Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

I. Ибн-Исхак (Ссылки на страницы без указания автора или с одним его именем относятся к нашим переводам; ссылки с указанием томов, номеров, или издателей относятся к восточным или европейским изданиям сочинений, которыми мы пользовались). Большинство традиционистов II и III века хиджры считали Ибн-Исхака надежным передатчиком преданий вообще, а в особенности преданий о походах, предпринятых арабами в первые десятилетия хиджры. Так (по Ибн-Халликану, № 623) Ибн-Шихаб аз-Зухрий (ум. 124) смотрел на него, как на авторитет по истории походов; Шу'ба-ибн-ал-Хаджжадж (ум. 160) (См. Зex. Class, p. I, стр. 12. (Допущенные в ссылках сокращения указаны на стр. 1469)) - считал Ибн-Исхака "повелителем верующих" в области предания; Суфьян-ибн-'Уейна (ум. 198) (II. Кут. 254) говорит, что не застал в живых никого, кто питал бы сомнение относительно надежности Ибн-Исхака. Знаменитый аш-Шафи'ий (ум. 204) хвалит его книгу походов; не менее знаменитый Ахмед-ибн-Ханбал (ум. 241) и Яхъя-ибн-Му'ин (ум. 233) (Зex. Class, p. II, стр. 5—6) смотрят на Ибн-Исхака, как на надежного передатчика преданий и пользуются сообщенными им хадисами в качестве доказательств своих мнений. Значительно позднейший писатель, Ибн - Халликан (ум. 681), ознакомясь с мнениями своих предшественников о достоинствах Ибн-Исхака, говорит: "большинство ученых считало [2] его в области хадиса надежным; что же касается походов и жизнеописаний, то нельзя не сказать, что в этой области он стоит впереди всех" (Букв.: не игнорируется имаматство его).

Были, однако, и ученые противоположного мнения. По словам Ибн-Кутейбы (ум. 276), ал-Му'тамар (ум. 187) (Зех. Class, p. II, стр. 58) запрещал пользоваться сочинениями Ибн-Исхака, считая его лжецом. Абу-л-Фатх Мухаммед ал-Я'марий (ум. 734) (См. X. X. II стр. 54, 549; IV, 285. Извлечения из его сочинения “Китаб-'Уюн-ал-асар” напечатаны и переведены Вюстенфельдом в предисловии к “das Leben Muhammed's”, стр. X и след.) сообщает нам ряд обвинений против Ибн-Исхака и возражения против этих обвинений. Во главе порицателей Ибн-Исхака стоял знаменитый основатель одного из правоверных толков, Малик-ибн-Анас. К нашему счастью мы знаем, что причиной недоброжелательного отношения Малика было задетое Ибн-Исхаком его самолюбие. Ибн-Исхак позволил ceбе сказать: "приносите мне хадисы Малика для исправления!" (И. Хал. изд. Wuestenfeld, № 623; ал-Я'марий, loc. cit. XXVII) Впоследствии оба ученых помирились (Ал-Я'марий, loc-cit. XXV1I, Тот же Малик. называл Хишама ибн-'Урву лжецом и запрещал пользоваться равиями, хадисы которых встречаются в изобилии в его ал-Муватте (Fisсhег, Neue Auszuge . . . в ZDMG. том 44. стр. 418)). Автор Фихриста (стр. 92) очень строго относится к Ибн-Исхаку.

Ибн-Исхаку ставились в вину следующие обстоятельства: во-первых. он был ши'ит; во-вторых, он был кадарит (сторонник учения о свободной воле); в-третьих, его цепи передатчиков не были безукоризненными (См. Иби-ан-Наджжар (ум. 643), извлечения и перевод Вюстенфельда, в “das Leben Muhammed's”, стр. VIII), так как он позволял себe соединять в один рассказ одинаковые по [3] содержанию сообщения различных передатчиков (Ал-Я'марий, loс. cit. XXV), передавал со слов неизвестных лиц (Ibid), ссылался, не упоминая о посредствующем звене, на лиц, которых не видел или не слушал (Такой прием называется теддис), передавал со слов женщины, которой посещать не имел права (II. Халл. .№ 623), и со слов потомков евреев, принявших ислам (Ал-Я'марий, loc. cit. XXVII).

Если даже ученые того времени, которые судили о достоинстве сообщаемого предания не по правдоподобности содержания, а по правильности цепи передатчиков и по надежности их, признавали Ибн-Исхака, несмотря на указанные выше недочеты, традиционистом достойным доверия, то для нас достоверность сообщений этого автора будет еще менее зависеть от погрешностей в рядах передатчиков, на которых он ссылается. Так как нашему рассмотрению не подлежат ни хадисы о свободной воле, ни хадисы юридического содержания, то нам безразлично, какого направления придерживался Ибн-Исхак в областях богословия и юриспруденции. Для нас важно лишь пристрастие его к 'Алию и 'алидам.

Из обвинений, выставленных автором Фихриста, мы обратим внимание лишь на два; говорили, что Ибн-Исхак сообщает в биографиях стихи, сочиненные и принесенные ему его современниками с просьбой вставить их в его сочинение; говорили, что он ошибается в родословных.

Издатель Ибн-Исхака, Вюстенфельд, в своем сочинении об арабских историках говорит следующее: "Ибн-Исхак обладал самыми основательными сведениями о жизни пророка; только немногие, и то по пристрастию, сомневались в его надежности, упрекая [4] его в особенности за неправильности в ссылках и родословных, а также за склонность к учению кадаритов" (Die Geschichtsch. d. Araber, стр. 8; см. еще предисловие к das Leben Muhammd's, стр. XXXV-VI. Мнение Wellhausen'a об Ибн-Исхаке и ал-Вакидии помещено в отделе об ал-Вакидии).

В наших извлечениях из сочинения Ибн-Исхака идет речь о событиях 8—11 г. хиджры. Наш автор отделен от них промежутком в 125 лет, приблизительно (Ибн-Исхак ум. в 151, но писал, конечно, раньше), и передает о них со слов других. В наших извлечениях мы встречаем следующие иснады:

Мухаммед-ибн-Джа'фар-ибн-аз-Зубейр со слов 'Урвы-ибн-аз-Зубейра (стр. 2, 10) (Об обоих см. в Указателе). Иснад правилен, но неполон. Скончавшийся в 93 или 94 г. 'Урва не мог быть свидетелем сообщаемых Ибн-Исхаком событий 8-го года, но вполне мог передавать со слов очевидцев.

'Абдулла-ибн-абу-Бекр со слов Зейда-ибн-Аркама (стр. 6). В тексте: ***, перевод неверен. Зейд-ибн-Аркам ум. в 68 г.; 'Абдулла, который ум. в 130 г. (Об обоих см. в Указателе. 'Абдулла умер 70 лет от роду. См. A. Fisсher, Biographien von Gewahrsm. des Ibn Ishak, Leiden, 1890, стр. 50) т. е. через 62 года, едва ли слушал Зейда. И действительно, у Ибн-Хаджара (Который часто ссылается на Ибн-Исхака и, вероятно, имел в руках первоначальную редакцию, а не редакцию Ибн-Хишама. См. Вюстенфельд, das Leben Muhammed's, стр. XXXV1I), II, 38 мы читаем: "говорит Ибн-Исхак: рассказал мне 'Абдулла-ибн-абу-Бекр со слов некоего из своего племени *** со слов Зейда-ибн-Аркама'', после чего следует начало того же сообщения [5] о походе в Му'ту, которое находится в нашем переводе на стр. 6. В переводе вместо слов: "что слышал от", надо поставить: "что ему рассказывали со слов". Тогда иснад окажется и правильным, и полным.

Яхъя-ибн-'Аббад, со слов 'Аббада, слышавшего от мужа своей кормилицы. Иснад правилен и полон.

Иснад, помещенный наверху 11 стр., правилен и полон, но в нем опущено имя одного передатчика: "потомка ал-Хариса-ибн-Хишама".

'Абдулла-ибн-Хасан (А не Хусейн, как в переводе и в тексте. См. исправл. к 14 стр. и Fisсhег, op. cit. стр. **)-ибн-Хасан со слов матери своей, Фатимы.

По ал-Вакидию (A. Fisсher, Biographien .... стр. * *—**) 'Абдулла скончался около 145 г.; мы не знаем, когда скончалась его мать; однако едва ли дочь ал-Хусейна, внучка 'Алия-ибн-абу-Талиба, могла быть свидетельницей событий 8—11 годов. Иснад нам кажется правильным, но неполным.

Таким образом из подлежавших нашему рассмотрению иснадов два оказались неполными.

При обозрении переведенных нами отрывков сочинения Ибн-Исхака прежде всего бросается в глаза изобилие стихов, и является вопрос об их подлинности. Мы не станем распространяться о громадном значении в быте древних арабов поэзии и стихов, которые наряду с заучиваемыми наизусть родословными заменяли до некоторой степени летописи среди народа незнакомого или мало знакомого с письменностью. Достаточно напомнить, что всякое выдающееся событие, война, схватки, племенная вражда, смерть предводителя, подвиг витязя давали повод [6] к сложению более или менее длинных стихотворений.

Переходя из уст в уста, они распространялись по всей Аравии. Когда во время войны враги сходились, то прежде, чем вступить в бой, они обменивались рядом насмешек и ругательств, нередко выраженных в стихах; во время боя крайнее напряжение и волнение выливались в форме коротеньких импровизаций. Нет оснований сомневаться в том, что то же самое происходило и во время похода в Му'ту, о котором рассказывает Ибн-Исхак. Принимая во внимание, что арабы обладали прекрасной памятью и любили часто повторять известные им стихотворения, мы не видим причины сомневаться в том, что стихи времен Мухаммеда могли сохраняться до середины II века хиджры. Сохраниться они могли; но действительно ли сохранились и в каком виде — это другой вопрос.

Из 11 отрывков в стихах, сообщенных Ибн-Исхаком, восемь приписаны Ибн-Равахе. Ибн-Раваха был один из немногих стихотворцев, ставших на сторону Мухаммеда и защищавших его. Один из сподвижников, аз-Зубейр-ибн-ал-'Аввам, говорил, что не видел никого, кто мог бы так быстро сочинять стихи, как Ибн-Раваха (Нав. изд. Wuestenfeld 340: *** См. еще Ибн-Хаджар, II, стр. 450, отзыв aл-Мерзубания). Первый, второй и третий отрывки (стр. 3—4) относятся ко времени отправления в поход; ко второму из них Ибн-Хишам присоединяет редакцию, отличную от редакции Ибн-Исхака. Четвертый отрывок произнесен после стоянки в My'aне (стр. 5—6) и снабжен вариантом. [7] Пятый и шестой (стр. 6-7) сочинены во время перехода ночью и передаются со слов Зейда-ибн-Аркама, спутника Ибн-Равахи. Седьмой и восьмой (стр. 9) сказаны во время боя, когда Ибн-Раваха был, как кажется, один. Эти последние два отрывка, как по содержанию, так и по контексту, мы считаем подложными. Воин, взявший знамя своего отряда и вслух уговаривающий сам себя сойти с лошади, нам кажется маловероятным. Что касается остальных отрывков, то вполне возможно, что они были действительно произнесены Ибн-Равахой, но едва ли они дошли до Ибн-Исхака в своей первоначальной форме. Такое предположение подтверждается вариантами, сообщаемыми Ибн-Хишамом. Второй отрывок приведен в Усд. Г. с вариантами и другим порядком стихов со слов 'Абд-ар-Рахмана-ибн-абу-Лейлы (Усд. Г. Ш, 157. Ибн-Исхак передает эти стихи со слов 'Урвы-ибн-аз-Зубейра. 'Абд-ар-Рахман ум.в 83 г.); отрывки 7-й и 8-й (стр. 9) сообщаются в Усд. Г. со слов 'Абд-ас-Селама-ибн-ан-Нуман-ибн-Бешира (У Ибн-Исхака другой иснад. Усд. Г. III, 158-9) с вариантами, другим порядком стихов 7-го отрывка и с прибавлением к 8-му отрывку стиха, у Ибн-Исхака не приведенного.

Из двух отрывков стр. 9, первый мог быть вставлен ради своей звучности. По своему содержанию он мог быть приписан любому воину, который не решается броситься в бой на смерть. Во втором отрывке последний стих тесно связан с обстоятельствами битвы при Му'те; но этот стих мог быть прибавлен именно с целью теснее связать данные стихи с битвой при Му'те. В редакции Усд. Г. не 4, а 5 стихов. [8]

Со слов того же мужа кормилицы 'Аббада, передавшего стихи, считаемые нами сомнительными, передаются и стихи (стр. 8), приписываемые Джа'фару-ибн-абу-Талибу. Эти стихи, которые могут относиться к любому сражению с румами, мы считаем сочиненными после описываемого события. Ибн-Исхак, как ревностный поклонник 'Алия и его родственников, не мог отказать себе в удовольствии записать эти стихи в назидание потомству.

Стихи Кутбы-ибн-Катады (стр. 10) могут быть подлинными (Tpeтий стих остается под сомнением; мы не знаем, о каком Ракукейне говорится в нем. Его передает не Ибн-Исхак). Мы думаем, что Кутба часто повторял вслух сочиненные им стихи и запечатлел их таким образом в памяти современников.

Переведенные на стр. 11 стихи ал-Я'мария удостоверяют, по объяснению самого Ибн-Исхака, что мусульманское войско уклонялось от сражения. В одной из редакций сочинения Ибн-Исхака, сохранившейся у Ибн-Хаджара (III, стр. 518) говорится: "Халид-ибн-ал-Валид приказал Кайсу-ибн-ал-Мусаххару ал-Я'марию извиниться в том, что произошло". Все это весьма правдоподобно. Отряд в три тысячи мусульман, неожиданно получив в Му'ане известие, что в Meaбе собралось громадное войско греков (См. стр. 5), два дня не решается идти вперед. Наконец он двигается, встречается с врагом и отступает к Му'те (См. стр. 7). Здесь предводители стараются увлечь за собой колеблющихся, бросаются в бой и погибают. Ввиду подавляющего превосходства неприятеля, мусульманам предстоит либо смерть, либо бегство. Благодаря Халиду, вместо бегства, происходит отступление. Тем [9] не менее отряд понес поражение и встречен в Медине градом насмешек и камней. Понятно, что Халид желал оправдаться перед народом и поручил это сделать поэту (Усд. Г. IV. 226: ***).

С такой точки зрения мы объясняем ceбе помещенные на стр. 9 стихи, как попытку возвратившихся из-под Му'ты оправдать свое недостойное поведение примером героя и мученика, 'Абдуллы-ибн-Равахи. Если даже он колебался, то нечего порицать простых воинов.

Сообщаемое Ибн-Хишамом (на стр. 12) известие со слов аз-3ухрия, будто Халид при Му'те одержал победу, следует считать сочиненным для вящего прославления ислама.

За вышеуказанными исключениями повествование о походе в Му'ту можно считать в общих чертах согласным с истиной.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.