Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

АБУ ХАЙЙАН АТ-ТАУХИДИ

КНИГА УСЛАДЫ И РАЗВЛЕЧЕНИЯ

КИТАБ АЛ-ИМТА' ВА-Л-МУАНАСА

АБУ ХАЙЙАН АТ-ТАУХИДИ ОБ АРАБАХ И ПЕРСАХ

Предлагаемый читателю в русском переводе отрывок из «Книги услады и развлечения» известного арабского литератора Абу Хаййана ат-Таухиди (ум. ок. 414/1023) 1 посвящен обсуждению сравнительных достоинств арабов и персов. Этот текст представляет интерес как историческое свидетельство, позволяющее ощутить психологический климат далекой от нас эпохи и уловить некоторые тенденции, сыгравшие свою роль в придании арабо-мусульманской культуре ее неповторимого облика.

Контакты арабов с персами ко времени возникновения ислама имели долгую историю. Арабы-набатейцы 2 участвовали во многих походах ахеменидских царей Персии 3. Однако в первые века нашей эры арабы Центральной и Северной Аравии, находившиеся как бы на периферии культурной ойкумены, лишь изредка имели отношение к крупным историческим событиям древнего мира 4. Связи арабов с персами оживились в эпоху соперничества между Византией и Сасанидским Ираном, непосредственно предшествующую исламу. В северных пограничных областях возникают арабские княжества: одно — вассал Византии (Гассаниды в Сирии), другое — вассал Ирана (Лахмиды в южном Ираке со столицей в Хире). Отношения Лахмидов и союзных с ними арабских племен с Ираном были далеки от идеальных и отнюдь не похожи на дружбу набатейцев с ахеменидскими царями; в них вызревала будущая рознь. Персы смотрели на арабов как на варваров 5; арабы видели в персах воплощение земного могущества, тех благ и той роскоши, которые несет с собой цивилизация, но одновременно имели «обыкновение гордиться своим благородством перед персами» 6. В конце концов Хосров Парвиз (591-628) положил конец независимости Лахмидов, казнив последнего правителя Хиры — ан-Нумана ибн ал-Мунзира (уб. между 602 и 607) 7. Это событие [70] повлекло за собой битву при Зу Каре, в которой арабы наголову разбили персидский отряд. День Зу Кара стал для арабов символом начала нового этапа взаимоотношений с персами 8. Меньше чем через 30 лет, в 636 г., арабы, уже под знаменами ислама, нанесли решающее поражение персам при ал-Кадисиййе, а в 651 г. в Мерве был убит последний сасанид Ездигерд. Могучая династия была сокрушена удивительно легко, и бывшие вассалы стали новыми господами.

В период правления первой арабской династии, Омейядов (661-750), персы были оттеснены на второй план 9. В среде новообращенных мусульман неарабского, прежде всего персидского, происхождения зрело недовольство своим положением. Опираясь на поддержку населения Ирака, Ирана и Мавераннахра (Средней Азии), Аббасиды смогли свергнуть Омейядов и утвердить свою власть в халифате. С этого момента начинается и быстрый рост политического 11 и культурного 12 влияния жителей восточных провинций в мусульманском обществе.

Пика своего политического могущества персы достигли в X в., когда при сохранении номинальной власти аббассидских халифов в халифате доминировали две династии иранского происхождения: Буиды, правившие в Ираке и Западном Иране (932-1055), и Саманиды — в Хорасане н Мавераннахре (900-1005). Обе соперничавшие династии стремились возвести свое происхождение к Сасанидам, ; однако в культурном отношении они занимали разные позиции: Саманиды способствовали развитию иранского самосознания, Буиды более тяготели к «арабской партии».

В том же X в. особую остроту приобрело и арабо-персидскос соперничество, придававшее динамизм и напряжение внутренней истории халифата на протяжении предыдущих столетий. Каждая из сторон, претендуя на первенство, объективно имела основания для гордости. Персы, помимо былой славы и могущества, немало сделали и после принятия ислама. Арабы создали могучую державу, ; в рамках которой возникла новая культурная общность средневековья — мусульманский мир 13. Столкувшись в результате завоеваний с народами, стоявшими на более высокой ступени цивилизации, арабы-кочевники сумели, как это ни парадоксально, подчинить их своему культурному влиянию, передать им свою [71] религию, свой язык. В результате средневековая мусульманская культура, в создании которой участвовали не только арабы, осталась тем не менее арабо-мусульманской. неся на себе неизгладимый отпечаток арабского происхождения 14.

Текст, который содержит настоящая публикация, представляет собой запись беседы между автором и вазиром одного из буидских правителей Абу Абдаллахом ибн Сааданом (ум. 986) 15. Автор занимает отчетливую проарабскую позицию, а его заочным оппонентом выступает саманидский вазир ал-Джайхани. Текст Абу Хаййана и не дошедшая до нас книга ал-Джайхани, с которой он полемизирует, далеко не единственные, трактующие данную проблему. В частности, уже Джахиз (ум. 868) включил в свою «Книгу ясности и изъяснения» ответ на нападки персов на арабов 16, отдельные доводы которого перекликаются с аргументами ат-Таухиди. Вообще аргументация Абу Хаййана отражает не столько его индивидуальные взгляды, сколько ту основу самосознания арабов, те духовные ценности, опора на которые позволила им отстоять свою культурную и языковую самостоятельность и утвердить свой престиж в мусульманском мире 17.

Если суммировать разбросанные по тексту высказывания о том, что, по мнению арабов, давало им право считать себя выше других народов, то ответ Абу-Хаййана будет следующим: их природный разум и врожденное нравственное чутье, их естественное красноречие, воплощенное в самом совершенном из всех известных языков, и, наконец, нисполанное им на этом языке откровение, которое возвестил Мухаммад, — «печать пророков» 18.

В основе аргументации Абу Хаййана лежит продуманная историческая концепция, которая в отдельных моментах перекликается с историософским учением Ибн Халдуна (ум. 1406). Это и убеждение в нравственном превосходстве кочевников над оседлым населением и, идея движения истории, когда народы поочередно выходят на первый план и становятся лидерами цивилизованного мира 19. Далее, при том, что в тексте упоминается много народов и народностей, внимание автора [72] направлено исключительно на четырех из них: арабов, ромеев (византийцев), персов и индийцев 20. Представляют интерес для историков информация о взглядах Ибн ал-Мукаффы и ал-Джайхани, не дублирующаяся в других источниках, а также приводимый ат-Таухиди перечень ярмарок доисламских арабов, один из наиболее полных в арабской исторической литературе.

Перевод с арабского, вступление и комментарий Д. В. Фролова


Комментарии

1. Сведения об авторе, а также о структуре и проблематике памятника см.: Абу Хаййан ат-Таухиди. Книга услады и развлечения. Шестая глава. Перевод с арабского, вступление и комментарий Д. В. Фролова. — «Народы Азии и Африки». 1984, № 5, с. 100-110 (далее — НАА).

2. Набатейское царство существовало начиная с VI в. до н. э. на территории современной Иордании и части Сирии. Его столица, Петра, была важным перевалочным пунктом на караванном пути из Южной Аравии в Средиземноморье. В 106 г. н. э. Набатейское царство утратило независимость и было включено императором Траяном в состав Римской империи. По языку и происхождению набатейцы были арабами.

3. Арабская верблюжья конница помогла Киру выиграть решающую битву с Крезом (Геродот. История. Л., 1972, I : 80); арабы способствовали победе Камбиса над египтянами, обеспечив ему безопасный проход через пустыню (там же, III: 4, 7-9). По свидетельству того же Геродота, арабы были в те времена не подданными, а друзьями персидских царей и не платили дань, хотя посылали дары.

4. Можно упомянуть героическую попытку пальмирской царицы Зенобии бросить вызов Римской империи в III в. н. э., а также то, что Аравия дала одного из римских императоров, Филиппа Аравитянина.

5. См., например: Жизнь и подвиги Антары. М., 1968, с. 169; ср. также в «Книге песен»: «Хосрою особенно нравится, когда арабы много едят. Он считает, что араб ничего не стоит, если он не прожорлив и не жаден…» (Абу-ль-Фарадж аль-Исфахани. Книга песен. М., 1980, с. 36).

6. Абу-л-Фарадж алъ-Исфахани. Указ. соч., с. 45.

7. См.: подробно: Табари. Тарих ар-русул ва-л-мулук (История пророков и царей). Т. 2. Каир, 1968, с. 193—306. См. также: Абу-лъ-Фарадж алъ-Исфахани. Указ. соч., с. 34-48.

8. Зу Кар — водный источник близ Куфы на юге Ирака. Поводом для битвы послужила ; тяжба Хосрова Парвиза с арабским племенем бакр за наследство ан-Нучана ибн ал-Мунзнира. Персам, на стороне которых были некоторые арабские племена, в частности таглиб, противостояло племя бакр. В сражении, которое произошло между 604 и 611 гг., участвовали сравнительно небольшие силы: около 3 тыс. бакритов и 2 тыс. персов. Однако исторический резонанс его был огромен. Существует предание (хадис) о том, что пророк Мухаммад, когда до него дошли вести о победе, сказал: «Это первый день, когда арабы рассчитались с персами, и я был им помощником». См.: The Encyclopaedia of Islam, ст. «Dhu Kar»: R. A. Nickolson. A Literary History of the Arabs. Cambridge, 1969, p. 69—70.

9. Однако и в этот период роль персидского элемента в государственном аппарате была значительной, так как арабы, не имевшие навыка управления большой империей, вынуждены были сохранить сасапидскую администрацию на завоеванных территориях. Только при халифе Абд ал-Малике (685-705) арабский язык был введен как обязательный государственный язык и произведена некоторая арабизация управленческого аппарата.

10. Решающую роль сыграло восстание в Хорасане, которое возглавил перс Абу Муслим, предательски убитый в 755 г. по приказу халифа ал-Мансура (754-775).

11. Практически с воцарения Аббасидов на протяжении полувека, включая большую часть правления Харуна ар-Рашида (786-809), дела в империи вершила знаменитая династия Базаров персидского происхождения — Бармекиды. Причины внезапного падения Бармекидов (803), поразившего умы современников, до сих пор остаются неясными. «Восточной» ориентации придерживался н сын Харуна ap-Рашида халиф ал-Мамун (813-833), культурная деятельность которого сыграла большую роль в проникновении в халифат эллинистической пауки.

12. Так, в первый век правления Аббасидов (750-846) из 45 наиболее видных представителей арабской науки и литературы 30 человек были, согласно подсчетам Э. Брауна, по происхождению иранцами (см.: Е. Browne. A Literary History of Persia Vol. 1. L.. 1925, p. 275-278). Среди них создатель арабской грамматики Сибавайх (ум. 796 или 801), поэты Абу Нувас (ум. 813), Башшар ибн Бурд (ум. 783), основоположник арабоязычной прозы Иби ал-Мукаффа (ум. 760) и др. Ибн Халдун (ум. 1406) включил в свое знаменитое «Введение» специальную главу — «О том, что деятели науки в исламе в основном персы», где писал: «Достойно удивления, что большинство деятелей науки в исламской вере — персы, как в области наук Закона, так и в области наук разума…А ведь вера — арабская и законодатель в ней — араб». См.: Ибн Халдун. Мукаддима. Бейрут, [б. г.], с. 543.

13. См.: В. В. Бартольд. Сочинения. Т. 6. М., 1966, с. 207-253.

14. Пожалуй, арабы — это единственное исключение из общего правила, которое знает история. Обычно кочевники, завоевав оседлые народы, попадали под их влияние и покоренные культурно ассимилировали завоевателей.

15. См.: НАА. 1984, № 5, с. 104, примеч. 25.

16. См.: ал-Джахиз. Китаб ал-байан ва-т-табийин (Книга ясности и изъяснения). Т. 1. Каир — Багдад 1960, с. 370-388; т. 3, 1960, с. 5-112. Как явствует из самого текста, еще до него эту проблему обсуждал и Абдаллах ибн ал-Мукаффа (НАА. 1984, № 5, с. 106-107). Среди авторов сочинений, содержащих нападки на арабов, упоминается Абу Убайда (ум. 825), среди защитников арабов — Ибн Кутайба (ум. 889). Этот список можно было бы продолжить.

17. Индивидуальны «адабная» оболочка, в которую Абу Хаййан помещает полемический трактат (о понятии адаб см.: НАЛ. 1984, № 5, с. 100-101,) а также мастерство «диалектики спора» (ал-джадал), с которым ат-Таухиди отстаивает свои взгляды и опровергает взгляды оппонента. Тут и умело подобранные ссылки на авторитеты (примечательно, что Абу Хаййан доказывает превосходство арабов, ссылаясь почти исключительно на персов: Ибн ал-Мукаффу, Абу Муслима. Псхака ал-Маусили, Абу Сулаймана ал-Мантики, Абу Xамида ал-Марваррузи), и теоретические рассуждения, представляющие самостоятельный интерес, и выявление противоречий в доводах соперника, и вскрытие их несостоятельности путем доведения до абсурда, и т. д. Так, Абу Хаййан нащупывает наиболее уязвимое место в прошлом персов с точки зрения современников. Как писал акад. В. В. Бартольд, под влиянием ислама «прекратились также одобрявшиеся прежде религией кровосмесительные браки отца с дочерью, сына с матерью, брата с сестрой. Вопреки фактам, персы..уже в средние века…упорно старались доказать, что в Персии и до ислама никогда не было…кровосмесительных браков» (см.: В. В. Бартольд. Сочинения. Т. 6, с. 174). Подметив, что его оппонент, говоря о культурных достижениях персов, называет греческие книги, ат-Таухиди тут же наносит удар по его претензии выступать от имени всех неарабов (ал-аджам), напоминая о греко-персидском соперничестве и вызывая в памяти характеристику, данную персам Ибн ал-Мукаффон (НАЛ. 1984, № 5, с. 106), которая удивительным образом перекликается с Геродотом: «Персы более всех склонны к заимствованию чужеземных обычаев» (см.: Геродот. I : 134).

18. Абу Хаййан, однако, не был бы одним из самых тонких писателей на арабском языке, если бы ограничился этим. Не прямо, а от имени своего учителя Абу Сулаймана он добавляет: «Если бы их (арабов. — Д. Ф.) рассудительность не уступала их чутью, они были бы совершенством. Однако совершенство ни им. ни другим народам недоступно».

19. Отметим, однако, одно существенное различие. У Ибн Халдуна понятие асабиййа — «чувство солидарности, основанное на кровной связи» — выступает как положительное, как основная движущая сила истории, ибо она заставляет народы стремиться занять достойное место. У Абу Хаййана это понятие имеет отрицательный смысл, так как при оценке и сравнении народов, асабиййа оборачивается предвзятостью, мешающей объективному подходу.

20. Именно три последних и составляли тот культурный универсум, с которым столкнулись арабы – завоеватели, выйдя за пределы Аравийского полуострова. Самые разные авторы почти дословно повторяют утверждение Абу Хаййана (НАА.1984, № 5, с.106). Так, Джахиз выделяет те же четыре народа как «обладающие моралью (ахлак), вежеством (адаб), мудростью (хикам) и знанием (илм)» (см.: ал-Джахиз. Указ. соч., с. 384). Через 300 лет после Джахиза и более чем через 100 лет после Абу Хаййана, перечисляя различные принципы «разделения населения мира», аш-Шахрастани (ум. 1153) говорит о выделении четырех «больших» народов, как о чем-то общепринятом и общеизвестном (см.: ал-Шахрастани. Книга о религиях и сектах. Перевод с арабского, введение и комментарий С. М. Прозорова. М., 1984, с. 27).

Текст воспроизведен по изданию: Абу Хайан ат-Таухиди об арабах и персах // Народы Азии и Африки, № 4. 1985

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.