Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Извлечение из описания експедиции в Киргизскую степь.

(Продолжение и окончание.)

Заготовивши в Биль-Карагойском лесу уголья и нужнейшие припасы 24-го Июня експедиция выступила из 14-й своей квартиры, и сделав два марша в 38 верст, по пространству неровному, беспрестанно по направлению дороги возвышающемуся и прерываемому лощинами и оврагами, остановилась на южном краю урочища Джида-Су для ночлега.

На следующий день експедиция, оставя оную холмистую страну в левой руке, пошла по бесплодной и возвышенной плоскости, обошла Киргизское кладбище и деревянной мавзолей Саты Балды-Бия, переправилась через речку Дембе-Тургай; потoм опять шла через многие холмы, усыпанные мелкими отломками дернового, песчаного, глинистого и бурого железного камня и [111] конгломерата железистого; перешед таким образом 42 1/2 версты, остановилась на берегу Муин-ли-Тургая.

26-го Июня експедиция шла опять по пустынному пространству, глиняному, растрескавшемуся, и встретила два плоские холма. В одном практикант Порозов открыл весьма красивые куски гребенчатого шпатоватого гипса и селенитовые группы на дерновом железном камне; тут же попался кусок затверделой железистой глины с отпечатками конхитов. Пройдя 36 1/4 верст, експедиция остановилась в 19-й квартире на берегу Сары-Тургая.

Зной сего дня был мучительный; с 9-ти часов утра до 2-х по полудни термометр стоял на +31°, и во все ето время совсем не было ветра.

27-го Июня Експедиция шла 25 верст без воды по пустыне и остановилась при Чукли - Куль, где также воды вовсе не было. Потoм, експедиция перешла еще 19 1/2 верст, по глиняной, неспособной к обитанию равнине и достигла берегов Ялламы - Тургая, при которых имела 21 квартиру и ночлег. На пути встречался гребенчатый гипс, окрашенный железом, дерновый железный камень и рыхлая, годная для фаянса, глина. [112]

Нестерпимый жар опять восходил до 50-ти градусов. Должно признаться, что совсем не завидно положение путешественника на безводной степи, гнетомого зноем и обязанного быть в беспрестанной деятельности (Ето относится к тем наблюдениям и исследованиям, которые в походе, так сказать, на каждом шагу производить надлежало по силе данной Инструкции. Для любопытных прилагается в конце сей статьи из ее выписка.).

28-го Июня експедиция перешла в том же направлении 36 верст и остановилась на правом берегу Кара - Тургая; на пути встретила оставленную Киргизцами пашню и несколько отдельных возвышений из затверделой глины, разных цветов, весьма ярких. Издали они представляют вид прекрасный.

Земледелие Киргизцев уподобляется тому, которое производится, как сказывают, в Бухарии, откуда вероятно и перешло оное. Киргизцы выбирают поля всегда подле рек или озер, и стараются сыскать почву из чистой глины. Пашню обводят неглубоким рвом, и потoм разделяют ее на несколько четвероугольных площадей нарочно выкопанными каналами, имеющими сообщение с главным, окружающим поле [113] рвом. Посредством сих каналов наводняют они свои пашни, поднимая воду из рек или озер машинами, которых механизм очень прост, следственно очень удобен.

Такой способ хлебопашества конечно навлекает земледельцу двойной труд; но в стране, палимой зноем, где нет благотворной реки, подобной Нилу, где дождь и роса суть феномены весьма редкие, не льзя употреблять обыкновенных средств земледелия. Впрочем Киргизцы берутся за плуг и заступ только по нужде, только в таком случае, когда лишаются стад своих (От баранты, от падежа, или от других несчастных случаев. Г.); добываемый хлеб тотчас меняют они на скотину, и как скоро могут себя пропитать ею, то оставляют землепашество и принимаются за скотоводство.

29-го Июня експедиция дневала в 22-й квартире.

30-го Отделила от себя легкой отряд, под прикрытием которого горные офицеры отправились по горам, на правом берегу Кара-Тургая протяженным; а главный корпус войск со всем обозом и артиллериею пошел низменным берегом. [114]

Обе сии колонны подавали одна другой сигналы чрез каждые три часа ружейными выстрелами; а когда они за отдалением не слышны были, то в главной колонне палили из орудий; сверх того обе коллонны условились в сигналах, на случай чрезвычайных происшествий.

Упомянутый отряд, пройдя по горам 134 версты, прибыл 21-го Июля в 8 часов по полудни на Свинцовую гору, где все войска уже находились и заняли безопасную позицию в долине, окруженной с трех сторон горами, а с четвертой рекою Кара-Тургаем; ето была 28-я квартира експедиции, в 649-ти верстах от Усть-Уйской крепости.

Таким образом експедиция имела счастие благополучно совершить поход к свинцовому руднику, без малейшей потери в людях и лошадях.

О обратном походе.

... В сих занятиях (В исследованиях над свинцовою и медною горою и в добывании руд, свинцовых более 6000, а медных более 100 пудов. Г. ) время проходило и наступала осень столь же знойная, как и лето; трава в лугах засыхала, а она, составляя единственный способ [115] продовольствия лошадей в походе, была весьма важною потребностию для експедиции. Горные инструменты между тем все иступились и для исправления их уже вовсе небыло уголья; сверх того 15-го Июля в ночи в главной квартире заметили с северной стороны большое зарево, о котором узнали, что ето был огонь, пущенный Киргизцами для выжжения травы. Пустилиль Киргизцы сей огонь с намерением воспрепятствовать продовольствию наших лошадей, или без сего намерения, единственно по всегдашнему своему обыкновению: но тем не менее експедиция приведена была в затруднительность, предусматривала опасное для себя положение, и потому 16-го числа Начальник експедиции собрал совет, в коем решено было поспешить обратным походом, оставя даже и реку Ишим без освидетельствования; ибо проводники объявили, что по чрезвычайной сего года засухе конечно не осталось ни где воды на пространстве между Тургаем и Ишимом, и что по сей причине поход туда совсем невозможен.

В следствие сего горный Начальник, отозвав партию, на медной горе находившуюся, прекратил в свинцовом руднике работу и приказал все выработки засыпать камнем, чтобы Киргизцы не могли вновь учредить на них добывания руды. [116]

Описание обратного похода.

Таким образом 20-го Июля в 2 часа по полудни експедиция оставила свинцовую гору и по прежней дороге своей отправилась в Россию. Хотя фуры были тяжело нагружены рудою; но как лошади в продолжении 18-ти дней паслись на хороших кормах, и весь обоз был исправно вычинен: то сначала никакого затруднения не оказалось, и на следующий же день в 8 часов вечера експедиция заняла 31-ю квартиру на Кара-Тypгае в 61 1/4 верст от свинцовой горы.

22-го Июля експедиция праздновала в Киргизской степи, за 600 верст от любезного Отечества, всерадостный день тезоименитства ЕЕ ВЕЛИЧЕСТВА, ГОСУДАРЫНИ ИМПЕРАТРИЦЫ МАРИИ ФЕОДОРОВНЫ.

23-го Експедиция прошла 51 1/2 версту; a 24-го, отошед 16 1/2 верст, находилась уже на левой стороне Кара - Тургая, и сего же вечера остановилась 35-й квартирой во 142 1/4 верстах от свинцовой горы. 25-го Июля прибыла на Ялламу - Тургай, и отойдя от сей реки около пяти верст, остановилась при речке Ташли Джилга; 26-го, взяв воды в запас из сей речки, остановилась 38-й квартирой на безводной степи; а отойдя 17 верст, достигла того же числа Capы - Тургая. [117]

Здесь проводники предложили остановиться на несколько дней лагерем; а между тем с легким отрядом выдти в сторону верст за 25 на то место, где Бамбур на побеге с Калмыками из России принужден был скрыть свои сокровища, о которых Киргизцы рассказывают разные басни. Проводников поблагодарили за доброй совет, но експедиции приказано следовать по прежнему направлению и вновь подтверждено, чтоб ни один человек не смел отлучаться от своей команды.

28-го Июля експедиция прибыла одним переходом в 36 1/2 верст на Муин-ли-Тургай; 29-го одним же переходом в 21 1/4 версты на Дембе - Тургай; 30-го и 31-го четырьмя переходами в 21, 6 1/2, 19 1/4 и 12 1/4 верст перешла урочище Джида-Су и остановилась 45-й квартирой на северном краю оного, вблизи Баль - Карагайского леса.

Ето было самое то место, откуда проводники прежде обещали вывести одну колонну на Звериноголовскую крепость; теперь они без отговорок согласились сие исполнить, и в следствие того Инженерному Начальнику поручено командовать отдельным отрядом, составленным из полусотни козаков, сотни Башкирцев и одного капральства гарнизонных солдат; со [118] стороны горной прикомандирован в сию колонну Шихтмейстер Меньтенин с 6-ю горными служителями, и все вообще снабжены на десять дней провиантом.

Сего числа явились в лагерь 15 Киргизцев из ближнего аула и привели четырех баранов; им дозволено было променять их на двух башкирских лошадей, коих за усталостию надлежало бы бросить на дороге. Отсюда оставалось до наших границ еще более 300-от верст; но лошади уже начинали уставать до чрезвычайности; в сутки более одного перехода давно не переходили, не смотря на то надлежало по два, даже по три раза перепрягать лошадей в продолжение самых коротких переходов; и последние повозки с арриергардом всегда приходили, спустя шесть и семь часов после первых.

1-го Августа експедиция оставила прежнюю дорогу свою в левой pyке, чтобы обойти пространство между 12-й и 13-й квартирами, и пройдя по хорошему пути 17 верст, остановилась при урочище Бай - Назар -Сандал; 2-го Августа пройдя 18 верст, остановилась при речке Чебен - ли: здесь совершенно отделилась вторая колонна, шедшая от 45-й квартиры вместе с первою. С нею отправлены донесения к Начальству и [119] все воспользовались случаем писать в Отечество. 3-го Августа после двух переходов в 51 версту експедиция перешла озеро Ала-Куль, на котором Башкирцы застрелили пеликана, достигла озер Авлиа - Куль и остановилась на том самом месте, где была 11-я квартира.

4-го Августа в приказе объявлено, что почитается за нужное вывести експедицию прямо в Троицк; в следствие чего от Авлиа-Куля експедиция вышла на дорогу, проложенную 1814-го года, и шла по оной двумя переходами 34 версты.

5-го и 6-го Августа експедиция перешла озера малое и большое Казан-Басилы, при которых находятся хорошие березовые рощи, а 7-го Августа прибыла на Тобол.

Здесь ожидал експедицию Киргизец, посланный из Троицка с бумагами и с письмами. Прибытие на сию реку, текущую на большое расстояние в Российских областях и известия из Отечества полученные подали причину к общей радости в експедиции.

Сего числа явилось на пикеты несколько Киргизцев с объявлением, что Султан Байсакал находится вблизи и просит дозволения приехать в лагерь для засвидетельствования своего [120] высокопочитания чиновникам експедиции; оное дозволение не только ему дано, но и командирован отряд для почетной встречи Султана. Сей Султан пожалован Государынею Императрицею Екатериною чином от армии поручика и есть богатейший и наиболее уважаемый человек во всей Орде. Вскоре мы увидали его, едущего на прекрасном аргамаке и окруженного большою свитою; как он сам, так и все прочие были одеты и вооружены по их обычаю весьма великолепно: на нем пунцовой с золотыми галунами кафтан, сабля и кинжал в богатой вызолоченной оправе, и убор на лошади так же весь вызолочен, осыпан жемчугом, кораллами и бирюзою; на свите равным образом вооружение и одежда более или менее богатые. По взаимных учтивостях и ознакомлении, Султан объявил, что был недавно на Линии, и что там распространили злонамеренные Киргизцы слух, будто бы наша експедиция на пути должна была сражаться с Кипчаками, наконец ограблена и отведена в плен; что он, Султан, собрал несколько сот подчиненных ему Киргизцев, вооружил их и намерен был отправиться в Кипчацкие улусы для освобождения пленных Россиян и для наказания вероломных Кипчаков. Начальник експедиции, поблагодарив Султана, отвечал, что о добром намерении его [121] засвидетельствует Начальству; но при том дал ему заметить, что Русское войско никогда не может быть покорено никаким превосходством сил Киргизских, ибо оно скорее решилось бы погибнуть, нежели отдаться в плен с оружием; что напротив того експедиция находила везде открытую для себя дорогу и что приписывает сие доброхотству Киргизского народа, от которого, по силе его подданства и присяги, не можно и ожидать никаких покушений против великодушного Русского Правительства. Далее Султан уведомил нас, что в бытность его на Линии получены были весьма приятные известия о последствиях тогдашней войны, о новой судьбе Бонапарта, и проч. и проч. - Байсакал говорит хорошо порусски, судит довольно умно, имеет лет 45 от роду, высок ростом и по сие время сохранил весьма красивую наружность. Того же дня он возвратился в свой улус и прислал с дозволения Начальника несколько баранов и кумыса в подарок Башкирцам, бывшим в его конвое; взял также всех усталых лошадей, с тем чтобы откормить их и после представить на Линию.

8-го Августа експедиция отошла 38, а 9-го 44 версты. [122]

На пути встретились ей пастухи с многочисленными стадами верблюдов и баранов.

10-го Експедиция двумя переходами еще приближилась на 37 верст к Троицку. Начальник експедиции приказал войскам готовиться к парадному вступлению в сей город.

11-го Августа после перехода в 37 верст експедиция остановилась в 5 часов вечера в виду города. Начальник експедиции послал чиновника к отправлявшему должность Комменданта с уведомлением, что войска в следующий день вступят в город; известил также пограничную таможню о приближении експедиции. Вскоре из Троицка прибыли Плац-Майор, Директор таможни и прочие должностные чиновники; приехали также и многие другие посетители; привезены официальные бумаги, частные письма, публичные известия, и день сей был самый радостнейший для всей експедиции. Каждый исполнен был уверения, что в сем отдаленном и трудном походе отправил долг свой надлежащим образом, и что по перенесении многих трудностей возвращается благополучно в любезное Отечество и в недро семейства, имев счастие оказать посильный yспех в возложенном деле. [123]

На конец 12-го Августа в 9 часов по утру експедиция вступила в Троицк, а отдельная колонна 8-го Августа в Звериноголовскую крепость. Г.

Выписка из Инструкции, данной горному Начальнику експедиции.

§ 6. "Как предположено, чтобы експедиция выступила к свинцовому прииску в трех колоннах и тремя разными дорогами; то вы имеете в каждую колонну отделить такое число горной команды, и такое количество инструментов и материалов, какое нужно для того, чтобы во время путеследования производить: 1-е геогностические и топографические наблюдения над проходимыми пространствами; 2-е горные разведки примечательных мест; 3-е снятие тех и других на ситуационные карты и петрографические планы; 4-е разработку разных объявленных в Киргизской степи рудных и минеральных приисков; 5-е собирание для кабинета Горного Кадетского Корпуса образцов ископаемых и горнокаменных пород, в степи находящихся, и 6-е составление путевого журнала каждой колонны."

§ 7. "По прибытии к свинцовому прииску, имеете немедля приступить к разработке [124] оного, наблюдая неупустительно все правила искусства и доброго хозяйства. В то же время обязаны вы произвести разведку окрестности сего прииска на такое расстояние, на какое только достаточно будете иметь рабочих людей и прикрытия. Особливо надлежит вам разведать так называемую медную гору, при реке Канчебулгане находящуюся, и прииски оловянных и квасцовых руд, фарфоровой глины, глауберовой соли и прочих минералов, в Киргизской степи показываемых. Г. Оренбургского Военного Губернатора имеете просить о распоряжении относительно препровождения вас ко всем местам, в коих сии прииски предъявлены; равно и к вершинам реки Ишима, в рассуждении которой весьма полезно было бы вам узнать: 1-е. В каком точно расстоянии река сия от свинцового прииска протекает? 2-е. Плодоносны ли, и способны ли к заселению берега оной? 3-е. Изобильны ли окрестности сей реки строевым и дровяным лесом? 4-е. Имеются ли на сей pеке удобные места к заложению плотин? Наконец, 5-е способна ли она к судоходству, и в таком случае, где нужно устроить пристань? Какого рода суда должно будет строить? И в каком расстоянии имеются потребные к тому лесные дачи? - Собственно [125] касательно свинцового прииска надлежит вам испытать: какое геогностическое положение имеют свинцовые руды, жильное, гнездовое, или, как вероятно, флецовое; или же действительно, как присланные описания утверждают, образовалась целая гора из сплошного свинцового блеска? Во всяком случае должно узнать, или по крайности войти в ближайшее к вероятию заключение о том: 1-е. Сколько в тех жилах, гнездах, флецах, или целых горах содержится чистой руды, и с каким содержанием металлов? 2-е. Из чего действительно состоит гора, заключающая свинцовый прииск? 3-е. Какого рода горную работу производить в оной выгоднее и приличнее? 4-е. Не содержит ли она, кроме свинцового блеска, других руд и веществ ископаемых, полезных для государственной економии, или для частной промышленности? Сие последнее узнать и относительно до гор и мест окрестных. Важнейшими из всех оных предметов имеете заняться сами и производить всю сию операцию по вашему местному усмотрению" и прч.

§ 8. "Ежели разработка приисков и ваши исследования сопровождены будут успехом, так что откроются положения руд, [126] обещающие добрую надежду и прочность, то вы имеете войти в соображение: предстоит ли удобность к заложению в тех местах горного производства? имеются ли при рудокопнях, или вблизи оных, способы к построению вододействуемых заводов? Если не окажется удобных для сего мест, выгодно ли будет устроить действие заводское посредством машин паровых, или конных? Достаточно ли имеется лесов для горных и заводских нужд? В случае недостатка, имеются ли способы к полезной замене оных земляным углем, торфом, или горючим сланцем; и есть ли по близости строильной и горновой камень, кирпичная глина, известь и железные руды! Имеются ли поля, способные для земледелия, и вообще удобно ли водворить там поселения? Если сии последние вопросы разрешатся отрицательно, то будет ли выгодно добываемую руду перевозить на заводы внутри Империи, и какие для сего встречаются удобности, или неудобности? Разрешив для себя все вышеизображенные обстоятельства, имеете составить полное сведение для Правительства, коему должны будете описать все исследования и наблюдения ваши и представить планы ситуаций, образцы руд, горнокаменных пород и [127] других произведений ископаемого царства, для кабинета Горного Кадетского Корпуса, присовокупя к сим предметам и наблюдения ваши, касательные до состояния осмотренного вами края. Для сего надлежит вам с того числа, как експедиция в степь выступит, вести журнал всех ваших занятий и действий вверяемой вам операции, описывая в нем с точностию места, удобные к заселению или к основанию в них прочных заведений, и представляя, хотя примерные, к тому сметы. Сей журнал в последствии обязаны будете представить правительству."

§ 10. "Нужные для сей експедиции издержки заимствует Г-н Оренбургский Военный Губернатор из сумм, в его ведении состоящих, с предположением возвратить оные посредством выплавки и продажи свинца, который получится от руд, из Киргизской степи вывезенных. По сему предписывается вам: 1-е разведку свинцового прииска так расположить, чтоб в то же время и добыча руды производилась; 2-е руды сей добыть не менее 6000 пудов, что по описываемому изобилию рудника, по числу рабочих людей, коих вы к сему занять можете; и по количеству инструментов и [128] материалов вам отпущенных, кажется, исполнить весьма удобно; наконец 3-е, добытую руду должно вывезти в Троицк, как ближайшее место к заводам, употребив для сего согласно предположению Г. Оренбургского Военного Губернатора провиантские фуры, при обратном походе експедиции пустыми оставаться долженствующие."

§ 11. "Г. Оренбургский Военный Губернатор предполагает, что сия експедиция, состоя под начальством Троицкого Камменданта Подполковника Феофилатьева, выступит с Линии в последних числах Апреля, или начальных Мая; первый месяц проведет в походе к свинцовому прииску, два месяца употребит на разработку и добычу руд; в начале четвертого примет возвратный поход и прибудет в границы не позже половины Октября. О сем дается вам знать, дабы вы действия ваши расположили сообразно всем сим предположениям Г. Военного Губернатора."

Текст воспроизведен по изданию: Извлечение из описания в експедиции в Киргизскую степь // Вестник Европы, Часть 89. № 17-18. 1816

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.