Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Документы о политике России на Дальнем Востоке в начале XIX в.

Изучение политики России на Дальнем Востоке в начале XIX в. представляет большой интерес для исследователя русско-азиатских отношений. Имеющиеся публикации касаются главным образом деятельности Русско-Американской компании (РАК), причем освещают преимущественно ее внутреннюю историю 1. Более полно освещены русско-китайские дипломатические отношения начала XIX в. в связи с посольством графа Ю. А. Головкина в Китай в 1805 - 1806 гг. 2 И почти совсем отсутствуют документальные публикации по русско-японским отношениям начала XIX в.

Между тем, именно в начале XIX в. была предпринята одна из серьезных попыток установления дипломатических и торговых отношений между Россией и Японией, наладить регулярную торговлю России на Дальнем Востоке 3.

В I томе 1-й серии фундаментальной публикации по внешней политике царской России в начале XIX в. 4 впервые опубликован ряд документов по этому вопросу.

Инициатором активного развития отношений России со странами Дальнего Востока (Китаем и Японией) выступил крупный русский дипломат и политический деятель, тогдашний министр коммерции Н. П. Румянцев. 4 марта 1803 г. он подал на имя Александра I две докладные записки о торговле с Китаем (через Кантон) п Японией 5.

Кратко охарактеризовав историю отношений России с этими странами, особенно усилившихся в конце царствования Екатерины II, Н. П. Румянцев предложил ряд конкретных мер по расширению торговли с Китаем и Японией и русскими колониями в Северной Америке. Обе записки в тот же день были обсуждены Комитетом министров России и одобрены Александром I 6.

На основании изложенных Н. П. Румянцевым соображений на судах РАК "Надежда" и "Нева" была снаряжена грандиозная по тому времени комплексная экспедиция, имевшая своей целью не только установление политических и торговых контактов со странами Дальнего Востока, но и проведение целого ряда научных исследований (морских течений, нравов и быта тамошних жителей, политического устройства государств и т. д.). С этой целью в состав экспедиции были включены [86] ученые, художники, врачи, торговцы и т. д. Общее руководство экспедицией было возложено на одного из создателей РАК действительного камергера Н. П. Резанова 7, который назначался посланником России в Японии. Ему было вручено личное письмо Александра I японскому императору 8. Главой экспедиции был назначен выдающийся русский мореплаватель капитан-лейтенант И. Ф. Крузенштерн. Вместе с Ю. Ф. Лисянским (командиром корабля "Нева") он должен был провести суда из Кронштадта в Японию. До сих пор считалось, что основной задачей всей экспедиции Крузенштерна были научные исследования во время кругосветного путешествия. На это наталкивали и труды непосредственных участников экспедиции, прежде всего выдающийся для своего времени трехтомный труд самого Крузенштерна 9, а также труды некоторых других участников экспедиции 10.

Однако на самом деле замысел Н. П. Румянцева был значительно шире. Как об этом свидетельствуют впервые опубликованные в I томе ВПР документы, экспедиция Крузенштерна должна была явиться лишь частью обширной программы развития активных торговых и политических отношений России с Китаем, Японией и русскими колониями в Северной Америке 11.

Публикуемые документы дополняют и детализируют историю подготовки и прохождения экспедиции Крузенштерна. Документ № 1 рисует состояние торговли России на Охотском морс и, в частности, развитие русско-японской торговли. Инструкции правления РАК Крузенштерну (см. док. № 2), а также донесения самого Крузенштерна (док. №№ 3 и 5) показывают историю подготовки и прохождения экспедиции. Они значительно дополняют "Записки" Крузенштерна. Наконец, документ № 4 рисует общую картину развития плана установления дипломатических и торговых отношений России с Японией и Китаем.

В. Г. Сироткин


№ 1

Письмо коменданта г. Охотска капитан-командора Сарычева вице-президенту Адмиралтейц-коллегии адмиралу Н. С. Мордвинову

18 февраля 1802 г.

Ваше высокопревосходительство хотя и обремены всегда многотрудными государственными делами даже и во время самые вашея болезни, но при всем том изволили уделять время на отобрания от меня объяснений, касающихся до Охотского порта. Между прочим я доносил вашему высокопревосходительству, что производимая поныне доставка в сей порт провиантов и материалов колико затруднительна и каковых стоит великих издержек, сопреженных не токмо с отягощением, но и разорением якутов. Вы изволили одобрить мнение мое, чтоб на место таковых затруднительных береговых доставлений отправлять все нужное для сего порта из Кронштадта на судах морем кругом мыса Доброй Надежды и приказали объяснить на бумаге неудобства первого доставления и выгоды последнего. [87]

Вашему высокопревосходительству известно, в каком разстроенном положении Охотский порт поступил ныне из-под начальства губернаторов иркутских в ведомстве Адмиралтейской коллегии; рапорты капитана Бухарина свидетельствуют не ложное его состояние, что ни могазеин, ни материалов, ни припасов, ни инструментов вовсе нет и что малое число неблагонадежных транспортных судов не в состоянии доставлять и третью часть следуемого в Камчатку провианта для продовольствия умноженных там против прежнего вдвое войск, почему и нужно употребить скорейшие меры к отвращению могущих произойти бедственных от того следствий. Адмиралтейская коллегия, хотя и предположила уже для сего построить в Охотске транспортные суда, но со всею деятельностью и поспешностию невозможно изготовить их скорее как через три года 12, при всем том оное стоить будет величайших издержек и немалых затруднений как в пересылке людей, нужных к строению судов, так и в доставлении для сего материалов и инструментов.

Все оное должно заготовляемо быть в Иркутске по ценам вдвое почти дороже здешняго. Доставка в Якутск за каждой пуд стоит 1 руб. 10 коп.; от Якутска же до Охотска все тягости перевозятся берегом на вьюшных лошадях, полагая на лошадь не более 5 1/2 пуд; а как каждая лошадь нанимается по подряду от 25 до 30 руб. то и обойдется на один пуд провозу 5 руб. 45 коп. 13; итак, всего от Иркутска до Охотска приходит[ся] платить за провоз, полагая в цену обертки коженые и ремни для увязывания, за каждой пуд 7 руб. 24 коп. Сия цена провозу была в прошлом 1801 г., когда не так великое количество клади доставлялось в Охотск: но при нынешнем большом отправлении не токмо оная должна возвысится, но сумневаюсь, чтоб достаточно можно было найти лошадей.

Донося вашему высокопревосходительству о затруднениях и великих издержках предполагаемого в Охотске построения транспортных судов, осмеливаюсь объяснить мнение мое о выгоде отправления морем кругом мыса Доброй Надежды построенных здесь судов или купленных в Англии готовых. Первое: сии суда обойдутся в несколько крат дешевле предполагаемых строить в Охотске, Второе: что они чрез один год могут быть уже в сем порте, а те и в три года не придут к окончанию. Третье: что на оных можно отправить все нужные для Охотского порта материалы и снаряды с таковою выгодою, что в десять раз дешевле будут стоить против доставления берегом, ибо полагая, что на четырех таковых судах отправить можно 40 тыс. пуд груза 14, за которой бы, доставляя берегом, должно было одного провозу заплатить от Иркутска до Охотска 289 тыс. руб., но на место того, отправляя на судах морем, содержание оных стоить будет только 30 тыс. руб. 15, не считая того, что все материалы, купленные здесь, обойдутся вдвое почти дешевле, нежели в Иркутске.

Каковые были цены материалам в Иркутске в прошлом 1801 г. при заготовлении Американскою компаниею и во сколько становилось с провозом в Охотск, прилагаю здесь ведомость с означением и здешних, петербургских, цен. [88]

 

Цена в Иркутске

Что стоит в Охотске с провозом

Цена в Питербурге

Стренги или кабалки, пуд

5 руб. 50 коп.

12 руб. 79 коп.

3 руб. 79 1/2 коп. в деле

Прядево тонкое, пуд

8 руб.

15 руб. 24 коп.

5 руб. 95 коп.

Железо полосовое, пуд

4 руб.

11 руб.

2 руб.

Железо болтовое, пуд

8 руб.

15 руб.

4 руб.

Гвозди карабельные в разны дюймы, пуд

8 руб. 50 коп.

15 руб. 74. коп.

7 руб. 17 коп.

Якоря делаемые в Иркутске, пуд

10 руб.

22 руб.

5 руб. 95 коп.

Топоры каждой

2 руб.

 

1 руб. 29 коп.

Железо листовое, пуд

12 руб.

19 руб. 24 коп.

7 руб.

Олово прутовое, пуд

28 руб.

35 руб.

17 руб.

Мел, пуд

10 руб.

17 руб. 24 коп.

43 руб. 1/2 коп.

Фламское полотно, кусок

35 руб.

42 руб.

27 руб.

Равендук, кусок

30 руб.

37 руб. 24 коп.

13 руб.

За те материалы, которые идут из Питербурга, платится за провоз до Иркутска летом 8 [руб.], летом 6 [руб.] с пуда.

Несмотря на все выгоды сего предприятия, с первого виду представится должны опасности и затруднения в переходе великого пространства морей, по коим россияне в первой еще раз должны совершать плавание, но когда взять в пример, что в самые непросвещенные времена мореплавания Васко-де-Гама и его последователи безопасно ходили по сим неизвестным еще тогда морям, то можно ли усумнится плавать по оным ныне, когда навигация доведена уже до совершенства и когда всем тем морям есть вернейшие карты с полными наставлениями для плавателей.

Я уверен, что многие морские российские офицеры с великою охотою примут на себя управление теми судами, кои отправятся сим путем, и докажут примером, что для них плавание в Ост-Индию не опаснее, как и в Балтике.

Для защищения сего транспорта нужно, чтоб одно вооруженное судно прикрывало его от нападения корсаров, или можно отправить оной под защитою Ост-Индских иностранных судов, идущих в Кантон.

Кроме всех выгод для государственной казны, исполнение такового предприятия подаст повод купечеству нашему отправлять сим путем товары свои в Камчатку и в Охотск на место берегового доставления, сопреженного с величайшими трудностями и чрезвычайною дороговизною провоза. Между тем, также откроется путь к торговле в Ост-Индии и доставится удобный случай к утверждению комерции с Япониею по поводу сделанного уже к сему начала в 1793 г. россиянами, отвозившими японцев на остров Матмай 16.

Японский император показал на сие свое соизволение данною от себя грамотою, которую позволяется одному российскому судну входить для торгу в гавань Нангасаки 17.

Недалное растояние оного государства от Камчатки может через оной торг доставить сему полуострову и городу Охотску выгоднейшее продовольствие, нежели получаемое ныне с великими затруднениями из Якутска. Взамен японским произведениям россияне, не заимствуя товаров из Европы, могут найти в тех странах великое изобилие и своих произведений, как-то: мехи разных зверей, моржовые зубы, сушеную рыбу, китовый жир и его усы. [89]

Судя по великому множеству в тех морях китов и рыбы, ежели бы оным учреждены были промыслы по примеру производимых европейцами в Северном океане, тогда достаточно было бы китового жиру, сухой и соленой рыбы для отвозу не токмо в Японию, но и в Китай.

Капитан-комондор Сарычев

1802 года

февраля 18 дня

ЦГАВМФ, ф. 204, д. 96, лл. 5 - 8. - Автограф.

№ 2

Инструкция главного правления Российско-Американской компании капитан-лейтенанту И. Ф. Крузенштерну

29 мая 1803 г.

Как вследствие известного вам высочайшего его императорского величества соизволения отправить кругом света коммерческую Американской компании экспедицию уволены вы вступить в службу оной компании для сопровождения той экспедиции до российско-американских торговых заселений, и приняли на себя труд усоворшенствовать разные преднамеренные компаниею предметы, то главное правление и препоручает вам принять в ваше начальство два компанейские корабля, именуемые "Надежда" и "Нева", состоящие в Кронштадте, и с ними весь экипаж, избранный вами и другим, под руководством вашим отправиться имеющим, господином флота капитан-лейтенантом и кавалером Лисянским, собственно вашему управлению предоставив корабль "Надежду", а господину Лисянскому препоручив корабль "Неву", снабденные всем приличным вооружением.

Равномерно принять благоволите для обоих оных кораблей двугодовую провизию как для вас с офицерами, так и для нижних чинов, сим правлением приготовленную; сих последних аммунициею, аптеки и все протчее, разделя все то с господином Лисянским по пропорции экипажа, а также и компанейской труз, вверенной в особое смотрение и на отчет двум компанейским прикащикам купцам Карчагину и Коробицыну, повелев оной грузить, что в которой корабль сим правлением назначено будет.

Сверх того благоволите принять на предоставляемой особенно Вам корабль "Надежду" назначаемую его императорским величеством к японскому двору посольскую миссию с ее чиновниками, скарбом и всем протчим, что до нее по высочайшему соизволению во особливости принадлежать будет. При сем случае за долг свой почло сие правление объявить вам, что его величество в рассуждении назначения сей посольской миссии высочайше благоволил предоставляемой вам корабль принять у компании на казенной щет, так как и двугодовое жалованье Вам и подчиненным Вам офицерам и всему экипажу, равно провизию и аммуницию оному, на то же время компаниею определенное, всемилостивейше дозволив погрузить в оной корабль компанейской груз для доставления, как выше сказано, до российско-американских селений и оттоль обратно.

А как предмет назначения сей экспедиции состоит в том, чтобы приготовленный сим правлением для подкрепления российско-американских селений и тамошних торговли и промышленности груз доставить в те селения, чтобы, оттоль возвращаясь, взять и привесть сюда тамешний груз же, доставленной компании промышленностию и торгом, и чтобы на том же возвратном пути, пристав в китайской порт Кантон, зделать опыт размена меховых товаров на китайские произведения, и чтобы между совершением сих предприятий в северо-восточной части Российской Америки, ежели время и обстоятельства позволят, подробнее узнать и описать томашние острова и матерой берег, простирающейся принадлежностию России немного далее 55° северной широты, и чтобы на сем длинном кругом света вояже приобрести сведения в рассуждении торговли, не может ли что послужить в пользу нашего отечества, [90] равномерно доставить в Японию вышепомянутую высочайше назначенную посольскую миссию, то сообразуясь с сими намерениями компании и предметами государя императора, главное правление препоручает Вам совершить ваш путь следующим образом:

I. Отправясь из Кронштата на корабле "Надежда" обще с другим кораблем "Невою", под непосредственное Ваше начальство как главному командиру силою сей инструкции вверяемым, благоволите обеими кораблями зайти в датской порт Гельсиннор и, там взяв перевезенную из Гамбурга достальную часть компанейского груза, пуститься в дальнейший вояж, на котором, ежели никакие важные причины не принудят приставать в каковые-либо иностранные порты, первое зборное место извольте назначить на одном из Канарских островов - Тенериффе, или по крайности на острове Мадере. Без крайней же нужды ближе сих мест куда-либо заходить главное правление почитает бесполезным, разве обстоятельства потребуют от Вас перемены сего плана.

II. В Тенериффе или Мадере, освежася и запасшись свежими и нужными припасами, яко в местах, изобилующих разными произращениями, скотом и дичиною, второе зборное место экспедиции назначить благоволите на острове С-я Екатерины у берегов бразильских, на котором также подкрепить себя всем нужным освежением.

III. На сей второй инстанции, яко такой, по которой пройдете Вы равноденственную линию, конечно, встретятся Вам, может быть, великие затруднения в рассуждении штилей или переменных ветров, но все сие преодолеть и выиграть время и другие выгоды есть дело опытного Вашего искусства. От помянутого второго рандеву должны Вы будете окончать Ваш к югу путь в Атлантическое море, и, пройдя около мыса Горна, вступить в Тихое.

Желательно правлению, чтобы Вы совершили сию трудную и дальную от острова С-я Екатерины инстанцию, не заходя ни в Лемеров, ни в Магеланской проливы, но, минуя обоих их, держались пространства и тем обеспечили бы себя повстречать большие затруднения. По вступлении же в Тихое море взять для экспедиции третий роздых и освежение на одном котором-либо из островов Маркизиных, опять близ равноденственной линии лежащих, обильных плодами, живностью и другими потребностями.

IV. Четвертое пристанище, роздых и освежение главное правление назначает Вам с экспедициею иметь на островах Сандвичевых, на которых, пробыв нужное время, должны Вы будете с кораблем "Невою" расстаться, ибо отселе с кораблем "Надеждою" должны Вы пуститься к Азии, к Японским островам, и пристать прямо в гавань Нангасак острова Ксиксо, где высочайше назначаемая посольская миссия должна выполнить препорученное ей от его императорского величества всемилостивейшего государя императора дело, до окончания которого должны Вы будете в сем месте замедлится. Господину же капитан-лейтенанту и ковалеру Лисянскому при расставании Вашем с ним извольте предписать, чтоб он оттоле окончил свой вояж на острове Кадьяке, яко главном заседании Российско-Американской компании.

V. Буде обстоятельства не восприпятствуют г-ну Лисянскому на сем пути его к Кадьяку зайти и на остров Баранова (или Ситку), где под горою Эчь-кум, так же как и на Кадьяке, есть компанейская крепость Михаила, пакгаузы и промысловый отряд компанейских людей, то благоволите предписать ему, чтоб он, сколь время ему позволит, сей остров описал и по возможности его во всем заметил, а потом бы следовал уже на остров Кадьяк.

VI. Чтоб, прибыв к Кадьяку и прямо гавани Трех святителей, лежащей под 57°13' северной широты и 225°20' восточной долготы от острова Ферро, где находится прежнее компанейское селение, остановился бы сперва верстах в десяти у острова Кукак, у мысу которого выгоднее и безопаснее якорное стояние и грунт песчаной, Тут стояли гишпанские корабли. В сем месте кадьякской главной правитель господин коллежской советник Баранов по предписанию сего правления его уже предварит и вместе с ним распорядится о дальнейшем его успокоении и о выгруске [91] компанейского груза и о протчем, потребном на сей случай. Сие первоначальное пристанище рекомендует главное правление потому, что ни Вы, ни господин Лисянский, не знав помянутой гавани Трех святителей, ни другой - Петра и Павла, где ныне находится главная тамошная контора и помянутой главной правитель господин Баранов, может иногда встретить при противных ветрах затруднения и другие невыгодности, а в том месте стояв, может быть совершенно обезопасен и вовсяком случае лехго отойти в море, не подвергая корабль опасности. По сделанному же г-м Барановым распоряжению, чтоб сложил весь компанейский груз в пакгаузы и в ведение оного господина Баранова и остался бы тут до прибытия вашего с кораблем "Надеждою", потому что:

VII. По совершении посольскою миссиею высочайшее возложенного на ее в Японии дела, в рассуждении находящегося на Вашем корабле компанейского груза, наиболее назначенного для Камчатки, так и в рассуждении того, что о успехах посольской миссии должно препроводить без замедления ее депеши к его императорскому величеству сколько можно кратчайшим путем и временем, так равно и о Вашем всей край кругом света прибытии, то для сих притчин, так и для получения миссиею новых от высочайшего двора может быть последующих столь же важных, как и предмет посольства ее в Японию, препоручений, обязаны Вы пуститься от Японии сперьва к российскому полуострову Камчатки и прямо в гавань Петропавловскую, где для сгружения компанейского груза, отправления миссионерных депешей и принятия новых могущих быть ей наставлений, пробыв нужное время, оттоле направиться к острову Кадьяку для соединения с господином Лисянским.

VIII. Ежели бы вояж Ваш из Японии до Камчатки почему-либо замедлился и запоздался во времени и Вы увидите себя готовым отплыть из Камчатки не ранее октября месяца, то правление советует Вам остаться зимовать в Петропавловской гавани, поелику в сии времена тамошнее море бывает очень бурно и опасно; но всего бы лутче желало оно, чтоб Вы необходимую прозимову взяли на Кадьяке, где во всю зиму найдете живые рыбные кормы, всякую дичину, а при том там, как дома, во всем бы безубыточно и беспечно продовольствовались Вы со всею командою, а сверх того воспользовались бы и случаем обстоятельно узнать Кадьяк, его жителей, компанейские заведения и все протчее, достойное Вашего сведения. Однако ж на случай нечаянной Вашей зимовки в Камчатке, главное правление учинит ныне же распоряжение, чтоб через компанейских прикащиков Вы были со всем экипажем и с посольскою миссиею снабдены всеми потребностьми по возможности.

IX. Как господин Лисянский ожидать Вас на Кадьяке далее половины августа месяца 1805 г. не может и не должен потому, что время сие будет самое лучшее к возвратному оттоле пути, а Вы с Вашим кораблем к тому времени из Камчатки на Кадьяк не прибудете по непредвиденным каковым-либо случаям, то в рассуждении сего благоволите ему предварительно предписать, чтоб он, промедлив тут до показанной половины августа месяца 1805 г., отправился бы обратно в то зборное место, которое Вы ему назначите для соединения с Вами, и ограничите время, сколько тут он должен, и буде и тут Вас во оное не сождет, то куда далее итти обязан. При отправлении же своем из Кадьяка взял бы г-на Баранова весь тамошний компанейский груз пышных товаров.

А между тем, пока он пробыть должен на Кадьяке, чтоб не потерялось напрасно то время и когда господин Баранов будет иметь виды для осмотру и описания каких-либо там мест и о том будет его просить, как о предмете нужном для отечества и компании, то благоволите ему предписать, чтоб он согласно обещанию своему предпринял таковые обсервационные вояжи или бы поручил оные совершить надежнейшему из своих подчиненных, смотря по важности тех предметов, на своем ли корабле или на одном из тамошних, у Баранова состоящих судов.

X. Во время таковых обсервационных рейсов отнюдь бы не заходил в места, принадлежащие другим державам, и тем не подавал бы ни малейшего повода к неудовольствиям и жалобе; но ежели бы сверх чаяния и случилось в такие места зайти, кои уже принадлежат другим державам, то обходился бы в них как с иностранными [92] людьми, так и с дикими народами со всевозможною ласкою, удаляя и наималейшее подозрение, о чем не оставьте его без извещения. Впротчем и Вам главное правление рекомендуя сии же правила, надеется об обоих вас, как от просвещенных и благовоспитанных людей, что вы ни в коих случаях не оставите все ваши действия сопровождать со всяким благоразумием и кротостию, оставляя для соотчичей своих следы надежды и успехов в пользу будущего времени и вообще честь и славу наций.

XI. Хотя выше сего и предположило главное правление места, где Вам с экспедицею иметь роздых, но не может оно настоять в том, чтобы Вы непременно так исполнили, но предоставляет все случаи Вашему опытному знанию и обстоятельствам, в каких путешествие Ваше состоять будет и коих никак предвидеть теперь не можно, надеялся однако ж, что Вы не будете учащать пристанищ бесполезно и без совершенной надобности, тем наипаче, когда откроются Вам и виды высочайше назначенной в Японию посольской миссии, к сопровождению которой без потеряния выгодного времени должно Вам всевозможнейше споспешествовать. Притом главное правление дает Вам приметить, что когда экспедиция, держа курс к Кадьяку далее 55° северной широты, ежели б по каким-либо необходимым случаям принуждена была склониться к матерой американской земли, на которой существуют российские занятия, то приходить ко оным должно со всякою от обитающих там и по островам осторожностию, разведывая наперед есть ли тут компанейские русские промышленные, посредством коих располагать уже выход людей на берег, но всегда для безопаспости с оружием в руках, нимало не надеясь на американцев, яко народ невежествующей, легкомысленный и алчной к малейшим безделушкам, а особливо сию осторожность иметь в Чугацкой губе, где многочисленные тамошние дикие противу протчих племен наиболее зверством своим отличные, с русскими людьми не совершенно еще сдружились.

XII. В случае, ежели бы по каким-либо встретившимся и необходимым притчинам не могли бы Вы, возвращаясь из Камчатки, или господин Лисянский, идучи от Сандвичевых островов, пристать к острову Кадьяку, и по сим обстоятельствам уклонены были корабли к островам Лисьих Алеутских островов, то правление рекомендует Вам тут иметь пристанище на острове Уналашке, где есть наилучшая Капитанская гавань, а при ней компанейское заселение и контора. Отсюда, в случае надобности, ежели бы тут зачем-либо долго корабли задержаться принуждены были, можно дать знать на остров Кадьяк чрез алеут на байдарках, на коих очень часто бывают разъезды, и, снесяся с г-м Барановым, ожидать его общих и согласных с Вами и с пользою компании решительных распоряжений, о чем на случай прибытия туда Вашего или г-на Лисянского дано будет знать Уналашкинской конторе с тем, чтоб для принятия Вас и о нужном Вам пособии сделала надлежащие приготовления.

XIII. Как компания не имеет третей уже год известиев с Кадьяка от помянутого главного правления г-на Баранова, которых хотя нетерпеливо ожидает в нынешнем году обще с посылкою знатного груза в пышных товарах, а потому и не известна теперь о состоянии его, благополучно ли тамо пребывает; но, судя по неполучению от ного известиев, можно заключить и то, что либо нет его в живых по законам натуры, или по другим каким в его по тамошним диким местам обсервационных путешествиям нечаянным случаям. А потому, ежели бы по прибытии Вашем или прежде Вас г-на Лисянского на Кадьяке узнали Вы, что г-на Баранова, сверх чаяния, нет в живых, в таком случае Вы и г-н Лисянский все ваши отношения благоволите иметь с тамошнею главною компанейскою конторою и с тем, кто во оной место г-на Баранова в небытность его занимает; в ведомство ее же и груз компанейской Вашего корабля извольте здать и обратное Ваше оттоль отправление от нее же получить, о чем главное правление на сей нечаянной случай продварительно должное распоряжение уже зделало и тамошнюю контору с транспортом нынешнего года снабдило приказанием каковой с Вами и г-м Лисянским между протчими депешами отправлен же.

XIV. По совершении таким образом переднего Вашего до Кадьяка пути, ежели там застанете г-на Лисянского, то обще с ним, будо же не застанете, то одни со [93] своим кораблем "Надеждою", взяв компанейской груз, какой на тот раз прилучится в готовности, благоволите отправиться в обратной путь, ежели время к надежной навигации Вас совершенно споспешествовать может, и соединиться с господином Лисянским в том зборном месте, где Вы ему дожидать себя предпишете.

XV. Поелику же сей обратной Ваш путь из Российской Америки, может быть, будет гораздо интереснее первого, потому что на сем пути должно будет испытать разные торговые операции. И для того рекомендует Вам главное правление, соединяся с господином Лисянским и тут зделав себе роздых и освежение, пуститься вторично к Азии в китайской порт Кантон, лежащей в области богатой, изобильной, и знатную торговлю с европейцами отправляющей такими произведениями, какими россияне в Сибири на границе китайской с давних лет уже отправляют. Американская компания с высочайшего дозволения определила, ежели можно будет, променять тут свои произведения, взятые Вами на Кадьяке.

XVI. Для сей с китайцами торговли главное правление отправляет с Вами вышепомянутых двух своих прикащиков Корчагина и Коробицына, яко людей, бывалых по нескольку лет на китайской в Сибири границе, где при Кяхтинской таможне производится меновой с китайцами торг, и употребленных сего рода в торговлю, следовательно, уже опытных и знающих все сорты, названия и качествы китайским товарам, в Кяхте меняемым и в России расходимым. О производстве сего дела в Кантоне, хотя правление снабдило их особыми инструкциями и вверила им все оное производство на отчет их, однако же верховное ими и всею в Кантоне и в протчих местах торговлею управление намерено препоручить главной доверенной особе японской миссии, ежели сия от государя императора назначится из числа акционеров компании, почему главное правление и не оставит оную, яко сочлена своего, снабдить своим уполномочием. Буде же будет кто из посторонних употреблен в звание первой доверенной особы оной миссии, то в таком случае не преминет правление дополнить Вам сию инструкцию касательно предметов торговли и пути Вашего касающихся.

За всем тем по новости сего предприятия в Кантоне, не может правление оставить, чтобы не просить и Вас, яко уже в Кантоне бывавшего и несколько тамошние обстоятельства заметившего, чтобы Вы подали по предмету сему Ваши нужные советования и объяснили бы все доныне почерпнутые Вами, по бытности Вашей в Индии и в самом Китае, сведения, да и вообще употребили бы усильные способы не только принаровить, но и совершенно возстановить выгодную для компании и вообще в пользу отечества в Кантоне торговлю, которую никто столь прилично не может в тамошних краях отправлять, как Россия, имеющая в Америке неисчерпаемый источник богатства в пышных товарах, долженствующих наиболее збываться чужим народам, на потребности для России нужные, на что доныне не было еще случаю, как самим Вам то известно.

XVII. Во время Вашего обратного вояжа, ежели где в Индии или Азии случится экспедиции приставать в таких местах, в коих нельзя нужные припасы в пищу или иные необходимые вещи достать иначе, как на промен каких наших товаров, как-то: на бисер, корольки, сукно, табак, или на иные какие вещи и платье, или для приласкания какого-либо из островитян подарить, в таком случае благоволите потребное из числа компанейского грузу взять от прикащиков компанейских, дав им ордер записки в расход в их книгах; а чтоб они требование ваше исполнили, о том им в инструкциях их предписано.

XVIII. По окончании всех для торговли в Кантоне и в других местах по уполномочению в том начальствующей особы посольской миссии, или другого кого, благоволите возвратится сюда со всеми теми китайскими товарами, кои в Кантоне или в других местах получить можете. Сей Ваш обратной путь главное правление расположить предоставляет Вам по сходству показанных торговых предметов и соответственно времени и обстоятельств, препоручая наиболее опытному Вашему и г-на Лисянского знанию, надеяся притом, что Вы и г-н Лисянский все, что узнаете и приобретете вашими наблюдениями в вояже вашем нового для натуральной [94] истории, географии, мореплавания и до протчих наук, так равно карты и описания, конечно, не оставите доставить Американской компании, а потому излишним почитает, знав ваше усердие, о том вам в подробности изъяснить, так как и о том, чтобы со всеми теми в иностранных державах народами, где вы будете иметь пристанищи и пребывание, обходились как вы, так и все ваши подчиненные со всевозможною ласкою и уважением, храня во всяких случаях и поступках честь нации и покровительство его императорского величества Российско-Американской компании.

XIX. При возвращении Вашем из Кадьяка благоволите оставить тамошней конторе все излишние корабельные запасы, как-то: подержанные и неподержанные всякого рода снасти, канаты, паруса и все, что для кораблей принадлежит, удовольствуя себя на сей обратной путь из всех оных таким только количеством, какое Вам необходимо только нужно будет; ибо там во всех оных вещах для тамошней верьфи по притчине не всегда удобного доставления наиболее нужда состоит, для чего главное правление при отбытии Вашем отсель достаточным комплексом оных и снабдило, чтобы остатки оставались на Кадьяке. Чего же сверх того будет еще недоставать Вам в обратном пути, все оное дозволяет вам правление купить, где возможность дозволит.

XX. Как посиле высочайше пожалованной компании привиллегии торговля в Америке и на островах, компании принадлежащих, предоставлена одной компании и никто, кроме ее, даже и из самых акционеров там никакой торговли и мены в пользу свою производить не должен, то потому и Вам изъясняется и рекомендуется, чтобы всем из вверенных Вам по всей экспедиции чиновникам и служителям изволили объявить и подтвердить, дабы никто никакой торговли и мены в российско-американских заселениях и на островах не производил. По возвращении же оттоле во время бытности в Кантоне, ежели бы господа офицеры и служители что про себя покупили или выменяли им потребное, или и из товаров, оное им главное правление дозволяет с тем, однако ж, что ежели за компанейским грузом в кораблях доставать будет место для поклажи той их приобретенной собственности.

XXI. Посылаются при сем по три тома белых книг для кораблей "Надежды" и "Невы" ко вписыванию в них морского журнала, которой по возвращении Вашем сюда благоволите доставить в сие главное правление вообще с протоколами обеих кораблей.

XXII. Затем излишним почитает главное правление объяснить Вам и господину Лисянскому о порядке содержания вверенных начальству Вашему офицеров и протчих служителей (о которых благоволите доставить ныне же правлению по обоим кораблям полной список с их службою), сохранении их здоровья и вообще соблюдения всей экспедиции, чести и славы отечественной, ибо Вы отправляетесь не так как вовсе партикулярный компанейский начальник, но как в службе его императорского величества состоящий чиновник, с высочайшего дозволения и для пользы всего отечества, имея в виду и высочайше назначенную в Японию миссию долженствующую исполнить особенную волю государя императора, то и обязаны по уставам службы государственной поступать, во всяких случаях содержа должную дисциплину, в чем на Вас и сотовариществующего Вам господина Лисянского главное правление в полной мере надеяся, предоставляет все то благоразумию и усердию Вашим к пользам отечества, коего Вы любите, как известно то из многих опытов. Семи заключается сия инструкция.

Дана с апробации в Министерском комитете.

В Санкт-Петербурге маия 29 дня 1803 г. с приложением главного Российско-Американской компании правления печати.

Первенствующий директор Михаил Булдаков

Директор Евстратий Деларов

Директор Иван Шелехов

Асессор Зеленский [95]

Дополнение

В дополнение XVI пункта сей инструкции главное правление Вас извещает, что его императорское величество соизволил вверить не только предназначенную к японскому двору миссию в начальство его превосходительства двора его императорского величества господина действительного камергера и кавалера Николая Петровича Резанова в качестве чрезвычайного посланника и полномочного министра, но и сверх того высочайше поручить ему благоволил все предметы торговли и самое образование Российско-Американского края, то главное правление, имея уже в лице сея доверенные особы с самого существования компании уполномоченного своего ходатая у монаршего престола, и во все время верного блюстителя польз ее, приятным себе долгом поставляя и ныне подтвердить ему свою признательность, уполномочивая его полным хозяйским лицем не только во время вояжа, но и в Америке; и вследствие того снабдило его особым от лица всея компания кредитивом. А потому содержание сей инструкции уже по некоторым частям относится теперь до особы его превосходительства, предоставляя полному распоряжению Вашему управление во время вояжа судами и экипажами и збережением оного как частию, единственному искусству, знанию и опытности Вашей принадлежащей, то и ныне дополняет сие тем только, что как все торговые обороты, наблюдение для сего предмета приличных выгодам компании мест и все интересы ее, ему, яко хозяйствующему лицу, в полной мере вверены, то и ожидает от Вас и всех офицеров, что и Вы по усердию Вашему на пользу Российско-Американской компании, столь тесно с пользою отечества сопряженною, не оставите руководствоваться его советами во всем том, что к выгоде и интересам ее им за благо признано будет, о чем от сего правления донесено и его императорскому величеству.

Маия 29 дни 1803 г.

Первенствующий директор Михаил Булдаков

Директор Евстратий Деларов

Директор Иван Шелехов

Правитель канцелярии коллежский асессор Зеленский

ЦГАВМФ, ф. 14, д. 278, лл. 1 - 15. - Подлинник.

№ 3

Донесение И. Ф. Крузенштерна главному Правлению РАК

Между 15 июля и 18 сентября 1804 18

Честь имею уведомить главное правление о благополучном прибытии корабля "Надежды" в гавань Св. Петра и Павла 3/15 июля прошедшего месяца. Его превосходительство Николай Петрович, конечно, уведомил главное правление, какие причины понудили нас итти прямо сюда и может сообщил копию с моего письма. Я ласкаюсь надеждою, что главное правление одобрит сие мое представление, исполнением которого не только опасена большая часть богатого груза, довезенного ныне, исключая муки, без малейшей потери, но и весь край сей облегчился пониженными Николаем Петровичем ценами.

Плавание наше было весьма щастливо. 4 февраля вышли из Бразилии, 3 марта обошли мыс Горн, а 20-го всю Огненную Землю, 24-го числа того ж месяца разлучил нас с "Невой" крепкой ветр и соединились с нею не прежде как по прибытию в Нюкагиву, куда пришла она после нас через три дня. 17 апреля прошли Южной тропик в долготе 104°30'. Апреля 22-го получили 50 пассат в широте 20°30'. 6-го числа [96] маия увидели острова Маркезкие, а 7-го в полдень бросили якорь в губе Таио Хой на острове Нюкагиве.

Хотя наше плавание из Бразилии до сего места продолжалось близ 14 недель и большую часть имели дурного времени, но благодаря бога у нас больных ни одного человека не было. Во время нашего пребывания на сем острове открыли мы прекрасную губу, названной мною Порт Чичаговым.

17 маия вышли мы с "Невою" из островов Маркезовых, и так полагал я прямо совершить путь свой в Камчатку, но, не получа свежих припасов, поставил долгом на острове Нюкагиве заходить в острова Сандвича. Маия 25-го прошли екватор в долготе 146°29', а 7 июня увидели остров Овайги, близ которого я лавировал 3 дни. Во все сие время не удалось нам получить свежих припасов.

Не желая терять более времени, я, надеясь на совершенно здоровье людей команд, оставил сии острова и спустился в Камчатку с "Невою". Июня 10-го разстались мы. Юрий Федорович, не имея причины спешить, располагался зайти в губу Каракакоа и обозреть все острова Синдвича. Переход с острова Овайги в Камчатку продолжался 35 дней. Мы прибыли сюда 3/15 июля после плавания 5 1/2 месяца, имея только одного больного, который чрез неделю после нашего пребывания уже совершенно выздоровел.

Неудовольствия, которые происходили между его превосходительством Николаем Петровичем и мною почти с самого начала вояжа 19, понудили меня просить из Бразилии о увольнении моем от службы компании, но, слава богу, что все теперь кончилось, и я охотно выполняю последние договоры мои, т. е. по окончании миссий возвратиться тотчас в Россию через Кантон или чрез Японию, как выгоднее будет для компании и что зависит [от] распоряжения Николая Петровича.

Что ж касается до "Надежды", то она совершенно здорова и не только может без всякой опасности совершить свой круг, но с некоторою починкою может предпринять еще раз сей вояж. Медь одна только дурна, но подводные части по сию пору весьма надежны. Главное правление, конечно, не сомневаясь в моеи ревности к пользе Американской компании, легко проверит мою радость, что главный предмет сего вояжа уже достигнут, товары все доставлены в целости; я надеюсь, что китайской, а еще более японской груз, ежели мы установим сию торговлю, доставит компании такие же выгоды в Петербурге. Сомнения нет, чтоб и "Нева" не дошла благополучно в Кадьяк. Я при сем прилагаю екстракт плавания нашего из Бразилии в Камчатку.

Хотя главное правление при отправлении моем обещалось доставить фамилии моей по 2000 руб. в год из числа следуемого мне жалованья, но, не получа здесь никакого известия от оной, то и прошу всепокорнейше ежегодно к 1-му числу февраля послать непременно сии деньги в Ревель.

ЦГАВМФ, ф. 14, д. 280, лл. 8 - 4. - Отпуск - автограф.

№ 4

Письмо министра коммерции Н. Н. Румянцева посланнику в Японии Н. П. Резанову

34 апреля (6 мая) 1805 г.

Донесения вашего превосходительства получены здесь с бразильских берегов и из Петропавловской гавани. Последние были совершенно приятны тем, что они изображают и благополучное плавание и внутреннее соединение экспедиции, не долго колебавшейся во взаимных расположениях. Государь император с удовольствием мыслит, что она совершит свой подвиг под руководством вашего превосходительства в том вожделенном образе, в каком вышла из Кронштата и в каком нашлась, наконец, в Петропавловской гавани.

Конечно, ваше превосходительство не можете иначе и мыслить, что описание Вашего путешествия принято было у престола с благоволением, а публикою с приятным любопытством. [97]

Обещаемые Вами государю императору сведения о Камчатском полуострове и о чукчах я также ожидаю с крайним нетерпением; и увлекаясь надеждою видеть подробнейшее о сем крае обозрение, я до того времени удержусь приступить к исполнению первоначальных Ваших мыслей, дабы со всею верностию единожды завсегда постановить что-либо достойное прямых видов, представя предварительно усмотрению монаршему.

Уважения, по которым Вы решились переводчика японского языка регистратора Киселева отправить в Иркутск, очень справедливы.

Наше посольство в Китай отложено было по уважительным причинам до нынешнего лета. Китайское правительство приняло наш вызов с приметным желанием. Посольство снаряжено в большом виде и облечено во все приличное достоинство. Послом отправится известный вам президент Коммерц-коллегии граф Головкин. При отъезде его я не примину просить, чтобы он об успехе переговоров с пекинским двором постарался уведомить Вас.

Сообща о сем вашему превосходительству, я должен к тому прибавить, что принятое Вами по совету г-на Крузенштерна отступление от инструкции в рассуждении Вашего прихода в Камчатку прежде Японии, как основанное на самой необходимости, было очень благоразумно: поелику тем сбережены товары Американской компании, и понижением цен даны камчатским жителям выгоды новые. Впрочем, нельзя иногда господствующим обстоятельством не подчинить плана. В таком случае я полагаюсь на опытность вашего превосходительства и г-на капитана-лейтенанта Крузенштерна и на взаимной ваш совет.

Когда Вы, отправя оба корабля сюда по Вашему расположению и оставаясь в Кадьяке одни, займетесь образованием колоний, мне приходит на мысль, что к видам компании близко было бы обозреть американской берег, начиная от Кадьяка до Берингова пролива. Смежность берега, исключительная, по-видимому, зависимость от нас одних, могут обратить внимание наблюдателя на произведения тамошние и на род жителей, в числе коих, как видно из путешествия сотника Кобелева, в 1779 г. бывшего, живут якобы русские по реке Хевьерене в острожке Кинговеи. Все сие достойно, кажется, того, чтобы положить там основания к сообщению и торговле. По твердости, с какою Вы совершаете путешествие, и вообще по образу Ваших мыслей примечая, что дух Ваш ищет славы, я думаю, что Вы, действуя одни в Америке без товарищества, проложите новой путь к личной славе и, конечно, не выедете из Кадьяка, по крайней мере, не отправя туда при себе надежных людей под Вашими наставлениями, Впрочем, не стесняйтесь моими мыслями, а руководствуйтесь пользами компании.

После сего препоручения, оправдывая только себя, без намерения пенять вашему превосходительству, я не могу не жалеть, что при донесениях Ваших, из Камчатки морем отправленных, не приложили Вы копий с первых, сухопутно посланных, в ожидании коих нельзя было ничего Вам ответствовать, а от того и упущено время. Государь, однако ж, награждая сию потерю, дозволил мне отправить настоящие бумаги с нарочным фелд-эгерем в Охотск.

С сим вместе имею честь препроводить всемилостивейший рескрипт, вашему превосходительству данный. Я обязанностию почел повергнуть начальные Ваши успехи в монаршее воззрение и государь император изволил пожаловать вам золотую табакерку с своим вензелем, повелев при том сына вашего принять в пажи. Его императорское величество, ограничиваясь сим в настоящее время, и благоволя к прочим чинам, экспедицию составляющим, остается во всемилостивейшем ожидании в рассуждении тех, о заслугах коих по возвращении представлено будет от вашего превосходительства по Вашей и от г-на Крузенштерна по его части.

Наконец, мне осталось повторить мое желание, чтоб увидеть благополучной конец Ваших трудов, которые должны увенчаться пользою отечества и собственною Вашею честию, так что дружество наше вменится мне в отличие.

ЦГАВМФ, ф. 14, д. 384, лл. 1 - 8. - Копия. [98]

№ 5

Донесение И. Ф. Крузенштерна главному правлению РАК

8(15) июня 1805 г.

Честь имею уведомить главное правление, что по отбытии из Японии в 48 дней, 6 июня прибыл в Камчатку благополучно. Я уверен, что его превосходительство Николай Петрович препроводил к вам подробныя известия пребывания нашего в Японии, то и не счел за нужное обременить вас чтением повторения того же. Чрез несколько дней надеюсь отсюды отправиться к острову Сангалину и по прошествии двух месяцев возвратиться назад, где по распоряжению г-на директора Деларова надеюсь застать судно из Алеутских островов с мехами, которые погрузив, иду в Китай и непременно надеюсь соединиться с "Невой". Ежели же каким-либо случаем оное судно мы здесь не застанем, то его превосходительство г. камергер Резанов, отправляясь на сих днях в Кадьяк, хочет на "Неву" дать столько грузу, чтоб на обмен китайских товаров было бы достаточно на оба судна, и истинно по недостатку провизий и других материалов не остается другого средства, как по возвращении от Сангалина итти в Китай.

Течь, которая от продолжительной бурной погоды сделалась во время плавания нашего в Японию, оказалась, что пенька была совершенна сгнивши в штыках у форштевена, исправивши, не знаем, что такое качать воду. Вообще как в разсуждение спокойности под парусами и другие достоинства покупка сего судна делает честь г-ну Лисянскому и г-ну Разумову; одно только, что медь по ветхости часто обдирается. Впротчем, все офицеры и команда в совершенном здравии.

По возвращении из Сангалина надеюсь на брасильские письма мои получив от вас ответы, ибо по сие еще время не могу приступить к расположениям обстоятельств моей обязанности. Я очень вижу, что несогласие частных не должно служить вредом к благу многих. Я при малом способии приложу всевозможное старание к успешному торговому течению в Кантоне, но принужден взять всякую предосторожность, дабы отнюдь неприятели мои не посмели б поносить репутацию мою. Но вместе с Шемелиным есть ли возможность приступить к таковому важному предприятию, который делал мне все возможные грубости, неоднократно отзывался, что он до меня никакого дела не имеет и не хочет даже знать меня. Могу ли я после таких сильных выражений хотя говорить с ним, и признаюсь, что уже 1 1/2 года с ним почти слова не говорю. Но к сему еще, как возможно с человеком сим предпринимать такое важное дело, где ни об одной комерции, но и посторонныя сведения нужны, которых г. Шемелин сомневаюсь, чтоб имел. Ежели замечание мое кажется вам несправедливо, то я предоставляю судить первым купцам в С-Петербурге, способен ли г. Шемелин производить торговлю в Кантоне? Сие, как кажется, писал я к вам еще из Копенгагена, когда еще не был огорчен им. Писав из Бразилии, что не могу входить более в дела торговли по причине, что подозревали еще тогда меня, когда все члены Американской компании оказали мне столь лестную доверенность, нахожусь в нетерпении получить от вас на это решение.

Выполнив два важныя предмета моего отправления из России, желал бы искренно выполнить еще и последний, но по сие время вижу торговлю китайскую покрыту густою мрачностию, которую едва ли его превосходительство г. камергер Резанов прочистить может.

Приношу истинную благодарность мою за пересылки моих и жены писем, также же за пересылку 2000 руб. ежегодно фамилии моей из моего жалования. Все сие, я надеюсь, что до возвращения моего продолжать будете.

Газеты и журналы, о которых вы мне пишете, что доставлены ко мне, мною не получены. Я при сем прилагаю копию письма моего, писанного к его превосходительству в прошедшем году, обошедшим мыс Горн, вследствие которого мы прямо пришли в Камчатку.

Гавань Св. Петра и Павла

3/15 июня 1805 г.

Капитан-лейтенант Крузенштерн

ЦГАВМФ, ф. 14, д. 280, лл. 5 - 6. - Отпуск - автограф.


Комментарии

1. П. Тихменев. Историческое обозрение образования Русско-Американской компании и действие ее до настоящего времени, ч. I - II. СПб., 1861 - 1863; К истории Русско-Американской компании. Сб. документальных материалов. Красноярск. 1957.

2. Из бумаг графа Ю. А. Головкина. Документы о посольстве гр. Головкина в Китай. СПб., 1904. М. Морошкин. Иезуиты в России в царствование Екатерины II до нашего времени, ч. 2. СПб., 1870.

3. См. Э. Я. Файнберг. Русско-японские отношения в 1697 - 1875 гг. М., 1960.

4. "Внешняя политика России XIX - начала XX вв. Документы российского Министерства иностранных дел". Серия I, т. I (1801 - 1804). М., 1960. Далее ВПР, т. I.

5. ВПР, т. I, стр. 386 - 389.

6. Там же, стр. 718, прим. 207. Э. Я. Файнберг, ук. соч., стр. 77.

7. См. ВПР, т. I, стр. 491 - 497.

8. См. там же, стр. 474 - 475.

9. И. Ф. Крузенштерн. Путешествие вокруг света в 1803 - 1806 годах. СПб., ч. 1 - 3, 1809 - 1812.

10. См., в частности, личные наблюдения участника экспедиции русского купца Ф. Шемелина в его "Журнале первого путешествия россиян вокруг земного шара" СПб., 1816 - 1818, ч. 1 - 2 (Автор описал состояние торговли в тех странах, главным образом, в Китае и Японии, где ему удалось побывать), а также Ю. Ф. Лисянский Путешествие вокруг света в 1803 - 1806 годах на корабле "Нева". Спб., 1812, ч. 1 - 2.

11. ВПР, т. I, стр. 544 - 545.

12. Во время последней секретной морской експедиции постройка и приуготовление двух судов в Охотске со всею поспешностию и деятельностью к окончанию приведены не прежде как через четыре года. - Примечание документа.

13. За якоря и протчие тяжеловесные вещи платится провозу от 12 до 14 руб. с пуда. - Примечание документа.

14. По мелководию охотского порта сии суда должны быть не большие, так чтоб ходили в вгрузу не более 8 1/2 фут. К управлению оными нужны: капитан-лейтенант - один лейтенантов - 3, мичманов - 8, штурманов - 8, подшкиперов - 4, боцманматов - 8, матроз - 80, баталер - 4, писарей - 4; у офицеров денщиков - 25 человек, - итого 145 человек. - Примечание документа.

15. Я полагаю на весь комплекс служителей морскую провизию по цене 1801 г. вдвое более и всем двойное годовое жалованье, офицерам же - тройные порционы. На все сие выходит сумма только 29 тыс. руб. - Примечание документа.

16. После сего вскоре выбросило на Алеутские острова опять японское судно, с которого 13 человек спасены и находятся ныне в Иркутске. - Примечание документа.

17. Имеется в виду организованная в 1792 г. по приказу Екатерины II экспедиция в Японию под командованием поручика А. Э. Лаксмана. Формальным предлогом для отправления экспедиции послужила доставка на родину экипажа потерпевшего крушение у берегов России японского судна. Экспедиция имела в своем составе двух русских купцов (Шелихова и Рохлецова) с товарами. Им удалось завязать торговые отношения с японскими торговыми домами. Лаксман сумел также добиться разрешения на регулярное посещение порта Нагасаки одним русским судном. Кроме того, ему был вручен для передачи в Петербург "открытый лист" японского правительства.

18. Датируется по тексту документа и судовому журналу корабля "Надежда". См. И. Ф. Крузенштерн. Путешествие вокруг света в 1803 - 1806 годах. СПб., 1812. ч. 3. стр. 57, 59.

19. И. Ф. Крузенштерн имеет в виду разногласия с Н. П. Резановым, принявшими в начале экспедиции довольно острый характер. Как можно судить из донесения Крузенштерна главному правлению РАК от 13 мая 1804 г. (см. ЦГАВМФ, ф. 14, д. 209, л. 1), суть разногласий крылась в попытках Резанова превысить свои полномочия.

Текст воспроизведен по изданию: Документы о политике России на Дальнем Востоке в начале XIX в. // Исторический архив, № 6. 1962

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.