Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Фаддей Бартарваский

«Житие и страдание блаженного и святого, совершенного девственника, звезды пустынной, великого отца вашего Фаддея учителя, скончавшего подвиг свой в малой церкви рукою разбойников от огня в день субботы христианской», а также ученика его Филимона, дошло до нас в рукописи № 177 коллекции д'Аббади на 57 + 60 листах 1 и для историка дает крайне мало. Написанные расплывчатым, риторическим стилем, изобилуя повторениями и описаниями самых невероятных аскетических подвигов и чудес, оба эти жития не дают прежде всего самого главного и необходимого для возможности пользоваться ими, как историческим источником — определения времени. В них нет никаких указаний на время жизни этих святых, не принимавших участия в событиях эпохи. Единственное место, которое может служить косвенным хронологическим указанием, находится в конце жития Фаддея в назидании [292] (f. 47 v.) «отче наш Фаддее, молись о прощении нас грешных! Если мы будем так говорить, он осенит нас святыми крылами духа, как это видел авва Самуил из Дабра-Алелуйа Духом Святым; находясь в келье, он видел, что он осенял, как шатер страну Танбен от р. Вара (***) до р. Геба (***) 2. Увидав это чудо, он удивился весьма и сказал: «кто ты, я как имя твое?» Отец наш ответил: «я — Фаддей Бартарваский (***)» 3. Так возвестил авве Филимону из Дабра-Айсема Самуил из Дабра-Алелуиа, видевший Духом Святым». Отсюда ясно, что Фаддей жил до Самуила из монастыря Аллелуиа, современника Ираклида 4. Весьма вероятно, что постригший его в монахи — Мадханина-Эгзиэ тожествен с основателем Банкуальской обители, учеником Такла-Хайманота (ср. f. 42).

Житие Фаддея, как это ни странно, выдает себя за произведение современника святого или, по крайней мере, возводит к нему свои источники. В нем два раза упоминается, как святой повелел своему ученику Илии занести то или другое после его смерти в «книгу его подвигов». Так, после необычайного чуда оживления сухой лозы, которая стала приносить обильные грозди, он сказал Илии, ученику своему: «не рассказывай этого до исхода души моей, а после того, как я умру, запиши в свидетельство подвигов моих, да будет на пользу многим (f. 29); или, рассказав Илии о завете, данном ему Богом пред кончиной, он прибавил: «сие слово сохрани в сердце твоем, а после того, как я умру, запиши в книгу подвигов моих, да будет надеждой и утешением во веки веков» (f. 46). Таким образом монастырское предание приписывало составление первоначального жития монаху Илии, неоднократно упоминающемуся в житии. Вероятно это житие имеет в виду автор имеющейся у [293] нас под руками редакции, когда говорит (f. 41) о посмертном чуде над женщиной, наказанной Фаддеем за кражу с монастырского поля дурры (masеla) в местности Цалэт (***) Тамбене. Фаддей превратил верхнюю половину ее тела в ястреба, и затем она исцелилась, когда настоятель монастыря сказал: «принесите житие (gadl) отца нашего Фаддея»; его тотчас принесли и прочел над нею. Как и в других житиях, и здесь рассказы о некоторых чудесах возникли из объяснений различных предметов, считавшихся как бы реликвиями. Так, после рассказа о том, как какой-то монах, срубая дерево, сдвинул огромный камень, который, покатившись, грозил нанести вред обители Фаддея Таамина, и по молитве испуганного монаха Фаддей остановил этот камень среди пропасти, автор добавляет: «и он находится (там) доселе, до сего дня».

* * *

Если оставить в стороне чудеса, риторику и видения, то житие само по себе окажется весьма несложным и небогатым фактами. Фаддей родился в г. Себта (***) в Тигре от знатных /f. 5r/ и благочестивых родителей Елисея и Такдеса-Марьям, у которых кроме него было еще три сына и пять дочерей. После смерти жены Елисей поручил управление домом дочери Иулиании *** и хотел ее выдать замуж; тогда она убежала в монастырь Дабра-Куахайн (***) к авве Варнаве. Усилия отца и родичей вернуть /f. 7r/ ее не имели успеха: она постриглась, и настоятель даже сделал ее игуменьей. Тогда Елисей решился и сам уйти в тот же монастырь. Чрез три года он задумал предпринять паломничество в /f. 8v/ Иерусалим. На пути встретил его ангел в виде монаха и вернул его назад, указав на его долг — устроить свою семью. Возвратив/f. 10r/шись, он разделил свое имущество детям. Иулиания и двое младших: Фаддей в дочь Мекхена-Марьям последовали за ним в пре/f. 10v/сельничестве в отправились в тот же монастырь Куахайн. Фаддей скоро стал учиться и был поставлен диаконом. Монахи однако скоро подверглись искушению зависти, и по их наущению архимандрит /f. 12/ (mamher) должен был против воли выслать пришельцев из монастыря. Изгнанники направились в Тамбен, где поселились в пещерах и проводили время в молитве и подвигах (стоял целый день, делал по несколько тысяч поклонов днем и ночью, бил в грудь, смотрел в небо, проливал слезы до крови, бдел, ел смоквы не досытости и т. п.). Дочери ходили собирать смоквы и не боялись зверей; их не трогали львы и с ними делились носороги (***), но однажды Мекхена-Марьям упала с дерева и убилась. /f. 16/ «Пришли святые из монастыря и принесли ее в пещеру в погребли там». Это и наставления отца сильно подействовали на юного Фаддея, и [294] /f. 18/ он пошел к Мадханина-Эгзиэ и постригся в монахи. Вскоре Елисей, почувствовав приближение кончины, простился с детьми, и затем /f. 19/ умер 27 генбота. «И послышалось благовоние кадила, и окружил пещеру великий свет, и сошел Господь наш Иисус Христос, и с ним ангелы и архангелы... И пришли святые мужи, отпели и погребли его, и были там многие знамения и чудеса». Фаддей затем по/f. 20/шел к митрополиту и получил священство, а потом стал подвизаться, уйдя в дальнюю пустыню; сестра осталась на прежнем месте и усилила свои аскетические подвиги, к ней стали приходить ученицы. /f. 23/ Посещал ее и брат ее Фаддей. Однажды при нем она ходила по реке Варэ (***), разостлав мантию. Фаддей, видя это, усугубил свои подвиги, желая достичь такого же совершенства. Он 40 суток простоял в воде по шею с камнем на голове, пока не полилась из него кровь и ангел не явился исцелять его. После этого он и сам /f. 24/ стал ходить по водам. Вскоре Иулиания скончалась, удостоившись видений и получив «завет». Фаддей подвизался потом один в различных пустынях; его слушались звери и говорили с ним по че/f. 26/ловечески. К нему собрались ученики: Елисей, который скоро умер, Илия, Филимон. Он решился основать свой монастырь и послал в местность Таамина (***), выбрать гору и поставить табот. Илия и Филимон пошли сначала в Аксум и приобщились там св. Таин; за это время Фаддей успел трижды побывать в Иерусалиме и приобщиться. Вернувшись ученики сказали: «мы нашли две горы: одна из них красивая, по имени Матар (***), но от нее далеко вода; вода другой Бартарва (***) хороша». И опечалился старец, когда они опорочили Матар, и сказали они ему: «отче, не пе/f. 26v/чалься о сем: поселись, где тебе угодно». Он сказал им: «вы опорочили, и теперь бесполезно». И он выбрал Бартарва. Они пошли туда и нашли там логовище носорога и льва. Эта пустыня была неприятна для вида и весьма страшна; в ней не было слышно шума людей, а только зверей. Отец наш жил здесь с учениками своими много дней в любви нелицемерной, в посте, многом бдении, в молитве. И отец ваш усугубил обычные подвиги и делал каждую ночь по 1000 поклонов на восток, по 1000 на запад, по 1000 на юг, по 1000 на север, на каждый угол земли. Они устроили небольшую сень для церкви и поместили в ней табот Марии и совершали там литургию. И посеяли немного дагусы (***) 5 и nehigua (***) 6 для церкви. Был там с отцом /f. 27r/ нашим Фаддеем Филимон, сын его брата. Его послал однажды [295] отец наш совершить немного «созерцание» 7. Он отправился и совершал его от утра до 5-го часа. Увидал это отец наш и сказал ему: «зачем ты увеличил?» и наложил на него подвиг лежать здесь, на спине, созерцая солнце. Он пробыл так до вечера. Отец ваш увидал и сказал: «зачем ты усугубил подвиг? Встань, сын мой». И встал благословенный ученик, и вернулся в его пещеру, и пребывал с ним. И пришли к ним разбойники, ограбили их и надругались над ними в унесли все, что нашли, а они приняли это испытание, славя Бога. Чрез несколько дней сказали чада: «отче, мы пойдем в Иерусалим». Он ответил: «истину говорю вам, чрез семь дней вы уйдете в Иерусалим небесный, и я с вами». Действительно, Фаддею стали являться видения, /f. 27v/ указывавшие на приближение кончины. Архангел Михаил возносил его до третьего неба и показал ему там бесчисленное множество блаженных — его будущих учеников и почитателей памяти, и его будущую обитель — сад, величиной в этот мир, с деревом, вышиной от земли до неба. В Иерусалиме небесном его поставили вместе с Виктором мучеником, но у последнего было 66 золо-/f. 28r/тых колонн, тогда как у него одной меньше. Он спросил, почему это; голос ответил ему, что Виктор оставил царство. Фаддей опечалился и заявил, что он оставил весь мир и провел 70 лет в пустыни. Спаситель утешил его, обещав вместо золотого столпа руководить его учениками до 10-го поколения. Потом и сам Спаситель явился ему и дал обычный «завет». И показали ему 24 старцев, и он был с ними 12 лет 8, оставаясь в плоти, как был.

«После этого, когда он был в пещере своей в день недельный во /f. 33r/ время повечерия пришли поспешно разбойники. Святые вошли в церковь и заперли врата. Те не могли проникнуть и подожгли церковь. Сделался страшный жар. Один сказал: «боюсь я, отче». Он ответил: «ступай, выходи», и благословил стену. Стена разверзлась посредине на пространстве большой двери, и этот человек вышел, убегая на крыльях; потом сделалось, как было раньше. А отец наш стал пред жертвенником и обнял табот вместе с двумя учениками своими: Андреем и Меркурием, и они увенчались 26-го текемта. Молитвы и благословение их да будут с вами во веки веков. А Филимона и Илии, кротких учеников его, не было в этот день. И [296] прибыли святые из монастыря Таамина (***), когда им рассказал /f. 33v/ монах, во имени Габра-Вахед. Они нашли мучеников среди огня, высохшими, как рыбы. Увидав это, отец ваш Маскаль-Безана обнял его и воскликнул «увы мне».... Тогда встал отец ваш Фаддей после смерти в сказал»: «отче, отче мой, зачем ты плачешь?» Поклонился ему Крестос (sic!) Безана, и благословил его отец наш Фаддей семижды семь раз, и снова почил. А огонь не коснулся его отнюдь.... И отнес его Крестос-Безана, и когда выносил тело его, поклонился ему трижды высокий холм. Мучеников нашли среди огня, там же нашли клобук, схиму, табот Марии и житие Варвары 9; огонь не коснулся их отнюдь. Прославили Бога, видя это чудо. И /f. 34r/ несли тела их в Таамина и погребли там; и было много знамений и чудес. Прах их раздавали. Погребли их в одном месте.... /f. 35r/ После этого построил ученик его авва Илия большую церковь и снабдил ее всем, книгами и пеленами, и жил иного дней, а когда почил, был погребен в стране восточной, по имени Бахбехат. (***). А другой ученик, по имени Филимон, был от юности бодр в молитве и труде в монастыре Дабра-Айсема, (***) и жил прешельствуя и усугубляя подвиги много дней. И соорудил он там большую церковь, а потом почил во славе. И сошел там великий свет, сошли Ангелы и дал ему Господь наш завет, и вознес душу его в царствие небесное, а плоть его, погребенная в Дабра-Айсема, исцеляла больных и расслабленных; и было их число 340».

Остальная часть жития (ff. 35 r.— 57 v.) посвящена довольно беспорядочному набору повествований о чудесах Фаддея, рассказов о событиях его жизни, изречений и наставлений его в стиле apojqegmata gerontwn, риторических отступлений и панегирических вставок. Излагать все это представляется излишним; остановимся на некоторых выдержках, имеющих географический, бытовой, или литературный интерес.

«Жил с ним один монах, когда еще он находился в жизни. Он сказал ему: «отче, пойду я навестить святых, пребы/f. 36r/вающих в пустыни Саф (***) 10. Он ответил: «ступай, чадо, Бог да управит путь твой». Он благословил его и послал. Пошел этот монах, прибыл в Саф и жил там 50 лет. Чрез 50 лет он вернулся и пришел в Тамбен, к [297] монастырю Таамина, пробыл здесь день и пошел в монастырь Бартарва. Идя, он подошел к подошве горы Аша (***) и встретил здесь отца нашего Фаддея, несшего табот, как во дни жизни своей. Увидав его, монах поклонился ему в сказал: «мир тебе отче! Они обнялись, и отец ваш Фаддей сказал: «я иду в Таамина возвести каждение и жертву, а ты иди и не оставайся здесь — спускайся в Бартарва». Пришел этот монах в спросил: «напомните обо мне отцу нашему Фаддею». Ему сказали: «кто этот Фаддей, о котором ты говоришь?» Он ответил: «Фаддей пустынник». Ему сказали: «он был мучеником в древние дни; у вас есть дивное /f. 36v/ житие его и гробница, врачующая больных и расслабленных». Удивился старец, заплакал и сказал «увы мое! он сокрылся от меня!» Потом он рассказал все, что видел.... Удивились святые, слыша это, и ужаснулись и прославили Отца и Сына и Св. Духа»...

«Был один монах у р. Варэ (***), живший постоянно в пещере /f. 42r/ ради Господа и подвизавшийся молитвою и постом. Он был облечен во власяницу (**), не ел пищи. Когда он молился, увидел несущегося на огненных конях, который спросил его: «кто ты?» Он ответил: «я — сын Фаддея». Спросил: «много ли чад Фаддея?» Он ответил: «да, много». — «А сколько их?» Тот ответил: «нас много — до 100 т.; мы ездим на огненных конях». Сказал этот монах: «куда едешь ты?» Он ответил: «в Банкуаль, в монастырь аввы Мадханина-Эгзиэ по поручению моего учителя». И сказал он: «помяни мевя в молитве твоей»....

Жил в г. Себта (***) человек, по имени Фере-Хецан (*** /f. 42 r.- 45 v./ ***) из родичей отца нашего Фаддея по плоти. Он слышал, что отец наш Фаддей творит чудеса при гробнице своей над больными и хромыми и отверзает очи слепым и помогает в напастях. Услыхав это, он весьма обрадовался и спросил: «где город, в котором погребен сей праведный человек Божий?» Сказали ему знавшие: «в местности Тамбена, называемый Бартарва» 11. Он спросил: «далеко это или близко?» Ему сказали: «десять дней пути». И он тотчас поторопился идти; взял продовольствие и отправился в мире. Прибыв в Бартарва, он вошел к гробу отца вашего, трижды поклонился, помолился, облобызал его и пошел к настоятелю монастыря и поручил себя ему. Тот его спросил: «откуда ты?» Он ответил: «из земли Себта». Настоятель сказал: «куда идешь?» Он ответил: «я пришел ко граду отца нашего Фаддея и к тебе». Тот спросил его: «откуда ты знаешь о нем?» Он ответил: «во всех концах вселенной можно услыхать о нем, а я из его родичей по плоти». Когда это услыхал настоятель, сказал: «иди в келью», [298] и дал ему достаточно пищи и питья, а на другой день дал ему быка и отпустил с миром. Когда он шел, на него напали разбойники, увели быка, а самого избили. Он вернулся, плача, в Бартарва и рассказал настоятелю все случившееся, пошел к граду отца нашего Фаддея и сказал: «Отче мой Фаддее, зачем ты оставил достояние твое? Ведь я поручил себя молитве твоей, и теперь верую в тебя». Так сказав, он вышел из церкви, пошел к настоятелю и сказал: «благослови путь мой». Настоятель дал ему две одежды и отпустил с миром. Он шел по дороге десять дней и прибыл в свою область; лег под тенью дерева и заснул. Проснувшись, он увидал у воды этого быка, пасущимся по траве. Он подумал и сказал: «что это за чудо?» Он встал посмотреть, есть ли при нем стерегущий, и никого не оказалось. Он взял его и повел к макванену области (hagar) и сказал ему: «есть ли кто-либо, кто бы знал этого быка, или нет?» Отвечал макванен Калеб и сказал: «где ты нашел его?» Он ответил: «я был в области Тамбена у гроба аввы Фаддея, мученика Эфиопского, именуемой Бартарва». Этого быка дал мне настоятель монастыря, а на пути отняли его у меня разбойники и самого меня избили; я пошел плача, и чрез десять дней нашел его и привел к тёбе». Удивился макванен и сказал: «пусть соберутся сюда великие и малые, и мы исследуем, есть ли кто-либо знающий; и если никого не найдется, это воистину чудо». Он тотчас велел собраться всем людям области (hagar) и, когда они собрались, приказал привести этого быка. Он поставил по средине и сказал: «кто из вас знает этого быка?» Отвечали: «не знаем». Макванен сказал этому человеку: «во истину ты — избранный Божий и славного рода. Возьми этого быка, и Бог да благословит тебя». Взяв быка, он продал его за 60 солей. Заболел человек, купивший быка, а Фере-Хецан, идя по пути, остановился у дверей этого богача, не зная, что он купил его быка. На другой день этот богач захворал и велел разделить свое имущество и наследство детям, и сказал: «нет ли бедного у дверей моих, чтобы дать ему милостыню?» Отвечали: «есть один человек». Он сказал: «возьмите этого быка и отдайте ему ради Бога». Ему тотчас отдали вместо милостыни этого быка, и он узнал, что этот бык — его, и возблагодарил Бога. А этот богач не умер, а выздоровел по молитвам отца вашего Фаддея. Макванен же рассказал митрополиту все это чудо, совершенное отцом нашим Фаддеем, звездой пустыни».

/f. 46v/ «Однажды, когда он шел по пустыне, услышал шум орателя, и работающих волов». Сказал оратель своим волам: «ждите, будьте спокойны целый день». Он весьма удивился и сказал: «он не медлит в работе, я же в небесном начал и ленюсь». Потом он подостлал свою мантию и начал делать поклоны, пока не закапал пот его на землю. А тот оратель привел других волов и [299] трудился целый день до вечера. А отец наш Фаддей также провел день до заката солнца, делая поклоны, поя псалмы Давида, и песни пророческие, и песнь Соломона, и «врата света», и «Веддасе Марьям» по порядку их. Потом наступил вечер и заря. Пахарь развязал своих волов, понес свою соху и вернулся домой, а отец ваш Фаддей пошел в пустыню, справляя вечерню по своему обычаю, ибо он — пчела пустынная».

«Сказал отец наш Фаддей чадам своим: «не имамы зде пребы/f. 56v/вающего града... но у нас град вышний, в котором до нас обитают апостолы. У нас не здешние дома, построенные на песке, развеваемом ветрами и уносимом потоками, но у нас дома на небесах, где предварили нас патриархи и архиереи, иеромонахи и диаконы, облеченные плотью, подобно нам, которые жизнью своею уподобились ангелам, очистили свои души и обелили одеяния, не осквернили храмы плоти своей; имена их написаны в книзе животней кровию Агнца. Мы же, рожденные подобно им во плоти, имеем три рождения, едино крещение — священного Бога вашего, как сказал сам /f. 57r/ Господь наш во святом Евангелии: «если будете любить друг друга, будете мои наследники и воссядете во царствии Отца моего на золотом престоле одесную Меня». Приобретите же совершенную любовь, как жизнь, как сказал Апостол: «любяй ближняго во свете пребывает, и не узрит смерти, а невавидяй ближняго своего человекоубийца есть». Так сказал Апостол 12 о тех, которые говорят: «человек умерщвляет и человек оживляет». Кто так говорит, и кто не верует, тот явный душегубец. Особенно же, чада моя, блюдитесь в этот день от тех, которые говорят: «человек умерщвляет и человек оживляет», да не выйдете из стада Христова и не будете отлучены от чад церкви святой 13. О чада мои! не от себя говорю я вам, но то, что слышал от святых апостолов, приявших водительство в царствие небесное». И снова сказал он им: «стяжите смирение и кротость и безмолвие; не говорите праздного в церкви, ибо празднословящий в церкви подобен бросающему прах на главу жениха. Блюдитесь, чада мои, от пустословия во время молитвы. Кто разговаривает во время трапезы в собрании монахов, уподобляется месящему навоз и абсинт вместе с сладким медом, ибо сказал сам Сын: «идеже два или три собраны во имя Мое, ту есмь и Аз посреде их». Как радуется жених о невесте, так радуется Христос о душе праведника чистого, ибо всякая чистая душа — невеста Божия. Сие блюдите, чада мои», сказал Фаддей ученикам своим». [300]

* * *

Как мы уже сказали, временем жизни Фаддея с большой долей вероятности можно признать XIV в.: он был современником Абия-Эгзиэ и Самуила Вальдебского, также учеников Мадханина-Эгзиэ и постриженцев Банкуаля. Интересно, что и житие его во многом напоминает жития этих двух подвижников севера. Литературная сторона и слог его приближают к первому из упомянутых агиологических памятников: здесь та же риторичность, расплывчатость, то же отсутствие системы, м. пр. странное распределение материала в два отдела, разделяемые кончиной святых, причем во второй вошли не только посмертные чудеса, но и рассказы о некоторых случаях из жизни и чудесах, совершенных до преставления. С житием Самуила Вальдебского наш текст роднит содержание: и здесь отец святого уходит в монахи, и здесь животные служат и поклоняются святому, который также ходит во воде, видит небеса и сам возносится на них и пребывает на них 12 лет с 24 старцами небесными, видит славу своих будущих чад и почитателей и т. п. Очевидно пред нами произведения одной агиографической школы северной Абиссинии. Кроме этого интерес имеет житие потому, что сообщает нам имена неизвестных из других источников монастырей и местностей. Наконец, ближайшее ознакомление с ним имеет и отрицательное значение, опровергая долго ходившее предположение, будто оно повествует о Фаддее — мамхере, пострадавшем от Амда-Сиона вместе с Филиппом, Гонорием, Бацалота-Микаэлем и Аароном 14.


Комментарии

1. Catalogue raisonne, р. 182.

2. Два смежных правых притока Такацы, заключающих в себе область Тамбен.

3. В рукописи 46 Пар. Нац. Библ. (Zotenberg, Catal. p. 44) датированной 38 г. «милости» (1378 г.) и содержащей Павловы послания, находится на последнем листе приписка о пожертвованиях Иерусалимскому Абиссинскому подворью со стороны «Берхана-Маскаля, сына Фаддея из Bartaqarwa». Если призвать последнее вариантом (м. б. опиской) вм. Bartarwa, что пред нами подлинный документ одного из «чад» Фаддея. Приписка эта относится ко времени более позднему, чем рукопись: она датирована другим настоятелем подворья в говорит о заказе написать книгу «Чудеса Богородицы», появившуюся в Эфиопской литературе только 1441 году.

4. См. «Исследования» 112 и 115.

5. «Specie di grano sielto, Eleusine tocusso» (Guidi Vocab. Amar. 691). Из нее приготовляется лучшее пиво; Вальдеба по обилию этого злака называется «dagoesaman (ibid.).

6. См. житие Яфкерана-Эгзиэ ff. 27v и 31r.

7. Интересен термин «jegbar nestita mansara», не известный еще пока в литературе.

8. Странно: только что было вложено в уста Фаддея пророчество о своем преставлении чрез 7 дней. Не заимствование ли из жития Самуила Вальдебского? См. наше «Исследования» стр 186, f. 67. Впрочем в житии нет хронологической тщательности. Заметим, что эти 12 лет небесного пребывания не отмечены в перечислении лет различных периодов жизни святого на f. 89. Вообще эта таблица лет спутана и не свободна от ошибок. Между прочим в ней указаны два периода жизни святого в пустыне по 70 лет, тогда как в данном месте он сам суммирует ее всего в 70 лет.

9. Отдельное житие св. великом. Варвары пока неизвестно в эфиопской литературе: оно входит в состав сборника «деяний мучеников», древнейший экземпляр которого, м. б. XIV в., имеется в Брит. Муз. под № 689 (Wright, Catalogue, р. 160).

10. Упоминается в житии Самуила Вальдебского (f. 62), как одно из мест подвигов этого преподобного. См. «Исследования» 187. Понятно в виду соседства Тамбена и Вальдеба.

11. Вероятно тождественна с известной из жития Иохании, находящейся также в Тамбене (см. Zotenberg, Catal. р. 199.), и с «амбой аввы Иохании» в Тамбене, где муч. преп. жить изгнанный Аарон Дивный (см. «Исследования», стр. 186).

12. Посл. Иоан. I, 1,11 и 3,15 (по памяти).

13. Не имеется ли в виду какая-либо изуверная секта?

14. См. Pereira, Susenyos, II, 307. Наши «Исследования», стр. 119 пр. и др.

(пер. Б. Тураева)
Текст воспроизведен по изданию: Некоторые жития абиссинских святых по рукописям бывшей коллекции d’Abbadie // Византийский временник, Том 13. 1907

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.