Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

LХХХVIII.

Всепресветлейшая, Державнейшая, Великая Государыня Императрица и Самодержица Всероссийская Государыня Всемилостивейшая!

№ 115. Вашего Императорского Величества два Высочайших рескрипта, № 74 и 75, удостоился, я с глубочайшим подобострастием исправно получить, на которые всеподданнейше доношу; а именно, на первый, по прибыли к городу Геренштату генерал -поручик барон Лаудон к военному совету был призван, но в то самое время все принуждены были ехать для рекогносцирования города и королевской армии, откуда, за великою непогодою и по близости неприятеля, все должны были разъехаться к своим местам; чего ради и велено подать письменные мнения о числе и состоянии как Вашего Императорского Величества так и австрийского войска. В силе рескрипта № 63 — говорено; да и для расположения на винтер или кантонир-квартиры число людей и состояние необходимо надлежало ведать; а о магазинах, как и прежде моими [224] реляциями донесено, на ведомостях от князя Меншикова поданых, утвердиться отнюдь не можно, как то и ныне делается, что из приложенной при сем реляции № 117 всемилостивейше усмотреть изволите, отчего и армия претерпевает. О винтер-квартирах австрийского корпуса, под командою генерал-поручика барона Лаудона, не говорено, ибо оный никогда намерения не имел зимовать с нами; почему, когда ему было предложено, в силу указа, чтоб расположиться от Познани кг, Дризену, он и согласоваться не хотел, а только соглашался расположиться на кантонир-квартиры около Калиша, пока получит решительный указ от своего двора; да и в знак, что им м намерение идти в свои границы еще при Гросс-Остене просил у меня понтонов, которые велено ему и отпустить; потом просил 90 ядер к пушкам, кои также приказано, ежели потребует, с зарядами отдать; а о состоянии дел между королем и графом Дауном хотя и говорено, но ничего не рассуждено, ибо как от графа Дауна, так и от генерал-майора Шпрингера ни я, ни барон Лаудон  — известий не имели; тож и от шведской армии ведомости всегда весьма поздно доходили, как реляциею № 93 всенижайше донесено.

По сожжении Геренштата, видя что неприятель стоит за рекою Барчь, весьма укреплен: рекою — лесом, болотами и горами, закрывая путь к Бреславлю, и за крайнею нуждою в фураже, обще согласились вступить в Польшу до местечка Боянова и Пунц, где призваны были генерал-поручик Лаудон, генерал граф Фермор и прочие генерал-поручики и согласились, для общей пользы и удерживания короля в Силезии, — чем бы дать время графу Дауну свои операции производить в Саксонии, чтоб идти еще к Силезским границам, где надеялись фуража и несколько провианта достать. Но пришел в местечко Равичь как провианта, так и фуража ничего не нашли; к тому ж выпал снег и сделался великий мороз, что видя, призваны были генерал граф Фермор, генерал поручик барон Лаудон и генерал-поручик Кампители и прочие генерал-поручики для военного совета, где барону Лаудону, для лучшего разумения, дан перевод на немецком языки, в силе рескрипта № 63; на что он приехав ко мне и ответ подал, который при реляции № (?) всенижайше и отправлен (См. выше стр. 206. Д. М.); при чем все единогласно рассудили и положили: отступив в Польшу, расположиться на кантонир-квартирах по реке Варте, генерал-поручику [225] Лаудону с своим корпусом — около Калиша, к коему Вашего Императорского Величества вторая дивизия левым крылом примыкала б. И потому генерал-поручик барон Лаудон просил меня, чтоб имеющийся в Калише магазин ему отдать, и все наши команды как из города, так и из окружности вывести; что от меня и учинено, и ордер к подполковнику Неймсу об отдачи всего провианта ему вручен. Но прибыв в местечко Гостин, получил от реченного генерал-поручика Лаудона письмо, что он с корпусом при Здунах и Рашкове расположился, а к Калишу не пошел, за недостатком субсистенции, как Ваше Императорское Величество из реляции № 106 усмотреть изволили. Я, видя что он в близости неприятеля находится, отписал к нему, чтоб он свой корпус, отдалением от нашего левого крыла, которое его подкрепляет, опасности не подвергал, и советовал при том, для безопасности, нисколько внутрь податься. Потом в Шриме, чрез капитана Бока, который у него на ординарцах, вторичное получил письмо, с коим меня предварительно уведомляет. что от генерал-майора Карамели получил известие, чтоб требовать от 25 до 30 тысяч пехоты Вашего Императорского Величества, присовокупляя к тому и сие, что неприятель близ его стоит; на что от меня ему ответствовано, что на требование пехоты, без особливого указа, согласиться не могу; а по причини близости неприятеля паки советовал осторожным быть и внутрь земли податься для лучшего подкрепления в потребном случай, как реляцией № 111 всенижайше донесено. И хотя я видя, что барон Лаудон зимовать с нами не намерен, по отступить на Вислу не смел, опасаясь, чтоб не причинено ине было, яко бы я австрийский корпус оставил, по такой близости, на жертву неприятелю. Того ради требовал Вашего Императорского Величества решительного указа. Потом, барон Лаудон прислал ко мне майора Крейца с письмом, коим уведомлял меня, что он получил от своего двора указ, что ежели я ему дам от 25 до 30 т. только одной пехоты, и расположится оная: правым крылом к Калишу, а левым к Кракову, что сделает расстояние на 36 милях, то он расположится: правым крылом от Кракова, а левым  — - к Билицу, на 10 милях; чего я собою сделать не смел, в рассуждении, что Краков от Вислы слишком 60 миль (sic); там же никаких магазинов, ни провианта, ни фуража в заготовлении нет. К тому ж 30 тысяч одной пехоты (выключая формированный корпус, коего в силу Вашего Императорского Величества указа ни куда не командировать, но в одно место собрать велено) [226] недостанет, и уже на Вислу идти будет не кому, да и мне при чем остаться?

Того ради, я к барону Лаудону писал и просил его, чтоб он еще несколько дней обождал, пока я получу от Вашего Императорского Величества повеления; а между тем не отдалился от нашего левого крыла, ибо по общему согласию должны одни других подкреплять, для чего и раз езды нашими легкими войсками чинятся по Силезской границе, где неприятельская армия. Но ныне слышу от приезжающих Поляков, что барон Лаудон уже давно к Кракову пошел, и Полякам, коим за фураж и провиант квитанции даваны, велел для заплаты в Краков явиться, чем наше левое крыло не безопасности осталось; и потому от меня новое сделано расписание: в случай неприятельского нападения собраться всей армии к Шриму и поделать мосты всякому против себя, а для лучшего известия и чтоб скорее сведать можно — велено везде учредить раз езды и поделать маяки.

Обретающийся при магазине в Калише, подполковник Неймс мне рапортовал, что Австрийцы провианта у него брать не хотели и пошли далее; команды же все оттуда, как выше упомянуто, по требованию барона Лаудона, выведены, и реченный Неймс ныне в опасности находится, ибо слышно, что уже неприятельские партии вблизости Калиша появляются; чего ради от меня приказано из имеющего там провианта, сколько возможно, свезти к полкам, ибо в оном нужда состоит, а чего вывести не можно, то отдать под расписки обывателям, и хотя так оставить, а ему подполковнику оттуда ретироваться. Но что по сему учинено — ответа еще не имею.

Впрочем, Всемилостивейшая Государыня, во всенижайшее исполнение Вашего Императорского Величества указа, без малейшего отлагательства, нарочный офицер от меня к генерал-поручику барону Лаудону с письмом послан, которым я ему знать дал, что я имею от Вашего Императорского Величества Высочайшее повелите: ежели он с своим корпусом при Калише зимовать останется — подкрепить его десятью полками Вашего Императорского Величества пехоты, и просил его о чем немедленно меня уведомить; а хотя тому уже шестой день как офицер отправлен, однако еще не возвратился, из чего заключаю, ежели оный неприятелем не взят, то барон Лаудон гораздо к своим границам сблизился; следовательно предвидеть можно, что он к Калишу с корпусом уже не возвратится; однако я, в ожидании возврата нарочного, мои всенижайшие доношения от дня к день откладывал, дабы в [227] состоянии быть, по получении от барона Лаудона ответа, о его намерении, Вашему Императорскому Величеству всеподданнейше донести, но, увидя толикую медленность, далее отлагать не хотел; а когда отвита до меня дойдет, Вашему Императорскому Величеству немедленно с обстоятельствы донести не премину.

Между тем, в запас новую рапортицию всей армии, каким образом полкам и генералитету по удобности на винтер -квартиры расположиться, сделать велел, которая при сем на Высочайшую апробации всенижайше подносится; а главной квартире место я для того не назначил, что так в рассуждения формирования драгунских полков на австрийском основании, но силе рескрипта № (?), как и для скорейшего получения Высочайших Вашего Величества повелении и исполнение по оным, признаю оную способнейше иметь в Эльбинге или в Мариенбурге, потому чтоб ближе в Гданску и к Кенигсбергу быть; ибо как седла, так и все прочие для драгунских полков потребные приборы и сбруи в Гданьске и Кенигсберге подрядом сделать надобно, тем паче, чтоб заблаговременно те полки всем снабжены, и до открытия будущей кампании совсем исправлены быть могли; на что от Вашего Императорского Величества ожидать имею Высочайшего повеления — в коем из помянутых двух мест главную квартиру взять.

Граф Петр Салтыков.

Главная квартира при местечке Курники.
Ноября 11 дня 1759 г.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.