Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

8. Евтихий. Сведения переведенных нами отрывков из сочинения этого автора можно разделить на два разряда. В первый разряд войдут все те известия. которые Евтихий мог почерпнуть лишь из христианских источников. Ко второму разряду относятся данные, которые он мог заимствовать либо из христианского, либо из мусульманского источника.

К первому разряду бесспорно относятся те места, где говорится о церковных делах. При этом в руках Евтихия могли быть сочинения, написанные вне Египта, либо в Египте, либо и те и другие. Так как Евтихий был патриархом александрийским, то в его руках должны были находиться сочинения местные, египетские, что и подтверждается при просмотре его сообщений о церковных делах. К числу известий египетского происхождения мы относим следующие:

Сообщение о споре Софрония, александрийского монаха, впоследствии патриapxa Иерусалимского, с Киром, патриархом александрийским (стр. 259—60 перев.).

Сведения о разрешении 'Абд-ал-'Азиза построить в Египте новые церкви (стр. 273 перев.).

Известие о возвращении при халифе Хишаме мелькитам тех церквей в Египте, которые были захвачены яковитами (стр. 276—7 перев.). [139]

Сообщение о возвращении мелькитам церквей в Египте при ар-Рашиде (стр. 278—9 перев.).

Рассказ об обновлении в Иерусалиме купола храма Воскресения исключительно на средства одного богатого египтянина (стр. 279—282 перев.).

Сведения о разрешении при Ма'муне построить новые церкви в Египте (стр. 282—4).

Известие о молении христиан за Ахмеда-ибн-Тулуна (стр. 287 перев.).

Данные об Александрии и Иерусалиме во время царствования ал-Муктефи (стр. 288—9 перев.).

Таким образом мы не можем сомневаться в том, что у Евтихия было в руках сочинение христианского автора, относящееся к истории церкви в Египте. Но, кроме сведений о Египте, Евтихий дает нам еще сведения о положении церковных дел в Иерусалиме и в Антюхии. Заключались ли эти сведения в его египетском источнике? Иерусалим находится сравнительно недалеко от Египта; нет сомнения, что египтяне часто посещали колыбель христианства и могли быть лучше, чем кто-либо, осведомлены о делах этого города. Даже в тех немногих отрывках, которые переведены нами, находятся указания на сношения египтян с Иерусалимом. Софроний, патриарх Иерусалимский, был сначала монахом в Александрии. Патриарх Косьма, посетивший Дамаск. едва ли упустил этот случай посетить и Иерусалим (Стр. 276—7 перев.), то же надо думать и о патриархе Балатиане, который ездил к халифу ар-Рашиду (Стр. 278—9 перев.). Купол церкви Воскресения был обновлен на египетские деньги (Стр. 279—80 перев.). Патртарх Христодул был посвящен в [140] Иерусалиме (Стр. 288 перев.). Следовательно, мы в праве предполагать, что если в местном источнике Евтихия были сведения о какой-либо другой патриархии, кроме александрийской, то эти сведения, по всей вероятности, относились к патриархии Иерусалимской. Это предположение подтверждается тем обстоятельством, что сведения Евтихия о Иерусалимской патриархии полнее и подробнее сведений о патриархии антиохийской; по-видимому, особых сочинений об этой последней у него не было. Количество, содержание и объем сведений Евтихия о трех соседних патриархиях вполне объясняется при предположении, что он пользовался египетским сочинением, в котором находились не только сведения о Египте, но и об Иерусалиме и Антиохии. Утверждать, что в руках Евтихия были сочинения, специально относящиеся к Иерусалиму и Антиохии во времена арабов, у нас нет оснований.

Кроме сведений о чисто церковных делах, у Евтихия встречаются другие, без сомнения заимствованные не из мусульманского источника. Рассказывая о битве при Ярмуке, Евтихий расходится со всеми остальными писателями и относительно названия битвы (Он называет эту битву “битвой при Якусе”. Все остальные писатели знают о ней под названием “битвы при Ярмуке”. Один Eвтихий ни разу не называет Ярмука) и относительно причины поражения румов, которое у него приписывается единственно вероломству правителя Дамаска, Мансура (Стр. 261-3 перевода); это имя неизвестно мусульманским писателям. Согласно версии Евтихия, византийцы были разбиты по чистой случайности, вследствие ночной паники, причем арабы, судя по тексту Евтихия, даже и не вступали в бой. Такая версия указывает [141] на автора христианина, византийца. На него же указывает сообщение Евтихия о вторичном предательстве Мансура, который, сдавая Дамаск Халиду. выговорил пощаду себе и жителям Дамаска, т. е. местным жителям, сирийцам, "за исключением румов", из чего можно заключить, что Мансур предоставил арабам вырезать, если они того пожелают, византийский гарнизон города. Такое стремление свалить всю вину поражения на местных жителей могло возникнуть только у византийца. — Рассказа о посещении 'Омаром I церкви Воскресения в Иерусалиме, о его молитве на лестнице храма Константина, о том, как Софроний указал ему местo для постройки мечети (Стр. 267, 270 перев.), не имеется ни у ал-Белазурия, ни у ал-Я'кубия, ни у ат-Табария. У этих авторов нет также сообщаемых Евтихием известий о посещении 'Омаром Вифлеема (Стр. 270 перев.). Мы думаем, что все эти известия взяты из источника христианского.

Ко второму разряду известий Евтихия мы относим такие, которые он мог заимствовать, прямо или косвенно, от мусульманских писателей. На стр. 256 перев. Евтихий говорит, что Абу-Бекр, собирая войска для похода в Сирию. написал в Иемен, ат-Таиф и Мекку. Такую же фразу мы встречаем у ал-Белазурия (Стр. 42,6 —8, перев.). Между тем ат-Таиф далеко не столь выдающийся город, чтобы его ставить наравне с Иеменом и Меккой. В христианском источнике, опирающемся на ходячие среди христиан слухи, можно было ожидать скорее названия: 'Оман, Неджд, чем ат-Таиф. Вслед за этим известием перечислены предводители арабской армии. Tе же предводители перечисляются и [142] у мусульманских авторов, где они названы, как и у Евтихия, двойными именами; византийский первоисточник удовольствовался бы именами простыми. Указание пути, которого держался 'Амр по дороге в Палестину, восходит в конце концов к сведениям мусульманским. Помещенное на той же 256 стр. перев. наставление Абу-Бекра вождям армии служит к прославлению гуманности халифа; подобное же наставление имеется у мусульманских писателей (Taбapий, стр. 139-40 перев.; ал-Вакидий, 18 перев.); едва ли кто станет утверждать, что это наставление происхождения христианского. Сведения об 'Амре при Тадуне и Газзе о его просьбе прислать ему подкрепления и об отправке ему на подмогу Халида-ибн-Валида (Стр. 256-7 перев.) настолько сходны с известиями ал-Белазурия (Стр. 44-5 перев.), что вызывают предположение об источнике общем обоим авторам. Рассказ Евтихия о хитрости 'Амра под Газзой (Стр. 257-8 перев.) совпадает с подобным же рассказом ат-Табария о хитрости 'Амра при Аджнадейне (Стр. 1790-1 перев.) и 'Алкамы под Газзой; между тем прославление одного из вражеских предводителей едва ли могло быть приятным визанийцу-христианину (Заметим, что у Евтихия целых три версии об отправлении Амра в Египет. См. стр. 271 перев.). Перечисление арабских племен, вошедших в состав армии румов (Стр. 261 перев.), напоминает таковое же перечисление у ал-Белазурия и у ат-Табария (Стр. 71-2, 194 перев.); у этого последнего оно наиболее полно, причем в начале перечисления, как и у Евтихия, находится термин "нечистокровные арабы". Сходство понятно, если допустить, что первоисточник обоих авторов один и тот же (Табарий излагает по Ибн-Исхаку; ал-Белазурий без указания источника). Этот список арабских [143] племен, интересный для араба, но не для византийца, сообщается с целью пояснить, какие громадные силы собрал Ираклий, и превознести храбрость мусульман, победивших эти полчища; такого приема мы скорее можем ожидать от мусульманина, нежели от христианина. Сведения о расположении арабских вождей при разных воротах Дамаска (Стр. 264 перевода) сходны с сведениями ал-Белазурия и ал-Якубия (Стр. 55, 100—1 перевода); у Евтихия и ал-Белазурия вожди названы в том же самом порядке, и у обоих авторов при имени Язида названо двое ворот: Баб-ас-Сагир до ворот Баб-Кейсан. Объяснить такое совпадение проще всего — допустив общий источник. При описании посещения Иерусалима 'Ома-ром Евтихий упоминает о споре относительно киблы (Стр. 269—70 перевода), о котором говорят и мусульманские авторы; для христианина этот спор не имел никакого значения. Bcе эти места заставляют нас предположить, что Евтиxий, прямо или косвенно, пользовался мусульманскими источниками. Невероятно, чтобы при составлении своей истории, в которой, к тому же, даты часто выражены в годах царствования халифов, Евтихий заранее принял решение не пользоваться сочинениями мусульман, приобрести которые он мог без малейших затруднений.

Но если Евтихий и пользовался мусульманским источником. то, во всяком случае, этим источником не может быть ни ал-Белазурий, ни ал-Я'кубий. ни ат-Табарий. Порядок, в котором названы у Евтихия предводители войск, посланных Абу-Бекром в Сирию, не совпадает с порядком этих же имен [144] у приведенных арабских авторов (Евтихий (стр. 256 пep.): 'Амр, Шурахбиль, Абу-'Убейда, Язид; ал-Белазурий (стр. 42—3 пер.): Халид, Шурахбиль, 'Амр, Абу-'Убейда; Я'кубий (стр. 98 пер.): Язид, Абу-'Убейда, Шурахбиль, 'Амр; ат-Табаpий (стр. 141): 'Амр, Язид, Абу-'Убейда, Шурахбиль). Хотя наставление, данное, по Евтихию, Абу-Бекром вождям армии (Стр. 256 перев.) сходится по содержанию и по выражениям с наставлением, помещенным у ат-Табария (Стр. 139—40 перев.) (со слов Сейфа) и у ал-Вакидия (Стр. 18 перев.), но у ат-Табария наставление обращено не к предводителям главного похода, a к Усаме, при отправлении его в набег тотчас после смерти Мухаммеда; у ал-Вакидия наставление влагается в уста Мухаммеда, а не Абу-Бекра, и обращено к Зейду перед походом в My'ту. В других местах ат-Табария (Стр. 170 и 148 перев.) (со слов Ибн-Исхака и Сейфа) говорится, правда, что Абу-Бекр. провожая Язида на пути в Cирию, прочитал ему наставления; но текст этих наставлений у ат-Табария не приводится. Следовательно, хотя первоисточник данных наставлений восходит по меньшей мере к началу IIв. хиджры (Ибн-Исхак ум. l51), но до Евтихия он дошел не через посредство упомянутых нами авторов, а в иной редакции. — Сведения о первых военных действиях наступающей арабской армии в Палестине изложены у Евтихия (Стр. 256- 7 перев.) довольно сходно с изложением ал-Белазурия (Стр. 44—5 перев.); у обоих упомянуты Газза, Тадун (или Дасин); у обоих Амр просит подкрепления, и Абу-Бекр шлет к нему Халида-ибн-ал-Валида; но порядок изложения неодинаков (У Евтихия сначала Газза и Тадун, потом просьба 'Амра и прибытие Халида; у ал-Белазурия сначала просьба 'Амра, затем приказ Халиду и наконец Дасин и не упомянутая у Евтихия битва при ал-'Арабе. 'Амр стоит, по выражению Евтихия, в местности прилегающей к Хиджазу, а по выражению ал-Белазурия — на границе Палестины); обе редакции различны. По ат-Табарию, [145] 'Амр был послан в подкрепление Язиду, Абу-'Убейде и Шурахбилю и остановился при Гамр-ал-'Арабате (Стр. 170—1 перев.); по Евтихию (Стр. 256 перев.), 'Амр был главнокомандующим. — Рассказ о хитрости 'Амра приурочивается Евтихием к осаде Газзы; по ат-Табарию, дело было при Аджнадейне (Стр. 1790—1 перев.); в другом же месте ат-Табарий сообщает, что под Газзой 'Алкама поступил так, как 'Амр с Артабуном (при Аджнадейне) (Стр. 437 перев.; Т. SI, 2397—8). Эти редакции расходятся с редакцией Евтихия. — Перечисление составных частей армии Ираклия в общих чертах сходно у Евтихия, ал-Белазурия и ат-Табария (Стр. 261, 71-2, 194. перев.); но Евтихий называет кельбитов и бедуинов, которые не названы ни у ал-Белазурия, ни у ат-Табария, а этот последний упоминает белькайнитов, бели'итов, 'амилитов и куда'итов, опущенных у Евтихия. Ал-Бeлaзypий опускает имя предводителя румов, между тем как Евтихий называет Махана, а ат-Табарий, по Ибн-Исхаку, называет предводителя Сакелларием (Стр. 194 перев.) (по Сейфу: Викарий) (Стр. 152 перев. По Сейфу, Бахан при Ярмуке командует обоими крылами; у Ибн-Исхака он на втором плане (стр. 196 перев.)). — Описывая битву при Ярмуке, Евтихий не называет Ярмука, но зато дает название долины Вади-р-Рукад, не упомянутое ни у ал-Белазурия, ни у ал-Я'кубия, ни у ат-Табария. — По Евтихию (Стр. 267 перев.), Иерусалим сдается после того, как был осажден всеми вождями мусульман в присутствии 'Омара. По ал-Белазурию (Стр. 77 пер.). Иерусалим сдается Абу-'Убейде с тем, чтобы договор заключил 'Омар, а по другой версии сдается Халиду-ибн-Сабиту ал-Фехмию, причем 'Омар подтверждает договор. Первая версия ал-Белазурия повторяется у ал-Я'кубия (Стр. 103 перев.). У [146] ат-Табария (по Сейфу) (Стр. 1795—7 перев.) договор с Иерусалимом был заключен 'Омаром в ал-Джабии, куда явились представители Илии; у этого же писателя упомянута и версия сходная с версией ал-Белазурия и ал-Я'кубия (Стр. 1796 перев.); все эти авторы расходятся с Евтихием. О сдаче города патриархом Софронием упоминает только Евтихий.— Сведения о требовании 'Абд-ал-Мелика уступить ему церковь Св. Иоанна в Дамаске, об отнятии этой церкви у христиан при ал-Валиде и о жалобе христиан 'Омару II по существу своему одинаковы у Евтихия, ал-Белазурия и ат-Табария (Стр. 272, 274, 275; 62, 63; 213-4); но редакции этих сообщений различны. Только Евтихий называет Абу-Идриса ал-Хаулания (Стр. 275).

Эти данные приводят нас к заключению, что у Евтихия не было в руках сочинений ни ат-Табария, ни ал-Белазурия, ни ал-Я'кубия.

При рассмотрении известий Евтихия о делах церковных. мы пришли к заключению, что он пользовался каким-то местным, египетско-христианским источником. Есть признаки, указывающие, что между бывшими в руках Евтихия источниками мусульманскими было тоже какое-то сочинение местное, египетское. Сообщая об отправлении вождей в Сирию при Абу-Бекре, Евтихий говорит, что главнокомандующим был 'Амр (Стр. 256 перев.). Это мнение разделяется далеко не всеми мусульманскими авторами, предшественниками Евтихия. По Абу-Михнафу (Стр. 43 перев.), главнокомандующим при соединении отрядов был назначен Абу-'Убейда, "а если не он, то Язид". Ал-Белазурий, у которого сохранилось это сообщение Абу-Михнафа, опровергает его, говоря, что Абу-Бекр действительно хотел назначить [147] Абу-'Убейду главнокомандующим, но этот последний отказался. Тут же (Стр. 43 перев.) сообщается, что войско 'Амра было только резервом для мусульман. Это последнее сообщение сходится с известием ал-Я'кубия (Стр. 98 перев.) о движении 'Амра с подкреплением к Абу-'Убейде, главнокомандующему при Абу-Бекре; с известием Ибн-Исхака (Стр. 170 перев.) о том, что 'Амр выступил в поход позже всех, и с сообщением 'Омара-ибн-Шеббы (Стр. 171 перев.) о том, что 'Амр был послан в подкрепление. Судя по тексту Сейфа (Стр. 147 перев.), можно думать, что 'Амр занимал положение равное положению ал-Валида-ибн-'Укбы. и что Язид, поставленный во главе "громадного войска", стоял выше 'Амра. Немного дальше Сейф (Стр. 148 перев.) прямо говорит, что Абу-Бекр назначил начальником "собравшихся" (Язид, Сухейль и др.) Абу-'Убейду, а это, как мы видели, опровергается ал-Белазурием. Еще дальше Сейф (Стр. 155 перев.) утверждает, что до прибытия Халида-ибн-ал-Валида у арабов не было общего начальника. По словам aл-Baкидия, Абу-Бекр назначил каждому эмиру особый округ, и главнокомандующим был тот, в чьем округе происходила битва (Стр. 44 перев.). По словам Сейфа, 'Омар написал Абу-'Убейде: "пусть начальник каждой области и каждого отряда командует всеми войсками, пока они не выступят из пределов его округа" (Стр. 184 перев.). Bсе эти сообщения не сходятся с безусловным утверждением Евтихия, что главнокомандующим при отправлении войск в Сирию был 'Амр. Один только Са'ид-ибн-'Абд-ал-'Азиз ат-Танухий (У Ал-Белазурия, стр. 51 перев.) (ум. 167) говорит, что когда до прибытия Халида-ибн-ал-Валида вожди соединялись, то главнокомандующим бывал 'Амр. [148] Предпочтение, оказанное Евтихтем этой версии, можно сопоставить с тем предпочтением 'Амру вообще, какое мы находим в тексте нашего автора. Излагая завоевание Сирии менее подробно, чем ал-Белазурий, и очень сокращенно сравнительно с ат-Табарием, Евтихий, тем не менее, находит возможным подробно изложить рассказ о хитрости 'Амра под Газзой (Не имеющийся у ал-Белазурия) и поместить целых три версии об одном только отправлении 'Амра в Египет. Если мы вспомним, что 'Амр завоевал эту страну, которая впоследствии была уступлена ему Му'авией в пожизненное владение; что в Египте поселилось много соратников 'Амра, и что, следовательно, там должны были находиться в обращении рассказы о завоевании Палестины преимущественно со слов 'Амра, его потомков и соратников, которым было естественно превозносить своего предводителя и сообщать главным образом о его действиях, то мы придем к заключению, что одним из мусульманских источников Евтихия было сочинение, написанное на основании показаний мусульман в Египте.

Согласно изложенному, Евтихий пользовался двоякого рода источниками: христианскими, в числе которых были христианско-египетские, и мусульманскими, в числе которых были египетско-мусульманские. Мы не можем сказать, заключались ли эти источники в одном сочинении, или в двух, или в нескольких, но несомненно, что если Евтихий пользовался сочинением, составленным на основании и христианских и мусульманских данных, то автор такого сочинения должен был быть христианином, подданным мусульман. На одного такого автора, жившего до Евтихия, мы можем [149] указать. Это Феофил астролог, находившийся при дворе халифа ал-Мехдия (царствовал 158 — 169 г. хиджры) (См. Барон В. Розен, Заметка о летописи Агапия Манбиджского, в Журн. Министерства Народ. Просвещ. 1884 стр. 74). Из сочинения этого Феофила черпает Агапий Манбиджский, составивший свое сочинение около 941 г. (329 — 30 хиджры) (Евтиxий ум. 940 по Р. X. (328 хиджры)). Но сведения Евтихия и Агапия о битве при Ярмуке настолько расходятся, что едва ли у них был общий источник (По Агапию (Бар. В. Розен lос. cit. 65) битва была при Ярмуке; по Евтихию: в Джаулане, при Вади-р-Рукад в местности, называемой Якусой; названия: “Ярмук” у Евтихия нет; по Агапию греков было убито столько, что из тел убитых образовался мост; этого у Евтихия нет. Агапий называет Сергия, правителя Kecapии; у Евтихия этого имени нет. Рассказ Евтихия несравненно пространнее изложения Агапия).

Что касается мусульманских источников, то мы могли сравнить текст Евтихия только с теми из них, которые переведены нами. Выше мы пришли к заключению, что у Евтихия был египетско-мусульманский источник. Согласно содержанию летописи нашего автора, этот источник был сочинением по истории вообще, а не монографией об одном лице, городе, династии или стране. Таких летописей, написанных египтянами до Евтихия, мы нашли две: летопись ат-Taxaвия (ум. 321) (Wuestenfeld, Geschichtschr. d. Araber, стр. 33-4) и летопись Абу-Рифа'а (ум. 289) (Ibid. стр. 28). Первый из них скончался за 7, а второй за 39 лет до смерти Евтихия. Их сочинения могли быть в его руках.

Мы видели, что, насколько можно судить по переведенным нами отрывкам, Евтихий не пользовался сочинениями ни ал-Белазурия, ни ал-Я'кубия, ни ат-Табария. Но эти последние авторы пользовались многими источниками, среди которых некоторые могли [150] послужить источниками либо самому Евтихию, либо тем авторам, которыми он пользовался. Описание взятия Дамаска по Евтихию в своих главных чертах сходится с одной из редакций ал-Белазурия (стр. 55 — 58 перев.), передаваемой им, к сожалению, без указания источника. Заметим прежде всего, что мусульманские авторы не согласны между собой ни относительно даты данного события, ни по вопросу, кто был главнокомандующим, ни в том, кому сдался город, ни об условиях сдачи. Отлагая рассмотрение этих вопросов до второй части введения, мы укажем на сходство одной из редакций ал-Белазурия и рассказа Евтихия. — Порядок имен предводителей арабов и названий ворот Дамаска, при которых они остановились, одинаков у Евтихия (стр. 264 пер.) и у ал-Белазурия (стр. 55 пер.); у ал-Я'кубия (Стр. 100—1 перев.) и у ат-Табария (Стр. 185 перев.) порядок имен другой. Только у Евтихия и ал-Белазурия упомянуты ворота Кейсана. — По Евтихию и ал-Белазурию, город сдается Халиду (стр. 264 и 58 пер.), между тем как ал-Я'кубий ставит на первое место версию, по которой город сдается Абу-'Убейде (Стр. 101 перев.); по Сейфу (у ат-Табария) (Стр. 186—8 перев.), Халид взял город приступом, мир же был заключен другим предводителем; по ал-Вакидию (У ал-Я'кубия, стр. 101 перев.) город сдался Халиду; по Ибн-Исхаку (У ат-Taбария, стр. 180 перев.), мир был заключен от имени Халида; по Абу-Михнафу (У ал-Белазурия, стр. 58 перев.), Халид взял Дамаск с бою, а Абу-Убейда вступил в него по мирному договору (согласно известиям Сейфа и ал-Я'кубия). — Только у Евтихия (265 пер.), да в безымянном источнике ал-Белазурия (стр. 56 пер.) есть текст грамоты Халида, [151] но ни у того, ни у другого не упомянута в условиях сдачи уступка мусульманам половины всего (Сейф, стр. 188,23-5, пер.), или половины домов и церквей (Хейсам-ибн-'Адий, стр. 58,21, перев.); ал-Вакидий (стр. 58—9) говорит, что читал грамоту Халида и не нашел в ней указания на половину домов и церквей. — По Евтихию и по ал-Белазурию (стр. 265, 58 перев.), лицо, которое сдало Халиду город, вступает в него с развернутой грамотой в руках; остальные историки об этом обстоятельстве не упоминают. — На основании этих данных мы считаем вероятным, что один из источников aл-Бeлaзypия, не названный им, послужил также источником и для Евтихия. Однако между обеими редакциями есть разница и разногласие. Рассказ ал-Белазурия подробнее; Евтихий опускает Шурахбиля, стоявшего, по ал-Белазурию, при воротах Баб-ал-Фарадис (стр. 55 и 264 пер.); по Евтихию, город сдан Мансуром (стр. 264), а по ал-Белазурию — епископом (согласно ал-Вакидию; стр. 58 и 101 перев.); хотя грамота Халида, по Евтихию (стр. 265 перев.) сходна по содержанию с той же грамотой по ал-Белазурию (стр. 56 пер.), но их редакции различны, причем по ал-Белазурию грамота была написана за некоторое время до взятия города (стр. 56 пер.), а по Евтихию (стр. 264-5 пер.) непосредственно перед сдачей. Это последнее разногласие, а также опущение имени Шурахбиля можно объяснить желанием Евтихия (или автора, которым он пользовался) сократить рассказ; но согласовать "Мансура" Евтихия с "епископом" ал-Белазурия можно только предположив, что в первоисточнике стояло: "епископ Мансур". Если отвергнуть такое предположение, то придется признать, что существовало две [152] редакции первоисточника: одна, соответствующая истине, другая — исказившая ее. Как бы то ни было, рассказ о взятии Дамаска, помещенный у Евтихия, восходит, в главных своих чертах, ко времени ал-Белазурия (ум. 279), т. е. к III в. хиджры; если же мы найдем указания на то, что в числе не названных ал-Белазурием авторов, со слов которых он передает сходный с текстом Евтихия рассказ, предшествуемый словом: "говорят" (стр. 55, 57 пер.), подразумеваются ал-Вакидий и Ибн-Исхак, то редакцию Евтихия, в ее главных чертах, можно будет отнести ко II в. хиджры. Означенный рассказ у ал-Белазурия — рассказ сводный, составленный из сообщений нескольких авторов, на что и указывает предпосланное ему выражение: "говорят". Ал-Белазурий, в других местах, ссылается и на Ибн-Исхака, и на ал-Вакидия; следовательно, возможно, что и в данном месте он пользовался ими; но прямых указаний на это нет.

Текст грамоты 'Омара Иерусалиму, помещенный у Евтихия, по своему содержанию почти что совпадает с таковым же текстом, помещенным у ал-Я'кубия (стр. 104, 267 пер.) (У Евтихия нет последних слов текста ал-Я'кубия: ***. Эти последние слова переведены на стр. 104: разве вы провинитесь в полном нарушении установленного порядка. В настоящее время я считаю этот перевод не вполне верным. Буквально: разве что вы сделаете новшеством полным (или: всеобщим) — за исключением того, что будет вами сделано совершенно заново т. е. за исключением тех совершенно новых церквей, которые вы построите в будущем. 'Омар обещает, что церкви не будут ни обитаемы мусульманами, ни разрушены, но исключает те совершенно новые церкви, которые христиане вздумают построить после заключения договора. Для христиан было выгодно умолчать об этом исключении. Однако у ат-Табария (стр. 1797 перев.) данное исключение отсутствует); его можно отнести к началу III в. хиджры. Но этот текст несравненно короче [153] текста, помещенного у ат-Табария (стр. 1797 пер.) со ссылкой на Халида (-ибн-Ма'дана; ум. 103) и 'Убаду (-ибн-Нусейя; ум. 118); этот последний текст относится к I веку хиджры. Текст Евтихия почти буквально передает существеннейшую часть текста ат-Табария, опуская все, что только можно опустить; в тексте же ал-Я'кубия есть условие, не находящееся у ат-Табария. Если не считать текста ат-Табария подложным, — а считать его таковым нет оснований, — то надо признать, что у Евтихия и ал-Я'кубия текст грамоты 'Омара крайне сокращен. Так как у ал-Я'кубия есть в тексте оговорка, которой нет в восходящем к I в. хиджры тексте ат-Табария, то надо полагать, что эта оговорка вставлена между I и III веками хиджры. По смыслу оговорки, новые церкви, построенные христианами после завоевания, могут быть заняты мусульманами и разрушены. Первый халиф, о котором арабcкиe историки говорят, что он приказал разрушать церкви, — Харун ар-Рашид (в 191 г. см. стр. 238 пер.). Но уже об 'Абд-ал-'Азизе (Был правителем Египта от 66 по 85 г., см. И. Тгр. I, 196—231), брате 'Абд-ал-Мелика, говорится, что он позволил выстроить новую церковь в Египте (По Eвтихию; стр. 273 перев.). Следовательно, уже тогда строить новые церкви без особого разрешения не полагалось. Если это так, то появление означенной оговорки (Относящейся к Иерусалиму) следует отнести к царствованию 'Абд-ал-Мелика, который, задумав обратить Иерусалим в средоточие мусульманства, соорудил купол ас-Сахры и мечеть ал-Аксу (Постройка была начата в 66 г., а окончена в 73. См. стр. 1214 перев.). Во времена Харуна известный законовед, Абу-Юсуф (Бывший судьей в Багдаде при ал-Мехдии, ал-Хади и Харуне), написал этому государю целый трактат [154] о том, как обращаться с зиммиями. Уже одно появление такого трактата показывает нам, что в те времена вопрос об обращении с зиммиями был вопросом спорным и злобою дня. Наиболее фанатичные желали разрушить все церкви в городах и столицах (Cтp. 1327,12—17, перев.); это собирался сделать и халиф Харун ар-Рашид (Стр. 1327,24 — 5, перев.), но Абу-Юсуф отговорил его. По мнению этого юриста, церкви, существовавшие при заключении договоров с зиммиями, разрушать нельзя. Это мнение согласно с заключенными договорами. При сдаче каждого христианского города после вопроса об обеспечении жизни и имущества неизбежно должен был возникать вопрос о сохранении церквей. Доказательством этому вышеупомянутые тексты Евтихия, ал-Я'кубия и ат-Табария, а также договоры Халида по Абу-Юсуфу (стр. 1326-7, пер.). Другое дело — вопрос о постройке новых церквей в будущем. По мнению Абу-Юсуфа, их следует разрушать. В переведенной нами части его сочинения он говорит об этом пять раз. На стр. 1316 он не делает никакой ссылки; на стр. 1319,12-15, он ссылается на договоры вообще, причем слова о новых церквах имеют вид приписки к общему тексту. На той же стр. 1319,18-23, Абу-Юсуф ссылается на Мекхуля Сирийца (ум. 112), который цитирует договор Абу-'Убейды с зиммиями. Но Абу-'Убейда никогда не заключал договора со всеми сирийцами сразу, а заключал с каждым сдавшимся ему городом отдельный договор; о каком именно из этих договоров идет речь — не сказано. Из текста Абу-Юсуфа можно заключить, что автор сообщения полагает, будто Абу-'Убейда заключил один [155] договор со всеми сирийцами (Стр. 1319 перев.: вступив в Сирию ***). Текст договора, сообщенный Абу-Юсуфом вовсе не сходится с договором, заключенным, по ал-Вакидию и ат-Табарию, Абу-'Убейдой с жителями Химса (Якут, II, 335 и стр. 1787 перев.). Прибавим к этому, что подлинность договора, передаваемая Абу-Юсуфом, является сомнительной еще и потому, что автор не называет лица, через посредство которого передает слова Мекхуля. На стр. 1327 Абу-Юсуф, который перед этим сообщает содержание нескольких договоров, заключенных зиммиями с Халидом, снова утверждает, что обеспеченное договором не следует разрушать, и прибавляет: что касается новопостроенных храмов и церквей, то они подлежат разрушению. Эта прибавка вовсе не опирается на договоры Халида, в которых нет ни слова о новопостроенных храмах. Наконец, на стр. 1328 ссылка на Ибн-'Аббаса, который отвечает на вопрос иноплеменников о постройке новых церквей, что в городах, основанных арабами, нельзя строить храмы, а в остальных следует придерживаться договора. Если это действительно слова Ибн-'Аббаса, и он говорил с полным знанием положения дел, то выходит, что в некоторых городах новые церкви можно было строить, а в других нельзя, смотря по условиям заключенных договоров. Итак, Абу-Юсуф, возвращаясь пять раз к вопросу о новых церквах, ни разу не подтверждает своего мнения достойной полного доверия ссылкой. В первый раз ссылки нет; во второй ссылка неопределенна, и положение о новых церквах имеет вид приписки; в третий раз сомнительны иснад и [156] содержание ссылки; в четвертый раз ссылка противоречит мнению Абу-Юсуфа; в пятый — ссылка не может служить доказательством мнения Абу-Юсуфа в полном его объеме. Отсюда мы заключаем, что во времена Харуна не было документальных доказательств права мусульман разрушать новопостроенные церкви, и что оговорка, упомянутая в тексте ал-Я'кубия, появилась около второй половины II в. хиджры (При ар-Рашиде (ум. 193) пли после него, но до ал-Я'кубия (ум. после 292 г.)). Из текста ат-Табария видно, что при омейядах новые церкви строились (Стр. 215,25—6, перев.; Renaudot, Hist. patriarch. alexan. 1713, стр. 173, 178, 184). Мы думаем, что в договорах, заключенных с зиммиями, постройка новых церквей не была предусмотрена. Этот пробел толковали двояко: христиане рассматривали его, как отсутствие запрещения; мусульмане — как отсутствие дозволения. Конечно, сооружение новых церквей было не-приятно для мусульман. Строить новые храмы без разрешения властей христиане могли отважиться разве что в местностях, удаленных от мусульманского населения. Однако, в виду отсутствия прямого запрещения, некоторые мусульманские правители могли, получив надлежащую взятку, разрешить христианам построить новую церковь даже и на виду у мусульман. Только тогда, когда таких церквей накопилось достаточно, мусульмане спохватились и стали разрушать их. При пользовании Евтихием и сравнении его известий с известиями других авторов следует постоянно иметь в виду отзыв Яхъи Антиохийского, продолжателя летописи Евтихия, о труде этого последнего. Ознакомясь в Антиохии с новыми для него летописателями, Яхъя говорит:"И намеревался я [157] еще исправить летопись Са'ида, сына Батрика, патpиapxa, и прибавить к ней те сведения, о которых он умолчал и не ясно сказал, и изменить в ней те, которые он перепутал и с достоверностью не мог разведать и поэтому изложил не согласно с истиной: но я увидел, что это будет слишком долго и по необходимости поведет к увеличению книги и совершенно изменит ее содержание. Поэтому я оставил это (намерение)" (Барон В. Розен, Вaсилий Болгаробойца, СПб., 1883, стр. 016).

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.