Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

XX. Шемс-ад-дин ас-Суютий.(писал в 1470 г.).

Шемс-ад-динас-Суютий Абу-'Абдулла Мухаммед-ибн-Шихаб-ад-дин Абу-л-'Аббас Ахмед-ибн-'Алий-ибн-'Абд-ал-Халикал-Минхаджий, египетский ученый, был на поклонении в Мекке в 848 г. хиджры, в 849 г. посетил Медину, а в 874 г. осуществил свою давнишнюю мечту посетить Иерусалим, в котором и составил свое сочинение: Итхаф-ал-ахисса бифадаили-л-месджид-ал-акса (подарок друзьям относительно преимуществ Месджид-ал-Аксы). Отрывки из этого сочинения были изданы под заглавием: Соmmentatio philologica exhibens specimen libri “Итхаф-ал-ахисса” (арабск. шрифтом) auctore Kemaloddino Muhammede Ben Abu Scherif... P. Lemming, Hauniae, 1817; крайне плохой перевод всего сочинения был издан под заглавием: The history of the temple of Jerusalem, translated from the arabic MS. of the imam Jelal addin al Siuti by J. Reynolds, London, 1836; части сочинения переведены также Ги ле-Стрэнджем в J. R. A. S. New Series, t. XIX и в его Palestine under the Moslems.

Тому обстоятельству, что наш автор не оставил, по-видимому, других сочинений и не пользовался, при жизни, особой славой, надо приписать, по моему мнению, путаницу относительно его имени. Конъектура Рейнольдса, приписавшего это сочинение известно полигистору, Джелаль-ад-дину ас-Суютию (см. выше, стр. 709), как известно, безусловно ошибочна; Лемминг опирался на Хаджи-Хальфу, который был введен в заблуждение неверным заглавием. Дело в том, что Кемаль-ад-дин Мухаммед-ибн-абу-Шериф был в свое время личностью известной [1195] (см. Муджир-ад-дин, египетск. изд. II, 706 и след.). Его сочинения значатся и в каталоге Хаджи-Хальфы (I, 256, 480; II, 611; III, 218; IV, 226, V, 513), причем заглавия совпадают с указанными у Муджир-ад-дина. Кемаль-ад-дин был потомок Шихаб-ад-дина Абу-л-'Аббаса Ахмеда ал-'Омария ал-Маликия; Шемс-ад-дин — сыном Шихаб-ад-дина Абу-л-'Аббаса Ахмеда ас-Суютия; и того и другого звали Мухаммедом; естественно могло явиться стремление приписать ставшее впоследствии довольно популярным (в Европе существует с десяток экземпляров) сочинение более известному Кемаль-ад-дину. Но этот последний у Хаджи-Хальфы и у Муджир-ад-дина постоянно называется ал-Мукаддасий, между тем как автор Итхафа почти всегда называется ас-Суютий, Хаджи-Хальфа только один раз называет Кемаль-ад-дина ал-Мисрием — и это именно тогда, когда он ошибочно приписывает ему Итхаф (I, № 42). Предположение Штейншнейдера, что автор Итхафа тот именно Шемс-ад-дин-ибн-Ахмед-ибн-'Алий ас-Суютий, который значится у Хаджи-Хальфы (II стр. 644), как автор “Джавахир-ал-'Укуда”, весьма правдоподобно; но следует принять во внимание, что у Муджир-ад-дина (II, 452 и след.) указано около 30 лиц, которых звали Шемс-ад-дин Абу-'Аб-дулла Мухаммед; из них около 20 жили в IX в. хиджры и трое из них (ум. 782, 842, 892) были, как и наш автор, сыновьями Шихаб-ад-динов Абу-л-'Аббасов Ахмедов; в том же IXв. один Муджир-ад-дин называет около 8 Шихаб-ад-динов Абу-л-'Аббас Ахмедов, причем он упоминает только жителей Иерусалима и Хеврона. — См. Steinschneider, Polemische und apologetische Literatur in arabischer Sprache, Leipzig, 1877, стр. 169; J. R. A. S. New Series, XIX, 1887, стр. 247,sqq; Wuestenfeld, Die Geschichtschreiber der Araber; Getting. 1882, стр. 223; Rоhricht Biblioth. geograph. Palaestinae, Berlin 1890, стр. 120.

Нет сомнения, что автор Итхафа заимствовал из Мусир-ал-Гарама очень многое, настолько, что явилась возможность составить сводный текст, перевод которого и следует. При этом я пользовался печатным текстом Лемминга, рукописью Итхафа библиотеки Учебного отделения восточных языков при Азиатском департаменте (см. Collections Scientifiques de l'inst. des langues orient. I. Mss. Arabes decrits par V. Rosen, St-Petersbourg, 1877, № 45), египетск. изданием Муджир-ад-дина, который много [1196] заимствовал из Мусир-ал-Гарама, и, наконец, текстом Мусир-ал-Гарама, напечатанном ле-Стрэнджем в XIX т. J. R. A. S.

А = петербургская рукопись; В — текст Лемминга; 8 = текст ле-Стрэнджа; МД = текст Муджир-ад-дина.

Взятие Иерусалима.

Знай, что о завоевании Иерусалима 'Омаром-ибн-ал-Хаттабом рассказано в достойных доверия книгах “о преимуществах” (Под каким заглавием известен ряд сочинений, в которых рассматриваются преимущества известных городов или стран. Автор Итхаф-ал-Ахисса пользовался, кроме сочинения “Мусир-алГарам” (см. выше, стр. 613) сочинением Тадж-ад-дииа Абу-Насра 'Абд-ал-Ваххаба ал-Хасания (или ал-Хусейния, см. Хаджи-Хальфа III, 491) ад-Димешкия, озаглавленном: Ар-рауд-ал-мугаррас фи-фадаили-бейт-ал-мукаддас. (Насажденный сад касательно преимуществ Иерусалима); этот же последний автор пользовался сочинением ал-Хафиза Абу-л-Фараджа 'Абд-ар-Рахмана-ибн-ал-Джаузия, озаглавленном: Фадаиль-ал-Кудс (преимущества Иерусалима; из сочинений Ибн-ал-Джаузия, упомянутых у Хаджи-Хальфы, только два могут, судя по заглавиям, содержать сведения об Иерусалиме, а именно: Myсиp-aл-гарам лисакинм-ш-Шам и Мусир-ал-гарам ас-сакин или ашра-фи-л-амакин. Сочинения, под заглавием Фадаиль-ал-Кудс Хад-жи-Хальфа не упоминает. См. V, 379; Ибн-ал-Джаузий 'Абд-ар-Рахман скончался в 597 г. хиджры = 1200 — 1 г. п. Р. X.), и другими сочинениями, из которых некоторые озаглавлены: ал-фадаиль. См. Lemming, стр. XXV и след.) со слов многих передатчиков различным образом. Я хотел держаться серединного пути, то приводя рассказы буквально, то соединяя их, (В тексте неясность, которую следует приписать неуклюжести слога автора) желая снискать счастье и благословение повествованием об этом блестящем ycпехе, одержанном этим халифом, повелителем верующих, вторым из праведных халифов, посредством которого Бог прославил веру нашу, и правление и справедливость которого стали благословением для всего ислама и для всех мусульман. 1197]

Сюда относится сказание автора Мусир-ал-Гарама, который ссылается на цепь передатчиков, доходящую до ал-Валида. Он говорит: рассказал мне шейх из потомков Шеддада-ибн-Ауса ал-Ансария, слышавший своего отца, говорившего со слов своего отца, Шеддада, что после окончания битвы при ал-Ярмуке отряд мусульман, в рядах которого был и он, отправился в Палестину и в Урдунн. И мы осадили, говорит Шеддад, город Иерусалим и не могли взять его, пока не прибыл (Нижеследующее у Муджир-ад-дина (I, 226,4) сильно сокращено) к нам 'Омар-ибн-ал-Хаттаб во главе 4000 всадников. Он остановился на горе иерусалимской восточной, т. е. на горе Джебель-Тур-Зейта (Масличной горе). Мы были заняты осадой и окружали город. И спустился к нам отряд из сопровождавших 'Омара; они сражались с одушевлением; их приход и прибытие 'Омара обновили наше усердие и нашу бодрость, благодаря чему мы стали надеяться на победу. Мы долго сражались с врагами, как вдруг появился один из них, прося перемирия, чтобы поговорить с нами. Мы согласились. Он сказал: что это за войско, которое прибыло? Мы ответили: это войско повелителя верующих. В это время 'Омар послал нам приказание приостановить сражение и прибавил: подлинно посол Божий сообщил мне, что я возьму Иepycaлим без приступа. И появился перед нами * посол (В опускает) патриция иерусалимского, прося пощады для того, чтобы передать 'Омару послание от него. Мы согласились. Тогда он (МД: посол патриция ее) приветствовал 'Омара и сказал: “мы сделаем ради твоего присутствия то, чего мы ни для кого не делали”. И посол [1198] попросил 'Омара согласиться на мир и на поголовную подать и пощадить * их кровь, их имущества и их церкви. 'Омар милостиво согласился на это. Тогда посол просил гарантий для (В В. от звездочки опущено) своего господина, для того, чтобы он мог лично заключить мир и написать договор. 'Омар согласился; патриций вышел в сопровождении отряда своих, 'Омар заключил с ними мир, и мы были свидетелями этого (МД прибавляет: патриций (батрик) — предводитель, а патриарх (батрак) — духовное лицо; в то время патртарх назывался Софронием; он еще раньше сообщил христианам, что Бог отдаст Иерусалим в руки 'Омара без боя). — Ал-Валид продолжает: один шейх, из военных поселенцев, рассказал мне со слов хорасанца 'Ата, что когда мусульмане осадили Иерусалим, то начальники его сказали им: мы согласились сдаться вам; но вы знаете * значение (В. опуск.) Свящееного Дома; это та отдаленная мечеть (Месджид-ал-Акса), куда ваш пророк был перенесен ночью; мы желаем, чтобы ее принял сам ваш государь. — Халифом в это время был 'Омар-ибн-ал-Хаттаб (Нижеследующее у МД I, 226,6). Тогда мусульмане послали к нему посольство; румы также послали посольство с мусульманами. Они пришли в Медину и стали спрашивать, где повелитель верующих. * Тогда румы сказали своему переводчику: о ком вы спрашиваете? Тот отвечал: о повелителе верующих (В. от звездочки опуск.). Они крайне удивились и сказали: “человек, который победил румов и персов и захватил сокровища хосроев и цезарей не имеет определенного местопребывания! благодаря этому-то он и победил народы”. — И они нашли его спящего, распростертого там, где жара застала его, и удивились еще более. Когда 'Омар [1199] прочел письмо * Абу-'Убейды (В опускает), мы успокоились, (В тексте начертание, которое можно читать а м а н н а (вм. аманана), или а м и н н а; ни то, ни другое не дает удовлетворительного смысла, что заставляет предположить порчу первоначального текста) и прибыл он в Иерусалим, в котором тогда было 12000 румов и 50000 туземцев, и заключил с ними мир с тем, чтобы румы были удалены из города, причем назначил им трехдневный срок с условием, что захваченные по истечении трех дней будут вне покровительства мусульман. Он даровал также пощаду тем туземцам, которые там находились, и наложил на них поголовную подать по пяти динаров на человека со средствами, по четыре динара на менее состоятельного и по три на еще менее состоятельного. Дряхлые старики и малые дети ничего не платили. Затем 'Омар пошел к михрабу Давидову и прочитал * суру Сад (В. опуск.).

Абу-'Убейда пишет в Иерусалим.

Рассказывают также, ссылаясь на другую цепь передатчиков (МД (I, 218,6 снизу) опускает предшеств. слова), что Абу-'Убейда-ибн-ал-Джаррах пришел в Урдунн, расположился там лагерем и отправил посла к бывшим в Илии * и жителям ее, (В. от звезд. опускает. Под бывшими в Илие следует, вероятно, понимать гарнизон, состоявший из румов) и написал им:

Во имя Бога Всемилостивого и Всемилосердого! От Абу-'Убейды-ибн-ал-Джарраха патрициям находящимся в Илии и жителям ее. Привет тому, кто следует по настоящему пути и верует в Бога и в посла Его! Мы приглашаем вас засвидетельствовать, что нет божества, кроме Бога, что Мухаммед посол [1200] Его, что страшный суд несомненно наступит и что Бог воскресит тех, которые в гробах. Если вы засвидетельствуете это, то ваша кровь, ваши имущества и ваше потомство (В. “ваши жилища”) будут священны для нас и вы будете нашими братьями; если вы откажетесь, то согласитесь платить нам поголовную подать каждый из вас вручая ее лично, унижаясь; если же вы и на это не согласитесь, то я приведу к вам людей, для которых смерть приятнее, чем питье вина и вкушение свинины для вас, и затем я не уйду, даст Бог, от вас до тех пор, пока не перебью ваших воинов и не уведу в плен ваших детей (У МД дальнейшее т. I, 219 послед. строчка). Затем Абу-'Убейда-ибн-ал-Джаррах подождал (ответа) жителей Илии. Они отказались прийти к нему и заключить с ним мир. Тогда он выступил против них, расположился около них, стал усиленно осаждать их и стеснил их. Однажды они сделали вылазку против него и * некоторое время (Только у МД) сражались против мусульман; затем мусульмане напали на них со всех сторон, * некоторое время (Только у МД) сражались с ними, * они были разбиты (Только у МД) и скрылись в своей крепости. В этот день войсками распоряжались Халид-ибн-ал-Валид и Язид-ибн-абу-Суфьян, каждый со своей стороны.

Письмо Абу-'Убейды 'Омару.

(Следующее у МД I, 220,14)Говорят, что когда Абу-'Убейда осадил жителей Илии, * и они увидели (МД: и дал себе слово), что он не оставит их, у них же не хватило силы сопротивляться ему, [1201] то они сказали ему: мы сдадимся тебе по договору. Он сказал: я согласен на это. — Так пошли за твоим халифом, 'Омаром, сказали они, чтобы он сам заключил с нами договор и написал нам грамоту о пощаде. Абу-'Убейда согласился на это и собрался написать. Перед этим Абу-'Убейда послал Му'аза-ибн-Джебела в Урдунн. но тот еще не уехал. И сказал Му'аз Абу-'Убейде: разве ты напишешь повелителю верующих, чтобы он приехал, а между тем, быть может, когда он приедет, эти люди откажутся от мира, и его прибытие окажется излишним беспокойством. Не пиши ему, пока они не дадут тебе ручательства и заставь их дать страшные клятвы и надежные обязательства в том, что если ты пошлешь за повелителем верующих, и он прибудет к ним, дарует пощаду их жизни и имуществу и напишет им об этом грамоту, то они непременно примут (это), непременно будут платить поголовную подать и беспрекословно согласятся на те условия, которым подчинились зиммии в Сирии. — Абу-'Убейда послал (сказать) им это; они согласились. Когда они исполнили это, Абу-/Убейда написал 'Омару-ибн-ал-Хаттабу: Во имя Бога Всемилостивого, Всемилосердого! Рабу Божьему 'Омару, повелителю верующих, от Абу-'Убейды-ибн-ал-Джарраха. Привет тебе! Я восхваляю того Бога, кроме которого нет божества. Мы осадили жителей Илии, которые думали, что вступив с нами в борьбу, они избавятся от горя; на самом деле же они навлекли на себя стеснение, убытки, изнурение и унижение. Когда они увидели это, то попросили, чтобы прибыл к ним повелитель верующих лично даровать им гарантии и заключить с ними договор. Но мы опасались, что когда приедет повелитель [1202] верующих, эти люди обманут и отступятся, так что твой приезд, — да исправит тебя Бог! — будет напрасным беспокойством. Поэтому мы потребовали от них торжественные клятвенные обязательства в том, что они непременно примут (договор) и непременно будут платить поголовную подать и беспрекословно согласятся на те условия, которым подчинились зиммии. Они согласились, так что, если тебе угодно, приезжай, ибо за приездом твоим последует награда (от Бога) и благо, да поведет тебя Бог по прямому пути и да облегчит труд твой. Да будет над тобой мир, милосердие Божие и благословение Его (Письмо Абу-'Убейды, равно как и следующий в тексте, но опущенный в переводe рассказ о совещании 'Омара в Мекке со знатными мусульманами, несомненно позднейшего сочинения).

Прибытие 'Омара в Сирию.

Подойдя к Сирии 'Омар расположился лагерем, чтобы те, которые отстали, могли присоединиться к нему. И вот взошло солнце и неожиданно появились знамена, копья и отряды конницы, которые шли на встречу к 'Омару-ибн-ал-Хаттабу. Первый отряд, который мы встретили, спросил нас о Медине, и мы отвечали ему, что все благополучно; затем они спросили нас, не знаем ли мы где повелитель верующих? Мы промолчали. Они ушли, подошел другой отряд, распросил нас и спросил, знаем ли мы где повелитель верующих. И 'Омар сказал: разве эти люди не узнают кто с вами? Тогда мы сказали: “вот повелитель верующих”! Они стали соскакивать с своих коней, но 'Омар крикнул им: не делайте этого! При этом вернулся назад первый отряд и [1203] пошел с нами. И стали мусульмане выстраивать в ряды коней своих и склонять копья по пути 'Омара. пока не показался Абу-'Убейда во главе большей части войска. И вот оказалось, что он сидит на молодой верблюдице; его аба (Верхняя одежда вроде плаща) прикрывала ее с обеих сторон; узда была волосяная, он сам был вооружен, с перекинутым через плечо луком. Увидав 'Омара, он заставил свою верблюдицу стать на колена и 'Омар заставил опуститься своего верблюда. И сошел Абу-'Убейда с седла и направился к 'Омару, а 'Омар направился к Абу-'Убейде; когда он приблизился к нему, то Абу-'Убейда протянул свою руку к 'Омару, чтобы взять его за руку; 'Омар тоже протянул свою руку; тогда Абу-'Убейда взял ее и опустился, чтобы поцеловать ее, желая возвысить его в глазах народа, но 'Омар опустился до ноги Абу-'Убейды, чтобы поцеловать ее. Тогда Абу-'Убейда сказал: “о! повелитель верующих!” и отступил. 'Омар сказал: “Абу-'Убейда!” после чего оба старика обнялись и поехали один рядом с другим, а народ шел перед ними.

Некоторые сирийцы говорят, будто они вышли к 'Омару навстречу с лошадью и белыми одеждами и уговаривали его сесть на эту лошадь для того, чтобы враги, взглянув на него, почувствовали к нему большее почтение, надеть эти платья и бросить свое одеяние, сделанное из шкуры. Он отказался, но они пристали к нему, так что он сел на лошадь, но в своем одеянии из шкуры. И красиво поехала под ним лошадь, причем узда его верблюдицы была еще в руке его. Тогда он спешился, поехал на своем верховом животном и сказал: та (езда) произвела во [1204] мне такую перемену, что я боюсь возгордиться и измениться. Поступайте как я, мусульмане, и Бог, которому присущи могущество и величие, возвысит вас. Рассказывают со слов Тарика-ибн-Шехада, что когда 'Омар приехал в Сирию, на пути его встретился брод. Тогда он слез со своего верблюда, снял свои джурмуки (Обувь, надеваемая сверх сапожка), взял их в руки и вошел в воду со своим верблюдом. Тогда Абу-'Убейда сказал ему: ты страшно унизил себя в глазах здешних жителей! Тогда 'Омар ударил его ладонью в грудь и сказал: хоть бы другой сказал это, а не ты, Абу-'Убейда! Ведь вы были самым слабым, презираемым и малочисленным народом, но Бог возвеличил вас посредством ислама, и если вы будете искать славы в чем-либо ином, Всевышний Бог унизит вас.

Договор 'Омара с жителями Иерусалима.

Со слов Сейфа (В: со слов Юсуфа; А: со слов Юсуфа Сейфа; МД: со слов Сейфа. Сейф-ибн-'Омар часто встречается у ат-Табария (S Т, 1749 и след.), причем за ним весьма часто следует имя Абу-Усмана (см. выше, стр. 144, 151, 159, 164, 184), а за ним Халид и 'Убада, как и здесь); слышавшего от Абу-Хазима (А и В: ибн-Хазим; МД: абу-Хазим) и от Абу-'Усмана (А: 'Усман; В и МД: абу-'Усман), который передавал со слов Халида и 'Убады:

'Омар заключил мир с жителями Илии в ал-Джабии и написал им там договор, одну грамоту для всех округов, за исключением жителей Илии (получивших отдельную грамоту):

Во имя Бога Всемилостивого и Всемилосердого! Это то, что даровал раб Божий, повелитель [1205] верующих, 'Омар, жителям Илии, в отношении пощады: он даровал пощаду их жизни, их имуществу, их церквам, их крестам; тем, кто живет в городе (В тексте: мукимиха; следовало бы: м у к и м и н биха) и тем, кто живет за городом (Бappийиxa. В современном разговорном языке барра-л-белед значит: вне города; писатели первых веков ислама в таких случаях пользовались выражениями: з а х и р или х а р и д ж) и (исповедующим) всякое вероучение их, так что их церкви не будут ни обитаемы, ни разрушаемы, и не будет причинен ущерб ни церквам, ни границам их, ни крестам их, ни какому бы то ни было имуществу их; их (т. е. жителей) не будут принуждать в вере и не будут обижать никого из них. И ни один еврей не будет жить с ними в Илии. Жители же Илии обязаны платить поголовную подать, как платят ее жители городов, и выгнать из города румов и разбойников. И кто из них удалится (из города) * тот пользуется неприкосновенностью относительно жизни своей и имущества своего, пока не достигнет надежного места (Т. е. до места, до которого власть арабов не простирается), а кто из них останется (В. от звездочки опускает), тот будет неприкосновенен и обязан платить ту поголовную подать, какую платят жители Илии. Если же кто из жителей Илии захочет удалиться со своим имуществом вместе с румами, покидая свою церковь и свой крест, то даруется неприкосновенность их жизни, их церкви и их кресту, пока они не достигнут надежного места. Tе из поселян. которые находятся в городе, могут, кто хочет, остаться, и тогда обязаны платить ту же поголовную подать, как и жители Илии; кто хочет, может удалиться с румами; кто хочет, может вернуться в свою землю, причем [1206] с него ничего не возьмут, пока он не сожнет свою жатву. Все, что в этой грамоте, да будет под покровительством Бога, под охраной Его, под охраной посла Его, халифов и верующих, если жители Илии уплатят возложенную на них поголовную подать. В том свидетельствовали: Халид-ибн-ал-Валид, 'Амр-ибн-ал-'Ас, 'Абд-ар-Рахман-ибн-'Ауф и Му'авия-ибн-абу-Суфьян.

Справедливость 'Омара.

Он же (Автор Мусир-ал-Гарама) рассказал, ссылаясь на других передатчиков, со слов Халида-ибн-абу-Малика, слышавшего от своего отца, что, когда мусульмане остановились под Иерусалимом и принялись осаждать его, и осада затянулась, они послали сказать им: откройте нам город, дабы мы даровали пощаду вашей крови и вашему имуществу! Те послали в ответ: мы не доверим вашему слову, пока не придет ваш халиф, 'Омар-ибн-ал-Хаттаб; мы, ведь, слышали, что он человек добродетельный, хороший, праведный. Если он придет и дарует нам аман, мы доверим ему и откроем вам город. — Тогда они написали 'Омару, извещая его об этом. 'Омар выехал из Медины и приехал к ним. * И рассказывают, что когда 'Омар прибыл из Медины, они вступили с ними (Христиане ст. мусульманами) в бой, после приезда его, и мусульмане (От звездочки по тексту МД) овладели такими местами, которые до этого не были в их руках; овладели они тогда виноградником, бывшим в руках христиан и принадлежавшим одному из них, состоявшему под покровительством мусульман. [1207] В нем был виноград, и мусульмане стали поедать его. Тогда зиммий (Зиммий значит: состоящий под покровительством) пришел к 'Омару и сказал: повелитель верующих, пока мой виноградник был в руках христиан, они не считали разрешенным брать из него и не нападали на него, хотя я человек, состоящий под покровительством мусульман; когда же овладели мусульмане, то напали на него. Тогда 'Омар потребовал одну из своих лошадей, сел на нее второпях нагим, и поскакал в сторону мусульман. Первый, кого он встретил, был Абу-Хурейра, который нес на голове виноград. И ты тоже, Абу-Хурейра! сказал 'Омар. Тот ответил: повелитель верующих, мы страшно проголодались; чье же добро мы имеем более права съесть, как не добро тех, за кого мы сражались? Тогда 'Омар оставил его, отправился в виноградник, посмотрел, и вот оказалось, что мусульмане уже сбежались туда. Тогда 'Омар призвал зиммия и сказал ему: сколько ты надеялся выручить за произведения твоего виноградника? Тот ответил: “столько-то”. Тогда 'Омар отпустил его, а затем достал ту сумму, которую назвал зиммий, вручил ее ему и разрешил мусульманам пользоваться виноградником.

Договор 'Омара с христианами.

'Абд-ар-Рахман-ибн-Ганм говорит (Ср. выше ст. 392 и 639): было написано (Так А и МД. В В: я написал) 'Омару (МД прибавляет: ибн-ал-Хаттабу) когда он заключил мир с сирийскими христианами: Во имя Бога Всемилостивого и Всемилосердого! это есть письмо рабу Божьему, [1208] 'Омару-ибн-ал-Хаттабу, повелителю верующих, от христиан города такого-то и такого-то. Когда вы пришли воевать против нас, то мы просили у вас пощады для самих себя, для детей наших, имуществ наших и единоверцев наших и обязались перед вами: не строить заново ни в наших городах (МД: ии в нашем городе), ни в окрестностях их, ни монастырей, ни церквей, ни скитов. ни монашеских келий; не возобновлять (А и В: нухийя (букв. не оживлять). МД: нуджеддида) тех из этих построек, которые находятся в мусульманских кварталах; не препятствовать ни одному мусульманину останавливаться в наших церквах, ни днем, ни ночью; держать их двери открытыми для проходящих и путешественников; принимать на три ночи проходящих мимо нас мусульман и кормить их; не давать ни в наших церквах, * ни в наших домах (Только у МД) приюта соглядатаям * и не укрывать их от мусульман (МД: и не скрывать обмана от мусульман); не обучать наших детей Корану; не выставлять на показ многобожия и никому его не проповедывать; не препятствовать никому из наших родственников, если он захочет принять ислам; оказывать уважение мусульманам и вставать с места, когда они пожелают сесть; не носить ничего похожего на их платья, калансувы, или тюрбаны, или сандалии, либо проборы волос; не говорить на их языке и не именоваться их прозвищами; не ездить на лошадиных седлах, не носить мечей, не приобретать никакого оружия и не носить его при себе; не вырезывать на наших перстнях арабских надписей; не продавать вин; обстригать наши головы спереди и не изменять нашего костюма * где бы мы ни оказались (Только у МД): [1209] подпоясываться кушаками, не выставлять креста на наших церквах; не носить открыто наших крестов и книг ни по каким мусульманским улицам и базарам; бить в била в наших церквах только слегка; не голосить при покойниках наших; * не носить огней при них (Т. е. при покойниках) ни по каким мусульманским улицам и базарам, и не проносит покойников наших мимо них (От звездочки и до сих пор у МД опущено); не брать к ceбе рабов, которые достались на долю мусульман, — и не заглядывать в жилища мусульман”.

Когда я принес эту бумагу 'Омару (МД прибавляет: ибн-ал-Хаттабу), он прибавил: не бить ни одного мусульманина; в этом обязуемся мы и наши единоверцы и на этих условиях получаем аман. И если мы сколько-нибудь нарушим данные нами вам обязательства и ручательства, то лишимся покровительства мусульман, и вы будете иметь право поступить с нами, как с ослушниками и отщепенцами.

* Это (т. е. вышеизложенное) передают имам ал-Бейхакий и другие (От звездочки до новой строки только в А и у МД. Последующее до звездочки только в А. Шемс-ад-дин Абу-Бекр Ахмед-ибн-ал-Хусейн-ибн-'Алий ал-Бейхакий, известный традиционист, умер в 458 г. хиджры (1066 г. п. Р. X.). См. Хаджи-Хальфа, I, стр. 174, 230, 448 и Index, № 8063), — а у него прекрасные цепи передатчиков до 'Абд-ар-Рахмана-ибн-Ганма, цепи, которые тщательно исследовал судья Абу-Мухаммед-ибн-Разин (Судья Такий-ад-дин Мухаммед-ибн-ал-Хусейн ал-Хамавий, обыкновенно называемый Ибн-Разином, умер в 681 г. хиджры (1230-82 п. Р. X.). См. Хаджи-Хальфа, II, стр. 347) в самостоятельно составленной им книжке. * Мусульманские имамы опирались на эти (вышеупомянутые) условия, и шедшие по прямому пути [1210] халифы (Ал-хулафа ар-рашидун. Разумеются: Абу-Бекр, 'Омар, 'Осман и 'Aлий) применяли их на деле. Ибн-'Омар передает со слов Нафи'-ибн-Аслама (Вместо слов от точки, у МД: передают. Так в тексте, но надо читать: Нафи, слышавшего от Аслана. См. в Указателе Нафи'-ибн-Аслам), что 'Омар приказал зиммиям, чтобы они отрезали хохлы свои, чтобы они ездили на ослиных седлах, садясь боком, чтобы они не ездили верхом, как ездят мусульмане, и чтобы они носили кушаки, т. е. зуннары.

(В А следует известие, уже напечатанное выше, стр. 614, строчки 1 — 14. К тексту Джемаль-ад-дина А прибавляет, в конце известия: это передал ал-Валид-ибн-Муслим со слов шейха, потомка Шеддада-ибн-'Ауса, слышавшего от своего отца, который слышал от своего отца Шеддада).

(Следует в А, В и у МД рассказ, напечатанный выше, стр. 614, строчка 15 — стр. 615. У Муджир-ад-дина не хватает иснада. Довольно многочисленные варианты не касаются смысла рассказа).

(Следует в А, В и частью у МД отрывок, напечатанный выше, стр. 616, строчки 1 — 20. В иснаде, вместо: “'Омар-ибн-ал-'Аббасия” в В стоит ошибочно: “'Омар-ибн-ал-Хаттаб”; в конце отрывка, вместо: “лучшая часть мечети — перед ас-Сахрой” (хейру-л-месджиди мукаддамуха) (Местоименный суффикс ха относится к ас-Caxpе. См. выше стр. 616. В следующем выражении мест. суффикс относится к масаджид) в А, В и у МД стоит: “лучшая часть в мечетях — передняя часть их” (хейру-л-масаджиди мукаддамуха).

Следует в А отрывок, напечатанный выше, стр. 616, строчка 21 — стр. 617, строчка 5. Варианты незначительны. — Дальше в А, В и у МД (без иснада) идет отрывок, напечатанный выше, стр. 617,6-11.

Следующий отрывок, напечатанный выше, стр. 617.11 до конца, имеется только в А. [1211]

Следующий отрывок, напечатанный выше, стр. 618,1-3, имеется в А., В и у МД (без иснада). Следующие два отрывка, напечатанные выше, стр. 618,4-19, имеются только в А).

Со слов (Этот отрывок полностью только в А. Его нет ни в В, ни в тексте Мусир-ал-Гарама, изд. Ле-Стренджа. У Муджир-ад-дина только часть его) Ибн-Марьямы, клиента Селамы, который был уроженцем Иерусалима. Он говорит: я вместе с 'Омаром был свидетелем сдачи Илии. После (сдачи) он пошел и вошел в мечеть (Отсюда до конца есть и у МД), затем пошел к михрабу Давидову (МД прибавляет: “это тот михраб, который при городских воротах в крепости” и опускает слова между звездочками), * и мы пошли с ним, * и он помолился там, затем прочел суру Сад, пал ниц, и мы пали ниц вместе с ним.

И (Этот отрывок только в А. У Ле-Стрэнжа он опущен) рассказывает автор “Китаб-ал-Унс”, ссылаясь на другую цепь передатчиков, доходящую до Абу-'Убейды-ибн-Адама и до Шу'айба, что когда 'Омар-ибн-ал-Хаттаб находился в ал-Джабии, Халид-ибн-ал-Валид прибыл к Иерусалиму. И сказал ему....( В тексте не хватает подлежащего): “как твое имя?” Он ответил: “Халид-ибн-ал-Валид”. — “А как зовут твоего начальника?” — “'Омар-ибн-ал-Хаттаб”. — “Пришли его к нам!”.....( Текст испорчен. Кажется, стояло: “Но ведь он и послал меня к вам”). Тогда они сказали: “что касается тебя, то ты не возьмешь Иерусалима; он тот, кто возьмет его. Мы нашли (в наших книгах), что Кайсария будет завоевана прежде Иерусалима; так ступайте, завоюйте ее, а затем пожалуйте с вашим начальником”. Халид-ибн-ал-Валид написал об этом 'Омару-ибн-ал-Хаттабу, [1212] и тот посоветовался с народом, причем сказал: “они — люди, обладающие Св. Писанием, у них есть знание; что вы скажете?” Затем мусульмане пошли на Кайсарию, взяли ее, пришли к Иерусалиму, и 'Омар заключил с ним мирный договор. Когда он вошел к ним, на нем были две длинные рубахи. Он помолился при церкви Марии, затем плюнул на одну из своих рубах. Тогда ему сказали: плюнь в церковь, ведь это место, где Богу придают товарищей! (Т. е. храм многобожников) Он ответил: хотя здесь и придают Богу товарищей, но здесь упоминают имя Его. Затем (автор) говорит: 'Омар не имел нужды (Кана ганийан 'ан) молиться около Вади-Джеханнам.

Автор Мусир-ал-Гарама говорит. что Иepусалим был взят в Раби'и I, 16-го года хиджры; ал-Хафиз Абу-Мухаммед ал-Касим (В: ал-Хафиз Абу-л-Касим) говорит, ссылаясь на 'Усмана (так в тексте, но надо читать: на Абу-Усмана. См. стр. 151, 191) и Абу-Харису, что, по их словам, Палестина и земля ее были заняты 'Омаром в Раби'и I, (В: II-м) 16-го года. Со слов Исхака-ибн-Бишра передают: 'Омар отправился в Сирию в этом, т. е. в 16-м году, остановился в ал-Джабии, и сдалась ему Илия, а это главный город Святой Земли; 'Абд-ал-А'ла-ибн-Мусхир рассказывает, что он прочитал в книге Абу-'Убейды, что Иерусалим был завоеван в 17-м году, и в этом же году погиб Му'аз-ибн-Джебель. И говорит аз-Зеркеший в “И'лам-ас-саджид'е” (Бедр-ад-дин Абу-'Абдулла Мухаммед-ибн-Бехадир аз-Зеркеший ал-Маусилий, написавший сочинение: “И'лам-ас-саджид би-ихками-л-масаджид” умер в 791 году хиджры (1391 — 2 п. Р. X.). См. Хаджи-Хальфа, I, стр. 360): в Сахихе ал-Бухария (значится), что Иерусалим будет взят перед днем Страшного Суда. 'Омар же взял его 5-го Зу-л-Ка'ды 16-го года [1213] хиджры, через пять лет и несколько месяцев после кончины Пророка. В сочинении о “Преимуществах Иерусалима” Ибн-ал-Джаузия сказано, что 'Омар взял Иерусалим в 15 году хиджры (МД в кратких словах сообщает, что по мнению Ибн-ал-Джаузия и иных это случилось в 15-м году, а по мнению других в 16-м году, в Раби'и, или 5-го Зу-л-Ка'ды).

Рассказывают со слов Раджа-ибн-Хейвы, слышавшего от свидетелей завоевания, что когда 'Омар прибыл в Илию, то направился к михрабу Давидову и помолился там; не успел он это сделать, как занялась заря. Тогда он приказал муэззину призвать к молитве, встал впереди, совершил молитву с народом, прочитал им суру Сад и распростерся ниц; затем он прочитал им, во-вторых, начало и отрывок суры Израильтян; затем совершил рак'ат, удалился (Предшествующее от новой строки только в А. Дальше текст А и Муджир-ад-Дииа) и сказал: приведите ко мне Ка'ба. Его привели к нему. 'Омар спросил: как ты думаешь, где устроить нам место для молитвы? — Лицом к ас-Сахре, отвечал тот. — Клянусь Богом, сказал 'Омар, ты, Ка'б, еврействуешь! Нет, мы поместим киблу в передней части мечети, подобно тому, как посол Божий поместил киблы наших мечетей в их передних частях. Ступай! — или он сказал: пошел! — нам не было дано приказание относительно ас-Сахры, но было дано приказание относительно Кабы (Т. е. нам было приказано обращаться при молитве лицом к Ка'бе. МД прибавляет: когда 'Омар окончил занятие Иерусалима и очищение ас-Сахры от мусора и оставил христиан, как они были, за уплату поголовной подати, мусульмане прозвали самую почитаемую у христиан церковь ал-Кумамой (мусором), уподобляя ее мусору и с целью возвеличить благородную ас-Сахру. Затем 'Омар уехал из Иерусалима в землю Палестинскую). [1214]

(Этот отрывок только в А) В рассказе со слов Абу-Шейбана сказано: рассказал мне 'Убейд-ибн-Адам (Выше тот же передатчик назван Абу-'Убейда-ибн-Адам. Такого современника 'Омара я не нашел. Но у Якута (II, 56) упоминается некий 'Убейд-ибн-Адам-ибн-абу-Ияс ал-'Аскаланий. Год его смерти не обозначен, но из того обстоятельства, что его слушал Абу-л-Фадл ал-'Аббас-ибн-Мухаммед-ибн-ал-Хусейн-ибн-Кутейба, в свою очередь бывший учителем Абу-Бекра Мухаммеда-ибн-Ибрахима Ибн-ал-Мукрия ал-Исбахания, скончавшегося (Ибн-ал-Асир, IX, 65) в 381 г. хиджры, можно заключить, что этот 'Убейд родился не раньше II-го столетия хиджры и не мог присутствовать при взятии Иерусалима): я слышал, как 'Омар сказал Ка'бу: как ты думаешь, гдe мне помолиться? Тот ответил: если послушаешься меня, то помолишься сзади ас-Сахры, и вся она — он разумел священную мечеть — будет перед тобой. Тогда 'Омар сказал: ты еврействуешь; нет (я помолюсь) там, где помолился посол Божий в ту ночь, когда он был перенесен (сюда). И он подошел к передней части мечети и помолился, затем пошел, распростер свой плащ и собрал в него мусор, и народ стал очищать вместе с ним.

О постройке 'Абд-ал-Меликом купола ас-Сахры

(Дальше текст Мусир-ал-Гарама, изд. Ле-Стрэнджем, рукопись А и текст изд. Лемминга, хотя представляют много вариантов, но они не касаются содержания и состоят, главным образом, из опущения некоторых слов и выражений, вероятно с целью сокращения, и из замены одних другими. В тексте Лемминга целые отрывки опущены. Находя излишним сообщение вариантов, не меняющих значение текста Мусир-ал-Гарама, перевод которого напечатан выше, стр. 623 и след., я ограничился лишь переводом тех мест Муджир-ад-дина, которые отличаются от текста Мусир-ал-Гарама и рукописи А по содержанию, а не по отдельным выражениям, не меняющим содержание известий).

Сооружение купола ас-Сахры и мечети ал-Аксы было окончено в 73 г. хиджры; в этом самом году был убит 'Абдулла-ибн-аз-Зубейр (Ср. выше, стр. 618 внизу). [1215]

(Следующее стоит у МД вместо текста, выше, стр. 619, от слов: “Передают со слов Раджа” до “и разослал во все”. Дальше, до слов: “Тогда он собрал мастеров” текст МД, по содержанию, не отличается от текста Мусир-ал-Гарама) Когда наступил 66 год, халиф начал строить купол благородной ас-Сахры и сооружать (Арабское слово, которое я перевожу словом “сооружать”, значит не только “постройка”, но и “приведение уже существующей постройки в цветущий вид, обновление ее”) благородную мечеть ал-Аксу, и это потому, что он препятствовал людям совершать паломничество в Мекку, опасаясь, что они склонятся на сторону Ибн-аз-Зубейра и произведут смуту. Сооружая эту мечеть, его цель была отвлечь народ от совершения хаджжа. За это Ибн-аз-Зубейр поносил 'Абд-ал-Мелика. История этой постройки состоит в том, что когда 'Абд-ал-Мелик-ибн-Мерван прибыл в Иерусалим и приказал построит купол над ас-Сахрой (скалой), то разослал во все ........

(Следующее у МД вместо текста, выше, стр. 619 от слов: “тогда он собрал мастеров” до 620, до слов: “Абд-ал-Мелику написали в Дамаск) Тогда он собрал мастеров областей своих и назначил для этого сооружения большую сумму, говорят харадж Египта за семь лет, и поместил ее под зданием с куполом, которое приказал выстроить и которое находится против ас-Сахры, с восточной стороны, со стороны Масличной горы; это здание он сделал казнохранилищем и наполнил его казной. Тратить деньги на постройку мечети и купола (ас-Сахры) и на разные потребности он поручил Абу-Микдаму Раджа-ибн-Хейва-ибн-Джуду, киндиту, одному из знатоков обрядов, соблюдаемых при хаджже (См. Lane, arab. engl. lex.), и из собеседников 'Омара-ибн-'Абд-ал-'Азиза, и присоединил к нему человека, которого [1216] звали Язид-ибн-Селлам, клиента 'Абд-ал-Мелика-ибн-Мервана, уроженца Иерусалима, и его двух сыновей. И говорят, что 'Абд-ал-Мелик объяснил мастерам, на каком устройстве и на какой архитектуре остановился его выбор, и они выстроили ему, в то время, когда он еще был в Иерусалиме, малый купол, находящийся на восток от купола ас-Сахры и называемый Куполом Цепи. Его архитектура восхитила его, и он приказал построить купол ас-Сахры наподобие этого. И поручил он Раджа-ибн-Хейве и Язиду заведывать расходами по постройке и наблюдать за работами и велел им щедро издерживать назначенную сумму, но не тратить ее зря (Дуна ан юнфикаху инфакан. Выше (стр. 620) это выражение было неверно переведено: “но не тратить ее всей”). И они стали строить и отделывать при куполе от восточной до западной части мечети (т. е. площади), пока здание не было закончено вполне и безупречно; а было это то строение, которое находится в передней части мечети, при кибле, от востока к западу, от той стены, что при Колыбели Иисуса, до места, известного теперь под названием Магребинской Джамии. И написали 'Абд-ал-Мелику в Дамаске .......... (Дальше у Муджир-ад-дина сходно с текстом Мусир-ал-Гарама. При упоминании о дверях мечети (см. выше, стр. 624, строчка 5) Муджир-ад-дин приводит название этих дверей по Ибн-'Абд-Раббихи ал-Куртубию, на которого и ссылается (см. выше, стр. 761 — 2). Относительно времени чрезвычайного освещения мечети (см. выше, стр. 624,9-11) Муджир-ад-дин говорит: “зажигали кроме ламп 2000 свечей по ночам в пятницы и в ночь 15-го Раджеба и Ша'бана и в Рамадане и по ночам во время двух праздников”. Дальше, при перечислении предметов, для выделки которых при мечети держали евреев (см. выше, стр. 625,6 — 7) Муджир-ад-дин заменяет слова: “ал-баззакат” (переведенное выше: стеклянные изделия) словом “ас-сурайят” (люстры), чем и определяет значение слова “ал-баззакат”, о котором Дози (см. Supplem. aux dict. ar.) говорит: “doit designer un objet de verre”).

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.
Rambler's Top100