Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Киргизы и Кокандское ханство

По понятиям киргизов, зафиксированным в материалах комиссии Палена, право пользования кочевьями принадлежало наследникам. А поскольку землями владели их предки, эти земли принадлежали и им самим 21.

Командир Сибирского корпуса Гасфорд сообщал военному министру 21 июня 1855 г. : «Власть кокандцев в верховьях р. Чу, отдаленных на весьма значительное расстояние от Ташкента, а собственно от ханских владений, совершенно отдаленных снеговым хребтом гор, весьма шатка в этой стране... » 22. Поэтому здесь выражение собственности хана на земли являлось простой фикцией, хотя и имело юридическое основание. Все крупные земельные споры, если они происходили в центре ханства, решались непосредственно при участии хана, по его распоряжениям. Споры на периферии, в отдаленных кочевьях решались полномочиями манапов-родоправителей по нормам «обычного» права. Но даже здесь не исключалось вмешательство хана. Хан при благоприятных условиях мог на правах верховного собственника передать земли одного рода другому, причем в документе фиксировались обычно лишь имена родоправителей – биев и манапов.

Ханскими указами могли закрепляться отдельные территории, пастбища, урочища во владение, как за целыми родами, так и отдельными феодалами. Основанием для закрепления земель во владение служили, как давность принадлежности пастбища данному роду шли феодалу, так и различного рода ханские пожалования. Ханские документы юридически утверждали такие владения и пожалования. Характерен в этом плане ярлык Малля-хана, выданный в 1276 (1859—60) г.

___________________________________

«Киргизы кутлук-сеид со своими родовичами занимали урочище Кара-Тюбе. От разных притеснений кокандских властей вы разошлись по разным странам. В настоящее время, опять собравшись вместе, желаете быть нашими подданными, потому вам предоставляется (право) занимать местность Кара-Тюбе на прежнем основании, и никто препятствий делать вам не будет» 23.

___________________________________

С данным документом перекликаются два других — ханский ярлык и распоряжение маргеланского бека, адресованные киргизскому племени бери, которое уведомлялось, что [185] названные пастбища передаются в частное владение (мильк) феодалу Шах-Мирзе 24.

___________________________________

«В настоящее время из убежища августейшей милости последовал такой шахский указ, которому повинуется мир.

Местность из местностей летних пастбищ, которая расположена в горах, принадлежащих Наукату, [и] границы которой [определяются] следующим образом: ее запад[ная сторона] доходит до большой степи Куганди, и ее юг [южная сторона] достигает больших снежных гор, и ее восток [восточная сторона] в некоторых местах доходит до Таш-Тепа, а в некоторых— до Чалак-Уда и ее север[ная сторона] в некоторых местах достигает оврага, а в некоторых – до Чакмак-Таша, – [все] находящиеся в пределах этих границ пастбищные земли для скота пожаловали посредством передачи в мильк [нашему] давнему доброжелателю Шах-Мирза датхе. Датхам и биям и прочим фукара кочевых племен надлежит считать упомянутые летние пастбища [находящимися] вне соучастия и прочих пайщиков и обеленным мильком упомянутого датхи, и да не свершится никакое дело из дел несущих ущерб [его владениям] [и] да не преступят [они] смысла августейшего указа 1282 г. х. ».

___________________________________

Судя по дате 1282 (1865—66) г., ханский указ издан Султан-Сеидом, либо Худояр-ханом.

Как видно из распоряжения маргеланского бека, территориальные права Шах-Мирзы на пастбища даже расширялись.

«В настоящее время [все] вы от великих до малых общества арвин из племени бори знайте и ведайте, что местности Куганди и Исан-Арча, и Таш-Тепе являются давним летним пастбищем Шах-Мирзы эшик-агаси. Вы на те местности посягнули. Между тем в течение двадцати лет вы не ступали на эти местности и [сейчас] не делайте ненужного, бесцельного дела, не занимайте стоянку упомянутого эшик-агаси. Если же у вас в отношении этого будут [какие-либо] документы [или] устное заявление, прибудьте и сделайте заявление. 1282 [г. х. ]».

___________________________________

Как видим, киргизский феодал Шах-Мирза эшик-агаси пользовался каким-то особым благорасположением кокандских ханов. Они определяют ему в обельный мильк пастбища, маргеланский бек решает в его пользу спор с киргизским родом арвин за землю. В архиве кокандских ханов сохранился [186] еще один, уже третий документ, которым Султан Мурадбек в 1287 (1870—71) г. освобождает уже бахчи, т. е. обрабатываемые земли киргизского феодала от налогов.

___________________________________

«Достойному Иса-юзбаши [да будет известно], что люди Шах-Мирзы эшик-агаси на земле ручья Тарнав имеют восемь участков под дынями. Оказав милость, мы освободили [эти земли от налогов]. Не вмешивайтесь» 25.

___________________________________

Представленные документы говорят о том, что как обрабатываемые сельскохозяйственные угодья, так и пастбища были пожалованы кокандским ханом в наследственное владение придворному киргизскому феодалу, причем владение обельное, освобожденное от всех налогов. Закрепление в частное владение не только обрабатываемых земель, но и пастбищ свидетельствовало о дальнейшей феодализации (под влиянием Кокандского ханства) общественных отношений у киргизов и элементов разрушения коллективного землевладения и землепользования даже в пастбищно-кочевой общине.

Примером частного владения пастбищами у киргизских феодалов может служить и наличие у них коруков – «заповедников», огороженных земельных владений, не только обрабатываемых участков, но и пастбищ. Ранее, в одной из статей, на примере прииссыккульского корука Туура-Суу, мы высказали предположение, что коруки были не только ханской привилегией. Их могли иметь беки, киргизские манапы и бии 26.

Рассмотренные документальные факты, проведенные раскопки и другие материалы убедительно доказывают наличие крупных владений – обрабатываемых и пастбищных угодий — у киргизских феодалов. Добавим, так же, что, к примеру, известный чуйский манап Байтык Канаев, живший в середине XIX в., на свои пастбища Бас-Бёльтёк не пускал чужой скот, наказывал охотников, посмевших нарушить границы его владений 27. Это было типично феодальное владение — корук.

Алайский феодал Абдулла-бек, сын Алымбека и Курбан-джан, имел в собственности землю и крупную зимовку в местности Баш-Булак на 13-й версте по дороге из Оша на Алай 28.

Ханские ярлыки говорят, что нормы шариата о государственной собственности на землю использовались ханами в практике аграрных отношений и служили основанием для [187] вмешательства в земельные отношения киргизов-кочевников. Это свидетельствует о том, что с подчинением Коканду киргизские феодалы были юридически лишены собственности на землю, но фактически являлись владельцами и частными собственниками по ханским документам.

Выдаваемые ханами документы подтверждали юридическое право на владение и пользование землями, которыми население фактически владело испокон веков и которые с завоеванием киргизской территории стали числиться государственными. Население, занимавшее более ценные пространства – старые пастбища или орошаемые участки, стремилось заручиться документами правителей, за что даже иногда выплачивало огромные суммы. Как указывал В. П. Наливкин, частная собственность на землю в Кокандском ханстве – явление довольно распространенное. Первый большой шаг в этом направлении, по его словам, был сделан Омар-ханом, когда он в целях обогащения казны, через хакима Наманганского вилайета Сеид Кул-бека стал продавать земли киргизских кочевников в частную собственность. Причем их могли выкупить и прежние владельцы. «Земли эти покупались в складчину целыми родами (или, вернее, коленами), после чего в общинном владении (киргизов. – В. П.) остались одни только горные пастбища, а все те участки, которые могли эксплуатироваться плугом, при условии искусственного орошения, поступали в частную собственность покупателей и были разделены ими между собою пропорционально тем паям, которые вносились отдельными лицами при огульной покупке земли у хана. Этим был нанесен тяжелый удар общинному владению землей между здешними киргизами» 29.

Итак, в общинном владении за кочевниками остались лишь горные пастбища 30. Однако в общинном владении были и закрепленные определенными документами также обрабатываемые земледельческие угодья.

В списке владельцев, приложенном к рапорту уездного начальника, дополнительно указывалось, что некий мулла Иса Гадай Мирзаев имел «вместе с родственниками, киргизами Багышевской волости, васику на все земли, орошаемые из Бешбатман-арыка на 20000 танапов, выданную Магомет Омар-ханом в 1231 г. » 31 Когда мы подняли оригинал документа, это оказался протокол земельной тяжбы между [188] двумя киргизскими родами (представителями которых выступали, с одной стороны, Бекназар Раимбеков, с другой – Байбутта Токтамышев), тяжбы, решенной вмешательством Омар-хана. Приведем его 32.

___________________________________

«Определение границ участка земли, границы и местоположение которого известны, – находящегося в местности Биш-Батман, одной из местностей Карван-дала в Каса[не] – одной из [местностей], принадлежащих вилайету Наманган, приблизительно десять тысяч джуфта: на западе полностью примыкает к земле Хайдарбека-мирзы, сына Нушма [Душанба – ?] бия, на востоке полностью примыкает к Турпак-бел, на юге полностью примыкает к земле Бай-мирзы, сына Канбар-бия, на севере полностью примыкает к ручью Хайдарбека-мирзы упомянутого. Разграничения имеют ясные обозначения и заметные признаки на всех границах.

Это упоминание искреннее и справедливое и документ, избегающий лжи и порочности, основанный на том и свидетельствующий о том, что в месяце шаввале года 1231—тысяча цвести тридцать первого совершено: явился в суд богохранимой столицы Коканда Бекназар, сын Рахимбека и привел с собой Байбуту, сына Тухтамыша; пожелали они друг другу [в отношении] упомянутого выше участка, после подтверждения их правоспособности, вчинить иск законным порядком. После этого по совету некоторых из мусульман между этими двумя [тяжущимися] заключен правильный законный договор [о примирении] следующим образом: три части из пяти частей упомянутого выше участка пусть принадлежат упомянутому Бекназару, с братьями и общинниками его, а две части, оставшиеся от этого, пусть принадлежат упомянутому Байбуте с его братьями и общинниками; и эти двое приняли [условия] упомянутого договора без принуждения и насилия, но добровольно и по желанию, от своего имени лично и, кроме того, [представительствуя] от имени своих братьев и общинников, взаимно отказались [от претензий] общим, действительным отказом. Имена братьев упомянутого Бекназара: Джаука-мирза, Турбийбек, Исаи, Исан-Келди, сыновья упомянутого Рахимбека, Гадай-мирза и Каджика, сыновья отсутствующего мирзы Шах Мухаммада (?) сына Бекбасар-бия. Имена братьев и общинников упомянутого Байбуты: Абул-Касим, сын упомянутого Тухтамыша; Баймирза и Сари-мирза, сыновья Балта-мирзы; Худайкул, сын Сукура и Йваш-бай, сын Алатау-бия. Упомянутый выше [189] участок вследствие этого договора стал милком упомянутых: истца и ответчика, вместе с их братьями и общинниками, [на правах] коллективного пользования [с разделом] на пять частей; и они сделали взаимный отказ [от притязаний]. В этом заключается событие, которое записано. Совершено в присутствии справедливых и добросовестных свидетелей».

___________________________________

Интересен также документ киргизов местности Уйлука и Алайлука:

«Да будет известно всем достопочтенным хакимам, казням города Андижана и жителям Андижанского бекства, что его высокостепенство наш дед (Шир-Али-Хан), имеющий место в раю, продал означенную землю жителям Уйлука и Алайлука для продовольствия и надобности войска ислама за триста тиллей, которые были получены и издержаны, а потому мы, оказывая им милость, по шариату приказали, чтобы, никто не стеснял относительно упомянутой земли под именем Бузак-Ульди и Каирманди-Мазара... 1281 (1864—65) г. Приложены печати: Саид-Султан-хана и Ашир-Ляшкара муллы Алымкула» 33.

Как сообщал начальник Андижанского уезда в Ферганское областное правление, при разборе документа казии показали, что названная луговая земля с камышом действительно была отобрана Худояр-ханом у жителей, а купчий документ, выданный Шералы-ханом, был изъят и уничтожен афтобачи. Но тем не менее, рассматриваемые луга продолжали использоваться тем же населением 34.

Под влиянием практики аграрных отношений в оседло-земледельческих районах ханства и киргизы изредка составляли свои письменные документы, чаще всего фиксировавшие решение поземельного спора. Именно в связи с этим Н. И. Гродеков, исходя из «обычаев» киргизов, писал: «Если у одной из сторон окажется документ, выданный другою стороною во время миролюбивого пользования ими землею, и в нем будет сказано, что сторона, дающая его, уступает противнику известную местность или известное количество кошей 35 земли,

Несмотря на то, что «Алымкул и прочие военачальники киргизского и кыпчакского войска» имели в окрестностях Андижана и Оша «родовые земли» 43, они получали в пожалование от хана и новые владения. В 1242 (1826—27) г. Мадали-хан передал киргизам рода улуг-хатын «в полное их владение» местности Кара-Гура и Кафга 44. Надо полагать, это были обрабатываемые или удобные для пахоты земли. Помимо названного в документе рода, ставшего коллективным владельцем, поименно перечислялись также 16 землевладельцев.

Иногда ханы выдавали документы и на право пользования казенными землями без указания на их продажу. Малля-хан выдает 23 кибитковладельцам-кыпчакам, обосновавшимся в урочище Арал (в Кокандском районе), документ на право заниматься «хлебопашеством на сказанном участке». При этом он велел саркарам и аксакалам «не делать названным лицам притеснения» 45. Однако распоряжения ханов иногда рассматривались лишь как единоразовые, имевшие реальную силу во время правления данного хана. Например, Худояр-хан, как только занял престол, тут же приказал снова отобрать у кыпчаков эту землю в казну, что не вызвало отпора населения – акт считался законным.

Интересно, что и беки, как представители ханов, раздавали во владение земли, на которых можно было насаждать сады, возводить курганы и пр. На это владение получали от беков особые предписания. Затем при переходе владения от одного лица к другому (по наследству или в результате продажи) прежний хозяин выдавал новому владельцу расписку, засвидетельствованную властями 46.

С закреплением или приобретением во владение обрабатываемой земли киргизы все больше отходят от скотоводства и приближаются к земледелию.

Поверенные киргизов из Куршаба писали, что с куплей ими в местности Биль-Ачик орошаемых и неорошаемых (кайрачных) земель они основали 5 больших кишлаков и постепенно «перестали кочевать, образуя постоянную оседлость». Так же было, пишут они, и с киргизами Узгенской и Яссинской волостей Ошского уезда, с которыми просители имели «дальнее родство». Владельцы представили шесть [193] документов (васика) на земли мильк. Даем их изложение по архивным делам 47.

1) Участок земли в местности Биль-Ачик Узгенской волости. На нем имелись зимовые стойбища и хлебопахотные земли. В 1233 (1816—17) г. 8 человек – доверенные от киргизского общества «со всеми правами и преимуществами и принадлежностями, как собственность их», продали его другой группе киргизов за 10 тилла.

2) Участок земли в местности Тиечи Узгенской волости орошается водою ручья Сокут. В 1268 (1851—52) г. киргизское общество «вышеописанный, собственно им принадлежащий участок со всеми правами и преимуществами и принадлежностями» продало Алимбекбию Саадбиеву за «один бархатный халат, два шелковых халата и полтора тилля».

Ниже в документе еще приписан участок «кайрачной земли».

3) В местности Биль-Ачик в 1268 (1851—52) г. Курбан-Али и Нияз-Али Бабабековы «продали вышеописанный, собственно нам принадлежащий участок земли со всеми правами и преимуществами и принадлежностями» Таирбеку Байботаеву за 2 тилля.

4) В 1279 (1862—63) г. Доскул Темиркулов в местности Биль-Ачик «продал вышеописанный, собственно мне принадлежащий участок со всеми правами и преимуществами и принадлежностями» Таирбекбаю Байботаеву за 4,5 тилла.

Представляя купчие в Ферганское областное правление, киргизы писали: «Подобные документы имеются у нас у каждого и всех» 48.

Купчие документы составлялись примерно по одному образцу и заверялись казнями. Приведем перевод васики 1266 (1849—50) г. на продажу киргизами — братьями Дивана и Ташбеком Кулыбековыми и Бекпулатом Ашимбековым участка земли в 30 кошей (джуфтов) в местности Калтуг 49.

___________________________________

1. «Определение границ одного участка пахотной земли, находящегося в мауза Култуг, приблизительно тридцать принятых (в данной местности) джуфта: на западе полностью примыкает к дороге общественного пользования;

2. на востоке полностью примыкает к милку Арзу; на юге частично примыкает к милку — матрука Бая; частично примыкает к Ак-Тумшук; на севере полностью примыкает к милку. [194]

3. Джин-Али. В месяце Джумада ал-ахир года тысяча двести шестьдесят шестого совершено: заявление и признание достойное дворян, законное

4. сделали Дивана и Ташбек, сыновья Кулыбека [и] Бекпулат, сын Ашимбека, в состоянии дееспособности и правомочности своих распоряжений,

5. добровольно, по собственному желанию, в том, что: продали мы целиком и полностью участок, упомянутый выше, который был нашим правомочным владением и милком

6. до настоящего времени, продажей со всеми правами [собственности] и сопутствующими устройствами, и со всем, малым и многим, что в нем и вне его, из прав внутренних и внешних

7. продажей полной, окончательной, действительной, обязательной, законной, без обмана и плутовства и без каких-либо [односторонних] преимуществ, за сумму пять тилла полновесных, червонного золота, высокопробных, одномискальных,

8. законных, Арис-Мухаммаду, сыну Бек Келдыбая, со взаимным вручением обоих обмениваемых [предметов]; и подтверждением сделал упомянутый тот, о ком заявлено, заявителем в

9. указанном заявлении. Совершено в присутствии справедливых и добросовестных свидетелей» 50.

___________________________________

Продажа и купля киргизами земель мильк под влиянием практики Кокандского ханства производились как частными лицами, так и общинами. Причем частный владелец оставался все же в общине (коллективное водопользование, выпасы и проч.). Общинная собственность на землю в принципе совместима с ее отчуждением. Так, в 1253 г. х. (1837—38) г. одна группа киргизов (община) продала другой группе киргизов (общине) участок земли в Маргеланском бекстве у арыка Чакыр за 30 тилла 51. В 1277 (1860—61) г. одной группой был продан участок земли в местности Булакбаши другой группе за 80 тилла 52. Два участка пахотной земли в Андижанском бекстве были проданы и куплены в 1260 (1844) г. за 50 тилла 53. В 1273 (1856—57) г. Берды-ходжа, ханский пансадбаши, сын известного киргизского феодала Юсуфа-минбаши, продал с ханского разрешения участок государственной земли в местности Джулбарслик членам общины (рода) мундуз за [195] 10 тилла. Земли переходили во владение общины, но еще оставались государственными, подлежащими налоговым обложениям в казну. Васика оформлена следующим образом 54.

___________________________________

1. «Упоминание границ [участка] земли мамлака, расположенного в мауза Йулбарслик: на западе полностью смыкается с холмом, называемым Туганай-били, на востоке полностью смыкается с холмом.

2. называемым Алмуруд-били, на севере полностью [смыкается] с холмом, называемым Кук-пашат, на юге полностью смыкается с Курган-тепа. Признаки разграничения известны.

3. В месяце шаввале, запечатленном благом и счастьем, года 1273 — тысяча двести семьдесят третьего совершено: продал участок,

4. описанный выше, Берды-ходжа пансадбаши, сын Йусуфамингбаши, уполномоченный и заместитель от лица могущества власти,

5. средоточия величин и достоинств, Саримсака-дадхоха, сына Ходжи Килди-бия, с разрешения и дозволения хакана, сына хакана

6 . продажей полной, окончательной,

7. действительной, непременной, законной целиком и полностью упомянутый участок со всеми правами [собственности] на основании дозволения на его продажу со стороны султана или его заместителя и согласно сказанному великими улемами,

8. Тухта Назару, сыну Кулика, и Майтукбаю, сыну Уч-Кампира, и другим из членов общины Мундуз за сумму в десять

9. тилла, обращающихся в настоящее время, и девять танга, имеющие хождение, без обмана и плутовства и без портящего [сделку] условия. И купили упомянутые покупатели означенный товар у упомянутого продающего

10. за указанную цену описанным образом при упомянутом посреднике (?) со взаимным получением обмениваемых предметов. В этом заключается событие, которое записано,

11. чтобы это положение... (?) согласно сказанному. Совершено в присутствии мусульман и справедливых и добросовестных свидетелей».

___________________________________

Документ скреплен 12-ю оттисками печатей.

Через несколько лет данная община рода мундуз перепродает эту землю, но уже за 20 тилла другой общине этого [196] же киргизского рода. Документ (с дефектами) оформлен? 1288 (1873—74) годом 55.

___________________________________

1. «Упоминание границ земли мамлака, расположенной в местности Йулбарслик: на западе полностью примыкает к холму, называемому Туганай-били, на востоке полностью примыкает к холму, называемому Алмуруд-

2. били, на севере полностью примыкает к холму, называемому Кук-пашат, на юге полностью примыкает к Курган-тепа; [признаки] разграничения везде ясны.

3. В священном месяце мухарраме года 1288 – тысяча двести восемьдесят восьмого совершено: заявление ясное, правильное, заслуживающее доверия,

4. законное сделали Суфи-бай, сын Бекбайбая (?),Али, сын... Мусулманбай, сын Фарман-дивана, от себя лично и представительствуя от имени остальных

5. [общинников] – Шейх (?)-бида, Кул... (?), Маллабая и Сарибая сыновей Майтукбая, и других жителей Туганай из общины Мундуз, в состоянии дееспособности, добро-

6. вольно со своей стороны и со стороны упомянутых остальных, по закону, в том, что: мы, упомянутые заявители, сумму в двадцать тилла, обращающихся в настоящее время,

7. от себя лично и представительствуя от имени упомянутых остальных, а также прочих жителей упомянутой общины Туганай, правильным получением

8. от Билбая, сына Илчибая, Алдакбая, сына Тукалбия, Ти-лакбая, сына Джинтая, Тилакбая сына, Тухта-Пулада пахлавана и Сулгибая, сына Тухта

9. Назарбая лично и представительствуя от имени прочих жителей и общины Бузмурчак приняли и на законном основании получили, а в обмен на полученную сумму сами

10. лично и представительствуя, никаких исков и притязаний, полностью или частично... (дефект)

11. упомянутых и прочих жителей и упомянутой общины Бузмурчак, отказавшись в пользу поименованных и прочих жителей упомянутой общины

12. лично и представительствуя, полностью отказались, и по этой причине участок, упомянутый выше, стал полноправной [собственностью] и очищенным милком упомянутой общины Бузмурчак на все время их существования,

13. будучи осведомлены о значении отказа, который есть прекращение прав. В этом заключается событие, которое [197] записано. Совершено в присутствии справедливых и добросовестных свидетелей».

На документе имеется приписка справа от печати в две строки: «Выплата по иску об упомянутом участке [произведена] в присутствии прибежища власти и могущества муллы Гадай-бая эшик-агаси».

___________________________________

Таким образом, община Туганай перепродала общине Бузмурчак участок своей земли. Остается неясным, каким образом купленная первоначально у государства и облагаемая налогами земля при перепродаже превратилась в «очищенный мильк» – свободное от налогов владение, в собственность общины.

В архивах хранится немало документов на продажу киргизами отдельных участков земли. Если по ним и нельзя определить процент земель, участвовавших в торговом обороте, то выявленных документов вполне достаточно, чтобы доказать, что у киргизов факты купли-продажи земли, т. е. ее отчуждение (явный признак частной собственности или владения) – явление не единичное. Это указывало на определенную товарность земли у киргизов уже в первой половине XIX века.

Урочища, как коллективные владения, закреплялись за отдельными родами специальными документами. С течением времени индивидуальные пользователи пахотных участков стали фактическими их владельцами, продавали, пересдавали в аренду свои участки. В результате, наряду с единым документом рода, закреплявшим его право на все урочища, появились документы по отчуждению мелких участков внутри урочища.

Письменное оформление раздела наследства, особенно иски друг к другу наследников, также помогают выявлению картины земельных отношений, состояния частных владений – мильк. Приведем такую васику от 1285 (1868–69) г. о разделе имущества и отказа от иска одного из наследников – жителя с. Баткен в местности Исфара 56.

___________________________________

1. «Определение границ участка земли, находящегося в мауза Баткен из мауза Исфары, известного вилайета, подчиненного столице Коканду: на западе полностью примыкает к милку Иш-Мухаммада, сына Барука, на юге примыкает к милку мулла Мухаммада Азима, сына Баба Назар-бая, на востоке полностью примыкает к милку

2. Тугаймурада, сына Тангатмиша (?), на севере полностью примыкает к матрука ишана муаззина покойного. Второй участок, также [в] упомянутой мауза: на западе [198] полностью примыкает к каналу общественного пользования на юге примыкает к милку Мухаммад Азима, сына Хасан-бая, а частично примыкает к милку Урун-бая, сына Хал-бая, на востоке примыкает

3. к милку Худай-бирди-панча-батура, сына Иулдаша, на севере частично примыкает к дороге общественного пользования, а частично примыкает к каналу общественного пользования. Третий участок, также [в] упомянутой мауза: на западе полностью примыкает к милку упомянутого Иш-Мухаммада, на юге примыкает к [владению] Турахона, сына...

4. на востоке примыкает к милку Дуста, сына Кул Назара, а частично к милку Кабил-бия, сына Избасара, на севере полностью [примыкает]к коллективному владению общины Кармиш. Четвертый участок земли [в] мауза Буджун [определяется] таким образом: на западе полностью [примыкает] к дороге общественного пользования, на юге полностью примыкает к коллективному владению

5. общины Дж. м. н. к. (?) частично к милку Данийара, сына Мухаммада Пахлавана, на востоке полностью примыкает к милку Тухта-бия, сына Кинчабая, на севере полностью примыкает к милку Мирза Алибия, сына Бабиш-бая, частично – [к милку] упомянутого Иш-Мухаммада. Пятый участок также [в] упомянутой мауза:

6. на западе примыкает частично к милку Нар-дивана, сына Бай-Мурада, а частично [к милку] Нурбая, сына упомянутого Бай-Мурада, на юге полностью примыкает к милку Бирик-бия, сына упомянутого Бай-Мурада, а частично – [к милку] упомянутого Нурбая, на востоке полностью примыкает к коллективному владению общины Дж. м. н. к. (?). на севере – коллективному владению

7. тех, относительно кого сделано заявление. Разграничения [участков] известны.

В месяце рамазане благословенном года 1285 — одна тысяча двести восемьдесят пятого — совершено: заявление ясное, правильное, заслуживающее доверия, законное сделал описанный по имени и происхождению

8. Дуст-Мухаммад, сын Байбула, в состоянии правомочности своих распоряжений, добровольно, по закону, в том, что: получил я по закону сумму в шесть тилла, имеющих хождение, и одну лошадь гнедой масти, пятилетку, при правильном вручении [мне] Кул-баем

9. сыном Кузи-бика, Шурук-бием, сыном Тулибай-бия, Хал-Назаром, сыном Кузи-бика, Шурук-бием, сыном Тулибай-бия, Хал-Назаром, сыном Аллахбирди, Ибрахимом, сыном [199] Хасанбая, Абдумамином, сыном Уразбая, Данийаром, сыном Мухаммада Пахлавана и Абидом, сыном Муса-бая, и в обмен на

10. упомянутое, то, что получено, от всех исков и притязаний, которые я имел, предъявлял или намеревался предъявить, я отказался общим и полным отказом в пользу упомянутых тех, о ком заявлено, от всех исков вообще [и] и в отношении матрука в размере доли наследства моей матери

11. по имени Биби-бик, дочери Мучак-батура — целиком и полностью упомянутых участков — в частности, окончательным отказом, будучи осведомленным о значении отказа, который есть прекращение права. В этом заключается событие, которое записано [в присутствии справедливых] и добросовестных свидетелей».

___________________________________

Своеобразной категорией землевладения у киргизов, появившейся под влиянием Кокандского ханства, стало землевладение мусульманского духовенства (учреждений и частных лиц) – вакф.

Вакф (киргиз. – вакып) — по мусульманскому праву есть неотчуждаемое движимое и недвижимое имущество, завещанное в пользу какого-либо религиозного заведения или духовного лица. Вакф, по образному определению известного русского востоковеда прошлого столетия П. Чихачева, представлял собой «нечто вроде государства в государстве» 57. Он получил широкое распространение на территории Средней Азии, в том числе и Кокандского ханства. Для Киргизии, естественно, не следует преувеличивать значение этого института, но факты свидетельствуют о его наличии, как в земледельческих районах, так и в полукочевых с киргизским населением. Вакфы на территории Киргизии сосредоточивались вокруг медресе, мечетей и других мусульманских «святынь». Но необходимо подчеркнуть – на севере вакфов не было. Сами кочевники вакфов не имели. Это — феодальный институт мусульманских учреждений среди оседло-земледельческого населения. Вакфы могли образовываться лишь в среде киргизов-земледельцев, которые, во-первых, обладали отчуждаемым земельным имуществом; во-вторых, ближе соприкоснулись с мусульманским духовенством.

В с. Кара-Багыш (в окрестностях Джалал-Абада), в котором киргизы с середины XIX в. имели запашки, четыре земельных владение были определены населением в вакфы трем мечетям: приходской мечети Мусабия киргизов рода теит [200] (3 дес. 2016 кв. саж.), мечети Бай Мухаммед-бая (5 дес. 210 кв. саж.), расположенной на землях киргизов рода кара-багыш; мечети Тюря хан-Тюря-Ишана (23 дес. 1684 кв. саж.) в г. Андижане 58.

В киргизском селе Джигда-Могол было семь вакфных участков, принадлежащих двум установлениям: один – махтаб-хане Мухаммед-Исхак-бая (в с. Хан-Абад) и занимал площадь 1 дес. 2293 кв. саж. ; шесть других участков в 24 дес. 1790 кв. саж. принадлежали медресе Араб-бая Науруз Бай-уулу (в с. Узген) 59. В пределах местности Кампыр-Рабат один участок вакфной земли в 2 дес. 200 кв. саж. принадлежал мечети Мусабия в с. Кара-Багыш 60.

Одним из наиболее крупных и старейших вакфных установлений на территории Киргизии был вакф Сафид-Булан. По съемкам плана 1899 года селению Сафид-Булана принадлежало почти 2,5 тыс. десятин земли, из которых 1,5 тыс. десятин орошаемых и 30 десятин кайрачных 61. Земли в свое время документально были оформлены среднеазиатскими правителями в вакф мазара Хазрет Сафид-Булан. По преданию, основание вакфу положил Тимур, когда по его приказанию и на его средства строился Ката-гумбез – главный корпус мавзолея, известного как Шах-Фазиль 62. Самые ранние из сохранившихся вакфные грамоты относятся к XVIII в., затем они были подкреплены документами кокандских ханов, освободившими вакф от всех государственных налогов 63. Но первоначально запашки были небольшие и стали разрастаться только в кокандский период, с начала XIX столетия.

Известно, что с течением времени число наследников-вакфовладельцев (а таковыми являлись местные шейхи, ведшие свою легендарную генеалогию от Хазрет Шах-Фазиля – ни мало, ни много, как внука самого пророка Мухаммеда) неизмеримо возросло. И поскольку только они имели право на вакф, то вскоре земля была поделена между шейхами, стала передаваться по наследству, даже отчуждаться, но, правда, лишь исключительно среди шейхов. Так что к концу XIX в. [201] их насчитывалось 94 семейства: 64 имели усадьбы и поливные земли, 18 только усадьбы, а 12 вообще являлись безземельными, обрабатывавшими из доли урожая чужие участки 64. Практически, после присоединения к России, вакф перестал существовать.

Из киргизских феодалов наиболее крупным землевладельцем и обладателем вакфов был алайский родоправитель Алымбек-датха. Он построил в г. Оше медресе, отвел ему в наследственный вакф (так называемый вакф-авлод) земельный массив в кишлаке Чин-Абад (Алымбек-чек). Наследники Алымбека специальными документами определяли медресе в вакф городские участки земли и лавки в г. Оше. Кокандские ханы обеляли – освобождали от налогов вакф могущественных алайских феодалов. Поскольку мы ранее в специальной статье рассматривали вакфное установление ошского медресе Алымбека 65, подчеркиваем лишь, что это был не единичный случай. Киргизские родоправители с течением времени все больше перенимали кокандские феодальные обычаи, превращаясь в типичных представителей господствующей знати государства. В документах изредка встречаются упоминания о принадлежности отдельным вакфным учреждениям не только пахотных земель, торговых лавок, мельниц, но и... сенокосов и пастбищ.

Ошское медресе Алымбека-датхи имело в вакфе сенокосные угодья. В одном из поименных списков-дефтеров священнослужителей – муфти, аламов, ишанов, тура, а также биев, саркаров, батыров и других по Ошскому вилайету об освобождении от налога танабана и о возвращении владельцам собранных с них денег назван и вакф медресе Алымбека, за сенокосы которого учреждению предписывалось возвратить 24 танга взятого налога 66. Некое медресе Шахикулбека-парваначи в Ходженте имело в кокандское время «необрабатываемые земли – пастбища, которые по документу также составляют собственность вакфного установления» 67.

В дополнение к вышеприведенным документам дадим перевод вакф-наме 1289 (1872—73) г. киргиза Ир Мухаммед Касымбаева об определении им в вакф Булакбашинской мечети одной трети своих земель. После определения границ [202] мечети, «находящейся в городе Булак-Баши» и участка земли в его окрестностях, следует основной текст.

___________________________________

«В месяце раби ас-сани, запечатленном миром и безопасностью, года 1289 – тысяча двести восемьдесят девятого совершено.

Заявление ясное, определенное, законное сделал Ир-Мухаммад рябой (?), сын Касим-бая, сына Киргиз-бая, в состоянии дееспособности и правомочности всех своих распоряжений по закону, добровольно, в том, что «обратил я в вакф и сделал законное пожертвование из лучших своих владений целиком и полностью треть участка, упомянутого выше вторым, со всеми правами [собственности] и [сопутствующими] устройствами, в пользу упомянутой мечети, а в конечном счете – для бедняков-мусульман...

И поставил я условие, чтобы распорядителем упомянутого вакфного владения был имам Мансур [из] упомянутой мечети. И поставил я условие, [чтобы] доходы с упомянутого вакфного владения делились на три части после исключения того, что по праву принадлежит мутавалли. Одну треть упомянутый имам пусть отдает муаззину, а две трети пусть расходует сам, после выделения [части] на ремонт. И заявлено, что упомянутый жертвователь [сам] обратится [к кази] (для регистрации вакфа).

Постановлено о правильности и непременности такового; и стало это вакфом определенным, правильным, полностью соответствующим всем условиям его правильности н непременности. Совершено в присутствии справедливых и добросовестных свидетелей» 68.

Отличительной чертой киргизских пожертвований надо признать определение земель в вакф целыми общинами, родовыми подразделениями. Нами выявлено два полных документа таких вакфных определений. Оба они с существенными дефектами (подмыты, порваны), но в сопоставлении один с другим и сличении с кратким изложением, составленным туркестанскими чиновниками, их можно прочесть. Приводим в переводе со среднеазиатского канцелярского языка фарси вакф-наме киргизов рода бостон о пожертвовании ими в 1278 (1861—62) г. в вакф ханаки Шах-Рахматуллы-ишана участка земли их общего владения 69.

___________________________________

«1. Определение участка земли с ясными границами, находящегося в местности Куршаб из района Карасу, из [203] окрестностей столицы Коканда: на западе полностью примыкает к земле Худай Берды

2. сына Ир-Назара Йасавула, на юге частично примыкает к. земле Карашак, частично примыкает к земле Буркут-уйа, а частично примыкает к земле Султан-суфи, на востоке полностью примыкает к земле Кара-тепа, на севере

3. частично примыкает к земле Ак-Башат, частично примыкает к земле Джаншура, а частично примыкает к горной котловине. Линии разграничения везде ясны. В месяце джумада ал-аввал года 1278 ¦— тысяча

4. двести семьдесят восьмого совершено: заявление ясное, правильное, заслуживающее доверия, законное сделали [члены] общины Бостон Шайди-бий, сын Кенджа-Кузы, Могол-бий, сын Насибкула Йулдаш-бай, сын Тогайбая, Мулла Манас, сын Сахланди,

5. Азадбай, сын Мина-бахадура, Байкули, Йамандир и Илджа, сыновья Бексулфи, ... сын Ата (?) -бека, Дивана, Алдаш и Ала (?), сыновья Джанкузи-бая, Мусакул, сын Бека-бая, Каракузи

6. и Хадыр, сыновья Йулдашбая, Ашим-бик, Омар, Иакуб и Кулназар сыновья Ка... ри, ... Мухаммад (?) и Хаки (?), сыновья Шайди-бия, Джи-йан-бек, сын Ураза, Нур-Мухаммад и Кифак-бай, сыновья Базара, Абдаллах-

7. дивана, сын Сакандика, Йраш, сын Душам-бия, Абдукарим и Мухаммад Карим, сыновья Аралбая, Баймирза, Шахмирза и Сарибаш, сыновья Урумтая, Джумабай, сын Уста-дивана, Таваккул (?), сын

8. Бактика, Мамат, сын Байбита, Джаникул, сын Хасан-бека, Хами-бек, сын Нурджана, Назаркул, сын Буга-йари, Касим-бек, сын Ходжа-бека, Каракиши, Тухтабап и Ир-С... -нанбай (?),

9 сыновья Тугая, Кулжакбай, сын Каджика, Каджи-бек. сын Сийа...... Бикбая, Бачча-бахадур, сын Тасти-бика, Кулбулди, сын Джан-караджа (?), Хашимкул, [сын]

10 ... кули, Джанназар, сын Иайча-бека, Турча (З)-бай и Тул-бай, сыновья ...... -Мухаммад, сын Сари, Аулгази и Шергази, сыновья Сейида, Халджл, сын Караджа, Тухтабай, сын Сахланди

11. упомянутого, Тингыникул (?), сын Кутика-бая, Назар, сын упомянутого Сахланди, Сарикул, сын Берчи... … сын Байкиши – в состоянии дееспособности и правомочности своих распоряжений, добровольно, по закону

12. в том что: обратили мы в вакф и пожертвовали из лучших своих богатств и отборнейших владений [целиком и полностью участок], упомянутый выше, [являющийся] нашим [204] правомочным владением и милком, со всеми правами [собственности] и сопутствующим устройством, а также все владения, которые

13. признаются за нами, [в пользу] ханака Шах-Рахматаллаха ишана, сына покойного Шир-Мухаммада ишана, а доходы с упомянутого участка в любое время, когда прикажет дающий пропитание... сполна водой и продовольствием [для] упомянутой ханака.

14. пусть расходуются. И упомянутые вакфодатели поставили условие, чтобы мутавалли в упомянутом вакфе был сам упомянутый ишан на протяжении всей жизни, а после его смерти — самые праведные из его сыновей. Если пожелают упомянутые вакфодатели

15 возвратить [себе] упомянутый вакф, то следует, чтобы кази ислама, разрешающий тяжбы, сведущий... в устранении разногласий и противоречий улемов веры ... распорядился относительно правильности вакфа, во-первых, и относительно его непременности,

16. во-вторых. И стало это вакфом правильным, увековеченным и постоянным, с тем, что он не продается и не назначается в махр. В этом заключается событие, которое записано. Совершено в присутствии справедливых и добросовестных свидетелей».


Комментарии

21. ЦГИА СССР, ф. 1396. оп. 1, д. 258, л. 68.

22. ЦГА Узб. ССР, ф. и. 715, оп. 1, д. 16, л. 106.

23. Там же, ф. и. 17, оп. 1, д. 12800, л. 15—16.

24. В ЦГА Узб. ССР (ф. и. 19, оп. 1, д. 1057) имеется перевод ярлыка хана и распоряжения бека, сделанные туркестанским чиновником. Мы приводим документы в новом переводе со среднеазиатского канцелярского языка фарси (л. 7, 9).

25. ЦГА Узб. ССР. ф. и. 1043, оп. 1, д. 1289.

26. В. Плоских. Киргизский корук Туура-Суу, стр. 145—159.

27. И. Нураков. К вопросу..., стр. 66.

28. С присоединением Кокандского ханства к России земли и строения Абдуллы-бека были конфискованы в казну. См. : А. Н. Куропаткин. Кашгария, стр. 221.

29. В. Наливкин. Краткая история, стр. 36.

30. В. Наливкин. Киргизы; его же. Краткая история, стр. 37.

31. ЦГА Узб. ССР, ф. и. 19, оп. 1, д. 33517, л. 29—31.

33. ЦГА Узб. ССР, ф. и. 19, оп. 1, д. 33517, л. 15.

34. Там же, л. 9.

35. Кош – то же, что и джуфт — мера земли в Кокандском ханстве, равная участку, обрабатываемому парой волов за один рабочий день — 2 танапа, или 1/3 га. Кош в (других районах Средней Азии, в частности в Зеравшанском, Сурхандарьинском и других районах, определял иную меру – взрыхленную площадь за весь весенний пахотный сезон, тогда ; кош равнялся 20—24 танапа, т. е. примерно 5 га. См. : Р. Я. Рассудова. Значение термина кош, стр. 78—86.

(комментарии 36-42 на отсутствующих страницах 191-192. прим OCR)

43. Л. Зимин. Зерцало побед, стр. 34.

44. ЦГА Узб. ССР, ф. и.. 23, оп. 1, д. 205, л. 31.

45. Там же, ф. и. 19, оп. 1, д.. 22566, л. 8, 11 (9).

46. ЦГВИА, ф. 38, оп. 31/287, д. 6, т. 5, 1865, св. 892 а, л. 774:

47. ЦГА Узб. ССР, ф. и. 19, оп. 1, д. 36763, л. 4—6, 10—11.

48. Там же, л. 6, 15.

49. Там же, д. 33517, л. 16.

50. Порядковыми номерами обозначены строки документа-оригинала,

51. ЦГА Киргиз. ССР, ф. и. 38, оп. 1, д. 14, л. 46.

52. Там же, л. 47.

53. Там же. д. 37, л. 9.

54. ЦГА Узб. ССР, ф. и. 19, оп. 1, д. 23070, л. 20,

55. ЦГА Узб. ССР, ф. и. 19, оп. 1, д. 23070, л. 19,

56. Рукоп. фонды ИВ АН Узб. ССР, № 777.

57. П. А. Чихачев. Великие державы, стр. 115.

58. ЦГА Узб. ССР, ф. и. 19, оп. 1, д. 33355, л. 76.

59. Там же, л. 78.

60. Там же, л. 79.

61. Там же, д. 33273. л. 7—8, 42.

62. Там же, л. 49. А. Н. Бернштам дату постройки мавзолея относит к XIII в., Б. Н. Засыпкин — к XI в., В. Е. Нусов — к XI—XII вв. См. : В. Е. Нусов. Памятники архитектуры, стр. 54. Последнее наиболее полное исследование Шах-Фазильского комплекса проведено В. Д. Горячевой. См. : В. Д. Горячева. Городские центры. Канд. дисс, гл. III.

63. ЦГА Узб. ССР, ф. и. 19, оп. 1, д. 33273, л. 11 — 12, 19, 26—30.

64. Там же, л. 42.

65. В Плоских. Вакф медресе Алымбека, стр. 32-40.

66. ЦГА Узб. ССР, ф. и. 1043. оп. 1, д. 1093.

67. Из заключения поземельно-податной комиссии 1901 г. - ЦГА Узб. ССР, ф. и. 19, оп. 1, д. 34979, л. 13.

68. ЦГА Узб. ССР, ф. и. 19, оп. 1, д. 34970, л. 8.

69. ЦГА Узб. ССР, ф. и. 19, оп. 1, д. 34764, л. 14, 36; л. 15, 35.

Текст воспроизведен по изданию: Киргизы и кокандское ханство. Фрунзе. Илим. 1977

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.