев, постепенно входил в состав Российского государства. Вначале XVIII ст., Русские жили в оседлых пунктах по Нижнему Яику (Уралу), в городах: Уфе, Самаре, и некоторых еще пригородах; все же остальное затем пространство нынешнего Оренбургского края было занято кочевыми племенами, а именно: Башкиры кочевали в нынешней Оренбургской и смежной с нею губерниях, отчасти и за р. Яиком; племена татарского и финского происхождения (Татары, Мещеряки, Мордва, Черемисы, Вотяки, Чуваши и Тептяри), — на землях Башкир; Калмыки — по обе стороны Яика; Киргизы в степях за Башкирами; Каракалпаки на низовьях Сыр-Дарьи, и наконец Туркмены — по восточному берегу Каспийского моря. [2]

Башкиры, хотя вскоре по покорении Казанского царства и вступили в русское подданство, однако, сообща с другими инородцами, нередко производили набеги на соседственные им русские селения и даже неоднократно восставали открыто против правительства. Для обеспечения себя от набегов и грабежей соседей, оседлое население края было вынуждено укреплять свои селения, и с этою же целью, возводились даже оборонительные линии из непрерывного вала.

О принятии Киргиз-казаков малой и средней орд в подданство России (1730 и 1739 г.), явилась необходимость построить несколько укреплений по р. Уралу. Таким образом в 1735 г. был основан Оренбург, при слиянии. Ори с Уралом. Но в 1739 г. Оренбург был перенесен на место нынешней Красногорской станицы (по дороге из Оренбурга в кр. Орскую), а в 1744 г. на то место, где находится ныне. Прежний же Оренбург (при устье Ори), был переименован в кр. Орскую. Кроме этих двух укреплений, сохранившихся и по настоящее время, по берегу Урала было построено еще несколько укрепленных станиц, а также крепости по берегам рек Уя, Самары и Сакмары.

Оренбургский край, при настоящем его административном устройстве, состоит из двух частей, отделенных одна от другой реками Уралом и Уем. Часть края, по сю сторону этих рек, занята исключительно только оседлым населением, тогда как обитатели зауральской части — Киргиз-казаки — ведут жизнь кочевую.

Для поддержания в степи спокойствия между кочевыми ее обитателями, для обеспечения Киргизов от набегов среднеазиатских их соседей, а также [3] видах административных и военных, явилась необходимость иметь укрепления в разных пунктах степи. По мере того, как часть края, по сю сторону р. Урала, получала правильную организацию, построенные там укрепления уже теряли свое значение и упразднялись сами собою. Между тем, существование военной линии, пограничной со степью, по рекам Уралу и Ую, признается необходимыми и по настоящее время, не смотря на то, что нынешнее положение степи совершенно изменилось против прежнего.

В 1833 г. было построено Ново-Петровское укрепление на берегу залива Кайдак или Карасу (при соединении его с заливом Мертвый Култук). Укрепление это возводилось с целью иметь опорный пункт на северо-восточном берегу Каспийского моря, для наблюдения за туркменскими морскими разбойниками.

В 1839 г., перед хивинскою экспедициею, были построены укрепления Эмбинское и Ак-Булакское, как складочные и опорные пункты. По окончании экспедиции, укрепления эти упразднены.

Частые волнения в степи заставили основать укрепления и внутри ее; т. обр. в 1845 г. построены укрепления: Оренбургское — нар. Тургае, и Уральское нар. Иргизе.

В 1846 г. Ново-Петровское укр. было оставлено, по неудобству занимаемой им местности, а вместо того построено Александровское укрепление на полуострове Мангышлаке, близ Тюк-Караганскаго залива. При этом имелась в виду еще и та цель, чтобы вновь возведенное укрепление служило промежуточным торговым пунктом между Астраханью и Хивою, так как на Мангышлакский полуостров исстари пролегал караванный путь из Хивы в Россию. Но цель эта не была достигнута. Оренбургское и Уральское [4] укрепления, находясь в значительном расстоянии от р. Сыр-Дарьи, не могли защищать кочевавших там наших Киргизов от притеснений и грабежа Хивинцев и Коканцев, а также не обеспечивали переправу через Сыр бухарских караванов, следующих в Россию и обратно. Но этим причинам, в 1847 г., было основано на правом берегу Сыра укрепление Аральское (Раимское), в 60 верстах от его устья. В 1848 г. построен форт Карабутакский на р. Карабутак, впадающей в р. Иргиз. Это укрепление, находясь почти на половинном расстоянии между кр. Орскою и укр. Уральским, в настоящее время важно как этапный пункт на орско-уральском почтовом тракте, облегчающий сообщение степных укреплений с Оренбургскою линиею.

В 1853 г., со взятием Ак-мечети, на месте ее основан форт-Перовский. В 1855 г. вместо Аральского укрепления основан форт № 1-й (Казала), тоже на правом берегу Сыра, в двух верстах выше рукава Казала, и в 40 верстах выше упраздненного укрепления. Для связи же этих двух фортов, почти на половинном между ними расстоянии, построен форт № 2 (Кармакчи). Сверх того, временно были нами заняты: коканское укрепление Кумыш-курган (форт № 3) на левом берегу Куван-Дарьи (в 1856 г. форт № 3 упразднен) и хивинская крепость Ходжаниаз — при соединении ныне высохшего протока Манальиузяк с Куван-Дарьей.

Мы упомянули выше, что для обеспечения края, лежащего по сю сторону р. Урала, от набегов Киргизов, учреждена была — оренбургская военно-пограничная линия, из ряда укрепленных постов, оберегаемых казаками Оренбургского и Уральского войска. [5]

Линия эта, начинаясь у Каспийского моря, идет по рекам Уралу, Илеку, Курале, Бердянке, далее опять по Уралу до кр. Орской, затем сухопутною границею до станицы Березовской и, наконец, по рекам Ую и Тоболу до станицы Звериноголовской, где и соединяется с военнопограничною линиею Западной Сибири.

На Оренбургской линии, простирающейся свыше 1500 верст, находятся две штатные крепости: Оренбург 2-го класса и Орская 3-го класса, и одна заштатная — Илецкая защита. По протяжению сухопутной границы, от кр. Орской и до станицы Березовской (478 верст), устроены укрепления: Императорское, Наследника, Константиновское, Николаевское и Михайловское; сверх того, между ними редуты и укрепленные станицы. Предполагалось даже прикрыть эту часть границы непрерывным валом, однако предположение это не было приведено в исполнение. Затем, на всем остальном протяжении линии, города и станицы именуемые иногда крепостями, форпостами, отрядами, уметами и проч., ограждены земляным валом, и иногда одним палисадом; то и другое в настоящее время находится в полуразрушенном состоянии. Между станицами, в некотором расстоянии, одна от другой, расположены вышки, занимаемые казацкими пикетами.

При настоящем, совершенно спокойном положена степи, действительно ли требуется подобное охранение Оренбургского края со стороны зауральской его части? Мы не отвергаем необходимости иметь на Оренбургской линии достаточной силы подвижной резерв, который в случае надобности, мог бы быть направлен в ту или другую сторону; но сомневаемся в пользе, приносимой укреплениями и крепостями Оренбургской линии. Если в прежнее время эти [6] крепости служили оплотом для внутренней части края, оберегая ее со стороны враждебной или неспокойной степи, то ныне те же самые крепости потеряли свое значение, как оборонительные или наступательные пункты, и две из них, главные: Оренбург и Орская, обратились не более как в депо, в которых заготовляются для степных укреплений разные военные и жизненные потребности. Для последней цели, нет никакой надобности содержать здесь крепости, ежегодно расходуя значительную сумму на их ремонт и управление. Также мы не видим особенной необходимости в содержании и прочих укреплений на Оренбургской линии, потому что спокойствие в степи год от году становится прочнее и прочнее, благодаря истинно гуманным мерам, употребленным для этой цели бывшим начальником Оренбургского края, покойным А. А. Катениным. Катенин, в короткое время своего управления этим краем, достиг, и притом самым мирным путем, того, чего предшественники его не могли сделать в продолжение десятков лет.

Что касается укреплений Оренбургского и Уральского, расположенных в середине степи, то они приносят пользу, как центры административного управления и, вместе с тем, служат этапами при следовании казенных транспортов, отправляемых на Сыр-Дарьинскую линию. Наконец, как пункты, занятые оседлым населением, среди кочевого народа, укрепления эти привлекают к себе Киргизов-промышленников, которым, таким образом, представляется больше средств к сближению с народом более чем они образованным. [7]

Сделав общий обзор укреплений в Оренбургском крае, перейдем теперь к Сыр-Дарьинской линии. Долина реки Сыр-Дарьи, бесспорно, есть одна из лучших местностей в степи Оренбургского ведомства. Наше правительство, приняв в свое подданство Киргиз -казаков, рано или поздно должно было придти к тому, чтобы занять Сыр-Дарьинский оазис.

Низовья Сыр-Дарьи, принадлежав прежде частию Хивинцам и частию Коканцам, все таки постоянно служили местом для зимовых кочевьев Киргизов, русских подданных, которые, летом кочуя со своими стадами на верховьях Тобола и под Троицком, на зиму обыкновенно уходят на берега Сыра. Местные условия степи таковы, что если в течение лета стада кочевников находят себе пропитание на известном пространстве, то зимою та же местность оказывается для них неудобною; и на оборот, если берега и острова Сыра, поросшие, по большей части, камышами и кустарником, удовлетворяют требованиям для зимового кочевья, то летом эти же самые берега положительно неудобны для стад кочевников. Камыши и кустарник доставляют кочевникам и их стадам достаточное укрытие от зимних буранов и служат, вместе с тем, топливом, а камыш и кормом для стад; летом же, по множеству водящихся в них комаров и слепней, заставляют кочевников удаляться, угоняя стада в пески, или перекочевывать далеко на север степи.

Беспрерывные притеснения наших Киргизов, кочующих на берегах Сыра, с одной стороны Хивинцами, а с другой Коканцами, вынудили наконец правительство прибегнуть к боле решительным мерам; а потому, как для защиты наших [8] кочевников, так и в видах охранения бухарского караванного пути в Россию, в 1847 г., как было замечено выше, основано укр. Аральское, на урочище Раиме. Вот причины, вынудившие иметь укрепление на Сыр-Дарье. Но это был только первый шаг к дальнейшему движению вверх по Сыру. В непродолжительном времени обстоятельства указали на невозможность оставаться в этом положении. Близкое соседство Коканцев и Хивинцев все таки представляло мало гарантии русским Киргизам. Набеги и грабежи по-прежнему не прекращались; оставалось одно средство, оттеснить по возможности далее столь беспокойных соседей, а следовательно построить еще несколько укреплений, что и было исполнено в 1853 г., со взятием Ак-мечети.

Долина низовьев Сыр-Дарьи хотя и считается местностью более производительною нежели остальная часть степи Оренбургского ведомства, однако и там встречается недостаток в некоторых важных строительных материалах. При всем желании инженера обойтись местными средствами, в степи едва ли это возможно, а потому составитель проекта степного укрепления всегда будет поставлен в ложное положение, если ему не хорошо известны как средства, имеющиеся под рукою, так и те строительные материалы, которые необходимо доставлять с более или менее далекого расстояния. Мы укажем нате немногие местности в степи, где находится тот или другой род материалов, годных для построек.

В северной части степи, между реками Тоболом и Убаганом, встречаются местности, покрытые отчасти строевым сосновым лесом; а именно: лес [9] Ара-агач, Каза-басы, Аман-карагай (до 38 верст длины идо 10 в ширину), Терек-кирагай, Сырсын-сиас и Наурзум (до 15 верст длины и до 3-х ширины). Лиственные же леса встречаются между реками Тугузуком и Аятом, а также Тоболом и Убаганом. Затем, на всем остальном пространстве северной части степи нет даже и кустарника, годного на топливо, которым, по необходимости, служит скотский помёт, да корни некоторых степных растений. Южнее р. Иргиза, по пескам Кара-Кум, встречаются лишь разбросанные кусты саксаульника. Низовья Сыр-Дарьи, изобилующие камышом, также не богаты древесного растительностью: тот же редко растущий мелкий кустарник встречается на песчаных и солонцеватых местах, по прибрежью; но зато многие острова Аральского моря сплошь покрыты высоким саксаулом (annabasis ammodendron), к сожалению, не годным ни на что иное, как только для топлива 2. Но начиная от форта № 2 и вверх по Сыру, по прибрежьям встречаются, кроме саксаула, кустообразный растения: джангыла (гребенщик), джузгун, колючка и джида (род финикового дерева). Это последнее годно на разные мелкие поделки, как для построек, так ив домашнем быту. Ствол его достигает до 3-х вершк. в диаметре. Между фортом-Перовский и Джулеком 3 древесная растительность становится еще несколько [10] щедрее; так, кроме поименованных растений, там встречается тополь и тальник.

Берега р. Джаны-Дарьи, по всему ее течению (на протяжении около 350 верст), покрыты саксаулом; но камыш растет лишь в верховьях этого рукава. В низовьях Джаны-Дарьи встречается куга (род тростника), и то в весьма малом количестве. Куга растет также и около Джулека

Вот все виды степной растительности.

Из естественных камней, мы можем указать на дикий камень, залежни которого сопровождают берега речки Карабутак. Стены Карабутакского форта построены из этого камня. Верстах в 40-50 на юг от уральского укр. и по близости транспортной дороги есть следы существования камня кремнистой породы. Восточный берег Каспийского моря более всех местностей в степи изобилует разными каменными породами; так напр. на Мангышлакском полуострове находится известковый камень (раковистый известняк), который и был употреблен для разных построек, при возведении Александровского форта. По, берегу Красноводского залива также находятся известняки и других пород камни.

В 1858 г. на берегу Сыр-Дарьи, в окрестности форта № 1 (на уроч. Майлибаш, в 60 вер. от форта), найден глинистый сланец, который и употреблялся на фундаменты зданий в форте № 1. В 185!) г. в форт № 1 были доставлены образцы известняков с урочища Джаман-клыч (в 15 вер. от северной оконечности залива Сарычеганак), которые, по испытании, оказались хорошего качества; но, по затруднительности доставки этой извести в форт № 1, нельзя рассчитывать на употребление ее в дело. [11]

Весьма хорошего качества известь найдена на остр. Николае, в Аральском море; образцы этой извести были доставлены в Оренбург осенью 1859 г., но опять доставка ее в форты Сыр — Дарвинской линии сопряжена с большими расходами, а потому вряд ли, при настоящем состоянии сообщений по Сыру, можно рассчитывать на пользование ею. Быть может, дальнейшие изыскания обнаружат местонахождения извести по близости фортов, но по настоящее время известь, как строительный материал, на Сыр-Дарье неизвестна.

В окрестностях фортов, на Сыр-Дарье, попадается местами белая глина, употребляемая для побелок внутренних стен строений. За тем, кроме более или менее солонцеватой глины, в степи нет других строительных материалов. И так глина, песок, камыш и местами кустарник, — вот главные строительные материалы Сыр — Дарвинской местности; все же остальное необходимо доставлять издалека, или же ограничиться лишь тем, что имеется под рукою.

В бытность нашу на Сыр-Дарье летом 1859 г. мы имели случай ознакомиться с инженерными работами в фортах Сыр — Дарвинской линии. Сколько нам известно, кажется, по сие время не появлялось в печати почти ничего, касательно инженерного дела в степи Оренбургского ведомства 4; тогда как наши укрепления там существуют уже более 15 лет. Если взять во внимание отличительный свойства степи, как местности почти непроизводительной, то нельзя [12] не предполагать, чтобы в продолжение этого времени опыты производившихся работ не указали инженерам хотя на некоторые обстоятельства, достойные замечания. В особенности инженерные работы на Сыр-Дарьинской линии, начатые в обширных размерах вскоре по взятии Ак-мечети и продолжающаяся по настоящее время, могли бы представить немало поучительного для будущих строителей укреплений в том крае.

Не имея в виду излагать полную историю инженерного дела в степи, мы коснемся лишь собственно Сыр-Дарьинской линии, а потому цель наших последующих заметок будет состоять в том, чтоб ознакомить читателя с положением инженерных работ на Сыр-Дарье, изложив при этом и те условия, при которых работы производились в последнее время.

Прежде всего скажем несколько слов о свойствах грунта орошаемой Сыр-Дарьею местности. Сыр-Дарья, начиная от Джулека, течет по местности вообще низменной, и потому ежегодно заливаемой водою реки, при ее половодье. Левый берег ее возвышен еще менее правого.

Местность, на которой находится бывшая Коканская кр. Джулек (на правом берегу Сыра), совершенно ровная и перерезана небольшими канавами (ирригационными). При половодье реки местный горизонта возвышается над уровнем воды не более 3 — 4 фут., но участок между рекою и озером (залив Сыра), постоянно затопляется во время прибыли воды в Сыре. Грунт этой местности песчано-иловатый и глинистый. Местность, где расположен форт-Перовский, представляет также ровную поверхность, [13] с небольшим скатом к реке (на 100 саж. 1 ф. 8 д. падения); более возвышенный пункт и был занят собственно Коканскою кр. Ак-мечетью. Грунт этой местности иловато-глинистый, часто пересекаемый водяными жилами. Один только форт № 2 расположен на местности довольно возвышенной, и потому совершенно обеспечен от наводнения. Свойства грунта здесь одинаковы с пред идущей местностью. Местоположение форта № 1 есть самое невыгодное в сравнении с прочими укреплениями на Сыр-Дарье. Таким образом, хотя местность его у берега реки и возвышается на 4 — 5 фут. над горизонтом обыкновенных вод, но при половодье постоянно затопляется, почему вдоль берега, на протяжении верст 3-х, здесь устроена плотина. От берега местность постепенно начинаете понижаться, так что у фронта, противоположного речному, она даже ниже обыкновенная уровня воды в реке; затем, опять идет повышаясь, представляя, таким образом, как бы отлогую котловину. Кажется, нельзя было выбрать более невыгодной местности для расположения форта, как настоящее его место; к тому же слабый грунт здесь решительно не в состоянии выдерживать тяжелых построек, а искусственное усиление его, за неимением средств, становится делом если не невозможным, то крайне затруднительными

Обратимся теперь собственно к инженерному делу. В 1854 г. одновременно было приступлено к постройке трех новых укреплений на Сыр-Дарье: форта-Перовский, форта № 1 и форта № 2, по проектам достойным замечания. Эти проекты, осуществлявшиеся до 1858 г. под руководством их составителя, отличаются особенною оригинальностью. [14]

Не входя в частности каждого из них, мы рассмотрим все три проекта вместе, так как основный начала их одни и те же.

Все три форта предполагалось расположить на местностях совершенно ровных, а потому, казалось бы, что линия огня этих укреплений могла иметь весьма простое начертание и, вместе с тем, доставлять хорошую фланковую оборону рвам и фронтальную впереди лежащей местности. Между тем, начертание верков проектированных фортов было до того вычурно, что с первого взгляда поражает своею оригинальностью. Не зная истинного характера местностей, для которых были проектированы форты, и глядя на подобное начертание верков, можно было бы предположить, что автор принужден был усиленно бороться с препятствиями, представляемыми ему местностью, и потому применять свои укрепления к разнообразным ее видоизменениям. Но так как на самом деле ничего подобного не существует, то и нельзя объяснить причины, побудившей дать линии огня этих укреплений ни с чем несообразное начертание. Бесчисленные переломы и исходящие части привели к тому, что совершенно ослабив фронтальную оборону, почти уничтожали и фланковую, а линия огня получила длину вовсе несоразмерную с величиною гарнизона 5.

Доставление хорошей фланковой обороны в степном укреплении в особенности важно потому, что для образования достаточно обширного пространства внутри крепостной ограды, где бы с удобством могли быть [15] расположены необходимые помещения для гарнизона, линия огня всегда выйдет значительно более надлежащего. Следовательно укрепление тем более должно имеет такое начертание, при котором все части его могли бы получать хорошую взаимную оборону, что и не трудно достигнуть на местности совершенно ровной.

Если кажется весьма странным начертание верков, первоначально принятое для фортов Сыр-Дарьинской линии, то не менее того оригинальны и профили бывшей крепостной ограды. Для образца мы прилагаем здесь профиль главного вала и равелина, черт. II. При ограниченном числе орудий, назначенных для обороны степного укрепления, и, к тому же при неудовлетворительном начертании линии огня в проектированных фортах, можно судить в какой степени была уместна подобная профиль верков. К внутренней крутости бруствера, по всей его длине, примыкала оборонительная стенка, сложенная из жженного кирпича на глиняном растворе, а верхушка ее была покрыта черепицею. На глассисе, у контр-эскарпа, в ширину саж. на 5, была рассажена колючка, долженствовавшая играть роль искусственного препятствия.

Пороховые погреба были покрыты купольными сводами и по высоте своей могли бы служить лучшею целью выстрелам атакующего. Для помещения гарнизона в бастионах, а также и в куртинах, впереди которых находились равелины, расположены были оборонительный казармы, крытые сводами из камышовых фашин.

Находя весьма дорогим общепринятый в степи способ построек зданий из воздушного кирпича на глине, с плоскими Камышевыми крышами на деревянных балках (стропилах), составитель новых [16] проектов старался изыскать другой, более дешевый способ, при котором можно бы было обойтись не употребляя в дело строевого леса, как самого дорогого материала в степи, а довольствоваться лишь местными средствами, находящимися под рукою. Задача эта, провидимому, была решена блистательно — заменою плоских камышовых крыш на деревянных балках сводами из камышовых фашин 6. Стены всех зданий, но новым проектам, предполагалось выводить из жженного кирпича; за неимением извести, кирпичную кладку производить на глине.

Мы заметили выше, что грунт здешней местности, не имея достаточной твердости, не в состоянии выдерживать слишком массивных зданий, а поэтому уже одному избранный способ построек совершенно несогласовался с местными условиями. В самом деле, вес камышового свода на кирпичной стене, толщиною от 1,5 — 2 арш. (как это было в действительности), гораздо более чем вес свода в один кирпич, на стене в 2 кирпича толщиною; а потому, желая избежать употребления леса, лучше бы было предпочесть кирпич камышу; тогда бы первого и потребовалось меньше, да и строения вышли бы легче. Но кроме этой причины, относящейся к грунту, камышовые своды имеют еще другие весьма важные недостатки. Оводы эти, состоя из ряда фашин, плотно связанных и сбитых между собою кольями, концами своими производят сильное боковое давление на стены строения.

Не смотря на большую толщину стен (от 1,5 — 2 ар.), наружный и верхние их части не в состоянии [17] противодействовать этому давлению, вскоре дают трещины, затем, начинают постепенно уклоняться наружу и наконец падают. К тому же опорные стены, сложенный из жженного кирпича на глине, имеющей слишком малую с ним связь, тем менее могут противиться столь сильному боковому давлению на них свода. Даже в стенах, неподверженных этому давлению, если швы кладки не покрыты штукатуркою, то глина из них вываливается от одних атмосферных перемен, а тогда теряется и вся прочность кладки. Глина, из которой приготовляется здесь кирпич, постоянно содержит в себе много разных солей, от чего по обжиге сырца получается малое количество кирпича доброкачественного. Так называемый красный кирпич выходит не хорош, скоро выветривается, крошится и принимает сырость; между тем его-то преимущественно и приходится употреблять на кладку стен, оставляя лучший сорт кирпича для фундаментов и цоколя. Вообще строения под Камышевыми сводами следует считать не более как временными постройками, если бы даже опорные стены и были сложены из жженного кирпича на извести так прочно, что в состоянии были бы выдерживать претерпеваемое ими давление. Это потому, что почти каждая камышинка, в котором-нибудь из своих колен, непременно содержит либо червячка, либо яички насекомых, которые, разлагаясь, заражают в том месте камышинки, а от прикосновения их друг к другу, гниение весьма быстро распространяется на всю фашину. Уничтожить эти зловредно действующие причины можно разве тщательною сортировкою каждой камышинки, т.е. прежде чем употребить в дело, следует камыш просушить и вычистить, — работа [18] невыполнимая на практике. И действительно, опыты показали недолговечность строений под Камышевыми сводами, и в особенности тех, которых стены были сложены из жженного кирпича на глине. В продолжение всего времени, пока в фортах Сыр-Дарьинской линии существовал упомянутый выше способ постройки зданий с Камышевыми сводами, не было ни одного строения, которое бы удовлетворяло хотя главным условиям, требуемым от жилых помещений; и к довершению всего, ежеминутно можно было ожидать падения свода и разрушения стен — что и случалось действительно. В форте № 1, где грунт менее тверд, все подобный сводчатые постройки вскоре понадобилось подпереть бревнами — строевым лесом. Крыть же своды сверху черепицею, как это было принято, значило еще более увеличивать вес свода, а следовательно и боковое давление на опорные стены.

Мнение, что здания с Камышевыми сводами, по неимению на Сыр-Дарье строевого леса, обходятся дешевле чем с Камышевыми крышами на деревянных балках, совершенно несправедливо. Доставка леса, назначается ли он на балки, или на колья для прибивки фашин, на станки для вязки их, и подпоры для поддержания стен от разрушения, — обходится одинаково дорого; а потому справедливее было бы отдать предпочтение такого рода постройкам, которые при меньшей ценности представляли бы более прочности.

Строения из жженного кирпича на глине, с Камышевыми сводами, при непрочности своей, доказанной, к сожалению, слишком многочисленными опытами, не только обходятся не дешевле строений из воздушного кирпича с Камышевыми крышами на деревянных [19] балках, но и дороже последних. Таким образом, по вычисление оказывается, что дом длиною 6 и шириною 3 саж. обходится:

1) В форте-Перовский: а) из обожженного кирпича под камышовым сводом — 262 р., б) из воздушного кирпича с деревянными балками — 210. р.

2) В форте № 1 а) из обожженного кирпича под камышовым сводом — 378 р. б) из воздушного кирпича с деревянными балками 220 р. 7.

Если же принять в расчет весьма малую прочность зданий с Камышевыми сводами, то, без всякого сомнения, вся выгода останется на стороне строений из воздушного кирпича с деревянными балками.

Строения под Камышевыми сводами, на Сыр-Дарье, могут быть возводимы разве только в тех местах, где на колья для сколачивания сводов имеется лес местный (как напр. в Джулеке, форте-Перовский, форте № 2); но и в этом случае не следует ставить своды на кирпичные стены, а должно опирать их прямо на землю, составляя таким обрезом строения чисто временный, так напр. бараки для лагеря, на летнее время, помещения для разных хозяйственных потребностей и материалов, не терпящих жара и не боящихся сырости, и т. и. [20]

Мы выше упоминали, что строения с Камышевыми сводами, а также и оборонительные стенки, были сложены из обожженного кирпича, а потому можно судить какое количество его понадобилось для возведения всех этих построек. На обжиг кирпича употребляли лес местный, там где он имеется (форт-Перовский и форт № 2); в противном же случае его заменяли камышом (форт № 1). В продолжение трех лет, пока существовал этот способ постройки, собственно на обжиг кирпича было истреблено огромное количество местного леса, тогда как, делая строения из воздушного кирпича, большая часть потребленного топлива была бы сохранена.

Не распространяясь о крайне неудовлетворительном расположении оборонительной ограды, расположении, при котором не были соблюдены даже самые основные правила фортификации, мы с намерением несколько долее остановились на постройках с Камышевыми сводами, чтобы показать в какой степени оправдалось предположение о их дешевизне, которую, как главное обстоятельство, имели в виду при составлении этих проектов.

Мы знаем только то, что в течение трех с половиною лет израсходована была огромная сумма денег без всякой видимой пользы, а к концу этого периода времени уже не оставалось на Сыр-Дарье ни одного строения сколько-нибудь удовлетворительного: не успевали окончить новое, как уже рушилось прежнее. В бытность нашу на Сыр-Дарье, летом 1859 г., мы видели сами несколько построек с Камышевыми сводами, уцелевшими от окончательного разрушения единственно потому, что стены их были подперты бревнами. В оборонительных казармах, [21] опорные стены (обращенные вовнутрь укрепления) менее чем через год после их постройки понадобилось уже усилить каменными контрфорсами, которые все-таки не принесли существенной пользы.

И так необходимо было избрать более рациональный способ построек, действительно сообразный с местными средствами края, и притом относительно дешевый.

Кажется ничего другого лучше нельзя было придумать, как принять тот род построек, который вообще употребителен на юге Росси, в Закавказском крае, существующей у многих среднеазиатских народов, и наконец уже испытанный в степи Оренбургского ведомства — это постройки из воздушного кирпича, с Камышевыми крышами на деревянных балках.

Строения из воздушного кирпича 8 с Камышевыми крышами на деревянных балках имеют следующие преимущества перед кирпичными с Камышевыми сводами: а) стоимость первых гораздо дешевле; б) первые, будучи легче, оказывают меньшее давление на грунт, что весьма важно при слабости его; г) не требуется столь огромного количества топлива для обжига кирпича, употребляемого лишь на фундаменты и цоколь; д) требуется меньшее число рабочих рук; е) по однородности материала, употребляемого на кладку стен, отдельные части кладки лучше связываются между собою, и следовательно строение выходит прочнее; ж) лучше [22] сохраняют тепло, потому что воздушный кирпич худший проводник теплорода чем кирпич обожженный; з) стены из воздушного кирпича, как показали опыты на Кавказе, представляют достаточное сопротивление удару пуль, даже штуцерных; осколки от таких стен не столь вредоносны для обороняющихся, как осколки от стен кирпичных. Поэтому воздушный кирпич ст. пользою может быть употреблен и на облицовку наружных крутостей земляных укреплений. Наконец, и) камышовая крыша на деревянных балках не производит того разрушительного действия на стены, как камышовый свод, и не будучи крута, дозволяет хорошо произвести смазку (от чего много зависит теплота здания), а в случае порчи крыши легко сделать исправления, или даже заменить ее новою.

По существующим в Оренбургской степи постройкам из воздушного кирпича еще нельзя судить о их долговечности. В Уральском укреплении есть здания, построенный с основания укрепления (1846 г.), и по на стоящее время еще хороши. В Аральском укреплении (Раимском) стоило больших усилий разломать бывшие там постройки (1847-1855), до такой степени окрепла и сплотилась в однородную массу кладка из воздушного кирпича. На Кавказе есть строения из саманного кирпича, который существуют уже более 70 лет, и по настоящее время в исправном состоянии; так напр. в укреплениях на Кубани, в Прочно-Окопском укреплении и в других 9.

Ар. Грен.

1861 г.


Комментарии

1 Для разъяснения причин, вследствие которых в разное время возводились укрепления в оренбургском крае, неизлишним считаем сказать нисколько слов из истории этого края, заимствуя эти сведения из лекций полковника Макшеева, читанных в Академии Генерального штаба.

2 Саксаул иногда достигает 3-х саж. высоты; ствол его, в диаметре иногда 3 и 4 вершка, всегда чрезвычайно искривлен. Саксаул крепок как кость, но вместе с теми и весьма хрупок; он горит превосходно.

3 Джулек — бывшая коканская крепость, оставленная или по взятии нами Ак-мечети. Он находится на правом берегу Сыра, в 125 вер. выше форта-Перовский. С весны нынешнего года (1861) предполагается на месте Джулека построить наше укрепление.

4 В № 4 Инженерного Журнала за 1837 г. помещена статья г. федорова «О постройках из камыша»

5 Так напр. в форте-Перовский один из бастионов был представлен лишь одной своей фронтальной обороной, а исходящие углы фронта, противоположного речному, до того были изломаны, что рвы впереди углов вовсе не имели обороны.

6 Инж. Жур. за 1857 г. «О постройках камыша» из г. федорова.

7 При этом должно заметить, что здесь принято во внимание только стоимость материалов и рабочих рук, собственно лишь необходимых для кладки стен и для сделания кровли, следовательно не считан внутренней отделки дома. Более значительная ценность дома из обожженного кирпича в форте № 1-й зависит от недостатка под руками топлива для обжига кирпича. В форте № 2-й и форте-Перовский на обжиг кирпича употребляется колючка и саксаул, тогда как в форте № 1-й — исключительно один лишь камыш.

Кстати заметим еще, что если, во избежание употребления строевого леса, были приняты постройки с камышовыми сводами, то казалось бы не следовало употреблять его на тумбы около углов строении.

8 Воздушный кирпич, иначе называемый глиняно-соломенным, а на Кавказе саманным, приготовляется из смеси глины с рубленной соломою. Воздушным, он называется потому, что высушивается на открытом воздухе, и в таком виде употребляется прямо в дело. Название же саманный — местное, кавказское, от слова саман — мятая солома.

9 Инж. Журн. № 2 за 1859 г. статья г. Ушакова.

Текст воспроизведен по изданию: Заметки об укреплениях в Оренбургском крае вообще и на Сыр-Дарьинской линии в частности. СПб. 1861

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.