Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

XII. Яхья Aнтиoxийcкий.

(ум. 1066).

Яхья-ибн-Са'ид-ибн-Яхья ал-Антакий (Антиохийский), по религии христианин, по профессии врач, вероятно родственник патpиapxa Евтихия, жил сначала в Египте, а затем переселился в Антиохию. Ему было поручено составить продолжение к летописи Евтихия. Это поручение он исполнил около 1006—7 годов, а затем, добыв новые источники, переделал заново свой труд. Он прожил свыше 90 лет и умер в 458-м году хиджры (=1066 по Р. X.). Из его сочинений до нас дошла только его летопись. О жизни Яхъи и об его летописи. Император Василий Болгаробойца. Извлечения из летописи Яхъи Антиохийского, соч. барона В. Р. Розена, С.-Пб. 1883. — Благодаря любезности автора этого последнего сочинения, я имел возможность пользоваться его собственным списком парижского экземпляра летописи Яхъи, списком, снабженным вариантами рукописи, принадлежащей преосв. Порфирию. Список барона Розена я обозначаю буквой А, а рукопись преосв. Порфирия — буквой В. На полях перевода указаны листы (f) парижской рукописи. При переводе указаны лишь важнейшие варианты, остальные же можно найти в арабском тексте, напечатанном в Приложении.


Говорит Са'ид-ибн-Батрик: в 326-м году (8 Ноябр. 937—28 Окт. 938 г. по Р. X.) между греками и мусульманами было заключено перемирие, и произошел обмен большого количества [329] пленных. В этом году Феофилакт, патриарх константинополъский, послал от себя посла к авве Евтихию, патриарху александрийскому, авве Феодосию, патриарху антиохийскому, и авве Христодулу, патриарху иерусалим-скому, с просьбой упоминать его имя в их молитвах и богослужении (Я читаю: куддасатихим), чего они не делали со времени омейядов.

Они согласились на его просьбу. Вот последнее известие, сообщенное патриархом Са'идом-ибн-ал-Батриком и находящееся в основном его списке...

Смуты между христианами в Eгипте.

И умер ал-Фадл-ибн-Джа'фар, везирь ар-Ради, /f. 83, a/ в Рамле в Джумаде I 327-го года (24 Февр.—25 Март. 939 г. по Р. X.) И назначил ар-Ради везирем Ахмеда-ибн-Мухаммеда ал-Беридия в воскресенье 6 Раджеба того же года (От звездочки только в В. 6 Раджеба 327 г. хиджры началось с заката солнца в воскресенье 28 Апр. 939 г. по Р. X. и продолжалось до заката солнца в понедельник 29 Апреля); он носил титул везиря, делами же распоряжались Баджкем и его секретарь Ибн-Ширзад. И занемог в Каире Са'ид-ибн-Батрик, он же Евтихий, патриарх александрийский; будучи знатоком медицины, он понял, что эта его болезнь смертельна, отправился в свою резиденцию в Александрии, пробыл здесь больным несколько дней и умер в понедельник в конце Раджеба 328-го года (В понедельник 11 Мая 940 г. по Р. X.), пробыв главою церкви семь лет и шесть месяцев. Во время его правления между ним и его [330] паствой был раздор великий и зло непрерывное. Дело в том, что многие медики Фостата и их старшины не желали видеть его патриархом. В это время епископом Тинниса был некто Михаил, известный под именем Ибн-ан-Нахилия, который был также его противником. И возмутилась против Евтихия толпа христиан мелькитов, и Михаил возбудил опасения и подозрения остальных находившихся в Египте своих единоверцев касательно Евтихия, которого имя перестали упоминать во многих церквах и престольных городах, как то в Тиннисе и в ал-Ферама. В ал-Ферама был также епископ, известный под именем Ибн-Балейха, человек дурной, правил непохвальных и недостойных; он помогал Михаилу-ибн-ан-Нахилию, епископу тиннисскому, оказывать не-повиновение патриарху Евтихию. И патриарх старался примириться с ними и прекратить оказываемые ими ему неповиновение и сопротивление, но это не удалось ему (Дальше сообщается, что после смерти епископа тиннисского (в Сафаре 322 г.) Евтихий вступил в свои права над Тиннисом. Между тем христиане в Египте разделились на две партии, одна за патриарха, другая против него. Раздор дошел до того, что отцы и дети, мужья и жены, принадлежавшие к разным сторонам, не говорили друг с другом. Каждая партия домогалась coдействия властей, которые пользовались этим для ограбления церквей)...

Разрушение церкви в 'Аскалане.

/f. 84, a/ И напали мусульмане в 'Аскалане на большую находившуюся там церковь, известную под именем церкви Марии ал-Хадры, разрушили ее, разграбив все, что в ней находилось, и она была [331] сожжена. Разрушать ее мусульманам помогали евреи, зажигая дрова и поднимая их на блоках (Вместо би-л-к.б.р надо читать би-л-бакар. Евреи воспользовались для своих целей блоками, на которых поднимались паникадила) к самой высокой части потолка, чтобы он сгорел, свинец на крыше растопился и рухнули бы столбы, которые поддерживали ее. Епископ этой церкви поехал в Багдад хлопотать о возвращении ее, но его хлопоты не увенчались успехом, церковь пришла в запустение и осталась в таком виде. Аскаланские мусульмане сговорились не позволять ему возобновлять ее, и он жил в Рамле до своей смерти...

Ибн-Раик.

А что касается Мухаммеда-ибн-Раика, то он, потерпев поражение, бежал из Ирака, пошел к Химсу и овладел им; затем он направился к Дамаску и Рамле, овладел ими и дошел до египетского 'Ариша. Навстречу ему из Египта вышел ал-Ихшид Мухаммед-ибн-Тагадж и сразился с ним в середу 15-го Рамадана 328-го года (24 Июня 940 г. по Р. X.). Ал-Ихшид бежал, и перестали о нем заботиться приверженцы Ибн-Раика и успокоились насчет врага. И собрал ал-Ихшид, после своего бегства, своих приверженцев и слуг, устремился на Ибн-Раика, войска которого были в ал- Арише, напал на них и обратил их в бегство. Ибн-Раик спасся с семьюдесятью людьми и бежал в Дамаск. Ал-Ихшид приготовился к походу в Дамаск, чтобы встретиться с Ибн-Раиком, и послал своего брата, [332] Абу-н-Насра ал-Хасана-ибн-Тагаджа, с отрядом своих рабов, воевод и родственников в ал-Леджжун в качестве авангарда. Известиe об этом дошло до Ибн-Раика, и он пошел на них ночью (Вместо асарра я читаю асра) со множеством своих слуг, усиленными переходами. И остановился Абу-н-Наср в ал-Леджжуне во вторник на утро 11 Зу-л-Кады этого года (18 Авг. 940 г. по Р. X.), не зная о движении врага. Ибн-Раик внезапно напал на них, и здесь между ними завязался ожесточенный бой. Войска Абу-н-Насра-ибн-Тагаджа были обращены в бегство, его главные воеводы были взяты в плен, и Абу-н-Наср был убит во время сражения. Мухаммед-ибн-Раик взял его труп, обмыл его, одел в саван, натер благовониями и послал его в ящике его брату ал-Ихшиду в сопровождении своего сына. Абу-л-Фатха Музахима, снабженного письмом на имя ал-Ихшида от Ибн-Раика, письмом, в котором он утешал его в потере брата и извинялся в случившемся, говоря, что не желал смерти убитого, и что посылает своего сына, Абу-л-Фатха, чтобы, если ал-Ихшид пожелает, он послужил бы искупительной жертвой. Ал-Ихшид нашел такое его поведение прекрасным; он пожаловал Абу-л-Фатху Музахиму, сыну Мухаммеда-ибн-Раика, почетные платья, отправил его к отцу невредимым и воспользовался им, как посредником, для взаимного их примирения...

Патриарх александрийский посвящается в Иерусалиме.

/f. 85, a/ А что касается престола александрийского, то он, после Евтихия, оставался незанятым один год. И пал [333] выбор христиан мелькитов, жителей Египта, на монаха, уроженца Миссисы, по имени Исаака, жившего в пустыне синайской. Это был человек, отрекшийся от мира, образованный, подвижник. Узнав об избрании, он бежал в аш-Шерат и поселился на одной из его гор, известной под именем Тур-Эйюб (гора Иова). И послали к нему вывести его, по приказанию государя, из того места, где он находился, и доставить его в Иерусалим, где его и заключили (Только в В.). И отправились епископы, находившиеся в александрийских округах, в Иерусалим, чего раньше они не делали, и помолился над ним Христодул-ибн-Михран, патриарх иерусалимский, с епископами, собравшимися у престола (храма) Воскресения в месяце Зу-л-Хиджже 329 года (27 Авг.—25 Сент. 941 г. по Р. X.) и он отправился отсюда в свою епархию, патриаршил тринадцать лет и умер...

Антиохийские патриархи.

И умер Феодосий, патриарх антиохийский, после семилетнего правления, и был сделан после него Феохарист патриархом над Антиохией и пробыл четыре года и умер (Все это известие имеется только в В.)...

Ал-Ихшид.

Ал-Ихшид, получив известие об отъезде /f 85, b./ ал-Муттаки в сторону Ракки, вышел из Египта, чтобы свидеться с ним, и застал его в Ракке. И отнесся к нему ал-Муттаки с крайним уважением, и встал [334] перед ним ал-Ихшид, как стоят слуги, опоясанный оружием; когда ал-Муттаки поехал, то ал-Ихшид пошел пешком перед ним; он велел сесть ему верхом, но тот не сделал этого и остался в таком своем положении в толпе народа, пока ал-Муттаки не сошел с лошади. Халиф подтвердил его правителем Египта и его областей, областей Сирии и ее стран, пограничных областей, прилегающих к ним стран, обоих священных городов и пределов их и назначил все это ему и его потомству на тридцать лет после него. Ал-Ихшид привез ему много денег и подарков и старался склонить его отправиться вместе с ним в Египет, но ал-Муттаки не согласился...

/f 90, a./ Ал-Ихшид Мухаммед-ибн-Тагадж, владетель Египта, умер в Дамаске во вторник 18 Зу-л-Хиджжы 334-го года (21 Июля 946 г. пo P. X. Число и день недели указаны только в В, где значится: во вторник за восемь ночей до конца 3y-л-Xиджжы, т. е. 21-го числа; надо читать: восемнадцатого (переписчиком пропущено слово 'ашараи вместо халат поставлено бакина); 21-ое этого месяца приходилось в пятницу. Месяц Зу-л-Хиджжа указан у Ибн-ал-Acиpa, а день недели написан достаточно четко и по начертанию не может быть переделан в пятницу), и пошел Сейф-ад-Даула в Дамаск и овладел им в Сафаре 335-го года (1—29 Сент. 946). И пошел он в Рамлу, вошел в нее, и оказали ему сопротивление в Урдунне рабы ал-Ихшида и отогнали его в Халеб...

/f 90, b./ Кафур, евнух ихшидов, прибыв из Дамаска, вступил в Египет и посадил на престол Абу-л-Касима Онуджура, сына своего господина... [335]

Патриархи.

Христодул ибн-Михран, патриарх иерусалимский, умер после четырнадцатилетнего правления. После него был назначен Агафон. Это случилось в пятом году царствования ал-Мути (Ал-Мути царствовал от 946 до 974 г. по Р. X.); Агафон был патриархом тоже четырнадцать лет и умер. В седьмом году царствования ал-Мути был назначен Агапий патриархом антиохийским, пробыл патриархом семь лет и умер (Весь этот отрывок только в В.)... В 14-м году халифата ал-Мути Христофор был /f 92, a./ сделан патриархом антиохийским и пробыл им десять лет...

Разгром церквей в Египте.

И достигли известия об этом (Об успехах Льва Фоки в Диарбекре и Сиpии в 348-м году хиджры. (14 Map. 959—2 Map. 960 г. по P. Х.)) до Мисра в воскресенье 3-го Мухаррема 349-го года (3-е Мухаррема 349-го года началось после заката солнца в воскресенье 4-го Марта 960 г. по Р. X.). И поднялось страшное волнение среди сброда и черни Мисра, и христиане поспешно заперли в этот день свои церкви. В понедельник утром чернь устремилась к церкви архангела Михаила, принадлежавшей мелькитам в замке Каср-аш-Шем'а; они взломали двери ее, осквернили эту церковь, разграбили, что могли в ней, вернулись назад к церкви Абу-Кира, принадлежавшей яковитам в Каср-аш-Шем'а, и сделали в ней то же самое. [336]

В пятницу, после полуденной молитвы, 8 Мухаррема этого года (8-е Мухаррема 349-го года началось после заката солнца в пятницу 9-го Марта 960 г. по Р. X.) в джамии ал-'Атик (Древняя) поднялись вопль и смятение, и было ограблено множество людей, и были взяты у них платья; чернь снова пошла к церкви Михаила, опять разбила ее двери, церковь была ограблена и осквернена. Так же поступили с церковью, принадлежавшей яковитам при Ра'с-ал-Халидже (Устье канала) и посвященной Богородице, известной ............ (Здесь неразобранное слово, вероятно название местности). Здесь чернь сделала то же самое...

/f 92, b./ Известие об этом (О взятии Крита Никифором Фокой в 350-м году) пришло в Миср в пятницу 8 (Сафара) этого (350-го) года (Названия месяца в тексте нет), в канун субботы (Только в А. Буквально: в ночь субботы. Из последующего видно, что разумеется ночь, предшествовавшая субботе) Лазаря, за два дня до вербного воскресенья (Только в В. По христ. летосчислению 29 Марта 961 г. вечером). Тотчас же собралась толпа, состоявшая из подонков населения Мисра и из простонародья, и они опять устремились в церковь Михаила, принадлежавшую мелькитам в Каср-аш-П1ем'а, осквернили ее, разгромили ее, ограбили две церкви, принадлежавшие несторианам, и церковь св. Феодора и церковь Богородицы Марии, известную под именем церкви патриаршей, и также осквернили ее; она тогда находилась в руках яковитов, а теперь принадлежит грекам...

/f 93, b./ В пустыне аш-Шерат возмутился бунтовщик из сулеймитов, по имени Мухаммед-ибн-Ахмед ас-Суламий, и собралось вокруг него много арабов и иных искателей приключений, и укрепилось его [337] положение, и у него образовался многочисленный отряд. /f 91, a./ Сведения о нем дошли до Кафура Ихшидита, владетеля Египта, в руках которого находилась тогда и Сирия, и возбудили его внимание. Опасаясь могущих случиться в ней перемен, он послал войско для подкрепления Сирии и приказал своим не действовать наступательно и не начинать сражения, во избежание гибели. И долго он и они стояли в таком положении не двигаясь. И однажды ночью напал на бунтовщика араб, известный под именем Симала ал-Хафаджия, из племени Бену-'Укайль, и взял его в плен. И был бунтовщик привезен в Миср и провезен по городу на показ на слоне * в субботу 6 Зу-л-Ка'ды 351-го года (От звездочки только в В. В тексте сказано: 5-го Зу-л-Ка'ды, но это ошибка; 5-ое Зу-л-Ка'ды была пятница; 6-ое Зу-л-Ка'ды cooтветствует субботе 6-го Дек. 962 г. по Р. X.) и некоторое время находился в заключении; затем его простили и отпустили...

Патриархи.

В 19-м году халифатства ал-Мути был /f 94, b./ назначен Иоанн, сын Джами, патриархом иерусалимским; он патриаршил два года с половиной, был убит и сожжен. * В 19-м году халифатства ал-Мути монах по имени Илия — а был он главой скита, известного под именем скита Харитона — сделался патриархом александрийским в Джумаде II 353-го года (15 Июня—13 Июля 964 г. по Р. X. Известие от звездочки только в В.). Он патриаршил семь лет и две трети и умер... [338]

И переселилось из сирийской пограничной области в Дамаск и в Рамлу и в другие города множество людей, которые бежали от дороговизны и страха перед греками (Этому известию предшествует сообщение о взятии Миссисы и Тарса в 354-м году). И греки после завоевания ими Крита овладели островом Кипром.

Смуты в Антиохии. Убиение патpиapxa Иерусалимского.

Разрушение церкви Воскресения.

Когда Сейф-ад-Даула пошел в Меяфарикин, то оставил в Халебе своего раба, хаджиба Каргую, и оставил в Антиохии раба, называемого Фатхом. И напали жители Антиохии на Фатха, раба Сейф-ад-Даулы, выгнали его и отдали город Решику-ан-Несимию, прибывшему из Тарса. И привязался к нему человек из жителей Антиохии, известный под именем ал-Хасана ал-Ахвазия, стал управлять его делами и соблазнил его уверением, что Сейф-ад-Даула не вернется в Сирию. И просил у Решика амана дейлемит Тизбер и отряд дейлемитов. бывших с Каргуей. И пошли Решик и Ибн-ал-Ахвазий в Халеб. Между Каргуей и Решиком произошло много битв, Решик вошел в город Халеб и в течение трех месяцев и десяти дней осаждал ее цитадель. После этого Решик был убит, его сторонники бежали в Антиохию, провозгласили дейлемита Тизбера своим эмиром, а Ибн-ал-Ахвазий заправлял его делами. И пошел Каргуя на Антиохию; между обеими сторонами произошла битва, Каргуя бежал и возвратился в Халеб, * а вслед за ним пошел в Халеб [339] Тизбер (Только в В.). И встретили его сторонники Каргуи, сразились с ним, отогнали его, и он возвратился в Ан-тиохию. И подумал Христофор, патриарх антиохийский, как бы не пало на него впоследствии подозрение со стороны Сейф-ад-Даулы или его сторонников, и пошел в монастырь Симеона халебского и остался в нем. Ибн-ал-Ахвазий старался повредить ему, но он не смутился этим и оставался в монастыре Симеона до возвращения Сейф-ад-Даулы. И (Ср. Правосл. Палест. Сборн. т. IV, вып. II, стр. 265) умер 'Алий-ибн-ал-Ихшид в Мисре * в воскресенье 11 (День недели и число только в В. По христанск. летосчислению 7 Янв. 966 г.) Мухаррема 355-го года; власть сосредоточилась в руках одного Кафура, он отказался от названия эмира, решил называться в хутбе по-прежнему Устадом (Наставником. Титул персидского происхождения) и назначил ал-Хасава-ибн-'Абдулла-ибн-Тагаджа своим наместником в Сирии. И был в Иерусалиме правитель, по имени Мухаммед-ибн-Исма'ил ас-Синаджий, который сильно притеснял Иоанна, сына Джами (или Джумей'), патриарха Иерусалимского, и предъявлял к нему требования, превышавшие размеры вошедших в обычай вымогательств; патриарх вручал ему все, что он требовал от него. И когда постепенно увеличились его притеснения, патриарх отправился в Египет, пошел к Кафуру, заручился покровительством чиновников из христиан, пожаловался на /f 95, a./ те испытания, которым подвергает его ас-Синаджий и другие, и потребовал, чтобы ас-Синаджию предписали перестать мучить патриарха и воздержаться от вымогательства того, чего ему не полагается со стороны патриарха, и чтобы ему дали знать, что [340] у патриарха есть надежная защита. Кафур вступил в переписку по этому предмету с Ибн-'Абдуллой, а Ибн-'Абдулла отписывал о содержании этой переписки ас-Синаджию, но этот последний не отставал от своей привычки. Приблизился праздник Пятидесятницы, и ас-Синаджий послал к патриapxу, требуя от него больше, чем сколько он доставлял ему по обычаю в этот праздник, и стал требовать от него с чрезвычайной настойчивостью. Тогда патриарх спустился в Рамлу и известил Ибн-'Абдуллу о случившемся, прибавив, что переписка нисколько не облегчила его положения. И отправил Ибн-'Абдулла вместе с патриархом одного из своих воевод, по имени Текина, приказав ему охранять христиан и оберегать их и не допускать ни ас-Синаджия, ни кого другого обижать и притеснять их. Меры защиты, принятые патриархом против него, ас-Синаджий счел за обиду и послал к нему приказание доставить то, что было потребовано; патриарх обратился к воеводе Текину для защиты против ас-Синаджия и не дал того, чего от него требовал правитель. Ас-Синаджию это показалось невыносимым; он собрал своих родичей и приверженцев и толпу разного сброда и послал к патриарху посланца с приглашением явиться к нему. Известие об этом сборище дошло до патриарха, он побоялся за свою жизнь, не захотел идти и сказал посланцу: разве ему не было неоднократно приказываемо не притеснять меня и не вымогать от меня того, чего ему с меня не следует? ведь Абу-Мухаммед-ибн-'Абдулла послал со мной человека, который воспротивится насилию, охранит и защитит меня от него; в настоящее время мне нельзя отправиться к нему. — И патриарх ласково обошелся с посланцем, пока тот [341] не ушел и не передал ас-Синаджию ответа его. И приказал патриарх запереть входы в церковь Воскресения и укрепиться в ней. Ас-Синаджий, получив ответ, тотчас поехал в сопровождении собравшихся у него, схватил Текина, того воеводу, которого /f 95, b./ Ибн-'Абдулла послал для защиты патриарха, взял его к ceбе и послал также к патриарху, обещая, что его не тронут, и требуя, чтобы он спустился к нему. Но патриарх, вследствие испытываемого им страха, не доверился ему и не дал ответа посланцу. И собрались люди около дверей церкви, подожгли двери церкви Св. Константина и через нее прошли к церкви Воскресения, которая оказалась запертой. Тогда они сожгли двери ее, причем купол Воскресения обрушился, они вошли в эту церковь и разграбили все, что могли. И отправился народ к церкви Сионской, сжег ее и разграбил ее в тот же самый день, т. е. * 5 Джумады II 355-го года хиджры иначе — 28 Аяра 1277 г. (эры Александра) (От звездочки только в В. 5-ое Джумады II 355 г. началось после заката солнца в понедельник 28 Мая (=Аяра) 966 г. по Р. X.), в тот понедельник, который предшествует празднику Пятидесятницы. При этом евреи разрушали и опустошали больше, чем мусульмане. На второй день, во вторник, они наткнулись на патpиapxa, спрятанного в мехе (или цистерне) для оливкового масла в церкви Воскресения, умертвили его, приволокли его во двор Св. Константина и сожгли его, * привязав к одному из столбов (Только в В.). И был назначен после него другой патриарх из жителей Кайсарии, по имени Хабиб, * по прозвищу Абу-Сахль (Только в В.), нареченный [342] Христодулом; он восстановил двери церкви Воскресения, привел в надлежащий вид алтарь ее и начал обстраивать ее, но преждевременно умер. В бытность патриархом аввы Фомы (Он был назначен патриархом в 358 г. хиджры. См. ниже) восстановил разрушенное и возобновил большую часть построек христианин катиб, яковит, по имени 'Алий-ибн-С. вар. прозванный Ибн-ал-Хаммаром; он воздвиг купол Воскресения. Этот человек приехал из Ирака вместе с турком Алф-Текином во время господства этого последнего в Сирии. Он был человеком богатым, имевшим прекрасное положение и был убит во время бегства при поражении Алф-Текина; это случилось прежде, чем он успел вполне закончить постройки в церкви Воскресения. И во время патриаршеств Иосифа и Ореста был приставлен к церкви Воскресения синкелл, известный под именем Садаки-ибн-Бишра; он соорудил купол этой базилики, достроил то, что оставалось, и окончил постройку за исключением джемеля (Под джемелом разумеется часть здания, но какая именно часть — сказать трудно. В обоих списках это слово встречается по два раза и все четыре раза написано одинаково д ж-м-л. Джемель значит верблюд. Последующее выражение: и остался открытым наводят на мысль, не есть ли джемель название для особого вида крыши, похожего на горб верблюда (по-французски toit en dos d'a n е = крышею в виде ослиной спины называется крыша, отлогая с обеих сторон). В ново-арабском языке есть слово джемлун, которое значит купол или крыша на два ската. (См. Cuche u др. лексиконы). Под *** Quatremere (Histoire des sultans mamlouks, t. II, premiere partie, Paris. 1842. стр. 267) разумеет "une voute en ogive". У ле-Стрэнджа (Palestine under the moslems, стр. 111) изображение Меджид-ал-Аксы с крышей на два ската снабжено следующим пояснением: The accompanying illustration of the north front and portico of the Aksa represents the building as it stands at the present day. The gable or pitched roof (called Jamalan or "camelbacked" in Arabic) covering the central nave, is here shown. This form of roof, according to Mukaddasi (see pp. 21 and 99), was peculiar to the Mosques in Syria; in other countries the roofs of the Mosques were generally flat and covered with a coating of clay) Св. Константина, ибо он был громадным и остался открытым. И когда Арсений, патриарх александрийский, управлял, после отъезда брата своего Ореста в Константинополь, делами престола Иерусалимского, был отстроен джемель [343] церкви Св. Константина и был приведен в прежнее положение; тогда вся эта церковь стала вполне отделанной незадолго до другого ее разрушения, которое имело место в Сафаре 400 г. хиджры (24 Сент.—22 Окт. 1009 г. по Р. X.).

Убиение патpиapxa антиохийского.

И поехал Христофор, патриарх антиохийский, к /f 96, a./ Сейф-ад-Дауле в Халеб, тот прекрасно принял его, благодарил его за то, что он удалился от восставших, отличил его и приблизил его к себе. И наказал Сейф-ад-Даула старшин антиохийских за то, что они выгнали его раба Фатха и передали город Рашику ан-Несимию, арестовал их и стал выжимать из них деньги. И заступился патриарх перед ним за некоторых из них и был посредником в их деле с ним, и Сеиф-ад-Даула согласился на его просьбу касательно их. Влияние, которое патриарх имел на Сейф-ад-Даулу, и свидетелями которого они были, породило в них зависть и скрытую злобу. Сейф-ад-Даула-ибн-'Абдулла-ибн-Хамдан умер в пятницу 25 Сафара 356-го года (В пятницу после заката солнца 8 Февр. 967 г. по Р. X.), имея 54 года от роду. И отправился его раб Такий, находившийся в Антиохии, в Халеб и взял с собой гроб Сейф-ад-Даулы в Меяфарикин, чтобы там похоронить его, так как в этом городе находились его жены и дети. И когда Такий вышел из Антиохии, жители ее согласились не впускать в город никого из хамданитов и вручили управление делами курду 'Алушу. И прибыл в [344] Халеб хорасанец, по имени Мухаммед-ибн-'Иса, с пятью тысячами человек, которые шли в поход против румов. Они пошли в Антиохию, и жители этого города встретили их наилучшим образом и укрепились духом, благодаря их присутствию. И вот, трое из старшин антиохийских и выдающихся лиц этого города, из тех, для которых служил посредником патриарх, и за которых он ходатайствовал перед Сейф-ад-Даулой, именно — Ибн-Маник, Ибн-Мухаммед и Ибн-Ди'ама согласились напасть на патриарха Христофора и побудить народ сделать на него нападение. /f 96, b./ Замыслы их узнал один искренний друг патриарха, знатный мусульманин, известный под именем Ибн-абу-'Омара, открыл ему затеваемое, рассказал ему об этом и посоветовал позаботиться о ceбе и выйти из ворот города в конце этого дня: в таком де случае не успеет настать утро, как он окажется в округе халебском, избавясь от того, чего он мог бы опасаться со стороны своих врагов. Патриарх поблагодарил его за данный ему добрый совет и сказал ему, что подумает о своем положении и поступит согласно требованию разума. И порешил патриарх отправиться к Ибн-Манику, так как был уверен в прочности существовавшей между ними любви. И послал к нему патриарх просить позволения явиться к нему и свидеться с ним. И послал ему Ибн-Маник ответ, в котором извинялся своими занятиями в данное время и прибавлял, что когда освободится, то пошлет и даст ему знать. И когда прошла первая треть ночи, прибыл посол от Ибн-Маника к патриарху, приглашая его явиться к нему в дом. Патриарх, будучи уверен в нем, пошел к нему. Ибн-Маник приветливо встретил его [345] и сказал ему: что с тобой, патриарх? будучи одним из обитателей этого города и сожителем нашим, ты злоумышляешь и интригуешь против нас? И сказал ему патриарх: как так, государь мой? Тот ответил ему: ведь ты переписываешься с румами, зовешь их против нас и возбуждаешь в них желание овладеть нами. — Патриарх поклялся ему, что никогда не переписывался с румами, что они не переписывались с ним и просил его представить доказательство того, в чем он его подозревает. Тогда Ибн-Маник встал, как будто за письмом, позвал толпу хорасанцев, которых держал наготове для нападения на патриарха, напустил их на него, и они бросились на него с кинжалами. Один из них поднял его на ноги, а другой ударил его кинжалом и погрузил его ему в живот. Патриарх упал, причем ему отрубили голову и бросили ее в печь бани, соседней с домом Ибн-Маника. Тело его взяли, тотчас же вынесли из ворот города и бросили в реку. Это случилось в ту ночь, утро которой приходится в середу 22 Аяра 1278-го года (эры Александра), что соответствует 10 Джумады II 356-го года (Убиение произошло в ночь со вторника на середу 22-го Мая 967 г. по Р. X., что соответствует 9 Джумады II 356-го года хиджры, а не 10-му, как это сказано по ошибке в обоих списках. Слова: в ту ночь, утро которой приходится в середу только в В.). И послал Ибн-Маник до рассвета людей в церковь Касьяна, и они взяли, что нашли в доме патpиapxa и в казнохранилище этой церкви, и мучили казначея, пока он не выдал им сосудов, которые были спрятаны. И они взяли серебро и материи и иные вещи, оставив только медь и рукописи, которых было немного. И они взяли также себе кресло Св. Петра, из [346] пальмового дерева, обложенное серебром, и стали хранить его в доме одного из своих шейхов, известного под именем Ибн-'Омара; кресло это оставалось в его доме до тех пор, пока румы не овладели этим городом. Спустя восемь дней поcле убиения патpиapxa его тело оказалось на острове, что на реке. И вышли несколько христиан, взяли его тайно и похоронили его в монастыре, известном под названием монастыря Арсения, за городом. После убийства Христофора престол антиохийский оставался не занятым в течение двух лет и девяти месяцев.

Карматы.

/f 97, b./ И дошли карматы до Дамаска, овладели им и остальными округами дамасскими и пошли к Рамле. Их встретил ал-Хасан-ибн-'Абдулла-ибн-Тагадж, и между ними произошло большое сражение вне стен Рамлы * в четверг 3-го (От звездочки только в В.) Зу-л-Хиджжа 357-го года (29 Окт. 968 г. по Р. X. В тексте лейлатейнн (чит. ли-лейлатейни) халата т. е. 2-го числа. По таблицам Lасоinе 2-ое Зу-л-Хиджжы 357 г. приходилось в среду). Ибн-'Убейдулла бежал из Сирии и вошел в Миср * в Мухарреме 358-го года (Только в В. Мухаррем 358-го года = 25 Нояб.—24 Дек. 968 г. по Р. X.). Карматы овладели Рамлой и два дня опустошали ее. Жители ее заплатили им 125 тысяч египетских динаров выкупа за свою жизнь. Карматы взяли из округа Рамлы много пленных.

Патриархи

(Известие о смерти Христодула и о назначении Фомы только в В.).

Христодул, патриарх Иерусалимский, умер в Мисре в среду 28-го Сафара 358-го года (28-ое Сафара 358-го года приходилось в четверг; я предлагаю читать вместо ли-лейлатин, которое стоит в тексте, ли-лейлатеини, т. е. 27-ое Сафара, которое соответствует среде 20 Января 969-го года по Р. X.), пробыв на [347] престоле два с половиной года, и был погребен в церкви Св. Феодора, и сделался после него Фома патриархом Иерусалимским, пробыл десять лет и умер... В первом году своего царствования — а это 359-й /f 29, b./ год хиджры — Иоанн Цимисхий сделал одного монаха, по имени Феодора, патриархом антиохийским в воскресенье 23-го Кануна II 1281-го года александровой эры, т. е. 12-го Рабия I 359-го года (23 Янв. 970 г. по Р. X.). Когда он прибыл в Антиохию, то пошел в церковь Арсения и перенес тело святого патриарха Христофора в церковь Касьяна. И оставался он патриархом шесть лет, четыре месяца и пять дней и умер (Все это известиe только в В.)...

Завоевание Сирии войсками фатимидов.

А что касается до Джаухара (Полководец фатимидского халифа ал-Му'ызза-ли-Дин-иллаха. Перевод нижеследующего отрывка имеется в вышеупомянутом сочинении бар. Розена, стр. 180), то он отправил /f 100, a./ Джа'фара-ибн-Фалаха из Египта в Сирию во главе громадного войска в Сафаре 359-го года (14 Дек. 969—11 Янв. 970 г. по Р. X. Месяц показан только в В.), и тот завоевал Рамлу * в месяце Рабие II (11 Фев.—11 Март. 970 г. по Р. X. Только в В.) и увел из нее в плен ал-Хасана-ибн-'Абдуллу и толпу ихшидитов и послал их в Египет. Их держали некоторое время в заключении, затем отвезли на запад представить ал-Му'ыззу-ли-дин-иллаху, и он простил их. И пошел Ибн-Фалах к Дамаску и завоевал его... И (Перевод этого отрывка имеется в сочинении бар. Розена, стр. 181) отправил Джа'фар-ибн-Фалах из Дамаска большое войско под предводительством своего раба [348] Футуха в Антиохию в 360-м году (360-й год хиджры = 4 Ноября 970—23 Окт. 971 г. по Р. X.). Он осаждал ее 5 месяцев и не мог ничего ей сделать ни силой, ни хитростью. Иоанн Цимисхий был тогда на войне в Болгарии. И направился кармат ал-Агшам в Сирию, и послал Джа'фар-ибн-Фалах, чтобы призвать к ceбе Футуха и ту армию, которая была с ним, на помощь против кармата. И они удалились от Антиохии после того как жители ее сильно потерпели от осады...

Карматы.

И дошел кармат ал-Агшам до Дамаска. С ним встретился Джа'фар-ибн-Фалах, и между ними произошло сражение. Ибн-Фалах обратился в бегство, и кармат овладел Дамаском. Затем кармат пошел в Египет и остановился при 'Айн-Шемсе. Навстречу к нему вышли войска, и завязалась между ними битва вне стен Каира * в пятницу 1-го Рабия I 361-го года (Дата только в В. 22 Дек. 971 г. по Р. X.), и было убито великое множество магребинцев. И произошло между ними второе сражение * в воскресенье 3-го числа того же самого месяца (Только в В.). При закате солнца кармат был разбит, магребинцы разграбили его обоз, и кармат пошел в Рамлу... После бегства кармата Джа’фар послал в Сирию своего племянника Ибрахима с внушительным войском. /f 100, b./ Ибрахим встретил кармата, обе армии сразились, магребинцы бежали все до одного и вошли в Миср в месяце Рамадане 361-го года (16 Июня— 15 Июля 972 г. по Р. X.), причем большая часть их тяжестей и пожиток везлась на быках, так как лошадей не было. И остался [349] кармат в Рамле, и пошел ал-Му'ызз-ли-дин-иллах из города Кайрувана в Египет (Дальше у Яхъи есть известие о вторжении кармата aл-Агшама в Египет в 363-м (2 Окт. 973-20 Сент. 974 г. по Р. X.) году и о его поражении в четверг 5-го Ша'бана (5-ое Ша'бана 363 г. началось в четверг вечером 30 Апр. 974 г. по Р. X. после заката солнца). Еще дальше идет речь о турке Алф-текине, который в 364 г. бежал из Ирака, овладел Дамаском и вступил в переговоры с ал-Му'ыззом. Когда Цимисхий в том же году овладел Ба'албекком, Алф-текин явился к нему в лагерь и получил подарки)...

Антиохийские дела.

Царь Василий послал, еще в начале восстания /f 103, b./ Склира, к Феодору, патриарху Антиохии, вызывая его в Константинополь, и прислал ему хеландию, чтобы он отправился морем. И отправился он, будучи больным, и когда доехал до Тарса, то умер 28 Аяра 1287-го года.

И был в Халебе епископ, по имени Агапий. После смерти патриарха Феодора антиохийцы послали просить себе патриарха, чтобы он был их главой и управлял их делами. Они порешили написать письмо царю Василию, прося назначить патриарха, который приехал бы к ним, и называли в этом письме многих тех, которым они отдавали предпочтение. Съездить с этим письмом они поручили епископу Агапию, а он попросил их присоединить его имя к списку упомянутых имен, и они согласились на это. Он отправился с этим письмом ко двору царя, сообщил ему о положении города, о настроении жителей его, об их непоколебимых послушании и преданности и высказал ему, что по настоящему следует иметь в этом городе патриарха, который управлял бы им и поддерживал в ее населении дух повиновения. Царь благодарил его за его ревность и [350] одобрил его поступок. И Агапий обещал ему возвратиться в Антиохию, склонить магистра 'Убейдуллу ('Убейдулла был шейх, принявший христианство и перешедший на сторону Склира, который сдедал его магистром, и послал в Антиохию. См. Вас. Болгаробойца, 2 и примеч. 22) покориться царю, устранить имя Склира (Царь Василий назначил Склира правителем областей Ханзита и Халидийата. Немного спустя Скляр восстал против царя и провозгласил себя царем) и восстановить имя царя (в эктении). И царь условился с ним, что если он исполнит свои обещания, то будет назначен патриархом антиохийским. И вручил ему царь Василий написанное им всецело собственноручно на имя 'Убейдуллы письмо, в котором он склонял его на свою сторону, обещал ему свою милость, обязывался утвердить его правителем Антиохии пожизненно, сдержать все то, что пообещает от его имени Агапий, епископ халебский, и предписывал ему, в случае если их соглашение осуществится, назначить его патриархом антиохийским. Агапий отправился переодетый монахом и прибыл в окрестности Антиохии. Он выдолбил переплет св. Писания, бывшего при нем, спрятал в нем письмо царя и наклеил на него лист рукописи, так что о существовании письма нельзя было догадаться. Когда он прибыл в город, то его обыскали, но не нашли у него ничего подозрительного. Он свиделся с 'Убейдуллой, переговорил с ним наедине, вошел с ним в соглашение, ради которого приехал, и предъявил царское письмо. 'Убейдулла принял его, провозгласил имя царя (в эктении), прекратил поминовение Склира и назначил Агапия патриархом антиохийским в воскресенье 22 Кануна II 1289 г. и это во 2-м году царствования Василия и Константина, что соответствует 367-му году [351] (хиджры) (Бар. Розен предлагает читать 23 Кануна I (23 Декабря) 1289 г. (977 г. по Р. X.), так как только при такой конъектуре день недели и год царствования Василия будут согласоваться с годом, числом и месяцем селевкидской эры и с годом мусульманской. См. Вас. Болгаробойца примеч. 40). Когда Варда Склир узнал, что царь Василий провозглашен в Антиохии, то отправил к ней Ибн-Бехрама, чтобы склонить его население подчиниться ему и снова поминать его (в эктении). Но антиохийцы не пустили его в свой город, и он осадил их, стал воевать против них, угнал их скот и лошадей, которых было у них много в окрестностях города, и отошел от него. И присоединился к Склиру Махфуз-ибн-ал-Багиль, хабибит, овладел крепостью Артахом и пошел на Антиохию во главе войска, составленного из армян и сброда. Магистр 'Убейдулла вышел, сразился с ним, и Ибн-ал-Багиль бежал в Халеб и снова подчинился царю Василию. И возмутились бывшие в Антиохии, в городе и в окрестностях, армяне, которые все подчинялись одному из своих, по имени Самуилу, и внезапно бросились во дворец магистра 'Убейдуллы, чтобы напасть на него. Тогда 'Убейдулла справился у своих слуг и приверженцев, за него или против него население Антиохии? Они уведомили его, что оно за него. Тогда он ободрился и вышел армянам навстречу. К нему собрались жители города, сразились с ними, изрубили многих, остальные потерпели поражение и Самуил бежал от антиохийцев (Затем следует переписка Агапия с Ильей, патриархом александрийским. Агапий просит, чтобы его имя было внесено в диптих; патриарх Илья возражает ему, говоря, что переход из епископии в патриархию не может вести к добру и не разрешен законом. Агапий отвечает длинным оправдательным письмом, вслед за которым патриарх александрийский признает Агапия патриархом).[352]

Алф-текин.

/f 104, a./ А что касается до турка Алф-текина, то Джаухар отправился воевать с ним из Египта в Сирию в мeсяце Рамадане 365-го года (3 Мая—1 Июня 976 г. по Р. X.) * и прибыл к Дамаску в начале Зу-л-Хиджжы того же года (31 Июля—29 Авг. 976 г. по Р. X. От звездочки только в В.). Между ними произошло много сражений, и Джаухар вернулся разбитым из Дамаска в Рамлу * в Джумаде I 366-го года (26 Дек. 976—24 Янв. 977 г. по Р. X. Только в В.). И прибыл кармат ал-Агшам из Ахсы, вошел в Рамлу * в воскресенье 18-го Раджеба этого года (18 Раджеба 366 г. началось в воскресенье после заката солнца 11 Марта 977 г. по Р. X. Только в В.), остановился в губернаторском дворце и здесь умер * 23-го Раджеба этого года (17 Марта того же года. Только в В.). Между тем Джаухар укрылся в 'Аскалане и укрепился в нем. И прибыл турок Алф-текин в Рамлу, отправился в 'Аскалан к Джаухару, между ними произошла борьба, и было убито с обеих сторон великое множество. Турок простоял под 'Аскаланом, осаждая Джаухара, год и три месяца, пока большая часть армии Джаухара не погибла от голода. Когда же осада затянулась, осажденные сильно пострадали от голода, и пищи не оказалось, то Джаухар * и находившиеся с ним в 'Аскалане кетамиты и приверженцы фатимидов (От звездочки только в В. Кетамиты — берберское племя. В рядах фатимидских войск было много берберов) просили у турка заключить с ними мир и отпустить их. * И они обменивались частыми посланиями, пока турок не (Только в В.) согласился на это. И они порешили, что земля от Газзы до Египта будет принадлежать магребинцам, а от 'Аскалана и прилегающих к нему округов [353] Сирии — турку, и что в этом месте халифом будет признаваться ал-'Азиз (Фатимидский халиф), а сборы будут вноситься в пользу турка. Обе стороны изъявили свое согласие на это. Турок повесил обнаженный меч в воротах крепости 'аскаланской, и вышли Джаухар и его товарищи, прошли под мечом, и вступили в Миср * в Ша'бане 367-го года (В тексте 366-го года, но следует читать 367-го года. Выше было сказано, что Джаухар вернулся в Рамлу из-под Дамаска в Джумаде I 366 года, а затем, что осада 'Аскалана длилась год и три месяца. Maкpизий (Хитат II, 284) говорит, что борьба при Рамле и 'Аскалане длилась 17 месяцев. Ша'бан 367 г. — 14 Март.—11 Аир. 978 г. по Р. X. От звездочки только в В.). Ал-'Азиз остался недоволен заключенным договором и * в Зу-л-Ка'де этого года (Только в В. Зу-л-Ка'да 367 г. = 10 Июн.—9 Июл. 978 г. по Р. X.), оставив наместником в Египте Джибрина-ибн-Касима, пошел в Сирию сам со всем своим войском и обозом (По словам ал-Мусаббихия (Макризий, Хитат, I, 94) для перевозки одного личного имущества ал-'Азиза потребовалось 20 тысяч верблюдов), чтобы, * согласно совету Я'куба-ибн-Юсуф-ибн-Киллиса (Только в В.), встретиться с Алфтекином. И прибыл ал-'Азиз в Рамлу и расположился в ней в порядке; между тем турок уже пошел назад в Дамаск. Ал-'Азиз вступил с ним в переговоры, послал ему аман и предлагал ему большие деньги с тем, чтобы он покорился; но турок не согласился и объявил войну. Тогда ал-'Азиз-биллах направился против него, и они встретились при Нахр-ат-Тавахине в четверг 7-го Мухаррема 368-го года (15 Авг. 978 г. по Р. X. День недели только в В.). В этот день у них произошла ожесточенная битва, и с обеих сторон было убито великое множество. Турок был обращен в бегство. Арабы поспешили догнать его, взяли его в плен между Калансувой и Кеферсаба и привели его [354] к ал-'Азизу так сильно пострадавшего от ударов и побоев, что он был едва жив. И вышел к нему ал-'Азиз-биллах, освободил его из рук арабов, даровал ему жизнь и вручил ему свой перстень. И попросил турок напиться воды, и приказал ал-'Азиз принести стакан розовой воды со снегом. Стакан был принесен ему, но турок не решался выпить его, боясь что в нем находится смертоносный яд. Ал-'Азиз понял это, взял стакан, отпил из него и дал ему выпить остальное. Он отвел ему отдельную палатку, приказал доставлять ему все, что ему будет нужно, подарил ему своих лошадей, приказал ему быть в своей свите и спросил его о друзьях его, чтобы разыскать их. Тогда Алф-текин просил привести некоторых из своих товарищей, и их привели к нему, отобрав из числа пленных. Абу-Захир, брат Бахтиара, был убит в битве. Брат его, Ибрахим, был взят в плен; ал-Мерзубан-ибн-Бахтиар просил амана у ал-'Азиза-биллаха. И просил турок, чтобы они помещались с ним в его палатке, и ему дали на это согласие. И возвратился ал-'Азиз в Миср, * и состоялось его прибытие в понедельник 22 Рабия I в 368-м году (28 Окт. 978 г. по Р. X. Только в В.).

Абу-Таглиб

(См. перевод этого же отрывка: Василий Болгаробойца, стр. 14).

/f 106, a./ После поражения Склира Абу-Таглиб отправился в Дамаск. Оказалось, что там один из дамаскинцев, по имени Кассам, укрепился в нем, овладел им и возмутился против ал-'Азиза-биллаха. Поэтому Абу-Таглиб не мог войти в город, расположился в окрестностях его, и между ним и людьми [355] этого Кассама произошли схватки. И послал Абу-Таглиб-ибн-Хамдан своего секретаря к ал-'Азизу-биллаху, прося у него помощи. Тот обещал ему все, чего он желал. И отправил ал-'Азиз-биллах в Сирию ал-Фадла-ибн-Салиха — а он был один из знатнейших его воевод — усмирить Кассама и взять город. И пошел он в Табарию, приблизился к Абу-Таглибу, и они вступили в переговоры о том, чтобы им соединиться. И направился ал-Фадл к нему, и встретил его Абу-Таглиб в Синнабре. Ал-Фадл обещал ему от имени ал-'Азиза все, что могло его успокоить, и они разошлись, и каждый из них возвратился восвояси. Затем ал-Фадл отправился к Дамаску, но ему не удалось одолеть Кассама, и он возвратился в Рамлу на пути к прибережью. И был в Рамле Муфарридж-ибн-Дагфал-ибн-ал-Джаррах-ат-Таий, бедуин, который захватил эту область, открыто признал власть ал-'Азиза-биллаха, но не исполнял его приказаний. Так как бедуины были за него, то он оказался в силе и пошел на племена 'укайлитов, находившихся в Сирии, чтобы напасть на них и выгнать их из этих стран. Тогда 'укайлиты обратились к защите Абу-Таглиба, прося его помочь им, и он написал Ибн-ал-Джарраху просьбу не нападать, а сам отправился и расположился в соседстве 'укайлитов с тем, чтобы удержать их от отъезда. Его соединение с ними возбудило подозрение Ибн-ал-Джарраха и ал-Фадла, которые стали бояться его. Между тем Абу-Таглиб, раздраженный долгим стоянием в ожидании помощи из Египта, пошел в Мухарреме 369-го года (29 Июля-27 Авг. 979 г. по Р. X.) с племенами 'укайлитов в Рамлу. Ибн-ал-Джаррах и ал-Фадл бежали перед [356] ним и ушли на далекое расстояние. И собрал ал-Фадл войска прибережья, и собрал Ибн-ал-Джаррах арабов, они приготовились к войне, и в Сафаре этого /f 106, b./ года (28 Авг.-25 Сент. 979 г. по Р. X.) между Ибн-ал-Джаррахом и Абу-Таглибом произошла битва в окрестностях Рамлы. Абу-Таглиб был разбит, и Ибн-ал-Джаррах взял его в плен. И поехал к нему ал-Фадл, чтобы спасти его, но Ибн-ал-Джаррах побоялся, что он повезет его в Египет, и что его так же обласкают и облагодетельствуют, как то сделали с турком Алф-текином, а потому он убил его до прибытия ал-Фадла. Затем пришел ал-Фадл, взял его голову и всех пленных его людей и повез их в Египет...

Патриарх Иерусалимский

(См. Василий Болгаробойца, стр. 17).

/f 107, a./ В пятом году царствования ал-'Азиза Иосиф был назначен патриархом иерусалимским. Он был врачем, патриаршил 3 года и 8 месяцев, умер в Каире и был погребен в церкви св. Феодора рядом с аввой Христодулом...

Восстание Муфарриджа

(См. Василий Болгаробойца, стр. 17).

/f 107, b./ И восстал Муфарридж-ибн-Дагфал-ибн-ал-Джаррах против ал-'Азиз-биллаха и открыто отказался повиноваться ему. Тогда, в 371-м году (7 Июля 981—25 Июня 982 г. по Р. X.), Рашик ал-'Азизий, шурин визиря Якуба-ибн-Юсуфа, был отправлен в Сирию, встретился с Ибн-ал-Джаррахом, вытеснил его из Сирии и обратил в бегство. Ибн-ал-Джаррах, после своего поражения, отправился [357] против паломников, чтобы напасть на них во время их возвращения. Тогда ал-'Азиз послал Муфлиха ал-Вахбания с войском к ним навстречу, чтобы защитить их. Но Ибн-ал-Джаррах напал на него при Айле и убил его и всех его людей. Когда это известиe дошло до паломников, они убоялись за свою жизнь, отошли к Вади-л-Куре, простояли там 45 дней и затем вошли в Египет. Ибн-ал-Джаррах снова вернулся в Сирию, Рашик ал-'Азизий вторично встретился с ним и разбил его. Он вошел в пустыню и просил убежища у Бакджура в Химсе. Тот принял его под свое покровительство и оказал ему гостеприимство. И пошел Ибн-ал-Джаррах в Антиохию, домогаясь помощи от царя Василия; тот одарил его и отослал его. Тогда он вернулся в Сирию, попросил у ал-'Азиза амана, и тот согласился на это (Дальше сообщается о покорении Кассама в Дамаске войсками фатимидов под предводительством Т.л.текнна. Кассам с семейством был привезен в Каир в Рабие II 373-го года. Ал-Муфарридж в этом же году оказался при Варде Фоке при его походе на Халеб. Бакджур, возмутившийся против Са'д-ад-даулы, идет в Дамаск и назначен его правителем)..

Патриархи

(См. перевод этого же отрывка: Василий Болгаробойца, стр. 19).

В месяце Рамадане 375-го года (15 Янв.—13 Февр. 986 г. по Р. X.) Орест, дядя /f 108, a./ по матери государыни, дочери ал-'Азиза-биллаха, был назначен патриархом Иерусалимским. Он патриаршил 20 лет и умер в Константинополе. И был назначен также брат его Арсений митрополитом Нового и Старого Каира. Они оба пользовались благосклонностью ал-'Азиза-биллаха, занимали выдающееся [358] положение в его государстве и были уважаемы и могущественны (Далее сообщается о взятии Каргуей 8 Сент. 985 г. монастыря Симеона халебского, причем было убито множество монахов)...

/f 112, b./ И (См. перевод, этого же отрывка: Василий Болгаробойца. стр. 33-34) потребовал царь Василий от патриарха Агапия, чтобы он собственноручно написал о своем отречении и своем отказе от престола антиохийского. Aгапий ни за что не соглашался на это, пока царь не задобрил его и не порешил с ним на условии, что ему будет назначен в Константинополе монастырь, известный под именем ал-Ф.р.н.диу (Об этом названии см. Василий Болгаробойца, стр. 270, примеч. 219), с которого он будет ежегодно получать кинтар динаров, а из доходов церкви антиохийской ему будет доставляться ежегодно 24 ритля динаров столовых денег. Он согласился на это и написал собственноручную грамоту в месяце Айлуле 1307-года, т. е. в месяце Рамадане 386-го года (17 Сент.—16 Окт. 996 г. по Р. X.), причем поставил условием. чтобы его имя не вычеркивали из диптиха. На его место царь назначил патриархом одного константинопольца, по имени Иоанна, бывшего хартофилаксом в соборе св. Софии. Это случилось в воскресенье 4-го Тишрина I 1308-го года, т. е. 19-го Рамадана 386-го года (Тишрин I — Октябрь. 19-ое Рамадана 386-го года хиджры соответствует понедельнику 5-го Октября 996-го года по Р. X. Я предлагаю читать вместо ат-тасп, 'ашар (19) — ас-самин 'ашар (18). Тогда oбе даты совпадали бы, так как воскресенье 18-го Рамадана 386-го года началось по мусульманскому счету в субботу 3-го Октября. Что касается возможности подобной замены, то, во-первых, на данной странице арабского текста много чисел, так что переписчику было легко ошибиться, а, во-вторых, несколько ниже имеется снова неверное показание числа, именно в указании дня смерти патриapxa Агапия. В тексте сказано, что Агапий умер в воскресенье 8-го Айлуля (Сентября) через год после назначения Иоанна; между тем 8-ое Сентября 997 г. приходится в среду; если же вместо ас-самин (8) читать ат-таси' ашар (19], то день недели будет соответствовать числу: 19-ое Сентября 997 г. действительно приходится в воскресенье. Поэтому я предполагаю, что перенисчик переставил по ошибке числа обеих дат, причем опустил во втором случае слово 'ашар (10)). Он патриаршил 24 года и 9 месяцев и умер. [359] И приказал царь, чтобы он устроил церковь Касьяна в Антиохии на подобие св. Софии в Константинополе. Через один год после его назначения патриарх Агапий умер в воскресенье 8-го Айлуля 1308-го года (Я читаю: 19-го Айлуля (Сентября). Ср. предш. примеч. и Василий Болгаробойца, стр. 271, примеч. 223. Эра в тексте селевкидская, первым месяцем считается Октябрь), в 22-м году царствования царя Василия. Всего он патриаршил, включая и то время, в течение которого он был в удалении, 18 лет, 7 месяцев и 17 дней...

Ограбление церквей в Египте

(См. перевод этого отрывка в Васил. Болгароб., стр. 35. Волнение было вызвано следующим обстоятельством: ал-'Азиз, собираясь в поход против румов, приказал 'Исе, сыну Нестураса, христианину, назначенному им в Ша'бане 383 г. (21 Сент.—19 Окт. 993 г. по Р. X.) управлять делами, соорудить в Каире флот. Этот флот, в самый день, назначенный для спуска (9 Мая 996 г. по Р. X.), загорелся, и чернь, заподозрив в подджоге купцов амальфитян, стала избивать их и грабит христианские церкви).

И была ограблена та церковь Михаила, которая принадлежала мелькитам в Замке Свеч, и из нее были похищены утварь, скарб и золотые и серебряные сосуды на большую сумму, и эта церковь была осквернена. И была ограблена несторианская церковь, и был изранен находившийся в ней их епископ, по имени Иосиф, известный под названием ал-Шизирия, и умер от ран (Затем порядок был восстановлен 'Исой, сыном Нестураса и виновные строго наказаны. Позже 'Иса выстроил в Kaире новый флот)... [360]

Возмущение Банджу-текина; битва при 'Аскалане

(См. перевод этого же отрывка: Вас. Болгаробойца, стр. 36— 38).

И присягнули Абу-'Алию ал-Мансуру, сыну ал-'Азиза-биллаха; он был прозван ал-Хаким-би-амр-иллах и воссел на престол в четверг 30 Рамадана этого же года (16 Окт. 996 г. по Р. X.); ему было тогда 11 лет и 5 месяцев. И вошла к нему толпа предводителей кетамитов и выговорила для себя условие, чтобы ни один турок не заведывал их делами. И ал-Хаким пригласил одного из их старшин, которого звали ал-Хасан-ибн-'Аммар, /f 113, b./ заведывать делами и управлять государством и дал ему прозвище Амин-ад-Даулы в воскресенье 3-го Шевваля (3-е Шевваля 386 г. началось в воскресенье после заката солнца 18 Окт. 996 г. по Р. X.). Mногиe турки, опасаясь Ибн-'Аммара, бежали в Сирию, но их вернули с дороги. 'Иса, сын Нестураса, во время своего управления, ввел несправедливые поборы и придумал налоги, превышающие то, что обыкновенно взималось. Ибн-'Аммар отменил все это и привел дела в прежнее положениe. Во вторник 18-го Шевваля (3 Ноября 996 г. по Р. X.) того же года он арестовал сына Нестураса, заключил его и в Сафаре 387-го года (13 Фев. — 13 Map. 997 г- по Р. X.) убил его. Магребинцы, посредством Ибн-'Аммара, завладели управлением государства, а турки остались не у дел, так как он заменил магребинцами многих знатных турок, занимавших места правителей. Банджу-текин (Турок, владетель Дамаска) встревожился и написал царю Василию, унижаясь перед ним, обещая повиноваться ему и склоняя его помочь ему и подкрепить его войсками. Но тот не [361] заблагораcсудил помочь ему против его государя и содействовать его неповиновению ему. Потеряв надежду на помощь царя, он пошел из Дамаска с бывшими при нем и с теми арабами и иными, которые присоединились к нему, в поход в Египет на помощь к туркам. Тогда Ибн-'Аммар отрядил на войну против него Абу-Темима Сулеймана-ибн-Фалаха и брата его, и они сошлись в окрестностях 'Аскалана, в пятницу 4-го Джумады I 387-го года (4-ое Джумады I 387-го года началось после заката солнца в пятницу 14-го Мая 997 г. по Р. X.). Турок бежал в Дамаск, и множество его рабов и сторонников было убито в битве. Когда он прибыл в Дамаск, то дамаскинцы восстали против него, прогнали его из города, и он бежал в сопровождении нескольких своих рабов. И разграбила чернь его дворец и дворцы многих воевод. Турок просил амана и доступа в Каир, Ибн-Фалах даровал ему аман и отправил вместе с ним его сына. Они оба прибыли в Каир в пятницу 22-го Раджеба этого года (22-ое Раджеба 387 г. началось после заката солнца в пятницу 30 Июля 997 г. по Р. X.), и турок получил почетное платье и был обласкан. Ибн-Фалах направился к Дамаску; между ним и жителями города произошло большое сражение, а затем он вступил в город, заключив мирный договор...

Перемирие между царем Василием и ал-Хакимом

(См. перевод этого же отрывка: Васил. Болгаробойца, стр. 42—3).

Царь Василий, еще до своего отправления в /f 115, a./ мусульманскую землю, послал к ал-Хакиму двух [362] послов, чтобы заключить с ним перемирие и мир. Один из послов отправился назад с ответом на послание, ради которого он приехал, а другой остался в Мисре в ожидании ответа на ответ. Когда оставшийся посол узнал о выступлении царя в мусульманские страны и об его опустошениях и завоеваниях в них (Осенью и зимой 999 г. по Р. X. Василий совершил удачный и опустошительный поход, “сжигая, разрушая и полоня”, в Сирию, причем доходил до Ба'албекка (Ibid. 40—41)), то побоялся за свою жизнь и просил отпустить его назад к своему государю. Ему отвечали вежливым отказом, пока не стали приходить известия об уходе царя из мусульманских стран и о возвращении его в свои владения; тогда этому послу разрешили просимое им. Орест, патриарх иepyсалимский, был назначен для отправления с послом, чтобы утвердить перемирие и заключить мирный договор. Его свели в присутствии Барджевана с послом, которому сказали: что утвердит этот патриарх, то подтвердит и тем будет доволен наш государь. Им обоим дали дорогие почетные платья и большие подарки, и они оба отправились ко двору царя. Орест заключил между ними перемирие на 10 лет, пробыл в Константинополе 4 года и умер... В четверг 26-го Рабия II 390-го года (4 Апр. 1000 г. по Р. X.) ал-Хаким казнил евнуха Барджевана и назначил секретаря его, Фехда-ибн-Ибрахима ар-Рейса, на все его должности, и наряду с ним назначил ал-Хусейна-ибн-Джаухара, который получил титул Каид-ал-Куввада (Воевода воевод). И умер авва Илия, патриарх александрийский, в Каире в ночь субботы 4-го Джумады II 390-го года (В ночь с субботы 11-го на воскресенье 12-го Мая 1000 г. по Р. X.), и был при отпевании [363] епископ Арсений, брат Ореста, патриарха Иерусалимского. Вслед за его прибытием явились от ал-Хакима два посла из приближенных рабов его и приказали всем христианам мелькитам сделать Арсения патриархом взамен покойного Илии. Они ответили ему: слушаем и повинуемся. Авва Илия, на второй день после своей кончины, был перенесен в Александрию. И пригласил авва Арсений епископов патриархии александрийской приехать в Александрию, и они помолились над ним в понедельник 11-го Раджеба 390-го года (17 Июня 1000 г. по Р. X.). Он отправился для объезда своей патриархии и епархии, вернулся в Каир и жил там, пока не был убит...

Разрушение церквей в Египте в 393-м году.

И казнил ал-Хаким Фехда-ибн-Ибрахима ар-Рейса /f 115, b./ * в среду 7-го Джумады II 393-го года (В тексте: Джумады 1 = воскр. 14 Map. 1003 г.; 7-ое Джумады П = втор. 13 Апреля. Только в В.) и утвердил ал-Хусейна-ибн-Джаухара блюстителем государственных дел. И арестовал ал-Хаким писцов канцелярских из христиан, и их заключили в понедельник 14-го Джумады II этого года (Только в В. 14-ое Джумады II 393-го года началось после заката солнца в понедельник 19 Апр. 1003 г. по Р. X.). Затем через неделю они были освобождены по просьбе христианина, врача ал-Хакима Абу-л-Фатха Сахла-ибн-Макшара, который при ал-Хакиме в особенности, но также и при ал-'Азизе, пользовался их благосклонностью, занимал прочное положение и первенствовал и уважался в их царстве. И все писцы-христиане были снова назначены на [364] те должности, которые занимали. Еще раньше христиане яковиты начали возобновлять древнюю обветшалую церковь в окрестностях Каира, в места, известном под названием Рашиды. И бросилась толпа мусульман и разрушила то, что было выстроено. Ал-Хаким возвел на месте ее громадную соборную мечеть. И они разрушили также две церкви, которые были в ее соседстве: одну, принадлежавшую яковитам, и другую, принадлежавшую несторианам, и ал-Хаким перестроил их в две другие мечети. И был в Каире у румов, христиан мелькитов, квартал, в котором они жили; их выгнали из него, и жилища, принадлежавшие им в этом квартале, были разрушены вместе с находившимися там двумя церквами. Весь квартал был обращен в одну мечеть, и ал-Хаким назвал ее ал-Азхаром (Эта мечеть существует до сих пор и приобрела славу одного из центров мусульманской премудрости). Румы были переведены в место, известное под именем ал-Хамpay, здесь им отвели квартал, и ал-Хаким соорудил здесь три церкви взамен тех церквей, которые были у них разрушены в том квартале...

Меры ал-Хакима против зиммиев в 395-м году.

/f 116, a./ В пятницу 17-го Мухаррема 395-го года (3 Ноября 1004 г. по Р. X.) ал-Хаким приказал христианам и евреям, за исключением хайберитов (Хайбериты — потомки евреев, живших в Хайбере, около Медины. Эти евреи были побеждены Мухаммедом и выселены из Аравии Омаром I, но, благодаря их долгому пребыванию в Аравии и их древнему союзу с большим бедуинским племенем Гатафан, жившим в их сосед-cтве, мусульмане считали их первыми среди евреев. Они пользовались некоторыми льготами. (Dozy Supplem. aux diet. ar. I, 415)), опоясываться поясами и носить [365] на голове черные тюрбаны. Такое же распоряжение было сделано в остальных провинциях его царства...

И вызвал ал-Хаким (По случаю восстания Абу-Риквы в Египте в 395—6 г.) арабов-темймитов, которые /f 117, a./ находились в сирийских пустынях, и призвал ал-Муфарридж-ибн-Дагфал-ибн-ал-Джаррах трех из своих сыновей, именно: 'Алия, Хассана и Махмуда, и отправил с ним великое множество арабов. Ал-Хаким назначил им содержание и роздал им оружие (Далее следует в арабском тексте рассказ о споре о пасхальном счете в Сирии и Египте. Этот отрывок переведен бар. Розеном (Василий Болгаробойца, 44). В нем, между прочим, говорится: “и не было тогда патpиapxa над Иерусалимом. Дело в том, что со времени смерти Ореста, патриарха Иерусалимского, в Константинополе, Apceний, патриарх александрийский, стал управлять престолом иерусалимским и назначал митрополитов и епископов для этого престола иерусалимского и на-значал для этого престола настоятелей”. (Ibid. 46). Спор происходил в 397-м году хиджры (27 Сент. 1006 -16 Сент. 1007 г. по Р. X.))....

Притеснения христиан в 398-м году

(17 Сент. 1007—4 Сент. 1008 г. по Р. X. Этому отрывку предшествуют известия о голоде в Египте в 397-м году и о наводнении в Каире в 398-м).

У христиан в Иерусалиме был обычай, /f 118, b./ соблюдаемый ежегодно: во время празднования Вербной недели из церкви, известной под именем церкви Лазаря, в церковь Воскресения — а между этими двумя церквами большое расстояние — переносилось оливковое дерево; и проносили его по улицам города, читая, молясь и открыто неся крест; христиан сопровождал местный правитель со всей своей свитой и отгонял от них толпу. И был обычай в Египте и в других странах украшать церкви во время этого [366] праздника ветвями оливкового дерева и ветвями пальм и раздавать от этих ветвей народу, как бы благословляя их ими. В этом (398-м) году ал-Хаким запретил жителям Иерусалима соблюдение этого обычая и приказал: чтобы ни в одной области его царства не соблюдали его в этот день, чтобы не было принесено ни одного оливкового листа и ни одной пальмовой ветви в какую-либо из других церквей, и чтобы ничего подобного не было ни в руках мусульман, ни в руках христиан, ни иных, И в день Лазаревой /f 119 a./ субботы этого года он наложил руку на имущество завещанное с богоугодной целью церквам и монастырям, древним и новым, только в Египте, не касаясь других стран, и перевел их на свое имя. * Это случилось в субботу 10 Раджеба 398-го года (10-е Раджеба 398 г. хиджры началось после заката солнца в субботу 20 Марта 1008 г. по Р. X. В таблицах Lacoine число, соответствующее 398 г., показано неверно. Годам 397, 398, 399 и 400 у Lacoine соответствуют числа 140329, 140683, 141038 и 141392. Разница между числом, напечатанным жирным шрифтом и последующим должна равняться 355, а разница между двумя числами, стоящими рядом и напечатанными обыкновенным шрифтом, должна равняться 354. Между тем 140683 — 140329 = 354, а 141038 — 140683 = 355. Кроме того показатель числа должен равняться остатку деления данного числа на 7; между тем 140683:7 = 20097 и в остагке 4, а у Lacoine показателем 140683 является 5. Вместо 140683 надо читать 140684 и тогда 140684 — 140329 = 355, а 141038 — 140684 = 354, как оно и следует; верен будет и показатель 5 числа 140684, ибо 140684: 7 = 20097, и в остатке 5). И он лишил каида каидов, ал-Хусейна-ибн-Джаухара, должности блюстителя государственных дел и в Ша'бане 398-го года назначил на эту должность Салиха-ибн-'Алий-ибн-Салиха ад-Девидария, а в месяце Рамаданe 399-го года (Дата только в В. Не следует ли читать: 398-го года? Рамадан 399-го=29 Аир.-28 Мая 1009 г. по Р. X., а Рамадан 393-го = 10 Мая— 8 Июн. 1008) дал ему почетное прозвище [367] „сикату-с-сикат-uc-cейфи уа-л-калам" (Надежный из надежных меча и пера). И донес один из писцов на писца, известного под именем Мансура-ибн-Са'дуна, христианина, заведывавшего канцелярией по сирийским делам, и на многих писцов канцелярии по делам египетским и на нескольких писцов мусульман. От них потребовали отчета по занимаемым ими должностям и с них стали вымогать деньги. И приказал ал-Хаким пытать из них только христиан, повесил множество их за руки, отобрал все их имущество и они провели много дней, вися на холодном ветре, на солнечном зное и под проливным дождем, пока не умерло большинство из них от пытки. Затем некоторые из них приняли ислам и были освобождены, а остальным было разрешено не принимать ислама, и с них перестали требовать денег. Об их освобождении хлопотал Мансур-ибн-'Абдун, который не принял ислама...

Меры против зиммиев в 399-м году

(5 Сент. 1003—24 Авг. 1009 г. по Р. X. Этому отрывку предшествует известие о голоде в Египте до конца 399-го года).

В 399-м году ал-Хаким приказал, чтобы /f 119, a./ христиане в банях отличались от мусульман крестом, повешенным на шее, и чтобы отличались евреи колокольчиком вместо креста. И они некоторое время носили это, а затем перестали. И ал-Хаким написал в Дамаск приказание разрушить церковь Царицы Небесной Кафолической; это была церковь большая, красивая; она была разрушена в Раджебе этого года (1-30 Марта 1009 г. по Р. X.)... [368]

... И была разрушена церковь Марии ал-Кантары в Египте в воскресенье 18-го Зу-л-Хиджжы этого года (В А. только день недели; в В. только число; месяц в обоих списках. 18-ое Зу-л-Хиджжы 399-го года соответствует субботе 13-го Августа 1009 г. по Р. X., а не воскресенью), и свершилось разрушение ее. Всю ее утварь расхитили (В. прибавляет еще одно имя существительное, написанное без диакритических точек. Я предлагаю читать ал-ан'аш (мн. от на'ш = гроб) и переводить: и (ограбили) гробницы. По мнению В. Р. Розена, речь идет о мощах. В гробницах могли находиться целые тела святых). При ней было много могил и мест погребения, принадлежавших христианам; негры, рабы и бродяги открыли все могилы, вырыли погребенные в них тела, выбросили их кости, и собаки съели мясо тех покойников, которые недавно умерли. В соседстве этой церкви была церковь, принадлежавшая яковитам, построенная во имя св. Косьмы; на нее также простерли руку, и она была разрушена...

Разрушение храма иерусалимского

(См. перевод этого же отрывка: Вас. Болгаробойца, 48 и Прав, Палест. Сборн. IV т. вып. II, стр. 269).

/f 119, b./ И послал ал-Хаким также (Перед этим говорится о конфискации имуществ матери, сестры, теток, жен и наложниц халифа) указ в Сирию Яруху, правителю Рамлы, разрушить церковь св. Воскресения, уничтожить следы ее и тщательно истребить святыни ее. Тогда Ярух отправил своего сына Юсуфа и ал-Хусейна-ибн-Захира ал-Ваззана, и послал с ним Абу-л-Фавариса ад-Дайфа, и они забрали всю находившуюся в ней утварь, и церковь была вся разрушена до основания, за исключением того, что разрушить было трудно и истребить слишком затруднительно. И был разрушен Кранион и церковь св. Константина и [369] все, что находилось в ее черте. Святыни были совершенно уничтожены, и Ибн-Захир старался истребить гроб Господень и стереть следы его, выломал большую часть его и вырвал его. В его соседстве был женский монастырь, известный под названием монастыря ас-Сари; он был также разрушен. Начали разрушать церковь Воскресения во вторник 5-го Сафара 400-го года (5-ое Сафара 400 г. началось во вторник 27 Сент. 1009 г. по Р. X.). И были конфискованы все ее имения и пожертвованные ей имущества, и вся ее утварь и металлические вещи были отняты...

Разрушение Дейр-ал-Кусайра.

И приказал также (Этому отрывку предшествует известие о запрещении в 400 г. праздновать Крещение (ид-ал-хамим). Ср. Макризий, Хитат, I, 264, 266; II, 495) ал-Хаким во вторник 2-го /f 119, b./ числа месяца Рамадана 400-го года (В. ли-лейлатейни халата = когда прошло две ночи Рамадана, т. е. 2-го числа; А: фисамин = 8-го Рамадана. По начертанию выражение А: фисамин очень близко подходит к фи сани, что значило бы: 2-го числа, и тогда оба списка согласовались бы. 8-ое Рамадана 400-го года хиджры соответствует вторнику 25 Апреля 1010 г. по Р. X.; 2-ое число того же Рамадана началось после заката солнца во вторник 18-го Апреля 1010 г.) разрушить монастырь ал-Кусайра, а это монастырь, принадлежащий мелькитам на горе Мукаттаме при Мисре, построенный над могилой св. Арсения, и приказал разграбить все в нем находившееся. В это время Арсений, патриарх александрийский, жил в этом монастыре, занимаясь делами благочестия. И были выведены из него все жившие в нем монахи. Этот патриарх Арсений обвел монастырь крепкой стеной, позаботился о его благолепии, возобновил его и возвел в нем много [370] построек. Bсе oни были разрушены, и монастырь остался в запустении. Около этого монастыря у мелькитов были могилы и места погребения для своих /f 120, a./ покойников. Чернь и рабы открыли все эти могилы, вырыли находившиеся в них мертвые тела, взяли также их гробы и выкинули их кости. И это было поступком отвратительным, подобного которому не видывали, и подобного которому не бывало прежде. И дошло это до ал-Хакима, и он приказал, после того как дело было уже сделано, перестать открывать могилы и наносить оскорбления мертвым. И послал он также в Дамиетту, и разрушил церковь св. Марии, известную под названием Кенисету-л-'Аджуз; * разрушение ее окончилось в пятницу 12-го Рамадана этого года (Только в В; 12-ое Рамадана 400-го года хиджры началось после заката солнца в пятницу 28 Апр. 1010 г. по Р. X.); при ней было также много могил, принадлежавших местным христианам мелькитам. Эти могилы были разрыты, церковь была страшно опустошена, и от нее не осталось и следов. И были взяты ее утварь и все богоугодные в пользу этой церкви пожертвования. Говорят, что хотя эта церковь уступала иерусалимскому храму Воскресения, однако в странах, подвластных мусульманам, было немного церквей столь же красиво сооруженных, с такими громадными постройками, с такой утварью и сосудами из золота и серебра и таким множеством недвижимостей. На ее месте была построена казарма, и в ней была устроена мечеть. Вечером во вторник 22-го Зу-л-Кады 400-го года (Одинаково в обоих списках. 22-ое Зу-л-Ка'ды 400-го года хиджры приходится в пятницу 7-го Июля 1010 г. по Р. X., а не во вторник, как ска-аано в тексте. 4-ое Теммуза (Июля) 1010 г. приходится во вторник), т. е. 4-го Теммуза 1321 был тайно убит [371] патриарх Арсений, пробывший на патриаршем престоле десять солнечных лет и 11 дней; в последнее время своей жизни он прекрасно вел себя: смирял себя молитвой, постом, подвижничеством и благочестивыми упражнениями и принялся за все это с великим рвением...

'Иса-ибн-Нестурас.

И ал-Хаким отрешил ал-Кафи Мансура-ибн-'Абдуна /f 120, b./ от должности блюстителя государственных дел, казнил его немного спустя после отставки и в тот же самый день, т. е. в четверг 4-го Мухаррема 401-го года (День недели только в В. 4-ое Мухаррема 401-го года хиджры началось после заката солнца в четверг 17 Августа 1010 г. по Р- X.) отдал блюстительство государственных дел Ахмеду-ибн-ал-Касурию. И его он также казнил на девятый день его блюстительства и назначил вместо него Зер'у-ибн-'Иса-ибн-Нестураса, христианина, и через несколько дней его блюстительства дал ему почетный титул аш-Шафи (аш-Шафи = исцеляющий. Дальше сообщается о бегстве сыновей ал-Хусейна-ибн-Джаухара в Сирию, которой в то время овладел Ибн-ал-Джаррах. Сын его, Хассан, которого они просили отправить их дальше, отрекомендовал их некоему Мухтар-ад-дауле, который убил их. Их головы были привезены в Каир в месяце Рабие II 403-го года)...

Зиммии в 401-м году.

И приказал ал-Хаким в Мухарреме /f 121, a./ 401-го года (15 Авг.—13 Сент. 1010 г. по Р. X.) заставить зиммиев, христиан и евреев, заменить те цветные пояса, которые они надевали, другими и ограничиться ношением черных поясов... [372]

Ярух. Ибн-ал-Джаррах. Храм Воскресения.

И назначил ал-Хаким турка Яруха, имевшего почетный титул 'Алам-ад-Даула (Знамя государства. Ср. перевод этого же отрывка: Вас. Болгаробойца, стр. 354), командующим всеми своими войсками, дал ему почетный титул Эмира-ал-умара (Воевода воевод), назначил его правителем Сирии и отправил его в эту страну. И взял с собой Ярух свою жену, которая была дочерью везиря Я'куба-ибн-Юсуф-ибн-Киллиса, и они повезли с собой все свое движимое имущество и приобретенные ими драгоценные вещи. С ним пошел возвращавшийся (из Мекки) купеческий караван, который вез с собой значительное количество ценностей и много пожитков. И преградил им дорогу около Газзы ал-Муфарридж-ибн-Дагфаль-ибн-ал-Джаррах со своими сыновьями, напал на них, захватил все что у них было, взял в плен Яруха и умертвил его. И пошел Ибн-ал-Джаррах в Рамлу, вошел в нее, отдал ее на разграбление арабам, взял у населения его скарб, захватил находившихся в этом городе, стал выжимать от них деньги и обобрал их, и обеднело множество тамошних жителей. И он признал государем Абу-Фараджа ал-Хасана-ибн-Джа'фара ал-Хасания, который тогда повелевал в Мекке, назвал его повелителем верующих, наименовал его ар-Рашидом-ли-дйн-иллахом и вычеканил монету с его именем. Арабы овладели Сирией и господствовали в ней от ал-Ферама до Табарии и долгое время осаждали береговые крепости, но не смогли взять ни одной из них. И обязал (Ср. перевод этого же отрывка: Вас. Болгаробойца, 49) ал-Муфарридж-ибн-ал-Джаррах [373] христиан выстроить церковь Воскресения в Иepycaлиме и назначил патриархом Иерусалимским одного из епископов этой епархии, авву Феофила, бывшего в городе Хибале; он патриаршил 8 лет и умер. Ал-Муфарридж-ибн-ад-Джаррах содействовал постройке церкви Воскресения и восстановил части ее по мере своих сил и возможности. И вызвал Ибн-ал-Джаррах Абу-л-Футуха ал-Хасания из Мекки. Он /f 121, b./ поехал в Сирию, прибыл в Рамлу в субботу 23-го Сафара 408-го года (13 Сент. 1012 г. по Р. Х.), вступил в нее верхом на лошади с седлом и железными удилами, остановился в Рамле в правительственном дворце и издал указ, который прочитали народу, о том, чтобы никто не целовал перед ним земли, так как эта почесть есть исключительное достояние Бога, которому присущи могущество и величие. Он привез с собой из Хиджаза много денег; арабы поглотили их и стали препятствовать ему и перестали оказывать ему повиновение, сообразное с тем саном, которым они его облекли, и он заметил, что его дела идут плохо. Между тем ал-Хаким, с целью повредить ему, давал ради него большие суммы Хассану-ибн-ал-Муфарриджу, чтобы тот уговорил (Слова “чтобы тот уговорил” восстановлены по конъектуре; в тексте стоит мин абуху (чит.: абихи); я предполагаю, что после имени Хассана-ибн-ал-Муфарриджа пропущено ли ялталиса или аналогичное выражение. По Макризию (Хитат, II, 157) ал-Хаким подкупал обоих: и сына, и отца) своего отца окончательно убедить Абу-л-Футуха в безысходности его положения. И он посоветовал ему уехать и послал с ним одного из своих приближенных слуг, известного под именем Абу-л-Кауля, который и проводил его в безопасное место. И когда [374] Абу-л-Футух возвратился в Мекку, то провозгласил там ал-Хакима государем по-прежнему, и это после того, как провозгласил государем самого себя; он написал ал-Хакиму, извиняясь и унижаясь перед ним, и ал-Хаким принял его извинение, одарил его и благосклонно отнесся к нему. И осталась Сирия в руках джаррахидов, и они властвовали в ней до Мухаррема 404-го года (13 Июля—11 Авг. 1013 г. по Р. X.). Их непрерывные вымогательства и насилия стали нестерпимыми для народа. Множество живших в Сирии христиан бежало, и все они направились в страну румов; большинство пошло в Лаодикею и в Антиохию и поселилось в этих городах...

Смерть Зер’а-ибн-'Иса-ибн-Нестураса.

Mеpы против зимммев в 403-м году.

И умер христианин аш-Шафи Зер'а-ибн-'Иса-ибн-Нестурас в понедельник 12-го Сафара 403-го года (12-ое Сафара 403-го года хиджры началось после заката солнца в понедельник 1-го Сентября 1012 г. по Р. X.). Он отличался прекрасным поведением и направлением похвальным, был любим своим государем и всем войском его и чиновниками его. После него блюсти государственные дела был назначен ал-Хус-сейн-ибн-Загир ал-Ваззан, во вторник 19-го Рабия 1-го этого же года (19-ое Рабия I 403-го года началось во вторник после заката солнца 7-го Октября 1012 г. по Р. X.). Затем он получил почетное прозвище Амина-ал-Умана (Надежный надежных). И казнил его ал-Хаким в понедельник 11-го Джумады II 405-го года (11-ое Джумады II 405-го года хиджры началось после заката солнца в понедельник 6 Декабря 1014 г. по Р. X.). И приказал ал-Хаким в пятницу 8-го Рабия II [375] 403-го года (27 Окт. 1012 г. по Р. X.) христианам и евреям, за исключением хайберитов, надевать черные шарфы и совершенно черные тюрбаны и в придачу к поясу вешать на шеи деревянные кресты. И он запретил им ездить на лошадях и велел ездить с деревянными стременами и седлом и всей сбруей из черной кожи, такими, на которых не было бы видно никакого украшения, ниже следа серебра, и запретил им держать мусульманскую прислугу. И во всех провинциях государства их обязали исполнять это, и они надели кресты длиною в фитр (Фитр — расстояние между оконечностями большого и среднего пальца); и через месяц ал-Хаким еще хуже отнесся к ним и велел носить кресты длиной и шириной в пядень. И он приказал записать имена всех мусульман писцов, годных для службы, оставшихся без дела и находившихся на службе в канцеляриях и податных учреждениях, чтобы взять лиц на смену христиан, так как все писцы его, за немногими исключениями, и состоящие на службе его и врачи государства его были христианами. И между христианами распространилось много дурных известий и внушающих ужас слухов. И собрались все находившиеся в Кaире христиане — писцы, сборщики податей, врачи и иные — вместе со своими епископами и священниками и в четверг 12-го Рабия II этого года (12-ое Рабия II 403 г. началось после заката солнца в четверг 30 Окт. 1012 г. по Р. X.) пошли ко дворцу ал-Хакима и, начиная от ворот Каира, обнажили свои головы и шли босиком, плача и прося у ал-Хакима облегчения, прощения и забвения. Во время своего пути они не переставали целовать землю, пока не дошли таким образом до [376] дворца ал-Хакима. И он послал к ним одного из своих людей, и этот человек взял от них написанное ими прошение, в котором они просили простить их и снять с них опалу. И возвратился к ним этот посланец и передал им ласковый ответ. В этом же духе обратился ал-Хуссейн-ибн-Загир ал-Ваззан к их старейшинам с ласковой речью и дал им такие обещания, на которые они положились. И успокоились их сердца, и они подумали, что их дело уладится, и что к ним питают добрые намерения, и стали утешаться указом, прочитанным им, о даровании им безопасности и спокойствия. И когда настало воскресенье в середине месяца Рабия II этого же самого года (14-ое Рабия II 403 г. приходится в воскресенье 2 Ноября 1012 г. по Р. X.), им снова приказали увеличить размер носимых ими на шее крестов и сделать их длиной в царский локоть и такой же ширины; перекладины же, из которых состоит крест, сделать шириной в 2/3 пядени и толщиной в палец; этим распоряжением ал-Хаким имел в виду огорчить христиан, в особенности своих приближенных канцелярских писцов и тех состоящих на его службе, без которых он не мог обойтись. Удивитeльнеe всего, что в Сафаре 401-го года (14 Сент.—12 Октяб. 1010 г. по Р. X.) он приказал, чтобы крестов не было видно, чтобы они не попадались на глаза, и чтобы не били в била; тогда кресты были сорваны с церквей, и были стерты следы их с наружной стороны молелен, церквей и храмов; а после этого, теперь, он приказал так явно выставлять кресты на показ! Евреи [377] не носили при отличавшем их черном цвете никаких деревянных изображений. И было им объявлено глашатаем, чтобы они вешали себе на шею обрубок дерева весом в 5 ритлей в память головы того тельца, которому они некогда поклонялись. И ал-Хаким стращал христиан и угрожал им. И умножились среди них дурные вести и недобрые слухи, и многие христиане — старшины писцов, чиновники и иные — приняли ислам; их примеру последовало множество христианской черни; также многие евреи приняли ислам. И умножились среди остальных христиан, не принявших ислам, слухи о том, что им отрубят члены, и что их имущество и семьи будут отданы в распоряжение рабов и приближенных государя. И ал-Хаким стал разыскивать и /f 122, b./ отдавать под стражу скрывшихся и спрятавшихся писцов и чиновников. Дома скрывавшихся были разграблены, и их имущество захвачено. Большинство из них приняло ислам, следуя один примеру другого, приставая один к другому; из них осталось верным христианству только малое количество, легко исчислимое. В течение многих дней на улицах не было видно христиан. Большинство евреев остались верными своей вере: из них приняли ислам только немногие. Точно также христиане, находившиеся в остальных городах, удержали свою веру; в остальных областях государства приняли ислам только немногие, за исключением живущих в Каире, которые поступили так, как мы сообщили, вследствие того, что события происходили на их глазах, и преследователи стояли рядом. Злые умыслы ал-Хакима против христиан проявились также в том, что одновременно с постигшим их в эти дни [378] несчастием он отдал в Египте и во всех областях государства своего все церкви и монастыри, древние и новые — их же было много тысяч — со всей их утварью и драгоценностями и скарбом своим солдатам на разгром и разграбление. Bсе эти церкви и монастыри были разрушены; небольшое число из них было обращено в мечети. И ал-Хаким послал во все области свои предписания стереть с лица земли остатки церквей и уничтожить следы их. Это было исполнено, и их основания были выворочены из земли, и во многих местностях были выброшены из церквей кости мертвых, и толпа топила ими бани. Списки св. Писания и книги, найденные в церквах, были сожжены. В каждой местности от христиан, заведывавших делами церквей, потребовали плату рабочим и разрушителям, обратившим церкви в развалины. Bсе церкви, находившиеся в провинциях его государства, были разрушены, за исключением того знаменитого в древности монастыря в ал-Иските, что в Тарнуте, области александрийской, который известен под названием монастыря Абу-Макара, и за исключением маленького монастыря, прилегающего к нему. Дело в том, что до ал-Хакима дошло, что два арабских племени, известные под названиями Бену-Курра и Бену-Килаб, защищают этот монастырь и не дают овладеть им, побуждаемые к этому выгодами, которые он им доставляет; и ал-Хаким оставил его против своей воли в покое. И он отдал церкви Кульзума, монастырь Рая (В. Раба) и монастырь синайский одному арабу, известному под именем Ибн-Гыяса, и приказал ему разрушить синайский монастырь и построить на его месте мечеть. Этот человек разрушил некоторые церкви [379] кульзумские, взял утварь из всех церквей и разрушил одну из двух церквей монастыря Рая, а также завладел скарбом и утварью этого монастыря. И пошел он в монастырь синайской горы, чтобы поступить с ним, как ему было предписано. Тогда на синайской горе был писец, принявший там монашество и с недавнего времени живший там, по имени Сельмун-ибн-Ибрахим, из значительных лиц Египта, старец и мудрец, человек умный и умелый. Он вышел на встречу Ибн-Гыяса, встретил его с почетом и известил его, что епископ монастыря и монахи помогут ему исполнить его задачу и не будут мешать ему. При этом он вручил ему всю утварь монастыря и его драгоценные золотые и серебряные вещи и, любезно беседуя с ним, разъяснил ему, что ему или кому другому будет трудно разрушить монастырь потому, что он прочен и надежно построен; ему придется истратить на это дело большую сумму, превышающую то, что он получит от этого. Ибн-Гыяс потребовал сумму денег за свое удаление и за то, что он не тронет монастыря; и дело это уладилось с ним так, что он остался доволен, Сельмун вручил ему требуемую сумму, и он удалился от монастыря, не тронув его...

Разрешение христианам выселяться.

И дошло до сведения ал-Хакима, что множество /f 123, b./ христиан перепугано, боится оставаться в его городах и считает тягостным ношение отличительного знака, и что они тайно уходят в страны румов и подкупают заведующих караулами и стерегущих дороги, чтобы они пропускали их. Тогда ал-Хаким [380] указом, публично прочтенным, разрешил в Сафаре этого же самого года (404-го) многим христианам и евреям уехать в страну румов вместе со своими семействами, имуществом и тем, что они возьмут, и поступить в этом деле по своему усмотрению, будучи в безопасности и спокойствии. Он сделал это, чтобы оказать им добро и из снисходительности к ним, не питая ни против кого из них неудовольствия за отъезд; напротив того, он предоставил это дело их выбору и послал предписание во все области свои и части государства своего, и оно было исполнено. Множество христиан, таких, которые остались верными своей вере, и таких, которые приняли ислам, переселились из Сирии, Египта и других стран явно, открыто, продав то свое имущество и тот свой скарб, перевозить которые им было тяжело. В этом случае их ни в чем не обижали и не обыскивали. И направились они в Лаодикею, Aнтиохию и другие города румов...

Ибн-ал-Джаррах.

А что касается ал-Муфарриджа-ибн-Дагфаль-ибн-ал-Джарраха, то он владел и обладал Сирией два года и пять месяцев. В течение этого времени ал-Хаким не посылал против него ни войска, ни армии до Мухаррема 404-го года (13 Июл.—11 Авг. 1013 г. по Р. X.). Тогда ал-Хаким послал против него Алия-ибн-Фалаха, имевшего почетное прозвище Кутб-ад-даулы, с многочисленным войском, в состав которого вошла большая часть воинов его государства. И было предписано тем [381] отрядам, которые стояли в Дамаске и на побережье, также напасть на ал-Муфарриджа. Эти войска двинулись на него с двух сторон. При таких обстоятельствах случилось, что ал-Муфарридж-ибн-Дагфаль-ибн-ал-Джаррах умер. Когда до его сыновей дошло известие о движении этих войск против них, они ушли с арабами в пустыню и покинули Рамлу и тe другие местности, над которыми господствовали. Кутб-ад-даула 'Алий-ибн-Фалах вступил в Рамлу. И бежал авва Феофил, патриарх Иерусалимский, и некоторое время скрывался, затем вернулся в Иерусалим, жил в нем и был обласкан Кутб-ад-даулой...

Зиммии в 408-м году.

И (Этот отрывок помещен в оригинале после известия о прибытии в Египет в 408-м году Мухаммеда-ибн-Исма'ила ад-Даразия) снова обратил внимание ал-Хаким на /f 129, a./ христиан и евреев и силой заставил их принять ислам. Его приказа послушались те из них, у которых не хватило мужества устоять против его страшных угроз и его сильного гнева. Через некоторое время он разрешил им переселиться в страну румов и возвратиться к своей вере, когда узнал, каковы в данном случае скрытые их помыслы и стремления; он сделал это еще потому, что у него было много рабов румов, которые приняли ислам во время вышесказанного преследования, и которым приписывали желание бежать в страну румов. И он освободил всех своих рабов, и им была дана власть решить свою судьбу и поступить, как им будет угодно, с самими собою и с теми деньгами, [382] пожитками и землями, которыми они владели, и которые составляли их приобретение. Он дозволил это им в числе всех христиан: тех, которые приняли ислам и тех, которые остались верными своей вере. И, как было сказано выше, он оставил в покое их и те деньги и скарб их, которые они брали с собой...

Синайский монастырь.

/f 131, a./ Многие мусульмане неоднократно жаловались ал-Хакиму (Перед этим отрывком сообщается о событиях 411-го года (27 Апр. 1020—16 Апр. 1021 по Р. X.). Ср. перевод этого же отрывка: Вас. Бол-гаробойца, 60) на то, что христиане собираются в своих домах, молятся и служат обедню, и с ними присутствуют многие из тех христиан, которые перешли в ислам, и причащаются вместе с ними. Ал-Хаким не стал порицать этого и слушать доносчиков. И встретился с ним авва Сельмун, настоятель синайского монастыря, и пожаловался ему на стесненное положение синайских монахов, на нанесенный им вред и на испытываемую ими нужду и ходатайствовал у него о возвращении отнятых имений этому монастырю, чтобы монахи воспользовались этими средствами для нужд своих, и чтобы это заставило их молиться за него, пока они будут живы. И он согласился на это и возвратил ему все имения.

Патриархи.

В 410-м году (9 Мая 1019—26 Апр. 1020 г. по Р. X.) патриархом константинопольским стал Евстафий. Он был евнухом, пробыл [383] патриархом пять лет и шесть месяцев и умер. В этом же году умер Феофил, патриарх иepycaлимский, в месяце Рамадане (31 Дек. 1019-29 Янв. 1020 г. по P. X.). И упросил ал-Хакима некий священник, плотник, греческий раб знатного происхождения из тех, которые состояли на службе во дворце для плотничьих работ, по имени Никифор, разрешить ему сделаться патриархом иерусалимским. Ал-Хаким согласился на его просьбу. У него были сын и дочь. Он пошел в Иерусалим и был /f 131, b./ там посвящен в патриархи в воскресенье 10-го Теммуза 411-го года (10 Июля 1020 г. по Р. X. Вас. Болгароб. стр. 60, 22 и 368, прим. 367 по недосмотру — 11-го Теммуза; по замечанию бар. Розена (там же 368) здесь, вероятно, пропущена переписчиком строка, содержавшая год селевкидской эры и число и месяц мусульманской).

Грамота настоятелю Синайского монастыря.

И снова встретил ал-Хакима авва Сельмун, настоятель синайского монастыря, и напомнил ему, что церкви продолжают быть в развалинах, и что те имущества, которые были назначены для их поддержания, конфискованы, церкви же разорены и разрушены, и просил его чтобы он разрешил возобновить постройки монастыря ал-Кусайра, и чтобы он поступил по своему благоусмотрению относительно льгот для монастыря, возвращения монахов его на житье в нем, сборищ христиан в нем для молитвы и возвращения завещанных этому монастырю имуществ. Ал-Хаким исполнил его просьбу, приказал простить тот харадж и те взносы, которые причитались казнe с этих особенных имуществ, и написал [384] ему об этом грамоту, копия с которой следует: Во имя Бога Всемилостивого и Всемилосердого! Это грамота, данная рабом Божием и другом Его ал-Мансуром Абу-'Алием имамом ал-Хакимом-би-амр-иллахом, повелителем верующих, Сулейману-ибн-Ибрахиму, монаху, о том, что он соизволил: оказать ему милость и исполнить его мольбы о разрешении возобновить, в том виде, в каком он был до разрушения, монастырь, известный под именем ал-Кусайра Петра, что на rope фустатской, и постановил: отдать его здания во власть монахов; пребывать им там, согласно их обычаю и молиться по-прежнему и исполнять свои религиозные обязанности; допустить собираться приходящим в этот монастырь их единоверцам; уничтожить преграды, которые им ставились, и защитить их от обид и насилия и прекратить произвол над ними и притеснение их; возвратить заповедные этого монастыря и приписанные к нему имущества и имения, состоящие из поместий, засеваемых полей, пристаней, земель, участков, домов, торговых рядов, бань, площадей, лавок, гончарных мастерских, финиковых пальм, садов, плодовых деревьев и садов (В переводе дважды употреблено одно и то же слово: с а д; в текстй стоит в однои месте бустан, в другом джинан; и то, и другое значат с а д. В арабской речи нередко встречается ряд синонимов, весьма затрудняющих переводчика. Разницы между бустан и дженна (единст. от множ. д ж и н а н) я не знаю. По-персидски бустан значит о г о р о д) в Египте и в округах его и во всем государстве нашем и во всех областях и провинциях его; вручить это имущество этому монаху, да заведует он доходами его, да собирает прибыль и плоды его и да тратит он это на пользу [385] монастыря, пребывающих в нем и приходящих в него. Ал-Хаким соизволил дать ему и им поставленным власть управлять всем этим имуществом, взялся удовлетворить требованиям государственной казны по отношению к этому монастырю, дать помощь казначейству (Здесь текст неясен и, быть может, испорчен; смысл понятен из последующего) помимо монастыря, перенести на себя тяжесть, лежащую на нем, и постановил: освободить эти имения от причитающихся с них хараджа, десятины, штрафа и налога, числящихся в канцеляриях его величества, ведающих землями свободными и ведающих землями заповедными; перестать придираться к нему (к авве Сельмуну) по этому поводу и наносить ему ущерб по этой причине и преследовать его. Это дается ему в настоящее время и на грядущие времена, впредь от числа данной грамоты, во исполнение обещанного покровительства и в награду за доброжелательство и привязанность монахов к нашему народу. Да не изменит это наше распоряжение течение времен и лет. И если кто-либо из управляющих, правителей, заведующих диванами, откупщиков и чиновников, в округах и при делах, прочтет эту грамоту или прослушает чтение ее, — да знает он, что это исходит от повелителя верующих и есть приказание его, и да поступает по этому и согласно с этим. Написано в месяце Рабие II 411-го года (25 Июл.—22 Авг. 1020 г. по Р. X.). И будет вручен этот указ в руки того, кто выпросил его себе, в оправдание его действий, и будет положен там, где хранятся подобные указы, если на то будет воля Божья. И ал-Хаким начертал свое имя наверху указа (Затем в тексте пропуск)... [386]

Грамота аз-Захира о веротерпимости.

/f 133, a./ И аз-Захир издал грамоту, которую прочли народу, и в которой он заявлял о своей благосклонности вообще ко всем и настоятельно выставлял на вид всем, занимающим какое-либо место на государственной службе и наблюдающим за судебными приговорами и решениями, чтобы они в своих распоряжениях стремились к истине и во всем, что до них доходит и им ведать надлежит, ставили бы своей целью справедливость; чтобы они охраняли людей мирных и честных и преследовали бы бездельников и злых людей. Затем он объявлял, что до него дошел голос многих зиммиев, христиан и евреев, свидетельствующий о их нежелании перейти в мусульманскую веру, и высказывал насколько он возмущается против насильственных обращений, так как заставить верить — нельзя, и приглашал зиммиев прекратить путаницу в их мыслях и убедиться, что они пользуются охраной и покровительством, и что они — люди оберегаемые и защищаемые. Если кто из них предпочтет принять мусульманскую веру по выбору сердца своего и по водительству Господа, а не для обмана и возвеличения себя, то пусть вступает в нее: его примут и обласкают; а если кто предпочтет остаться при своей вере, не изменяя ей, то он будет находиться под покровительством и охраной государя, который будет защищать и блюсти все лица, принадлежащие к данной вере.

Эта грамота успокоила народ. О ней с радостью извещали друг друга (Дальше сообщается об аресте в Дамаске 'Абд-ар-Рахима, наследника престола, по распоряжению сестры ал-Хакима. 'Абд-ар-Рахим был приведен в Египет и отравлен аз-Захиром. В 411 г. xpистиане снова приобретают влияние при дворе)... [387]

И стали христиане снова открыто справлять свои /f 133, b./ праздники и ходить во время Пасхи крестным ходом к тем церквам их, которые находились вне города Каира. Аз-Захир являлся смотреть на их сборища и приказывал оберегать их. Христиане облегчили носимые ими отличительные знаки, и большинство из них ограничилось поясом и черным тюрбаном. Аз-Захир разрешил им восстанавливать их церкви и возвратил им завещанные с богоугодной целью имения, которыми еще не завладели правители. И напала толпа мусульман в Mисре на одного яковита, известного под именем Ибн-абу-Закария-ибн-абу-Галиба, из тех, которые при ал-Хакиме открыто исповедывали ислам, и которому он позволил снова сделаться христианином. И стали они кричать против него в джамии и на рынках, угрожали ему, потрясая руками, и ставили ему в вину то обстоятельство, что пока он был мусульманином, то постоянно находился в джамии, стоял впереди при молитвах и списывал своей рукой и записывал лекции и переписывал книги хадисов (Xадисы — изречения и поступки Мухаммеда, передаваемые по преданию) и богослово-юридические; другие христиане, которые, приняв ислам, отреклись от него, так не делали; поэтому они требовали от него, чтобы он отдал им то, что написал и приобрел по части их наук. Аз-Захир приказал заключить его в нижний полицейский участок, и он пробыл здесь в заключении десять дней, причем ежедневно его убеждали возвратиться в мусульманство и стращали и пугали; он же не покорялся и не соглашался. И когда они отчаялись в его возвращении к мусульманской [388] вере, то доложили о его деле аз-Захиру, и он приказал казнить его, уступая общественному мнению; и его привели в место, называемое........чтобы здесь казнить его; а он был весел, радостен, даже смеялся до самой смерти над назначенной ему казнью. И возвратилось из страны румов множество христиан, принявших ислам, открыто объявили себя христианами, и никто не стал беспокоить ни их, ни тех христиан, которые жили в Египте, требованием уплатить поголовную подать с того года, когда взыскание ее с них прекратилось (При переходе в мусульманство поголовная подать отпадала), и до того года, когда каждый из них возвратился (Дело идет о принявших ислам и затем отпавших от него христианах, оставшихся в Египте и выселившихся, а затем возвратившихся. Одни из них вернулись в Египет, другие вернулись в лоно христианской церкви. За этим отрывком в тексте пропуск) ...

Хассан-ибн-ал-Джаррах и палестинские дела.

/f 136, a./ ... И он (аз-Захир) вернулся.......и дал ему (Хассану-ибн-ал-Джарриху. См. Вас. Болгаробойца, 376) титул Эмир-ал-умара 'Уддет-ад-даула-ал-алавийя уа радыуха (Воевода воевод, opyжиe державы 'алидов и питомец ее), вернул его в Сирию, назначил его сыну 'Аллаку и многим его родственникам многочисленные земельные участки. Между тем управление Палестиной было возвращено Седид-ад-дауле 'Алию-ибн-Ахмеду ад-Дайфу. Он находился в Египте, был задержан и, чтобы вернуться в Палестину, задумал найти предлог для этого возвращения. Между ним и Хассаном-ибн-ал-Джаррахом была дружба, (В тексте пропуск) и он написал ему собственноручно несколько писем, в которых он [389] советовал ему запутать и расстроить дела Сирии, чтобы явилась необходимость отправить его (Ад-Дайфа). Эти письма попали в руки государыни, тетки аз-Захира, были показаны ас-Седиду, и он был казнен из-за них. И раскаялся после этого аз-Захир в том, что отпустил Хассана-ибн-ал-Джарраха, и послал тайно ему яду, чтобы убить его. Хассан проведал об этом и стал опасаться, и снова ухудшились взаимные отношения аз-Захира и Хассана. Хассан возобновил на прежних условиях клятву и соглашение с Синаном-ибн-'Альяном — а он был в свойстве с ним: Хассан выдал за него дочь свою — и с Салихом-ибн-Мирдасом. Между тем управление Палестиной было дано Мунтахаб-ад-дауле (В: Мунтаджаб-ад-дауле) Ануштекину ад-Дузберию. И возгоралась война между ним и Хассаном и Салихом и Синаном. Хассан, Салих и арабы взяли над ним верх, и ад-Дузберий бежал в 'Аскалан. Хассан в Раджебе 415 г. (8 Сен.— 7 Окт. 1024 г. по Р. X.), завоевал Рамлу, сжег большую часть ее, разграбил ее и забрал в плен множество находившихся в ней женщин. Абу-Мансур Сулейман-ибн-Таук, катиб Салиха-ибн-Мирдаса, тотчас же овладел Ма'арра-Масрином, что в округе халебском, захватил правителя этого города, заковал его в цепи и * 23 Раджеба этого года (30 Сен. 1024 г. по Р. X. Дата только в В.) пошел в Халеб во главе множества арабов. Между ними и губернатором этого города произошла борьба. В это время губернатором был воевода Седид-ал-Мулк-Су'бан-ибн-Мухаммед-ибн-Су'бан, а комендантом цитадели был Маусуф ас-Саклабий. И происходили между ними битва за битвой в различные дни. И [390] прибыл Салих-ибн-Мирдас из Палестины, разграбив по дороге многие побережные округи, через которые проходил. Он подошел к Халебу с многочисленной конницей в воскресенье 17 Рамадана (22 Нояб. 1024 г. по Р. X.) этого года и остановился у ворот Баб-ал-Дженан (См. Якут, Географ, слов. изд. Wuestenfeld, II, 308. Дальше сообщается об осаде Халеба, который был взят в Зу-л-Ка'де 415 г., за исключением цитадели, которая продолжала держаться)...

/f 136, b./ И снова (См. перевод этого же отрывка: Вас. Болгаробойца, 66) напал Хассан-ибн-ал-Джаррах на ад-Дузберия, правителя Палестины, одержал над ним блестящую победу, просил Салиха поспешить к нему, и необходимость принудила Салиха отправиться к нему. И просил Салих у катепана антиохийского, которым был Константин Далассин, пеших стрелков на подмогу против засевших в цитадели. Тот послал ему 300 человек, и он расставил их на части городской стены. Между тем катепан антиохийский доложил об этом царю Василию, тот не одобрил его распоряжения и предписал ему отозвать назад эту пехоту. Тогда Салих отправил их к нему, назначил Абу-л-Мерджа Салима-ибн-Мустафада правителем Халеба и поручил ему и своему секретарю Абу-Мансуру Сулейману-ибн-Тауку осаду цитадели, а сам во вторник 3-го Рабия I (416-го хиджры = 4 Мая 1025 г. по Р. X.) этого года отправился в Палестину (Дальше сообщается о сдаче цитадели халебской в среду 1-го Джумады I 416-гог. хиджры = 30 Июня 1025 г. по Р. X.)... И возвратился Салих из Палестины в Халеб и вступил в него в субботу 8-го Ша'бана этого года (8-ое Шагбана 416-го года хиджры = понедельник 4 Окт. 1025 г. по Р. X. Надо читать или 28-го Ша'бана (началось после заката солнца в субботу 23 Окт.) или 21-го Ша'бана (чит. ли семанин бакина), которое началось в субботу после заката солнца 16-го Октября 1025 г. по Р. X.).

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.