Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

VII. Ат-Табарий.

(ум. 923 п. P. X.)

Абу-Джа'фар Мухаммед-ибн-Джарир-ибн-Язид-ибн-Касир-ибн-Галиб ат-Табарий (уроженец Табаристана) родился в 224 (838—9)г. в городе Амуле. Он славился как традиционист, знаток Корана, юрист и историк. В Европе он известен, главным образом, благодаря своей объемистой Всеобщей Истории. В настоящее время она почти вся издана под заглавием: Annales quos scripsit Abu Djafar Muhammed Ibn Djarir at-Tabaricum aliis edidit M. J. de Goeje. На Востоке это сочинение было переведено на персидский язык Абу-Алием Мухаммедом ал-Бал'амиeм в 352 г. хиджры (963 г. п. Р. X.), а с персидского переведено на турецкий и напечатано в Константинополе в 1844 г. — В Европе напечатаны, кроме вышеупомянутого издания: Geschichte der Perser und Araber zur Zeit der Sasaniden. Aus der Arab. Chronik des Tabari ubers. von Th. Noldeke. Leyden 1879. — Tabaristanensis Annales regum et legatorum Dei ed. Jo. G. L. Kosegarten, 3 v. Gryphisv. 1831 — 1853 (арабский текст и перевод части летописи). — Chronique d'Abou-Djafar Mohammed Tabari, trad, sur la version Persane d'Abou-Ali Mohammed Belami, par Louis Dubeux. T. I. Paris 1836. — Silvestre de Sacy: Memoire sur div. evenements de l'hist. des Arabes avant Mahomet в Memoires de litt. T. 48, стр. 735. Кроме того ат-Табарий написал весьма ценимый Комментарий для Корана. — Loth в Ztschr. d. deutsch. morgenl. Ges. XXXV 588, sq. и XXXIV, 581. — См. Фихрист, [127] 234; Хаджи-Хальфа 2250, 3161. Wuestenfeld, Die Gesch. d. Araber, 31.

Цифры на полях означают страницы Annales и т. д. Так как это издание разделено на три серии, каждая с особой самостоятельной пагинацией, то в заголовке каждой страницы выставлен номер серии.


Поход в Му'ту.

Ибн-Хумейд говорит со слов Саламы, /Стр. 1610/ слышавшего от Ибн-Исхака, что посол Божий, возвратившись из Хайбера в Медину, пробыл в ней оба месяца Рабия (От 29 Июня до 26 Августа 629 г. по Р. X.); затем, в Джумаде 1-й, он послал в Сирию тех, которые потом пали при Му'те. Ибн-Хумейд говорит нам со слов Саламы, слышавшего от Мухаммеда-ибн-Исхака, который передавал рассказ Мухаммеда-ибн-Джа'фар-ибн-аз-Зубейра, слышавшего от 'Урвы-ибн-аз-Зубейра, что посол Божий, посылая этот отряд в Му'ту в Джумаде 1-й восьмого года, поставил в его главе Зейда-ибн-Харису и сказал: если Зейд падет, то начальство над войском примет Джа'фар-ибн-абу-Талиб; а если падет Джа'фар, то начальство над войском примет 'Аб-дулла-ибн-Раваха. И снарядилось войско и приготовилось к отправлению в поход. Их было три тысячи. Когда наступило время отправления, то народ проводил воевод посла Божьего, простился с ними, и они расстались с ними. Когда проводили 'Абдуллу-ибн-Раваху вместе с другими воеводами посла Божьего, то 'Абдулла заплакал. Ему сказали: что заставляет тебя /Стр. 1611/ плакать, Ибн-Раваха? Он ответил: я не увлекаюсь ни любовью к здешнему миру, ни привязанностью к [128] вам; но я слышал, как посол Божий прочел из книги Бога стих, гласящий об адe: ни один из вас не обойдется без того, чтобы не спуститься к краю его; это решено у Господа твоего и запечатано (Коран XIX, 72). И я не знаю, как я, попав туда, возвращусь оттуда. И сказали мусульмане: да сопутствует вам Бог, да защитит вас и возвратит к нам невредимыми. И сказал 'Абдулла-ибн-Раваха:

А я прошу у Всемилосердого прощения
И такого удара мечом, который поражает на смерть и заставляет пену выступить изо рта,
Или удара, нанесенного обеими руками кровожадного врага, удара смертельного,
Нанесенного дротиком, проникающим во внутренности и в сердце,
Чтобы проходящие мимо моей могилы сказали:
О, боец! — да устроит его Бог как следует, ибо он шел по прямому пути.

Затем, когда эти люди собрались в дорогу, то 'Абдулла-ибн-Раваха пришел к послу Божьему и простился с ним. Потом эти люди отправились, и посол Божий отправился провожать их. И когда он простился с ними и ушел от них, 'Абдулла-ибн-Раваха сказал:

Да останется с миром тот, с кем я простился среди пальм,
Лучший из провожающих и из друзей!

Затем они пошли и остановились в Му'ане, что в земле сирийской. И дошло до этого отряда известие, что Ираклий, во главе ста тысяч румов, уже стоит в Меабе, что в земле ал-Белка, и что к нему присоединилось сто тысяч нечистокровных арабов [129] племен Лахм, Джузам, Белкайн, Бехра и Балий, под предводительством одного человека, принадлежавшего к племени Балий, к роду Ираша, и называемого Малик-ибн-Рафила. Получив это известие, мусульмане пробыли в My'aне две ночи, обсуждая свое положение, и /Стр. 1612/ решили: напишем послу Божьему и известим его о числе врагов наших; он или подкрепит нас людьми, или пришлет нам свое приказание, и мы поступим сообразно с ним. Тогда 'Абдулла-ибн-Раваха ободрил их следующими словами: о народ мой! клянусь Богом, то, от чего вы отвращаетесь, ведь это и есть та цель, к которой вы стремились, отправляясь в поход — засвидетельствовать мученической смертью истинность вашей веры; не на оружие, не на силу и не на многочисленность мы опираемся, сражаясь против врагов, а единственно на эту нашу веру, которою Бог отличил нас. Вперед! исходом борьбы может быть только одно из двух прекрасных: победа или смерть мученика. И сказало войско: Ибн-Раваха, право, говорит правду! И двинулось войско, и сказал 'Абдулла-ибн-Раваха, говоря об этой их стоянке:

Мы привели наших лошадей из чащи Курха и т. д. (Остальные стихи читаются как у Ибн-Хишама, см. выше, стр. 5—6).

Затем эти люди пошли вперед. Рассказал /Стр. 1613/ нам Ибн-Хумейд со слов Саламы, слышавшего от Ибн-Исхака, передававшего слова 'Абдуллы-ибн-абу-Бекра, который слышал от Зейда-ибн-Аркама следующее: я был сиротой на попечительстве у 'Абдуллы-ибн-Равахи. Он взял меня с собой в этот поход и вез за седлом на мешке. И вот ночью, во время пути, я услышал, как он произносит, [130] применительно к данным обстоятельствам, следующие свои стихи:

Когда ты, верблюдица, доставишь меня на седле на расстояние четырех дней пути от ал-Хисы,
То твое счастье; пусть порицание не коснется тебя! и да не вернусь я назад к моему семейству! (Остальные стихи как выше, стр. 6—7)

Услышав от него эти стихи, я заплакал. Тогда он стегнул меня бичем и сказал: что с тобой, мямля? мне Бог дарует мученическую кончину, а ты вернешься, удобно восседая между лукой и спинкой моего седла. Затем, между прочими своими стихами, 'Абдулла сказал размером раджезом:

/Стр. 1614/ О Зейд, Зейд, обладатель крепких и худощавых верблюдиц!
Ночь долго длилась, тебя вели по настоящей доpoгe; теперь сойди с седла.

Затем эти люди пошли и, когда очутились в пределах ал-Белка, то при одном из селений ее, называемом Машариф, их встретили греческие и арабские отряды Ираклия. Затем враг приблизился, и мусульмане отошли к селению, называемому Му'та. Здесь произошло столкновение. Мусульмане выстроились в боевом порядке, поставив во главе своего правого крыла одного 'узрита, Кутбу-ибн-Катаду, а во главе левого крыла — ансара 'Абаю-ибн-Малика. Затем люди сошлись и вступили в бой. Зейд-ибн-Хариса сражался со знаменем посла Божьего в руках и был поднят на копья врагов. Затем знамя взял Джа'фар-ибн-абу-Талиб и сражался с ним. И когда битва разгорячила его, он соскочил со своей рыжей лошади, подрезал ей поджилки и затем дрался, пока не был убит. Джа'фар был первым из мусульман, [131] подрезавшим поджилки лошади, со времени появления Ислама. Ибн-Хумейд рассказывает со слов Саламы и Абу-Тумейлы, слышавших от Мухаммеда-ибн-Исхака, который передавал со слов Яхьи-ибн-'Аббада, слышавшего от своего отца следующий рассказ: муж моей кормилицы, принадлежащей к племени Мурра-ибн-'Ауф и принимавший участие в этом походе в Му'ту, сказал мне: клянусь Богом, я как теперь вижу Джа'фара, как он спрыгнул со своей рыжей лошади, подрезал ей поджилки и дрался против врагов, пока не был убит. Когда Джа'фар был убит, знамя взял 'Абдулла-ибн-Раваха, выехал с ним вперед верхом на своей лошади, стал уговаривать себя сойти и стал несколько колебаться, затем произнес стихи (Эти стихи читаются как выше: стр. 9).

Ибн-Хумейд говорит: затем, когда он /Стр. 1615/ спешился, один из его двоюродных братьев принес ему кость с мясом и сказал: подкрепи этим чресла свои, ибо известно, что ты вынес за эти дни. И он взял кость из рук его, прикусил ее один раз, услышал шум битвы, несущийся со стороны войска, и сказал: другие сражаются, а ты занят своей плотью? Затем он бросил кость, взял свой меч, пошел вперед и сражался, пока не был убит. Затем это знамя взял Сабит-ибн-Акрам, родственник аджланитов, и сказал: о мусульмане! выберите кого-нибудь! Они сказали: тебя! Он сказал: я не сумею. /Стр. 1616/ Тогда они выбрали Халида-ибн-ал-Валида, и он, взяв знамя, отогнал врагов и отошел со своими, затем отступил, и враги отступили от него, и он ушел с отрядом своим.

Рассказал мнe ал-Касим-ибн-Бишр-ибн-Ма'руф [132] со слов Сулеймана-ибн-Харба, слышавшего от ал-Асвада-ибн-Шейбана, передававшего слова Халида-ибн-Сумейра: прибыл к нам 'Абдулла-ибн-Рабах, ансар, который обучался фикху у ансаров, и собрались к нему посетители, и он сказал: Абу-Катада, витязь посла Божъего, говорит, что посол Божий отправил отряд воевод и сказал: вашим начальником будет Зейд-ибн-Хариса; если он падет, то Джа'фар-ибн-абу-Талиб, а если падет Джа'фар, то 'Абдулла-ибн-Раваха. Тогда Джа'фар вскочил и сказал: о, посол Божий, я не пойду, если ты назначишь Зейда моим начальником. Мухаммед сказал: ступай, ибо ты не знаешь, что из двух лучше (Повелевать или повиноваться). И они отправились..... Ибн-Хумейд со слов Саламы, слышавшего от Ибн-Исхака, /Стр. 1617/ передававшего со слов 'Абдуллы-ибн-абу-Бекра, говорит: Кутба-ибн-Катада ал-'Узрий, бывший во главе правого крыла мусульман, напал на Рафиля, предводителя нечистокровных арабов, и убил его..... Ибн-Хумейд говорит со слов Саламы, слышавшего от Мухаммеда-ибн-Исхака, передававшего слова Мухаммеда-ибн-Джа'фар-ибн-аз-Зубейра, слышавшего от 'Урвы-ибн-аз-Зубейра, что когда эти люди приблизились

/Стр. 1618/ к Медине, то их встретили посол Божий и мусульмане. Дети встретили их бранью. Посол Божий поехал навстречу верхом, с народом, и сказал: возьмите этих детей, уведите их и дайте мне сына Джа'фара. К нему привели 'Абдуллу, сына Джа'фара, он взял его и посадил перед собой. И стал народ бросать в отряд землей, приговаривая: эй! беглецы на пути Божьем! И стал говорить посол Божий: они не беглецы, но они, право, [133] храбрецы. Говорит Ибн-Хумейд со слов Саламы, слышавшего от Мухаммеда-ибн-Исхака, говорившего со слов 'Абдуллы-ибн-абу-Бекра, который слышал от 'Амира-ибн-'Абдулла-ибн-аз-Зубейра, передававшего со слов одного из потомков ал-Хариса-ибн-Хишама, его родственников по женской линии, слышавшего от Умм-Селимы, супруги пророка, нижеследующее: Умм-Селима спросила у жены Селимы-ибн-Хишам-ибн-ал-Мугиры: отчего я не вижу Селиму при молитве с послом Божиим и мусульманами? Та отвечала: клянусь Богом, он не в состоянии выйти; каждый раз, как он выходит, народ кричит: вы беглецы на пути Божьем! Поэтому он сидит дома и не выходит.

Поход в Тебук.

Рассказал нам Ибн-Хумейд со слов Саламы, /Стр. 1692/ слышавшего от Мухаммеда-ибн-Исхака, что посол Божий, возвратившись из Таифа, пробыл в Медине от месяца Зу-л-Хиджжы до Раджеба. Затем он приказал народу снаряжаться в поход против румов. Сведения о походе этом передает нам Ибн-Хумейд со слов Саламы, слышавшего от Мухаммеда-ибн-Исхака, который передавал слова аз-3ухрия, Язида-ибн-Румана, 'Абдуллы-ибн-абу-Бекра, 'Асима-ибн-'Омар-ибн-Катады и иных; все они дают полученные им сведения о тебукском походе, дополняя один другого. Их рассказы сводятся к следующему: посол Божий /Стр. 1693/ приказал своим сподвижникам приготовиться к походу против румов в тяжелое для народа время, когда при сильной жаре и засухе плоды и тень были особенно приятны. При таких обстоятельствах [134] народ предпочитал оставаться, чтобы пользоваться плодами и тенью, и не хотел удаляться от них. Посол Божий, отправляясь в поход, почти всегда возвещал о нем намеками и указывал не то место, куда он хотел идти (Чтобы враги не проведали о цели экспедиции); но, при походе в Тебук, он поступил иначе. Так как путь предстоял далекий, время было тяжелое, а враг, на которого он шел, был многочислен, то Мухаммед ясно указал народу цель похода, для того чтобы народ приготовил все нужное. Он приказал народу снарядиться и сообщил им, что идет на румов (Эта выписка из сочинения Ибн-Исхака, начиная с имени аз-3ухрия, имеется и у Ибн-Хишама; в моем переводе ее место на стр. 13, где многоточие).....

Рассказал нам Ибн-Хумейд со слов Саламы, слышавшего от Ибн-Исхака, передавшего слова Бурейды-ибн-Суфьяна ал-Асламия, слышавшего от Мухаммеда-ибн-Ка'ба ал-Куразия.............

/Стр. 1702/ .... что когда посол Божий дошел до Тебука, то пришел к нему Иоанн, сын Ру'бы, правитель Айлы, заключил мир с послом Божиим и дал ему поголовную подать. И пришли к нему жители Джербы и Азруха и дали ему поголовную подать. Посол Божий написал каждому грамоту, которая сохраняется у них .... Рассказ со слов Язида-ибн-Румана:

… /Стр. 1705/ и возвратился посол Божий в Медину из Тебука в месяце Рамадане (Рамадан 9 года = 12 Дек. 630—10 Янв. 631 г. по Р. X.).

Поход Усамы.

/Стр. 1794/ Говорит Абу-Джа'фар: затем, в Мухарреме 11-го года (Мухаррем 11-го года = 29 Марта—27 Апреля 632 г. по Р. X.), Мухаммед набрал для похода в Сирию [135] войско, во главе которого поставил своего клиента, сына своего клиента, Усаму-ибн-Зейд-ибн-Харису, и приказал ему — по словам Ибн-Хумейда, слышавшего от Саламы, который передавал слова Мухаммеда-ибн-Исхака, слышавшего от 'Абд-ар-Рахмана-ибн-ал-Харис-ибн-'Айяш-ибн-абу-Рабии — потоптать конницей пограничные местности округов ал-Белка и ад-Дарума, что в земле палестинской. Эти люди снарядились и собрались с Усамой первые мухаджиры. Во время этих приготовлений началась та болезнь Мухаммеда, посредством которой Бог, которому присущи могущество и величие, взял его, за несколько ночей до конца Сафара (Сафар 11-го года = 28 Апр.—27 Мая 632 года по Р. X.) или в начале месяца Рабия 1-го, чтобы удостоить его, насколько Ему было угодно, милосердия Своего и щедрости Своей.

Рассказал нам 'Убейдулла-ибн-Са'ид аз-Зухрий со слов своего дяди Я'куба, слышавшего от Ибрахима, передававшего слова Сейфа-ибн-'Омара, который говорил со слов 'Абдуллы-ибн-Са'ид-ибн-Сабит-ибн-ал-Джиз'а, ансара, слышавшего от клиента пророка, 'Убейда-ибн-Хунейна, которому сообщил /Стр. 1795/ Абу-Мувейхиба, клиент посла Божьего, что посол Божий, совершив последний хаджж, вернулся в Медину разбитый этим путешествием и собрал отряд, во главе которого поставил Усаму-ибн-Зейда, приказав ему потоптать местность в Урдунне, территорию Абиль-аз-Зейта, что в Машарифе сирийском. Лицемеры стали роптать против этого назначения; пророк возразил им, что Усама достоин ее т. е. заслуживает власти; а если вы говорите против него, то ведь вы же раньше порицали отца его, хотя он был несомненно достоин власти........ [136]

/Стр. 1796/ Рассказал нам 'Убейдулла со слов дяди своего, Я'куба, слышавшего от Сейфа, передавшего слова Тальхи-ибн-ал-А'лама, слышавшего от 'Икримы, которому сказал Ибн-'Аббас, что пророк приказал составить отряд для Усамы, но дело не устроилось из-за болезни посла Божьего и бунта Мусейлимы и ал-Асвада. Между тем лицемеры столько наговорили против назначения Усамы начальником, что их слова дошли до Мухаммеда. И вышел пророк к народу с повязанной головой.... и сказал: до меня дошло, что некоторые возражают против назначения Усамы. Клянусь моей жизнью, если они порицают его назначение, то ведь они же до /Стр. 1797/ него порицали отца его; между тем его отец был несомненно достоин власти предводителя, и он также достоин ее. Отправьте отряд Усамы! И сказал еще Мухаммед: Бог проклял тех, которые превратили могилы своих пророков в молитвенные места. И вышел Усама и разбил лагерь при ал-Джурфе. Люди начали прибывать в его лагерь. Появился Тулейха: люди стали медлить, посол Божий тяжко захворал, и это дело не устроилось. Одни выжидали, что сделают другие, а тем временем Бог, которому присущи могущество и величие, принял к Себе пророка Своего. . . .

/Стр. 1845/ Рассказал мне 'Убейдулла-ибн-Са'ид со слов своего дяди, слышавшего от Сейфа, и рассказал мне ас-Серий-ибн-Яхья со слов Шу'айба-ибн-Ибрахима, слышавшего от Сейфа-ибн-'Омара, передававшего со слов Абу-Дамры, слышавшего от своего отца, который слышал от 'Асима-ибн-'Адия, что через день после смерти посла Божьего глашатай Абу-Бекра (Преемника Мухаиммеда) кликнул клич для пополнения отряда Усамы: пусть [137] ни один человек из отряда Усамы ни под каким видом не остается в Медине! Пусть они отправятся в его лагерь в ал-Джурф!.....

Рассказал мне 'Убейдулла-ибн-Са'ид со слов /Стр. 1847/ своего дяди, слышавшего от Сейфа, и рассказал мне /Стр. 1848/ ас-Серий со слов Шу'айба, слышавшего от Сейфа, передававшего слова Хишама-ибн-'Урвы, слышавшего от своего отца, что, когда присягнули Абу-Бекру и разноглаcие между ансарами было им улажено, он велел пополнить отряд Усамы. Между тем арабы отступили от ислама; изменили все племена, где целое племя, где часть племени; обнаружилось лицемерие; евреи и христиане подняли голову. Мусульмане, утратив своего пророка, при своей малочисленности среди множества врагов, оказались подобными стаду овец, блуждающему во мраке дождливой зимней ночи. И сказал народ Абу-Бекру: эти люди — лучшие из мусульман; арабы же, как ты видишь, отложились от тебя; поэтому тебе не следует отпускать от себя этот отряд мусульман. Тогда Абу-Бекр сказал: клянусь тем, в чьих руках душа Абу-Бекра, если бы я думал, что хищные звери похитят меня, то я все-таки отослал бы войско Усамы, согласно приказанию пророка; и если бы в селениях не оставалось никого. кроме меня, я все-таки отослал бы его.

Рассказал мне 'Убейдулла со слов своего дяди, передававшего слова Сейфа; и также рассказал мне ас-Cepий со слов Шу'айба, слышавшего от Сейфа, который передавал: рассказ 'Атийи, слышавшего от Абу-Эйюба, говорившего со слов 'Алия, и рассказ ад-Даххака, который передавал рассказ Ибн-'Аббаса: затем собрались жители окрестностей Медины из всех племен, [138] которые отсутствовали в год худейбийской (Xудейбия — местность на границе священной меккской области. Здесь в 6-м году хиджры (23 мая 627—10 мая 628 г. по Р. X.) был заключен мирный договор между Мухаммедом и корейшитами, жителями Мекки) экспедиции, и отправились в поход; жители Медины также отправились в рядах войска Усамы. И собрал Абу-Бекр оставшихся из тех племен, которые должны были покинуть свою родину для службы (Для отбывания воинской повинности), и они стали разведчиками вокруг племен своих; таких людей было немного.

/Стр. 1849/ Рассказал нам Убейдулла со слов своего дяди, передававшего слова Сейфа; и также рассказал мне ac-Cepий со слов Шу'айба, слышавшего от Сейфа, передававшего слова Абу-Дамры, Абу-'Амра и других, слышавших от ал-Хасана-ибн-абу-л-Хасана, басрийца, что посол Божий, еще до своей кончины, приказал набрать войско из жителей Медины и их соседей. В их числе был 'Омар-ибн-ал-Хаттаб. Пророк поставил в их главе Усаму-ибн-Зейда. Но не успели последние ряды их перейти вал (Ограды города Медины), как посол Божий был взят Богом. Тогда Усама остановился с войском и сказал 'Омару: вернись к заместителю посла Божьего и попроси у него, чтобы он позволил мне вернуться с этими людьми, ибо со мной находятся лучшие из народа, защитники его; я же боюсь за наместника посла Божьего, за его семейство и за семейства мусульман, как бы многобожники не похитили их. И сказали ансары: если он ни за что не согласится оставить нас, то доложи ему наше требование дать нам вождя постарше Усамы. И отправился 'Омар по приказанию Усамы, явился к Абу-Бекру и передал ему слова Усамы. Абу-Бекр сказал: если бы меня схватили [139] собаки и волки, то я не отменил бы решения, принятого послом Божиим. 'Омар сказал: ансары приказали довести до твоего сведения, что они требуют от тебя назначить их предводителем человека постарше Усамы. Тогда Абу-Бекр, который сидел, вскочил, схватил 'Омара за бороду и сказал ему: да лишится тебя мать твоя и да утратит тебя, о Ибн-ал-Хаттаб! Его назначил посол Божий, а ты требуешь, чтобы я сместил его? Тогда 'Омар отправился к войску. Его спросили: что ты сделал? Он сказал: ступайте, да лишатся вас ваши матери! Чему я подвергся из-за вас со стороны наместника посла Божьего! Затем Абу-Бекр вышел, пришел к ним, отправил их /Стр. 1850/ и проводил. Он шел пешком, между тем как Усама ехал верхом, а 'Абд-ар-Рахман-ибн-'Ауф вел верховое животное Абу-Бекра. И сказал Усама Абу-Бекру: о наместник посла Божьего! Клянусь Богом, или ты сядешь верхом, или же я спешусь. Он ответил: клянусь Богом, ты не спешишься и, клянусь Богом, я не сяду верхом. И почему бы мне не запылить своих ног, пройдя некоторое расстояние по пути Божьему? Ведь за каждый сделанный шаг бойцу за веру зачитывается семьсот добрых деяний, уступается семьсот ступеней блаженства и прощается семьсот грехов. Дойдя до конца, Абу-Бекр сказал Усаме: если тeбе угодно оставить мне на помощь 'Омара, то оставь. И Усама разрешил ему остаться. Затем Абу-Бекр сказал: о люди, стойте! я дам вам десять наставлений; соблюдайте их, они даны мною. Не обманывайте, не поступайте нечестно, не будьте вероломными, не уродуйте врагов, не убивайте ни малого ребенка, ни человека, достигшего глубокой старости, ни женщины; не уничтожайте пальм [140] и не сжигайте их; не срубайте плодовых деревьев и не закалывайте ни овец, ни коров, ни верблюдов, иначе как для еды. Вы пройдете мимо людей, посвятивших себя благочестию в кельях: оставьте их в покое и не мешайте их занятиям, которым они себя посвятили. И вы прибудете к людям, которые принесут вам чаши с различными кушаньями; когда вы будете вкушать одно после другого, то произносите над ними имя Божие. И вы встретите людей, которые выбрили макушки голов своих и оставили вокруг макушек волоса, на подобие повязок; ударьте их мечом (De Gоeje, Mem. d'hist. et de georg. orient. № 3, стр. 14 переводит: frappez les de l'eрeе sur la partie chaure.... а дальше говорит: ilsdevaient tuer lespretres maisepargner les anachoretes. Арабское выражение, переведенное словом “ударьте”, заключает в себе идею звука, что [можно было бы передать русскими выражениями: свистните или тресните или звякните их мечом). Ступайте во имя Божие, да защитит Он вас среди битвы и чумы!

Рассказал мне ас-Серий со слов Шу'айба, слышавшего от Сейфа; и рассказал нам также /Стр. 1851/ 'Убейдулла, со слов своего дяди, слышавшего от Сейфа, передававшего слова Хишама-ибн-'Урвы, говорившего со слов своего отца: Абу-Бекр вышел в ал-Джурф, проводил Усаму, отправил его и попросил у него 'Омара; Усама отпустил его. И Абу-Бекр сказал Усаме: сверши то, что приказал тебе пророк Божий. Начни со страны куда'итов; затем ступай в Абиль и ни в чем не отступай от приказа посла Божьего, но отнюдь не исполняй второпях тот его приказ, который ты не успел исполнить. И Усама поспешно двинулся через Зу-л-Мерву и ал-Вади и благополучно исполнил приказ, данный ему пророком [141] Божиим: разослать конницу по куда'итским племенам и сделать нападение на Абиль. Он взял добычу и исполнил поручение в сорок дней, не считая стоянки его и возвращения его (Стоянки при ал-Джурфе и возвращения его в Медину при известии о смерти Мухаммеда. Ср. стр. 28).

И рассказал мне то же самое ас-Серий-ибн-Яхья со слов Шу'айба, слышавшего от Сейфа; и то же рассказал 'Убейдулла, со слов своего дяди, слышавшего от Сейфа, говорившего со слов Мусы-ибн-'Укбы, слышавшего от ал-Мугиры-ибн-ал-Ахнаса; оба они (Т. е. Шу'айб и дядя 'Убейдуллы) слышали то же самое от Сейфа, говорившего со слов 'Амра-ибн-Кайса, слышавшего от 'Ата, хорасанца.

Отправление войск в Сирию в 13-м году.

Затем наступил 13-й (7 Марта 634—25 Февр. 635 г. по Р. X.) год. В этом году /Стр. 2078/ Абу- Бекр, после возвращения из Мекки в Медину, отправил войска в Сирию. Рассказал нам Ибн-Хумейд со слов Саламы, слышавшего от Мухаммеда-ибн-Исхака, что когда в 12-м году Абу-Бекр возвратился домой, совершив хаджж (Хаджж совершается в последнем месяце мусульманского года), то снарядил войска в Сирию и послал 'Амра-ибн-ал-'Аса в Палестину, и тот пошел по дороге ал-Му'рикской, через Айлу. И послал Абу-Бекр Язида-ибн-абу-Суфьяна, Абу-'Убейду-ибн-ал-Джарраха и Шурахбиля-ибн-Хасану, [142] который принадлежал к племени Гаус, и приказал им идти по тебукской дороге в ал-Белка, что в верхней Сирии.

Рассказал мнe 'Омар-ибн-Шебба со слов 'Алия-ибн-Мухаммеда, ссылавшегося на ту цепь передатчиков, о которой я упомянул раньше, и со слов тех шейхов, о которых было уже сказано: затем, в начале тринадцатого года, Абу-Бекр отправил войска в Сирию. Первое врученное им знамя было вручено Халиду-ибн-Са'ид-ибн-ал-'Асу; затем он сместил его, до отправления его, и назначил вождем Язида-ибн-абу-Суфьяна. Он был первым из тех эмпров, которые отправились в Сирию. Они отправились во главе семи тысяч. Абу-Джа'фар говорит: причиной cмещения Халида-ибн-Са'ида Абу-Бекром было — согласно рассказанному мне Ибн-Хумейдом, говорившим со слов Саламы, слышавшего от Ибн-Исхака, передававшего со слов 'Абдуллы-ибн-Абу-Бекра — то обстоятельство, что Халид-ибн-Са'ид, приеxaв после смерти пророка из Йемена, в продолжении двух месяцев медлил, выжидая событий, присягнуть Абу-Бекру, причем говорил: меня назначил эмиром посол Божий и не смещал меня, пока Бог не взял его. И он встретил 'Алия-ибн-абу-Талиба и 'Османа-ибн-'Аффана и сказал: о потомки 'Абд-Менафа! Вы согласились отступиться от вашего достояния, которым теперь распоряжается чужой? — Что касается до Абу-Бекра, то он не сердился на Халида за эти слова; а что касается до 'Омара, то он стал за это питать на него злобу. Затем Абу-Бекр послал войска в Сирию, и первый, кого он назначил правителем четверти Сирии, был Халид-ибн-Са'ид. И стал 'Омар говорить: его ли ты назначишь эмиром после того, что он [143] сделал и говорил? И 'Омар не отставал от Абу-Бекра, пока Абу-Бекр не сместил Халида и не назначил эмиром Язида-ибн-абу-Суфьяна.

Написал мне ас-Серий со слов Шу'айба, /Стр. 2080/ слышавшего от Сейфа, передававшего слова Мубатшира-ибн-Фудайла, говорившего со слов Джубейра-ибн-Сахра, телохранителя пророка, слышавшего от своего отца: при жизни пророка Халид-ибн-Са'ид-ибн-ал-'Ас был в Йемене; там же он находился, когда пророк скончался. Через месяц после его кончины он прибыл одетый в парчевую джуббу (Джубба – верхнее одеяние) и встретился с 'Омаром-ибн-ал-Хаттабом и 'Алием-ибн-абу-Талибом. И закричал 'Омар тем, которые стояли рядом с ним: изорвите на нем джуббу; как он смеет одеваться в шелк, когда наши мужи отказались от ношения его во время мира? Джуббу Халида изорвали. И сказал Халид: о Абу-Хасан! О потомки 'Абд-Менафа! Ужели у вас отняли власть? И сказал 'Алий: считаешь ли ты власть Абу-Бекра захватом или законным заместительством? Он сказал: никто не может оспаривать эту власть с большим правом, чем вы, потомки 'Абд-Менафа. И сказал 'Омар Халиду: да сокрушит Бог уста твои! Лживые люди не перестанут толковать о том, что ты сказал, и это повредит только им самим. И 'Омар довел его слова до сведения Абу-Бекра. Когда Абу-Бекр назначал предводителей для войны против отпавших от ислама, то назначил было и Халида; но 'Омар помешал ему сделать это и сказал: он человек презренный и опрометчивый; человек, который пускает в ход такую неправду, как он, и погрязает в этой [144] неправде, не расстанется с землей (Т. е. явится настолько привязанным к земным благам, что усомнится подвергать себя опасности ради высших целей и окажется трусом); поэтому не полагайся на его содействие. Но Абу-Бекр не стал гневаться на Халида и назначил его стоять резервом в Тейме. Абу-Бекр слушался 'Омара в некоторых случаях, а в иных не слушался его.

Ac-Cepий со слов Шу'айба, слышавшего от Сейфа, который передавал: рассказ Абу-Исхака аш-Шейбания, говорившего со слов Абу-Сафийи ат-Теймия, из /Стр. 2081/ племени Тейм-ибн-Шейбан; рассказ Тальхи, слышавшего от ал-Мугиры, и рассказ Мухаммеда, слышавшего от Абу-'Османа: Абу-Бекр приказал Халиду расположиться при Тейме. Он выступил в качестве резерва и расположился при Тейме, имея от Абу-Бекра предписание: не покидать ее, приглашать живших вокруг нее присоединиться к нему, принимать только тех, которые не отпали от ислама, и сражаться только против того, кто нападет на него. И он стоял на месте, и собралось к нему много отрядов. Румы, узнав об огромном размере этого войска, приказали арабам-кочевникам в Сирии прислать вспомогательные отряды. Тогда Халид-ибн-Са'ид написал Абу-Бекру об этом и о том, что набранные румами и явившиеся к ним бехраиты, кельбиты, салихиты, танухиты, лахмиты, джузамиты и гассаниты остановились на расстоянии трех переходов от Зизы. И написал ему Абу-Бекр: ступай вперед, не трусь и проси помощи у Бога. Тогда Халид пошел на них, и, когда он приблизился к ним, они рассеялись и очистили место, на котором стояли. Халид расположился на нем, и все те, которые присоединились к нему, приняли ислам. Халид написал об этом [145] Абу-Бекру, и Абу-Бекр ответил ему: ступай вперед, но, чтобы не подвергнуться нападению с тыла, ни под каким видом не бросайся на врагов необдуманно. И он пошел с теми, которые отправились с ним из Теймы, и с теми, которые примкнули к нему со стороны песков. Они остановились между Абилем, Зизой и ал-Касталем. И подошел к нему один из патрициев румов, по имени Бахан. И Бахан /Стр. 2082/разбил его и нанес урон его войску, и Халид написал об этом Абу-Бекру, прося у него подкрепления. Между тем к Абу-Бекру поспели первые из контингентов Йемена и местности между Меккой и Йеменом; во главе их был Зу-л-Кела'. И прибыл к Абу-Бекру 'Икрима, возвращавшийся назад и готовый для похода во главе сопровождавших его уроженцев Тихамы, 'Омана, Бахрейна и Серва. И написал для них Абу-Бекр заведывающим садакатом (Садакат — налог в пользу бедных), чтобы они заменили уплату садаката тем, которые попросят замены садаката, личным отправлением (На войну. В тексте: чтобы они заменили тем, которые попросят замены. Что заменять и чем — не сказано. Мой перевод основан на следующих соображениях: 1. Результатом приказания было отправление на войну. 2. Приказ был послан сборщикам садаката. 3. Садакат, между прочим, назначался для вспомоществования недостаточным воинам, отправлявшимся на войну за веру. 4. Такая замена была выгодна для отправлявшихся: они могли надеяться на добычу. 5. Не все арабы были обязаны идти в каждый поход; различалось между воинами, снарядившимися по приказанию, и добровольцами (напр. Абу-Суфьян-ибн-Харб пошел в Сирию в качестве добровольца. См. Бeлaзypий, 135). 6. Те, о которых идет речь, только что совершили поход и имели право на отдых). И все они попросили такой замены, и это войско было названо Войском Замены. И они прибыли к Халиду-ибн-Са'иду. В это время Абу-Бекр стал заботиться о Сирии, дела которой привлекали к [146] себе его внимание. Еще до этого Абу-Бекр возвратил 'Амру-ибн-ал-'Асу ту должность сборщика сада-ката племен Са'д-Хузейм и 'Узра с приставшим к ним сбродом джузамитов и хадаситов, на которую пророк назначил 'Амра до отъезда его в 'Оман. Тогда 'Амр отправился в 'Оман, заручившись обещанием, что, когда он вернется, ему возвратят его место. Абу-Бекр сдержал ему это обещание. И когда Абу-Бекр стал беспокоиться о делах Сирии, то написал 'Амру: место, однажды данное тебе послом Божиим и вторично обещанное им тебе во время твоей командировки в 'Оман, я тебе возвращаю, дабы исполнить обещание посла Божьего; ты был назначен на это место и снова получаешь его. Между тем, если только ты не предпочтешь остаться на этом месте, мне хотелось бы посвятить тебя, Абу-'Абдулла делу, которое принесет тебе большую пользу и при земной жизни твоей, и за гробом. И написал ему 'Амр: я — одна из стрел ислама; ты же после Бога стрелец, выпускающий их и собирающий их; так выбери самую крепкую, самую страшную и самую лучшую из них и, если с какой-либо стороны тебя что-либо заботит, /Стр. 2083/ пусти в нее этой стрелой. И Абу-Бекр написал подобное же письмо ал-Валиду-ибн-'Укбе, и тот ответил ему, что выбирает войну против неверных.

Написал мнe ас-Серий со слов Шу'айба, слышавшего от Сейфа, передававшего со слов Сахля-ибн-Юсуфа, которому рассказал ал-Касим-ибн-Мухаммед, что Абу-Бекр написал письмо 'Амру и ал-Валиду-ибн-'Укбе, заведующему половиной сбора садаката куда'итов. Некогда, отправляя их для сбора садаката, Абу-Бекр проводил их и дал им обоим одинаковое наставление: бойся Бога тайно и явно, [147] ибо тому, кто боится Бога, Он дарует счастливый исход и наделяет его с такой стороны, на которую тот не рассчитывает. Кто боится Бога, тому Он прощает дурные поступки его и увеличивает награду его (Коран LXV, 5). Страх Божий — лучшее, что могут завещать друг другу рабы Божии. Ты идешь по одному из путей Божиих, на котором непозволительны для тебя забывчивость, нерадивость и оплошность по отношению к тому, что служит опорой веры вашей и связующим звеном для дела вашего; поэтому не будь нерадивым и не будь вялым! И Абу-Бекр написал теперь им обоим: назначьте наместников в ваших округах и вызовите тех, которые находятся близ вас. И назначил 'Амр правителем верхних куда'итов 'Амр, сына такого-то, 'узрита, а ал-Валид назначил Имру-л-Кайса правителем степных куда'итов, соседей Думы. И они оба стали вызывать людей, к ним собралось большое число, и они оба стали ждать приказания Абу-Бекра. И поднялся Абу-Бекр среди народа для произнесения речи, восхвалил Бога, помолился за посла Его и сказал проповедь... И Абу-Бекр подкрепил 'Амра, прибавив к собравшимся у него (У 'Амра) /Стр. 2084/ часть вызванных (Часть вызванных Абу-Бекром для отбывания воинской повинности), назначил 'Амра эмиром палестинским и приказал ему идти по дороге, им назначенной. И написал Абу-Бекр Валиду, приказывая ему идти в Урдунн, и дал ему в подкрепление часть вызванных к нему (К Абу-Бекру). И призвал Абу-Бекр Язида-ибн-абу-Суфьяна и назначил его эмиром громадного войска, состоявшего из большей части вызванных к нему (К Абу-Бекру). В войске Язида находились Сухейль-ибн-'Амр и ему [148] подобные из жителей Мекки. И Абу-Бекр проводил его пешком, назначил Абу-'Убейду-ибн-ал-Джарраха начальником собравшихся и эмиром химсским и вышел вместе с ним, причем оба они — Язид и Абу-'Убейда — шли пешком, а с ними и за ними шло войско. И Абу-Бекр дал обоим им наставления. Написал мне ac-Cepий со слов Шу'айба, слышавшего от Сейфа, передававшего слова Сахля, слышавшего от ал-Касима и Мубашшира, говоривших со слов Салима и Язида-ибн-Асида, гассанита, слышавших от Халида и 'Убады, что, когда ал-Валид пришел к Халиду-ибн-Са'иду и подкрепил его, когда прибыли те отряды мусульман, которые были посланы Абу-Бекром ему в подкрепление и названы Войском Замены, когда Халид узнал, что эмиры отправились к нему, тогда он, с целью отличиться и торопясь сразиться с румами раньше других эмиров, необдуманно ринулся на румов и открыл свой тыл. /Стр. 2085/ Бахан притворно отступил перед ним и ушел со своими в Дамаск. И Халид со своим войском, имея при себе Зу-л-Кела', 'Икриму и ал-Валида, необдуманно бросился вперед и остановился при Мердж-ас-Суффаре, между ал-Вакусой и Дамаском. Тогда отряды Бахана окружили Халида и преградили ему пути; он же не заметил этого. И двинулся на него Бахан и встретил сына его, Са'ида-ибн-Халида, который шел с войском под дождем, и уничтожил их. Получив известие об этом, Халид обратился в бегство в сопровождении легкого отряда. Те из его товарищей, которые спаслись, бежали верхом на лошадях и верблюдах, будучи отогнаны от своего лагеря. Халид-ибн-Са'ид бежал не останавливаясь до Зу-л-Мервы, а 'Икрима устоял во главе своего [149] отряда, заслоняя бежавших, не допустил Бахана с его войсками преследовать Халида и удержался близ Сирии. Между тем в Медину прибыл Шурахбиль-ибн-Хасана депутатом от Халида-ибн-ал-Валида и вызвал к себе людей; Абу-Бекр назначил Шурахбиля правителем округа ал-Валида и проводил его, давая ему наставления. И пошел Шурахбиль мимо Халида и увел с собой почти всех людей его. И снова стеклись к Абу-Бекру люди, и он поставил в их главе Му'авию и приказал ему присоединиться к Язиду. Му'авия отправился и присоединился к Язиду. Проходя мимо Халида, My'авия взял от него остаток его людей.

И написал мне ac-Cepий со слов Шу'айба, слышавшего от Сейфа, говорившего со слов Хишама-ибн-'Урвы, которому рассказал отец его, что 'Омар-ибн-ал-Хаттаб не переставал наговаривать Абу-Бекру на Халида-ибн-ал-Валида и на Халида-ибн-Са'ида. Абу-Бекр не согласился послушаться его совета касательно Халида-ибн-ал-Валида и сказал: я не вложу в ножны меча, который Бог обнажил против неверных. Но Абу-Бекр послушался его совета касательно Халида-ибн-Са'ида, после того, что тот наделал. И направился 'Амр по дороге ал-Му'рикской, и пошел Абу-'Убейда по своей дороге. И пошел /Стр. 2086/ Язид по дороге тебукийской, и пошел Шурахбиль по своей дороге (На стр. 2079 Табарий говорит, что Язид, Абу-Убейда и Шурахбиль получили приказание идти по тебукской дороге. Эта последняя шла через материк, между тем как дорога му'рикская шла берегом моря и затем через Айлу. См. Якут, Геогр. лексик. и выше, Табарий, стр. 2079). И Абу-Бекр назначил каждому из них известные города Сирии, так как он знал, что им будет много хлопот с румами, и желал [150] уравнять их доли во избежание пагубных раздоров между вождями (Буквально: он назвал им города Сиpии зная, что румы наделают им хлопот, и пожелал поднять на гору опустившегося и опустить в долину поднявшегося, дабы они не поедали друг друга. Абу-Бекр знал, что арабы могут одержать победу только поддерживая друг друга и отложив в сторону всякие споры из-за добычи. Для этого надо было заранее определить долю каждого предводителя, округ, который ему предоставлялось завоевать и сохранить за собой. Только этим способом можно было предупредить раздоры, которые могли возникнуть вследствие исключительной привязанности каждого араба к своему племени и зависти к другим арабским же племенам. Ислам мог сгладить племенную рознь только до известной степени. Об областях, назначенных каждому предводителю, Табарий говорит дальше на стр. 2090. О них же упоминается в речи Халида (Таб. стр. 2092). Провожая Язида, Абу-Бекр, по тексту Ибн-ал-Acиpa (II, 309), приглашает его остерегаться племенной розни, свойственной временам язычества). И случилось так, как он думал, и они поступили так, как он хотел.

Написал мнe ac-Cepий со слов Щу'айба, слышавшего от Сейфа, говорившего со слов 'Амра, которому рассказал аш-Ша'бий, что когда Халид-ибн-Са'ид прибыл в Зу-л-Мерву, и известие об этом дошло до Абу-Бекра, то он написал Халиду: оставайся на своем месте; клянусь моей жизнью, ты человек, легкомысленно бросающийся вперед и быстро отступающий, который спасается из пучины, не исполнив своей обязанности и не выказав устойчивости. И когда, впоследствии, он позволил ему войти в Медину, Халид сказал: извини меня! Абу-Бекр ответил: как тебе не стыдно так рисоваться, когда ты трус на войне! И когда он вышел от него, Абу-Бекр сказал: 'Алий и 'Омар лучше знали Халида; если бы я их послушался, то боялся бы его и опасался бы его.

Написал мне ас-Серий со слов Шу'айба, [151] слышавшего от Сейфа, передававшего слова Мубашшира и Сахля и Абу-'Усмана, говоривших со слов Халида и 'Убады и Абу-Харисы, что собрались все предводители со своими войсками в Сирии; 'Икрима же был резервом для войск. Известие об этом движении дошло до румов. Они написали Ираклию; он отправился, остановился в Химсе, снарядил против арабов войска и выставил против них армии; он хотел, пользуясь многочисленностью своего войска и избытком количества своих людей, помешать отрядам арабов помогать друг другу, выставив против каждого из них свой отряд. И он послал против 'Амра своего единокровного и единоутробного брата Тезарика, который и отправился против врага во главе девяти-десяти тысяч. И послал Ираклий вслед за ними арьергард; предводитель этого apьepгарда остановился на перевале джилликском, в /Стр. 2087/ верхней Палестине. И послал Ираклий Джараджу-ибн-Феодора против Язида-ибн-абу-Суфьяна, и он стал лагерем против него. И послал Ираклий ад-Дракса, и тот пошел навстречу Шурахбилю-ибн-Хасанe. И послал Ираклий против Абу-'Убейды Викария, сына Настусова, во главе шестидесяти тысяч. И убоялись их мусульмане, разрозненные отряды которых составляли в общем двадцать одну тысячу воинов, не считая 'Икримы, который командовал шестью тысячами. Все они обратились за помощью к 'Амру, письменно и через послов, спрашивая его совета. Он сообщил им письменно и через послов: мое мнение — собраться вместе, потому что подобные нам люди, когда соберутся вместе, не будут побеждены за малочисленностью. А если мы разбросаемся, то ни один из нас не окажется во [152] главе отряда достаточно сильного, чтобы одолеть одного из наступающих на нас и выставленных против каждого нашего отряда. И они согласились собраться при Ярмуке. Абу-Бекру было написано о том же, о чем они списались с 'Амром. И пришло к ним от Абу-Бекра письмо, в котором он давал им такой же совет, как и 'Амр, и говорил: соберитесь вместе, чтобы составить одну армию, и противопоставьте войско мусульманское надвигающемуся на вас войску многобожников; вы — споспешники Божии, Бог же помогает тому, кто содействует Ему, и оставляет без помощи того, кто не признает Его. Такие как вы никогда не пропадут за малочисленностью; десятки же тысяч и больше пропадут, если /Стр. 2088/ их одолел грех. Поэтому остерегайтесь греха, соберитесь при Ярмуке отдельными отрядами и пусть каждый из вас творит молитву со своим отрядом. И дошло известие об этом до Ираклия, и он написал своим патрициям: соберитесь вместе против них и расположитесь с румами на такой позиции, где можно просторно расположиться, откуда удобно отражать и откуда трудно бежать; пусть войском командует ат-Тезарик, авангардом — Джараджа, обоими крылами — Бахан и ад-Дракс, а во время битвы пусть распоряжается Викарий. Радуйтесь, ибо вслед за вами идет Бахан с подкреплениями для вас. И они исполнили приказанное и остановились при ал-Вакусе, на берегу Ярмука, долина которого послужила им окопом. Здесь — крутизна, неприступное место. Бахан и его товарищи хотели, чтобы румы пришли в себя и пригляделись к мусулъманам, и чтобы вернулось потерянное ими мужество. И переместились мусульмане из того их лагеря, в [153] котором собрались, и стали напротив румов, преграждая им дорогу так, что румам не осталось другой дороги, кромe ведущей сквозь ряды мусульман. И сказал 'Амр: люди! Радуйтесь! Румы осаждены; осажденный же редко кончает добром. И мусульмане стояли против румов, преграждая им дорогу и выход, в течение Сафара 13-го года (6 Апр—4 Мая 634) и обоих месяцев Рабиев (4 Мая—4 Июля 634 г. по Р. X.), не имея возможности ничего сделать румам и не проникая до них, защищенных сзади пропастью — ал-Вакусой, а спереди окопом — долиной Ярмука. И каждый раз, как румы делали вылазку, мусульманам доставалась победа над ними. Так продолжалось, пока, по истечении месяца Рабия 1-го, Абу-Бекр, у которого мусульмане уже в Сафаре просили подкрепления, уведомляя его о своем /Стр. 2089/ положении, не написал Халиду (Халиду-ибн-ал-Валиду, который находился в Ираке), чтобы он присоединился к ним, приказывая ему оставить заместителем в Ираке ал-Мусанну, и пока Халид не подошел к ним в Рабие (В Рабие II, по Kosegarten'y).

Написал мне ас-Серий со слов Шу'айба, слышавшего от Сейфа, передававшего слова Мухаммеда и Тальхи и 'Амра и ал-Мухаллаба, что, когда мусульмане расположились при Ярмуке и попросили подкрепления у Абу-Бекра, он сказал: Халид надежнее всех для этого дела, и послал к нему, находившемуся в Ираке, заклиная его и побуждая его отправиться. И отправился Халид для этой цели. И пришел Халид к мусульманам, и пришел Бахан к румам, выставив впереди себя диаконов, монахов и священников, которые подстрекали и возбуждали их [154] идти в бой. Прибытие Халида совпало с прибытием Бахана. И выступил Бахан со своими, точно уверенный в победе. Халид руководил борьбой с ним, и эмиры стали сражаться с теми, кто оказался против каждого из них. Бахан был разбит, румы, один за другим. обратились в бегство, и мусульмане ворвались в их окопы. Румы сочли прибытие Бахана за счастливое предзнаменование, а мусульман ободрило прибытие Халида. И были раздражены мусульмане, и были озлоблены многобожники, которых было двести сорок тысяч: восемьдесят тысяч связанных, из которых сорок тысяч соединенных цепью и обреченных на смерть, и сорок тысяч привязанных друг к другу распущенными тюрбанами; восемьдесят тысяч всадников и восемьдесят тысяч пехоты. Мусульман же было: двадцать семь тысяч, стоявших на месте до прихода Халида с девятью тысячами; тогда их оказалось тридцать шесть тысяч. И заболел Абу-Бекр в Джумаде 1-й и скончался в половине Джумады II-й за десять ночей до победы.

Рассказ о Ярмуке.

/Стр. 2090/ Абу-Джа'фар говорит, что Абу-Бекр назначил каждому сирийскому эмиру по области. Абу-'Убейде-ибн-ал-Джарраху он назначил Химс; Язиду-ибн-абу-Су-фьяну — Дамаск; Шурахбилю-ибн-Хасане — Урдунн; 'Амру-ибн-ал-'Асу и 'Алкаме-ибн-Муджаззизу — Палестину; когда оба последние покончили с ней, то 'Алкама остановился и пошел в Египет. И когда они приблизились к Сирии, то на каждого эмира нагрянуло большое войско. Тогда они согласились собраться в [155] одном месте и армии многобожников противопоставить армию мусульман. И когда Халид увидал, что мусульмане сражаются отдельными, самостоятельными отрядами (Ср. Ибн-ал-Асир, II, 314), он сказал им: о вожди! Не хотите ли принять меру, с помощью которой Бог прославит веру Свою, и при которой и из-за которой вы не потерпите ни убытка, ни неприятности? Я думаю, что нам следует соединиться против них в единое войско (Последняя фраза только у Kosegarten'a). Написал мне ас-Серий со слов Шу'айба, слышавшего от Сейфа, передававшего со слов Абу-'Усмана Язида-ибн-Асида, гассанита, слышавшего от Халида и 'Убады, что в это место собралось с эмирами при четырех отрядах двадцать семь тысяч, да еще три тысячи из разбитого войска Халида-ибн-Са'ида, во главе которых Абу-Бекр поставил Му'авию и Шурахбиля, да десять тысяч подкрепления из Ирака, пришедшего с Халидом-ибн-ал-Валидом, кроме шести тысяч, удержавшихся на своей позиции с 'Икримой, /Стр. 2091/ который прикрыл мусульман после поражения Халида-ибн-Са'ида. И стало их всех сорок шесть тысяч. Во всех сражениях они сражались самостоятельными отрядами, каждый отряд и каждый эмир отдельно. И не было у них общего начальника до прибытия Халида из Ирака. Лагерь Абу-'Убейды находился при Ярмуке рядом с лагерем 'Амра-ибн-ал-'Аса, а лагерь Шурахбиля — рядом с лагерем Язида-ибн-абу-Суфьяна. Абу-'Убейда часто молился вместе с 'Амром, а Шурахбиль — с Язидом; но, что касается до 'Амра и Язида, то они не молились вместе с Абу-'Убейдой и Шурахбилем (Т. е. 'Амр не молился с Шурахбилем, а Язид с Абу-'Убейдой). В то время, как они находились в таком положении, [156] прибыл Халид-ибн-ал-Валид, расположился ла-герем отдельно и стал молиться с иракцами. Халид пришел как раз когда мусульмане, вследствие прибытия к румам подкрепления с Баханом во главе, находились в стесненном положении, а румы, получив подкрепления, возликовали. И столкнулись войска, и Бог обратил румов в бегство и загнал их и их подкрепления в их окоп, одной из линий которого была ал-Вакуса. И они целый месяц не выходили из-за своего окопа, причем священники, диаконы и монахи возбуждали их мужество, возвещая им в случае поражения гибель христианства, пока они не прониклись этим убеждением и, в Джумаде II (Джумада II 13-го года =2— 30 Авг. 634 г. по Р. X.), вышли на тот бой, подобного которому после не бывало. Когда мусульмане, заметив, что враги выступают, вознамерились идти к ним навстречу отдельными, самостоятельными отрядами, то Халид-ибн-ал-Валид обратился к ним, восхвалил и прославил Бога и сказал: сегодня — день Божий, в котором не должно быть места ни гордости, ни зависти; сражайтесь с чистой душой и, совершая ваше дело, имейте в виду Бога — от этого дня зависит грядущее. Не сражайтесь отдельными, самостоятельными отрядами и вразброс против врага, действующего в /Стр. 2092/ порядке и правильным строем; так поступать нельзя и не следует. Если бы тот, кто находится сзади вас (Халиф Абу-Бекр, находившийся в Медине), узнал в каком вы положении, то не допустил бы вас так действовать. При таких обстоятельствах, относительно которых вы не получили инструкций, поступите согласно с тем, что покажется вам решением и желанием вашего правителя (Т. е. Абу-Бекра). Они [157] сказали: говори, как ты советуешь поступить? Он сказал: Абу-Бекр послал нас не иначе, как полагая, что мы не встретим затруднений; если бы он знал, что было и что будет, он соединил бы вас в единое войско. Ваш образ действий опаснее для мусульман, чем поразившая их беда, а для многобожников полезнее, чем их подкрепления. Я знаю, что вас разъединили мирские интересы. Побойтесь же Бога! Каждому из вас назначено по области, которую не уменьшит у него то обстоятельство, что он будет повиноваться одному из предводителей войска, равно как и не увеличит ему то обстоятельство, что предводители будут повиноваться ему. Назначение одного из вас начальником над остальными ни для кого из вас не послужит ущербом ни у Бога, ни у заместителя посла Божьего. Вперед! Враги уже приготовились; от этого дня зависит грядущее! Если сегодня мы отбросим их в их окопы, то всегда будем отбрасывать; а если они обратят нас в бегство, то мы после этого не будем иметь ycпеxa. Вперед! будем поочередно руководить действием всей армии; пусть нами командует сегодня один из нас, завтра другой, послезавтра третий, пока каждый из вас не побывает главнокомандующим и позвольте мне командовать вами сегодня. И они назначили его своим начальником, думая, что дело идет об обыкновенной схватке и что предстоящей битвой дело не кончится. И выступили румы таким грозным строем, подобного которому никогда никто не видывал. И вышел Халид во главе такого строя, каким арабы еще не выстраивались до этого. Он выступил, имея за собой от тридцати шести до сорока отрядов и сказал: [158] ваш враг слишком многочислен; между тем нет лучшего боевого порядка, чем расположение отрядами, для того, чтобы войско казалось /Стр. 2093/ многочисленнее. И он расположил центр отдельными отрядами, поставив во главе его Абу-Убейду. Правое крыло он тоже построил отдельными отрядами под начальством 'Амра-ибн-ал-'Аса; здесь был Шурахбиль-ибн-Хасана. И левое крыло он построил отдельными отрядами с Язидом-ибн-абу-Суфьяном в их главе. Одним из отрядов иракских командовал ал-Ка'ка'-ибн-'Амр; другими отрядами командовали: Мез'ур-ибн-'Адий; 'Ияд-ибн-Ганм; Хашим-ибн-'Утба; Зияд-ибн-Ханзала; Халид; Дихья-ибн-Халифа во главе остатков разбитого войска Халида-ибн-Са-'ида; Имруу-л-Кайс; Язид-ибн-Юханнас; Абу-'Убейда; 'Икрима; Сухейль [-ибн-Амр]; 'Абд-ар-Рахман-ибн-Халид, которому тогда было 18 лет; Хабиб-ибн-Маслама; Сафван-ибн-Умейя; Са'ид-ибн-Халид; Абу-л-А'вар-ибн-Суфьян; Ибн-Зу-л-Химар. На правом крыле отрядами командовали: 'Умара-ибн-Мухашши-ибн-Хувейлид; /Стр. 2094/ Шурахбиль, с которым был Халид-ибн-Са'ид; 'Абдулла-ибн-Кайс; 'Амр-ибн-'Абаса; ас-Симт-ибн-ал-Асвад, Зу-л-Кела'; Му'авия-ибн-Худейдж; Джундуб-ибн-'Амр-ибн-Хумама; 'Амр, сын такого-то; Лакит-ибн-'Абд-ал-Кайс-ибн-Ваджра, союзник Бену-Фезаров, из племени Бену-Фезары. На левом крыле отдельными отрядами командовали: Язид-ибн-абу-Суфьян; аз-Зубейр; Хаушеб Зу-з-Зулейм; Кайс-ибн-'Амр-ибн-Зейд-ибн-'Ауф-ибн-Мебзул-ибн-Мазин-ибн-Са'са'а, из племени Хавазин, союзник Бену-н-Неджжаров; 'Исма-ибн-'Абдулла, союзник Бену-н-Неджжаров, из племени асадитов; Дырар-ибн-ал-Азвар; Месрук, сын такого-то; 'Утба-ибн-Раби-ибн-Бахз, [159] союзник 'исмитов; Джария-ибн-'Абдулла ал-Ашджа'ий, /Стр. 2095/ союзник Селимитов; Кабас. Судьей был Абу-д-Дарда, хутбу произносил Абу-Суфьян-ибн-Харб, разведчиками командовал Кабас-ибн-Ашьям, добычей распоряжался 'Абдулла-ибн-Мас'уд. Ас-Серий, говоря со слов Шу'айба, слышавшего от Сейфа, передававшего слова Мухаммеда и Тальхи, написал мне приблизительно то же самое, что говорит Абу-'Усман; и все они говорят, что чтецом Корана был ал-Микдад. Согласно учрежденному послом Божиим, после битвы при Бедре, обычаю, при встрече читают суру воинственную, т. е. суру Добычи; с тех пор войска не переставали следовать этому обычаю.

Написал мне ас-Серий со слов Шу'айба, слышавшего от Сейфа, передававшего слова Абу-'Усмана Язида-ибн-Асида, гассанита, говорившего со слов 'Убады и Халида, что при Ярмуке присутствовала тысяча сподвижников пророка, в том числе около ста бывших при Бедре. Абу-Суфъян подходил к отрядам и говорил: Бога, Бога помните! ведь вы защита арабов и опора ислама, они же — защитники румов и опора многобожия. О Боже! Сегодня мы сражаемся за Тебя! О Боже! Ниспошли помощь Твою поклонникам Твоим! И сказал некто Халиду: как много румов и как мало мусульман! Халид oтветил: как много мусульман и как мало румов! Только те полки многочисленны, на стороне которых Бог, и только тe малочисленны, которых Он покидает; число людей тут не причем. Клянусь Богом, я желал бы чтобы ал-Ашкар (Ал-Ашкар — название лошади Халида) вылечился от боли в своих копытах и чтобы врагов было вдвое больше. Его лошадь во время его перехода из Ирака в Сирию стерла [160] /Стр. 2096/ себе копыта. И приказал Халид 'Икриме и ал-Ка'ка', которые командовали обоими крылами центра, завязать бой. И продекламировал ал-Ка'ка' размером раджезом:

О, если бы в этой битве,
Перед грозной атакой этих наступающих полчищ,
Мне встретить тебя, окруженного твоими красными от крови конями!
И сказал 'Икрима:
Нужная девушка знает,
Что я защитник всего благородного.

И завязался бой: люди сцепились и всадники устремились друг на друга. Таково было их положение, когда из Медины прибыл гонец. И взяли его всадники и спросили его, какие он привез известия. Но он ничего им не сообщил, кроме того, что все благополучно и что идут подкрепления. На самом же деле он приехал с известием о смерти Абу-Бекра и о назначении Абу-'Убейды главнокомандующим. Гонца довели до Халида и он передал ему тайно о смерти /Стр. 2097/ Абу-Бекра и о том, что он сказал войску. Халид сказал ему: ты прекрасно поступил; оставайся со мной. И Халид взял привезенное письмо и положил его в свой колчан, опасаясь, что если он объявит о полученном известии, то его войско будет расстроено. И остался Мехмия-ибн-3унайм, приехавший посланец, с Халидом. И выехал Джараджа, стал между обеими линиями и воскликнул: пусть Халид выйдет ко мне! И выехал к нему Халид, оставив на своем месте Абу-'Убейду, и съехался с Джараджей между обоими рядами так, что шеи их лошадей касались одна другой, причем они обменялись обещанием не нападать друг на друга. И [161] сказал Джараджа: о Халид! Скажи мне правду и не солги мне, ибо свободнорожденные не лгут, и не старайся обмануть меня, ибо благородный человек не обманывает того, кто доверяется. Именем Бога! Правда ли, что Бог послал с неба вашему пророку меч, а он передал его тебе, и каждый раз как ты обнажаешь его против врага, ты обращаешь его в бегство? Он ответил: нет. Почему же, сказал Джараджа, тебя назвали мечом Божиим? Халид ответил: Бог, которому присущи могущество и величие, послал нам пророка Своего, он призвал нас, а мы все отступили от него и удалились от него. Затем некоторые из нас поварили ему и последовали за ним, а другие чуждались его и считали его лжецом; и я был в числе тех, которые чуждались его, считали его лжецом и боролись против него. Затем Бог пленил наши сердца, схватил нас за хохлы, повел нас посредством пророка по прямому пути, и мы последовали за послом Его. И пророк сказал мне: ты — один из мечей Божиих, обнаженных Богом против многобожников, и попросил для меня помощи Божией; вот почему я был прозван мечом Божиим и стал одним из самых страшных врагов для многобожников. Джараджа сказал: ты мне сказал правду. Затем Джараджа снова обратился к нему: о Халид! Скажи мне, чего ты хочешь от меня (Буквально: к чему ты меня призываешь?)? Он сказал: я предлагаю тебе исповедовать, что нет божества кроме Бога и что Мухаммед раб Его и посол Его, и признать то, что послано от Бога через его посредство (Т. е. Коран). — А если кто не согласится на ваше предложение? — Пусть платит поголовную подать, и мы защитим [162] его. — А если он не уплатит ее? — Мы объявим ему войну и будем сражаться против него. — Какое будет /Стр. 2098/ иметь положение тот, кто сегодня перейдет в ваши ряды и согласится на предлагаемое вами? (Т. е. примет ислам). — Мы будем равны относительно предписанного Богом всем нам, знатным и простым, первым и последним. Затем Джараджа снова обратился к нему: будут ли о Халид, тому, кто сегодня перейдет в ваши ряды, уготованы такие же как и вам награда и блаженство? — Да, и еще лучшие. — Как такой человек может сравняться с вами, когда вы раньше его приняли ислам? — Мы обратились в ислам и присягнули нашему пророку когда он жил среди нас, получал известия с неба, знакомил нас с откровенными книгами и показывал нам знамения. Тот, кто видел, что мы видели, и слышал, что мы слышали, должен был принять ислам и присягнуть. Но вы не видели и не слышали тех чудес и доказательств, которые мы видели и слышали, так что тот из вас, кто уверует в это по искреннему убеждению, будет достойнее нас. — Ей Богу, спросил Джараджа, ты сказал мне правду, не обошел меня и не старался привлечь меня? Халид сказал: Ей Богу, я сказал тебе правду; я не питаю ненависти ни к тебе и ни к кому из вас. То, о чем ты спрашивал, было делом рук Божиих. Джараджа сказал: ты сказал мне правду. И он опрокинул свой щит, отъехал с Халидом и сказал: обучи меня исламу. И Халид отъехал с ним в свою палатку и вылил на него мех воды; затем Джараджа сотворил два рак'ата (Каждая молитва состоит из нескольких рак'атов или преклонений). Между тем румы, думая при удалении [163] Джараджи в сторону Халида, что Джараджа поскакал в атаку, бросились вперед и сбили с их позиций мусульман, за исключением тех, которые пожертвовали собой ради остальных и во главе которых стояли 'Икрима и ал-Харис-ибн-Хишам.

Когда Халид сел верхом и поехал с Джараджей, румы уже смешались с мусульманами. Тогда мусульмане перекликнулись и устояли, а румы вернулись на свои места. И подошел Халид со своими так близко к врагу, что воины скрестили мечи. И Халид с Джараджей рубили их от рассвета до склонения солнца к закату. Затем Джараджа пал; /Стр.2099/ из тех молитв, при которых простираются ниц, он совершил только два рак'ата при своем обращении в ислам, так как при первой молитве и при молитве 'асра войска ограничились движениями, намекающими на молитву (Это разрешается при невозможности сотворить молитву по правилам). Румы были унижены, и Халид с центром ворвался между их конницей и пехотой. Место, где они сражались, было удобным для обороны и неудобным для бегства. Всадники румов, найдя ceбе проход, бежали через него, оставя пехоту там, где она была выстроена; и лошади быстро понесли их по равнине. И отложили мусульмане положенную молитву до того времени, когда победят. Когда мусульмане увидели что конница румов направилась, чтобы бежать, то расступились перед ней, и не помешали им, и она убежала и рассеялась в разные местности. И напал Халид с мусульманами на пехоту, опрокинул ее и точно прорвал плотину (Буквально: и точно стена рухнула с ними). Враги ринулись в свой окоп, Халид ворвался в него за ними; они направились к [164] ал-Вакусе, и попадали в нее те, которые были связаны, и другие. Некоторые из связанных продолжали сопротивляться; иной, струсивший, падал в пропасть и один увлекал за собой десятерых, которые не могли удержать его. Всякий раз как падали двое, остальные оказывались слишком слабыми, чтобы удержаться.

И попадали в ал-Вакусу сто двадцать тысяч: восемьдесят тысяч связанных и сорок тысяч отдельных воинов; в этот счет не входят те всадники и пехотинцы, которые были убиты на поле битвы. В этот день доля добычи каждого всадника была 1,500 дирхемов. Викарий и некоторые знатные румы окутали ceбе головы бурнусами своими, затем сели и сказали: мы не желаем видеть несчастный день, если уже не можем видеть /Стр. 2100/ дня веселья и если не можем защитить христианства. Они были убиты завернутыми в плащи.

Написал мне ac-Cepий со слов Шу'айба, которому сообщил Сейф, слышавший от Абу-'Усмана, говорившего со слов Халида и 'Убады, что Халид на утро этой ночи оказался в шатре Тезарика. Войдя в окоп, он остановился здесь; его всадники окружили его, и они сражались до утра. И написал мне ас-Cepий со слов Шу'айба, слышавшего от Сейфа, передававшего слова Абу-Тсмана, гассанита, говорившего со слов своего отца, что в этот день 'Икрима-ибн-абу-Джахль сказал: я сражался против пророка на всех полях битв. а теперь убегу от вас? И он провозгласил: кто дает клятву сражаться до смерти? И дали ему клятву ал-Харис-ибн-Хишам и Дырар-ибн-ал-Азвар с четырьмястами именитых мусульман и витязей их. Они сражались перед [165] палаткой Халида, пока все не были изранены и перебиты, за исключением уцелевших, в числе которых был Дырар-ибн-ал-Азвар. Когда наступило утро, к Халиду привели раненого 'Икриму и он положил голову его на ляжку свою. Привели 'Амра, сына 'Икримы, и Халид положил голову его на ногу свою, стал вытирать их лица, капать им водою в горло и приговаривать: не то утверждал Ибн-ал-Хантама (Т. е. 'Омар), говоря, что мы не будем мучениками за веру.

Написал мне ас-Серий со слов Шу'айба, слышавшего от Сейфа, говорившего со слов Абу-'Умейса. слышавшего от ал-Касима-ибн-'Абд-ар-Рахмана, узнавшего от Абу-Умамы, который вместе с 'Убадой-ибн-ас-Самитом был свидетелем битвы при Ярмуке, что женщины сражались в этой битве, принимая участие в атаках. Хувейрия, дочь Абу-Cуфьяна, бывшая в Сирии со своим мужем, присоединилась к одному атакующему отряду и приняла участие в отчаянной /Стр. 2101/ борьбе. В этот день Абу-Суфьян был ранен в глаз; попавшую в него стрелу извлек Абу-Хасма.

Написал мне ac-Cepий со слов Шу'айба, узнавшего от Сейфа, передавшего слова ал-Мустанира-ибн-Язида, говорившего со слов Арта-ибн-Джухейша, что ал-Аштар присутствовал при Ярмуке, но не при Кадесии. Выступил тогда один из румов и сказал: кто вступит в единоборство? И выступил против него ал-Аштар, и они нанесли друг другу по удару, и ал-Аштар сказал руму: получи от меня этот удар; я — юноша из иядитов. И сказал рум: да умножит Бог подобных тебе среди моего племени! Клянусь Богом, что если бы ты не принадлежал к моему племени, я защищал бы румов (Я читаю лазутту); но теперь я им не помощник. [166]

Написал мне ac-Cepий со слов Шу'айба, слышавшего от Сейфа, передававшего слова Абу-'Усмана, слышавшего от (Ср. иснады стр. 148, 151, 155, 159, 164) Халида, что в числе трех тысяч павших при Ярмуке были: 'Икрима, 'Амр-ибн-'Икрима, Селима-ибн-Хишам, 'Амр-ибн-Са'ид, Абан-ибн-Са'ид, Халид-ибн-Са'ид, который был тяжело ранен и неизвестно где умер потом; Джундуб-ибн-'Амр-ибн-Хумама ад-Даусий, ат-Туфейль-ибн-'Амр, Дырар-ибн-ал-Азвар, который был тяжело ранен и выжил; Тулайб-ибн-'Умейр-ибн-Вахб из племени Бену-Абд-ибн-Кусай; Хаббар-ибн-Суфьян и Хишам-ибн-ал-'Ас.

Написал мне ac-Cepий со слов Шу'айба, слышавшего от Сейфа, говорившего со слов 'Амра-ибн-Меймуна, слышавшего от своего отца, что, когда Халид /Стр. 2102/ шел в Сирию на помощь стоявшим при Ярмуке, встретил его один араб, подданный румов, и сказал: о Халид! Румы собрали громадное войско, тысяч двести или более; не думаешь ли ты. что Teбе лучше вернуться восвояси? И сказал ему Халид: ты стращаешь меня румами? Клянусь Богом, я желал бы чтобы ал-Ашкар (Ал-Ашкар — лошадь Халида) вылечился от боли в своих копытах и чтобы румов было вдвое больше! И Бог обратил их в бегство рукой Халида …

Написал мне ас-Серий со слов Шу'айба, слышавшего от Сейфа, передававшего слова Мухаммеда и Тальхи и 'Амра-ибн-Меймуна, что Ираклий еще до поражения Халида-ибн-Са'ида сходил на поклонение в Иерусалим. Находясь в нем, он получил известие о приближении к нему мусульманских войск. Тогда он собрал румов и сказал: по моему мнению вам не следует сражаться против этого народа, но [167] вступить с ними в соглашение; клянусь Богом, отдать им половину дохода Сирии, удержав за собой другую половину и обладание горами румскими, для вас лучше, чем чтобы они отняли от вас Сирию и поделили бы с вами горы румские. И вознегодовали брат его и зять его, и отступили от него стоявшие вокруг него. Когда он увидел, что они не слушаются его и возражают ему, то послал своего брата, назначил вождей и каждому отряду арабов противопоставил отряд. Когда мусульмане собрались/Стр. 2103/ вместе, Ираклий приказал своим войскам сойдтись в одно место просторное, вместительное, укрепленное. Тогда они расположились при ал-Вакусе, а Ираклий отправился и остановился в Химсе. И когда до него дошло известие, что Халид уже явился в Суве, увел в плен ее жителей, захватил их имущество, направился к Бycpе, взял ее и отдал на разграбление ‘Азру (‘Азра – название местности), тогда Ираклий сказал своим собеседникам: разве я не говорил вам: не сражайтесь с ними, ибо вам не устоять против этого врага; их вера — вера новая, обновляющая их твердость; никто не устоит против них, пока она не одряхлеет. Тогда румы сказали ему: сражайся за свою веру, не заражай людей своей трусостью и исполняй свой долг! Он ответил: чего же я и домогаюсь, как не процветания веры вашей? И когда войска мусульманские расположились при Ярмуке, то послали к румам сказать: мы хотим переговорить с вашим вождем и сви-деться с ним; позвольте нам придти и переговорить с ним. И вождю румов передали это; он позволил им придти, и пришли к нему Абу-'Убейда, Язид-ибн-абу-Суфьян, в качестве посла, [168] ал-Харис-ибн-Хишам, Дырар-ибн-ал-Азвар и Абу-Джендаль-ибн-Сухейль. Тогда у царского брата в лагере было тридцать шатров и тридцать оград (Каждый шатер стоял в особой ограде), все из парчи. Когда мусульмане приблизились к ним, то отказались войти к нему в эти шатры. Мы, сказали они, не считаем шелк дозволенной вещью; выйди к нам! Тогда он вышел и сел на разостланные ковры. Известие об этом дошло до Ираклия, и он сказал: разве я не говорил вам? Вот начало унижения; что же касается до Сирии, то ее больше для вас не существует. Горе румам, рожденным на горе! И между ними и мусульманами мира не устроилось; Абу-'Убейда и его товарищи возвратились и условились о сражении. Произошел бой, и была одержана победа.

/Стр. 2104/ Написал мне ас-Серий со слов Шу'айба, узнавшего от Сейфа, слышавшего: от Мутарраха, передававшего слова ал-Касима, которому рассказал Абу-Умама; от Абу-'Усмана со слов Язида-ибн-Сивана, слышавшего от нескольких сирийцев и шейхов их, что когда наступил тот день, в течение которого командовал Халид, Бог обратил румов в бегство при наступлении ночи. И направились мусульмане на кручу, разгромили лагерь румов, и Бог умертвил героев, начальников и витязей румов и брата Ираклия. Ат-Тезарик был взят в плен. Когда беглецы добрались до Ираклия, стоявшего не доходя до Химса, то он удалился, оставив Химс между собой и неприятелем, назначил в Химс предводителя и оставил его там подобно тому, как еще раньше назначил эмира в Дамаск. И мусульмане, разбив румов, послали вслед за ними конницу для преследования. Когда, после поражения, [169] главнокомандующим стал Абу-'Убейда, то провозгласил об отправлении в путь, и отправились мусульмане с войском своим и расположились лагерем при Мердж-ас-Суффаре. Абу-Умама говорит: меня послали из Мердж-ас-Суффара с двумя всадниками в качестве разведчика. Я въехал в ал-Гуту и произвел рекогносцировку среди жилищ и деревьев ее. И сказал один из моих спутников: ты дошел до того места, куда тебе было приказано; поезжай назад и не губи нас. Я сказал: стой на этом месте, пока не наступит утро, или пока я не приду к тебе. И я пошел и дошел до ворот главного города (Дамаска). Не было видно ни одного человека. Я снял узду с моей лошади, повесил на узду торбу, вонзил в землю копье свое и лег. Внезапно в воротах зашевелился ключ, чтобы открыть их. Я встал, сотворил утреннюю /Стр. 2105/ молитву, сел верхом, сделал нападение на ворота, ударил копьем привратника и убил его, затем повернул назад. Из города вышли и преследовали меня, но близко не подъезжали ко мне, опасаясь, что у меня есть отряд в засаде. И я доехал до того моего ближайшего товарища, которому приказал стоять на месте. Увидав его, они сказали: вот засада, он доехал до своей засады! и удалились. Я же поехал с моим товарищем, пока мы не добрались до моего второго товарища. И мы поехали и добрались до мусульман — Между тем Абу-'Убейда не хотел двинуться с места, пока не получит совета и приказания 'Омара. Приказание прибыло, мусульмане отправились и остановились под Дамаском. И Абу-'Убейда оставил при Ярмуке Бешйра-ибн-Ка'б-ибн-Убейя ал-Химьярия с конницей................... [170]

/Стр. 2107/ Рассказал мне Ибн-Хумейд со слов Саламы, слышавшего от Мухаммеда-ибн-Исхака, говорившего со слов Салиха-ибн-Кейсана, что когда войско отправлялось, то Абу-Бекр вышел вместе с Язидом ибн-абу-Суфьяном, давая ему наставления, причем Абу-Бекр шел пешком, а Язид ехал верхом на лошади. Окончив наставление, Абу-Бекр сказал ему: будь здоров, я поручаю тебя Богу! Затем он удалился, а Язид отправился и пошел по дороге тебукской. Затем за ним последовал Шурахбиль-ибн-Хасана, затем Абу-'Убейда-ибн-ал-Джаррах во главе четвертой части войска в подкрепление им двоим. И они пошли по этой дороге. И выступил 'Амр-ибн-ал-'Ас и остановился при Гамр-ал-'Арабате. И остановились румы при перевале джилликском, в верхней Палестине, в числе семидесяти тысяч, под начальством Тезарика, единокровного и единоутробного брата Ираклия. И написал 'Амр-ибн-ал-'Ас Абу-Бекру, описывая ему положение румов и прося у него подкрепления. Находившийся при Мердж-ас-Суффаре, что в земле сирийской, Халид-ибн-Са'ид-ибн-ал-'Ас выступил против врага в дождливый день, в который он обмок под дождем, и варвары румы соединили против него свои силы и убили его. Это было после того как 'Амр-ибн-ал-'Ас написал Абу-Бекру. уведомляя его о положении румов и прося у него подкрепления.

Говорит Абу-Джа'фар: что касается до Абу-Зейда ('Омара-ибн-Шеббы), то он разсказал мне со слов 'Алия-ибн-Мухаммеда, опирающегося на ту цепь передатчиков, о которой я упоминал раньше, что через несколько дней после того как Язид-ибн-абу-Суфьян ушел в поход в Сирию, [171] Абу-Бекр отправил Шурахбиля-ибн-Хасану, полное /Стр. 2108/ имя которого Шурахбиль-ибн-'Абдулла-ибн-ал-Мута'-ибн-'Амр, киндит; другие говорят — аздит. Он пошел во главе семи тысяч; затем пошел Абу-'Убейда-ибн-ал-Джаррах во главе семи тысяч. Язид остановился в ал-Белка, а Шурахбиль в Урдунне; другие же говорят — при Бусре. Абу-'Убейда остановился при ал-Джабии. Затем Абу-Бекр послал им в подкрепление 'Амра-ибн-ал-'Аса, который расположился при Гамр-ал-'Арабате. Потом Абу-Бекр возбудил среди народа желание идти в поход. Люди стекались в Медину, и Абу-Бекр отправлял их в Сирию. Одни из них примкнули к Абу-'Убейде, другие к Язиду; каждый шел к кому хотел. По словам вышеупомянутых первая капитуляция в Сирии была заключена с Меабом. Меаб — сборный пункт (Фустат. См. лексикон Лэна), а не город. Абу-'Убейда по дороге своей проходил мимо этого селения, что в ал-Белка; его жители оказали ему сопротивление, а потом попросили у него мира, и он заключил с ними мирный договор. И собрали румы армию при ал-'Арабе, что в земле палестинской. Язид-ибн-абу-Суфьян послал против них бахилита Абу-Умаму, и он разбил это войско. Говорят, что первая битва в Сирии, после экспедиции Усамы, произошла при ал-'Арабе. Затем румы пошли в “ад-Дасина”, иначе “ад-Дасин”, и бахилит Абу-Умама, разбил их и убил одного из их патрициев. Затем произошла битва при Мердж-ас-Суффаре, в которой пал мучеником за веру Халид-ибн-Са'ид-ибн-ал-'Ас. На мусульман напал врасплох Друнгарий с четырьмя тысячами, и пали мучениками за веру Халид и [172] множество мусульман. Говорит Абу-Джа'фар: и говорят, что в этом походе был убит один из сыновей Халида-ибн-Са'ида, и что Халид. после смерти своего сына, удалился назад. И отправил Абу-Бекр Халида-ибн-ал-Валида главнокомандующим над эмирами, которые находились в Сирии и которых /Стр. 2109/ он присоединил к нему. Халид отправился из Хиры в месяце Рабие II, 13-го года (4 Июня — 2 Июля 634 г.) во главе 800 человек, а другие говорят с 500-ми, и оставил наместником над областью своей ал-Мусанну-ибн-Харису (Следует описаниe пути Халида через пустыню) .............. И пришел он в Мердж-Рахит, напал на гассанитов в день их Пасхи, перебил их, забрал пленников и отправил Бусра-ибн-Арта и Хабиба-ибн-Масламу в ал-Гуту. Они подошли к одной церкви, взяли в плен мужчин и женщин и пригнали семейства их к Халиду........

/Стр. 2110/ Написал мне ac-Cepий, со слов Шу'айба, слышавшего от Сейфа, говорившего со слов 'Амра-ибн-Мухаммеда, слышавшего от Исхака-ибн-Ибрахима, говорившего со слов Зафара-ибн-Дахи; Мухаммеда-ибн-'Абдуллы, слышавшего от Абу-‘Усмана; Тальхи, передававшего со слов ал-Мугиры, и ал-Мухаллаба-ибн-'Укбы, слышавшего от 'Абд-ар-Рахмана-ибн-Сияха ал-Ахмария: Абу-Бекр, отправив Халида-ибн-Са'ид-ибн-ал-'Аса в Сирию, послал Халида-ибн-ал-Валида в Ирак и дал ему такие же наставления, как и Халиду. Халид-ибн-Са'ид пошел, остановился в Сирии и, не пускаясь необдуманно в бой, привлек к /Стр. 2111/ ceбе людей и усилился. Румы стали бояться его и трусили перед ним. Но у него не хватило терпения соблюсти приказ Абу-Бекра; напротив того, он постепенно приблизился к румам, румы же притворно [173] отступили перед ним и завели его к Мердж-ас-Суффару. Затем они напали на него врасплох, встретили сына его Са'ида-ибн-Халида, шедшего под дождем, и убили его и тех, кто был с ними. Известие об этом дошло до Халида, он обратился в бегство, ушел в пустыню и остановился на одной стоянке. И собрались румы к Ярмуку, где и расположились, и сказали: вот мы наделаем таких хлопот самому Абу-Бекру, что ему будет некогда занимать нашу страну своей конницей. И написал Халид-ибн-Са'ид Абу-Бекру о случившемся, и предписал Абу-Бекр 'Амру-ибн-ал-'Асу, который находился в стране куда'итов, идти к Ярмуку, что он и исполнил. И послал Абу-Бекр Абу-'Убейду-ибн-ал-Джарраха и Язида-ибн-абу-Суфьяна и приказал им делать нападения, не углубляясь в страну неприятельскую, так, чтобы в их тылу не оставалось ни одного врага. И прибыл к Абу-Бекру Шурахбиль-ибн-Хасана с известием об одной из побед Халида-ибн-ал-Валида, и Абу-Бекр послал Шурахбиля с войском в Сирию. Каждому начальнику отряда он назначил известную область в Сирии. Они сошлись при Ярмуке. Когда румы увидали, что они сошлись, то раскаялись в том, что говорили, забыли про угрозы свои, обращенные к Абу-Бекру, и стали тужить и тревожиться. Мусульмане навели на них уныние и они приуныли. Затем румы расположились при ал-Вакусе. И сказал Абу-Бекр: клянусь Богом, что при помощи Халида-ибн-ал-Валида я заставлю румов забыть внушения дьявольские. И он написал ему вышеприведенное письмо, приказывая ему оставить наместником в Ираке ал-Мусанну-ибн-Хариса с половиною войска, и, когда Бог даст мусульманам [174] /Стр. 2112/ победу в Сирии, — возвратиться в его область в Ирак (Следует oпиcaниe пути Халида через пустыню).........

/Стр. 2114/ Из ал-Кесаба Халид пошел на Дамаск, затем на Мердж-ас-Суффар, где встретился с гассанитами, во главе которых был ал-Харис-ибн-ал-Айхам, разграбил до тла их лагерь, забрал их семейства, пробыл несколько дней в ал-Мердже и послал с Билалем-ибн-ал-Харисом, музейнитом, пятую часть добычи к Абу-Бекру. Затем Халид выступил из ал-Мерджа и остановился у Каната Бусры, которая и была первым городом, завоеванным в Сирии Халидом с бывшими при нем иракскими войсками. И он выступил из Бусры, прибыл к мусульманам, стоявшим при ал-Вакусе, и присоединился к ним, имея с собой девять тысяч человек.........

/Стр. 2121/ (Рассказ со слов Ибн-Исхака) И написал Абу-Бекр Халиду, который находился в ал-Хире, приказывая ему подкрепить сирийские войска, отправясь во главе наиболее выносливых из его воинов и оставив одного из них во главе слабосильных. Получив такое письмо от Абу-Бекра, Халид сказал: это дело рук У'айсира (У'айсир — уменьшительное от а'сар — левша), сына Умм-Шемлы, т. е. 'Омара-ибн-ал-Хаттаба, он завидует тому, что я завоевал Ирак (Следует описание пути Халида через пустыню).....

/Стр. 2125/ И напал Халид на гассанитов при Мердж-Рахите, затем пошел и остановился у Каната Бусры, под стенами которой стояли Абу-Убейда-ибн-ал-Джаррах, Шурахбиль-ибн-Хасана и Язид-ибн-абу-Суфьян. Они соединились против Бусры и стояли под ее стенами, пока она не сдалась на капитуляцию [175] с условием уплаты поголовной подати. И открыл Бог Бусру мусульманам, и она была первым из городов, завоеванных в Сирии при Абу-Бекре. Затем мусульмане пошли все вместе в Палестину на помощь к 'Амру-ибн-ал-'Асу, который тогда стоял при ал-'Арабате, что в Гауре (Гаур – котловина) палестинском. Румы услышали о их движении и отступили от Джиллика к Аджнадейну. Ими командовал Тезарик, единокровный и единоутробный брат Ираклия. Аджнадейн — местность между Рамлой и Бейт-Джибрином, что в земле палестинской. 'Амр-ибн-ал-'Ас, услышав о приближении Абу-'Убейды-ибн-ал-Джарраха, Шурахбиля-ибн-Хасаны и Язида-ибн-абу-Суфьяна, пошел к ним навстречу; они соединились при Аджнадейне и стали там лагерем.

Рассказал мне Ибн-Хумейд со слов Саламы, слышавшего от Мухаммеда-ибн-Исхака, говорившего со слов Мухаммеда-ибн-Джа'фар-ибн-аз-Зубейра. передававшего слова 'Урвы-ибн-аз-Зубейра, что румами командовал человек, которого звали Кубуклярием. Ираклий, отправляясь в Константинополь, оставил его в Сирии в качестве главнокомандующего. К нему-то и отправился Тезарик со своими румами. Что же касается до сирийских ученых, то они утверждают, что румами повелевал Тезарик. Бог лучше знает истину.

Рассказал мне Ибн-Хумейд со слов Саламы, слышавшего от Мухеммеда-ибн-Исхака, говорившего со слов Мухаммеда-ибн-Джа'фар-ибн-аз-Зубейра, передававшего слова 'Урвы. что когда оба войска, мусульманское и греческое, сблизились, то Кубуклярий послал одного араба, о котором мне — говорит [176] /Стр. 2126/ рассказчик — говорили, что он был куда'ит из рода Тазид-ибн-Хейдан и назывался Ибн-Хузарифом. Кубуклярий сказал ему: проберись в это войско, пробудь у них один день и одну ночь и доставь мне известие о них. И пробрался к мусульманам араб, не возбуждавший подозрений, и пробыл среди них один день и одну ночь, затем пришел к Кубуклярию, и тот спросил его: что узнал? Он сказал: они ночью монахи, а днем витязи; вору, хотя бы сыну их царя, они отрубают руку; а если бы он совершил прелюбодеяние, то был бы побит каменьями; так они строго соблюдают справедливость. Кубуклярий сказал: если ты мне сказал правду, то лучше провалиться сквозь землю, чем встретиться с ними на ее поверхности; я желал бы, чтобы Бог оказал мне милость, предоставив нас и их собственным силам и не помогая ни мне против них, ни им против меня. Затем войска сошлись и сразились. Увидав как сражаются мусульмане, Кубуклярий сказал румам: обверните мою голову плащем! Его спросили: зачем? Он сказал: роковой день! я не хочу его видеть; я не видывал в мире более тягостного дня. Мусульмане отрубили ему голову; она была завернута. И произошла битва при Аджнадейне в 13-м году 28 Джумады I (30 Июля 634 г.). Тогда было убито много мусульман, между прочим Селима-ибн-Хишам-ибн-ал-Мугира, Хаббар-ибн-ал-Асвад-ибн-'Абд-ал-Асад, Ну'айм-ибн-'Абдулла ан-Наххам, Хишам-ибн-ал-'Ас-ибн-Ваиль и много других корейшитов. И не называют ни одного ансара, павшего /Стр. 2127/ в этой битве. В этом году скончался Абу-Бекр, 22 или 23 Джумады II (23 или 24 Августа 634 г. по Р. X.). [177]

Снова начинается рассказ Абу-Зейда (Абу-Зейд 'Омар-ибн-Шебба со слов 'Алия-ибн-Мухаммеда ал-Мадаиния), слышавшего от 'Алия-ибн-Мухаммеда, опирающегося на уже упомянутый раньше ряд передатчиков. Пришел Халид к Дамаску, и собрал против него войска правитель Бусры, и пошли против него Xалид и Абу-'Убейда. И встретился с ними Друнгарий, и Xалид победил его и обратил врагов в бегство; они вошли в свою крепость, просили мира, и он заключил с ними мирный договор, обязав их уплачивать ежегодно за каждую голову по динару и по джерибу пшеницы. Затем враг снова выступил против мусульман. Войска мусульман и румов сошлись при Аджнадейне и вступили в бой в субботу 28 Джумады I, 13-го года (29 Июля 634 г. по Р. X.); мусульмане победили, и Бог обратил в бегство многобожников. Наместник Ираклия был убит, а мусульмане потеряли известное число павших за веру. Затем Ираклий снова выступил против мусульман; сражение произошло при ал-Вакусе, и дрались мусульмане против них, и дрались враги против мусульман. И мусульмане получили известие о смерти Абу-Бекра и о назначении Абу-'Убейды в то время, как находились в боевом строе. Эта битва произошла в Раджебе (31 Авг.-30 Сент. 634 г. по Р. X.)....

Назначение Абу-'Убейды; Фихль, Бейсан и Дамаск.

Рассказал нам 'Омар (-ибн-Шебба) со слов /Стр. 2144/ 'Алия, слышавшего от 'Исы-ибн-Язида, передававшего слова Салиха-ибн-Кейсана, что первое написанное 'Омаром письмо, когда он принял власть, было [178] адресовано Абу-'Убейде и заключало назначение его предводителем войска Халида. Даю тебе, писал '0мар, наставление бояться Бога, Который вечен, между тем как все остальное преходяще, Который направил нас из заблуждения на прямой путь и вывел нас из мрака к свету. Ставлю тебя во главе войска Халида-ибн-ал-Валида; ведай теми их делами, которые составляют твою обязанность; не ввергай мусульман в гибель из-за надежды на добычу. Не позволяй им останавливаться, пока не осмотришь местность и подступы к ней. Отряды всегда посылай сильные, и берегись ввергнуть мусульман в гибель! Бог испытывает тебя посредством меня и меня посредством тебя (Бог испытывает меня, годен ли я давать приказания, а тебя — умеешь ли ты повиноваться). Зажмурь свои глаза на все мирское, побори в своем сердце влечение к нему и берегись погубить себя подобно твоим предшественникам, места поражений которых ты видел.

Рассказал мне 'Омар со слов 'Алия-ибн-Мухаммеда, опираясь на ту цепь передатчиков, рассказы со слов которых помещены мною в начале повествования об Абу-Бекре, что известиe о смерти Абу-Бекра привезли: ансар Шеддад-ибн-Аус-ибн-Сабит, Мехмия-ибн-Джаз' и Ярфа'. Они скрыли привезенное известие от народа, пока мусульмане не одержали победы; находились же мусульмане при ал-Якусе, сражаясь против своих врагов, румов. Это было в Раджебе (Раджеб 13 года хиджры = 31 Авг.—29 Сент. 634 г. по Р. X.). И посланцы сообщили Абу-'Убейде о смерти Абу-Бекра, о том, что он назначается главнокомандующим в Сирии, что 'Омар присоединяет к нему остальных эмиров, и что Халид-ибн-ал-Валид [179] смещен. — Ибн-Хумейд рассказывает нам со слов Саламы, передававшего слова Ибн-Исхака, что мусульмане, покончив с Аджнадейном, пошли на Фихль, что в земле урдуннской, куда собрались бежавшие румы. Мусульмане же по-прежнему были при своих эмирах. Авангардом войска командовал Халид. Румы, остановившись при Бейсане, прорвали /Стр.2146/ плотины этой местности, которая была солончаковой и стала топкой (Сабхетун — местность, которая зимой покрыта водой, летом же высыхает и покрывается соляной корой). И расположились румы в Фихле; Бейсан же находится между Палестиной и Урдунном. Когда мусульмане, не зная что сделали румы, настигли их, мусульманские всадники завязли в грязи и были поставлены в затруднительное положение. Затем Бог выручил их. И Бейсан был назван Зату-р-Радагой (Зату-р-Радагати = обладательница грязи) вследствие того, что случилось здесь с мусульманами. Затем они двинулись на румов, которые находились в Фихле, и сразились. Румы были разбиты и мусульмане вступили в Фихль, а бежавшие румы укрылись в Дамаскe. Битва при Фихле произошла в (месяце) Зу-л-Ка'де 13-го года (27 Дек. 634 г. — 25 Янв. 635 г. по Р. X.) через шесть месяцев после того, как 'Омар стал халифом..... Затем мусульмане, имея Халида во главе авангарда, пошли на Дамаск. Румы в Дамаске уже выбрали себе начальником одного из своих, по имени Бахана, и 'Омар уже сместил Халида-ибн-ал-Валида и назначил Абу-'Убейду распоряжаться всеми войсками. И встретились мусульмане и румы в местности, прилегающей к Дамаску, и вступили в ожесточенный бой. Затем Бог обратил румов в бегство, и [180] мусульмане нанесли им поражение. Румы вошли в Дамаск и заперли городские ворота. Мусульмане расположились под стенами Дамаска и осаждали его, пока он не был взят и жители его не уплатили поголовной подати. В это время Абу-'Убейда уже получил письмо с назначением его главнокомандующим и с отставкой Халида, но ему было стыдно дать прочесть это письмо Халиду до взятия Дамаска. Мир был заключен от имени Халида и договор был написан от его имени. После капитуляции Дамаска Бахан, тот начальник румов, который сражался против мусульман, ушел к Ираклию. Дамаск был взят в Раджебе 14-го года (21 Авг. — 18 Сент. 635 г. по Р. X.). Только тогда Абу-'Убейда объявил о своем назначении главнокомандующим и о смещении Халида. Это было после того, как мусульмане встретились с румами в местности, называемой 'Айн-Фихль, /Стр. 2147/ между Палестиной и Урдунном, и вступили в ожесточенный бой, вслед за которым румы укрылись в Дамаске.

Что же касается до Сейфа, то он, по рассказу ас-Серия, слышавшего от Шу'айба, говорившего со слов Сейфа, передававшего слова Абу-Усмана, слышавшего от Халида и 'Убады, говорит, что гонец с известием о смерти Абу-Бекра и о назначении Абу-'Убейды главнокомандующим прибыл к мусульманам из Медины в то время, когда они находились при Ярмуке и уже завязался бой между ними и румами. Кроме рассказа Ибн-Исхака существуют другие версии о событиях при Ярмуке и под Дамаском; я передам часть этих рассказов. Написал мне ac-Cepий со слов Шу'айба, слышавшего от Сейфа, говорившего со слов Мухаммеда, передававшего слова Абу-'Усмана, которому рассказал [181] Абу-Са'ид, что, получив власть, 'Омар изъявил свое благоволение Халиду-ибн-Са'иду и ал-Валиду-ибн-'Укбе и позволил им войти в Медину. Абу-Бекр запретил им это в наказание за бегство, в которое они были обращены, и отослал их в Сирию сказав: Пусть до меня дойдет известие, что вы вынесли тягости, так чтобы я мог наградить вас; поэтому присоединитесь к какому желаете эмиру. И они присоединились к армии, отличились и оказались годными.

Рассказ о Дамаске со слов Сейфа.

Написал мне ас-Серий со слов Шу'айба, слышавшего от Сейфа, говорившего со слов Абу-'Усмана, узнавшего от Халида и 'Убады, что когда Бог обратил в бегство ярмукское войско, и попадали жертвы ал-Вакусы; когда было покончено с разделом добычи, была отослана пятая часть и были отправлены послы, Абу-'Убейда оставил наместником при Ярмуке химьярита Бешйра-ибн-Ка'б-ибн-Убейя, чтобы не подвергнуться внезапному восстанию и чтобы румы не пресекли подвоз его провианта. И выступил Абу-'Убейда и остановился при ас-Суффаре с намерением преследовать разбитых. Он не знал, собираются ли они, или расходятся в разные стороны. Когда дошло до него известие, что они ушли в Фихль, и он узнал, что жители Дамаска получили подкрепления из Химса, то не знал с чего начать, с Дамаска или с Фихля, что в стране урдуннской. Он написал об этом 'Омару и стал ждать ответа в ас-Суффаре. Когда 'Омар получил известие о победе при Ярмуке, то оставил эмиров на местах, данных им Абу-Бекром, за исключением [182] 'Амра-ибн-ал-'Аса и Халида-ибн-ал-Валида, из которых Халида поставил в зависимость от Абу-'Убейды, а 'Амру приказал заведовать продовольствием армии, пока война не будет перенесена в Палестину, а затем вести войну в ней. Что же касается до Ибн-Исхака, то по словам Мухаммеда-ибн-Хумейда, слышавшего от Саламы, передававшего слова Ибн-Исхака, он говорит о делах Халида и об отставке его 'Омаром следующее: 'Омар отрешил Халида от должности за речи, которые, как говорят, держал Халид. В течение всего времени правления Абу-Бекра 'Омар не переставал сердиться на Халида и противиться его назначению из-за его поступка с Ибн-Нувейрой (Малик-ибн-Нувейра, сборщик податей, был замешан в восстании темимитки Саджахи, но затем раскаялся. Халид схватил и убил его, несмотря на приказание Абу-Бекра щадить раскаявшихся, и затем женился на вдове Малика) и из-за того, что он сделал с ним во время войны против него. Когда 'Омар сделался халифом, его первым словом была отставка Халида. Он у меня никогда не будет правителем, сказал 'Омар и написал Абу-'Убейде: если Халид объявит себя впавшим в заблуждение, то останется на своем месте, а если он не отречется от своих дел, то ты займешь его место, и тогда сорви чалму его с его головы и возьми от него половину его /Стр. 2149/ имущества. И когда Абу-'Убейда объявил об этом Халиду, тот сказал: подожди, я посоветуюсь о своем деле с сестрой своей. Абу-'Убейда согласился. Халид явился к сестре своей Фатиме, дочери ал-Валида, которая была у ал-Хариса-ибн-Хишама, и рассказал ей о случившемся. Она сказала: клянусь Богом, 'Омар никогда не полюбит тебя; он только и хочет, чтобы [183] ты объявил себя впавшим в заблуждение, после чего он сместит тебя. И Халид поцеловал ее в голову и сказал: клянусь Богом, ты говоришь правду! Он принял решение и отказался объявить себя впавшим в заблуждение. Тогда Билаль, клиент Абу-Бекра, подошел к Абу-'Убейде и сказал: что тебe приказано относительно Халида? Он сказал: мне приказано сорвать его чалму и взять половину его имущества. И он стал делить его имущество пополам, пока не остались два сандалия его. И сказал Абу-'Убейда: этот сандалий не годен без этого (= их разрознить нельзя). Можно, сказал Халид, я не таков, чтобы ослушаться повелителя верующих; сделай так, как тебе заблагорассудится! И он взял один сандалий и отдал ему другой. Затем, после своего смещения, Халид прибыл к 'Омару в Медину.

Рассказал нам Ибн-Хумейд со слов Саламы, слышавшего от Мухаммеда-ибн-Исхака, говорившего со слов Мухаммеда-ибн-'Омар-ибн-'Ата, слышавшего от Сулеймана-ибн-Ясара, что 'Омар, каждый раз, как встречался с Халидом, говорил ему: о Халид, вынь из-под спуда (Буквально: из-под зада твоего) деньги, принадлежащие Богу! а Халид отвечал: клянусь Богом, у меня нет денег. И когда 'Омар стал слишком часто приставать к нему, Халид сказал ему: о повелитель верующих, стоимость того, что я получил при вашем верховенстве, не доходит до сорока тысяч дирхемов. И сказал 'Омар: я беру у тебя твое имущество за сорок тысяч дирхемов! — Оно твое, ответил Xалид. — Я беру его, сказал 'Омар. Между тем у Халида не было другого имущества, кроме вещей и рабов; оно было оценено, и стоимость его дошла до [184] восьмидесяти тысяч дирхемов; 'Омар разделил с ним это пополам и уплатил ему сорок тысяч /Стр. 2150/ дирхемов, и взял его имущество ('Омар произвел эту операцию за счет казначейства). И сказали 'Омару: о повелитель верующих, что-бы тебе отдать Халиду имущество его? Он сказал: я купец, торгующий за счет мусульман; клянусь Богом, я никогда его ему не отдам. И 'Омар, сдtлав это с Халидом, казалось, успокоился.

Снова идет рассказ со слов Сейфа, слышавшего от Абу-'Усмана, передававшего слова Халида и 'Убады. 'Омар, получив письмо Абу-Убейды с вопросом с чего начат, написал ему: начинайте с Дамаска и приступайте к нему, ибо Дамаск — крепость Сирии и дом царства их. Отвлеките от себя тех, что в Фихле, Палестине и Химсе, посредством конницы, поставив ее лицом к лицу против них. Если Бог даст вам победу над Фихлем до взятия Дамаска, то это будет то, чего мы желали; а если победа будет отсрочена, пока Бог не откроет нам Дамаска, то пусть в Дамаске расположится гарнизон, оставьте город, ступай с остальными эмирами и нападайте на Фихль. И если Бог даст вам победу, то ты ступай с Халидом в Химс, оставь Шурахбиля и 'Амра, и предоставь им одним справиться с Урдунном и Палестиной. И пусть начальник каждой области и каждого отряда командует всеми войсками, пока они не выступят из пределов его округа. И отрядил Абу-'Убейда в Фихль десять предводителей: Абу-л-А'вара, суламита; 'Абд-'Амр-ибн-Язид-ибн-'Амира, джурашита; 'Амира-ибн-Хасму, 'Амра-ибн-Кулейба, яхсубита; 'Умару-ибн-ас-Са'ик-ибн-Ка'ба, /Стр. 2151/ Сайфийя-ибн-'Улба-ибн-Шамиля, [185] 'Амра-ибн-ал-Хабиб-ибн-'Амра, Либду-ибн-'Амир-ибн-Хас'аму, Бишра-ибн-'Исму и 'Умару-ибн-Мухашша, предводителя воинов. У каждого из них было по пяти второстепенных предводителей. Вожди назначались из сподвижников пророка, пока из них более не оказалось, кто бы взял на себя это бремя. Они пошли из ас-Суффара и остановились близ Фихля. Румы, увидав, что эти войска идут на них, напустили воду кругом Фихля, и земля превратилась в топь, а затем в грязь. Это смутило мусульман. И румы заперли в Фихле восемьдесят тысяч всадников, укрывая их от мусульман. Жители Фихля первые в Сирии подверглись осаде, вслед за ними подверглись осаде жители Дамаска. И послал Абу-'Убейда Зу-л-Кела' стоять прикрытием для мусульман между Дамаском и Химсом; и послал 'Алкаму-ибн-Хекима с Месруком, и они стали между Дамаском и Палестиной; главнокомандующим был Язид (На долю которого приходился дамасский округ). И Язид отправился и пошел из ал-Мерджа с Абу-сУбейдой и послал Халида-ибн-ал-Валида в авангард; обоими крылами командовали 'Амр и Абу-'Убейда, конницей — 'Ияд, а пехотой — Шурахбиль.

Они подошли к Дамаску, которым тогда правил Н.стас-ибн-Н.стус, осадили жителей Дамаска и расположились вокруг него. С одной стороны распоряжался Абу- Убейда, с другой 'Амр, с третьей Язид. Ираклий же в это время был около Химса, так что город Химс находился между ним и мусульманами. И они в течение семидесяти ночей сильно теснили жителей Дамаска, подступая к нему и /Стр. 2152/ перестреливаясь стрелами и посредством метательных машин. [186]

Осажденные держались в городе, надеясь на выручку, так как Ираклий был вблизи от них, и они уже послали к нему за подкреплением. Между тем Зу-л-Кела' стоял между мусульманами и Химсом на расстоянии одной ночи пути от Дамаска, показывая вид, что идет на Химс. И поехала конница Ираклия для подкрепления осажденным в Дамаске. И наделала ей хлопот та конница, которая была у Зу-л-Кела', и заняла ее, не допуская ее соединиться с войском дамасским. Тогда всадники Ираклия отступили и расположились против 3у-л-Кела'. Между тем осада Дамаска продолжалась по-прежнему, и осажденные, потеряв надежду на прибытие подкрепления к ним, струсили, упали духом и впали в отчаяние, а мусульмане еще больше возжелали взять их. Они же думали до этого, что дело идет о простом набеге, как прежде и что с наступлением холода враги уйдут восвояси. Настал ожидаемый срок, а враги все стоят. Тогда-то пресеклась их надежда, и они раскаялись в том, что вошли в Дамаск. И родился ребенок у того патриция, который командовал в Дамаске; он стал праздновать это событие, и стали люди есть и пить и пренебрегли местами, на которых были расставлены. Из мусульман об этом не знал никто, кроме Халида. Дело в том, что он не спал, и спать не давал, и ничто на стороне врагов не оставалось для него скрытым; его глаза были проницательны, и он заботился о том, что касалось его. Он уже приготовил канаты наподобие лестниц и арканы. И когда наступил вечер этого дня поднялись он и те из находившихся с ним воинов, с которыми он пошел против врагов. На рассвете же он, ал-Ка'ка'-ибн-'Амр, Мез'ур-ибн-'Адий и подобные [187] ему товарищи пошли вперед и сказали (Ночью весь отряд придвинулся к Дамаску, а на рассвете вперед пошли избранные с Халидом): когда вы услышите на стене текбир, то поднимайтесь к нам и одновременно нападайте на ворота. И когда он подошел с передовыми соратниками к ближайшим к ним воротам, то они накинули веревки на зубцы. А на спинах у них были кожаные меxa, с помощью которых они переплыли через городской ров. Когда у них оказалось два прочно закрепленных аркана, то по ним поднялись на стену ал-Ка'ка' и Мез'ур и прикрепили все до последнего канаты и /Стр. 2153/ арканы к зубцам. То место, через которое они ворвались, было самым укрепленным местом дамасской стены, наиболее защищенным водой и наиболее неприступным. И сошлись они для нападения, и все, предпринявшие экспедицию с Халидом, либо поднялись вверх, либо подошли к воротам. Когда они очутились на стене, Хадид спустил в город большую часть своих товарищей и сам спустился с ними, оставив на этом месте прикрытие для поднимавшихся и приказав оставшимся провозгласить текбир. Находившиеся наверху стены провозгласили текбир; мусульмане напали на ворота; многие устремились к канатам и ухватились за них. И дошел Халид до ближайших к нему врагов, истребил их, спустился к воротам и перебил привратников. Воины, которые были в городе, пришли в смятение; остальные жители перепугались и разошлись по своим местам, не зная в чем дело; находившиеся в каждом квартале заботились только о себе. Халид-ибн-ал-Валид и его спутники изрубили мечами запоры ворот, [188] открыли их мусульманам и пошли к ним навстречу изнутри, так что около ворот Халида не осталось ни одного не уничтоженного бойца. И когда Халид. стремительно напав на ближайший к нему отряд, заставил его уступить ему позиции, то оставшиеся в живых отступили к защитникам ворот, осажденных другими мусульманскими предводителями. Тем мусульмане (Стоявшие против этих других ворот) уже предлагали войти в соглашение, но они отказали и были далеки от мысли сдаться. Теперь же, едва Халид успел произвести неожиданное нападение, как они предложили им сдаться. Мусульмане согласились на их предложение, те сдались им и отворили им ворота, говоря: входите и защитите нас от занявших те ворота (Т. е. от воинов Халида). И осаждавшие каждые ворота вошли, заключив мир с ближайшим к ним участком города. Халид же взял свой участок приступом. И встретился Халид с другими предводителями в середине города; одни избивали и грабили, другие шли мирно и успокаивали. И они распространили действие мирного договора на участок Халида, и мир был водворен в нем.

/Стр. 2154/ Дамаск сдался с условием уступки победителям половины всего — денег и имущества — и уплаты одного динара с каждой головы. Мусульмане разделили добычу; воины Халида получили такую же долю, как и воины остальных предводителей. Было положено взимать с земель тех, кто останется на условиях заключенного мира, по джерибу с каждого джериба земли (Джериб — мера емкости и также протяжения). Принадлежавшее царям (Мулук. Под царями здесь надо разуметь крупных землевладельцев, сановников) и тем, [189] кто удалился с ними, было обращено в казенную собственность: Зу-л-Кела', Абу-л-А'вару, Беширу и их воинам была дана доля добычи. И мусульмане послали радостную весть 'Омару. И прибило к Абу-'Убейде письмо от 'Омара: отошли иракское войско в Ирак и прикажи им поспешить к Са'ду-ибн-Малику... И выступил Хашим с иракским войском в сторону Ирака, и выступили остальные предводители в сторону Фихля... 'Алкама и Месрук пошли на Илию и расположились на ведущей в нее дороге. В Дамаске с Язидом-ибн-абу-Суфьяном осталось много предводителей йеменитов, в том числе 'Амр-ибн-Шимр-ибн-Газийя, Сахм-ибн-ал-Мусафир-ибн-Хазма, Мушафи'-ибн-гАбдулла-ибн-Шафи'. После взятия Дамаска Язид послал Дихью-ибн-Халифу, кельбита, с конницей в Тадмор, а Абу-з-Зехра, кушайрита, в Батанию и Хауран. И они заключили с этими /Стр. 2155/ областями договор на условиях, заключенных с Дамаском, и распорядились завоеванием областей, в которые были посланы.

Говорит Мухаммед-ибн-Исхак. Взятие Дамаска произошло в Раджебе 14-го года (21 Авг.—19 Сент. 635 г. п. Р. X.). Он же говорит: битва при Фихле произошла до взятия Дамаска; в Дамаск пришли именно беглецы из Фихля, и мусульмане последовали за ними к Дамаску. Он же утверждает, что битва при Фихлe произошла в Зу-л-Ка'де 13-го года (27 Дек. 634—25 Янв. 63 г. п. Р. X.). Это говорит нам Ибн-Хумейд со слов Саламы, слышавшего от Ибн-Исхака.— Что же касается ал-Вакидия, то он утверждает, согласно с Ибн-Исхаком, что взятие Дамаска было в 14-м году, (25 Фев. 635—13 Фев. 636 г. п. Р. X.); что осада Дамаска мусульманами [190] длилась шесть месяцев; что битва при Ярмуке произошла в 15-м году (14 Фев. 636—1 Фев. 637 г. п. Р. X.); что в этом году Ираклий, после битвы при Ярмуке, в Ша'бане (8 Сент. - 6 Окт. 636 г. п. Р. X.) уехал из Антиохии в Константинополь, и что после Ярмука не было битв.

Говорит Абу-Джа'фар: я уже сообщил передаваемое со слов Сейфа и со слов ссылающихся на него известие, что битва при Ярмуке была в 13-м году (7 Map. 634—24 Фев. 635); что гонец с известием о смерти Абу-Бекра прибыл к мусульманам в Ярмук в конце того дня, когда румы были обращены в бегство, и что 'Омар приказал им, когда они покончат с Ярмуком, идти на Дамаск. Сейф утверждает, что битва при Фихле была после Дамаска, и что после этого и кроме этого были еще битвы между мусульманами и румами, до отъезда Ираклия в Константинополь. О них мы расскажем в своем месте, если на то будет воля Божия...

Рассказ со слов Сейфа о деле при Фихле.

/Стр. 2156/ Говорит Абу-Джа'фар: теперь мы расскажем о деле при Фихле, так как и хотя в известиях о нем есть такие же противоречия, о каких я упоминал, говоря о победах сирийского войска. И к числу неприятных вещей относятся являющиеся, по причине близости этих событий друг от друга, противоречия, подобные мною уже упомянутым в свое время.

Что касается до слов Ибн-Исхака об этом и рассказов его, то они уже сообщены выше. Что же касается до ас-Серия, то он написал мне со слов Шу'айба, слышавшего от Сейфа, говорившего со слов [191] Абу-'Усмана Язида-ибн-Асида, гассанита, и со слов Абу-Харисы, 'утбита, что после завоевания Дамаска армия оставила в Дамаске Язида-ибн-абу-Суфьяна с его конницей и пошла в Фихль под предводительством Шурахбиля-ибн-Хасаны, который послал Халида во главе авангарда, Абу-'Убейду и 'Амра во главе обоих крыльев своих, Дырара-ибн-ал-Азвара— во главе конницы и 'Ияда — во главе пехоты. Они не хотели направиться против Ираклия, оставив за собой в тылу восемьдесят тысяч румов, и знали, что войско, стоявшее против Фихля,— щит румов, что на них обращены глаза их и что после них Сирия покорится. Поэтому, дойдя до Абу-л-А'вара, они /Cтр. 2157/ выдвинули его к Табарии. Он осадил ее, они же расположились при Фихле, что в Урдунне. Между тем, когда Абу-л-А'вар стал против Фихля, находившиеся в нем покинули его и отступили к Бейсану. И остановился Шурахбиль с армией в Фихле, румы же были в Бейсане, отделенные от мусульман этой водой и топью. И мусульмане написали 'Омару о положении дел, решившись стоять на месте и не удаляться от Фихля, пока не получится от 'Омара ответа на их письмо. Наступать же на врага своего мусульмане, в том месте, где находились, не могли по причине грязей, находившихся перед ними. Арабы называли этот поход походом фихльским, походом по топям и походом бейсанским. И заняли мусульмане лучшую, чем многобожники, часть Урдунна; беспрерывно прибывали к ним припасы, и пастбища их были изобильны. Тогда враги внезапно напали на них под предводительством Сакеллария, сына Михрака, в надежде застигнуть мусульман врасплох. Когда они подошли к ним, то оказалось, что [192] мусульмане не полагались на то, что румы не явятся, и приняли меры предосторожности: Шурахбиль и ночью и по утрам держал войско в боевом строе. И когда они нагрянули на мусульман, то те неожиданно напали на них и не стали разговаривать с ними (Автор Анонимной Хроники (А nоnуme arabische Сhronik издание W. Ahlwardt'a, стр. 117), т. е. Белазурий говорит: битвы начинаются обменом ругательств, затем пускают стрелы, потом склоняют копья и колют ими, наконец обнажают мечи). И длилось при Фихле самое жестокое сражение, какое когда-либо бывало между ними, в течение ночи и целого дня до ночи. И стемнело над ними, и oбе стороны колебались, когда смутившиеся румы бежали, потеряв своего предводителя, Сакеллария, сына Михрака, и его ближайшего преемника Нестория. Мусульмане одержали над ними прекраснейшую и приятнейшую из побед, поскакали за румами, полагавшими, что они идут по настоящему пути и по твердой земле, /Стр. 2158/ и нашли их растерявшимися, не знающими куда дeваться; их бегство и их смущение завели их в грязь и они пошли по ней; передовые из мусульман настигли их, завязших в грязи, напали на них беззащитных и перекололи их копьями. Поражение было нанесено при Фихле, а резня происходила в грязях. Из восьмидесяти тысяч спаслись только отдельные беглецы. И Бог оказал милость мусульманам в то время, когда они были недовольными: они роптали на разлитие воды, которое оказалось им подмогой против врага их и расчетом со стороны Бога, чтобы укрепить их веру и их усердие. И они разделили добычу, посланную им Богом. Абу-'Убейда ушел с Халидом из Фихля в Химс, взяв с собой Сумейра-ибн-Ка'ба, и они пошли [193] с Зу-л-Кела' и его отрядом и оставили за собой Шурахбиля с его отрядом.

Рассказ о Бейсане.

Шурахбиль, после окончания битвы при Фихле, выступил с войском в сопровождении 'Амра к Бейсану, который и осадили. Абу-л-А'вар и бывшие с ним начальники стояли под Табарией. И уже дошло до разных жителей Урдунна известие о судьбе Дамаска, о случившемся с Сакелларием и румами в Фихле и в ар-Радаге (Т. е. в грязи, в том месте, где румы завязли) и о движении к ним Шурахбиля, шедшего на Бейсан в сопровождении 'Амра-ибн-ал-'Аса, ал-Хариса-ибн-Хишама и Сухейля-ибн-'Амра. Узнав об этом, румы укрепились повсюду. Между тем Шурахбиль с войском пошел против засевших в Бейсане и осаждал их в течение нескольких дней. Затем враги сделали вылазку против мусульман и сразились с ними. Мусульмане истребили вышедших из Бейсана и предложили сдаться осталъным бейсанцам. Те согласились сдать город на условиях сдачи Дамаска.

Табария.

Известие об этом дошло до жителей Табарии, и они /Стр. 2159/ сдались Абу-л-А'вару с условием, что он донесет о них Шурахбилю. Он сделал это. И мусульмане заключили с ними и с бейсанцами мир на условиях сдачи Дамаска с тем, что половина домов в городах и ближайших окрестностях будет принадлежать мусульманам, так что они оставят мусульманам половину и сами всe соберутся в другую половину, будут уплачивать ежегодно по динару с каждой головы, [194] а с каждого джериба земли будут давать по джерибу пшеницы или ячменя, смотря по тому, что будет посеяно. И еще были некоторые обязательства, постав-ленные условием заключения мира. Начальники и их конница поместились в Табарии. Урдунн был умиротворен, и вспомогательные войска румов разошлись по городам и селениям урдуннским. И было написано 'Омару об этом завоевании (Дальнейшие извлечения заимствованы из издания Козегартена. Цифры на полях относятся к III-му тому).

Изложение рассказа Ибн-Исхака о Ярмуке.

/Стр. 62/ ...В 14-м году Абу-'Убейда-ибн-ал-Джаррах вступил в Дамаск на зимние квартиры. И когда наступило для румов лето, отправился Ираклий во главе румов и остановился в Антиохии. С ним были следующие нечистокровные арабские племена: лахмиты, джузамиты, белкайниты, белийиты и 'амилиты; они принадлежат к племенам Куда'а и Гассан; их было много. И было у Ираклия такое же число армян. Остановившись в Антиохии, Ираклий остался в ней и послал Сакеллария, одного из своих евнухов. Он пошел со ста тысячами, в числе которых было двенадцать тысяч армян, которыми предводительствовал Джараджа: и было с ними из нечистокровных арабских племен, гассанитов и тех куда'итских племен, двенадцать тысяч под предводительством гассанита Джебелы (В тексте полного издания летописи ат-Табария, S I, 2347, к слову: Джебелы прибавлено: -ибн-ал-Айхама). Остальная часть его войска состояла из румов. Всем войском командовал Сакелларий. евнух Ираклия. И пошли на них мусульмане, которых было двадцать четыре тысячи и которыми командовал Абу-'Убейда-ибн-Джаррах. Они встретились при Ярмуке в Раджебе 15-го [195] года (9 Авг.—7 Сент. 636 г. п. Р. X.), и войска вступили в ожесточенный бой. Враги ворвались в лагерь мусульман. Некоторые из корейшитских женщин, в том числе мать Хакима (См. стр. 54; у Якута, II, 293 *** в Усуд-ал-Габе, V, 577, мы находим следующие подробности: Умм-Хаким, дочь ал-Хариса-ибн-Хишама, корейшитка, махзумитка; ее мать, Фатима, — дочь ал-Валида и сестра Халида. Умм-Хаким присутствовала при битве при Оходе, будучи еще язычницей. Затем в день взятия Мекки она приняла ислам. Она была замужем за сыном своего дяди, 'Икримой-ибн-абу-Джахлем. Ее муж бежал в Йемен еще до принятия ею ислама. Она просила у пророка амнистии для него и позволения съездить за ним. Он разрешил ей, она вернула мужа, и он принял ислам. Когда 'Икрима был убит, то на ней женился Халид-ибн-Са'ид. Когда мусульмане остановились при Мердж-ас-Суффаре, около Дамаска, Халид пожелал провести с нею брачную ночь. Тогда она сказала: если бы ты отложил до тех пор, пока Бог не обратит в бегство войска врагов? — Мой внутренний голос. ответил он, говорит мне, что я буду убит. — Так бери меня! сказала она. И она была приведена к нему около того моста (кантара), что при ас-Суффаре, который по ее имени и был назван: Кантара-умм-Хаким. И приготовил Халид брачный пир; но не успели они отпировать, как румы двинулись вперед, вступили в бой, и Халид был убит. В тот день Умм-Хаким приняла участие в битве и убила семь человек колом той палатки, в которой Халид принял ее. Так передают все трое (Т. е. Абу-Ну'айм (см. в Указ.), Абу-'Омар Ибн-'Абд-ал-Барр (ум. 463, см. Ибн-Халликан № 847) и Абу-'Абдулла Ибн-Менда (ум. 396, см. Ибн-ал-Асир, IX, 135); о значении ссылки: “все трое” см. Усуд-ал-Габе 1,5).

Ср. выше, стр. 1015, Хан-умм-Хаким, и 1077, Каср-умм-Хаким, где под Умм-Хаким надо, вероятно, разуметь не супругу халифа Хашама, а дочь ал-Харима-ибн-Хишама), дочь ал-Хариса-ибн-Хишама, когда враги ворвались в лагерь, оказали сопротивление с мечами в руках так, что опередили мужей своих. К мусульманам, когда они шли против румов, присоединилось известное число лахмитов и джузамитов; эти люди, увидав, что завязалась борьба не на шутку, бежали, укрылись в месте, близком к их селениям, и обманули мусульман.

Рассказал нам Ибн-Хумейд со слов Саламы, /Стр. 63/ слышавшего от Мухаммеда-ибн-Исхака, передававшего слова Яхьи-ибн-'Урвы-ибн-аз-Зубейра, слышавшего от своего отца, что один из мусульман, увидав что сделали лахмиты и джузамиты, сказал:

Когда мы сражались с румами при Мердже, то в битве лахмиты и джузамиты пустились бежать.
Если они после этого вернутся, мы не будем им товарищами.

Рассказал нам Ибн-Хумейд со слов Саламы, слышавшего от Ибн-Исхака, передававшего слова Вахба-ибн-Кейсана, слышавшего от 'Абдуллы-ибн-аз-Зубейра следующий рассказ: в год битвы при Ярмуке я находился при моем отцe, аз-Зубейре. Когда мусульмане выстроились для битвы, аз-Зубейр надел свою кольчугу, сел на свою лошадь и сказал двум из своих клиентов: держите 'Абдуллу-ибн-аз-Зубейра при себе в обозе, ибо он маленький мальчик. Затем он отправился и вступил в ряды войска. Когда мусульмане и румы стали сражаться, я увидел [196] несколько человек, стоявших на холме и не принимавших участия в битве. Тогда я взял одну из лошадей аз-Зубейра, оставленную им в обозе, сел верхом, поехал к этим людям и стал подле них, сказав себе: посмотрю, что делают эти люди. Оказалось, что это Абу-Суфьян-ибн-Харб с корейшитскими старшинами из числа выселившихся в год взятия Мекки; они стояли и не сражались. Увидав, что я маленький мальчик, они не побоялись меня. И, клянусь Богом, они стали говорить, когда мусульмане сдавали и румы брали над ними верх: ну же, сыны асфаровы! а когда сдавали румы, и наседали на них мусульмане: бедные сыны асфаровы! И я стал удивляться их словам. И когда Бог обратил в бегство румов, и аз-Зубейр вернулся, я стал рассказывать ему о них, а он стал смеяться и говорить: они ничего знать не хотят кроме ненависти; а между тем, что бы было с ними, если бы румы одолели нас! мы все-таки для них лучше румов. Затем Бог Всевышний и Всеблагословенный ниспослал Свою помощь, и румы и полчища, собранные Ираклием, были обращены в бегство. Погибло семьдесят тысяч румов, армян и нечистокровных арабов, и Бог погубил Сакеллария и Бахана, которого Ираклий послал вперед с войском, когда он прибыл к нему. Когда румы были обращены в бегство, Абу-Убейда послал преследовать их 'Ияда-ибн-Ганма, который прошел через ал-А'мак и дошел до Малатии. Ее жители сдались ему на капитуляцию с условием уплаты поголовной подати. Затем он /Стр. 64/ удалился. Услыхав об этом, Ираклий послал за находившимся в ней гарнизоном и ее жителями. Их пригнали к нему, и он приказал сжечь [197] Малатию. В битве при Ярмуке были убиты из мусульман корейшитов, потомков Умейи-ибн-'Абд-Шемса: 'Амр-ибн-Са'ид-ибн-ал-Ас, Абан-ибн-Са'ид-ибн-ал-'Ас; из махзумитов: 'Абдулла-ибн-Суфьян-ибн-'Абд-ал-Асад; из сахмитов: Са'-ид-ибн-ал-Харис-ибн-Кайс....

В этом году 'Омар-ибн-ал-Хаттаб отправился в /Стр. 71/ Сирию, остановился в ал-Джабии, и ему была сдана Илия, город святого дома. В этом же году Абу-'Убейда-ибн-ал-Джаррах послал Ханзалу-ибн-ат-Туфейля, суламита, в Химс, и Бог его рукой открыл этот город. [198]

Присяга Му'авии.

/Стр. 4/ В этом году (в 40-м хиджры = 17 Мая 660— 6 Мая 661 п. Р. X.) в Илии присягнули Му'авии как халифу. Это мне рассказал Муса-ибн-'Абд-ар-Рахман со слов 'Османа-ибн-'Абд-ар-Рахмана, слышавшего от Исма'ила-ибн-Рашида. До этого времени Му'авию в Сирии титуловали эмиром...

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.