Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

IX. Насири-Хосрау.

(ум. 1088).

Персиянин Насири-Хосрау был потомок знаменитого 'Алия-ар-Рида, гробнице которого до сих пор поклоняются в Мешхеде. Родился он в 394 (1003 — 4 по Р. X.) году хиджры. Получив весьма разностороннее образование, он поступил на службу сельджукского султана Тогрул-Бека, но через некоторое время, получив во сне совет покинуть светскую жизнь, отказался от должности и отправился вместе с своим братом на поклонение в Мекку. Его путешествие продлилось 7 лет, от 1045 — 1052 (В заглавии издания Шефера опечатка: вместо (1035 — 1042) надо читать: (1045 — 1052)) г. по Р. X. В это время он объехал Сирию, Палестину, Египет, Аравию и Персию. Скончался Насири-Хосрау в 481 (1088 — 89 по Р. X.) году хиджры. Свое путешествие Насири-Хосрау описал в сочинении, известном под заглавием Сефер-Намэ (Книга путешествия). Это сочинение издано под заглавием: Sefer Nameh. Relation du voyage de Nassiri Khosrau... publie, traduit et annote par C. Sche-fer. Paris 1881. Кроме этого издания есть еще издание индийское сделанное Mohammed el-Thafi Hossein Hali, Delhi 1883. (Этого издания у меня в руках не было). Кроме перевода Шефера есть еще переводы части сочинения: 1) A. R. Fuller, An account of Jerusalem translated from the persian text of Nasir ibn Khusru's Safarnamah в Journ. of the Royal Asiat. Society, New Series VI, 1873. — 2) Guy le Strange перевел также части, касающиеся [844] Палестины, в Palest. Pilgrim's Text Society, 1888, № 9 и в Palestine u. the Moslem's, 1890. — Об остальных сочинениях Насири-Хосрау см. предисловие Шефера. См. также R. Roehricht Bibliotheca geographica Palaestinae, Berlin, 1890, стр. 19 — 20.

Нижеследующий перевод сделан по тексту Шефера и сличен с переводами Шефера и ле-Стрэнджа. В примечаниях указаны места, где мой перевод не сходится с переводами обоих этих авторов. Пагинация на полях текста означает страницы персидского текста издания Шефера.

Так как Насири-Хосрау писал по-персидски, а не по-арабски, то его сочинение стоит, собственно говоря, вне моей программы. Я его включил в число переведенных мною авторов по желанию издающего этот труд Императорского Православного Палестинского Общества, имевшего в виду выдающееся значение Насири-Хосрау среди cpeдневековых писателей о Палестине.

'А к к а.

/Стр. 14,21/ Отойдя от Сура на семь фарсахов, мы прибыли в город 'Акку. Там (название этого города) пишут Мединет-'Акка. Город расположен на возвышенности; часть ее бугриста, а часть плоска; на всем побережье, где нет возвышенности, городов не строят, опасаясь, что их зальет море, и боясь прибоя волн. Мечеть, в которой собираются по пятницам, находится в середине города и господствует над всем городом; все ее колонны мраморные. Снаружи, направо от /Стр. 15/ киблы, находится гробница пророка Салиха. Двор мечети частью устлан камнем, частью покрыт травой. Говорят, что это место засеял Адам. Я измерил город: длина его две тысячи арешов, а ширина — пятьсот. Ограда чрезвычайно крепка; ее западная и южная сторона соприкасаются с морем; на южной стороне находится мина. В большей части прибрежных [845] городов есть мина. Мина — особое сооружение, построенное для защиты кораблей, наподобие конюшни, задняя часть которого прилегает к городу, а стены входят в море и омываются им. В ограде проход в пятьдесят гезов, через который от стены до стены протянуты цепи. Когда хотят впустить в мину корабль, то ослабляют цепи, так что они опускаются под воду, и корабль проплывает над ними. Затем снова натягивают цепи, чтобы чужеземцы не могли сделать нападение на эти корабли. При восточных воротах, с-лева, находится источник; чтобы дойти до воды надо спуститься по двадцати шести ступеням. Его называют 'Айн-ал-Бакар (Источник Быка); говорят, что этот источник открыл Адам, что он поил своего быка из этого источника, и что вследствие этого его и называют 'Айн-ал-Бакар. Если пойти на восток от этого города 'Акки, то встречаешь гору, на которой находятся мешхеды пророков. Это место лежит в стороне от дороги, ведущей в Рамлу. Я возымел намерение повидать эти благословенные места поклонения и сподобиться связанного с ними благословения Бога, да святится и да возвысится Он! — но жители 'Акки сказали мне, что там по дороге встречаются разбойники; они обижают всех иностранцев, которых только увидят, и, если у них есть имущество, отбирают его. Положив свои деньги на сохранение в мечеть 'Акки, я вышел из города через восточные ворота в субботу 23-го числа месяца Ша'бана 438 г. (У Шефера в переводе (стр. 51): 428 = 5 mars 1046. 23 Ша'бана 438 г. приходится в воскресенье. В тексте ***; вероятно переписчиком опущено слово ***) (22 Февр. 1047 г.). В первый день я посетил гробницу 'Акка, который основал город и был праведником и великим человеком. Так как со [846] мной не было проводника, знающего дорогу, то я находился в затруднительном положении. Неожиданно, в этот же день, благодаря милости Творца, да святится и да возвысится Он! — со мной встретился один персиянин, родом из Адербейджана, который, уже раз посетив эти благословенные места поклонения, вторично направлялся в эту сторону с намерением посетить их. В благодарность Творцу, да святится и да возвысится Он! — за такую милость я сотворил два рак'ата и простерся ниц, благодаря /Стр. 16/ Его за то, что Он сподобил меня привести в исполнение мое намерение.

Берва, Дамун, А'биллин.

(Затем) я дошел до деревни, которую называют Берва. Там я сходил на поклонение к гробницам 'Иша (Исайи) и Шем'уна (Симеона). Отсюда я дошел до маленькой пещеры, которую называют Дамун. Там я тоже сходил на поклонение, так как мне сказали, что это могила Зу-л-Кифля (Зу-л-Кифль - сын пaтpиapxa Эйюба (Иова) Прим. Шеффера). Оттуда я добрался до другого селения, называемого А'биллин (См. карту Палестины Гуте), в котором находится могила Худа. Я сходил к ней на поклонение. В ее ограде было рожковое дерево. Тут же была гробница пророка 'Узейра (Ездры); я посетил ее. Направясь к югу, я дошел до другой деревни, которую называют Хазыра (В Journ. Asiatique, VIII-mе ser. 1887, t. XI, стр. 534-5: Клермон-Ганно читает Хиттин *** вместо Хазыра *** (ошибка переписчика). Хазыра находится слишком далеко в стороне от пути, в подробности описанного Насири-Хосрау. Hесколько мусульманских авторов упоминают о могилах Шу'айба и его дочери в Хитине). К западу от этой деревни находится долина, и в этой долине бьет из скалы источник чистой воды. Напротив источника на верхушке скалы построена мечеть, и в этой мечети есть [847] две комнаты, сделанные из камня, с каменной крышей и такой маленькой дверью, что человек может только с трудом пройти в нее. Там находятся одна близ другой две могилы: Шуа'йба и дочери его, которая была замужем за Моисеем. Жители этой деревни хорошо заботятся о мечети этой и месте поклонения, содержа их в чистоте и помещая в них лампы и проч. Оттуда я пошел в деревню, которая называется Арбиль. По направлению к кибле от этой деревни находится гора; в средней части этой горы есть ограда, внутри которой находятся четыре гробницы четырех сыновей Иакова, которые были братья Иосифа. Пошел я оттуда и увидел холм, а под этим холмом пещеру, в которой находится могила матери Моисея. Я поклонился этому месту.

Т а 6 а р и я.

Пошел я оттуда, и открылась (передо мной) долина, а в конце этой долины показалось небольшое озеро, а на берегу этого озера город Табария. Длиной это озеро приблизительно в шесть фарсахов, а шириною в три фарсаха. Вода этого озера приятна и вкусна. Город расположен на западном берегу озера, и вся вода из городских бань и бывшая в употреблении стекает в это озеро. Жители этого города и округа, прилегающего к берегу озера, все пьют его воду. Я слышал, что однажды приехавший в этот город эмир приказал закрыть стоки нечистот и грязной воды, втекающей в озеро. Вода испортилась, так что нельзя было пить ее. Тогда он приказал открыть имеющиеся там стоки грязной воды, и вода озера снова сделалась [848] вкусной. /Стр. 17/ Этот город защищен крепкой стеной, которая начинается от берега озера и обхватывает весь город; та сторона, которая прилегает к воде, стены не имеет. Среди воды возвышаются многие постройки; дно озера скалисто. На мраморных колоннах, стоящих в воде, построены бельведеры. В этом озере много рыбы. В середине города находится мечеть для пятничных собраний. Около входа в мечеть (Беръдер-и-месджид Шефер (стр. 56): nоn loin d'elle) есть ключ, а над этим ключом построена баня; вода этого ключа так горяча, что ею невозможно обливаться, не смешав ее предварительно с холодной водой. Говорят, что эту баню соорудил Соломон сын Давида. Я посетил эту баню. В этом городе, Табарии, есть мечеть, которую называют мечетью Жасмина. Это находящаяся в западной части города красивая мечеть. В середине (двора) мечети есть большая терраса, и на ней устроены михрабы. Вокруг этой террасы посажен жасмин, и от него мечеть получила свое имя. На восточной стороне есть галерея, в которой находится гробница Юши сына Нуна (Иисуса Навина); под террасой — могила семидесяти (Xефтод. Шефер (стр. 57): soixante douze) пророков, которых убили сыновья Израилевы. К югу от города находится озеро Лота, и вода его горька, т. е. вода озера Лота, которое лежит к югу от Табарии; вода табарийского озера стекает в него. Город Лота находился на берегу этого озера, но от него не осталось никакого следа. Я слышал от одного человека, что в горьком озере, т. е. в озере Лота, есть некоторое вещество, похожее на быка, образующееся из пены озера, черное, имеющее вид быка и подобное камню, но не твердое. Это [849] вещество собирают, делят на части и разносят по городам и округам. Если зарыть кусок этого вещества под дерево, то под ним никогда не заведутся черви, в этом месте корни дерева не испортят, и сад не пострадает от червя или живущих в землe насекомых. За справедливость вышеизложенного пусть отвечает тот, кто рассказал мне. Он же сказал мне, что москательщики тоже покупают это вещество и говорят, что оно избавляет от червяка, называемого ими “накра”, который заводится в их специях. В городе Табарии делают циновки, служащие ковриками для молитвы; покупают их там по пяти магребинских динаров за штуку. На западе там находится гора, а на этой горе глыба (Следует читать паре) твердого камня с надписью еврейским шрифтом, гласящей, что когда изображалась эта надпись, то Плеяды находились в голове Тельца. Там же находится за городом, по направлению к кибле, могила Абу-Хурейры, /Стр.18/ но ходить к нему на поклонение никто не может, потому что тамошние жители — шииты. Если кто-нибудь приходит поклониться туда, то дети поднимают гам, наседают на посетителя, наносят ему оскорбления и бросают в него каменьями. Вот почему я не мог посетить это место поклонения.

Кефер-Кенна.

Удалившись оттуда, я дошел до селения, которое называют Кефер-Кенна. К югу от этой деревни существует холм, на верху которого сделана красивая келия с чрезвычайно крепкой дверью. Там находится [850] могила пророка Юнуса (Ионы). Около двери кельи есть колодезь вкусной воды. Побыв здесь на поклонении, я пришел в 'Акку, которая находится отсюда на расстоянии четырех фарсахов.

Хайфа.

В 'Акке я пробыл один день, затем отправился оттуда в путь и дошел до селения, называемого Хайфа. По дороге, ведущей в это селение, замечалось большое количество песка, того самого, который употребляется персидскими золотых дел мастерами и называется у них меккским песком. Селение Хайфа находится на берегу моря. Там имеются пальмовые рощи и много деревьев. В этом селении есть корабельные мастера (Шефер (стр. 60): “un grand nombre d'ouvriers”. Большого числа в тексте нет), сооружающие большие суда. Эти морские суда называются там джуди. Оттуда мы пришли в другое селение, отстоящее на фарсах, называемое Кунейса. Оттуда дорога поворачивает от моря на восток в гору. Местность становится гладкой и каменистой и носит название Вади-Темасиха (долины Крокодилов). Когда мы отошли фарсаха на два, дорога снова вышла на берег моря. Тут мы увидели множество костей морских животных, засевших в песок и глину и принявших вид камней от прибоя волн.

К а й с а р и я.

Оттуда мы пришли в город, называемый Кайсарией, отстоящий от 'Акки на семь фарсахов. Этот [851] город красив, обладает проточной водой, пальмовыми рощами и апельсинными и померанцевыми деревьями. Стена (городская) крепка, ворота железные. В городе имеется проточная вода, получаемая из источников. Мечеть для пятничных собраний красива и устроена так, что сидя на ее дворе можно любоваться и наслаждаться видом моря. Тут же есть мраморный кувшин, которому придали форму тунка наподобие китайской посуды (Последние два слова у Шефера не переведены. Т у н к — грушевидный сосуд с длинным горлышком); в него входит сто менов. В субботу, в последний день месяца Ша'бана мы отправились дальше. На протяжении одного фарсаха мы шли по (так называемому) меккскому песку, а затем снова увидели множество смоковниц и оливковых деревьев; вся дорога шла то по горам, то по равнине. Пройдя несколько фарсахов, мы дошли до города, который называется Кефер-Саба или Кефер-Саллам. От этого города до Рамлы три фарсаха; вся дорога идет, как было сказано, среди деревьев. /Стр. 19/ В воскресенье, в первый день Рамадана, мы прибыли в Рамлу. От Кайсарии до Рамлы восемь фарсахов.

Р а м л а.

Рамла — большой город, окруженный высокой и крепкой стеной, построенной из камней, связанных известью, с железными воротами (Три последних слова в переводе Шефера (стр. 63) опущены). От города до берега моря три фарсаха. Жители города пользуются дождевой водой. В каждом жилище есть цистерны, в которые собирается эта вода, и где постоянно сохраняется запас ее. [852] В середине мечети для пятничных собраний есть поместительные цистерны (В тексте множ. число. Ле Стрэндж (Palest. u. t. Mosl. 306): “is a large tank”, но Шефер (стр. 63): “de vastes cisternes”). Когда они полны, то из них может черпать всякий желающий. Размеры тамошней мечети: триста шагов (в длину) и двести (в ширину). Над порталом написано, что 15-го Мухаррема 426-го года (10 Декабря 1033 г. по Р. X.) (У Шефера дата ошибочно переведена 11-го Декабря вместо 10-го (стр. 64)) тут было сильное землетрясение, разрушившее много зданий, но от которого ни один из жителей не пострадал. В Рамле много мрамора; большая часть зданий и домов с мрамором, тщательно украшенным резной работой. Мрамор распиливают пилой без зубцов, подкладывая меккского песка, и ведут пилу вдоль брусьев, а не поперек. отделяя от камня плиты, как доски. Я видел там мрамор (разных) сортов и (различного) цвета: пятнистый, зеленый, красный, черный, белый — всех цветов. Там же есть известный сорт смокв, лучше которых нигде нет; их вывозят во все концы земли. Этот город, Рамла, называется в Сирии и в Магрибе “Филастин”.

От Рамлы до Иерусалима.

3-го Рамадана мы отправились из Рамлы и дошли до селения, которое называется Хатун (Шефер предлагает читать Латрун или Натрун. Развалины этой деревни еще существуют), а оттуда дошли до другого селения, которое называется Кариет-ал-'Инаб (У Шефера в переводе (стр. 65) неверно: Qariet el Аnаh. Так и у Fuller'a. На карте Guthe: Karjet el-'Ineb). По дороге мы видели много руты (У Шефера: terebintes; у Fuller'a — rue). [853] растущей в диком состоянии на горах и равнинах. В Кариет-ал-'Инабе мы видели вытекающий из скалы источник хорошей, вкусной воды. Там были сделаны колоды и построены здания. Отправясь оттуда, мы стали подниматься и думали, что взойдя на гору и опустясь по другому ее скату мы увидим город. Но когда мы поднялись на известную вышину, перед нами развернулась большая равнина, покрытая частью камнем, частью голой землей, и вот на горе раскинулся Бейт-ал-Муккаддас (Иерусалим). От прибрежного города Тарабулуса (Триполи) до Иepyсалима 56 фарсахов, а от Балха до Иерусалима 876 (У Шефера в переводе (стр. 66) 576) фарсахов.

И e р у с а л и м.

Мы очутились в Иерусалиме на 5-й день Рамадана в 438 году (5 Марта 1047 по Р. X.) (У Шефера (стр. 66) неверно: 16 Mars 1046).

Прошел один солнечный год с тех пор, как мы ушли из своего дома, и все это время мы постоянно путешествовали, нигде не останавливаясь для полного отдыха. Жители Сирии и этой (ее) окраины (т. е. /Стр. 20/ Палестины) называют Иерусалим — Кудс. Если кто из жителей этой страны не может совершить хаджж, то является в Иерусалим во время, назначенное для паломничества, проводит в нем время, установленное для совершения религиозных обрядов на священной территории Мекки, и совершает праздничное жертвоприношение согласно обычаю. Иной год в первых числах месяца Зу-л-Хиджжи здесь собирается больше двадцати тысяч человек. Сюда приводят детей для [854] обрезания. Много христиан и евреев приходят сюда из областей румов и иных стран для посещения церкви и храма, которые здесь находятся. Здешняя большая церковь будет описана в своем месте. Bсе окрестности Иерусалима и его область состоят из гор, покрытых посевами, оливковыми деревьями, смоковницами и другими растениями. Местность вся безводна; тем не менее продукты изобильны и дешевы. Есть хозяева, из которых каждый сливает по 50,000 (У Шефера (стр. 67): “cinq mille”) менов оливкового масла в колодцы и цистерны. Отсюда его вывозят во все страны света. Говорят, что в Сирии никогда не было голода. Я слышал от верных лиц, что один святой увидел во сне пророка и сказал ему: о, пророк Божий, помоги мне достать средства к жизни! В ответ на это пророк сказал: я ручаюсь за хлеб и за оливковое масло Сирии.

Теперь я опишу Иерусалим. Это город, построенный на вершине горы. Другой воды, кромe дождевой, нет. В окрестностях есть источники, но в самом городе их нет. Город окружен крепкой стеной, построенной из камня с известью, с железными воротами. Вблизи от города нет ни одного дерева, так как Иepycaлим построен на скале. Город велик; в то время, когда я увидал его, в нем было двадцать тысяч мужчин. Базары прекрасны, здания высоки, почва вся устлана каменными плитами; все скалы и неровности почвы срезаны и сглажены, так что когда идет дождь, то вся мостовая города омывается начисто. В этом городе много ремесленников; для каждого ремесла отведен особый ряд лавок. Джамия находится [855] в восточной части города (Шефер (стр. 68) прибавляет “du cote du bazar”. Этого в тексте нет, нет и в переводе Ги ле-Стрэнджа (Palest. u. t. Moslems, 219), который пользовался двумя рукописями Британского Музея (ibid. 6)); восточная стена города вместе с тем служит и стеною джамии. Если миновать джамию, то перед вами большая, обширная, гладкая равнина, называемая Сахира. И говорят, что на этой равнине произойдет воскресение мертвых и сюда соберутся все люди. Вот почему со всех концов света множество людей стекаются в Иерусалим, и поселяются в нем; они дожидаются в нем своей кончины, чтобы в тот день, когда исполнится обещанное Богом, — слава Ему Всевышнему! — оказаться у назначенного места. О Боже! в этот день будь /Стр. 21/ убежищем для твоих рабов и прости им! Аминь, о Господь миров! В стороне от этого поля есть большое кладбище и много святых мест. На этом месте люди творят намаз и испрашивают себе милостей, и Бог, — слава Ему Всевышнему! — дарует им просимое. О Боже! прими наши моления о нужде, прости нам наши грехи и прегрешения и помилуй нас Твоим милосердием, о Милостивейший из милостивых! — Между джамией и этим полем, Сахирой, простирается большая, глубокая долина. В этой долине, которая похожа на ров, находятся большие (У Шефера (стр. 69) слово: “большие” в переводе опущено) строения, построенные так, как строили древние; я видел домик с вытесанным из камня куполом (Гробница Авессалома. Прим. Шеффера). Что может быть удивительнее этого? Каким образом ухитрились поднять его с места? Ходит молва, что это дом Фараона. Эта долина называется долиной Джаханнам (долиной ада). Я спросил, кто ей дал такое название. Мне ответили, что когда халиф [856] 'Омар-ибн-ал-Хаттаб разбил свой лагерь на этом поле и взглянул на эту долину, то сказал: “это долина ада”. Простой народ говорит, что всякий, кто посетит эту долину, услышит доносящиеся сюда вопли страдающих в аду. Я там был, но ничего не услышал. Если отойти на полфарсаха от города к югу и спуститься в овраг, то встретится источник, бьющий из скалы. Его называют 'Айн-Сулван (Силоамский источник Шефер читает: Selwan, но Ги ле-Стрэндж (Pales. u. the Mosl.): Sulwan). Над этим источником возведено много зданий; его вода протекает через селение. Там много построек и садов. Говорят, что кто омоется с головы до ног в этой воде, вылечивается от хронических болезней и немощей. Этому источнику принадлежат много вакфов. В Иерусалиме есть прекрасная больница, обладающая многочисленными (Бисьор. Шефер этого слова не переводит (стр. 70)) вакфами. Множество людей получают тут лекарственные снадобья и питье. При этой больнице врачи, содержимые на счет вакфов. Мечеть для пятничных собраний находится на краю города, с восточной стороны. Одна из стен мечети приходится вдоль долины Джаханнам. Если смотреть снаружи мечети на эту стену, прилегающую к долине, то видно, что на протяжении ста арешов она сложена из громадных камней без глины и без извести. Внутри мечети (Т. е. площади Харам-аш-Шерифа) все верхушки стен идут по прямой линии (Т. е. высота стен ограды повсюду одинакова). Выбор места для мечети зависел от расположения находящегося тут же камня Сахры. Бог, Которому присущи могущество и величие, приказал Моисею, — да будет над ним спасение! — сделать киблой этот самый [857] камень Сахру. В скором времени после того, как это было приказано и исполнено, Моисей скончался.

Вот что было до времени Соломона, при котором /Стр. 22/ вокруг Сахры, служившей киблой, выстроили мечеть, так что Сахра оказалась в средине храма и служила михрабом для молящихся. До времени нашего Пророка, Мухаммеда Избранника, на Сахру смотрели (Перевод ле-Стрэнджа (op. cit. 130); “who (т. е. Мухаммед) likewise at first recognised...” уклоняется от текста, где: м и д б н и с т е н д), как на киблу, и совершали намаз, обращаясь в ее сторону. Так было до тех пор, пока Бог — да святится Он и да возвысится! — не приказал, чтобы киблой стал дом Ка'бы (Шефер (стр. 71) переводит не вполне точно: jusqu'a l'epoque ou notre prophete... regut de Dieu l'ordre de prendre la Ka'abah pour qibleh). Описание Сахры будет дано в надлежащем месте. Мне хотелось измерить мечеть (Т. е. площадь Харам-аш-Шерифа). Я сказал себе: сперва я хорошенько ознакомлюсь с ее внешним видом и положением и уже после буду измерять. Долгое время я ходил по мечети, всматриваясь в нее, и вот увидел на северной стороне, близ купола Иакова, на одном своде аркады надпись на камне, гласящую, что длина этой мечети равняется 704 арешам, а ширина — 455 арешам. Размеры указаны в царских локтях (гез), которые в Хорасане называются локтями шайганскими. Такой локоть немного короче, чем ареш с половиною (Ле-Стрвндж (стр. 193) замечает, что здесь в тексте ареш и гез являются синонимами. Шефер замечает (72), что эта надпись существует до сих пор и дает текст ее по-арабски. Вместо ареш в арабск. тексте з и р а' (локоть). Цифра 455 несомненна; ее дают: Ибн-'Абд-Раббихи (в 913 г.), Насири-Хосрау, 'Алий ал-Херевий (в 1178 г.), Ибн-'Асакир (в 1176 г.), автор Мусир-aл-Гарама (в 1351 г.), Ибн-Батута (в 1355 г.) и Clermont Ganneau (в 1874 г.). Что касается длины, то первая цифра (7) несомненна; остальные две уже при Насири-Хосрау пострадали от времени, особенно вторая, как можно заключить из сопоставления следующих указаний: Ибн 'Абд-Раббихи — 784; Насири-Хосрау — 704; 'Алий ал-Херевий — 700; Ибн-Асакир — 755; автор Мусир-ал-Гарама — 784; Ибн-Батута — 752; Clermont Ganneau — 784 или 734. Вероятнее всего цифра 784. Локти, в которых выражены эти размеры, называются различно: Ибн-'Абд-Раббихи: локти имама; Насири-Хозрау: локти царские; 'Алий ал-Херевий — локти царские, Ибн-Батута — царские; но Clermont Ganneau положительно утверждает, что это не могли быть локти царские по 2 фута на локоть (См. Le Strange стр. 192 — 97)). Пол в [858] мечети каменный, и промежутки между плитами залиты свинцом. Мечеть находится на востоке от города и базара, так что если идти из базара к мечети, то лицо будет обращено на восток. Тут возвышаются громадные, красивые ворота в 30 гезов вышины и в 20 гезов ширины с двумя крыльями. Ворота, крылья и неф под воротами (Д е р г о х у р у и-д ж е н о х у и во н-и-д е р г о х. Шефер (73): “la facade, les ailes et la grande arcade”. — Ле-Стрэндж (op. cit. 175): “the gateway has two wings, in which open halls, and the walls of hoth gateway and halls are adorned etc.”) украшены ослепительно блестящими узорами, составленными из разноцветного стекла, всаженного в цемент. Таким же способом, стеклянной мозаикой, сделана на этих воротах надпись, в которой вписан официальный титул султана египетского. Когда сюда ударяет солнце, то мозаики так сверкают, что просто умопомрачение! Над этими воротами есть большой каменный купол из тщательно пригнанных друг к другу камней (Эз сенг-и-м.н.х.д.м. Если читать мунхадим, то это будет значить: из развалившихся камней. Шефер (стр. 73): “en pierres d'enormes dimensions”. Варианты не показаны. Ги ле-Стрэндж (op. cit. 175): “of squared stones”. Как он читал, я не знаю; но для него чтение издания Шефера не было обязательно; он пользовался и рукописями (см. op. cit. 6). Я предлагаю читать: м у х а н-д а м, о значении которого см. словари Freitag'a и Dozy. На стр. 29,9 и 31,16 в персидском тексте стоит м.х.н.д.м вместо м.н.х.дм. — ). При воротах две двери, тщательно отделанные, покрытые дамасской желтой медью, которую можно принять за чистое золото, золотыми инкрустациями и многочисленными украшениями. Каждая из них имеет пятнадцать гезов в вышину и восемь в ширину. Этот [859] вход, называется воротами Давида. Если пройти в него, то направо будут две большие открытые галереи; каждая опирается на двадцать девять мраморных столбов с капителями и базисами из разноцветного мрамора. Швы залиты свинцом. На этих столбах покоятся арки, сложенные из камня без глины и извести; каждая арка состоит из четырех или пяти камней, не более. Эти галереи тянутся почти до максуры. Если, /Стр. 23/ пройдя через вход, повернуть налево, т. е. на север, то протянется длинная галерея, состоящая из шестидесяти четырех аркад, которые все опираются на мраморные столбы. В этой стене есть другой вход, который называют Баб-ас-Сакар. Площадь мечети простирается с севера на юг; если от нее отнять макcypу, то она будет иметь вид квадрата, и тогда кибла окажется в южной части площади. С северной стороны имеются также два входа один возле другого. Каждый из них имеет семь гезов в ширину и двенадцать в вышину. Этот вход называется Баб-ал-Асбат (ворота колен Израилевых). Если пройти через этот вход и идти поперек площади мечети, т. е. на восток, то снова встречается величественный, громадный вход с тремя дверьми одна рядом с другой, такого же размера, как двери Баб-ал-Асбат. Bсе они так разукрашены железом и желтой медью, что едва ли найдутся более красивые. Этот вход называется Баб-ал-Абваб (ворота Ворот), потому что в других местах имеются по две двери; а здесь целых три. В середине между двумя северными входами в той галерее (Шефер неверно (стр. 75): “en face de la galerie”. В тексте: дер ин ривок. У ле-Стрэнджа (op. cit 176): “between the two gateways just mentioned is a colonnade with arches that rest on solid pillars; and adjacent thereto, a Dome that is supported etc”), аркады которой поддерживаются [860] толстыми столбами (Не цельными колоннами, а сложенными из частей столбами (п и л ьп о, а дальше с и т у н)), есть купол, опирающийся на высокие колонны, * украшенный лампадами и светильниками (У Шефера от звездочки в переводе опущено) и называемый куполом Я'куба (Иакова). На этом месте он творил намаз. В ширину площади мечети тянется галерея, и в той стене есть дверь, а за этой дверью два монастыря суфиев. Там устроены помещения (Джохо-и-немоз у михробхо-и-нику. Шефер (75): “de beaux oratoires et des mihrabs magnifiques”. У ле-Стрэнджа (op. cit. 176 — 7), как у меня) для намаза и красивые михрабы. Там всегда толпа суфиев, занятая религиозными упражнениями, и там они творят намаз, за исключением пятницы, когда они отправляются на площадь мечети, чтобы возглас текбира доходил до них. В северном углу площади мечети есть прекрасная галерея с прекрасным большим куполом. На куполе написано: это михраб Захарии, пророка, спасение да будет над ним! Говорят, что он постоянно совершал свой намаз на этом месте. Co стороны восточной стены в середине площади мечети есть громадный вход, тщательно отделанный, выстроенный из тщательно пригнанных камней (Я читаю: мухандам. См. прим. стр. 858), точно высеченный из одного камня, имеющий в вышину пятьдесят гезов и тридцать в ширину. Он покрыт узорами и резьбой. В нем десять красивых дверей, так что между каждой парой дверей находится не более одного столпа (Вместо ieknaie я читаю п и л ь п а и). Двери старательно украшены железом и желтой дамасской медью, снабжены кольцами и обиты гвоздями. Говорят, что этот портик соорудил для своего отца Соломон, сын Давида. Если пройти сквозь этот вход, идя к востоку, то перед вами будут две двери; [861] та, которая справа, называется Баб-ар-Рахме (ворота /Стр.24/ Милосердия), а другая Баб-ат-Таубе (ворота Раскаяния). Говорят, что здесь Бог, да прославится Он и да вознесется! — принял раскаяние Давида. Около этого входа есть красивая мечеть. Когда-то здесь была закрытая галерея; впоследствии ее превратили в мечеть и украсили разными (Анва. Шефер (76) и ле-Стрэндж (op. cit. 177): прекрасными) коврами. Ее прислуга — особый разряд людей. Сюда стекается много людей; они творят намаз и стараются снискать благоволение Бога, да прославится и да вознесется Он! Знай, что здесь было принято раскаяние Давида. Посетители приобретают здесь надежду и отрекаются от непослушания Богу. Говорят, что Давид получил здесь, как раз в то время, как переступил через порог, откровение, возвещавшее ему радостную весть о том, что Бог, да прославится Он и да вознесется! — принял его раскаяние. Давид остановился здесь и помолился. Я, Насир, сотворил в этом месте намаз и просил Бога, да прославится Он и да вознесется! — сподобить меня повиноваться Ему и избавиться от ослушания. Да сподобит Бог, да прославится и да вознесется Он! — всех своих рабов делать угодное Ему и да ниспошлет им раскаяние ради Мухаммеда и его незапятнанного рода! При восточной стене, если подойти к южному углу, — кибла же при южном ребре — напротив северной стены окажется подземная мечеть (Перевод по-возможности буквален. У Шефера (стр. 77): lorsqu'on longe le mur oriental a partir de l'angle du sud de la paroi ou se trouve la qibleh on trouve, vis-a-vis de la face de la muraille du nord, une mosquee etc”. Ле-Стрэндж (op. cit. 166): adjacent to the East Wall, and when you have reached the South (eastern) angle (of the Haram Area) — the Kiblah-point lying before you, south, but somewhat aside -there is an, в underground Mosque, to which you descend by many steps. It is situated immediately to the north of the (South) Wall of the Haram Area”. Последнее, хотя фактически верно, является уже не переводом, а переделкой текста) [862] в которую спускаются по многим ступеням. Ее размеры — двадцать и пятнадцать гезов. Потолок в ней каменный и опирается на мраморные столбы. Здесь помещается колыбель Иисуса. Она каменная и настолько велика, что в ней люди творят намаз. Я там сотворил намаз. Колыбель прочно прикреплена к полу так, что является неподвижной. В этой колыбели лежал Иисус, будучи ребенком, и разговаривал с людьми. В этой мечети колыбель заменяет михраб; в этой же мечети при восточной стороне есть михраб Марии. Там есть еще другой михраб, михраб Захарии. При этих михрабах написаны те стихи Корана, в которых идет речь о Марии и о Захарии. Говорят, что в этой мечети родился Иисус. На камне одного из столбов есть отпечаток двух пальцев, как будто кто схватился двумя пальцами; говорят, что когда Мария разрешалась от бремени, то схватилась за этот столб двумя пальцами. Эта мечеть известна под именем Мегд-'Иса (Колыбель Иисуса). В ней висит большое количество медных и серебряных ламп, которые горят всю ночь. Когда выйдешь из этой мечети, также (идя) вдоль восточной стены, и дойдешь до угла /Стр. 25/ большой мечети (Т. е. до Ю. В. угла всей мечети, т. е. площади Харам-аш-Ше-рифа. Перевод по возможности буквален. Смысл таков: если выйти из подземной мечети Колыбели Иисуса на общую площадь и продолжать двигаться к югу вдоль восточной стены площади Харам-аш-Шерифа, то дойдя до юго-восточного угла и повернув направо, за невозможностью идти дальше сквозь южную стену, мы увидим перед собой Месджид-ал-Аксу), то является другая мечеть, большая, красивая, вдвое больше, чем мечеть Мехд-'Исы, и называемая Месджид-ал-Акса. Это та самая мечеть, куда Бог, [863] Которому присущи могущество и величие, перенес в ночь Ми'раджа из Мекки Избранника Своего (Т.е. Мухаммеда). Отсюда он (Пророк) поднялся на небо, согласно сказанному о нем в Коране: слава Тому, Кто ночью перенес раба своего из священного храма (Мекки) в Месджид-ал-Аксу (в удаленный храм). На этом месте построили здание, тщательно отделанное, с великолепной постилкой (Фаршхо). Для постоянного прислуживания в этом здании учрежден особый штат прислуги. Если из этого (юго-восточного) угла пойти дальше вдоль южной стены (Буквально: и когда при стене южной пойдешь назад из этого угла. Паломник обходит площадь. Войдя с запада, он шел на север, потом повернул на восток пошел вдоль восточной стены и, дойдя до юго-восточного угла, повернул назад к западу, к той стороне, откуда вошел. У Шефера (стр. 79): “lorsqu' a partir de l'angle ou s'eleve la mosquee on suit la muraille du sud”. Это неверно; мечеть, о которой идет речь, не возвышается в углу. У ле-Стрэнджа: From the (south-east) Angle, and along the South Wall (of the Haram Area) for the space of....” (Pales. u. the Mosl. 105)), то на протяжении 200 гезов находится непокрытое пространство, двор. Крытое помещение большой мечети, т. е. максуры, находящейся справа от начала южной стены, имеет в длину 120 арешов (В тексте 408, и ширина 450. Заметим сначала, что а р е ш — синоним г е з а (ср. 25,22 перс. тек. где идет речь о том же, но вместо арешов стоят гезы). Ширина Харам-аш-Шерифа по Насири-Хосрау — 455 арешов (см. стр. 22 персид. текста). Только что было сказано, что вдоль южной стены, начиная от Ю.-В. угла идет сперва открытое пространство в 200 гезов. Вычтя 200 из 455, мы видим, что до конца южной стены остается 255 арешов (или гезов). На этом пространстве надо разместить: 1) Месджид-ал-Аксу, 2) колонаду или галерею в 42 арки, которая идет “снаружи крытого помещения около большой (т. е. южной) стены (ограды) и соединяется с западной галереей (26,5 персид. текста).” Следовательно о 408 арешах уже не может быть речи. На стр. 25,22 перс, текста снова говорится о стене, но не в 408, а в 420 гезов длины, и о стене в 150 (а не в 450 как сперва) гезов ширины. В обоих случаях идет речь об одном и том же здании, о Месджид-ал-Аксе. Во втором случае слово ч е х о р (4) исчезло в данной о ширине, но еще осталось в данной о длине, которая однако стоит в противоречии со всем остальным текстом. Я полагаю, что и в данной о длине ч е х о р (4) излишне. Тогда нам останется два чтения данной о длине: первое — 108 арешов, второе 120. Но 8 и 20 (хешт и бист) в персидском письме легко смешиваются; в этой длинной стене было 10 дверей (25,22) шириной по шести гезов: 120 : 10 = 12; следовательно каждая дверь по 6 гезов, да по 6 гезов промежутка; деление производится без остатка. Вычтя из 255 арешов (длина южной стены без открытого пространства) 120 арешов, получим 135 арешов — т. е. длину вполне достаточную, чтобы разместить 42 арки галереи связывающей Месдзкид-ад-Аксу с галереей западной. У Шефера (стр. 80) - 420 (хотя в тексте, им изданном, стоит 408) и 150 (хотя в тексте 450). Объяснений он не дает. Ле-Стрэндж отвергает чтение 408 пли 420 и читает 120, оправдывая свое чтение несовместимостью 420 с размерами Харам-аш-Шерифа и расположением других на ней зданий (Pales. u. the Mosl. 104 и 106)); в [864] западной стороне этого крытого помещения 150 арешов ширины. Тут находится 280 мраморных колонн, на которых возведены каменные своды. Колонны и их капители украшены резной работой; швы залиты свинцом, так что все сооружение как нельзя болеe прочно. Промежутки между колоннами равняются шести гезам. Пол весь состоит из разноцветного мрамора с залитыми свинцом швами. Максура, в середине южной стены, настолько велика, что в ней вмещаются 16 колонн. Над ней громадный купол, украшенный мозаикой так, как было сказано (Выше при описании ворот Давида). Там разостланы магребинские циновки, и повешены на цепях лампады и светильники, каждая лампада и светильник отдельно от других; сделан большой михраб, весь украшенный мозаикой; справа и слева от него по две мраморных колонны красно-сердоликового цвета, Вся мак-сура облицована разноцветным мрамором. Направо михраб Му'авии, а налево михраб 'Омара. Потолок этой мечети сделан из дерева и разукрашен резной [865] работой. В той cтене максуры, которая находится лицом к двору, имеется пятнадцать порталов с тщательно разукрашенными дверьми; каждая из них вышиной в десять гезов и шириной в шесть гезов. Десять порталов находятся в той стене, длина которой 120 гезов (См. стр. 863 примеч. 4), и пять порталов в той стене, которой длина 160 гезов. В числе этих дверей есть одна медная, необычайно красивая и разукрашенная, точно золотая, отделанная серебром с чернью. На ней написано имя халифа Ма'муна. Говорят, что он прислал ее из Багдада. Когда отворяют все двери мечети, то внутри делается так же светло, как среди /Стр. 26/ непокрытого двора. Когда же дует ветер, или льет дождь, то дверей не отворяют, и свет проникает через окна. С каждой из четырех сторон крытого помещения стоят сундуки всех городов Сирии и Ирака, и сидят муджавиры (Богомольцы прибывшие на долгий срок к какой-либо святыне), подобно тому, как это делается в мечети меккской. Снаружи крытого помещения около большой стены (южной), о которой было упомянуто, есть крытая галерея, состоящая из 42 арок, все колонны которой сделаны из разноцветного мрамора. Эта галерея связывается с западной галереей. Внутри крытого помещения в полу устроен водоем, который, когда закрыт, образует как бы продолжение пола. Сюда стекает дождевая вода. В южной стене есть дверь, за которой помещается отхожее место (В отхожих местах бывают и приспособления для омовений. См. Snоuсk. Мекка 11,40), и имеется вода. Если кому-либо нужно совершить омовение, то он идет сюда и возобновляет свое омовениe. Если бы для этого приходилось выходить из ограды [866] мечети, то, вследствие обширности ее, нельзя было бы поспеть к намазу, и его пришлось бы пропустить. Все крыши покрыты свинцом. В почве Харама (В тексте: мечети. Во избежание недоразумений везде, где речь будет идти о всей площади Харам-аш-Шерифа, я буду вместо мечети ставить Хаарам) вырыто множество цистерн и водоемов; Харам целиком расположен на скале, и сколько бы ни упало дождя, ни одна капля воды не утекает за пределы Харама и не пропадает: вся вода стекает в водоемы, и люди приходят брать ее. Устроены свинцовые водосточные трубы, по которым сбегает вода, а под ними — каменные бассейны с отверстием на дне, так что вода течет через это отверстие и попадает в цистерну не загрязненной и без дурного запаха. В трех фарсахах от Иерусалима я видел громадный водоем, в который собирается вода, стекающая с горы. Из этого водоема, с помощью водопровода, вода доходит до Харама, который есть самое обильное водой место города. В каждом здании есть цистерна, в которую собирают дождевую воду; другой воды там нет; каждый собирает ту воду, которая попала на его крышу. Бани и другие заведения пользуются только дождевой водой. Бассейны, находящиеся в Xapaме, никогда не требуют ремонта, потому что они высечены в сплошной скале; если и были скважины или щели, то oни так прочно заделаны, что никогда не потребуют поправки. Говорят, что эти бассейны сооружены Соломоном. Верхняя часть водоемов имеет вид таннура, а отверстие колодца покрыто камнем, чтобы в него ничто не могло упасть. Вода этого города вкуснее и чище всякой другой воды. Даже после небольшого дождя [867] в течение двух-трех дней из водосточных труб стекает вода, так что небо прояснилось и (от туч) не осталось и следа, а капли дождя все еще падают. /Стр. 27/ Я сказал, что город Иерусалим построен на горе и что местность, которую он занимает, неровна. Но в Хараме почва выровнена и гладка. Снаружи Харама при каждом углублении почвы вышина ограды увеличивается, потому что она поднимается с самого дна углубления; там, где почва выше, cтeнa ниже. Из тех частей города, которые расположены в (вышеупомянутых) углублениях почвы, ведут в Харам ходы, проделанные наподобие подкопов, выходящие на площадь Харама. Один из этих проходов называется воротами Пророка (Баб-ан-Небий). Этот вход помещается со стороны киблы, т. е. на юге. Ширина входа равняется десяти гезам; высота же внутри этого прохода, вследствие существующих там ступеней, не везде одинакова; местами пять гезов, местами двадцать. Над этим проходом выстроено крытое помещение Месджид(-ал-Аксы). Проход так прочен, что возведение над ним такого громадного здания нисколько не отразилось на нем. Здесь для постройки пользовались такими глыбами, что ум отказывается верить, чтобы хватило сил человеческих для их передвижения и постановки на место. Это сооружение приписывается Соломону, сыну Давида, и наш Пророк в ночь вознесения на небо прошел в мечеть этим проходом; этот вход находится со стороны меккской дороги. Около этого входа на cтене на камне есть отпечаток величиною с большой щит. Говорят, что Хамза-ибн-Абд-ал-Мутталиб, дядя Пророка, сидя здесь со щитом за плечами, оперся спиной об стену, и это — отпечаток его щита. При этом входе в Харам, где проделан проход, имеется [868] двустворчатая дверь. (Здесь) ограда Харама снаружи имеет в вышину около пятидесяти гезов. Сделан этот проход для того, чтобы жителям квартала, прилегающего здесь к Хараму, не приходилось бы, когда они пожелают войти в него, проходить через другие кварталы. При входе в Харам, с правой стороны, есть в стене камень вышиной в пятнадцать арешов (Шефер (стр. 86): onze arech) и шириной в четыре; большего камня в этой мечети нет, хотя много есть камней в четыре и пять гезов, вделанных в стену на высоте тридцати и сорока гезов от земли. В поперечной стене Харама есть, на востоке, ворота, которые называются Баб-ал-'Айн (ворота Источника). Если /Стр. 28/ выйти из этих ворот и спуститься в овраг, то тут будет источник Сулван. Есть еще другой подземный проход, который называется Баб-ал-Хитта (ворота Отпущения грехов). Говорят, что Бог, Которому присущи могущество и величие, приказал Израильтянам войти в храм через эту дверь. Коран гласит: войдите в ворота, упав ниц, и скажите: отпущение грехов! чтобы Мы простили вам грехи ваши, а добродетельных Мы щедро наградим. Есть другие ворота, называемые Баб-ас-Секина; в проходе, ведущем к этим воротам, устроена молельня с многими михрабами. Первая дверь его заперта, чтобы никто не мог войти. Говорят, что здесь помещен тот ковчег завета, который носили ангелы (Кор. II, 149) и о котором упоминает в Коране Бог, да прославится Он и да превознесется! Ворот, ведущих в Харам Иepyсалима и описанных мною, всего девять подземных и наземных. [869]

Описание террасы, которая находится посередине площади Харама, и скалы Сахры, которая до ислама служила киблой.

В середине (Харама) помещается терраса; эта терраса была сооружена потому, что Сахра (Скала) высока, и ее невозможно было перенести в крытое помещение (Месджид-ал-Аксы). Основания этой террасы занимают пространство в 330 арешов длиной и в 300 шириной. Вышина ее — двенадцать гезов. Поверхность ее гладка и красиво обделана мраморными плитами, равно как и стены, причем скважины между плитами залиты свинцом. Bсе четыре стороны обведены мраморными плитами наподобие перил. Эта терраса устроена так, что помимо нарочно сделанных проходов на нее взойти нельзя ни с какой другой стороны. Когда поднимаются на террасу, то становится видна крыша Месджид(-ал-Аксы). В середине этой террасы под почвой вырыта цистерна, в которую собирается по водостокам вся дождевая вода, падающая на эту часть Харама. В этой цистерне находится самая чистая и вкусная вода всего Харама. На этой террасе находятся четыре покрытых куполом здания. Самое значительное из них — покрытое куполом здание Сахры, которая служила киблой.

Описание покрытого куполом здания Сахры.

Харам построен так, что терраса приходится посередине двора, покрытое куполом здание Сахры — посередине террасы, и Сахра — посередине куполообразного здания. Это последнее имеет вид правильного [870] восьмиугольника, каждое ребро которого равняется тридцати трем арешам (В переводе Шефера (стр. 89): trente-neuf arech. У ле-Стрэнджа (Pales. u. the Mosl. 126) как у меня). Четыре входа расположены с четырех сторон, именно: с востока, запада, севера и юга. Между каждой парой входов простирается одно из ребер. Bсе стены выстроены из тесаного камня и имеют (в вышину) двадцать арешов. Окружность Сахры (Самой скалы) равняется ста гезам; вид ее /Стр. 29/ неправилен; она ни четырехугольна, ни кругла. Это есть несимметричная каменная глыба, подобная горным глыбам. С четырех сторон Сахры находится четыре четырехугольных столпа такой же вышины, как и вышеупомянутая стена здания, а между каждой парой столпов с четырех сторон поставили по паре мраморных колонн, по вышине равных столпам; на этих двенадцати столпах и колоннах покоится барабан купола, под которым находится Сахра. Окружность купола равна 120 арешам. Между стенами постройки и этими столпами и колоннами — я называю столпами (ситун) четырехугольные, выстроенные из отдельных частей подпорки, а колоннами (устуване) называю высеченные из одного куска камня цилиндры - так между этими столпами и стенами здания поставили восемь (В тексте 6, но надо читать 8, как это уже заметил Шеффер) других столпов из искусно прилаженных (Мухандам. Шефер (стр. 90) это слово в переводе опускает; ле-Стрэндж: squared) камней и между каждой парой столпов (ситун) по три колонны ('амуд) разноцветного мрамора с правильными между ними промежутками, так что в первом ряду было по две колонны между каждой парой столпов, здесь же по три колонны между каждой парой столпов. От верхушки [871] каждого столпа отделяются четыре завитка (Буквально: ветви), и каждый завиток служит опорой для одной арки. От верхушки каждой колонны отделяются два завитка, так что на верхушку колонны опираются две арки, а на верхушку столпа приходится четыре арки. Таким образом этот огромный купол покоится на двенадцати столпах, находящихся около Сахры. На расстоянии фарсаха этот купол является в виде вершины горы, так как вышина купола от основания до верхушки равняется 30 арешам; купол опирается на стены и колонны высотой в 20 гезов, образующие здание, а само здание построено на террасе в двенадцать гезов в вышину. Таким образом от уровня двора Харама до верхушки купола 62 геза. Крыша и потолок (С а к ф. Шефер (стр. 91): Les plafonds et la voute) этого здания покрыты деревянной резьбой, причем капители столпов и колонн и стена украшены с бесподобным искусством. Сахра возвышается над полом в вышину человеческого роста. Вокруг нее поставлена мраморная ограда для того, чтобы ее нельзя было достать рукой. Сахра — камень синего цвета (Это сведение ле-Стрэндж в переводе (op. cit. 128) опускает); никогда никто на ставил на нее своей ноги. По направлению к кибле в одном месте есть скат. Этот скат имеет такой вид, будто тут кто-то прошел, причем его нога вдавилась в этот камень, как в мягкую глину, и на нем остались отпечатки пальцев ноги. Таких следов на нем имеется семь. Я слышал, что когда здесь был Авраам с Исааком, то этот последний, еще будучи ребенком. прошел по Сахре, и это следы его ног. В этом здании Сахры постоянно /Стр. 30/ толпятся муджавиры и поклонники. Пол украшен прекрасными шелковыми и иными коврами. В середине здания, над Сахрой, висит на серебряной цепи [872] серебряная лампа. В этом здании есть много серебряных ламп; на каждой из них написано, сколько она весит. Эти лампы сделаны по распоряжению египетского султана. По моему расчету вес имеющейся здесь серебряной утвари равняется тысяче менов. Здесь же я видел громадную свечу, вышиной в семь арешов и в три пядени в окружности, подобную (по белизне) камфоре Зибаджа (Зибадж — страна между Индией и Китаем. Прим. ле-Стрэнджа), составленную из смеси воска и амвры. Говорят, что египетский султан ежегодно присылает сюда множество свеч; одна из них — эта вышеупомянутая, большая; на ней написано золотыми буквами имя султана. Это место — третий дом Божий (После Мекки и Медины). Ученые богословы признают, что каждый намаз, сотворенный в Иерусалиме, равняется двадцати пяти тысячам; сотворенный в Медине — пятидесяти тысячам, а сотворенный в Мекке — ста тысячам намазов. Да сподобит Бог, Которому присущи могущество и величие, всех рабов своих воспользоваться этой благодатью! Я сказал, что все крыши и купол покрыты свинцом. С четырех сторон здания Сахры имеются большие входы с двустворчатыми дверьми, сделанными из дерева садж (Тиковое дерево (См. Lane). Это место нашего автора указывает, как следует понимать параллельное место ал-Мукаддасия (169,13 араб. текста), где стоит абваб айдан савазидж. Здесь С а в а з и д ж не значит простые, без украшений (unverzierte),как переводит Гильдемейстер (ZDPV. VII, 162,20)). Эти двери постоянно заперты. Кроме этой постройки тут есть купол, который называется Куббет-ас-Селселе (купол Цепи). Это та цепь, которую повесил тут Давид. Только человек правый мог достать рукой до этой цепи; неправый и обидчик не могли достать до нее. Среди ученых богословов это факт [873] известный. Этот купол поддерживается восемью мраморными колоннами ('амуд) и шестью каменными столпами (ситун). Здание открыто со всех сторон, за исключением той стороны, которая приходится по направлению к кибле. Тут до самого верха построена стена, и в ней устроен красивый михраб. На этой же террасе есть другой купол, который покоится на четырех мраморных колоннах ('амуд); здесь также со стороны киблы возведена стена, и в ней устроен красивый михраб. Этот купол называется Куббет-Джебра'ил (купол Гавриила). Настилки пола под этим куполом нет; полом служит ничем не покрытая выровненная часть скалы. Говорят, что в ночь Ми'раджа (Вознесения Мухаммеда на небо) сюда был приведен Бурак для того, чтобы на нем поехал пророк. За этим куполом есть другой купол, который называется Куббет-Расул (купол Посла). Между этим куполом и куполом Гавриила 20 арешов. Этот купол также на четырех /Стр. 31/ мраморных столпах (ситун). Говорят, что в ночь Ми'раджа Пророк сперва сотворил намаз под куполом Сахры и положил на нее свою руку. Когда он стал выходить, Сахра встала в знак почтения к нему. Тогда Пророк снова положил на нее свою руку, чтобы она вернулась на свое место и улеглась. До сих пор она осталась полуприподнятой. Оттуда Пророк пошел к тому куполу, который называется по его имени, и сел на Бурака. Вот причина почитания этого места. Под Сахрой есть большая пещера, в которой постоянно горят свечи. Говорят, что когда Сахра сделала движение, чтобы подняться, то под ней образовалось пустое пространство, которое осталось после того, как Сахра улеглась. [874]

Описание лестниц террасы, находящейся на дворе Харама.

На террасу можно подняться в шести местах, каждое из которых носит особое название. Со стороны киблы (южной) есть два входа со ступенями. Если встать в середине ребра терассы, то одна из этих лестниц будет направо, другая налево. Правый вход называется Макам-ан-Небий (местом Пророка) а левый — Макам-и-Гури (местом Гури). Первый получил свое имя оттого, что Пророк в ночь Ми'раджа поднялся по этой лестнице на террасу и отсюда пошел к куполу Сахры. Дорога из Хиджаза действительно с этой стороны. В настоящее время ширина этой лестницы равняется двадцати арешам. Все ступени сделаны из тесаного, тщательно пригнанного (Мухандам) камня, так что каждая ступень состоит из одного или двух четырехугольных каменных кусков. (Эта лестница) устроена так, что если бы пожелали, на нее можно было бы подняться верхом на лошади. На верху лестницы четыре столпа (ситун) зеленого мрамора, который походит на изумруд, но только испещрен разноцветными пятнышками. Вышина каждого столпа ('амуд) — десять арешов, а толщина их такова, что для обхвата каждого из них требуется два человека. На эти четыре столпа опираются три арки, одна из которых прямо против входа, а две других по бокам. Над арками прямой обрез стены, украшенной карнизом и зубцами (К у н г у р э. Шефер (96): “dispose en galerie, garni de creneaux”. Ле-Стрэндж (op. cit. 159): “with battlements and a cornice”), а вся постройка имеет вид четырехугольника. Эти столпы ('амуд) и арки сплошь украшены арабесками золотыми [875] и мозаичными, красивее которых не найти. Перила террасы все сделаны из зеленого пятнистого мрамора, похожего на поле, усыпанное цветами. Макам-и-Гури состоит из трех лестниц вместе связанных так, что одна лицом к террасе, а две других боком /Стр. 32/ к ней (с двух сторон первой лестницы); таким образом народ может подниматься с трех сторон. И тут на верху трех лестниц поставлены столпы, а на них возведены арки, увенчанные карнизом. Ступени устроены, как было сказано выше, из тесаного камня; каждая состоит из двух или трех продолговатых кусков камня. На фронтоне колоннады написано изящными золотыми буквами: построено по распоряжению эмира Лейс-ад-Даулы Нуштекина Гурия. Говорят, что этот Лейс-ад-Даула был раб султана египетского и сделал на свой счет эти входы и лестницы. На западной стороне террасы в двух местах сделаны две лестницы (Ду джбигох-и-дереджхо бестест. Шефер (97): deux escaliers en deux endroits differents. Ле-Стрэндж (op. cit. 139): two flights of steps) и вход, также тщательно отделанный, как и вышеописанный. И на восточной стороне есть вход, также тщательно отделанный со столпами ('амуд), аркадами и карнизом, называемый Макам-и-Шаркий (Восточной стоянкой). На севере находится самый высокий и большой вход, также со столпами и арками. Его называют Макам-и-Шамий (Сирийской стоянкой). По моей оценке устройство этих шести лестниц обошлось в сто тысяч динаров. Во дворе Харама, но не на террасе, с северной стороны есть нечто вроде маленькой мечети, похожее на ограду из тесаного камня с стенами, более человеческого роста. Это здание называется михрабом Давида; [876] вблизи (этой) ограды находится камень, в рост человека; его верхушка немного больше молитвенного коврика; камень неровен. Говорят, что это трон Соломона, на котором он сидел во время постройки храма. Вот что я видел в Хараме Иерусалима; я сделал рисунок и присоединил его к моему дневнику. По части диковинок я видел в Хараме дерево гурии.

В среду, в первый день месяца Зу-л-Ка'ды 438-го года (29-го Апреля 1047), я отправился из Иерусалима на поклонение гробу Авраама, друга Всемилостивого. От Иерусалима до этого места поклонения шесть фарсахов. По дороге, идущей на юг, много деревень, засеянных полей и садов. Виноградные лозы, смоковницы, оливковые и сумаковые деревья произрастают в большом количестве и без искусственного орошения. В двух фарсахах от Иерусалима есть четыре деревни (Чехор дих. Шефер почему-то переводит: une localite (стр. 98)) с источником и множеством садов и огородов. Прелестное расположение этой местности заставило дать ей название рая. На расстоянии одного /Стр. 33/ фарсаха от Иерусалима есть принадлежащее христианам и очень уважаемое ими место поклонения, где постоянно бывает толпа муджавиров, и куда стекается много паломников. Mесто это называется Бейт-ал-Лахм (Вифлеем). Тут христиане служат обедни и сюда многие приходят из Рума. Здесь я был ночью в тот день, как вышел из Иерусалима.

Описание гробницы Авраама друга Божьего, да благословит и да спасет его Бог!

Жители Сирии и Иерусалима называют эту святыню Халиль (Друг (Божий) = прозвище Авраама), не упоминая названия селения, которое [877] собственно называется Матлун. Этому месту поклонения принадлежит заповедное имущество (вакф) и многие другие селения (см. дальше стр. 879). Около этого селения есть небольшой источник, бьющий из скалы, проведенный издалека посредством водопровода к селению, вне которого устроена крытая цистерна для хранения этой воды, чтобы она не пропадала и чтобы ее хватало для жителей селения и для посетителей. Место поклонения находится в стороне селения, с южной стороны. Эта местность будет на юго-востоке (Онджо джунуби мешреки бошед. Ле-Стрэндж (ор. cit. 311): “The Sanctuary stands on the southern border of the town, and extends towards the south-east”. У Шефера, как у меня) (от Иерусалима). Место поклонения обведено оградой, длиной в 80 арешов, а шириной в 40, состоящей из четырех стен, сложенных из тесаных камней; вышина стены равняется двадцати арешам, а ее верхний край толщиной в два ареша. Михраб и максура помещаются поперек этого здания. В максуре устроены красивые михрабы, и находятся двe гробницы головной частью к кибле, обе сделанные из тесаного камня, вышиной в человеческий рост. Направо — гробница Исаака, сына Авраама, а налево — супруги Исаака. Между обеими гробницами расстояние в 10 арешов. Пол и стены в этом месте поклонения устланы дорогими коврами и магребинскими циновками, по красоте превосходящими парчу. Я видел там циновку, заменяющую молитвенный коврик и присланную, как говорят, Эмир-ал-джуюшем (главнокомандующим), рабом султана египетского. Говорят, что эта циновка была куплена в Египте за тридцать динаров магребинского золота. Столько же румской парчи стоило бы меньше. Подобного коврика я нигде [878] не видал. Если выйти из максуры, то среди двора, напротив киблы, будут два домика. В том, который направо, находится гробница Авраама. Здание больших размеров и заключает в себе другой домик, вокруг которого можно обойти (Ле-Стрэндж (op. cit. 314): “which you cannot enter”. У Шефера: нельзя обойти). В этом последнем проделано четыре окошка, и паломники могут осматривать кругом домик и видеть гробницу /Стр. 34/ через каждое окно. Пол и стены покрыты парчевыми покрывалами. Гробница каменная; ее размер — три геза. При ней повешено много серебряных ламп и люстр. Другой домик, тот, который находится налево от киблы, заключает в себе гробницу Сарры, жены Авраама. В промежутке между обоими домиками устроен проход в виде коридора, в который открываются двери обоих домиков, и в котором также повешено много ламп и светильников. По выходе из этих двух домиков встречаются один возле другого два других домика с гробницами: на право — усыпальница пророка Иакова, а налево — жены Иакова. Затем идут дома, в которых Авраам угощал своих гостей. Итак, в этом месте поклонения шесть гробниц. За этими четырьмя стенами есть скат, а затем усыпальница Иосифа, сына Иакова. (Эта усыпальница) сделана в виде красивого здания с куполом; гроб каменный. С той стороны, где поле, между куполом Иосифа и вышеупомянутым местом поклонения, устроено большое кладбище. Сюда привозят из многих мест покойников и погребают здесь. На плоской крыше, находящейся в ограде максуры, устроены кельи для приходящих [879] сюда странников, для содержания которых существует много вакфов, состоящих из селений и доходных статей в Иерусалиме. Здесь преобладает ячмень; пшеницы мало; оливок много. Странникам, путешественникам и паломникам здесь раздают хлеб и оливки. Большое количество мельниц, приводимых в движение мулами и быками, весь день мелют зерно, а несколько девушек целый день заняты печением хлеба. Каждый из этих хлебов весит один мен. Кто бы сюда ни пришел, ему дают ежедневно круг хлеба и чашку чечевицы, сваренной с оливковым маслом; дается также изюм. Этот обычай сохраняется со времен (Авраама), друга Божьего, до сего дня. Бывают дни, когда сюда приходит до пятисот посетителей и все они получают упомянутое угощение.

Говорят, что первоначально в мешхеде не было дверей и туда никто не мог войти иначе, как через портик; поклонение совершали в наружном портике. Мехдий, воссев на престол египетский, приказал проделать дверь, расставить внутри большое количество утвари, снабдить настилкой и коврами и разукрасить внутреннее помещение. Дверь мешхеда находится в середине северной стены на высоте четырех гезов от земли. С обеих сторон двери есть каменная лестница; по одной стороне поднимаются, а по другой спускаются. Там есть маленькая железная /Стр. 35/ дверь (Последнюю фразу Шеффер в переводе опускает).

Отсюда я возвратился в Иерусалим, а из Иepycaлима отправился пешком с толпой лиц, которые вознамерились совершить путешествие в Хиджаз. Наш проводник, по имени Абу-Бекр Хамданий, был [880] человек проворный, хороший ходок, красивой наружности. Вышел я из Иерусалима 15-го числа месяца Зу-л-Ка'ды 438 года (13 Мая 1047 г.) (Так по таблицам Вюстенфельда и Лакуана. Шефер (стр. 106): 1-го Мая). Через три дня мы дошли до места, которое называется Ар'.р. (Шефер читает Izta, прибавляя: la lecture du nom de cette localite est incertaine. На карте Палестины Guthe есть местность 'А p 'a р a, начертание названия которой до известной степени подходит к начертанию текста Насири-Хосрау. Эта местность находится в южной Палестине - Fullег (стр. 162) читает A z 'a г), и где имеются также проточная вода и деревья. (Затем), мы дошли до другой станции, которая называется Вади-л-Кура. (Затем) мы дошли до другой станции, от которой через десять дней мы добрались до Мекки.

В этом году ни один караван ни из какой страны не приходил в Мекку, и в ней не хватало продовольствия. Остановившись в улице москательщиков против ворот Пророка, я отправился в понеделъник к 'Арафату. Посетители были озабочены (возможностью нападения) бедуинов. Возвратившись из 'Арафата, я пробыл два дня в Мекке и возвратился по сирийской дороге в Иерусалим. Прибыл я в Иepyсалим 5-го числа месяца Мухаррема 439-го лунного года (2 Июля 1047) (Так по таблицам Вюстенфелъда и Лакуана. У Шефера (стр. 106): 7 июля)... У христиан есть в Иерусалиме весьма почитаемая ими церковь, называемая ал-Кумамой. Ежегодно сюда стекается для поклонения множество народа из стран румов. Даже царь румов тайно пришел сюда, так что бы никто об этом не узнал. Во время правления в Египте ал-Хакима-би-амр-аллаха пришел сюда кайсар румов; узнав об этом, Хаким послал к нему одного из своих стремянных, сказав ему: в соборной мечети иерусалимской сидит [881] такой-то и такой-то человек; подойди к нему и скажи ему: меня к тебе послал Хаким; не думай, что он не знает о твоем присутствии; однако будь спокоен. он не имеет против тебя враждебных намерений.

Тот же Хаким приказал разграбить, разнести и разрушить эту церковь. Некоторое время она пробыла в таком виде, а затем кайсар отправил послов с многочисленными дарами, изъявлением своей покорности, с просьбой о примирении и с ходатайством о позволении восстановить эту церковь, и тогда она была снова выстроена. Церковь эта настолько просторна, что в ней могут поместиться восемь тысяч человек. Вся она тщательно разукрашена цветным мрамором, резной работой и живописью. Внутри церковь украшена румской парчей и изображениями. Много чистого золота пошло на ее убранство. Во многих местах находится изображение Иисуса, — да будет над Ним спасение! сидящего на осле, и изображения других пророков, /Стр. 36/ как-то: Авраама, Измаила, Исаака, Иакова и его сыновей, спасение да будет над ними! Эти иконы покрыты лаком из сандарусового масла, и каждая покрыта тонким стеклом, чрезвычайно прозрачным, так что оно нисколько не мешает видеть иконы. Сделано это для того, чтобы предохранить иконы от пыли. Прислуга ежедневно чистит эти стекла. Кроме этой (церкви), есть много других мест (поклонения), тоже тщательно отделанных, но описывать их было бы слишком долго. В этой церкви есть место, разделенное на две части, в виде рая и ада; на одной половине изображены обитатели рая и рай, а на другой — сидящие в аду, ад и тому подобное. Такой церкви, как эта, не существует в целом мире. В ней сидят многие [882] священники и монахи, читают Евангелие, молятся и отправляют богослужение денно и нощно.

Из Иepyсалима я хотел отправиться по морю в Египет, а оттуда снова съездить в Мекку. Но так как дул противный ветер, и по морю нельзя было ехать, то я отправился сухим путем. Пройдя через Рамлу, я достиг города, который называют 'Аскаланом. Там я видел прекрасные базар и мечеть и сводчатую древнюю постройку, которая, как говорят, была мечетью. Своды из камня — громадных размеров, так что если кто-либо захотел бы разрушить эту постройку, то ему пришлось бы издержать значительную сумму денег. Отправясь отсюда, я видел по дороге много селений и городов, описание которых удлиннило бы рассказ; я о них умалчиваю. (Наконец) я добрался до местности, называемой Тина.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.