Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

АБУ ЙУСУФ

КНИГА О ХАРАДЖЕ

КИТАБ АЛ-ХАРАДЖ

“Китаб ал-харадж” Абу Йусуфа (ум. 798) — один из ранних, дошедших до нас источников по социально-экономической истории раннего халифата.

Работа Абу Йусуфа стала предметом изучения востоковедов с начала XX в. Но как источник по вопросам собственности на землю в халифате среди востоковедов она не смогла приобрести авторитет из-за их увлечения по этим вопросам трудом ал-Маварди. Работа последнего была введена в научный оборот сравнительно рано — в середине прошлого века — и стала главным источником по вопросам собственности на землю в признанных работах востоковедов Вормса, Берхема и др.

В последнее время интерес к труду Абу Йусуфа значительно возрос и среди советских востоковедов.

В этом труде Абу Йусуф приводит сведения социально-экономического характера, подытоживая результаты определенной эпохи в развитии общества халифата. Он, как и много других авторов книг о харадже, написал ее в практических целях — для руководства при взимании налогов.

Целевая установка этой работы исключает того, чтобы ее автор руководствовался спекулятивным методом при ее написании. Он должен был считаться с происходившими в жизни халифата сдвигами. Эти сдвиги в области налоговой системы выражались в том, что государство с целью увеличения степени эксплуатации завоеванных народов заменяло принцип обложения фиксированным налогом, предусмотренным договорами времен завоевания арабами соседних стран, принципом обложения по платежеспособности. В теории права этот сдвиг означал, что земля, подлежавшая обложению по платежеспособности, у законоведов рассматривалась в качестве земли, завоеванной посредством оружия независимо от характера ее фактического завоевания.

Абу Йусуф, поддерживая политику государства, считает вопреки историческим фактам, что такова была его налоговая политика и в ходе самих завоеваний. Но приводимые им факты часто противоречат его же собственной концепции.

Особенно примечательно то обстоятельство, что Абу Йусуф так поступает в отношении налогового, а не правового статуса завоеванных арабскими войсками земель, в том числе и земель, которые он относит к землям, завоеванным посредством оружия, считая их мулком завоеванных народов.

Переведено по: Китаб ал-харадж, Каир, 1352 г. х., изд. третье.


Абу Йусуф сказал: Что касается того, о чем ты меня спрашивал, повелитель верующих (Абу Йусуф имеет в виду халифа Харун ар-Рашида), относительно раздела добычи, захваченной у врага, и о том, как производить этот раздел, то Аллах — благословенный он и всевышний — уже ниспослал разъяснение этого в своем писании. В том, что он ниспослал своему посланнику, да [14] благословит его Аллах да приветствует, он говорит: “И знайте, что если вы взяли что-либо в добычу, то Аллаху и посланнику, и родственникам, и сиротам, и бедным, и путнику — пятая часть, если вы уверовали в Аллаха и в то, что мы ниспослали рабу нашему в день различения, в день, когда встретились два сборища. Поистине, Аллах мощен над всякой вещью” (Коран, VIII, 42). Вот это, хотя Аллах об этом знает лучше, относится к тому, что муслимы захватят у войск многобожников, к тому, что они доставят из утвари, оружия, лошадей. Из всего этого выделяется одна пятая часть для тех, кого Аллах — великий он и славный — называет в своем славном писании, а четыре пятых — для войска, захватившего эту добычу: для тех, кто числится в диванах и прочих. Из них всаднику выделяется три доли: две доли для лошади, а одна доля — для него самого, а пешему — одна доля, согласно тому, что сказано в хадисах и преданиях.. При этом не отдают предпочтения одному виду верховых животных перед другими, согласно словам всевышнего в его писании: (“Аллах даровал вам) и коней, и мулов, и ослов, чтобы вы на них ездили и для украшения” (Коран, XVI, 8), и согласно словам всевышнего: “И приготовьте для них, сколько можете, силы и отрядов конницы; ими вы устрашите врага Аллаха и вашего врага” (Коран, VIII, 62). Если арабы говорят: “Эта конница” или “конница сделала”, то под этим они подразумевают не только коня для верховой езды, но и вьючную лошадь. Вообще вьючные лошади сильнее многих коней и более подходящи для всадников.

Таким образом, не наделяется особо одна порода лошади сравнительно с другой, не отдается предпочтение ни сильной лошади перед слабой лошадью, ни храброму человеку в полном вооружении перед трусливым человеком, не имеющим никакого оружия, кроме меча.

Абу Йусуф сказал: Нам сообщил ал-Хасан ибн Али ибн Умара со слов ал-Хакама ибн Утайба со слов Муксама со слов Абдаллаха ибн Аббаса — да будет доволен Аллах этими двумя — о том, что посланник Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — разделил добычу Бадра так: всаднику — две доли, пешему — одна доля.

Сказал: Нам сообщил Кайс ибн ар-Раби'а со слов Мухаммада ибн Али со слов Исхака ибн Абдаллаха со слов Абу Хазима, который сказал: Абу Зурр ал-Гифари — да будет доволен им Аллах всевышний — говорил: Я и мой брат участвовали с посланником Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — в сражении у Хунайна и с нами были наши два коня. Посланник Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — нас наделил шестью долями: четыре — нашим коням, две — нам самим. Мы продали наши доли в Хунайне на два молодых верблюда.

[15] Абу Йусуф сказал: Первейший из факихов Абу Ханифа — да благословит его Аллах всевышний — бывало говорил: Человеку — доля и коню — доля. Он говорил: Животное не имеет превосходства над человеком-муслимом, аргументируя свою точку зрения тем, что он нам рассказывал со слов Закарийа ибн ал-Хариса со слов ал-Мунзира ибн Абу Хумиса ал-Хамдани, а именно: Один из наместников Умара ибн ал-Хаттаба — да будет доволен им Аллах — в одной местности Сирии дал на коня одну долю и на человека одну долю. Умару — да будет доволен им Аллах — подали жалобу по этому делу, но он одобрил и признал законным поступок своего наместника. Абу Ханифа придерживался этого хадиса и уделял на коня одну долю и на человека — одну долю.

Но хадисов и преданий, утверждающих, что коню положено две доли, а человеку — одна доля, больше, они заслуживают больше доверия и большинство стоит на этом. Так поступали не из-за предпочтения коня человеку, если бы это было так, то тогда не следовало бы выделить и коню, и человеку одинаковую долю, ибо выходит, что в таких случаях животное приравнивают к человеку-муслиму, Так поступают потому, что снаряжение одного человека превосходит снаряжение другого, и для того, чтобы люди были заинтересованы выходить на конях в сражении на пути Аллаха. Разве не видишь, что доля коня отдается его владельцу, а не дается коню помимо его владельца. Добровольно отправляющиеся, в поход и воин, занесенный в диван, при разделе добычи равны. Так, бери в руководство, повелитель верующих, то из двух мнений, какое ты считаешь подходящим, и делай то, что ты считаешь, предпочтительным и лучшим для мусульман, ибо это тебе, с соизволения Аллаха всевышнего, дозволено, но я не считаю правильным, чтобы ты выделил одному человеку-всаднику долю больше, чем на двух лошадей.

Сказал: Нам сообщил Йахйа ибн Са'ид со слов ал-Хасана о человеке, который участвовал в походе, имея несколько лошадей. Сказал: Не было уделено ему при разделе добычи доли больше, чем на двух лошадей.

Сказал: Нам сообщил Мухаммад ибн Исхак со слов Йазида ибн Йазида ибн Джабира со слов Макхула, который говорил: (При разделе добычи) не выделяется доля больше, чем на двух лошадей. Что касается одной пятой части — хумс, которую изымают из добычи, Мухаммад ибн ас-Са'иб ал-Калби сообщил мне со слов Абу Салиха со слов Абдаллаха ибн Аббаса о том, что при жизни посланника Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — ее делили на пять частей: одна доля — Аллаху и посланнику; одна доля — родственникам; три доли — бедным, сиротам, путникам.

Впоследствии Абу Бакр, Умар и Усман — да будет доволен ими Аллах всевышний — делили его на три доли. Доля посланника Аллаха и его родственников отпала, и хумс делили между тремя остальными. Али ибн Абу Талиб — да почтит его лицо Аллах — делил [16] его так же, как делили Абу Бакр, Умар и Усман — да будет доволен ими Аллах.

Нам рассказали об Абдаллахе, сыне Аббаса, да будет доволен ими Аллах, что он говорил: Умар ибн ал-Хаттаб предложил нам, (родственникам посланника), чтобы мы за счет хумса женили наших холостых и платили наши долги. Мы отказались от этого, если только наша доля не была бы передана нам непосредственно, но Умар отказал нам в этом.

Сказал: Мне сообщил Мухаммад ибн Исхак относительно Абу .Джа'фара: Я его спросил: Каково было мнение Али — да почтит его лицо Аллах — относительно хумса? Он ответил: его мнение и мнение его рода о хумсе совпадали, но он не хотел перечить Абу Бакру и Умару — да будет доволен ими Аллах.

Сказал: Нам сообщил Мугира о том, что Ибрахим относительно слов всевышнего “Аллаху принадлежит пятая часть ее” сказал: Аллаху принадлежит всякая вещь, а начальное слово — ключ предложения.

Сказал: Мне сообщил Аш'ас ибн Саввар со слов Абу аз-Зубайра со слов Джабира ибн Абдаллаха о том, что хумс — пятую часть того, что брали в добычу (в сражении) на пути Аллаха, привозили и раздавали по войскам, а когда имущества бывало много, то давали также сиротам, бедным и путникам.

Сказал: Мне сообщил Мухаммад ибн Исхак со слов аз-Зухри со слов Са'ида ибн ал-Мусаййба со слов Джубаира ибн Мут'има о том, что посланник Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — делил долю родственников между бану хашим и бану ал-мутталиб.

Сказал: Мне сообщил Мухаммад ибн Абд ар-Рахман ибн Абу Лайла со слов своего отца, который говорил: Я слышал, как Али — да будет доволен им Аллах — рассказывал: Я (раз) говорю: Посланник Аллаха, не считаешь ли целесообразным, чтобы ты мне передал наше право на пятую часть (добычи) и я распределял ее (непосредственно) пока ты жив, чтобы после тебя ее у нас никто не оспаривал.

Сказал: Посланник Аллаха так и поступил. Сказал: Посланник Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — передал ее, и я распределял ее при его жизни. Затем Абу Бакр — да будет доволен им Аллах — передал ее мне, и я ее распределял при его жизни, после него Умар — да будет доволен им Аллах — передал ее, и я распределял ее при его жизни, пока не настал последний год его жизни.

В том году к нему поступило много имущества, и он отделил от него причитающуюся нам по праву долю. Затем он послал за мной и сказал: Возьми ее и распредели. Я ему отвечаю: Повелитель верующих, в этом году нам она не нужна, а мусульманам она нужна. Отдай им нашу долю в этом году. Потом, после Умара, никто нас не звал получать ее, пока я не занял мое место.

После того как я ушел от Умара — да будет доволен им [17] Ал-лах, — мне встретился ал-Аббас ибн Абд ал-Мутталиб и тот сказал: Али, то, чего ты нас лишил сегодня утром, нам не будет возвращено никогда, вплоть до дня воскресения мертвых.

Сказал: Мне сообщил Мухаммад ибн Исхак со слов аз-Зухри о том, что Наджда написал Ибн Аббасу — да будет доволен им Аллах всевышний — письмо, в котором он просил относительно доли родственников (посланника Аллаха): кому она принадлежит? Ибн Аббас в ответ ему писал: Ты мне писал письмо, в котором ты спрашивал меня относительно доли родственников: кому она принадлежит. Она принадлежит нам. Умар ибн ал-Хаттаб — да будет им доволен Аллах — предложил нам, чтобы за счет ее мы женили наших холостых, платили наши долги и нанимали слуг для наших семейств. Но мы отказались от этого, если только наша доля не была бы передана нам непосредственно, а Умар отказал нам в этом.

Сказал: Мне сообщил Кайс ибн Муслим со слов ал-Хасана ибн Мухаммада ибн ал-Ханафийа: После кончины посланника Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — люди спорили об этих двух долях: доле посланника Аллаха, да будет мир над ним, и доле его родственников. Одни утверждали, что доля посланника принадлежит его преемнику — халифу. Другие говорили: Доля родственников по-прежнему принадлежит родственникам посланника Аллаха — да будет мир над ним. Третьи говорили: Доля родственников принадлежит родственникам его преемника — халифа. Наконец, они сошлись на том, что на эти две доли приобретали оружие и коней.

Сказал: Мне сообщил Ата ибн ас-Са'иб о том, что Умар ибн Абд ал-Азиз посылал долю посланника Аллаха и долю его родственников хашимитам.

Абу Йусуф сказал: Абу Ханифа — до помилует его Аллах всевышний — и большинство наших факихов считают, что халиф должен делить хумс так, как его делили Абу Бакр, Умар, Усман и Али — да будет доволен ими Аллах всевышний. Абу Йусуф сказал: Таким образом делят добычу, состоящую из того, что муслимы захватывают у войск многобожников, и из того, что они доставляют из утвари, скота, оружия и им подобных.

Таким же образом делят и то, что добывают в рудниках: золото, серебро, медь, свинец и железо. Из этого выделяют пятую часть — хумс — будут ли эти рудники на территории арабов и неарабов — и этот хумс расходуют как садака. Пятая часть взимается также с добываемых из моря предметов роскоши и амбры, и ее расходуют как добычу — ганима — сообразно с тем, что говорит Аллах — великий он и славный — в своем писании: '“И знайте, что если вы взяли что-либо в добычу, то Аллаху и посланнику, и родственникам, и сиротам, и бедным, и путнику — пятая часть” (Коран, VIII, 42).

Абу Йусуф сказал: Пятая часть взимается со всего, что добывается из рудников, будь то в большом или малом количестве, если [18] человек добудет из рудника серебра весом меньше 200 дирхемов или золота весом меньше 20 мискалов, то с них все равно взимается пятая часть. Они рассматриваются не как имущество, облагаемое закатом, а как добыча. С руды этих металлов ничего не взимается, а пятая часть взимается с чистого золота, серебра, железа и свинца. Не учитываются также расходы на их добычу, если только эти расходы не поглощают стоимость добытых металлов, а в таких случаях пятую часть не берут. Пятая часть взимается после очистки металлов, будет ли их много или мало, расходы при этом не засчитываются.

С того, что добывают из рудников, кроме этих перечисленных металлов, а именно: яхонта, бирюзы, сурьмы, а также ртути, серы, красной охры, — пятая часть не взимается, так как все это приравнено к земле и песку.

Абу Йусуф, стр. 18—22.


Абу Убайда отправил Ийада ибн Ганама ал-Фахри в Месопотамию, а главным городом царя румов в Месопотамии тогда была ар-Руха. Ийад ибн Ганам не задерживался у деревень и рустаков, мимо которых он проходил, и не встречал по пути ни войск противника, ни козни с их стороны, пока не дошел до самого ар-Руха. Жители города заперли ворота, и Ийад постоял у города некоторое время, но как долго, мне об этом неизвестно. Начальник гарнизона, увидев, что предпринята осада, и потеряв надежду на помощь, открыл ворота со стороны гор и сбежал ночью с большинством вверенного ему войска. В городе остались жители, набатейцы, а их было множество, и румы, не желавшие бежать, а их было мало. Они послали к Ийаду ибн Ганаму гонца, прося его о заключении договора на условиях уплаты фиксированной суммы. Ийад написал об этом Абу Убайда ибн ал-Джарраху. Когда письмо дошло до него, он принес его Му'азу ибн Джабалу и дал ему прочитать. Му'аз сказал: Если ты заключишь с ними договор на условии уплаты фиксированной суммы, а они окажутся не в состоянии выполнять этот договор, то ты не сможешь убивать их, не найдешь возможным упразднить ту фиксированную сумму, относительно которой ты с ними договоришься. Если они будут в состоянии, то они будут платить (обусловленную договором сумму), не будучи униженны, как повелел о них Аллах. Ты прими от них мирный договор, но дашь им договор на условии уплаты налога по их платежеспособности. Ты будешь взимать с них по их платежеспособности, когда они будут состоятельными и когда несостоятельными. (Таким образом) условия твои будут выполнены без их упразднения.

Абу Убайда принял у него этот совет. Когда Ийад ибн Ганам получил ответ, он сообщил жителям ар-Руха о его содержании. Но по этому поводу идут разногласия: кто говорит, что жители ар-Руха приняли договор по платежеспособности, а кто говорит, что они отвергли такой договор, так как знали, что они располагали имуществом и излишками, которые пропали бы, если бы они взяли договор по платежеспособности, и они соглашались только на уплату фиксированной суммы.

Абу Йусуф, стр. 40.


Абу Йусуф — да помилует его Аллах — сказал: Что касается ката'и' на земле Ирака, то (к ним относились) все земли, принадлежащие Хосрою, его марзбанам, членам его дома и не находившиеся в чьем-либо владении.

Мне сообщил Абдаллах ибн ал-Валид ал-Мадани со слов человека из (племени) бану асад, про которого он сказал, что он не видел лучшего знатока в делах Савада: Во время правления Умара ибн ал-Хаттаба — да будет доволен им Аллах — (доходы) с савафи достигли 4 млн. (дирхемов), а они те самые земли, которые нынче называются савафи ал-асмар. Дело в том, что Умар конфисковал (после поражения персов) всякую землю, принадлежавшую Хосрою и членам его дома, человеку, убитому в сражении или бежавшему на вражескую территорию, осушенную (естественным путем) болотистую землю, землю, залитую водой. Сказал: Рассказчик мне назвал еще два вида земли, но я их не запомнил.

Сказал: Мне сообщил Абдаллах ибн ал-Валид со слов Абдаллаха ибн Абу Хурра: Умар ибн ал-Хаттаб — да будет доволен им Аллах — конфисковал у населения Савада десять категорий земли: земли убитых в сражении, земли бежавших (на вражескую территорию), всякую землю, принадлежавшую Хосрою, всякую землю, принадлежавшую кому-либо из его дома, всякую осушенную (естественным путем) болотистую землю и всякую залитую водой землю. Сказал: А четыре вида земли, которые принадлежали Хосроям, я забыл. Сказал: Харадж с земель, конфискованных Умаром — да будет доволен им Аллах — (в пользу казны), [148] соcтавлял 7 млн. (дирхемов), но в (год) ал-Джамаджима (Абу Йусуф имеет в виду год сражения войск халифа Абд ал-Малика с войсками восставшего Абд ар-Рахмана ибн Мухаммеда у Дайр ал-Джамаджима в 702г.) народ сжег диван, а (потому) эти подлинники документов были уничтожены, пропали и о них не знали (ничего).

Сказал: Мне сообщил один из населения Мадины, принадлежавший (к числу) старых шейхов: В диване было найдено, что Умар — да будет доволен им Аллах — конфисковал имущество как Хосроя, так и членов его дома, каждого, кто бежал от своей земли или был убит в сражении, всякую осушенную (естественным путем) землю и аджама — болотистую землю с зарослями.

Умар ибн ал-Хаттаб — да будет доволен им Аллах — этими землями жаловал тех, кого он жаловал.

Абу Йусуф сказал: Эти земли в положении имущества, не принадлежавшего никому и не находившегося во владении какого-либо наследника. Справедливый имам дарит и награждает им тех, кто имеет заслуги перед исламом, дает его, кому оно положено, не выказывая при этом пристрастия. Так же обстоит дело и с этими землями. Таков, по-моему, способ обращения с ката'и на территории Ирака, способ, к которому прибегал ал-Хаджжадж, а после него Умар ибн Абд ал-Азиз. Умар — да будет доволен им Аллах — действовал в этом вопросе согласно с рунна, ибо то, что пожаловано праведными правителями, никто не может отобрать. Если кто-либо отберет у одного (пожалованную землю) и пожалует ее другому, то такая земля в положении имущества, отобранного насильно одним у другого и отданного третьему.

С ката'и стало правилом взимать ушр, ибо они в положении (имущества, с которого взимается) садака. Но вопрос их обложения решает имам: если он считает целесообразным распространить на них ушр, то он так и поступает, если он считает целесообразным распространить на них двойной ушр, то он так и поступает, если он считает целесообразным распространить на них харадж, если они орошаются каналами, (орошающими земли) хараджа, то он так и поступает. Это все ему дозволено именно на территории Ирака.

Ушр с этой земли взимается, когда владельцу икта вменяются в обязанность расходы по прорытию оросительных каналов, возведению строений и обработке земли. Расходы, которые ложатся на владельца икта по этим видам работ, велики, а ввиду этих вменяемых ему в обязанность расходов с него взимают (только) ушр.

Абу Йусуф, стр. 57—58.


Что касается земли Хиджаза, Мекки, Мадины, земли Йамана и земли арабов-бедуинов, завоеванных посланником Аллаха, да благословит его Аллах да приветствует, то нельзя ни увеличивать, ни уменьшать налог, наложенный на эти земли, так как они то, на что распространяются решения и распоряжения посланника Аллаха, да благословит его Аллах да приветствует, а имаму не дозволено изменить или уклониться от них.

До нас дошло, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах да приветствует, завоевав арабские земли, наложил на них ушр, но он не обложил никакой земли из них (налогом) харадж. Наши товарищи (ханифиты) утверждают то же самое относительно этих земель, разве ты не видишь, что ни Мекка, ни запретная территория не были обложены (налогом) харадж. Это правило распространялось на всю арабскую землю, так же как и на Бахрайн и Таиф. Разве ты не видишь, что арабы из идолопоклонников, согласно решению (посланника Аллаха), должны быть или умерщвлены, или обращены в ислам, с них (ведь) джизья не принимается, это решение отличает их от других (народов), равно как и земли арабов.

Пророк — да благословит его Аллах да приветствует — назначил той части населения Йамана, которую он считал людьми (священного) писания, харадж на их шею, основываясь на словах Аллаха — всемогущий он и великий — в его книге: “А если кто из вас берет их себе в друзья, тот и сам из них” (Коран, V, 56. О вы, которые уверовали! Не берите иудеев и христиан друзьями: они — друзья один другому. А если кто из вас берет их себе в друзья, тот и сам из них. Поистине, Аллах не ведет людей неправедных.). Он наложил на каждого взрослого и каждую взрослую один динар или платье му'афириа (Из ткани, изготовляемой одним из йеменских племен) такой же стоимости. Что касается их земли, то он наложил на нее не харадж, а ушр, если она орошалась естественным путем, и пол-ушра, если она орошалась искусственно.

Абу Йусуф, стр. 58—59.


Что касается земли Басры и Хурасана, то она, по-моему, в положении (земли) Савада: земля, завоеванная посредством оружия — анватан, относится к землям хараджа, а земля, оставленная ее владельцам по договору, обложена суммой, предусмотренной договором и не подверженной увеличению, а та земля, ради сохранения которой владельцы ее приняли ислам, обложена ушром. В этом отношении я не делаю никакого различия между Савадом и этими землями. Относительно их существует определенная сунна, проводимая предшествующими халифами, и я полагаю, что ты должен (Абу Йусуф обращается к халифу Харун ар-Рашиду) ее сохранить в ее первоначальном положении. Так обстоит дело и это следует принять в руководство.

Абу Йусуф сказал: Если земля из земли Ирака, Хиджаза, Йамана, Таифа и земли арабов или какой-либо другой земли, которая пригодна к обработке, но не принадлежит никому, не находится в руках кого-либо, не составляет мулка или наследственной собственности кого-либо, не носит на себе следов обработки, будет пожалована имамом кому-либо, а тот ее обработает, то тот, кому она пожалована, платит с нее харадж, если пожалованная земля из земли хараджа. Земля хараджа — это земля, завоеванная посредством оружия, как например земля Савада и прочих (стран). Если же (пожалованная из этой категории) земля из земли ушра, то тот, кому она пожалована, платит с нее ушр. Земля ушра — это земля, ради сохранения которой владельцы ее приняли ислам. Земля Хиджаза, Мадины, Мекки, Йамана и земля арабов — все они земли ушра.

Абу Йусуф, стр. 59—60.


Со всякой завоеванной посредством оружия земли, пожалованной имамом кому-либо, платят харадж, если только имам не переводит ее в землю ушра.

Это право принадлежит имаму: если он пожалует кому-либо землю из земли хараджа, при этом он считает нужным взимать с нее ушр, пол-ушра, полтора ушра, двойной ушр и больше или харадж, то как он считает нужным обложить ее владельца, так он и поступает.

Я надеюсь, что в этом отношении имам имеет на все право, как он захочет, так и делает, но не считая земли Хиджаза, Мадины, Мекки и Йамана. На эти земли харадж не падает, и имам не имеет права и не дозволено ему изменить что-либо на этих землях, отменить то, на что существуют распоряжения и постановления посланника Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует.

Вот я тебе объяснил все (Абу Йусуф обращается к халифу Харун ар-Рашиду). Ты бери из двух мнений то, которое ты захочешь, и поступи так, как ты считаешь лучшим для мусульман, общеполезным для знатных и простых и более правильным для своей веры с соизволения Аллаха всевышнего.

Абу Йусуф сказал: Мне сообщил ал-Муджалид ибн Са'ид со слов Амира аш-Ша'би о том, что Умар ибн ал-Хаттаб — да будет доволен им Аллах — послал Утба ибн Газвана в Басру, а она тогда была известна как земля Индии. Он вступил туда раньше, чем Са'д ибн Абу Ваккас — в Куфу. Зийад ибн Абихи построил мечеть и замок города, существующий там до сих пор. Абу Муса [151] ал-Аш'ари завоевал Тустар, Исбахан, Михраджан Кадак и Мах Зубйан, а Са'д ибн Абу Ваккас осаждал в это время ал-Мада'ин.

Абу Йусуф сказал: Все, что пожаловали праведные правители из земли Савада, земли арабов и Джибала из тех категорий, о которых мы говорили, что имам имеет право пожаловать их, не может быть отнято и лишено владельца халифами, пришедшими (к власти) после них, у того, кто им владеет в результате наследования или покупки (у его прежнего владельца). Если кто-либо из них отберет эту землю у одного с тем, чтобы пожаловать ее другому, то он действует как захватчик, отбирающий силой у одного и дающий другому.

Не дозволено и не разрешено имаму пожаловать кому-либо (землю), которая по праву принадлежит мусульманину или му'ахиду, или изъять из их владения хотя бы часть земли, не считая обязательства, налагаемого на землевладельца в пользу имама. Имам взыскивает с последнего наложенное на него обязательство, и (если) он (взятую в счет обязательства сумму налога) жалует кому-либо по (своему) желанию, то это ему дозволено.

Земля, по моему мнению, в этом отношении то же самое, что деньги. Ведь имам имеет право одаривать из государственной казны деньгами тех, в ком он видит пользу для ислама, благодаря кому он обретает мощь над (своими) врагами. Имам делает в этом отношении то, что он считает наибольшим благом для мусульман и полезным для их дела. Земля в таком же положении, имам может пожаловать ее тому, кому он пожелает из названных мною категорий, я не считаю целесообразным, чтобы земля, на которую никто не имеет права мулка и которая не обработана, была заброшена, а не пожалована имамом с тем, чтобы это содействовало процветанию страны и увеличению хараджа.

Вот, по моему мнению, пределы икта — пожалования земли, о которых я тебе сообщил.

Абу Йусуф сказал: Посланник Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — жаловал земли людям, снискивая этим расположение к исламу, а после него земли жаловали и халифы, видя в ее пожаловании — икта пользу.

Мне сообщил Ибн Абу Наджих со слов Амра ибн Шу'айба со слов своего отца о том, что посланник Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — пожаловал землю людям из племени музайна или джухайна. Но те не обрабатывали ее, а когда пришли люди и обработали эту землю, музайниты и джухайниты подали на них жалобу Умару ибн ал-Хаттабу — да будет им доволен Аллах всевышний. Умар им сказал: Если она была (пожалована) мной или Абу Бакром, я непременно отобрал бы эту землю у вас, но это кати'а от посланника Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует. Затем он сказал: Если у кого будет земля и он забросит ее в пределах трех лет без обработки, а другие ее обработают, они будут иметь на эту землю преимущественное право.

[152] Сказал: Нам сообщил Хишам ибн Урва со слов своего отца о том, что он говорил: Посланник Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — пожаловал аз-Зубайру землю с финиковыми пальмами, прежде принадлежащую племени бану ан-надир (Одно из трех мадинских племен иудейского вероисповедания, высланное Мухаммадом из города). Хишам говорил, что пожалованная (аз-Зубайру) земля называлась ал-Джурф и что Умар ибн ал-Хаттаб — да будет им доволен Аллах — пожаловал людям весь ал-Акик, а когда (розданные земли) зашли за кати'а Урва ибн аз-3убайра, он сказал: Кто же сегодня просит еще кати'а, если среди них — хорошая земля, так это земля, что под моими ногами. Хавват ибн Джубайр попросил: Надели ты ею меня. Умар пожаловал ему эту землю.

Сказал: Мне сообщил Суфйан ибн Уйайна со слов Амра ибн Динара: Когда пророк — да благословит его Аллах да приветствует — прибыл в Мадину, он пожаловал земли Абу Бакру и Умару — да будет доволен ими Аллах.

Сказал: Нам сообщил Аш'ас ибн Саввар со слов Хабиба ибн Абу Сабита со слов Салта ал-Макки со слов Абу Рафи'а, который говорил: Пророк — да благословит его Аллах да приветствует — дал мухаджирам (Мухаджири – муслимы, выселившиеся вместе с Мухаммадом из Мекки в Мадину), но они не могли ее обработать и продали ее во время правления Умара ибн ал-Хаттаба — да будет доволен им Аллах — за 8 тыс. динаров или 800 тыс. дирхемов. Деньги эти они отдали на хранение Али ибн Абу Талибу — да будет доволен им Аллах. Когда они взяли их у него, нашли нехватку. Они сказали: Их не хватает. Али ответил: Сочтите, сколько с них закат. Сказал: Они сочли и нашли, что (с учетом положенного с них заката) он им отдал сполна. Тогда Али им сказал: Вы полагали, что я сохраню деньги, не платя положенного с них заката? Сказал: Мне сообщил какой-то из наших шейхов, живущих в Мадине, о том, что посланник Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — пожаловал Билалу ибн ал-Харису ал-Мазини землю, что между морем и скалой. Во время своего правления Умар ибн ал-Хаттаб ему сказал: Ты не в состоянии обработать эту землю. Он склонил его к тому, чтобы он отдал эту землю, не считая полезных ископаемых, которые он изъял.

Сказал: Мне сообщил ал-А'маш со слов Ибрахима ибн ал-Мухаджира со слов Муса ибн Талха о том, что он говорил: Усман ибн Аффан пожаловал Абдаллаху ибн Мас'уду — да будет ими доволен Аллах всевышний — землю в ан-Нахрайне, а Аммару ибн Йасару — Истинийа, Хаббабу — Сан'а, Са'ду ибн Малику — Кариат Хурмузан. Сказал: Все эти земли были расположены по соседству. Сказал: Абдаллах ибн Мас'уд и Са'д сдавали свои земли (в издольную аренду) из одной трети или из одной четверти.

Сказал: Нам сообщил Абу Ханифа — да будет доволен им Аллах — со слов того, кто ему об этом говорил: Абдаллаху ибн [153] Мас'уду принадлежала земля хараджа, Хаббабу — земля хараджа, Хусайну ибн Али — земля хараджа, а также другим сподвижникам пророка — да будет доволен ими Аллах. Шурайху также принадлежала земля хараджа. Они все платили харадж со своих земель.

Абу Йусуф сказал: Все эти предания говорят о том, что пророк — да благословит его Аллах да приветствует — и после него халифы жаловали землю людям.

Пророк — да благословит его Аллах да приветствует — в своих действиях видел благо, если это было средством для обработки земли и для привлечения народа к исламу.

Таким же образом думали и халифы и жаловали земли тем, в ком они видели пользу для ислама и средство разгрома врага. Они считали свой образ действий наилучшим, и если бы это было не так, то они бы так не поступали. Но они не жаловали земли, которые по праву принадлежали мусульманину или му'ахиду.

Абу Йусуф, стр. 59—62.


Абу Йусуф сказал: Ты спрашивал, повелитель верующих (Имеется в виду халиф Харун ар-Рашид), о людях из населения завоеванных земель, принявших ислам ради сохранения их жизни и принадлежащих им земель, о нормах, существующих по этому вoпpoсy. Личность их неприкосновенна, имущество их, ради сохранения которого они приняли ислам, принадлежит им. Земля их в таком же положении — она принадлежит им и она земля ушра, подобно (земле) Мадины, когда ее жители приняли ислам при посланнике Аллаха, да благословит его Аллах да приветствует, и земля их стала ушурной, подобно (земле) Таифа и Бахрайна, а равно и (земле) бедуинов, когда они ради сохранения своих источников воды и территорий приняли ислам. Им принадлежит то, ради чего они приняли ислам, оно в их владении, и никто из других племен не имеет права построить на их территории что-нибудь или вырыть колодец, посредством которых они приобрели бы право на какую-либо долю этой территории. Но и они не имеют права воспрепятствовать (посторонним) пасти на них скот и не дать пастухам, скоту, верблюдам и лошадям доступа к источникам воды на этих территориях. Земля их — земля ушра, они не могут быть изгнаны из нее после этого, они наследуют ее друг у друга, покупают и продают.

В таком же положении всякая земля, ради сохранения которой жители ее приняли ислам, она и все, что на ее поверхности, принадлежат им.

Люди из числа многобожников, с которыми имам заключит договор относительно их сдачи (арабам) на основе его решения, клятвенного заверения и уплаты хараджа, относятся к зиммьям. Земля их — земля хараджа, с них взимают то, что предусмотрено договором, оно не подлежит увеличению и верность договору должна быть соблюдена. [110]

Всякая земля, завоеванная имамом посредством оружия и разделенная между теми, кто ее завоевал, это ему дозволено, если он считает, что так лучше, относится к земле ушра, а если он считает нецелесообразным ее раздел и полагает, что лучше утвердить ее в руках тех, кто ею владел, как поступил Умар ибн ал-Хаттаб — да будет доволен им Аллах — в Саваде, то на это он имеет право, и она — земля хараджа.

Не дозволено после этого отобрать ее у них, она мулк, принадлежащий им, они наследуют ее друг у друга, продают и покупают. Они платят с этой земли харадж и не берут на себя из этого хараджа то, что не по их силам.

Абу Йусуф, стр. 62—63.


Ты спрашивал, повелитель верующих (Имеется в виду халиф Харун ар-Рашид), о землях, завоеванных посредством оружия, или о землях, ради сохранения которых владельцы их заключили договор, если в некоторых деревнях много земель, на которых не видно следов ни посевов, ни строений, принадлежащих кому-либо, как лучше с ними поступать.

Если на таких землях отсутствуют следы строений и посевов, если они не составляют фая населения деревни, его выгона, кладбища, места заготовки топлива, пастбища для верховых животных и мелкого рогатого скота, мулка кого-либо, владения кого-либо, то они — мертвые земли. Они принадлежат тому, кто оживит их или оживит часть из них. Ты имеешь право пожаловать их, сдать в аренду тому, кого ты пожелаешь и предпочтешь, или сделать с ними то, что сочтешь благим поступком. Мертвая земля принадлежит всякому, кто ее оживит. Уже Абу Ханифа — да помилует его Аллах — бывало говорил: Мертвая земля принадлежит тому, кто ее оживит, если это сделано с разрешения имама, а если кто оживит мертвую землю без разрешения имама, тому она не принадлежит, и имам имеет право отобрать ее у него и действовать в отношении ее по своему усмотрению, отдать в аренду, в икта или поступить каким-либо другим образом.

Абу Йусуфу было сказано: Абу Ханифа сказал это не иначе, как по какому-либо частному вопросу, так как существует же хадис о том, что пророк — да благословит его Аллах да приветствует — сказал: Мертвая земля принадлежит тому, кто ее оживит. Так [135] объясни нам, в чем тут причина, ибо мы надеемся, что ты от него слышал по этому делу что-либо, на что можно было сослаться. Абу Йусуф ответил: Аргументация этой точки зрения заключается в том, что Абу Ханифа говорит: Оживление (мертвой земли) может иметь место только с разрешения имама. Разве не видишь, что два человека могут одновременно выбрать один и тот же участок (мертвой земли) и каждый из них будет препятствовать другому, а кто же из них (в таких случаях) имеет преимущественное право? Разве не видишь, что какой-нибудь человек захочет оживить мертвую землю на территории двора другого человека, а этот последний будет утверждать, что у того нет никаких прав на этот участок, и заявит ему: “Не оживляй эту землю, ибо она на территории моего двора и ты мне наносишь ущерб”. Поэтому Абу Ханифа считает разрешение имама (на оживление мертвой земли) в таких случаях средством предотвращения спора между людьми. Если имам дает человеку разрешение на это, он будет иметь право на то, что он оживил из мертвой земли, это разрешение будет законным и правильным. Если имам запрещает кому-либо (оживить мертвую землю), это запрещение будет законным. При наличии разрешения или запрещения со стороны имама между людьми не будет споров из-за одного и того же участка, а также ущерба, (нанесенного кому-либо из них).

То, что говорит Абу Ханифа, не противоречит преданию, противоречие было бы, если бы он сказал: Если кто оживит мертвую землю с разрешения имама, тому она не принадлежит. А когда кто-либо утверждает, что земля принадлежит тому, кто ее оживил, это в духе предания, однако при наличии разрешения со стороны имама с тем, чтобы оно было средством предотвращения спора между людьми и избежания ущерба, наносимого сторонами друг другу. Абу Йусуф сказал: Что касается меня, то я считаю, что если при оживлении мертвой земли кому-либо не наносят ущерба и если против оживления никто не возражает, то тогда разрешение посланника Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — (на оживление мертвой земли) законно до самого дня воскресения мертвых. Но если оно сопряжено с ущербом, то об этом необходимо судить на основе хадиса.

Абу Йусуф сказал: Мне сообщил Хишам ибн Урва со слов своего отца со слов Айша — да будет доволен ею Аллах — о том, что посланник Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — сказал: Мертвая земля принадлежит тому, кто ее оживит, но посадка (дерева) с нарушением права чужих не дает основания для возникновения права (собственности на землю).

Сказал: Нам сообщил ал-Хаджжадж ибн Арта со слов Амра. ибн Шу'айба со слов своего отца со слов своего деда о том, что пророк — да благословит его Аллах да приветствует — сказал: Мертвая земля принадлежит тому, кто ее оживит.

Сказал: Мне сообщил Мухаммад ибн Исхак со слов Йахии ибн Урва со слов своего отца о том, что посланник Аллаха — да [136] благословит его Аллах да приветствует — сказал: Мертвая земля принадлежит тому, кто ее оживит, но посадка (дерева) с нарушением права чужих не дает основания для возникновения права (собственности на землю).

Сказал Урва: Мне сообщил, кто видел, как эта финиковая пальма была срублена на корню топором.

Сказал: Мне сообщил Лайс со слов Тауса о том, что посланник Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — сказал: Земля ади принадлежит Аллаху и посланнику, а потом, после них, вам; мертвая земля принадлежит тому, кто ее оживит, а тот, кто отмежевывает себе (земельный участок), тот теряет право на него после трех лет, (если он его не обрабатывает).

Сказал: Мне сообщил Мухаммад ибн Исхак со слов аз-Зухри со слов Салима ибн Абдаллаха о том, что Умар ибн ал-Хаттаб — да будет доволен им Аллах — говорил с минбара: Мертвая земля принадлежит тому, кто ее оживит, а тот, кто отмежевывает себе (земельный участок), тот теряет право на него после трех лет, а это потому, что люди отмежевывали себе землю, которую не обрабатывали.

Сказал: Мне сообщил ал-Хасан ибн Умара со слов аз-Зухри со слов Са'ида ибн ал-Мусаййиба о том, что Умар ибн ал-Хаттаб — да будет доволен им Аллах — сказал: Мертвая земля принадлежит тому, кто ее оживит, а тот, кто отмежевывает себе (земельный участок), тот теряет право на него после трех лет, (если он его не обрабатывает).

Сказал: Мне сообщил Са'ид ибн Абу Аруба со слов Катада со слов ал-Хасана со слов Самура ибн Джундуба: Кто оградит землю стеной, тому она принадлежит.

Абу Йусуф сказал: По нашему мнению, в этом предании подразумевается мертвая земля, на которую никто не имеет никакого права и которая не составляет мулка кого-либо, кто ее оживляет, тому она принадлежит, как и вообще мертвая земля, он может ее засевать (лично), может сдать в издольную аренду — музара'ат, сдать в аренду — иджара, прорыть на ней канал и обрабатывать ее так, как она даст пользу. Если такая земля будет на территории, облагаемой (налогом) ушр, то тот, кто ее оживляет, платит с нее ушр, а если на территории, облагаемой (налогом ) харадж, то он платит харадж. Но если он выроет колодец или сделает отвод подпочвенной воды, то земля его принадлежит к землям ушра.

Абу Йусуф, стр. 63—65.


Кто оживит мертвую землю из земель, принадлежавших многобожникам, (а потом) завоеванных мусульманами посредством оружия, разделенных имамом между завоевавшими их войсками после изъятия из них одной пятой части в пользу казны и относимых к землям ушра в силу того, что когда они были разделены между мусульманами, они стали землями ушра, тот, кто оживит часть такой земли, платит с нее ушр, подобно тому, как платили те, между которыми они были разделены имамом.

Если имам по завоевании этих земель оставит их в руках (прежнего) населения, не поделив их между теми, кто их завоевал, как оставил Умар ибн ал-Хаттаб — да будет доволен им Аллах — Савад в руках его населения, то она земля хараджа, тот, кто оживит часть такой земли, платит с нее харадж, как платили и те, во владении которых они были (прежде) утверждены имамом.

Если кто-либо оживит мертвую землю на землях Хиджаза и арабов, жители которых ради их сохранения приняли ислам, она принадлежит ему и она — земля ушра.

Если мертвая земля будет из земель, завоеванных мусульманами, а до того принадлежавших многобожникам, и человек, оживляя ее, проведет на нее воду из источников, которыми владеют многобожники, то она — земля хараджа. Но если он оживляет ее не такой водой, а водой из колодца, вырытого им на этой земле, или [140] источника, выведенного им на поверхность земли, то она — земля ушра, но если существует возможность провести воду на эту землю из каналов, которые были в руках неарабов, то она — земля хараджа, независимо от того, проведет он эту воду или не проведет.

Земли арабов отличны от земель неарабов по той причине, что против арабов вели войну с тем, чтобы они приняли ислам: от них не принималась джизья. От них ничего не принимали, кроме обращения в ислам, (поэтому) если, прощая, оставляли им их землю, то она была земля ушра, а если имам делил эту землю и не оставлял ее им, то она (все равно) была земля ушра.

Решения по отношению к арабам не похожи на решения по отношению к неарабам, ибо с последними вели войну с тем, чтобы они либо приняли ислам, либо платили джизью, а с арабами вели войну только с тем, чтобы они приняли ислам — они должны были либо умереть, либо принять ислам.

Мы не знаем, чтобы посланник Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — или кто-либо из его сподвижников, или кто-либо из последующих халифов взимал джизью с идолопоклонников-арабов, то, (что от них требовали), это — ислам или смерть. Если над идолопоклонниками-арабами одерживали победу, то уводили в плен их женщин и подростков, как посланник Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — увел в плен в день Хунайна женщин и подростков (племени) хавазин, которых потом помиловал и отпустил на волю. Так он поступал с арабами-идолопоклонниками, а что касается арабов из имеющих (священное) писание, то они приравнены к неарабам — от них принимается джизья. Как удвоил Умар ибн ал-Хаттаб — да будет доволен им Аллах— (арабскому) племени бану таглиб (из христиан) садака вместо хараджа. Как взимал посланник Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — с каждого взрослого из населения Йамана по одному динару или (платье из ткани) му'афирйа стоимостью в один динар, так как жители Йамана, по нашему мнению, приравнены к людям, имеющим (священное) писание.

Как посланник Аллаха заключил договор с жителями Наджрана на условиях уплаты выкупа.

Что касается неарабов, то от них, от мужчин, принимается джизья, как от имеющих (священное) писание, как и от многобожников, идолопоклонников и огнепоклонников.

Посланник Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — брал джизью от магов из населения Хаджара, а маги были из язычников, они из не имеющих (священное) писание. Они, по нашему мнению, принадлежат к неарабам, на их женщинах не дозволено жениться и их убоину не дозволено есть. Умар ибн ал-Хаттаб — да будет доволен им Аллах — наложил на язычников неарабов Ирака джизью на головы мужчин по трем разрядам: богатым, бедным и средним.

Абу Йусуф, стр. 66—67.


Ты спрашивал, повелитель верующих, о том, с кого взимают садака — о верблюдах, крупном рогатом и мелком рогатом скоте, о лошадях, — и о том, как подобает обращаться с теми, кто [53] обязан платить садака с каждой из этих (перечисленных) категорий.

Повелитель верующих, ты прикажи сборщикам садака, чтобы они брали ее с того, с кого она положена, и отдавали тому, кому она положена, и соблюдать в этом деле сунна посланника Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует, — а после него — рунна халифов. Помни, что тот, кто устанавливает сунна, достойную похвалы, получит за нее награду, такую же награду и за тех, кто берет ее в руководство, а награда этих последних от этого не будет уменьшена, а тот, кто устанавливает сунна, достойную порицания, берет на себя тяжесть, такую же тяжесть и за тех, кто берет ее в руководство, но тяжесть этих последних от этого не будет уменьшена.

Так передано нам от нашего пророка, да благословит его Аллах да приветствует, и я прошу Аллаха, чтобы он тебя поместил среди тех, кто берет в руководство сунна пророка, одобряет его деяния и умножает этим его награду, чтобы он оказал тебе помощь в том, что он тебе поручил, и сохранил то, пастухом чего он тебя поставил.

Я уже упомянул о том, что дошло до нас относительно того, что положено из садака с каждой из этих категорий. Я следую по этому вопросу за нашими факихами, которых я застал в живых, а это y нас общепризнанная практика. Из того, что мы слышали по этому поводу, лучшим является хадис аз-Зухри, рассказанный со слов Салима со слов Ибн Умара. Посланник Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — составил свод правил (о взимании) садака и прикрепил его к своему мечу, или он говорил — к своему завещанию. Но он не извлек его до самой кончины. Абу Бакр до того, пока не умер, брал его в руководство, а потом Умар поступал таким же образом до его смерти.

В нем было оказано: С 40 до 120 овец положена 1 овца, когда число их превышает 120, то до 200 овец — 2 овцы, когда число их превышает 200, то до 300 овец — 3 овцы, а дальше: с каждых 100 овец положена 1 овца, но если число овец не достигает до 100, с них ничего не берется.

С пяти верблюдов положена 1 овца, с 10 верблюдов — 2 овцы, а с 25 до 35 верблюдов — бинт махад — верблюжонок-самка с 1 до 2 лет. Если число их превышает 35, то до 45 верблюдов — бинт лабун — верблюжонок-самка с 2 до 3 лет, если число их превышает 45, то до 60 верблюдов — хиккат — верблюдица с 3 до 4 лет, если число их превышает 60, то до 75 верблюдов — джаза'ат — верблюдица с 4 до 5 лет, если число их превышает 75, то до 90 верблюдов — две бинт лабун, если число их превышает 90, то до 120 верблюдов — две хиккат, когда число их превышает 120 верблюдов, то с каждых 50 верблюдов положена 1 хиккат, а с каждых 40 верблюдов — 1 бинт лабун.

Стада не соединяют, когда они разъединены, и не [54] разъединяют, когда они соединены. Если стадо принадлежит двум совладельцам, то они платят (садака) сообща.

Нам сообщили со слов Али ибн Абу Талиба о том, что он сказал: Когда число верблюдов превышает 120 голов, то платят по этому расчету и налог принимают согласно этому расчету.

Ибрахим ан-Наха'и со слов Абу Ханифа говорил: Когда число их превышает 120, то с каждых 50 верблюдов положена 1 хиккат. Так же обстоит дело и с мелким рогатым скотом: когда они в большом количестве, то с каждых 100 овец положена 1 овца. Если число крупного рогатого скота на подножном корму меньше 30 голов, то с них ничего не берется, а когда число их достигает 30 голов, то до 39 голов с них положен таби джаза — теленок с 1 до 2 лет, а когда число их достигает 40 голов, то — муссинат — телка с 2 до 3 лет. Когда число их возрастает (за 40), то с каждых 30 голов — теленок с 1 до 2 лет, а с каждых 40 голов — телка с 2 до 3 лет.

Абу Йусуф сказал: Нам рассказал ал-Амаш со слов Ибрахима со слов Масрука о том, что этот последний говорил: Посланник Аллаха, посылая Му'аза в Йаман, приказал ему брать с каждых 30 голов 1 теленка или телку с 1 до 2 лет, а с каждых 40 голов — телку с 2 до 3 лет. Подобный же хадис нам сообщили со слов Али ибн Абу Талиба. А относительно садака, которой обложены лошади, мнения наших шейхов, которых мне довелось застать в живых, противоречивы. Абу Ханифа говорит: с лошади на подножном корму (положена) садака по одному динару с каждой головы. Нам рассказали об этом также со слов Хамада со слов Ибрахима. Подобный же хадис нам передали со слов Али, но нам также передали со слов Али другой хадис, который противоречит тому, о чем рассказано с его слов в первом хадисе, и который он возводил к посланнику Аллаха, сказавшему: Я освобождаю свою общину от (уплаты) садака с лошади и раба.

Нам рассказали со слов посланника Аллаха, а передали нам его известные люди, о том, что он говорил: Я освобождаю мою общину от (уплаты) садака с лошади и раба.

Таков же хадис, рассказанный нам Суфйаном ибн Уйайна со слов Абу Исхака со слов ал-Хариса со слов Али о том, что пророк сказал: Я освобождаю вас от садака с лошади и раба.

Что касается рабочих верблюдов и крупного рогатого скота, то с них садака не взимают, и Му'аз ничего с них не брал. Али — да будет им доволен Аллах всевышний — говорил также: Буйволы и (двугорбые) верблюды приравнены к (одногорбым) верблюдам и быкам, так же как козы — к овцам, когда речь идет об овцах. Что касается того, что взимают с мелкого рогатого скота в качестве садака, то оно положено только с двухлетнего возраста и выше.

В качестве садака не берут ни хромого, ни слепого, ни старого, ни одноглазого, ни страдающего чрезмерным недостатком животного, ни племенного самца или самку, ни стельную овцу, ни [55] овцу, которая должна ягниться, ни ал-рубба, а это овца, при которой выкармливаемый ягненок, ни акила, а это овца, которую его собственник откармливает для (своего) пропитания, ни овцы в возрасте одного или до одного года. Если она будет больше одного года, то сборщик садака берет ее, не считая только перечисленных четырех категорий.

Сборщику не дозволено выбирать овец: брать только лучших из них, но не берет он также и худших, а берет средних с учетом года и приплода. Не следует также, чтобы он перегонял скот из страны в страну.

Садака не взимается с верблюдов, крупного и мелкого рогатого скота, если ими не владеют в пределах одного полного года, но если ими владеют в пределах одного полного года, то взимается. При определении численности (стада) принимают в расчет как молодых, так и старых животных, а также ягненка, если пастух приносит его даже на руках, если он родился до начала отчетного года.

Что касается ягненка из приплода после начала отчетного года, то в расчет принимают не первый, а второй отчетный год, если даже за этот год им не владели в пределах одного полного года. Овцы и козы при (взимании) садака не различаются.

Тот, кто владеет в пределах одного года 40 верблюдами, с того, по мнению Абу Ханифа, да помилует его Аллах, ничего не взимают, а что касается меня, то я считаю, что сборщик с него берет одного (верблюжонка). Таковы точки зрения Абу Ханифа и Абу Йусуфа — да помилует их Аллах — и в отношении телят и верблюжат. Если кто-либо владеет в пределах одного года одной овцой с 2 до 3 лет и 39 верблюдами, с того берут одну овцу с 2 до 3 лет. Абу Ханифа об этом говорит: Когда среди стада будет верблюд с 2 до 3 лет, который взимается в качестве садака, то тогда с него садака взимается. Так же обстоит дело и в отношении верблюдов и крупного рогатого скота.

Если после годичного владения у кого-либо погибает овца, взимаемая как садака с 39 верблюдов, то с них, по мнению Абу Ханифа, ничего не взимают, а Абу Йусуф говорит: С них взимают 39/40 верблюда. Если во владении кого-либо будет 40 голов крупного рогатого окота в пределах одного года, но потом погибают из них 20 голов до прихода сборщика садака, то, когда он приходит, взимает с них половину муссинат — телки с 2 до 3 лет. Когда погибает меньше 20 голов, то (садака) взимается согласно пропорции: если погибает 1/3 от 40 голов, (с владельца) причитается 2/3 муссинат, если погибает 1/4 от 40 голов, то с него причитается 3/4 муссинат, но не следует перечислять взимаемую часть муссинат на таби — теленка с 1 до 2 лет.

Так же обстоит дело и с верблюдами. Если во владении кого-либо будет 25 верблюдов в пределах одного года, то он обязан платить с них бинт махад — верблюжонка-самку с 1 до 2 лет. Если из них погибают все, кроме одного верблюда, то с этого [56] верблюда взимают 1/25 бинт махад, а если погибают 20 верблюдов, а останутся 5, то с их владельца за погибших (верблюдов) ничего не взимается, а сборщику положена 1/5 бинт махад.

Если во владении кого-либо будут 50 голов крупного рогатого скота, то с них взимают только одну муссинат — телку с 2 до 3 лет. Когда они превышают 30 голов, но не достигают 40 голов, с них ничего не взимают, разве только одного таби — теленка с 1 до 2 лет.

Когда число их достигает 40 голов, то с них взимают муссинат — телку с 2 до 3 лет, но потом, если они превышают 40 голов, то с них не взимают ничего, разве только одну муссинат — телку с 2 до 3 лет, пока число их не достигает 60 голов.

Когда число их достигает 60 голов, то с них взимают двух таби — телят с 1 до 2 лет, а потом, если число их возрастает и достигает 70 голов, с них взимают одного таби — теленка с 1 до 2 лет и одну муссинат — телку с 2 до 3 лет. Если число крупного рогатого скота возрастает (дальше), то с каждых 40 голов — муссинат — телку с 2 до 3 лет, а с каждых 30 голов — таби — теленка или таби'а — телку с 1 до 2 лет.

Когда во владении кого-либо будет 50 голов крупного рогатого скота в пределах одного года, а потом из них погибнут 10 голов, с их владельца взимают одну муссинат — телку с 2 до 3 лет, как и прежде, так как y него остается (в живых) то количество скота, с которого взимают одну муссинат — телку с 2 до 3 лет.

Если число погибшего скота достигает 20 голов из 50, то с владельца взимают 3/4 муссинат — телки с 2 до 3 лет, ибо у него (часть скота) погибла из того количества голов, с которого взимают одну муссинат — телку с 2 до 3 лет, а это — 40 голов, (а погибшая из этого числа часть) составляет 1/4 от 40 и таким образом отпадает 1/4 муссинат — телки с 2 до 3 лет.

Если во владении кого-либо в пределах года будет 50 верблюдов, с них взимают одну хиккат — верблюдицу с 3 до 4 лет. Но если из них 3 или 4 верблюда погибают до прихода сборщика садака и у него останутся 46 верблюдов, то сборщик берет одну хиккат, ибо то, что взимают с 46 верблюдов, это — хиккат, не принимая в расчет, что из них погибло. Но если уцелевшая часть меньше 46 верблюдов, то хиккат делится на 46 долей, а потом рассматривается, какая доля выпадает на уцелевшую часть верблюдов, и согласно этому будет взиматься садака с владельца верблюдов. Так же обстоит дело с мелким рогатым скотом. Если во владении кого-либо будет 120 овец, то с них взимают одну овцу, ибо с мелкого рогатого скота ничего не взимают, пока их число не достигает 40 голов. Когда оно достигает 40 голов, то с них взимают одну овцу до 120 голов.

Если из 120 голов погибают 20, 40 или 80 голов овец, то с уцелевших 40 голов взимают одну овцу, ибо у их владельца остается то количество овец, с которого положена садака. Если из них погибают 100 голов, а останутся 20 голов, то, с их владельца [57] взимают 1/2 часть овцы — половина того, что было положено с 40 голов овец, не принимая в расчет того излишка, который превышает 40 голов, но принимая в расчет то, что не достает до 40 голов.

Если во владении кого-либо будет 121 овца в пределах года, с него взимают две овцы. Когда из них погибает какое-то число голов до прихода сборщика садака, то с их владельца (садака) снижается соответственно: если погибает 1/6, то снижают на 1/6 двух овец, таким же образом обстоит дело, когда из них погибает 1/5. Но если погибают только две овцы, то с их владельца взимают 119/121 часть от двух овец.

Таким же образом обстоит дело с верблюдами, с крупным и мелким рогатым скотом.

А Аллах знает лучше.

Абу Йусуф, стр. 66—69.


Ты спрашиваешь, повелитель верующих (Автор обращается к Харун ар-Рашиду), о Наджране и его жителях, о том, как был им дан тот статус, которому были подчинены Наджран и его жители, почему они были высланы из Наджрана после заключения с ними договора и в чем причина их выселения.

Ведь пророк — да благословит его Аллах да приветствует — оставил их в Наджране на поставленных им и принятых ими условиях. Он написал им об этом грамоту, о которой я тебе уже упомянул. Он послал к ним и другим Амра ибн Хазма, написав им договор.

Мне передал Мухаммад ибн Исхак о том, что пророк, да благословит его Аллах да приветствует, отправляя Амра ибн Хазма в Наджран, написал: Во имя Аллаха милостивого, милосердного. Это — гарантия от Аллаха и его посланника. О вы, которые уверовали, соблюдайте договоры. Завет пророка Мухаммада Амру ибн Хазму, когда он его послал в Йаман: Я ему приказываю бояться Аллаха во всех делах, пребывать в постоянном страхе перед ним, взимать с добычи хумс Аллаха — велика слава его — и то, что он предписал верующим в качестве садака с плодов.

Копия грамоты пророка — да благословит его Аллах да приветствует — жителям Наджрана, которая была в их руках: Во имя Аллаха милостивого, милосердного. Это — то, что Мухаммад, пророк и посланник Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — написал жителям Наджрана, когда они признают власть его относительно их продуктов, золота, серебра и рабов. Он облагодетельствовал их всем этим и оставил им все это за 2 тыс. платьев, оцениваемых в окиях: 1 тыс. из них (они дают) каждый месяц раджаб (Раджаб — седьмой месяц мусульманского года), а другую тысячу — каждый месяц сафар (Сафар — второй месяц мусульманского года), стоимость каждого платья — окйиа серебра. То, что будет выше или ниже [85] наложенного на вас) хараджа в окиях, будет идти так же, как и то, что они уплатят кольчугами, лошадьми, стременами и другими предметами.

(Жители) Наджрана обязаны снабжать моих послов продуктами питания и оказать им гостеприимство в пределах двадцатидневного срока или больше, но мои послы не задерживаются у них бльше месяца.

Жители Наджрана должны ссудить нам, если в Йамане будут иметь место предательство и измена, 30 кольчуг, 30 лошадей, 30 верблюдов. За все, что пропадет из того, что они дадут моим послам в ссуду лошадьми, утварью, кольчугами, стременами и другими предметами, мои послы — ответственны, пока им за это не будет уплачено.

Наджрану и подчиненной ему области — покровительство Аллаха и защита пророка Мухаммада, посланника Аллаха, относительно их имущества, их жизни, их земли, их веры, их отсутствующего, их присутствующего, их родственников, их церквей и всего, что в их руках из малого и великого. Епископ не изменит епископства своего, монах — своего монашества, священник — своего священства.

Жители Наджрана не ответственны за совершенные до настоящего времени проступки и за кровь, пролитую ими во времена джахилии. Им не будут причинять убытки и чинить препятствия, войска не будут топтать их землю. Всякого, кто будет просить (о защите) своего права (против другого), рассудят по справедливости, не будет ни обижающего, ни обиженного. Кто с этого времени будет заниматься ростовщичеством, тот потеряет мою защиту. Никто из них не будет наказан из-за проступка другого. Все, что в этой грамоте, находится под покровительством Аллаха и защитой пророка Мухаммада, посланника Аллаха, на вечные времена до того, пока Аллах не совершит свой приговор, жители Наджрана поступят искренно и честно выполнят то, что возложено на них, без обмана и ухищрения.

Свидетельствуют Абу Суфйан ибн Харб, Гайлан ибн Амр, Малик ибн Ауф из бану наср, ал-Акра ибн Хабис ал-Ханзали и Мугира ибн Шу'ба. Написал эту грамоту Абдаллах ибн Абу Бакр.

Сказал: Потом жители Наджрана пришли к Абу Бакру — да будет доволен им Аллах всевышний — и он им написал: Во имя Аллаха милостивого, милосердного. Это — то, что написал раб Аллаха Абу Бакр, халиф пророка Мухаммада, посланника Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — жителям Наджрана. Подтверждаю им покровительство Аллаха, защиту пророка Мухаммада, посланника Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — относительно их личности, их земли, их веры, их движимого имущества, их окрестной территории, их рабов, их при-сутствующего и отсутствующего, их епископов, их монахов, их церкви и всего, что в их руках из малого и великого. Им не будут причинять убытки и чинить препятствия. [86]

Епископ не изменит своего епископства, монах — монашества, во имя исполнения им всего того, что написано пророком Мухаммадом — да благословит его Аллах да приветствует.

Все перечисленное в этой грамоте — под вечным покровительством Аллаха и защитой пророка Мухаммада — да благословит его Аллах да приветствует. Они поступают искренно, выполняют все то, что возложено на них из обязательств.

Свидетельствуют ал-Муставрид ибн Умар из бану ал-кайн, Амр, мавла Абу Бакра, Рашид ибн Хузайфа, ал-Мугира. Написал... Потом, когда халифом стал Умар, да будет доволен им Аллах всевышний, они пришли к нему, а он выселил их из Наджрана . йеменского и поселил в Наджране иракском, так как он в них (видел) опасность для муслимов. Он им написал: Во имя Аллаха милостивого, милосердного. Это — то, что написал Умар, повелитель верующих, жителям Наджрана. Те из них, кто в пути, пользуются безопасностью под защитой Аллаха, ни один муслим не причинит ему ущерба, во имя исполнения того, что им написано пророком Мухаммадом — да благословит его Аллах да приветствует — и Абу Бакром — да будет доволен им Аллах.

А после: Тот из эмиров Сирии и Ирака, мимо которого они пройдут, разрешает им пахать землю. То, что они обработают из земли, принадлежит им в качестве дара, сделанного во имя Аллаха и в награду за их землю, (покинутую ими в Наджране Йаманском). Никто не имеет права притеснять их и подвергать незаконным поборам.

А после: Тот, кто из муслимов живет по соседству с ними, помогает им против того, кто причинит им несправедливость, так как они из тех, которым дана защита. Джизья с них не взимается 24 месяца, считая со дня их прибытия (в Сирию и Ирак). С них взимают только с произведенной ими пшеницы, не причиняя при этом им несправедливости и насилия.

Свидетельствуют Усман ибн Аффан и Му'аикиб. Написал... После кончины Умара, да будет доволен им Аллах, когда халифом стал Усман, жители Наджрана пришли к нему в Мадину. Тот им написал письмо на имя своего наместника ал-Валида ибн Укба: Во имя Аллаха милостивого, милосердного. От раба Аллаха Усмана, повелителя верующих, ал-Валиду ибн Укба: Мир Аллаха тебе, воздаю хвалу Аллаху, кроме которого нет другого божества.

А после: Епископ, вождь — акиб и знать населения Наджрана иракского пришли ко мне, подали жалобу и ознакомили меня с условиями, поставленными им Умаром. Я узнал то, что они претерпели от муслимов, джизью в платьях я уменьшил на 30 штук, простив им ее во имя Аллаха всевышнего — велика слава его. Я признал за ними земли, дарованные им Умаром вместо их земли в Йамане. Обходись с ними хорошо, они ведь народ, пользующийся покровительством, а между мной и ими — добрые отношения. Ты посмотри грамоту, написанную им Умаром, и выполни [87] все условия, а прочитав их грамоту, верни ее им. Мир. Писал Хумран ибн Абан. Половина ша'бана 27 года (Начало ша'бана 27 г.: 1 мая 648г.).

Когда халифом стал Али — да будет доволен им Аллах — и отправился в Ирак, к нему пришли жители Наджрана. Мне сообщил ал-А'маш со слов Салима ибн Абу Джа'да о том, что пришел епископ Наджрана к Али — да будет доволен им Аллах — с грамотой на красной коже и сказал: Прошу тебя, повелитель верующих, чтобы рука твоя подписала и язык твой заступил, подразумевая под этим: с тем, чтобы ты нас вернул в нашу страну. Сказал: Но Али — да будет доволен им Аллах — отказал ему вернуть их, говоря: О ты, несчастный! Умар ведь был (человеком) праведных поступков.

Сказал: Умар — да будет доволен им Аллах — выслал их, ибо он в них (видел) опасность для муслимов: они ведь приобретали в своей стране оружие и коней. Умар (поэтому) выселил их из Наджрана йеменского и поселил их в Наджране иракском. Они полагали, что Али, если он не одобрит образа действий Умара, их наверняка вернет в свою страну.

Али после этого написал им: Во имя Аллаха милостивого, милосердного. Эта грамота от раба Аллаха Али ибн Абу Талиба, повелителя верующих, жителям Наджрана. Вы принесли мне грамоту, написанную пророком Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует. Она содержит условия, (на которых) была вам гарантирована неприкосновенность личности и имущества. Я остаюсь верным тому, что вам написали Мухаммад, да благословит его Аллах да приветствует, Абу Бакр, Умар. Кто ни придет к ним из муслимов, пусть обращается с ними дружелюбно, не чинит им несправедливости, не совершает насилия, не уменьшает ни одного из данных им прав.

Писал Абдаллах ибн Абу Рафис 10 джумада I, год 37 (24 ноября 657г.) со времени вступления посланника Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — в Мадину.

Абу Йусуф сказал: Эти платья, о которых говорили, были обязательством на их земли и на джизью с их головы. Оно делилось по числу голов мужчин, не принявших ислам, и по числу земельных участков Наджрана, если даже кто-либо из них и продавал свою землю частично или полностью муслиму, зиммью или таглибиту. В отношении распределения этого обязательства с земли женщины и дети приравнены к (мужчинам), когда они владеют землями, а что касается джизьи с их голов, то женщины и дети от нее свободны.

В современном Наджране они не обязаны ни угощать, ни оказывать гостеприимство, ни вносить чрезвычайных поборов послам или вали. Это было только во времена пророка — да благословит его Аллах да приветствует — и когда они жили в Наджране йеменском, а не в современном Наджране. [88]

Сказал: Если кто-либо из населения Наджрана покупает землю из земли хараджа, то он платит с нее харадж. Он не избегает ни того хараджа, который он платил в Наджране со своего земельного участка, ни того (налога), который он обязан платить в платьях в качестве джизьи с головы и земли, если эта земля будет у него именно в Наджране. Это потому, что платья взимают с них в счет джизьи с их головы исключительно на территории Наджрана.

С жителями Наджрана следует обращаться снисходительно и хорошо, соблюдать (оказываемое им по договору) покровительство, не облагать выше их платежеспособности, не подвергать насилию и притеснению, не причинять убытков и не чинить препятствия, не облагать их чрезвычайными повинностями и поборами.

Абу Йусуф, стр. 71—75.

(пер. Л. И. Надирадзе)
Текст воспроизведен по изданию: Хрестоматия по истории Халифата. М. МГУ. 1968.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.