Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ШАРИФ МУХАММАД МАНСУР МУБАРАКШАХ

КНИГА

"ПРАВИЛА ВЕДЕНИЯ ВОЙНЫ И МУЖЕСТВО"

КИТАБ-И “АДАБ АЛ-ХАРБ ВА-Ш-ШУДЖААТ”

ГЛАВА ВТОРАЯ.

О НАМЕРЕНИЯХ И СПРАВЕДЛИВОСТИ ЦАРЕЙ И ИХ ПОХВАЛЬНЫХ КАЧЕСТВАХ

Всевышний повелевает: "Совершайте справедливость и благодеяния, поддерживайте связь с родственниками и оказывайте им милосердие" и запрещает завещать недостойное и угнетение. И наставляет вас в том, чтобы вы помнили об этих завещаниях и запретах и применяли их в деле. И все известные заветы и завещания собраны в одном этом аяте.

"Пророк, да будет мир над ним, говорит: "Час справедливости падишахов равносилен шестидесятилетнему совершении молитвы и исполнению религиозных предписаний с соблюдением человеком поста."

И в предании говорится: "Если султан и правитель области в душе помышляют, совершить ли им справедливость. Всевышний принесет благословение этой стране в пропитании людей, в торговле на базарах, в молоке животных, в посевах и земледелии и во всех вещах. И если цари и правители в душе размышляют, совершать насилие и притеснение или же сами совершают несправедливость, Всевышний принесет несчастья и неблагополучие в страну в корме и фураже животных, торговле на базарах, и в молоке животных, и в посевах земледельцев и во всех вещах."

И пророк, да будет мир над ним, повелевает: "Каждый, кто намеревается сделать доброе дело, хотя и не совершает подобные действия, получит вознаграждение за это намерение. И каждый, кто намеревается сделать плохое дело, достигнет лишь огорчения, хотя и не совершает того. А намерение царя [59] должно быть лучше, чем намерение подданных, ибо его доброта приводит к мировому согласию и благополучию. А плохие его намерения приведут к развращению и разрушению мира. А от добрых намерений падишахов дожди выпадают вовремя и воды в родниках, кяризах и реках увеличиваются, а богатая растительность, изобилие и безопасность дорог - благоустроенность страны.

И от плохих намерений падишахов бывают скудные дожди, голод, неурожаи, скудость жизненных ресурсов, разрушение дорог, невинно пролитая кровь.

В подтверждение этих двух качеств приведем два таких рассказа. Рассказывают, что однажды Бахрам Гур 1 выехал на охоту и промчался четыре фарсанга 2 за онагром (диким ослом), пока не свалил его и достиг своей цели, но отдалился от свиты и возвращался в жаркую пору, мучимый жаждой так, что был близок к смерти. Было летнее время, так что от жары он задыхался и был близок к обмороку. И достиг он селения, где увидел дехканина, сидевшего у ворот, погнал [коня] в его сторону и попросил у него воды. Дехканин, как только увидел его великолепие и пышность, догадался, что гость какой-то эмир или вельможа. Радостно приблизившись, взял за поводья коня и сказал:

- Следует на часок спешиться и отдохнуть, потому что воздух очень жаркий и жара оставила след на лице благословенного эмира. Пусть день становится прохладным.

Бахрам Гур спешился, и дехканин повел его лошадь в сад, снял седло и пошел готовить угощение.

Он принес чашу виноградного сока и отдал Бахраму. Тот выпил с удовольствием, так как жажда достигла предела, и сказал дехканину:

- Иди и принеси еще чашу, так как сок очень вкусный. Как только дехканин ушел, чтобы принести еще. Бахрам Гур подумал, что этот сад очень хорош и следует любым путем купить его у дехканина, чтобы каждый раз при возвращении с охоты остановиться здесь и отдохнуть часок. Дехканин вернулся и принес еще чашу сока, но чаша не была полна, как прежде.

Бахрам спросил дехканина:

- Ты быстро насытился гостем? Дехканин спросил:

- Как, о, эмир? [60]

- А так: на этот раз ты принес неполную чашу. Тот ответил:

- На этот раз я сорвал кисть винограда больше и лучше прежней, но как я ни старался, чаша не наполнилась.

Бахрам произнес:

- Удивительно, что от меньшей кисти чаша наполняется до краев, а от большей - нет. Что это значит?

- Этому нет никакой причины, кроме одной.

- Какой?

-То, что у падишаха в эти мгновения возникли в душе плохие намерения по отношению к подданным. Ибо каждый раз, когда падишах в душе и помыслах задумает недоброе по отношению к подданным, становится меньше молока в груди четвероногих, воды в реках и кяризах и плодов на деревьях; и [вообще] возникает неблагополучие и изъян во всех вещах.

Бахрам Гур сказал:

- Эй, дехканин, ты сказал правду. Царь - это я, и причина тому - мои дурные намерения. - И он поведал о своих помыслах. Затем сказал: - Я раскаиваюсь и отказываюсь от своих намерений, а хирадж с этой деревни отдаю тебе.

* * *

Халиф Маъмун, да помилует его Бог, тоже возвращался из путешествия. В дороге он по некой причине отстал от свиты и к позднему вечеру дошел до одного селения под Багдадом. Там он увидел много людей и животных. Остановившись в каком-то доме, он спросил:

- Сколько в этом селении людей и животных? Ответили:

- Столько-то.

- Каков хирадж с этого села?

- К счастью, небольшой.

Маъмун подумал: "В государственную казну поступит большая прибыль, если я прикажу, чтобы с этого селения брали соответствующий налог" - и с этими мыслями уснул. Утром он встал, пошел по нужде, и до его слуха донеслось, как люди рассказывали друг другу: "Вчера и сегодня наши животные дали очень мало молока, и мы не знаем, что послужило причиной." Велели спросить у всех жителей, каково состояние их животных. Маъмун подождал час, чтобы пришли люди, посланные в разные места. Они принесли весть, что такое положение повсюду. Все пришли к выводу так свершилось [61] по вине падишаха, у которого в душе и помыслах появилось нечто недоброе по отношению к подданным.

И Маъмун слушал подобные речи. Завершив туалет, он вышел и сказал про себя: "Царь - это я, и такое случилось из-за меня, а потому я все оставлю, как было, и раскаюсь в том, о чем размышлял." После совершения намаза он пригласил всех предводителей, рассказал об этом и весь налог, взимаемый с этого селения, простил им.

Если у падишаха намерения хороши и думы справедливы, все его желания и желания его подданных сбудутся. И провинции и вся страна станут благоустроенными, а подданные и войска пребудут в спокойствии.

* * *

Рассказывают, что в прежние времена был царь, который постоянно ходил на охоту, так как очень любил это занятие. И ради охоты уходил вглубь своей страны, а иногда переходил ее границы. Однажды он пошел на охоту. Была зима. Ночь застала его в степи. Был сильный мороз, и сколько он ни прижимался к спине коня, от холода закоченел. А соседней страной правила женщина. Царя доставили к ней. В этой стране было много такого сахарного тростника, что соком из одной тростинки можно было наполнить целую чашу. И сок был очень вкусный. Люди приносили сахарный тростник, выжимали его, согревали и давали царю до тех пор, пока ему не стало лучше и он не выздоровел. И царь подумал про себя: "Эту страну следует отнять у царицы, так как я выздоровел благодаря сахарному тростнику." И он попросил еще, чтобы ему стало совсем хорошо. Но как ни выжимали тростник, ни капли выжать не удавалось. Все удивились - что же случилось, почему сок высох? Все согласились с тем, что какой-то падишах имеет плохие намерения по отношению к их стране. И этот случай результат подобного ''благословения."

И падишах сказал:

-Правда, так и есть, как вы говорите. Тот царь это я, и было у меня такое дурное намерение. И вы имеете право на мою жизнь. Я отказываюсь от своих плохих намерений и вашу страну оставляю вам.

После этого люди начали отжимать тростник и сок стал вытекать, как прежде. Царь выпил несколько чаш, извинился перед этими людьми и возвратился в свою страну. И Пророк, да будет мир над ним, говорит: ''В день страшного суда [62] каждому падишаху, который совершил в мире справедливость, после воскресения ангелы принесут добрую весть о том, что в раю он будет сподвижником Мухаммада."

* * *

Пророк, да будет мир над ним, говорит: "Каждый, кто будет эмиром над четырьмя мусульманами, прибудет в день страшного суда со связанными руками и с железными оковами на шее. Если на свете он совершил справедливость, то она придет, освободит руки от пут и шею от железного ошейника и поведет в рай. А если он совершал несправедливость, то насилие уведет его в ад". А также Пророк Мухаммад, да будет мир над ним, говорит: ''Нет такой вещи, чтобы ее польза была бы общей и ее действие быстро и сильно ощутили бы все люди, кроме справедливости и обходительности падишаха. И нет ничего такого, чтобы его вред и ущерб был общим и его действие почувствовали все люди, кроме насилия и легкомыслия падишаха".

* * *

Однажды Нуширван 3 сказал Куян Дастуру:

- Расскажи мне про образ жизни Бахрама Гура.

- Как; вы хотите: рассказать одним, двумя или тремя словами?

Нуширван сказал:

- Восхвали два его качества.

- В свершении добра он был скор, а в обезглавливании и злости был сдержанным и целомудренным.

- Теперь расскажи одним словом.

- Над своими страстями и желаниями он имел больше власти, чем над всей страной. Нуширван попросил вина, выпил за добрую память о Бахраме Гуре и роздал бесчисленные дары. И всех присутствовавших вельмож на этом пиршестве одарил почетными халатами.

И сказал:

- Будьте все веселы и совершайте добрые дела. Оставим [их] на память для тех падишахов, которые придут после нас. Наши короны и престолы достанутся им, и вспомнят они нас, как мы вспоминаем тех падишахов, которые вручили нам это. И несчастен тот, кто заблуждается в своем царствовании и творит несправедливость, разоряет мир и сердца людей держит в печали. Такого свергнут с престола и отправят в ад.  [63]

Нуширвана сразу спросили:

- Что ты больше всего любишь? Он ответил:

- Быть безгрешным и жить без страха.

* * *

Амир ал-Муъминин Умар 4, да помилует его Аллах, однажды сидел в кругу сподвижников пророка Мухаммада и творил правосудие. Окружавшие его люди поддакивали при вынесении приговора и восхваляли Умара, называя его первейшим.

Умар сказал:

- Чему вы удивляетесь? Я же видел Пророка, да будет мир над ним, и познал рай и ад. Удивительнее моего правосудие Куширвана-безбожника. Вот одна из его справедливостей. Он приказал построить замок и израсходовал сто тысяч золотых динаров, а фундамент вышел кривой из-за дома одной старухи. Когда строительство завершилось, он пригласил всех знатных людей и столпов государства и спросил: "Каков этот дворец?" Все сказали, что в здании нет никаких, недостатков за исключением кривизны фундамента."Да, так и есть. И это из-за дома старухи, который примыкает к моему дворцу. И как я ни старался купить этот дом, хозяйка его не продала, говоря, что не нуждается в продаже. Я даже сказал, что оценю дом золотом и серебром. Но она ответила: дом ей достался в наследство от отца, она состарилась в нем, это же память. И я посчитал недостойным силой отнять у нее дом и притеснять ее."

* * *

Однажды падишах из Джабра хотел построить дворец с залом для приемов. По соседству жила старуха, которая занималась сбором хвороста и продавала его, что служило средством ее существования. И был у нее небольшой домик. Падишах хотел купить его, но хозяйка не стала продавать дом под тем предлогом, что выросла, состарилась и прожила в нем всю жизнь. Однажды старуха пошла за дровами. Падишах приказал, чтобы домик снесли, а площадь включили в план дворца. Мол, "раз так получится, старуха волей-неволей продаст домик по моей прихоти".

В конце дня возвратилась хозяйка, уставшая от рубки терновника. Она захотела часок отдохнуть, а потом отнести вязанку на базар. Когда она подошла к дому и увидела его [64] разрушенным, то потеряла сознание. [Придя в себя,] она заплакала, подняла голову к небу и горестно произнесла: "О, господи1 Если я отсутствовала, ты разве здесь не присутствовал? Воздай виновным по справедливости!"

Замок сразу стал качаться, и падишах, вся его свита и слуги провалились сквозь землю. Так жестоко было это возмездие!

* * *

Когда Дауд, да будет мир над ним, захотел построить в Иерусалиме мечеть и заложить фундамент, [строители] дошли до дома одного иудея, чтобы увеличить площадь для храма. Иудей свой дом не продал, и постройка не была завершена при жизни Дауда, да будет мир над ним. Когда черед правления дошел до Сулеймана 5, да будет мир над ним, он стремился завершить строительство и захотел купить дом иудея. Но тот отказал ему.

Сулейман сказал:

- Не пренебрегай [моей просьбой] и продай дом за ту цену, которую сам назначишь.

Иудей ответил:

- Заполни пойму этой реки серебром и золотом, тогда я продам дом.

Сулейман, да будет мир над ним, приказал: взять все имевшееся в казне золото и серебро и бросить в пойму. Но она не заполнилась. Правитель стал просить всех жителей страны помочь в этом деле, и пойма была заполнена доотказа.

Сулейман сказал иудею:

- Иди унеси деньги из поймы и отдай дом. Иудей сказал:

- Хвала твоему Богу и Богу твоих отцов, я принимаю вашу веру. Если бы ваше пророчество не было справедливым, а я в своем намерении был несправедлив, то этот дом забрали бы у меня силой. И деньги, и дом я жертвую на благо Всевышнего.

После этого Сулейман, да будет мир над ним, завершил строительство, а все, что осталось от того имущества, раздал как милостыню нуждающимся и дервишам.

* * *

Амир ал-Муъминин Умар, да помилует его Аллах, однажды куда-то бежал. Амир ал-Муъминин Али 6, да будет над ним мир и милость Аллаха, увидел его и спросил: [65]

- О, Умар, все ли у тебя в порядке, что ты так стремительно бежишь?

Тот сказал.

- Один верблюд из предназначенных для пожертвования убежал. Бегу искать его.

- О, Умар, ты унижаешь властителей, которые прибудут после тебя.

Умар возразил:

- О, Али, как говорится - если ягненок погибнет на берегу Ефрата, - ей-богу, в день страшного суда спросят за это с меня.

* * *

Амир ал-Муъминин Усман, да помилует его Аллах, однажды вошел во двор [и] увидел раба, который кормил верблюда. И в сене увидел то, что, если бы верблюд съел, то он заболел. Усман взял раба за уши и потрепал, но сразу раскаялся. И сказал рабу, чтобы он потрепал его за уши так, как он потрепал раба. Последний заколебался. Но Усман не отставал и заставил раба взять себя за уши.

Усман сказал:

- Сильно потрепли. Раб потрепал.

- Сильнее!

Раб трепал до такой степени, что устал, и Усману сделалось больно.

Усман сказал:

- Хватит. Как хорошо воздать в этом мире, чтобы не оставить возмездие для загробной жизни.

* * *

Когда-то некоторые представители города Хомса написали Умару Абдуазизу о том, что их город пришел в упадок и нуждается в благоустройстве. Умар ответил: "Благоустраивайте город справедливостью и дороги очищайте от притеснений и насилия, тогда город станет благоустроенным."

* * *

Амир ал-Муъминин Умар, да помилует его Аллах, по ночам сам ходил сторожить город. Однажды он дежурил с бурдюком на шее, чтобы напоить дервишей и немощных, нуждавшихся в воде, и стучал к мусульманам в открытые двери, чтобы их закрывали. Так он дошел до двери, за которой в темноте [66] плакали дети, а женщина читала стихи. Умар постоял у двери, а потом крикнул, что он здесь и спросил:

- Есть ли у вас просьба? Женщина сказала:

- О, Амир, детишки голодные и у нас нет масла для светильника.

Умар воскликнул:

- Ох, умираю! Он сразу пошел и принес немного муки, сала, касторового масла и дров. Зажег светильник, развел огонь и поставил котел, положил туда жир, затопил печь и сварил пищу. Накормив детишек, он спросил у женщины, что за стих она читала.

Она ответила:

- О, Амир ал-Муъминин! Вот уже много времени, как отправили моего мужа по какому-то делу, и он задерживается. Мы молодые, я пела о разлуке с ним.

Умар воскликнул:

- Ох, я умираю!

Он тут же направился к своей дочери Хафсе и постучал в дверь. Дочь узнала его и спросила:

- О, Амир ал-Муъминин, все ли в порядке, что ты пришел так поздно?

Отец ответил:

- О, Хафса, не стесняйся и скажи мне правду, сколько может женщина терпеть без мужчины?

- Шесть месяцев.

После этого он разослал по всем войскам и провинциям приказ о том, чтобы каждого, кто отсутствовал в течение шести месяцев, отпускали домой, заменив его другими. И для каждого посланца издал такой приказ. Поручил нескольким своим сподвижникам следить за тем, чтобы посланец не сидел на коне, не ел хорошей пиши, не надевал приличной одежды и не содержал привратника до тех пор, пока сподвижники не доложат об исходе дела."И каждый, кто бы он ни был - из простолюдинов или из благородных, пусть скажет свое слово''. И заключил:

- О, Господи, О, Боже! Будь в этом свидетелем.

* * *

Малик Динар говорит, что в то время, когда Умар Абдул-азиз воссел на трон халифата 7, пастухи, которые в горах пасли скот и вьючных животных, спросили: [67]

- Кто этот благородный человек, занявший трон халифата? Их спросили:

- Откуда вам знать, что он благородный? Они ответили:

- С того дня, как он занял престол, львы и волки перестали ходить вокруг стада и не причиняют нам ущерба.

* * *

Когда один из религиозных авторитетов пришел к халифу, последний попросил:

- Расскажи мне что-нибудь и дай совет.

- Когда я был в Чине (Китае), там правил падишах-безбожник, но очень справедливый. Он оглох и больше не слышал, а потому горевал и много плакал. И вельможи, которые окружали его, спросили:

- Ты из-за глухоты печалишься? Он ответил:

- Я плачу не от того, что уши не слышат, а из-за того, что если какой-то обиженный придет к моим воротам с жалобой на какого-то притеснителя, я не услышу его, и грех останется на моей душе.

Приближенные сказали:

- Если со слухом так случилось, то глаза же на месте.

И правитель повелел, чтобы каждый обиженный, который жалуется на притеснителя, одевался в красную одежду. Каждый день он садился на слона и ездил вокруг города. И каждого, кого он встречал в красной одежде, приглашал к себе, воздавая ему по справедливости.

* * *

Каб ул-Акбар говорит, что у израильтян был очень справедливый падишах. А по соседству с ним жил Пророк. И однажды этому Пророку пришло откровение:

- Передай падишаху, пусть сделает завещание, ибо ему осталось жить всего три дня.

На третий день падишах лег головой на землю, заплакал и сказал:

- О, господь Бог! Если тебе известно, что я творил для людей справедливость и выполнял твои установления, прибавь к моей жизни столько, чтобы мои маленькие дети стали взрослыми и после меня управляли моими наместниками.

Всевышний ниспослал Пророку откровение. Падишах [68] творил справедливость и говорит правду.

- Прибавляем к его жизни пятнадцать лет, чтобы его маленькие дети стали взрослыми.

Поэт так говорит о справедливости:

Свершай справедливость, свершай справедливость,
Ибо рай - дом справедливых царей.

Пророк, да будет мир над ним, говорит:

- Если народ находится близко к падишаху, эмиру или богачу и последние совершают насилие над кем-то, а никто не говорит им, что они поступают несправедливо, Всевышний, хвала ему, испытывает к ним отвращение.

* * *

Хишам Хасан говорит:

- От ученых мне стало известно, что в древних книгах об отличительных чертах Умара Абдулазиза написано, что вся земля оплакивала его в день смерти благодаря его справедливости.

* * *

Абдуллах Аббас, да помилует его Аллах, повествует вот о чем. Однажды Пророк да будет мир над ним, рассказал, что среди израильтян были два брата, оба - правители двух городов. Один из них был очень справедливым и милосердным по отношению к подданным и добрым по отношению к отцу и матери. А другой, проклятый матерью и отцом, был жестоким и безжалостным с подданными. И в ту пору был Пророк Всевышний ниспослал ему откровение, что от жизни справедливого падишаха, милосердного к подданным осталось не более трех лет, а от жизни проклятого и жестокого падишаха - тридцать лет.

Пророк известил об этом подданных обоих падишахов. Подданные изумились и опечалились из-за скорой смерти праведного падишаха и продолжения жизни падишаха жестокого. Все собрались и решили: "Давайте отнимем грудных детей у матерей, заберем скот, пищу, молоко, воду, корм, уйдем в пустыню и будем плакать и умолять Бога, чтобы, да будет он могущественным и великим, прибавил жизни справедливому падишаху и благословил его, а сократил бы жизнь жестокого падишаха и забрал его." Трое суток люди так и поступали. [69]

От Всевышнего тому Пророку пришло откровение: "Сообщи моим рабам что их молитва услышана и я совершил по отношению к ним милость. Оставшуюся жизнь справедливого падишаха отдал тому жестокому падишаху, а жизнь последнего - тому справедливому." И к его жизни прибавлю еще тридцать лет, а для жестокого оставляю три года, чтобы мои рабы нашли успокоение от справедливости этого праведника и избавились от жестокости того деспота." Потом Пророк, да будет мир над ним, прочитал: "И добавляется жизнь долголетнему, и сокращается его жизнь по книге. Поистине, это для Аллаха легко!" (Коран, 35/11).

Необходимо, чтобы стало известно, каково воздействие добрых намерений и справедливости падишахов, так же, как добрых и плохих молитв подданных. А выслушиваьие доброго и злого или чего-то подобного подвержено возмездию.

Пророк, да будет мир над ним говорит:

- Остерегайтесь молений сирот, вдов и униженных, так как могущественный и великий Бог не отвергает их молитву если даже они и неверующие. Их моление не нуждается в наличии какого-то уважения или веры и правды, так как насилье - мрак ада. И могущественный и великий Бог не покровительствует и не помогает тиранам.

* * *

Некогда умер мужчина из последователей Хавриев. 8 Люди сказали Иисусу:

- Мы опечалены! Жаждем увидеть его, помолились бы, чтобы Всевышний его оживил чтобы мы узнали о его состоянии и улеглась бы наша печаль.

Иисус, да будет мир над ним, помолился и Всевышний оживил того человека. На обеих ногах были у него огненные сандалии. Люди спросили об этом. Он сказал:

- Клянусь Боюм никогда я не совершал греха и не высказывал непослушания за исключением того, что однажды, проходя мимо бедняка, не помог ему. По этой причине удостоился огненных башмаков.

Пророк повествует, да будет мир над ним:

- Молитвы двух групп людей перед Господом не имеют никаких преград - молитва обездоленных и молитва скрытого в сокровенном. Суфиян Сури говорит:

-Каждый кто точит карандаш или готовит чернильницу или приготовит бумагу, чтобы тиран написал письмо, - тот [70] его соучастник, куда бы ни шло письмо, на Восток или на Запад.

* * *

Раби ун-Нас рассказывал вот что. Какой-то мужчина подошел к Абдуллаху Масъуду 9 и сказал:

- О, Абдурахман, я хочу жить в Басре и перевезти туда членов семьи.

Тот ответил:

- Ни в коем случае не оставайся там жить, если ты хочешь переехать, остановись там, где есть орошаемые и плодоносные земли. Не останавливайся возле солончаковой земли, так как однажды эти места провалились сквозь землю и могут провалиться вторично.

- По какой причине они провалились?

- По той причине, что там правили пять злонравных эмиров-притеснителей. Одного звали Джабир, другого - Джаиз, третьего - Хати, четвертого - Мухти, пятого - Хомел ал-Хетай.

Некогда жил один дервиш 10. Он посадил свою жену на осла, чтобы отправиться в Басру. А в Басре была одна особенность. Как только дервиш достиг городских ворот и захотел войти, тот эмир, которого звали Джаиз, сидел у ворот и не пустил его бесплатно. Как ни просил дервиш, "Я бедный человек, и у меня нет двух диремов!" Джаиз поклялся, что не пустит, пока не получит деньги. Дервиш кое-как достал эти два дирема и отдал ему, но его все равно не пустили. Он попросил помощи у людей. Они сказали:

- Тебе самому надо обратиться к Джабиру, чтобы он помог. Дервиш пошел к Джабиру и рассказал о несправедливости: у него забрали два дирема, но не пускают в город. Одни из этих городских ворот были воротами Джабира. Он остановил дервиша и поклялся, что пока тот не отдаст четыре дирема, не впустит его. Как тот ни умолял, ничто не помогло Он добыл четыре дирема и отдал Джабиру. Тот забрал деньги, но не впустил его в город.

Дервиш обратился к людям за помощью. Они сказали: -Тебе следует обратиться к Хати, чтобы он помог. Дервиш пошел к следующим воротам, к Хати и пожаловался на притеснение. Xaти ответил: - Пока не отдашь мне восемь диремов, не пущу тебя в город. Дервиш каким-то путем раздобыл восемь [71] диремов и отдал Хати. Но тот тоже не пропустил его. Дервиш зарыдал и обратился к людям за помошью. Все сказали, что ему необходимо пойти к Мухти, чтобы тот спас его. Дервиш пошел к воротам Мухти и пожаловался на Хати. Мухти ответил:

- Не пущу, пока не отдашь мне шестнадцать диремов. Дервиш сказал:

- Ей-богу, у меня нет ни одного дирема.

Мухти приказал, чтобы его хорошенько побили. А жена была беременна и ее избили так, что ребенок, который был в ее чреве, получил увечье и у нее произошел выкидыш. И еще отрезали хвост у их осла. Дервиш попросил у людей помощи. Ему сказали, чтобы он шел к Хомел ал-Хетаю за помощью и поддержкой, так как тот состоятельнее остальных эмиров.

Дервиш пошел к воротам Хомел ал-Хетая, рассказал свою историю и просил содействия. Тот приказал забрать его жену, чтобы держать ее при себе до тех пор, пока она не забеременеет, а также забрать осла и держать до тех пор, пока не вырастет хвост. Отобрали жену и осла.

Пораженный дервиш оказался в безвыходном положении. Старание и терпение покинули его. Он омыл руки, совершил со смирением и покорностью два раката молитвы и пожаловался Всевышнему. Бог откликнулся на его молитву. И вот город с его жителями провалился сквозь землю, показав людям возмездие за тиранию, чтобы они воздерживались от притеснения и насилия, чтобы обитатели других городов не уподобились жителям Басры.

* * *

Рассказывают, что в прежние времена был падишах, который назначил сына своим престолонаследником. Однажды сын отправился на охоту. Когда он ехал к какому-то селению, его конь споткнулся. Он упал и сломал себе шею. У этого правителя он был единственным сыном. И это селение вызвало у падишаха отвращение. Рассердившись на его жителей, он приказал, чтобы они сами разрушили его. Все обитатели объяснили, что они не виновны в происшедшем с его сыном. Виноват конь, который споткнулся. Они слезно умоляли, чтобы он не карал ни в чем не повинных бедняков и не заставлял [72] их разрушать собственные дома. Падишах не обратил никакого внимания на мольбы и приказал, чтобы в селение пустили слонов, которые с корнем вырывали деревья, разрушали дома, а жителей топтали.

Тогда люди разочаровались в падишахе и обратились с мольбой о помощи ко Всевышнему. Сразу же, по велению Бога, появился всадник, который прикрикнул на слонов. Животные убегая затоптали тех, кто пришел разрушать селение, а с ними и падишаха, так что некому стало сообщить о мертвых.

* * *

Мисаб схватил одного из сподвижников Абу Абида и приказал, чтобы его убили. Тот произнес:

- Грубо ли будет сказано, что тебя, с таким красивым и благородным лицом, я подниму на лобное место и попрошу у Всевышнего стать твоим врагом и захочу кровной мести?

Мисаб приказал освободить его. Тот сказал:

- Раз ты мне подарил жизнь, так дай же что-нибудь для моего существования.

Мисаб повелел дать ему тысячу динаров на расходы и пусть, мол, идет на все четыре стороны.

* * *

Вахб ибн Мунаббеъ 11 говорит, что он прочитал семьдесят две книги, которые Всевышний даровал своим посланникам, но ни в одной не написано о тяжести огорчения и насилии так, как в Коране. И ни в одной книге сущность насилия не объяснялась столь подробно, как в священном Коране. Так, Всевышний, хранитель зтой паствы связывает разобщенность и исчезновение государства с угнетением и все беды народов прошлого видит в многобожии. И смуты этой паствы и распад государств связаны с насилием. Кто несправедливее "тех, которые возводили ложь на Аллаха" (Коран, 39/60). О, проклятие Аллаха над неправедным!

И Пророк, да будет мир над ним, изрек:

- Есть много почитающих Коран, которые Он проклинает. Друзья спросили:

- Что это за проклятие? [73]

[Пророк] сказал, как повелевает Бог:

- О, проклятие Аллаха над неправедными! (Коран, 11/18) И Всевышний в Коране проклинает четыре группы: во-первых, всех неверующих и дьяволов; во-вторых - безбожников; в-третьих - лжецов; в-четвертых - притеснителей.

А дьяволу бог сказал: - "И над тобой Мое проклятие до дня суда" (Коран, 39/78). И безбожникам сказано: "О, проклятие Аллаха над неправедными" (Коран, 11/18). О соблазне и лжи женщин сказано: "О проклятие Аллаха над лжецами". И сказал деспотам: -"О проклятие Аллаха над притеснителями".

И каждый, кого проклянет Бог, безусловно, попадет в ад. Да будет так, чтобы [правители] были далеки от насилия и не подвергали себя адским карам, не гордились временным правлением государствами. И пусть боятся Бога, чтобы не оказаться в безвыходном положении на том свете.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ.

О МИЛОСЕРДИИ И СНИСХОЖДЕНИИ ПАДИШАХОВ

Абдуллах Аббас, да будет милостив к нему Бог, говорит: "Всевышний сжалился над всеми людьми мира и избрал Мухаммада, да будет мир над ним, своим посланником для всех творений из джинов 12 и людей, чтобы не уверовавших приводил в лоно ислама и они избавились от идолов и пустых кумиров; чтобы прислушались к его призыву и почитали его, единого, стремились к поклонению ему и приняли мусульманские законы. Как ни призывал Пророк, да будет мир над ним, к исламу Курейшитов 13 и прочих неверных из других племен, они насмехались и проявляли пренебрежение, перешедшее в ненависть до такой степени, что когда Пророк, да будет мир над ним, совершал молитву, побивали его камнями, забрасывали колючками и плевали на него. И случилось много раз так, что ноги нечестивых достигали шеи и головы его. Однажды они бросили ему на голову и шею скверную требуху верблюда и других животных, так что он измучился от их мерзостей и насмешек. У него был приемный сын по имени Базид Харис. С ним они на двух ослах направились в Таиф, чтобы кто-то из рода Бани Сакифов 14 принял его и помог [74] ему избавиться от насилия и дерзостей недостойных этого благородного создания. Он там пробыл десять дней. А правили в Таифе трое братьев: Абду Мулил ибн Амр, Хабиб ибн Амр и Масъуд ибн Амр. И попросил он у них, чтобы они оказали ему помощь и отгоняли от него врагов, чтобы Всевышний поправил его дела и дал ему силу и величие. Один из братьев сказал:

- Если Бог сделал тебя посланником, то как нам верить в покрывало и любую клетчатую одежду из Каабы?

Другой спросил:

- Бог никого больше не нашел, что послал тебя с пророческой миссией?

Третий сказал:

- Я вообще с тобой не буду разговаривать.

Когда Пророк потерял надежду получить от них помощь, он произнес:

- Если вы мне не оказываете помощи и не принимаете мою веру, держите в тайне эти слова и никому не говорите, чтобы обитатели Мекки не услышали эти отвратительные речи и не били в барабаны.

Но братья подстрекали своих домочадцев и рабов, чтобы те бросали в Пророка комки земли. И они изранили его благословенное лицо. И Пророк спокойно сел в тени под стеной. И кровь текла по его благословенному лицу, а он направлял ее в небо. Присутствовавшие там люди спросили:

- Что означает это подбрасывание крови в небо? Он объяснил:

- Если одна капля моей крови прольется на землю, Всевышний перевернет весь мир и ни одно растение не прорастет из земли. И тотчас возникли все ангелы: ангел, которому было доверено небо, ангел, которому была доверена земля; ангел, которому был доверен Восток; ангел, которому был доверен Запад: ангел, которому было доверено солнце; ангел, которому были доверены реки; ангел, которому были доверены горы: ангел, которому были доверены ветры. И они сказали:

- О, посланник божий. Бог приветствует вас! И он нам повелел, чтобы мы повиновались тебе.

Каждый рассказывал о своих свойствах. [И ангелы сказали:]

- Если вы прикажете, то мы отомстим за вас всем жителям Таифа.

Пророк, да будет мир над ним, сказал: [75]

- Мне нет нужды в вас. И потом добавил: -Я помолюсь, а вы поддержите меня.

Затем Пророк, да будет мир над ним, поднял обе благословенные руки и сказал:

- О, благочестивый Бог! Покровительствуй моему народу и сподвижникам, так как они не ведают, [что творят]. Ангелы, услышав его моление, удивились такому безграничному милосердию и снисхождению и сказали:

- Да превратится твое наказание в благодарение, о, посланник божий! В эту пору через эти места проходили кочевники из жарких степей Наснбина и они увидели происходившее. Их было семь человек, и все семеро приняли его веру. А имена их таковы Джаса, Баса, Шасер (Шаиро), Насир, Аздиян, Вакаб, Зуъбаа.

И они ушли и навестили об этом [других] кочевников. Пришло триста человек и присоединилось к Пророку, да помилует его Аллах! И Пророк, да будет мир над ним, возвратился в Мекку. И милость и снисхождение его к жителям земли, включая и неверных, были так безграничны, что всех притягивали к нему.

* * *

Повествуют, что во времена Бахрама Гура случилась засуха и наступил страшный голод в провинции Истахра Фарса. Все ее жители оказались в безысходном положении и осведомили об этом Бахрама. Он приказал дать ему чернила и ручку и на обороте их письма написал, что происходящее суть испытание щедрости падишахов в богатстве и скупости неба, а засуха не беда. И привел стих:

Если шах справедлив в голодный год.
Справедливость султана лучше, чем год изобилия.

[И написал]: "Прикажем, чтобы этот ущерб восполнили за счет казны, из нашего богатства." Сразу же вынесли зерно и стали продавать в десять [раз] ниже цены. Люди, увидев щедроты падишаха, начали выносить спрятанные припасы. И страна стала богатой, а народ радостным. И дошло до того, что осведомители стали писать донесения, сообщая, что сборщики налогов Ахваза вносили пять раз по тысяче диремов в государственное казначейство (поступления от подданных), а излишки раздавали близким друзьям.

Бахрам в ответ на донесения написал, что все воды, которые протекают в ручьях, сначала пробует он сам, а затем они [76] подаются на посевы. И он приказал вернуть имущество хозяевам.

Суть была в том, что богатство принадлежит хозяину, а государственная казна пополняется за счет подданных, так как богатство подданных - это богатство государя. И каждый падишах, который пополняет государственную казну богатством подданных, подобен тому, кто, закладывая фундамент дома, достроит и крышу.

* * *

Вот что поведал Тавус Йемени: "Пророк, да будет мир над ним, платил Абада Самиту деньги за то, что он управлял казной, и сказал ему:

- Бойся Бога, о, Абу ал-Валид, чтобы в день страшного суда не явился ты ко мне повешенным на шее верблюда, коровы или барана.

А он спросил:

- Ты в государственной казне изменил мне. Тогда Абада спросил:

- О, посланник Божий, как это может быть? Пророк, да будет мир над ним, сказал:

- При божьей помощи, в чьей власти находится моя душа, - как он захочет, так и будет. За исключением того, которого помилует.

Затем Абада сказал:

- Слава Богу, который послал тебя в качестве проповедника для людей, и я больше не буду так поступать.

Сайид ибн Абдуллах Харис говорит: "Когда Умар Абдул Азиз 15 был эмиром Медины, привезли на судне зерно, чтобы продавать. Мухаммад Абдуллах доход от продажи задержал, скрыл и сказал, что от Пророка, да будет мир над ним, слышал, будто если падишах и эмир покупают какое-нибудь имущество для торговли и продадут его подданным, то эти подданные умрут.

Затем приказал, чтобы это зерно роздали в качестве милостыни. А также приказал, чтобы открыли трюмы судна и раздавали милостыню нищим и дервишам."

* * *

Атаба ибн Харис говорит, что Амир ал-Муъминин Усман 16, да помилует его Аллах, каждый день устраивал прием и сам при этом ничего не ел. А как только люди покидали его, [77] он приходил домой, ел хлеб с маслом и никогда не вкушал сытной богатой пищи.

* * *

Амир ал-Муъминин Умар, да помилует его Аллах, написал Салману Фарсу "Приезжай навестить нас, так как мы жаждем видеть тебя." Салман приехал. Умара уведомили о его прибытии. Он со всеми приближенными навестил Салмана. Поздоровавшись,

Умар спросил Салмана:

- Что-нибудь до тебя дошло обо мне, чтобы люди считали это отвратным или непристойным?

Салман сказал:

- Не дошло.

Умар заставил Салмана поклясться и настоял, чтобы тот рассказал об услышанном. [Он, мол,] позаботится об исправлении.

Салман сказал:

- До меня дошло, что в твоей кухне есть два вида блюд и ты имеешь два комплекта одежды - один для дома, другой для государственного приема. Умар спросил:

- Кроме этого, ты ничего больше не слышал? Салман ответил:

- Нет. Умар сказал:

- То, что ты меня осведомил о двух вещах, похвально. Одобряю то, что ты сказал. Теперь я буду довольствовать одним, чтобы не злословили обо мне.

* * *

Катада говорит:

- Пророк, да будет мир над ним, ушел на тот свет и оставил после себя шестьдесят тысяч диремов долга. Амир ал-Муъминин Али этот долг вернул. И умер Абу Бакр 17, оставив восемь тысяч диремов долга. Айша 18 внесла долг. И умер Умар, оставив семьдесят тысяч диремов долга. Хафса внесла их из своего состояния. И от Пророка, да будет мир над ним, и Абубакра и Умара не осталось каких-либо долгов.

* * *

Умар Абдул Азиз, да помилует его Аллах, однажды вошел в дом и сказал своей жене Фатиме: [78]

- Есть ли у тебя какие-нибудь деньги, чтобы купить виноград? Мне что-то захотелось поесть его.

Жена сказала:

- Ты нуждаешься в деньгах, а ведь ты повелитель правоверных.

Он сказал:

- Горе мне! Это желание лучше, чем завтрашний день страшного суда, когда привезут меня со связанными руками в железных оковах и спросят, зачем я брал из государственной казны деньги.

* * *

Мухаллед Мухаммад вольноотпущенный Амир ал-Муъминина Усмана, да помилует его Аллах, повествует: "Однажды Умар Абдул Азиз пришел в дом и почувствовал запах жареного мяса. Спросил об этом. Ему сказали "Фатима, твоя жена, беременна, и ей почудился запах жареного мяса. Мы испугались, не случилось бы чего-нибудь из-за запаха и взяли два ребра из общей кухни." Умар рассердился на повара и эти два жареных ребра вернул ему. И отправил его на базар купить мяса для Фатимы. И повар, который готовил для всех за счет государственной казны, не понес никакого ущерба. И эмиры и султаны должны знать, как надо жить!"

* * *

Во времена султана Рази Ибрагима 19, да помилует его Аллах, в городе Газнин наступил голод и дороговизна достигла такой степени, что большинство горожан заперло дома и покинуло Газнин, разъехавшись в разные стороны. А султан, да будет милостив к нему Бог, в ночь на пятницу поднимался на крышу дворца и всю ночь молился и наблюдал за состоянием города. Обычно в ночь на пятницу, поднявшись на крышу, он слышал голоса чтецов Корана и других обитателей города, крики детей, пение суфиев и голос эмира. Но однажды он ничего не услышал и не увидел света и сияния, которое наблюдал всегда. Он опечалился и забеспокоился. Спустился вниз и спросил людей о непонятном явлении.

Ему сказали:

- Вот уже целую неделю в городе не остается более пяти-шести заселенных домов. Большинство граждан уехало в разные стороны, заперев двери домов. Султан очень расстроился и всю ночь не спал. Назавтра он призвал всех знатных [79] людей и столпов государства и обратился к ним с такой речью:

- Почему вы не рассказали мне о положении города, чтобы я смог позаботиться о нем? Беда еще в том, что Маликшах 20 теперь будет бить в барабаны, - мол, у Ибрагима нет столько зерна, чтобы обеспечить подданных, дабы они не покинули родину. Теперь предпринимайте меры и заботьтесь о людях. Это большой позор, что жители Газнина из-за голода покидают страну!

Все знатные люди, столпы общества, эмиры и сипахсалары согласились и в один голос сказали, что решить этот вопрос может только Шариф Абу-л-Фарадж-казначей. А он был прадедом автора этого сочинения. И при дворе султана Рази Ибрагима Абу-л-Фарадж имел двадцать одну должность, все важные. И от ворот Газнина до Тангабада, Буста и Мустанака, Фаздары, Тиза и Мукрона, а также до Кармошира и Нармошира, до границы Адена, Систана, Сураджа и Кинбада все берега океана были в его владении и распоряжении. С другой стороны - Орур, Бакр, Сиводи и Бахатия, Даво, Аджзила, Авдже, Мултан, Курур и Бану до ворот Газнина тоже принадлежали ему. И должности старосты, привратника гарема и главы благородных отпрысков, владение всем имуществом двора и учетом сокровищ, распределение средств и источников государственного дохода, управление двором, чеканка монет и украшений - все это принадлежало ему. И султан полностью ему доверял. По той причине, что они были молочными братьями и школьными товарищами по чтению Корана и литературы и по каллиграфии. И в крепости Най они находились вместе, с детства вместе росли. А также управление казной и шахским гардеробом принадлежали Абул-Фараджу. И он оберегал султана от всякого беспокойства и неприятностей.

Однажды он отправился в сторону Такинабада и Буста, а оттуда обходным путем через Мустанг, Каздар, Бустан, Авдж и Мултан двинулся в Газнин. В другой раз он двинулся в сторону через перевалы Мултан и Адж, через Буст и Такинабад.

Султан спросил:

- С какой стороны он прибудет в этом году? Надо послать быстроходных верблюдов с двумя конями, чтобы он поскорее приехал и рассеял наше беспокойство.

Сказали, что в этом году он прибудет со стороны Мултана. [80]

Правитель тотчас же послал вестовых на быстроходных верблюдах и всадников и велел им попросить Абу-л-Фараджа поторопиться. Вестовые застали Абу-л-Фараджа в Билну и сообшили ему об этом. Отправившись в путь, он оставил обоз, свиту и пятьдесят тюркских слуг, чтобы как можно скорее доставить груз в город. А сам поехал с двадцатью тюркскими слугами и несколькими быстроходными верблюдами. Благодаря султану он имел семьдесят тюркских золотопоясных слуг, которые получали от правителя содержание и одежду. В Газнине есть селение, которое называют Кухи Заррин-камарон (Гора золотопоясных), принадлежащее им и прославляемое ими. Он доехал за три дня и встретился с султаном. Выйдя к нему, Абу-л-Фарадж приветствовал его и прикоснулся губами к его рукам, а султан спустился с трона, обнял его и сказал:

- При всех событиях, которые случались, ты нас выручал, рассеивал все наши сомнения. Положение Газнина из-за голода и нехватки зерна, неурожаев и дороговизны дошло до того, что люди заперли двери домов и выехали из города. Я огорчен также упреками Маликшаха. Скорее прими меры и избавь меня от этих забот, так как все знатные люди и столпы государства пришли к выводу, что решить этот вопрос можешь только ты.

Абу-л-Фарадж сразу предложил свои услуги и сказал:

- Падишах ислама, пусть [твои посланцы] верхом на конях и верблюдах известят людей во всех городах и прочих местностях, что завтра надо собраться в таком месте, где хранится зерно. Туда явятся все торговцы к повара, чтобы каждому дать зерно по норме.

И султан приказал, чтобы роздали двести лошадей и верблюдов глашатаям, которые за ночь объявят об этом.

И говорят, что тогда в Газнине имелось шесть тысяч поваров и шесть тысяч торговцев сеном и зерном.

Назавтра султан приказал, чтобы собралась тысяча весовщиков. И каждому повару и торговцу ежедневно давали по десять харваров зерна. Так что [лавки] поваров и торговцев заполнились, хлеба в городе стало в избытке до такой степени, что если утром цена была семьдесят диремов, то на следующий день хлеб стоил тридцать, а потом цена снизилась до семнадцати диремов.

Услышав об этом, султан стал молиться Богу, восхваляя и [81] благодаря его и говоря."В моем услужении имеется человек, который устранил все невзгоды и избавил меня от этой большой опасности." Затем он приказал разослать по городам и селениям верховых на быстроходных верблюдах и скакунах, чтобы они прошли трехдневный путь и на четвертый день возвратили людей.

И когда в ночь на пятницу султан поднялся на крышу дворца, он увидел город таким, как было прежде, и очень обрадовался.

Назавтра он пригласил Абу-л-Фараджа, проявил к нему благосклонность и сказал:

- Ты совершил такое, что останется навечно в памяти на свете. И я тоже воздам тебе по заслугам, ты получишь за каждую из двадцати одной должности по награде и почетный халат.

Шариф Абу-л-Фарадж поклонился и сказал:

- У властелина мира много милостей и забот.

Ваш покорный слуга состарился и в не силах принять все эти милости. Если господину мира будет угодно, пусть за каждые три должности наградит одним халатом.

Так и порешили. Назавтра султан приказал вручить Абу-л-Фараджу семь наград и семь халатов с почестями, барабанным боем, знаменами, слонами, со щитами, копьями и штандартами.

И каждый раз, когда на него надевали халат, Абу-л-Фа-радж уходил домой. К нему опять приходили [слуги] и, приветствуя его, говорили, что господин мира приглашает его. Он приходил и на него снова надевали халат. Таким образом семь раз. И ему было оказано много почестей. Со времен Адама, да будет мир над ним, до этого времени ни один падишах никогда не надевал даже два почетных халата своим слугам в один день. И никогда не случится такое. А все потому, что эти слуги были опытными и знающими, и соответственно тому поступали великодушные, милосердные, талантливые, ценящие [людей] и заботливые падишахи.

Всевышний да помилует тех падишахов и пусть сопутствуют им благосклонность в их достойном владении. И [пусть всего у них будет] в избытке. Пусть решит Бог!

* * *

Повествуют, что в четыреста пятом году положение государя Газнина пошатнулось. Из-за появления саранчи [82] случились неурожай и дороговизна, и люди оказались в безвыходном положении. И написали об этом великодушному султану Ала уд-Давле Маъсуду ибн Ибрагиму 21, да будет милостив к нему Аллах. Великодушный султан в ответ издал такой указ: "Каждому яду есть противоядие, и от каждой болезни есть средство для лечения. Приказываю вынести зерно из хранилищ и продавать его по цене семьдесят дирхамов за один ман, чтобы люди успокоились и в стране наступило благополучие." Тотчас же стали доставлять зерно и продавать его по установленной правителем цене.

Пришло благосостояние и достаток. Через несколько дней восстановилось первоначальное положение, исчезла дороговизна и люди успокоились. И падишаха обрадовало спокойствие подданных, а добрая слава о нем сохранилась в памяти на свете.

Да помилует Всевышний всех справедливых и добродетельных падишахов и окажет им благочестивое содействие и милость своей щедростью.

* * *

Пророк, мир ему, говорит: "Пусть всегда мои последователи будут благочестивыми и спокойными до тех пор, пока соблюдают четыре заповеди. [Вот они]:

Воздаяние передатчикам Корана и их содержание, уважение к ученым и стремление к знаниям. Не стремиться к богатству. Остерегаться есть недозволенное и добытое нечестным путем. Не предавать веру за богатство И если не будут соблюдать эти четыре заповеди и действовать против них, Всевышний подвергнет их четырем карам: голоду, презрению и притеснению султана, предательству судей и мудрецов, страху перед врагом.

Преславный Всевышний ниспослал Дауду, мир ему, откровение и сказал: "Чтобы ты не думал, будто я не ведаю о насилии и несправедливости тиранов и угнетателей. А мои подданные подобны засеянному полю, и я не хочу губить свой посев. И не хочу, чтобы мой посев погубил ты". Дауд, мир ему, заплакал и сказал: "О, господи! Кто может погубить твой народ?!"

Бог ниспослал такое откровение: "Так как ты лишил грешников надежды на мою милость, то погубил моих людей". [83]

* * *

Пророк, мир ему, сказал: "В конце света появятся существа, лица которых будут, как лица людей, но их сердца - как сердца дивов, наподобие сердец волков, причиняющих зло. И в их сердцах нет ни малейшего милосердия. Все станут проливать кровь и не будут воздерживаться от скверных действий. Если поверишь и согласишься с ними, они не допустят, чтобы ты отлучился от них. А если поверишь и будешь верным им, то они предадут тебя. И если отлучишься от них, то они будут злословить о тебе. Разговаривая с тобой, будут говорить неправду. И их дети будут дерзкими, а молодежь и невоспитанной, и наглой. Их старики будут невеждами. Они не станут соблюдать заповеди и не будут воздерживаться от запретов. Для них искать чести и быть уважаемым - унижение и оскорбление. Все, чего можно от них ожидать, это беспечность. Люди кроткие и терпеливые будут среди них подозреваемы и оклеветаны.

Правоверный среди них окажется слабым. Развратный среди них окажется уважаемым. Религия для них ересь, а ересь - религия.

Если их положение таково, то Всевышний дурных людей и угнетателей сделает над ними господами. Сколько бы добрые и добродетельные люди ни молились, Всевышний не примет и не одобрит их молитв".

Язид Хабиб 22 говорит: Он спросил у правителя Парса и у верховного жреца зароастрийцев, что самое ценное, при помощи которого падишах становится почитаемым и уважаемым?

Тот сказал:

- Повиновение подданных.

- А в чем заключается причина их повиновения?

- В проявлении любви к знатным людям и в свершении справедливости к простолюдинам.

Язид Хабиб спросил:

- Что такое благосостояние государства?

- Снисхождение к подданным. Все, что с них причитается, следует взимать без жестокости, с обходительностью. Они имеют право на справедливость, и принадлежащее им полагается возвращать. Если в делах случается ущерб, правитель должен найти пути его восполнения. И держать дороги в безопасности, и воздать угнетенным по справедливости. [84]

* * *

Спросили Бузургмихра 23:

- Какое качество возвеличивает имя падишахов? Он ответил:

- Управление подданными по справедливости и изгнание врага из своей страны с гневом.

* * *

Однажды Умар Абдул Азиз раздавал людям принесенные откуда-то яблоки. Вдруг его младший сын взял одно яблоко, чтобы съесть. Отец увидел это, выдернул изо рта сына разжеванное яблоко. Мальчик с плачем пошел к матери и пожаловался на отца. Она послала человека на базар, чтобы купить яблоки для сына. Освободившись от раздачи яблок, Умар пришел домой. Почувствовав яблочный запах, он спросил:

- О. Фатима, из тех предназначенных людям яблок что-то принесли сюда?

Фатима ответила:

- Не принесли. И рассказала ему о случившемся. Умар, да будет милость к нему Господа Бога, сказал:

- То яблоко, которое я извлек изо рта сына, будто оторвал от сердца. Но мне было стыдно, что пренебрежительно грабится что-то из доли мусульман.

* * *

Юсуф Пророк, да будет мир над ним, когда в Египте наступил голод и не было хлеба, никогда досыта не ел. Его спросили - почему?

Он сказал:

- Боюсь, что если наемся, забуду о голодных.

* * *

Шииб ибн Иншиба однажды покидал столицу. По возвращении кто-то его спросил, какими он нашел людей в столице халифата.

Он ответил:

- Видел, как с надеждой входили туда и как радостно выходили оттуда.

* * *

Умар Абдул Азиз, да будет милостив к нему Господь, однажды раздавал мускус в качестве милостыни, и у него был завязан нос. [85]

Люди спросили:

- О, Амир ал-Муъминин, почему вы завязали нос? Он ответил:

- Не дозволено пользоваться чужим добром, а польза от этого мускуса - его запах.

ЧЕТВЕРТАЯ ГЛАВА.

О ТОМ, ЧТО ПАДИШАХ ДОЛЖЕН ЖИТЬ ПОДОБАЮЩИМ ОБРАЗОМ И БЫТЬ ОСВЕДОМЛЕННЫМ О ПОЛОЖЕНИИ ПОДДАННЫХ И СТРАНЫ, НЕ БЫТЬ В ЭТОМ БЕЗЗАБОТНЫМ

И это есть важнейшая глава.

Верховный жрец мобедов (огнепоклонников) говорит:

- Добрейший из падишахов и эмиров и добропорядочнейший - тот, в коем собраны все похвальные качества, которые были комментированы выше. Падишах в богатстве должен быть щедрым, в гневе - правдивым, с подданными - гибким. И в клятве верным, в богатстве и царствовании ровным, в горести и печали утешителем. И со всеми живыми существами должен быть мягкосердечным. И с благодетелями должен быть ласковым, а со злодеями жестоким. Падишах не должен быть завистливым, злобным, подстрекателем.

Одна из справедливостей падишахов и забота о подданных заключается в том, чтобы никоим образом не позволять воинам входить в дома подданных и обижать их; чтобы их жены и дети были защищены от постороннего взгляда и от рук наглецов; чтобы воины не прикасались к женам мусульман силой, с вожделением или презрением, дабы не случалось несчастий в стране и в армии.

Армию, солдаты которой ходят к женщинам, Всевышний не сделает победоносной, и враги над ней будут брать верх. Необходимо искоренить притеснение и обиду со стороны армии. Так, если покупают добротную вещь, пусть дадут ее стоимость и не расплачиваются испорченными низкопробными деньгами. И также подданные не должны причинять армии тайного вреда. Воинам принадлежит то, чего они достойны, большего требовать нельзя. Не то может случиться так, что они окажутся в безвыходном положении, будут продавать что-нибудь по завышенной цене, а люди будут покупать. [86]

Например, материю, которая стоит десять диремов, по необходимости станут покупать по двадцать и тридцать. Необходимо, чтобы еженедельно приказывали городскому раису 24 позаботится о порядке и чтобы никто не смел этой ценой достигать своего желания. И если поступят так, то первым следует наказать самого раиса. дабы все деньги не скопились у воинов, а также не попали в руки ремесленников, - с тем чтобы те не спрятали их и не возникло бы нехватки денег при купле и продаже, чтобы мусульмане не терпели лишения и не стали разыскивать деньги. А их нехватка будет постоянно увеличиваться, пока не сократится порча денег. И [чтобы] имуществом людей не завладели менялы и деньги не становились фальшивыми и низкопробными это может стать причиной большой беды.

Далее следует держать дороги в безопасности, начальники и уполномоченные должны заботиться об этом как следует. И рабаты (караван-сараи), которые служат местом привала и стоянки нуждающихся и караванщиков, нужно держать благоустроенными, с тем чтобы дороги постоянно были безопасными и действующими. При безопасности дорог в страну поступают ценные материи и удивительные вещи, посуда и другие товары из дальних стран. А это способствует развитию торговли и обеспечению людских потребностей.

Затем начальников и уполномоченных, назначенных на посты в провинции, необходимо предупредить все, что они изымают, должно изыматься по салонам шариата. И нельзя изымать вне закона силой и хитростью чтобы подданные не обеднели пуще прежнего, ибо это - причина разорения страны и расстройства государственности

* * *

Куян Дастур сказал Нуширвану

- О, Шах, не будь соучастником дурных деяний, ибо правители твоих областей разрушают твое царство, а подданных твоих превращают в нищих. Не то ты станешь падишахом разрушенной страны и нищих подданных. И между тобой и врагом не будет никакой разницы. Если враг найдет возможность, он разорит твою страну.

Нуширван издал такой указ для всех правителей своего царства: "Я ни с кем из правителей не буду милосердным, если они изымают у моих подданных хотя бы один дирем вне закона. Я не хочу, чтобы в моей стране оставался не засеянным [87] хотя бы один клочок земли. А если после этого выяснится, что в такой-то области моего царства остался и пустует такой клочок, я прикажу повесить правителя той области, ибо разрушение страны зависит от двух факторов первое - это притеснение со стороны падишахов, второе - их слабость. Известно, что нищета подданных происходит от опустошенности страны."

* * *

Повествуют, что эмир Халаф Ахмад, который был правителем Систана, однажды участвовал в охоте и увидел вблизи города нераспаханное поле. Он остановился, пригласил вакила 25 и спросил:

- Кому принадлежит эта земля? Тот ответил:

- Это земли одной вдовы. У нее никого нет, кто мог бы обрабатывать для нее землю. А сама она - не в силах. [Халаф Ахмад] сказал:

- Это очень плохо, и еще хуже, что эта женщина - вдова и никого у нее нет. А вы ее соседи и ей в этом малом не оказываете помощи. В чем же ваше благодеяние?

И поклялся:

- Если эту землю вы сегодня не обработаете так, чтобы завтра та женщина смогла ею воспользоваться, прикажу, чтобы тебя посредине этой земли повесили.

И все приказанное Халафом Ахмадом вакил выполнил. Он пригласил всех жителей селения и рассказал им о словах правителя. Они сказали:

- Не огорчайся, мы выполним поручение и избавим тебя от этой печали.

Тотчас распахали землю и каждый из своего двора и сада принес плодородные деревья и нежную плодородную рассаду. А назавтра сообщили той женщине, что она может пользоваться землей. Это новость дошла до эмира Халафа. Он пригласил вакила и одарил его халатом.

Если бы все падишахи так проявляли заботу о своих подданных!

* * *

Царь Персии Ардашер Бабакан, который был очень добрым, справедливым и благочестивым, говорил:

- Царство никогда не останется прочным без участия армии. [88]

И воины не будут стойкими без богатства. А богатство не появится без подданных, поданные же не будут зажиточными и спокойными без справедливости и наказания.

* * *

Рассказывают, что во время Ануширвана трижды приносили из Исфагана по тысяче дирхемов серебром. Однажды казначей сказал, что принесли из Исфагана столько-то денег и следует внести их в казну.

Ануширван ответил: - Нет, в нынешнем году уже вносили налог с этой области. В один год дважды собирать налог не полагается. Скажи, чтобы увезли обратно.

Ему объяснили:

- Эти деньги - не налог. Умер такой-то мужчина, и у него не оказалось наследника. Эти деньги принадлежат государственной казне.

Правитель ответил:

-Передайте сборщикам налога, чтобы эти деньги увезли обратно в тот город. И пусть справятся, может быть, есть какой-нибудь наследник, чтобы отдать деньги ему.

Увезли деньги и несколько дней старательно искали наследника, ло не нашли. И сообщили об этом Ануширвану.

Ануширван написал в ответ, чтобы те деньги раздавали нищим и нуждающимся. Ему сообщили, что там их нет. Он ответил: пусть эти деньги расходуют в том городе на ремонт и строительство мостов, караван-сараев и соборных мечетей. И чтобы эти деньги не выносили из города, ибо если вывозят деньги из одного города в другой, то местные жители становятся нищими, а торговцы остаются без дела и люди покидают такой город.

* * *

И еще следует навести справку о воинах и людях пера.

Причем быть осторожными в этом деле. Нельзя допустить, чтобы на службу в кавалерию или начальниками отрядов назначались люди, у которых отцы, деды и прочие родственники не были военными и не служили у падишахов, так как тот, кто не учился с детства у отца и деда военному делу, верховой езде и владению оружием в сражении, тот выставит себя на посмешище перед борцами и воинами как необученный и нетренированный. И два-три опытных бойца испытавшие оружие, могут разгромить целую группу таких людей и [89] обрать у них коней и оружие. Вследствие этого может возникнуть страх, воины могут стать подозрительными и трусливыми, что чревато большими неприятностями.

Других, чьи отцы, деды и и предки не были из числа людей пера и не служили у падишахов и эмиров, тоже нельзя допускать к службе в диване 26; нельзя, чтобы они изучали литературу, математику, сийакат 27 и приобретали ремесло или профессию, став потом учениками писаря, счетчика и т. п. Наследственные особенности - низкое происхождение, легкомыслие, попрошайничество - порождает подлость. И если такой человек поступает на царскую службу, то дела государства приходят в расстройство, а благородные люди и дети знатных лиц останутся без работы, потому что от стыда и гордости не будут служить им. Те же от жадности и ничтожества не смогут отказаться даже от малейших доходов и начнут препятствовать падишахам в проявлении великодушия, преподнесении подарков, благотворительности и раздаче милостыни. И себя представят в обличии советников, высокопоставленных судей или сборщиков подати. А из-за этого благородные высокопоставленные аристократы подвергнутся унижению.

Причины распада страны и расстройства государства связаны и с тем, кто лидерствует в народе. И те, о ком шла речь, если и достигнут чего-то желаемого, то очень быстро совершат какую-нибудь низость и перейдут на сторону врагов государства, ища там убежища и выдавая государственные тайны, будут подстрекать врагов и сопровождать их. И при малейшей обиде они жестоко мстят и покушаются на имущество, общественное положение и жизнь людей благородных. И они, несомненно, даже станут гордиться этим, а не то что стыдиться своих поступков.

* * *

Рассказывают, что однажды Ануширван вознамерился совершить поход на Рум, и, собрав многочисленное войско, направился туда. И как только он приблизился к границе Рума, чтобы пополнить свою казну, пригласил одного из приближенных и сказал:

- Необходимо, чтобы ты сейчас же направился в город, где в руках правителя области есть клад. Возьми с собой пять мулов, загрузи их и возвращайся. Отсюда до того города месячный караванный путь. Но нужно, чтобы за пятнадцать [90] дней ты добрался туда и вернулся в назначенный день. Даю тебе месяц сроку.

Приближенный взял с собой пять мулов, несколько лошадей и отправился в путь. Через трое суток к вечеру он дошел до одного из городов Азербайджана, где у него был друг-земледелец, спросил у людей, где тот живет и пошел к нему домой. Его взору предстал дом наподобие дворца правителя или военачальника. Хозяин обрадовался и радостно обнял друга. Он наславу угостил его. А затем устроил настоящий пир, пригласив женщин, музыкантов, близких, а также людей, которые были достойны присутствовать на том пиру. Хозяин приготовил разные сорта вин и сладостей, поставил на дастархан базилик, свежие и сушеные фрукты. Но гость не проявлял интереса к вину.

И землевладелец спросил:

- Мой давний друг и дорогой гость, почему вы не проявляете желания выпить вина?

Тот ответил:

- Падишах послал меня с важным поручением и установил время его исполнения. А если я выпью вина, то не успею достигнуть цели в срок. В таком случае я утрачу доверие властителя.

Хозяин сказал:

- Да возвеличится вечность пира и да простится хозяину, если он попросит друга рассказать о деле, по которому направляется. И если потребуется помощь вашего покорного слуги, - я к вашим услугам.

Гость рассказал о своем деле. Хозяин сказал:

- Пусть старший брат не беспокоится - это легкое дело. Если друг согласится погостить у меня три дня, чтобы веселиться и пить вино, я загружу всех пять мулов золотом и возвращу их отсюда, чтобы вам не совершать такой дальний переход и быстро возвратиться к падишаху.

Приближенный Ануширвана обрадовался: значит, в трехдневный срок он увезет достойный груз и ему не придется совершать далекий поход; он достигнет цели, не причинив никакого ущерба казне падишаха. Он предался веселью и наслаждению и стал пить вино. Пил столько, сколько хотел, и сказал хозяину:

- Ты даешь пять мулов золота, а есть ли у тебя какая-нибудь просьба? [91]

Тот ответил:

-Просьба очень простая и небольшая.

- Скажи, какая, чтобы было ясно.

- Есть у меня взрослый сын, очень разумный, талантливый, начитанный и с красивым почерком. Что касается воспитанности и знания литературы, он достиг тут больших успехов. Только необходимо, чтобы его величество падишах разрешил сыну и далее изучать все то, что касается людей пера, ежедневно заниматься сочинительством и современем стать обладателем определенной профессии.

Гость ответил:

- Это очень легкое дело. Оно осуществится в один миг. Хозяин сказал:

-Если эта просьба будет выполнена, я дам еще пять мулов золота и тебе тоже воздам по заслугам. Как только прошло оговоренное время, мулов загрузили золотом и гость отправился в обратный путь. Через десять дней он предстал перед Ануширваном и рассказал об обстоятельствах получения золота, о своем друге и о его просьбе.

Ануширван приказал:

- Возвращайся немедленно, верни золото хозяину, отправляйся туда, куда тебя послали и привези золото. Если я разрешу всем потомкам дехкан 28, торговцев и людей неблагородного происхождения, чтобы они, оставив свои занятия и профессии, изучали литературу и искусство и перешли в государственные учреждения занимать должности письмоводителей и чиновников, то по истечении времени они станут чиновниками, а тогда в моем царстве возникнут большие неприятности: в нем будут промышлять неблагородные и низкие люди.

Приближенный падишаха отправился выполнить приказ. Он вручил золото хозяину, поехал в тот город, куда его посылали, погрузил золото на мулов и возвратился в родные края.

Нравственное величие и опытность этого падишаха были до такой степени велики, что он не принял огромного количества золота и не разрешил, чтобы те, у которых родители и предки не служили в государственных диванах, занимали государственные должности, так как от этого дела государства могут прийти в расстройство и возникнут большие неприятности. И недостойные станут уважаемыми, а благородные лишатся своего богатства и погибнут. [92]

ГЛАВА ПЯТАЯ. О ВЫБОРЕ ВИЗИРЯ,

СОВЕРШЕННОГО И БЕЗУПРЕЧНОГО СОВЕТНИКА, ОПЫТНОГО И БОГОБОЯЗНЕННОГО

Когда преславный Бог направил Мусу Имрана 29, да будет мир над ним, посланником к фараону, он попросил у Всевышнего: "И дай мне помощника из моей семьи, Харуна, моего брата. . . и сделай его участником в моем деле, чтобы мы прославляли Тебя много и поминали Тебя много" (Коран 20/30. 31, 32, 34). Так и должно быть, чтобы визирь участвовал в управлении государством. Да таким образом, чтобы его решения и указания были не менее законными, чем решения и указания правителя - ведь дела государства зависят от его влияния. И все, что он решит, подходит падишаху, который не должен противиться этому.

Пророк, да будет мир над ним, говорит: - У меня есть два визиря 30 на небе - это Джабраил и Микаил. А те, которые на земле, - Абу Бакр и Умар.

И Пророк, да будет мир над ним, изрек:

- Каждого, кому великий и славный Аллах дает царство, эмирство и величие, оказывает ему милость, он одаривает правдивым благородным визирем для того, чтобы - если падишах забудет про милость, справедливость и благодеяния -напоминать ему об этом. А если и помнит, напоминать бы ему своими знаниями.

Все мудрецы говорят так:

- Падишах - даже очень способный опытный, покоряющий и побеждающий - не может обходиться без совершенного, справедливого мудрого, опытного и богобоязненного визиря. Как тело не может жить без души так же государство не может быть прочным и великолепным без визиря. И Пророк, и все те, которые были посланниками и падишахами и им было ниспослано откровение, даже те не оставляли государство без визиря. Поскольку падишахам надлежит управлять войсками, завоевывать новые страны, присоединять новые территории, проявляя великодушие и кротость. Визирю же надлежит смотреть за благополучием страны, за умножением казны и боеготовностью армии, за назначением сборщиков налогов; проверять счета, качество продукции; мастерски вести учет коней, верблюдов и других вьючных животных; [93] заниматься востребованием охотничьих птиц, выплатой жалования войску, свите и должностным лицам; следить за сохранением благополучия подданных; оказывать внимание добропорядочным людям, наблюдать за выплатой им жалованья и назначения их на должности; заботиться о содержании вдов, сирот; заниматься воспитанием образованных людей; установлением правил общежития, правил поведения просвещенных лиц и придворных; следить за расчетами с торговцами.

И Дауду, да будет мир над ним, необходимо иметь визиря наподобие Оресиеца 31, а Соломону - такого, как Асафа 32, Зулкарнайну - как Аристотель 33, Ануширвану - как Бузургмихр, а халифам - как Бармакиды 34.

Однако, существует несколько качеств, которые настолько необходимы для визиря, что в случае их отсутствия этот недостаток будет сказываться на падишахе и станет как бы его пороком. В то же время существует целый ряд качеств, которые не должен иметь визирь. Вот они. Он не должен быть маленького или слишком высокого роста, безбородым, одноглазым, тугоухим, горбатым, хромым, прокаженным, безнравственным, уродливым, шутом, хохотуном, угрюмым, тупым, завистливым, скупым, торопливым, развратным, гулякой, интриганом, человеком, не совершающим намаза, не богобоязненным, деспотом, жестоким, бесчестным, вспыльчивым, бессердечным, бездарным, неучем, лживым, игривым, взяточником, ненавистником царя и нищего, притеснителем мусульман, противником мира, бесстыжим, слабоумным, припадочным, сумасшедшим, ни в чем не раскаивающимся. А вот что необходимо визирям. Чтобы они происходили из династии визирей или из династии, имевшей известность и связи с правителями. Они непременно должны быть высоконравственными, не боящимися риска, приятными на вид, достаточно высокого роста, изящно одетыми, безупречной веры, с приятным характером, обходительными, щедрыми, уверенными в суждениях, сладкоречивыми, осторожными в делах, правдивыми в общении, с развитым тактом, в делах государственных они должны быть проницательными и решительными, мужественными, отважными; проявлять твердость, обходительность, покорность властителю, великодушие; визири должны быть немстительными, милосердными, веселыми, миротворцами, богобоязненными, опытными советчиками; визирям положено рано вставать, совершать намаз, быть [94] знатоками шариата, законоведами, обладать сильным духом, большой мудростью и душевностью; быть начитанными, златоустами, иметь красивый почерк, уметь вести счет секретарям, лекарям, астрологам, знатокам аруза; быть принципиальными, выносливыми, терпеливыми, находчивыми; уметь выполнять функции полководцев; обладать такой мудростью, чтобы философские слова Аристотеля и Бузургмихра оставались в их памяти на всю жизнь.

Если у визиря имеются эти похвальные качества, у государства окажется меньше врагов и оно будет прочным. И каким бы ни был падишах, при таком визире государству это не повредит. И необходимо, чтобы каждый день, идя на прием к правителю, визирь прежде всего должен совершать благие дела для мусульман и во имя Бога, проявлять как можно больше благочестия, чтобы Всевышний, да будет он могущественным и великим, - в этот день уберег визиря от нежелательных происшествий, так как государством правят именно везири - хотя и от имени падишаха. На свете было много правителей из числа женщин, детей и даже младенцев, которые не были пригодны для управления страной. И визири успешно управляли государством, совершали праведные и разумные дела, благодаря своему опыту усмиряли гнев противников.

Если визирь украшен всеми названными похвальными качествами, необходимо, чтобы падишах обеспечивал его безопасность от трех вещей. Вот то, от чего его следует оберегать. Нужно, чтобы падишах не сердился на него. А если рассердился, должен быстро прощать и не спешить с наказанием. Если визирь разбогатеет, не проявлять алчности к его прибыли. Если он о чем-то ходатайствует, не отвергать его просьбу. А вот три вещи, которые [правителю] следует иметь в виду. Когда бы визирь ни попросил об аудиенции, дать ему ее, не то он может причинить много вреда. Не слушать сплетников и не скрывать от него свои секреты, ибо по уму, проницательности и знанию визирь опережает тех субъектов, которые живут в его эпоху. И падишаху следует быть смелым, чтобы не бояться никакого врага и войны. И если у него возникнут неприятности в связи с противником, не надо проявлять подозрительность. И нужно быть таким отважным, каким был Ходжа Ахмад Хусейн Мейманди, по совету которого покойный эмир Ямин уд-Давле Махмуд Сабуктегин Гази 36 направился [95] на войну против неприятеля. Когда султан Ямин уд-Давла прибыл на поле битвы, он увидел вражеское войско, которое было больше его войска и состояло из турков, а его армия состояла преимущественно из таджиков и индусов. Он испугался и послал Хаджи Ахмаду Хусейну такое сообщение."Все люди мне говорили, что Ахмад Хусейн - твой враг и когда-нибудь толкнет тебя на опасное дело. [Я] не верил. Сегодня мне все стало ясно, когда я увидел, кого ты поднял и привел сюда. То, что ты задумал, совершил Бог, да будет он могущественным и великим. Это его предначертание, предупреждение и угроза." Ходжа Ахмад Хусейн в ответ написал: "Передайте государю султану, что сегодня война не между нами; у тебя теперь нет более важного дела, чем религиозные обязанности. Если Бог тебе поможет, познаешь успех, поймешь, что он проявил по отношению к тебе благорасположение, доверив тебе большие должности, государственные и религиозные дела, войска и казну. И, упаси Бог, если что-нибудь окажется не так. Тогда мы больше друг друга не знаем, наши пути разойдутся."

Когда принесли ответ, Амир Абдулкасым Абдумалик, прибывший из Систана к султану и стоявший рядом с ним, ощутил беспокойство и сказал:

- О, господин, в Систане какой-то шакал вошел в дом одной старухи. У нее была единственная коза. Шакал захотел увести козу и убить. Соседи сказали об этом хозяйке. Она ответила: "Моя коза стоит нескольких шакалов и даже стоит на две головы выше. Если [шакал] захочет убить ее, то убитая она станет еще лучше."

Потом он добавил:

- О, господин! У нас войско такое же, как у них, и на тысячу четыреста слонов больше. Если они осмелятся побить нас, то битые мы лучше.

Разговор еще не закончился, когда подошел погонщик слонов Ахмад, держа за повод слона, которого привез из Систана от эмира Халафа Ахмада.

Погонщик сказал:

- Господин, со вчерашнего дня я сто раз его привязывал, но он отвязывается, разрывая цепи. Это примета победы. Я, ваш покорный слуга, поеду верхом на этом слоне, захвачу у противника флаг и привезу его к вам.

Султан обрадовался и приказал выстроить войско. Выехав [96] из центра войска, он спешился, сделал два поклона и, обтирая лицо землей, произнес: "О, Боже, царь царства! Ты даруешь власть, кому пожелаешь!" (Коран, 3/26). Затем он поднялся и вернулся в центр войска, позвал старшего конюха, обнял его, посадил на своего коня, снял стремя и вручил Ахмаду, сказав:

- Силами всех слуг дворца совершайте нападение и раньще всех пусть атакует тот погонщик.

И погонщик раньше всех начал атаку, сорвал вражеский флаг и сломал его, тем самым унизив противника.

Армию неприятеля разбили. Что прошло, то прошло. Эта победа заслуживает отдельной книги.

Погонщик и все дворцовые слуги возвратились победителями. И рассказывали: "Из тела того белого слона вытащили сто манов 37 стрел."

* * *

Ардашера Бабакана 38 спросили: "Какой друг лучше и необходимее?'' Он сказал падишаху: - Хороший визирь, с которым можно посоветоваться и управлять делами государства, чтобы он указывал благодеяния и ошибки падишаха и свое благо считал его благом, а свои неприятности его неприятностями.

* * *

Ануширван говорит:

- Наихудший и презреннейший из советников-[визирей] тот, который без надобности подстрекает падишаха к войне, так как расходы и издержки на войне зависят от желаний и богатства, как зависят друг от друга тело и душа. Бузургмихр утверждает, что визирю необходимо пять правил, дабы дела завершались благополучно и не было вреда государству. Первое - благоразумие во всяком деле, предвидя его благополучный исход. Второе - чтобы знание визиря было совершенным, чтобы непонятные дела становились понятными ему, дабы не оказызаться в неловком положении. Третье - мужество, чтобы не страшиться при свершении дела. Четвертое - должна быть правдивость во всем, что творит он в надежде и страхе. Пятое - следует поддерживать падишаха и в зените славы, и в бедствии, будучи готовым отдать свою жизнь, не разглашая царских тайн.

* * *

Один мудрец из мудрецов говорит: визирь для государства [97] - что душа для тела. А тело, в котором нет души, бесполезно. Но душа без тела тоже не существует.

И государство бесполезно, если в нем нет визиря, с которым советовались бы и который указывал бы на нужды и пороки страны.

Визирь без государства ничто, государство без визиря не будет прочным.

Асмаъа говорит: шесть вещей необходимы падишаху, чтобы всегда быть спокойным и радостным. Первая - визирь, который бы не раскрывал его тайн и заботился о нем. Вторая - в случае угрозы спастись от врага наподобие быстро бегущего коня, который может убежать от противника, размахивающего над ним сверкающей острой саблей. Третья - друзья, которым можно довериться, которые никогда не предадут его. Четвертая - сокровище, которое мало весит и в несчастье его можно унести с собой. Пятая - красивая женщина, которая может сиять все горести и печали, когда приходишь к ней. Шестая - повар, который сумеет приготовить пищу по нраву падишаху.

* * *

Один из персидских царей спросил у главы мобедов: -Что такое царское благосостояние? Тот ответил:

- Визири, которые являют собой заместителей падишахов. Если они благочестивы и добродетельны, дела государства и подданных будут идти хорошо. А если визири дурного воспитания, дела эти будут плохими.

Правитель спросил:

- Какое качество - лучшее для падишаха и государства?

- Добрые намерения.

* * *

Спросили одного мудреца, почему визиря считают вершителем дел. Он сказал:

- Потому что все тяготы и беспокойство падишаха устраняет он, так как Бог, да будет он могущественным и великим, сказал: следует, чтобы между эмирами и сипахсаларами не возникало трений, так как каждый из них тайно склоняет людей на свою сторону твердостью, благотворительностью и заманчивыми посулами. А внешне они держатся в рамках приличия, и от сговора сипахсаларов возникают затруднения, которые нелегко описать. Войску, свите и слугам правители [98] иногда оказывают милости, оставляют простор для надежд, и постоянно держат их в ожидании вознаграждения. Нельзя чрезмерно затягивать выдачу одежды и жалованья и слишком снижать его, чтобы люди не оказывались в безвыходном положении. При выдаче вознаграждения падишах не должен быть придирчивым: это может вызвать подозрения и причинить вред. И если выяснится, что кто-то может его причинить, необходимо принять меры. А также надо быть осведомленным о положении неприятеля. Следует, чтобы о нем ежедневно узнавали все. На это дело необходимо направить храбрых воинов, готовых рисковать жизнью, и не надо жалеть денег. И не нужно перенапрягаться при построении войска и свиты в любых обстоятельствах. Полагается стремиться к увеличению производства военного снаряжения и оружия. А поступления в казну требовать по закону и по обычаю. Того же, что вне закона и вне обычая, не разрешать - дабы подданные не разорились, а падишах в день страшного суда спасся и не мучился бы в аду и его государство не пришло в упадок. Визирь должен заботиться о том, чтобы не творили несправедливости и жестокости. А при торговых сделках с подданными не надо притеснять их. Если кто-то позволяет себе лишнее, пусть визирь прикажет наказать его, так как от доведенных до крайности подданных не будет прибыли. Если из обращения исчезнут деньги, приближенные не будут непоколебимыми. Если свита не сильна, то и государство становится слабым. И если какой-то враг наберется сил, то страну можно потерять. Вообще [падишах] должен знать: нет важнее и рискованнее дела, чем функции визиря, который занимается всем - от охраны правителя до выставления караула и сторожа. И ни у кого не бывает столько завистников и врагов, сколько у визиря. И последняя высшая степень из степеней - это должность визиря.

От него зависит судьба падишаха. Он - советник последнего и должен решать дела по принципу богобоязненности и набожности. Визирь не должен заниматься тем, что не дозволено шариатом, а также не иметь порочных пристрастий. Нельзя покушаться на добро и жизнь мусульман. Визирь должен быть стойким, чтобы никакой враг не был сильнее него, стараться никогда не попадать в немилость к султану и благополучно выходить из любого опасного дела, не причиняя правителю никакого вреда. [99]

Амир ал-Муъминин Али, да будет милость Аллаха над ним, говорит: "Совет старца лучше, чем присутствие ребенка, и если ты обезопасил себя от визиря, не бойся эмира. Но если визирь изменил тебе, все решения становятся ущербными и все пути справедливости становятся ложными."

ГЛАВА ШЕСТАЯ.

ОБ ОТПРАВЛЕНИИ ПОСЛОВ, ДАРОВ И ПРИНОШЕНИЙ

Пророк, да будет мир над ним, говорит: "Если вы направляете ко мне посла, он должен пользоваться доброй славой, иметь красивое лицо и приятный голос - как посол от господина к господину. [Если] посылают человека от престола к престолу, ему надлежит быть высокого происхождения, из семейства ученого или богобоязненного лица или же из знатных жителей государства. А также чтобы его предки были именитыми или из великих Сейидов с точно доказанным происхождением, которые с детства росли при дворце падишаха. Они должны быть безупречного поведения, отличившимися благими делами, иметь добрый нрав, быть прославившимися в служении правителю и достигшими полного успеха в знаниях и искусстве. Посол должен иметь внушительный вид, красивую внешность, обладать красноречием, находчивостью, высоким ростом и нравиться людям. Нельзя, чтобы посол был глупым, низкорослым, безбородым, невзрачным, скверного поведения, хромым, многословным, хохотуном, пьяницей, завистником, сквернословом, скрягой, несдержанным в еде, злонравным. Он не должен происходить от дехкан, черни или тем, среди предков которых были люди с дурным характером или имели гадкие прозвища, плохие имена. Послу следует быть воспитанным, красноречивым, мягким, добродетельным, с широкой душой, щедрым и подающим милостыню. Его свита не должна терпеть нужды. При нем должно быть несколько человек из просвещенных, имамов и ученых благородного происхождения, чтобы в случае надобности они могли что-то предпринять и кого-то склонить на свою сторону.

Послу следует отправляться в путь с большими средствами, чтобы ни в чем не нуждаться. И если это богатство он израсходует на какое-нибудь дело, а оно не решится, не надо сожалеть об этом. Ведь дела государства и падишаха - как вода в реке: бесконечно прибывает и убывает. [100]

С послом надо отправлять группу быстрых гонцов, разумных кавалеристов, брать в дорогу испытанных верблюдов и быстроходных скакунов. А также иметь проводников, чтобы при случае днем и ночью они двигались в нужном темпе в дальние края с поручением и доставляли в срок посла на прием. Пока послу не предоставят слово, ему не следует заводить речь А если его спросят о чем-нибудь, нужно ответить как можно изворотливее и изящнее. Он не должен совершать легкомысленных поступков, смотреть слишком часто по сторонам и попусту смеяться. Когда на приеме зайдет речь о какой-нибудь области науки, пусть выскажется как можно лучше, если знает; а если не знает, пусть не вступает в дискуссию, сидя тихо и спокойно - не надо доводить дело до того, чтобы его экзаменовали, а он не сможет ничего доказать; не то над ним станут насмехаться и считать его неучем. Как говорится в пословице "Испытание может возвеличить мужчину и унизить его". И посла следует сравнивать с божьим посланником. Так, Амир ал-Муъминин Али, да почтит его Бог, послал одного мужчину к Маовие 39. Звали его Тиримах по прозвищу Ал-Хазаа. И был он мужественным, отважным человеком, находчивым, очень образованным и вдобавок поэтом. Был он высокого роста. И всегда важно восседал на верблюде с длинным письмом, вставленным сверху в чалму.

Йезид захотел унизить его и спросил:

- Эй, брат из Ал-Хазаа, что слышно на небесах? Тот ответил:

- Поведение Бога на небе, ангел смерти в воздухе, а Али - наша опора [на земле].

Йезида рассердил такой ответ. Как только Тиримах приблизился к Маовие, он сказал:

- Здравствуй, о, тиран Маовия! Маовия спросил:

- Почему ты не говоришь о, Амир ал-Муъминин? Тиримах сказал:

- Мы - верующие, кто тебя сделал эмиром над нами? Когда настало время поесть, Тиримах сел за дастархан, положил перед собой барашка, который лежал перед Маовией, разломал его и съел без остатка. Маовия разозлился и сказал:

- Очевидно, отец этого барашка тебя бил головой, что жаждешь мести его детенышу? [101]

Тиримах ответил:

- Его отец меня не бил головой, но похоже, что его мать поила тебя молоком, так как я вижу, что ты проявляешь к нему большое сочувствие и любовь.

Маовия от этих слов возмутился про себя и украдкой посматривал за тем, как ест Тиримах. И вдруг, заметив волосок в куске его хлеба, сказал:

- О, брат, будь осторожным, не съешь волос! Тот перестал есть и сказал:

- За дастарханом, на который смотрят так внимательно, что видят даже волос в еде гостя, не стоит есть хлеб. Это называется скупостью.

Маовия встал и извинился. А по окончании трапезы подарил ему пять тысяч диремов и сказал:

- Благодари меня. Тиримах сказал:

- Я благодарю Бога, так как это серебро из государственной казны, а я из числа газиев - бойцов за веру, поэтому эти деньги мне дозволены.

[Маовия сказал:]

- Однако, если верующий или любой другой использует их против нас, это не дозволено. Ал-Хазаа услышал об этом и сказал:

- Отправляй посла, исходя из его знаний, мужества и доблести. Ту войну он приостановил, упрекнув Йезида за сказанное.

По этому поводу какой-то мудрец сказал: "Язык - часть мужчины. Другая его половина - сердце."

Бейт:

Если покинут тело эти две вещи.
Тогда знай, что кровь и кости станут бесполезными.

И посол должен быть вот таким. Когда он произносит речь, то если начинает мягко, должен завершить ее резко, а если начинает резко, надо завершить мягко. И слово должно быть жестким, созидательным, страстным. Следует говорить твердо и смело. И пусть он не говорит смиренно и покорно, слабым и жалким тоном. Если спросят о состоянии падишаха, страны, свиты и подданных, пусть расскажет таким образом, чтобы отдать своему государству всестороннее предпочтение и ни в коем случае не допускать пренебрежения и шуток; не проявлять превосходство ни в чем, чтобы в нем не проявлялось [102] величия, дабы никто не мог освистать или выставить его из собрания, так как это великое бесчестье и слабость некоторые припишут его падишаху. И с главой и столпами той страны, куда он прибыл, посол должен говорить учтиво, сдержанно и красноречиво, соблюдая законы религии, чтобы к нему отнеслись доброжелательно.

И если случится так, что кто-то проявит стремление к дружбе с правителем, следует посылать ему [в подарок] самые изящные и редкостные вещи, которые только есть: благодаря подобным любезностям разрешались многие сложные дела и люди раскрывали тайны падишахов, происходил взлет или падение страны.

И подарки, которые передают через послов, должны быть очень хорошими и достойными, несмотря на то, что получатель может и не заслуживать того, подарок может не соответствовать мере великодушия и благородства посла. И следует дарить то, чего нет в этой стране, чтобы дар там оценили и вознесли хвалу пославшему и его представителю. И следует составить список подарков. В их числе должен быть Коран в красивом переплете, написанный красивым почерком. Надо посылать рабов и рабынь из числа византийцев, эфиопов, индусов. А также халаты, шитые серебром и золотом, коней, хороших верблюдов, ястребов, слонов, соколов, охотничьих собак, и украшения для седла, изящные уздечки, обоюдоострые мечи, щиты, стрелы и луки, кольчуги, шлемы, латы, кафтаны, стальные панцири для предплечий и ног (от колен до щиколоток). А еще - головные покрывала, (платки), узкие и прямые ножи, рога тибетских быков, козий пух, музыкальные инструменты, черное дерево, слоновьи зубы и рыбьи кости, рубины, бирюзу, сердолики и ониксы, ковры разных сортов, бархаты, перстни с печатками, браслеты, базилик, мускус, камфару, амбру, алоэ, кожаные коврики, подушки, шелк, мех горностая, серой белки, лисы, соболя, шкуры львов, тигров, барсов, пантер. А если заключают договор и завязывают дружбу, следует соблюдать соответствующие условия. А когда нужно определить границы государства, положено написать соглашение, скрепив его клятвой во имя Бога, и надо оговорить газават, ежегодную рузу, дарить друг другу поместья с богатством. А всякое исключение, о котором вспомнят, внести в договор, как только он будет составлен и записан. Следует, чтобы обе стороны прочли его вслух, сделав [103] свидетелями всех присутствующих имамов, Сейидов, праведников, военачальников, столпов государств из обеих стран. Наконец, необходимо обменяться подписанными текстами, никоим образом не подвергая договор сомнению, не возвращая его и не поступая несправедливо. И если далее произойдет недоразумение из-за партнера, правителю необходимо оповестить свой народ - султанов, вельмож, судей, имамов, Сейидов 40 и благочестивых людей, указав, чтобы они воздержались от проявления какой-либо враждебности и приступали к делу мужественно. А каждый, кто преступит обет и нарушит клятву, заслужит всеобщее презрение и будет покорен. Тот же, кто будет действовать согласно договору, окажется победителем.

* * *

Во времена султана Реза Ибрагима, да помилует его Бог, султан Маликшах Сельджуки 41 собрал многочисленное войско из Хорезма, Хорасана, Ирака и собрался идти на Газнин. Султан Реза направил в Хорасан к Маликшаху Мехтар Рашида, медресе которого находилось поблизости от сада султана Ямина уд-Давле Махмуда Гази 42, да помилует его Бог, (от него осталось много вакфа 43 и добра). Мехтар Рашид был уважаемым, великодушным, могущественным и щедрым. И султан Реза послал с ним несколько верблюдов, нагруженных мешками всяких вещей. И еще несколько верблюдов с подарками на всякий случай, так как путь был далекий. И для собственных нужд Мехтар Рашид тоже взял всего понемногу. Приехав к Маликшаху, он передал поклон от своего правителя и вручил подарки. А также отдал все, что приготовил для себя. Султан удивился такому приношению, хотя ему было известно о щедрости и великодушии посла. Он приказал угостить его и принести фуража для коней.

Назавтра Мехтар Рашид пошел в баню. Маликшах захотел показать ему свою щедрость и послал с одним вельможей в баню тысячу нишапурских динаров, большой золотой таз, кувшин для омовения, почетную одежду, коня, золотые подпруги и седла. Вельможа подождал, пока гость выйдет, поздоровался и сказал:

- Падишах вселенной посылает необходимые для бани вещи, извиняется за то, что дары столь незначительны и просит не считать это его недостатком.

Мехтар Рашид поклонился, забрал все присланное, добавил [104] золотых монет, еще кое-что, отдал все это банщику и извинился. Вельможа, пораженный таким благородством, сказал:

- Падишахи оказывали послам милости, благотворили их под разными предлогами. Так почему вы оставили все банщику?

Мехтар Рашид ответил:

- Было бы некрасиво стричься за счет банных денег (вырезать- деньги у бани).

Вельможа ушел и рассказал об этом султану. Маликшах, удивившись такому великодушию и щедрости сказал:

- Следует принять меры, так как мы не устоим перед щедростью этого человека.

Мехтар Рашид роздал несколько тысяч халатов всем главам областей, столпам общества и привратникам. Жители страны были поражены. И все войска и знатные люди, покоренные такой щедростью и великодушием, сделались его приверженцами.

Однажды Маликшах во время прогулки встретил Мехтара Рашида и пригласил его посидеть вместе. Они пошли в поле. Туда прибыло огромное войско с разных концов страны и раскинуло многолюдный лагерь. Маликшах спросил гостя:

- Чей лагерь многочисленнее и могущественнее? Мехтар Рашид ответил:

- В нашей стране есть город Алмаон, большинство жителей которого - цирюльники. Каждый год они приезжают в город Газнин и устанавливают там палатки. И у входа в каждую из них висит знак, чтобы каждый знал свое место. И там таких палаток больше, чем это войско.

Маликшах пожалел о своем вопросе И что бы он ни спрашивал, посол давал убедительные ответы. Тогда султан задумал задать такой вопрос, чтобы осрамить посла. Он устроил очень пышный пир и пригласил Мехтар Рашида. В этом застолье были разные сорта сладостей, пахучие травы, сушеные и свежие фрукты. И правитель спросил у Мехтара Рашида, есть ли в Газнине подобные сорта фруктов. В это время принесли поднос с грушами. Они были очень большие, крупнее не было в этих краях. Спросили у Мехтар Рашида, есть ли у них груши больше этих. Он ответил, что в области Газнина есть четыре селения, которые называются Ануъ, Хумар, Ламфон и Шахи Бахар. Они были селениями иктаъ [105] тюрков. И есть в этой области груши одномановые, пятимановые, десятимановые и их называют слоновыми грушами. А есть верблюжьи груши, весящие по тысяче манов. И когда их заказывают, они бывают в человеческий рост. Маликшах возразил:

- В словах этого господина есть такое, чего не может быть во всем мире.

Мехтар Рашид стал восхвалять ту область и свою страну ж возвысил их над другими странами - мол, у нас имеются такие вещи, которых нет ни в какой другой стране.

Маликшах спросил:

- Что это за вещи? Расскажите, чтобы мы узнали.

- В нашей стране имеется курица, которая ест огонь, но не обжигается и огонь не причиняет ей вреда.

Маликшах сказал:

- Это первое, а другое что?

- Есть птица, которая разговаривает подобно человеку. Маликшах сказал:

- Это второе, а другое что? - Есть курица, которая мяукает по кошачьему и кокетничает, как невеста. Есть белая обезьяна с черной мордой.

Маликшах сказал:

- В словах этого господина столько лжи, что никто не может сравниться с ним.

Мехтар Рашид встал с места и почтительно произнес:

- В той стране, на земле которой не было и не будет подобных падишахов, другим не стоит претендовать на трон. Не будь я воспитанным и опытным, я не находился бы у вас. В словах, подобным моим, не упоминается того, чего нет. Если доказать вам воплощение тех доводов и аргументов, которые я привел, оно будет таким, как я сказал. Сможете ли вы выполнить все, что бы я ни захотел?

Маликшах сказал:

- Если ты сможешь доказать описанное, что бы ты ни приказал, я выполню с покорностью. И всех вельмож, которые присутствовали, он сделал свидетелями.

Мехтар Рашид написал своему султану об этом споре, попросил прислать сто хирваров слоновых груш, одну слониху, по паре павлинов (самцов и самок) и говорящих попугаев, черных и белых обезьян верхом на слоне. А также чтецов Корана. Он писал: "Как пошлют, пусть уведомят меня за [106] два-три дня, чтобы я подготовился." И султан, да будет милостив к нему Бог, прочитав письмо, сразу приказал послать сто хирваров самых лучших груш, слониху, по паре страусов, павлинов, говорящих попугаев, черных и белых обезьян и чтецов Корана. К ответу на письмо он добавил несколько золотых монет, парчовые и шитые золотом халаты, повелев как можно скорее отправить человека с извещением, что все послано и находится в пути. Получив ответ, Мехтар Рашид велел в том доме, где он остановился, дверные проемы надо расширить таким образом, чтобы через них могли войти нагруженные слоны. Он приготовил очень пышное застолье, пригласив Маликшаха, всех знатных людей и столпов государства. Прибыли также вельможи и сипахсалары. Мехтар Рашид приказал принести немного поленьев из плодородных деревьев, сжечь их и держать огонь в двух тазах рядом с собой. Он припрятал два экземпляра весов с гирями, велел взять из привезенных груш тысячу самых больших отборных плодов, сложить их в десять корзин и доставить на слонах во двор замка. Когда Маликшах и прочие гости сели за дастархан, они удивились разнообразию угощения, так как никогда не видели подобных кушаний. Там был сыр, гроздья винограда, разнообразные растения, мясо коней, верблюдов, коров, баранов, кур и разные сорта напитков, халва и прочие сладости, а также свежие и сушеные фрукты, стояли прозрачные позолоченные кувшины, словно изготовленные специально для падишахов. Едва приглашенные успели выпить по две-три чаши, как во двор принесли те самые груши на наряженных слонах. Маликшах до того никогда не видел слона, движение огромных ушей и хобота так его испугали, что он встал и хотел убежать.

Мехтар Рашид сказал:

- Не может быть, чтобы султан боялся. Тот спросил:

- Это то животное, которое выполняет все, что бы ни приказали, и это те груши, о которых ты рассказывал?

В это время слон подошел и склонился к земле. С его спины снимали корзины, и он каждый раз делал поклон. Маликшах был поражен. Когда все корзины сняли и все груши высыпали, принесли весы и начали взвешивать плоды до тех пор, пока не взвесили последнюю тысячную грушу. Она весила тысячу двадцать и еще несколько манов. Затем Мехтар Рашид приказал вывести наружу слона, привести страусов и положить перед ними оба таза с огнем. Те стали есть его, пока не опустошили тазы. Посол велел вывести их и привести павлинов. Самку спрятали. Самец стал кричать. А когда через некоторое время ему показали подругу, он начал гарцевать, сверкая красотой. Затем Мехтар Рашид [107] велел принести попугаев и других птиц. После того, как клетки поставили, попугаи поздоровались, затем прочли суры "Ал-хамду" и "Кул хува-л-лаху" А потом стали просто разговаривать. Вслед за ними привели обезьян. Увидев цвет их морд и тел, Малккшах удивился. Наконец Мехтар Рашид встал и спросил:

- [Ваш покорный] слуга выполнил свое обещание и представил доказательства?

Все присутствовавшие сказали:

- Вы представили такое доказательство, что оно вовеки веков останется в нашей памяти. Мехтар Рашид спросил -Теперь все, что я ни прикажу, будет исполнено?

Маликшах ответил:

- Раз условия были таковыми должно быть выполнено все.

Посол сказал:

- Первым повелением будет то, что вы откажетесь от вражды к Газнину. Ваше войско бессильнее нашего, так как у вас один его вид, а у нас десять видов.

Султан произнес:

- Я прекращаю вражду. Мехтар Рашид сказал:

- Необходимо выбрать невесту для сына нашего господина Амира Алоуд-Давле Маъсуда, чтобы соединились дома наши и устранилось противостояние.

Маликшах ответил:

- У меня нет дочери, но есть племянница в Ираке, дочь Джаъфар- бека Дауда. Я объявляю ее невестой. Пошли человека, чтобы привезли ее и отправили к тому господину.

Он приказал написать в Ирак письмо с известием об обручении и просьбой поскорее приготовить вещи невесты, так как за ней вот-вот приедут.

Падишах Газнина повелел Мехтар Рашиду вовремя написать каждому из правителей и командующих, знатных людей и столпов государства Маликшаха такое письмо "Все, что вы написали нам, соответствует нашему мнению и стало [108] для нас проявлением дружбы и вашей приверженности. Я сейчас прикажу наградить вас, взяв у такого-то купца по сто тысяч красных нишапурских динаров." И он повелел, чтобы деньги отдавали раньше положенного времени через торговцев, приезжающих в Газнин. Им было сказано: каждому из жителей той страны, который принесет подобное письмо, следует вручить [деньги].

Мехтар Рашид так и поступил. Приказал написать каждому письмо, указав сумму в соответствии с должностью и сложил письма в мешок. Когда закончили писать, он велел одному человеку отвезти мешок туда, где расположен лагерь Малик-шаха, поблизости от царского шатра оставить мешок с закрытой горловиной, чтобы никто его не увидел. Так и было все сделано. Мешок принесли к Маликшаху. Прочитав письма, он испугался. В то время визирем у него был Низам ул-Мулк 44. Последний сказал:

- Такие хитрости устраивают с падишахами и визирями, чтобы у правителей возникало недоверие к эмирам и сипах-саларам его страны. Нужны доказательства. Надо пойти к торговцам и потребовать от них такое количество золота, которое указано в каждом письме. Если они выдадут его, это очень большое дело. А если не дадут - значит, все это обман и интриги.

Мешок с письмами повезли на базар, и торговцы выдали золото.

Маликшах сказал визирю:

- Не нужно, чтобы кто-нибудь, узнав об этом секрете, счел наше войско продажным. Назавтра он снялся с места и направился в Ирак. Едва султан уехал, Мехтар Рашид отправил туда же своего заместителя, чтобы уплатить "махр" (калым) за девушку. А сам возвратился на родину. Падишах принял его чрезвычайно благосклонно, удостоив восхваления. Тот, кого послали в Ирак, был ученым достаточно опытным и остроумным. По прибытии в Ирак, он пошел к эмиру - родственнику Маликшаха, вручил подарки и рассказал о сватовстве. Султан стал готовить приданое для невесты. А на пиршестве завел разговор о том, о сем, желая [сконфузить] посланника. А тот, подвыпив, отвечал дерзко. Через некоторое время тут устроили еще одно пиршество. На нем присутствовали знатные люди и столпы просвещения. Они выпили по три-четыре чаши вина. Оно подействовало на них, и они обратились к послу с такими словами: [109]

- В нашем городе холода называют "газничи" (газнинские). А когда люди замерзают, то говорят "Закройте дверь, чтобы не вошел газничи".

Посланник моментально ответил:

- В нашем городе мочу называют "ираки". Присутствовавшие огорчились и раскаялись в сказанном.

Когда в условленный день должны были отправлять невесту, со всех сторон собрались люди, стали спрашивать, имеется ли в Газнине то-то и то-то.

Им отвечали все эти вещи есть и имеется кое-что в сто раз лучше. Дошло до того, что спросили, есть ли в Газнине развратники. Виноделы и виночерпии, будучи находчивыми и смелыми людьми, ответили:

- Если бы в Газнине имелся таковой, его не привезли бы из Ирака. Хозяева ответили соответственной грубостью. Эту весть донесли до Маликшаха. Того, кто задал такой вопрос, хорошенько наказали и сказали: если бы он не задал подобный вопрос, то не услышал бы подобный ответ.

Посланник не должен быть таким, чтобы его подвергали осмеянию и издевкам. И на каждый вопрос следует давать соответствующий ответ. А тот, кто его спрашивает о чем-нибудь, должен поступать предусмотрительно и остерегаться ответа, чтобы о нем не осталась дурная память.

* * *

Так, рассказывают, что [А]бу Джаъфар Мансур 45 построил с особым старанием очень пышный замок, потратив на него очень много денег. И как только завершилось сооружение дворца, он устроил всеобщий прием, с халифским достоинством уселся на трон и устроил приближенным и вельможам "винное веселье". Он спрашивал у каждого о внешнем облике замка. Приближенные отвечали соответственно его желанию, и он очень радовался. В это время прибыл посол из Рума, вручил письмо и подарки. [А]бу Джаъфар повернулся лицом к послу и спросил:

- Что вы скажете о достоинствах этого замка?

Тот сразу ответил, что замок "возвышен и свеж", но не лишен трех недостатков. Первый - то, что основа жизни -вода: ". . . и сделали из воды всякую вещь живую" (Коран, 21/ 30), а во дворце нет воды. Второе - то, что человеческая натура расположена к зелени и влажности. А при замке нет просторного пейзажа. Третье - то, что люди базара располагаются [110] близко ко дворцу и могут быстро узнать секреты государства. И не следует, чтобы подданные боялись своего государя. Мансур, не думая, ответил:

- Воды для потребления нужно столько, чтобы утолять жажду. Пейзаж и зелень - забава. А управление миром ничего необычного, это как детская игра. И разговоры людей базара не представляют секрета для нас, у нас же нет никаких секретов от подданных.

Послу нечего было ответить. Но когда он возвратился в Рум, Мансур приказал, чтобы в замок провели проточные воды, людей базара выселили подальше от дворца, назначил охрану и посадил множество деревьев. Он израсходовал тысячу золотых динаров 46, чтобы устранить эти три недостатка. А причиной таких расходов был один неуместный вопрос. И Мансур сказал:

- Я для себя решил никогда больше не задавать послам необдуманных вопросов и не обсуждать с ними своих желаний, чтобы не раскаиваться в сказанном.


Комментарии

1. Бахрам Гур. Пятнадцатый представитель династии Сасанидов, правивший (421-438).

2. Фарсанг. Дорожная мера неопределенной длины, обычно приравнивается к расстоянию в 6-7 км.

3. Нуширван (Ануширван). Сасанидский царь (531-579)

4. Амир ал-Муъминин Умар. Второй правоверный халиф (634-644)

5. Сулейман. Библейский царь Соломон, сын Давида, причисляемый исламом к пророкам - предшественникам Мухаммада.

6. Амир ал-Муъминин Али. Четвертый из праведных халифов, двоюродный брат и зять пророка Мухаммада.

7. Халифат. Исламский институт власти, означает сосредоточение светской и духовной власти над общиной в руках халифа

8. Хазары. Тюркское племя (обитавшее в южной России)

9. Абдуллах Масъуд. Сподвижник пророка Мухаммада. Один из первых муфтиев и чтецов Корана (умер в 653 г.)

10. Дервиш. Нищий; бедняк; мусульманский странствующий суфий; суфий, отрекшийся от мира и проводящий жизнь в служении богу и самоусовершенствовании.

11. Вахб ибн Мунаббеъ. Один из сподвижников пророка Мухаммада.

12. Джин. Сотворенный из огня дух, способный принимать любое обличье, в том числе и человеческое. Джин бывает добрый и злой. Злой подчиняется Иблису и помогает ему вредить людям.

13. Курайшиты. Курайш, название арабского племени, к которому принадлежал пророк Мухаммад

14. Бани Сакиф. Сакифидское племя.

15. Умар Абд ал-Азиз. Омейядский халиф (717-720).

16. Амир ал-Муъминин Усман. Усман ибн Аффан. Третий правоверный халиф (644-656)

17. Абу Бакр. Первый правоверный халиф (632-634).

18. Айша. Любимая жена Мухаммада, дочь одного из первых мусульман, ближайшего сподвижника пророка и первого халифа Абу Бакра

19. Султан Рази Ибрагим. Газневидский султан (1059-1099)

20. Маликшах. Джалал ад-Давла Маликшах. Сельджукский султан (1072-109).

21. Султан Ала уд-Давла Маъсуд ибн Ибрагим. Газневидский султан (1099-1115).

22. Язид Хабиб. Язид ибн Муфарраг. Видный арабский поэт эпохи Омейядов.

23. Бузургмихр (Бузургмехр). Знаменитый визирь Ануширвана, сасанидского царя (531-579).

24. Раис. Глава города.

25. Вакил. Правитель, властитель; представитель

26. Диван. Государственное учреждение; заседание государственных чинов

27. Сийакат. Специальная система обозначения сумм, мер веса, длины и т. п., выработанная для определенного круга людей, занятых в канцелярском делопроизводстве.

28. Дехкан. Землевладелец, сельский староста; крестьянин, земледелец.

29. Муса Имран. Библейский пророк Моисей.

30. Визирь. Заместитель, министр.

31. Орескец. Орийский, имя визиря царя Дауда.

32. Асеф. Имя легендарного визиря царя Сулеймана (Соломона), прославившегося своей мудростью.

33. Аристотель. Великий философ и советник Александра Македонского.

34. Бармакиды. Известный хорасанский род, давший в эпоху Аббасидов целую плеяду великих визирей.

35. Хаджа Ахмад Хусейн Мейманди. Визирь султана Махмуда Газневи.

36. Эмир Ямин уд-Давла Махмуд Сабуктегин Гази. Основатель могущественной династии Газневидов (998-1030).

37. Ман. Манн. Мера веса, равная двум ратлям (около 900г).

38. Ардашер Бабакан. Основатель державы Сасанидов, шахиншах Персии (226-241).

39. Маовия. Маовия I Абу Суфиян. Омейядский халиф (661-680).

40. Сейиды. В доисламской Аравии - вожди племени. В мусульманском мире почетное прозвище потомков Мухаммада из ветви, восходящей к его внуку Хосейну.

41. Султан Маликшах Сельджуки. Второй султан Великих Сельджуков (1072-1092).

42. Султан Ямин уд-Давла Махмуд Гази. Основатель могущественной династии Газневидов (993-1039)

43. Вакф. Имущество, пожертвованное или завещанное на богоугодное дело (мечеть, школу, богодельню)

44. Низам ул-Мулк Кавамуддин Абу Исхак ибн Аббас Туси. Визирь и ученый эпохи Сельджуков (1017-1085).

45. [А]бу Джаъфар Мансур. Второй Аббассидский халиф (754-775).

46. Динар. Золотая монета, часто синоним понятия "деньги".

(пер. Дж. Наджмутдиновой и С. Шохуморова)
Текст воспроизведен по изданию: Адаб ал-харб ва-ш-шуджаат (Правила ведения войны и мужество). Мин. Обороны республики Таджикистан. Таджикский высший военный колледж. Душанбе. 1997

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.