Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

АХМАД ИБН МАДЖИД

КНИГА ПОЛЬЗ ОБ ОСНОВАХ И ПРАВИЛАХ МОРСКОЙ НАУКИ

ДВЕНАДЦАТАЯ ПОЛЬЗА

Узнай, да поможет тебе Всевышний и да наставит: мы ввели в настоящий очерк самое достойное от всякой вещи — блаженнейшее же из этого относится к тому, о чем повествование уместно, чего не в состоянии поведать другой и про что не поминаем в каком-нибудь писании, кроме этого, — а ничего не приводим о море Клисмы, Клисмы Арабов 2354; поэтому нам должно про него поведать — в нем существуют диковины и премудрости, которые расскажет, лишь кто их испытал опытом, — ибо оно на пути паломников. Мой дед — да осеняет его вышняя милость! — был в отношении этого [моря] исследователем, дотошным следопытом, из-за него не будучи никому обязан. Родитель — да осеняет его милосердие Божье! — превосходил его в пробе опытом [383] и повторении, и его знание превышало науку его отца. Когда же пришла наша пора и мы повторяли без малого сорок лет, проверили /78v/ и удостоверили науку обоих редкостных мужей, определили во времени ее со всем тем, что сами проверили опытом, и сложили ее в летопись, она закончилась для нас вещами и премудростями, которых в нашу пору не собирает какое-нибудь одно лицо, разве только что будут при этой [науке] разнообразные лица; поэтому, страшась, что смерть нас настигнет, когда диковины премудростей [еще таятся] в сыне изменчивости (а несомненно, что все, что знаешь, не говоришь), кратко расскажем о том, что это за путь, чтобы ищущий в нем продвинулся вперед; а Всевышнего просим простить нам излишнее и недосказанное. Говорю слово это и пишу это описание, а меч с тем, кто умеет им разить. Моего отца — да осеняет его вышняя милость! — кормчие звали кормчий обоих берегов 2355. Он нанизал известную Хиджазскую урджузу, более тысячи стихов. При всем том мы из нее ради него исправили то в чем увидели ущерб, и изложили по порядку то, чего в ней нет. А, ищущий, узнай, что если в описании этого моря, его течений, островов и подводных скал забегаем вперед и[ли] откладываем, то эти выдвижение и отсрочка позволительны.

Итак, сперва поведаем выход из гавани Джидды, потому что она — порог досточтимой Мекки. Когда выйдешь из Джидды в дни выше чем двести двадцатые до двухсот восьмидесятых, то лучшее из устремлений — ко берегу Неарабов 2356. В течение этих [дней] длителен путь, и опасаются крепости бьющего [ветра], ибо он бросает тебя на подводные скалы берега Арабов. Поэтому надлежит устремляться от Мисмарийя 2357 сообразно с мнением предков, первейших, нежели былые отцы наши, они же плавывали по закату Скорпиона 2358 день и ночь, потом его меняли на восход Двух Ослов и Скорпиона 2359 для Сайбана 2360; это устремление было во дни их выхода в течение двухсот пятидесятых Нового года. После них явились люди в дни Бараката сына Хасана сына 'Аджлана 2361 и стали плавать от Джидды в начале шестидесятых и начале семидесятых, а стали плыть по закату Двух Ослов 2362 семь трехчасовок [морского пути] и менять его на восход Двух Ослов, двадцать восемь трехчасовок, для Сайбана. Часто в течение пути от Высокопоставленной восьми без четверти [пальцев высоты] до Высокопоставленной семи видят стоянки от берега Неарабов, а нередко /79r/ в погоду видишь с верхушки мачты Нижние [острова] 2363. Эти два [384] пути безопасны от берега Неарабов, и господин их ими проходит мимо стоянки. Их господин опережаем, однако силен во время крепости бьющего; это — ветер отягощения, а зовется в общем количестве имен ветров западным ветром. Пойми все это и рассмотри наши устремления, особенно, что господин этих двух устремлений побеждает во время крепости бьющего, находясь в безопасности от подводных скал и болот Аравийской земли, что же касается берега Неарабов, весь он безопасен, хотя бы и был крепок около него бьющий, ибо он беден болотами, следовательно, [господин того пути] при противодействии 2364 со стороны Джидды спасается от них.

Другое устремление, которое является опорой людей нашего времени, сначала течет от Умм ас-сайил 2365 по закату Скорпиона к Мисмарийат 2366; в животе 2367 последних — соединение в сторону берега [Арабов], остерегайся его, а из них гребенчатый — северный. Между Умм ас-сайил и Мисмарийат два полета стрелы; имя тому рифу — риф Гураб 2368. Когда выйдешь от Мисмарийат, прибывая к Аравийскому берегу и лужковее их 2369, все это — места бросания [якоря] по необходимости, вода — двадцать с небольшим [саженей глубины]. Достигнув этого, плывешь по закату Лужка 2370 шесть трехчасовок, а мена ему — на восход Двух Ослов для Сайбана. Иногда первые три [трехчасовки] делают по Двум Ослам из опасения, не поспешил бы против них крепкий северный ветер, а три остальных — по Лужку, потом последний меняют на восход Двух Ослов, двадцать шесть трехчасовок мерой корабельного хода, слева увидишь Сайбан. Может статься, увидишь оконечность стоянки в Высокопоставленной семи с половиной [пальцев высоты] и близкого к этому, когда [корабль] идет водой десяти-двенадцати [саженей глубины]; когда же будут две стоянки, обе в воде восемнадцати [саженей], Высокопоставленная окажется более семи с половиной и близкого к этому, [судно] же идет водой десяти-двенадцати, хотя, если стоянка будет в воде восемнадцати, Высокопоставленная оказывается более семи с половиной. Когда увидишь обе стоянки, плыви от Лужковой 2371 по Венцу, увидишь слева Сайбан. А знай, что между этими двумя стоянками три трехчасовки ходу и, может статься, [корабль] в ночи на таковую натолкнется. Проплыв три трехчасовки по Лужку и три по закату Ноши 2372, потом сменив это на восход Двух Ослов, не приметишь никакой из стоянок берега Неарабов; напротив, в погоду видишь их справа от себя, тогда как Сайбан предстает /79v/ прямо перед тобой, ибо, когда твое устремление — Два Осла, эти стоянки возвышаются над дорогой. Что касается осторожного, он во время своего устремления бывает искусником и плывет [385] к западу 2373: сначала плывешь — две трехчасовки из опасения западного ветра — по Двум Ослам, затем их меняешь на закат Лужка — две трехчасовки, потом их меняешь на Ношу — две трехчасовки; с восходом Двух Ослов не разлучайся до Высокопоставленной семи с половиной [пальцев высоты], потом в те сутки склонишься к Скорпиону на величину четверти гнезда либо его трети или же половины. И действительно, Сайбан осторожному предстанет против, а этот не видит никаких стоянок, тогда как насчет Сайбана не ошибается. Что же касается того, кто выполняет устремление по Двум Ослам, ему не избежать увидеть стоянки либо же собирателей дров 2374, [каковы] Авкан, Махлакан и Мукайдих 2375, если одно из них он проезжает в ночи, другое наблюдает днем, особенно в погоду. Если из них что-нибудь увидишь, поворачивай к восходу Стрелы 2376, видя острова; когда же высмотришь бледность воды 2377 со стоянками, присоединяйся лишь к Венцу и промежутку Стрелы с Венцом 2378, а если склонишься полтрехчасовки по Пестрой Овце и Восходу 2379, пока от тебя не отрешится, потом не станешь разлучаться с устремлением по Скорпиону и Двум Ослам, будет всего безопаснее. Размысли же собственным разумом.

Еще знай, что при части стоянок находятся обнаженные соединения 2380. Мы видели их воочию, остерегайся же, и да не обманет тебя изобилие птиц и трав, а это несомненно на всем том пути. Если же будет происходить по твоему желанию устремление к берегу Неарабов с восхода и Высокопоставленной 2381, когда место имеет волна, то знай, что клонишься к берегу Неарабов 2382; это лучшая из его примет. Полной мерой страшись сна при ветре отягощения 2383 от берега Неарабов там, где Высокопоставленная имеет восемь [пальцев высоты]. Если не видишь Нижних [островов] воочию, когда находишься в устремлении по Двум Ослам и Скорпиону, тебя не принимают собиратели дров и к ним примыкающее, разве только что это будут стоянки. Если пройдешь мимо последних ночью и свернешь, тебя примет Мукайдих. Когда его насечешь кусками 2384 в ночи, в погоду высмотришь Сайбан на горизонте, востоке дали; если не видишь его из-за непогоды либо же ночи, остерегайся Зукара 2385. Полной мерой берегись, когда Сайбан оставишь позади, а это правее тебя. Когда будешь близок ко горе Зукар, а то будет в непогоду либо же ночью, не питай склонности к устремлению по Скорпиону выше мыса Халаб 2386; /80r/ в самом деле, на нем нет какой-либо приметы и его не видишь во мраке 2387. И на Зукаре тень, особенно ночью. Если тобой управляет крайность и ты оставил их 2388 справа, плыви три трехчасовки по восходу Двух Ослов, потом смени его на Скорпиона. [386] Остерегись быть вблизи Сайбана, когда плывешь в ночи по Скорпиону, а плыви две трехчасовки по Лужку 2389, хотя бы Сайбан был от тебя влево; разве только когда Сайбан будет от тебя далеко на горизонте, с восходов, плыви по восходу Скорпиона.

Знай, что между Зукаром и Аб'илой 2390 малая отмель, выходящая в открытое море, величиной с дважды корабль, и вышеупомянутые стоянки; меж ними четыре трехчасовки ходу, а самое узкое из того, что на этом пути, — восемь с четвертью — семь с четвертью 2391. Тот, на кого полагаюсь, мне говорил: «Я вышел в море от Раздельцевых [островов] 2392, не переставая [замечать, что] всякий раз, как я уходил от какой-нибудь подводной скалы, мне представала другая, а по мере того, как я ее оставлял позади, открывал третью, до тех пор, пока не обнаружил Девичьей горы 2393». У ее взморий 2394 обнаженные подводные скалы, из них крайняя — скала 'Исы 2395; эта посередь пути, когда плывешь из Сайбана по Верблюдице 2396, ее видишь воочию правее себя; будь крайне бдительным насчет нее. Над ней Высокопоставленная имеет восемь с четвертью либо же восемь с восьмушкой [пальцев высоты]. А примета ей — что она скала, над которой вода мерой в две — две с половиной сажени; у ее южного [края] белизна 2397 в сторону открытого моря и Йемена, над последней вода образует семь-восемь саженей и то, что к ним приближается. В некотором году я поплыл к той [скале 'Исы], не узнавши ее имени, сообразно устремлению по Верблюдице от Сайбана, увидел ее правее себя и долго расспрашивал о ней жителей Девичьей горы. Они ее мне описали, и я ее узнал и над ней господствовал благодаря звездной мере и после того обнаружил в качку на ее северной стороне повторенное 2398. Когда ехавшие при мне дивились такой власти над ней, мы среди Золотой 2399 проговорили стихотворение:

А кто сказал путникам: «Я измерил», посмотрите на скалу 'Исы: она утопает в воде.

Это скала 'Исы.

Еще в этом море имеются темные места; из их числа — соединения над водой четырех [саженей глубины], менее [того] или больше, и меж Аминой 2400 (с ее дочерьми 2401) и материком, еще из них — которая оказывается между материком и Аминой во время устремления: отмель Сайбана; я ее полагаю — а мнение /80v/ человека — это частица его ума, — что она мелко отсечена от стоянок берега Неарабов; иногда мимо нее плывем полную трехчасовку, а подчас правимся без малого сколько имеет трехчасовка; а тот 2402 ее мыс с востоков — у дороги. [387]

Что касается берега Арабов, здесь отмели только Маррин 2403. Это южнее Девичьей горы в сторону открытого моря, его северный [край] к берегу Арабов 2404 — Ма'саба, южный к берегу тому 2405 — Улица, а это большие острова 2406; над ним от начала до конца восемь саженей [воды]. Еще те отмели, что мористее 2407 Джихана Малого и Большого 2408. Еще та мель, что южнее Раздельцевых [островов], Раздельцевы же у просека Низины 2409, против них стоит мыс Верблюдицы 2410. Еще мели рифа Гураб 2411. Еще мели тех западных морских островов, что у Высокопоставленной семи с четвертью [пальцев высоты] и того, что к ним приближается, таких, как Санах, Такфаш и Бади'ин 2412. Все мели берега Арабов — камень и песок, что же касается мелей берега Неарабов — это пески; следуй этим приметам.

Обратимся к прежнему рассуждению. Еще из числа неизвестностей в этом море — соединения южнее отлома 2413 Дев 2414 и меж тех четырех утесов, что суть Пристань, ее утес, Матата и Достойный 2415, да еще [скалистый] корень вблизи к Достойному. Далее, соединения выше Адака 2416. Еще те соединения, что между отломом Адас 2417 и отломом, что у входа к Рийаде 2418, — отломом Каримским 2419. Еще около Мухаррама 2420 из числа его мелей столько, сколько не счесть и не описать, подобно этому у соединений Ри'м 2421 и возле островов Самир и Муркит 2422, что мористее Умм Хуркайн 2423, тогда как сами эти около 'Амика 2424. Еще соединения Дави 2425, что возле Сирина 2426, до предела того, что к этому примыкает, и между 'Аблами 2427 и теми болотами, что у северного [склона] горы — той горы Девичьей, и севернее кряжа той горы, подобно рифу Камари 2428, который южнее Фара' 2429, крайнего из островов морского Матрада 2430 с юга. А уж топи этого моря несметны, малой и отдельной из них не перечесть.

Что касается знаменитых местностей, [их] несет на себе то, что мы рассказали об этом пути; поэтому следует этот [путь] узнать, ибо во время его имеет место некая власть над паломником, особенно при качке и при высокости этого моря, и человек в течение их ищет помощи в причаливании к близкому от Давней Обители 2431.

Знай, что берег Арабов и берег Неарабов похожи друг на /81r/ друга, Сайбан же занимает середину, но клонится к берегу Арабов. Когда от него отплывешь по закату Опоры 2432 четыре трехчасовки — приходишь к Мукайдиху, а по закату Падающего [Орла] 2433 — суждением 2434 к стоянкам берега Неарабов: эти острова непрерывно тянутся от Мукайдиха к северу 2435, левее того путешественника, который следует к досточтимой Мекке; поэтому должно узнать эти острова и звездную меру над ними. [388]

И вот противостояния: когда плывешь от Сайбана по середине моря 2436, твое устремление — закат Верблюдицы, а когда от последнего отклонишься на три гнезда — к Полюсу Высокопоставленной — в сторону Йемена, придешь к Зу Хираб и Зу Салас 2437. Эти острова не прерываются до Джихана, а за ним его просек — подобно такому, как тогда, когда плывешь от Сайбана по закату Опоры, три гнезда 2438, к Мукайдиху в течение четырех трехчасовок ходу и острова непрерывно тянутся до северного Собирателя дров 2439, а за ним просек Низины. Итак, Низина лежит против Низины, острова Дахлак 2440 противоположны островам Фарасан 2441, а Нижние — Раздельцевым. В обоих просеках — я имею в виду Змеиный Дол 2442 материкового побережья — не встречается какое-нибудь болото. Когда от обеих Низин отклонишься к северу, увидишь [острова] Раздельцевы берега Арабов и Нижние берега Неарабов 2443. Острова эти непрерывно тянутся, последний же из островов берега Неарабов зовут Джадир, а на языке жителей Суакина 2444 он именуется Дар'адиб 2445. Он у Суакина, а его южнее многочисленные острова, мимо которых проходит путешественник, их то видя, то нет. Мой отец — да осеняет его милосердие Божье и отпущение грехов! — их помянул один за одним, ничего не упуская. Севернее же Джадира островов в море нет. Среди них — Нижние, эти над сердоликом, а над ними Высокопоставленная восемь с четвертью [пальцев высоты и] частица, а их южнее — Низина. Что касается Византийских 2446, они нисходят в низину 2447 вблизи Дола 2448. Подобно этому, берег Арабов от вышеупомянутых Зу Хираб и Зу Салас до Малого Джихана, который мористее Большого. Все то острова строченые 2449. Мой отец — да осеняют его милосердие Божье и отпущение грехов! — их помянул в своей урджузе-тысячнице 2450. Но в то время как острова берега Неарабов болотом бедны, острова берега Арабов заболочены, и нет блага в их соседстве, особенно ночью. От Зу Хираб они непрерывны, /81v/ севернее их Низина, этой же севернее Раздельцевы, а от последних острова непрерывно тянутся опять же к Джадиру. Таким образом, этот Джадир противоположен Джадиру берега Неарабов 2451; Джадир неарабского берега зовется Дар'адиб 2452, а Джадир берега Арабов — море Утесов 2453, потому что последние — самое мористое из того, что имеют Арабы; это четыре острова, друг другу противоположных, как ножки кровати: Матата, Джадир, Пристань и ее утес 2454. Признак Мататы — ее подводная скала, что между нею и тем утесом. Как часто я сворачивал около них в ночи, а поутру начинал причаливать меж Безопасной скалы 2455! Ибо, кто оставляет их справа, когда делает [389] привал у отлома Занбайских [гряд] 2456 и приходит к этой скале — безопасен, ибо от этой скалы, среди нее, многочисленные пути; на них поскальзываются малые дровянки 2457, поэтому не бросай себя около нее, кроме как после того, как ее пройдешь и окажешься у ее Высокопоставленного 2458 [края], а на ней гавани у всякого ветра.

За нею просек Сумар 2459 подобно такому, как Дар'адиб, севернее которого просек 'Али-'айраба 2460, а над ними Высокопоставленная десяти [пальцев] без трети. [Звездные] меры этого моря: то меры дробные, и ты прими их через опыт, впереди [звездных] мер Индии: что касается мер Хумайса 2461, то этот на самом деле подобен Дахнух 2462, мера моря Утесов, этих четырех островов, на самом деле подобна Дахрави 2463, а мера Дави на самом деле подобна мере Чаула 2464. Поэтому мы ограничили урджузу 2465 Нижним Четырехугольником 2466, не упоминая меры Высокопоставленной 2467. Полагайтесь же на эти мои слова с мерой Четырехугольника, ибо все меры Четырехугольника со слов того, что об этом поведали, дробны — ведь их не составляет кто-либо редкий из редкостных мужей.

Вокруг просека Сумар нет суши к северу, кроме отломов 'Ушра 2468 — от них до материка глубоководные соединения 2469, затем отломов Мархат 2470 — их мористей соединения не отсутствуют, потом отломов Сахл 2471 у Мухаррама — севернее последних мели многочисленны, а к северу от них в сторону открытого моря соединения Ри'м многочисленнее праха; во главе этих с севера отлом Наванский 2472, а к северу от них в сторону открытого моря Хумайс-Ночлег, то есть северный; у него в головах с севера в сторону материка отлом Маванский 2473, а Хумайс-Край их южнее. К югу же от /82r/ того просека из числа суши — отломы Карш 2474, потом Самдан 2475, затем Безопасная скала, после отлом Занбайских [гряд], потом море Утесов и Аблы, которые видишь снизу 2476 тех утесов и от Безопасной скалы; а эта — между ними и нею переплетение, остерегайся его, а еще остерегайся при расстройстве ветра.

Хумайс имеет два утеса; во время нарастания азъяба 2477 он прежде не имел ничего, а ныне объявились два больших утеса. Да, мы видели кое-какие места, которые были залиты водой, теперь же стали очевидными; еще видали много местностей, которые было видно, потом их затопила вода. Таков Хумайс, таков мыс Халаб, такова Рашшах 2478, ведь она была отмелью, у которой поскальзываются корабли, а в наш век стала островом и на ней деревья, их видит наблюдающий от Умм Шайтан 2479; это отмель между Аб'илой и мысом Касиб 2480, скорее более близкая к Аб'иле, со стороны спины Камарана 2481, вода около нее — две [390] сажени, менее и более. Да, я дважды видел ее воочию, наблюдая собственными глазами восточный отрог Аб'ил, о которые дробилась волна, ее же усматривая, когда стоял на палубе 2482 большого судна, к востоку, белевшей вдали; потом я ее повернул, вращая [судно] относительно нее, и Камаран относительно меня [стал] на восходе, белеющий, с обоими срезанными краями, от восхода Опоры до восхода Падающего [Орла] 2483.

Знай, когда изменишь порядок в давящем северном ветре в сторону запада и не видишь ничего до материкового побережья, ты находишься подле мыса Верблюдицы и того, что к нему близко. Если же северный ветер будет низок 2484, придешь в Куддумал 2485 и второй просек, что в земле Арабов, у скалы Барр 2486; а если не встречаешь в своем пути ничего до материкового побережья при крутом ветре, то приходишь к Сумару и скале Джафн 2487; справа от себя остерегайся в ночи отлома Самдан и отлома Карш. Еще если северный ветер будет низок и не видишь ничего, кроме материкового побережья, то увидишь Кишран 2488, а может быть, усмотришь 'Ушру и Мархат с их отломами.

Горы же Хадм 2489 и Субахъя 2490 и там по соседству с побережьем. Их примета — рдяная горка у Сарси 2491, она — ветвь финиковой пальмы хиджазских Тихам 2492 южнее Яламлама 2493 и Са'довой 2494, спускается к берегу; еще такое, как гора Субх 2495, Рудва 2496 да 'Идд 2497, потому что /82v/ все это ветви финиковой пальмы, спускающиеся от Хиджаза к Тихамам. Кочевники этой местности имеют про ту рдяную горку притчу да имена, а ей имя — Барбар 2498; они средь своих стихов говорят стихотворение:

Друг мой, кто продвинул нас вперед в успехе! Море сковано чарованием селений.

Когда плывешь с низким северным ветром, то, быть может, увидишь многочисленные болота, а также соединения, что около Ри'ма. Может статься, что при умеренности веяния по левую сторону от себя приметишь Хумайс. Во время срединности 2499 веяния, быть может, придешь к отломам Мархат и 'Ушра. А может, что предстанешь против отлома Карш и отлома Самдана при расстройстве веяния, крепости северного ветра — сообразно мере твоих сил и мучительности северного ветра и его вырывающего 2500. Все это нам выпало. В той местности, когда тебя захватит ночь, всячески остерегись оставлять корабль без челна подле него, каната, якоря и лота; если увидишь какой-нибудь отлом либо же соединение под водой, цепко держись за это, а на заре дня [391] начинай правиться к берегу; когда же страшишься хаджа 2501 против твоего якоря, скуй ушки последнего при помощи железа с челном, а за китайский якорь в этом месте не бойся.

Лучшее, к чему я причаливал в Хиджазе: среди его примет — два просека, раскрывающиеся и сходящиеся возле якорной стоянки 'Уркуб, из них южный зовется Тафил, а северный – Шамах 2502. Про них кормчий Ка'ин сын Махмуда Са'лаби 2503 молвил стихи:

Маджид! Это Тафил и Шамах; восстань и благополучно разбей постановку точек.
Это мои край, где я возрос; узнай его пристани и как я привожу к ним.
Это горки не из высоких; они не в числе гор Хиджаза.

Волна их не бьет, а занимают они середину вблизи побережья. Южный из них высок, со срезанными краями, а северный — вершина; южный выше северного. Оба в отношении своей вершины — не для гор 'Идд 2504; в них примета — две возвышенности, которые, когда находишься у Мустабита 2505, делаются подобными двум чанам и отделяются от горы, а когда /83r/ будешь около пристани Шу'ары 2506, они ведут через одну из них ко другой.

Что касается горы Атва 2507, когда плывешь от Мухаррама и от нее на юг до рубежей 'Умайра 2508, видишь ее подобной подвластному, опрокинутому ничком, а находится она в Высокопоставленной и Катафалках 2509; от 'Умайра же до пределов Мустабита видишь ее сходной с куском холма, а оттуда до того, что оставишь позади Сарум 2510, — долгий животик в виде усеченного со средины, словно бы вид медовой соты, называемой по-нашему кувшинной 2511. Итак, сперва подобно поверженному слуге, когда от тебя она на восходе Катафалка — до восхода Опоры 2512; становится словно кусок холма, когда помещается на восходе Опоры до восхода Пестрой Овцы 2513; потом делается наподобие кувшинной, от восхода Пестрой Овцы, пока не сокроется на юге. Еще знай, что, если близко подойдешь к Мустабиту, когда Атва станет от тебя в Опоре и смежном, в ней имеют место две разновидности: всякий раз, как идешь на юг, ее южная сторона расширяется, а по мере того, как правишься к северу, возрастает северная. А в северном мысу этой [горы], в сторону материка, горный отлом, и всякий раз, как плывешь на север, его полуночный берег увеличивается. Еще в северном мысу этой [горы], к материку, отлом по имени Насдж 2514, это ближайшая к берегу ее часть. А в непогоду становится виден ее перед, когда же пройдешь Мустабит, проникаешь в ее недра.

Знай также, что среди берега Арабов просек находится [392] у этого [полу]острова, однако отмели последнего — песок сообразно воде трех-четырех [саженей глубины] 2515. Один просек является возле упомянутой Низины 2516, а простирается он от мыса Верблюдицы до Куддумала, близ него со стороны открытого моря лишь мели и глубоководные рифы. Затем просек Сумар. Третий просек — около 'Умайра и Шуджа'а 2517, четвертый — у Джидды. Мы поведали аравийский берег, а не берег Неарабов, ибо хожение кораблей — у берега Арабов, не около неаравийского, ведь последний противен твердому [ветру] во время твоего выхода из пристани поутру и вхождения в нее вечером. Против же Аравийской земли, когда выходишь и входишь, твердого нет, и здесь летописи 2518 и кормчие, вода и еда.

Обратимся к прежнему рассуждению. Знай, что, когда от тех четырех утесов 2519 обопрешься на подавляющий северный ветер, между ними и Безопасною скалой ходу с передним 2520 ветром две-три трехчасовки, что же касается мучительного 2521, он не приносит и одной. А меж ними отлом /83v/ Занбайских [подводных гряд], когда же придешь к Безопасной скале в погоду, увидишь от себя к югу вдали Абу-л-Фанадир 2522, еще Аблы, а часто видишь скалу Кират 2523 и по соседству с нею Абу-л-Халджат 2524, они между морем Утесов и Аблами. Что касается северного Данака 2525, он их южнее в сторону открытого моря. Когда занимаешь середину меж северным Данаком и морем Утесов, подходя с морской шири, благодаря северному ветру придешь ко всему берегу; и, кто к тебе явится с этим северным ветром от моря Утесов, когда он будет легок и щеголев 2526 и влечет корабль по восходу Тельцов и Катафалка 2527, тогда как прилив северен, попадет во благо, избавишься от злодеев и болот, что меж Аблами и Сирином и придешь к Ислабу 2528 и близкому к нему. Если от моря Утесов обопрешься на северный ветер, увидишь в их соседстве два отлома, называемых отломы Лагаф 2529, меж них твоя дорога. После них, если твой ветер будет северный подавляющий, он тебе причинит муку по Высокопоставленной и Тельцам 2530 до отлома Занбайских [гряд]. А может статься, идя на материк, придешь по своей груди либо же по поле 2531 к Безопасной скале; а может, тебе предстанут отлом Самдан и Карш, которые все [лежат] по твоей груди либо же по твоей поле, покуда не завоюешь скалу Джафн и Сумар.

Я описал ради тебя опору на Хумайс, опору на просек Сумар и то, что с ним близко, и то, что вокруг, а еще опору на отломы и скалу Джафн. Мое намерение — чтобы ты их понял во всякой тонкости, ибо они не приходят к тебе по желанию, каждый год являются тебе в новом роде и узнает их лишь тот, кто среди них часто плавает и возвращается вновь, исследует. [393]

Во время же крепкого северного ветра, который настигает мореплавателя, ты улавливаешь только восход Щеголя и Падающего [Орла], а также Опоры 2532; когда находишься снизу моря Утесов, когда они левее тебя, то первое, что видишь, — отломы Лагаф; когда же их пройдешь в отдаленье, тебе явятся отломы Марахик 2533, затем отломы Ши'ий 2534, место же твоего выхода будет около Абл и от них к северу. Привыкни знать все опоры.

Что касается опоры по Копьеносцу 2535, она отбросит тебя от болот; тогда отдай чалку среди морских скал, ибо в море Сирина рдяная смерть 2536, а мористый 2537 [берег] Абл грязен, также и Матрада мористый [берег] грязен до предела Кусайры 2538, и тебе явится начало болот. За этим, когда тебя ударит северный ветер в спине Матрада, то, если это будет ночью и сможешь бросить якорь /84r/ наперекор этому, брось, как бросают в крайности, чтобы северный прилив не швырнул тебя на болота; земля там глина, однако над нею вода высока, почти семьдесят саженей, и этот бросок будет лишь таким же.

Если твой ветер будет крепок и к тебе придет ночь, то пусть у тебя будут прижигающее 2539, челны и огонь; ты же вздымаешь из всего паруса меру его раскатки на меру того, что пускает в обращение твой корабль 2540.

А если будет днем, входи, а белизну 2541 оставь от себя слева, входи к берегу и в гавань, если пожелаешь подвести к суше [корабль] в каком-либо острове или же у какой-нибудь скалы, потому что меж островами всего этого места вода близка к шестнадцати саженям [глубины]. Уразумей же это море, я осведомил тебя обо всех его тонкостях, вызнанных через опыт, испытанных звездным измерением и своим устремлением.

Севернее того просека 2542 находятся лишь южный Хумайс, потом северный, это две скалы с утесами у оросительных каналов Джидды. От них к северу Рахл 2543, затем Джафн, южнее которого виден Маджра-зиб 2544, после Мугриба 2545, около Кабада 2546, за этим отломы Тафья 2547, их пять, потом два отлома, Кубайновы 2548 и 'Али Сарум 2549, за ними Кинани 2550, большая скала у живота Мантаджа 2551, ее северный [край] — три ал-хаш'ат 2552 около Сумаймы 2553, а севернее ее риф Гураб около Гураба; потом Мисмари, это два отлома, соединяющиеся в один, их материковый 2554 [край, обращенный] к югу, — соединение 'Ади 2555, а меж ними дорога. Вокруг всех этих — мель; от Мисмари до Хумайса не пресекаются мели, лот возле окрестностей Шу'ары получает двадцать три [сажени глубины], от Кишрана же до Мархата — сорок пять: пойми это и обратись к Фарасану, ибо последние в числе [394] важных; ведь мой отец повторял их [посещенье] в мое время, потом я к ним проник, и благополучие мое произошло благодаря речам отца, не сообразно с кормчим после [свершения] воли Всевышнего, Его приговора и предопределения 2556.

Южный мыс Фарасана — меж Джазаном и Шарджей 2557; мористее Фарасана два острова, по имени Кади и Хундусан 2558; Зу Салас и Сасу 2559 мористее тех двух островов, от них на юго-запад; после, мористее Сасу, Большой Джихан, это утес, а между ними твой путь; мористее Джихана Большого — Малый, а меж ними большие суда не проходят; наблюди же их и рассмотри для себя самое спасительное. Они представляют самое мористое из того, что /84v/ есть, за ними в сторону открытого моря и севера только мели и соединения под водой, к югу же от них подводные скалы.

А Маснад 2560 южнее Сасу, и меж ними ясная дорога. От Маснада же на юг — Асма 2561, это утес, на котором деревья и гавань про северный ветер 2562, меж ним и Маснадом для превышающих 2563 кораблей запор, а легким нет. Когда в восемьсот девяностом году в Переселении 2564 мы стали в нем на якорь и хозяин судна с кормчим условились идти впереди между Асма и Маснадом, я с ними не согласился, потому что видел в урджузе своего отца 2565, что между Асма и Маснадом нет пути, от них поблизости. И когда [корабли] удалились друг от друга, их обступили скалы, когда не бывает пути, кроме как по-над двумя саженями [глубины]. Мы посоветовались, и я сказал: «Мое мнение — отправить челн за день до нас». Челн ушел при лоте и встретил воду в две сажени; не быв разнороден 2566, он пошел между Маснадом и Сасу, отыскал дорогу и вернулся к нам на исходе дня. Отцова урджуза была мне в том месте наилучшим из всего его наследства.

Я плыл, согласно ей, по Пестрой Овце от промежутка Маснада и Сасу влево от себя четыре трехчасовки с добрым ветром и проник к Фарасану в конце дня, а устремлялся я по восходу Пестрой Овцы и Летящего [Орла] 2567. Эти острова видишь справа и слева, все они представляют высокие горы, среди последних кое-что [вздымается] из воды, а другое без нее. От Асма же на юг словно бы замкнутые 2568 острова, над ними Высокопоставленная семи с четвертью [пальцев высоты], такие, как Бакил и Хадифа 2569; мой отец — да осеняет его милость Божья! — пересчитал их до [берега] Сайбана и до Камарана. Что же касается островов серединного 2570, то путешественник в них нужды не имеет. Они многочисленны, без счета, малые и большие; когда [395] стараешься внутрь проникнуть, все становятся грязны 2571; поступай же по своему уму.

Обратимся к описанию. Северней Фарасана, подле Хундусана, от него на север и вокруг располагаются острова, на которых крупный рогатый скот, верблюды, пальмы и плодовые [деревья]; еще там двадцать домов; а их гавань просекаема всякими ветрами 2572, со семью тысячами кораблей, возле же этих колодец именем Сухой, из которого черпает тысяча кораблей, он же не иссякает. Если оставишь позади Хундусан, направляясь к востокам, видишь Ба'уду 2573, от него же на восход отрог Зу-л-Малих 2574, от этого на восход Амина с дочерьми, а прибрежье-то материка от них видать. /85r/ Когда же от Хундусана будешь стремиться к северу и открытому морю, перед тобою явится отрог Матхан 2575, а он — крайний остров с севера в сторону моря 2576, и относительно него у побережья 2577 существуют лишь Гураб 2578, его утес и болота. Их восточнее утес Рикбайн 2579, а Хазйан 2580 восточнее этого всего, и Берег 2581 видать с Хазйана, особенно холмы Малого Ущелья 2582. Разве не видишь что, который из кормчих отчаливает от Хамиды 2583 с Куддумалом и плывет в ночи животом Низины к Йемену, тот подает руку открытому морю из опасенья болот Рикбайна с Гурабом, а Хазйан оставляет слева по малости своего познания в отношении моря, тогда как я среди них плавал непрерывные годы. Итак, если поднимешься 2584 от Хамиды ли, Куддумала, Ишары 2585 либо же Вадана 2586 и всякой гавани вблизи того места и это будет в ночи, надлежит, чтобы [кормчий] разбил ночь, после [чего] полночи шел на пешем 2587 судне либо же из этой ночи свершил трехчасовку [морского пути]; когда же будет плыть от времени заката, беды ему нет. Если то, которое он плывет по восходу Лужка 2588, составляет полные полторы трехчасовки, потом этот [восход] меняешь — одна трехчасовка — на Двух Ослов 2589, видишь Хазйан, или гору Фиран 2590, это горный остров, вокруг которого вода высока; видя его издали, не страшись около. Он по величине меньше Сайбана. Пеший корабль идет от Куддумала до него две трехчасовки с четвертью. Завидев его, плыви по Скорпиону 2591, пока не свернешь с берега, ибо все это побережье грязно. Еще остерегайся врываться к этому брегу, ибо он срезает [судно]; рассмотри его, особенно при луне, и плыви в виду его по Скорпиону с Двумя Ослами до мыса Михлак 2592 [на материке] полторы трехчасовки. Когда же будешь разлучаться с промежутком Лужка со Двумя Ослами 2593 в едином устремленье 2594 от Хамиды и к ней примыкающего, [то это] в то время, как Хазйан виден от тебя справа и Шура' 2595 справа, а Михлак слева; поэтому [путь] оттуда — Лужок и Два Осла. [396]

Если оставишь позади Джазан слева, Амину же с ее дочерьми справа, также и 'Ахбар 2596, оборот 2597 обращается к пределам Лухайи 2598, весь по Полюсу и закату Ноши 2599. Это уровень побережных кормчих, не уровень наставников. Амину с дочерьми наблюдающий видит с гор Са'ды 2600, ибо они принадлежат к плоскогорьям йеменских Тихам, как сказал поэт:

/85v/ В Тихаме — наше зимовье, плоскогорье — летовье, а Наджран — дол, который идет под осень 2601.

Здесь в «плоскогорье» подразумеваются Са'да и то, что к ней примыкает; «Тихамы» этого — Джазан и с ним смежное, а Наджран их восточней. Плотина Ма'риба 2602 от него на северо-восток, Джауф 2603 вблизи нее, что же касается Пустой Четверти 2604, она восточнее этого всего.

Обратимся к прежнему рассуждению об отроге Зу-л-Матхан, который является последним в климате Фарасана с севера. Когда от него отплывешь шесть трехчасовок либо же пять, следуя направлению заката Верблюдицы со Щеголем 2605, и видишь под водою рифы, то это рифы Раздельцевых [островов]; подле них вода десять-пятнадцать [саженей глубины], меньше и больше, воды же свободной [от рифов] меж ними нет совсем. А 'Усман из Джазана — это кормчий, бывший в той земле знаменит, — мне поведал, что среди них есть часть свободных [вод], о которой мною не слыхано от другого, ни от отца, ни от моряков — моих современников из числа вождей, кормчих Горы 2606 и Йемена. Молвлю тебе это, а меч принадлежит способному разить им; ведь это ремесло дыряво, его слабости да изъян обильны.

Итак, когда, прибывая из Йемена либо же с моря, увидишь эти рифы, они там многочисленны. Еще видишь два острова из числа названных Раздельцевыми, среди них один — Хуруми-мабни 2607; об этом я уже давно сочинил писание (Познание наделения властью) 2608 и в нем объяснил прозвание этих двух островов. Еще я в нем описал все отчалы, принадлежащие берегу Арабов, берегу Фарасана и всякой местности. Потом его увидали наставники в припасе Хасана из Махаяма 2609 и других, а не знали этих островов ни они, ни их кормчие, поэтому [они] руководились этим [сочинением].

Около же которого этот Хуруми, то остров Кад вакуфф 2610; у него есть в мысе скала, другая восточней. А Муркит и Самир со своим утесом от них на расстоянии трех трехчасовок с трубой 2611 и по Восходу 2612. Не следуй этою дорогой, если пожелаешь [397] берега, ибо ее болота обильны, а спустись от них к югу; если же тебя станет мучить ветер азъяб, поднимись к северу, ибо Самир со своим утесом и Муркит — у Тайсайна 2613, а Б.р.к. 2614, /86r/ Нухуд 2615 и Тамашик 2616 находятся при 'Амике 2617 и Умм Хуркайн. Поэтому всецело остерегись этих мест во время опоры.

Над Раздельцевыми [островами] Высокопоставленная имеет ровно восемь [пальцев высоты]. Когда от Раздельцевых отпустишь [судно], стремясь к северу, и северный ветер тебя отбросит, прислонись к ним на заре дня, чтобы успеть прочно привязаться. Привяжи, пока не полегчает северный ветер, а в открытое море возвращайся тоже на заре дня, ибо острова от Раздельцевых до моря Утесов строчены: сначала после Раздельцевых три утеса, которые называют Джумас 2618, это песок; от них на север, в сторону открытого моря, большой остров, песок, именем Улица, на нем строенье, стоящее в наши дни, мы видим его подобным пехотинцам в строю 2619; у южного [берега] этого [острова] долгая скала, в ней котловина; а риф той скалы далек, около него к северу рифы, у которых вода десять саженей [глубины], зовется он отмели Маррин 2620, находится у взморий Девичьей горы в сторону юга. Над ними Высокопоставленная имеет восемь с четвертью [пальцев высоты].

А скала 'Исы от них к открытому морю и югу. Всецело остерегайся ее в ночи, потому что это скала скрытая, которую не разбивает волна.

В восемьсот девяностом году от Переселения 2621, посередь ночи, на нее сел корабль Мухаммада сына Мара'и Александрийца 2622. Он бросил управление, и его от нее избавило лишь после того, как он выступил против тех [скалистых] соединений, что подходят к скале. [Люди этого судна] наскочили на ту [скалу], про нее не зная, я же ее узнал благодаря тому, что мне описали, через ту белизну 2623, которая южнее ее. Несколько раз я над нею господствовал благодаря [точным] звездной мере и устремлению корабля: к этой [скале] я подхожу на половину трехчасовки либо четверть 2624.

Северней ее, в сторону берега Арабов, остров, который зовут Ма'сийа 2625. Утес Мадаввар 2626 клонится от них к тому берегу; за ним на север, далеко от него — наблюдатель их не видит — четыре острова, именем Хавм 2627, это зовется также морем Аллум 2628; Аллум — название южного из них, подобно тому как море Данак 2629 — северный и наподобие того, как говорят: море Продавцов Сладостей 2630, море Утесов и море Фарасана; а это море Аллум, этот же равно 2631 мористее Девичьей горы.

Севернее их утес Абладж 2632, от него же на север долгая скала, [398] это скала Хайл 2633. Дуриш 2634 относительно нее немного в сторону открытого моря, а его северный мыс близок скале Камари; меж ними не простор, а технина 2635, и подле того места погибли многие корабли. А у /86v/ западного [края] помянутого Дуриша скала Халийя 2636, она клонится к северу; ее севернее Две Скалы 2637; от них показывается самолично Абладж, а его признак — берег с юга, малый, тесный, в мысе которого скала от заката, удаленная в открытое море на своем юге, зовется она скала Яхъи 2638, это скала большая. За нею Две Скалы, затем Масбака 2639, потом Шика 2640. Эти острова — самое мористое из того, что есть, их мористее нет островов; их видит тот путешественник, который терпит качку либо же у кого сонливый наставник: когда его будет влечь грудь — а он от Джидды во грудях ставит левую, — он во время качки будет клониться на одну из двух грудей [, и его снесет в море]. Шика — остров песчаный; от него на закат ему далекая мель, меж ними дорога; там Высокопоставленная — девять [пальцев высоты] без трети.

Мы в Семерочной урджузе поведали все звездные меры, соответственные этим берегам, улучшенные, исправленные, ничего не покидая. А мой отец — да осеняют его милость и прощение Божье! — их помянул с пятью путями открытого моря, берега Неарабов, берега Арабов и средин между островами, не оставляя ни скалы, ни острова без того, чтобы их не упомянуть, а несмотря на это, он заключил свою урджузу 2641 нанизью:

Бумага и чернила вышли, а числа 2642 не дошли до десятка.

Дело в том, что море арабской Клисмы самое болотистое из морей мира, тогда как люди им следуют чаще, нежели другими морями, ради Давней Обители и паломничества к Пророку — да благословит и сохранит его Бог! — и ради пропитания; а увоз и привоз пищи существуют потому, что Хиджаз бесплоден, пищей скуден, тогда как у него сбоку зеленеющий Йемен, откуда из года в год не пресекается путь, справляющий осень по осени Абиссинии с Индией, в зиму же ему достается дождь берега Арабов, поэтому на нем всегда ветерок. А в Хиджазе постоянна засуха, ибо из зимнего дождя ему выпадает лишь малость, а дождь абиссинский с западным ветром из-за шири Абиссинии его не видит.

Обратимся к прежнему рассуждению. Когда придешь к Высокопоставленной девяти [пальцев высоты] без трети, это предел [399] морю Продавцов Сладостей с севера; а Оросительным Каналам 2643 от юга рубеж — утес Куср 2644. Что касается Зу Шаджиха 2645, Наджды 2646 и Шика у Продавцов Сладостей, то им грань — Высокопоставленная девяти [пальцев высоты] без трети. Когда к ним придешь, после того Зу Шаджих увидишь у материка, а Шика от Зу Шаджиха немного клонится /87r/ к открытому морю, тогда как Зу Шаджих от этого острова и от вышеупомянутого 2647 лежит в сторону материка и севера. На Зу Шаджихе десять могил от поры предтеч. От него на закат Падающего [Орла] 2648 зеленый риф, у которого вода зеленеет 2649, зовется он 'Абура 2650; при нем отлом Бариди 2651, клонящийся от него немного к материку, сюда стремятся вникнуть и бросить [якорь] большие челны, а также корабли при зефире и знающем кормчем; если же будет во время азъяба или северного ветра, это песок. А Наджда отсюда к северу и открытому морю; когда будешь на большом судне между Надждой и началом Данака, все это видишь.

А Такшиф 2652 с утесом Куср к северу раскалываются, и материк ставит предел одному от другого 2653. После Такшифа — Дахахин 2654, это утес, а тот — утес Такшиф; с них видать скалу Зукар 2655, подле нее утес. Их бережней 2656 болота Умм Дахраш 2657, скала Джар 2658 и другие из числа того, чего не счесть-перечесть. Еще у берега — а на юге вдали — возвышаются, до соседства со скалами Дайли 2659, большие скалы, одна от другой далекие. Умм Дахраш в срединной строке 2660 тянутся на север до близости к отломам Ибн Са'ид 2661, до того белого 2662, что возле животика 2663 северного Данака 2664.

Всецело остерегись, если удаляешься от северного [края] утеса скалы Зукар и материка [напротив], — смутишься болотами; от них отдаляйся и пристань к Хабире 2665, затем к Хабиру 2666, потом к берегу Умм Ма'ин 2667: это малый отлом, а подле него отрог, черный камень, подобный человеку, между же ними дорога. Потом, от них на север, северный Данак, а это большой остров, на нем деревья. Когда его, если [за собой] скрывать будешь, скроешь, видишь море Утесов. Вокруг северного Данака четыре скалы, меж ними и ним дорога, этим же четырем имена — Матхан 2668, Карн 2669, Кибла 2670, ... 2671. Когда их оставишь позади, придешь ко Матате, а Джадира — она мористей; примета Мататы: у нее с севера и открытого моря по соседству скала. За ними Пристань с утесом; средь ее утеса мой отец привык привязывать [свое судно], ибо тот утес продолговат и представляет вершину просека, а севернее его нет ничего; поэтому большая часть людей той поры его звала утес [400] Маджида, сего да осеняют милость и прощение Божье! Именно на нем в отличие от всех этих утесов есть деревья. Эти четверо противостоят друг другу как ножки кровати 2672, и плаватель плавает между ними к какому-нибудь из них. /87v/ От них на север южный Хумайс 2673, на расстоянии четырех трехчасовок по закату Щеголя 2674. Между ними и просеком Сумар в сторону материка не встречается ничего. А над Хумайсом Четырехугольник, звезда к воде ближняя 2675, во время самостоятельности Лающего имеет пять тесных [пальцев высоты], а над теми четырьмя утесами — пять с половиной; достоверна, испытанна и этою мерой избавила от всех измерений, ведь я ее мерил, бьясь об заклад, мерил, привязывая [судно] возле этих [пристаней], и, по-моему, она не разноречила.

Когда причалишь около этих утесов, не будь сонлив, а следи ветры в ночи. Как будет легок северный ветер, развяжи свои канаты и выходи в открытое море, ибо все эти [утесы] грязны [у берегов]: прилив во время легкости северного ветра не бросит тебя об остров. Когда возле него привязываешь [судно], твой канаты не перестают тереться в его носу 2676, поэтому, когда причаливаешь, береги свои канаты и нос корабля и, когда ослабнут, развяжи их часть. Если же прилив против тех [утесов] силен, крут, течет к северу во время отметы ста восьмидесятых — ста семидесятых [дней Нового года] и к ним близящегося, все это будет по твоему желанию. Всецело остерегайся и полностью усердствуй, чтобы [судно] не опиралось через Высокопоставленный ветер 2677, когда те утесы имеешь справа, — тебя уловит Безопасная скала, ибо она идет: Высокопоставленная — Лужок 2678, а опора на этот просек трудна, ибо он подобен чану: южнее тебя, в сторону материка, окажутся отлом Карш, после отлом Самдан, Две же Скалы и Муштабак 2679 южнее их и отломов 'Уджм 2680; над этим Абу-л-Фанадир, а над ними Безопасная скала; потом отлом Занбайских [гряд], затем Утесы; а севернее тебя, в сторону материка, находятся отломы 'Ушра, после отломы Мархат, затем от них к северу, в сторону моря, отломы Сахл, их северней, в сторону моря, соединения Ри'м, их северней, в сторону моря, Хумайс, к северу и материку, раздробленный; а отлом Наванский — во главе соединений Ри'м от севера. Как же тому, от кого на север будут эти, а на юг те, опереться на этот просек, особенно при крутом ветре и непогоде? Ведь он — невероятная пещера, и, если среди него испытывать будешь, благоразумствуй.

Вот те острова и морские скалы от берега Арабов, при которых поскальзываются путешественники. Мы их помянули, [401] потому что путник проходит мимо них и к ним стремится ради опоры, а не к берегу Неарабов, из-за того, что последний поутру и ввечеру противен твердому [ветру] 2681.

Что касается островов берега Неарабов, первый из них с юга Мукайдих, Высокопоставленная семи [пальцев высоты]; севернее его Авкан и Махлакан с их стоянками; затем Тамаркус 2682, a собиратели дров и Византийские раскалываются к Долу. Когда от собирателей дров отпустишь [судно] на день и ночь, менее либо же /88r/ более, это все низина, пред тобою является не кто иной, как Нижние [острова]. В некотором году я вследствие северного ветра испытывал качку шестнадцать суток, видя горы Низины берега Неарабов 2683, а когда присоединился к земле Арабов 2684, на большом судне увидел скалу 'Исы с теми островами, что возле нее, не причаливая, пока не подобрел ветер азъяб. А будучи в соседстве со Змеиным Долом, я поднимался по Высокопоставленной почти ночь, потом, не разлучаясь с этим устремлением, вижу не что иное, как горы Джидды 2685. Против меня бил северный ветер, и я не расставался с грудью. Идя по восходу Катафалка и Тельцов 2686 при северном приливе, я пришел пред скалу Бум 2687, она же подле мыса Каххаз 2688, северного мыса Джидды, и вступил [в гавань] через северный вход.

Когда пройдешь Нижние, видишь острова берега Неарабов; по мере того как скрывается один остров, видишь другой — до Бар-Мусы Малого, потом Большого 2689, затем вышепомянутого Джадира 2690. Их все помянул мой отец — да осеняют его милость и прощение Божье! — вместе с несколькими [другими] островами. А за Джадиром лишь горы 'Айраба 2691, это высокие горы около побережья, у которых нет ни островов, ни скал, кроме скалы Барр 2692 возле побережья.

Я вкратце изложил эту долю про это море вместе с другим из числа десяти долей 2693, чтобы тем человек повысился до другого [и] страшась удлиненья книги, ее стиранья и тягости для чтеца и писца. Мы в одной из нанизей молвили:

Когда я убеждаюсь, [что] что-то исчерпано, то прекращаю доступ к нему поводьям толкованья и пера.

Мы кратко заключили эту книгу в восемьсот девяносто пятом году 2694 моим словом: завещаю вам страх Божий, скупость речи, краткость сна, скудость пищи. Просим у Бога прощения за нераденье, излишнее и недосказанное.

Исполнилась книга через прославленье Всевышнего, Его [402] помощь и содействие, а названа она Книгой польз об основах и правилах науки моря. Это было в благословенное воскресенье семнадцатого раби'-второго девятьсот восемьдесят четвертого года 2695.

Бог да содеет исход наш благоприятным, а в Боге помощь. Слава Богу, Господу миров. Бог да благословит и спасет нашего господина Мухаммада, его род и всех сотоварищей.

(пер. Шумовского Т. А.)
Текст воспроизведен по изданию: Ахмад Ибн Маджид. Книга польз об основах и правилах морской науки: Арабская морская энциклопедия XV в. М. Наука. 1985

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.