Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПОЛНЫЙ ПЕРЕВОД

ЖИТИЯ

ПРЕПОДОБНОГО ЕВСТАФИЯ

И когда вернулся Захария, он рассказал изрядство его земле Египетской и Александринянам и пустыне Скитской. Также он рассказал Варфоломею и Стефану, двум священникам, и слушая эти слова, они дивились и хвалили Бога. И когда они были среди моря, говорил святый Евстафий ученикам своим: «это море будет огнем в последние дни». И они услыхали в этом море плачь, и стон, и крик, и рыдание. И спросили ученики святого: «что это мы слышим в этом море много плача?» И сказал он им: «это души людей. И вы теперь примиритесь [339] с ближними вашими, удалите мщение из мыслей ваших и устраните /f. 45/ злобу из сердец ваших». И находясь с учениками своими, он распростер одежду свою на море вместо корабля, а ученики его пошли пешком по морю, как посуху. И сказал им святой: «крепитесь о Боге и крепости силы Его. И пусть несет каждый книгу на лоне своем и будьте тверды относительно слова Божия». И когда они были среди моря, упал один в него и погиб, как предсказал святый Евстафий, и плакали по нем монахи и сказали: «увы нам, наставник наш». И отвечал им святый. «чего вы плачете об этом сокровище неправды, норе змея — сатаны. Полно сердце его мстительности, зависти, мщения и лукавства. И он оставил одеяние мудрых дев — веру, кротость, чистоту сердца и непамятозлобие». И сказали ему ученики его: «у этого монаха уста сопрели от поста и ноги распухли от великого стояния на молитве». И отвечал отец наш Евстафий и сказал им: «весь пост тщетен, если не оставлять грехов ближнему. И посему не оставлены ему грехи его».

И после этого услыхали об изрядстве святого Евстафия на целом острове Кипре, и была на этом острове одна верная, по имени Азиза. Услыхав весть о нем, она сказала: «монахи пришли, ища /v/ слова Божия, не желающие золота и не думающие о серебре». И потом пришла Азиза в церковь, где был образ Владычицы нашей Марии и сказала: «Владычица моя, прибегаю к молитве твоей, чтобы увидеть мне лица этих монахов, о славе которых я слыхала, да благословят они меня и дом мой». И отец наш Евстафий пошел к епископу Кипрскому и получил от него благословение и рассказал ему дела и уставы свои. Когда он был там, пришла к нему Азиза верная и встретилась с учениками его и дала ему пребывание, где была ее богатая житница, и приняла их хорошо. И они пробыли у нее один месяц. И были с нею девицы, которых она учила тканью дорогих одежд. И подошли они к святому и получили от него благословение. И радовались жители Кипра Евстафием; старцы и юноши с верной Азизой и всеми дщерями Кипра, ибо воссиял на них свет учений его, как солнце. И уврачевал он болящих их бальзамом словес своих, который слаще меда. И затем простился блаженный Евстафий с людьми Кипрскими, ушел от них и пошел по морю, сев на свою милоть, как на корабль. И когда он ехал, его не колебало возмущение воды и прибой волн моря, ибо чресла его были препоясаны вервием Евангелия, и украшение его всего была красота веры, а в руке его была /f. 46/ [340] печать креста. И когда они были на средине моря, заплакал отец наш Евстафий и ударил рукой по руке. И сказали ему чада его: «отче, что это?» И сказал им: «столп великий упал в земле Эфиопской». И спросили его: «какой столп?» И отвечал им: «Амда-Сион, царь эфиопский умер сегодня». И дивились чада его и стали беседовать между собою: «какой дар дан ему, чтобы узнавать тайны и ведать сокровенное!» Одни говорили: «потому что он соблюл девство свое и очистил себя от нечистоты женской»; другие говорили: «из-за того, что он обнищал ради Господа Савваофа». И сказал им опять блаженный Евстафий: «золотая чаша разбилась в земле Эфиопской!» И сказали они ему: «отче, что это значит?» И он ответил им: «диакон впал в блуд; блуд хуже всех грехов, ибо пагубен он, и оскверняет душу и тело. Блажен, кто сохранился от него и не впал в похоть». Обычай был у сего блаженного Евстафия каждый вечер ежедневно творить возношение. И когда он входил в церковь, непрерывно проливал слезы из очей, пока не выходил из храма. И он молился сокрушенным сердцем и пламенной душой, стоя со страхом и трепетом, как стоит стражник пред лицом царя. И творил отец наш Евстафий знамения и чудеса, необычайные для слуха.

/v/ И когда они прибыли к берегу моря недалеко от страны Армянской и хотели выйти на него, вышло из города Армянского много людей, неся труп отрока; и плакали плачем горьким и спереди, и сзади трупа, ибо этот умерший отрок был сын знатных людей. Когда они несли его к погребению, увидали отца нашего Евстафия идущим по морю на своей милоти — на духовном корабле, устроенном молитвою сего кир Евстафия, а не на обычном корабле. Увидели также пред собой других, которые ехали на корабле по обычаю. Увидав это чудо, прекратили плач и положили труп на морском берегу; объяло их великое изумление и они говорили друг другу: «кто эти, идущие по поверхности моря без корабля. Ведь мы не видим у них ни парома, ни моряков, которые везут их; люди это, или Ангелы; или призрак видим мы? Не птицы ли это небесные, прыгающие по морю, крылья которых не омачивает влага бездны!» И пока они так говорили, прибыл отец наш Евстафий со своими чадами и сошел на землю. Милоть свою он оставил в море, да будет свидетельством на всегда. Когда увидали отца нашего Евстафия эти люди плакавшие, бросились к нему наперерыв, /f. 47/ и поклонились и сказали: «кто ты, отче? мы не видали у тебя ни корабля, ни плота. Мы видели у тебя небывалое: ты ходишь по морю, как [341] посуху, не омочая ног. Учитель ли ты, Творец моря и суши, или раб Учителя? Скажи нам подвиги и дела твои?» И пока они удивлялись и изумлялись таким образом, прибыл хозяин корабля, который некогда не пускал его взойти на корабль свой, и рассказал им о деяниях и изрядстве аввы Евстафия и об всем, что произошло с ним, как он сказал ему относительно корабля, и как он пошел по морю на своей милоти. Затем они пошли к трупу, и отец наш Евстафий шел с ними, чтобы посмотреть и узнать происходящее. Выло большое собрание и хотели поднять труп с носилками, чтобы нести к погребению. И сказал им сей святый Евстафий: «оставьте его; пусть немного полежит». И стал у изголовья отрока, и обратил лицо к востоку, и простер руки свои к небу и молился, говоря: «Господи, Иисусе Христе, услыши молитву мою и моление мое, ибо Ты услышавший молитву Илии, когда он воскресил сына вдовы именуемой Сарепта (sic!); ибо Ты тогда и днесь (той же) еси». И так говоря, положил плоть свою на плоть сего отрока, и простер руки свои на руках его и ноги свои на ногах его, и приложил глаза свои к глазам его и нос к носу его, и уста к /v/ устам его, и впустил слюну свою на язык его, и вздохнул и вдохнул в него трижды, и осенил его знамением креста, говоря: «Господи Иисусе Христе, одеяние святых и царь праведных, светильник неугасимого света, к которому не приближается тьма! силою Твоею да восстанет отрок сей умерший, и да уразумеют народы, что Ты — Бог Единый во всей земле». И когда он окончил свою молитву, открыл глаза свои сей отрок и увидал святого Евстафия, и встал поспешно и преклонившись, поклонился ему, говоря: «да почтится душа моя пред тобою!» Он приказал, чтобы принесли ему есть. Когда народ собравшийся увидал это чудо, все громогласно воскликнули и сказали: «великий пророк восстал для нас и новый апостол-чудотворец прибыл к нам!» И так говоря, пали на землю и поклонились силе святости его и лизали персть ног его.

И распространился слух о нем по всей Армении. И вышел епископ армянский навстречу ему со всеми иереями и диаконами и верными, мужами и женами и детьми, скача и поя; священники и диаконы с кадилами и кропилами и светильниками, поя и восхваляя святого Евстафия, который не хотел славы мира сего и суетного восхваления, памятуя слово Товита: «чадо, не возносися, зане в гордыни погибель» (Тов. 4, 12). И когда он увидал, что почитают его жители города, опустил голову и /f. 48/ сказал им: «разве вы не слыхали, что сказал Давид пророк: аз есмь [342] червь, а не человек, поношение человеков и уничижение людей» (Пс. 21, 7). И паки сказал он: «что есть человек, иже поживет и не узрит смерти, и кто избавит душу его из руки адовы? (Ср. Пс. 88,49). Сие воскресение мертвого и власть — не мои, но Иисуса Христа, Господа моего, который кого хочет умерщвляет, и кого хочет оживляет, и кого хочет прославляет и уничижает, кого хочет казнит и милует, кого хочет убожит и богатит, власть неба и земли в руках Его, и все открыто пред Ним, нет ничего, от Него сокровенного». И когда жители города увидели его, они удивились его смирению, усугубили почтение к нему и поклонились его святости, и хотели посадить его на колесницу, или нести на своих плечах, но он воспротивился и не захотел сего, ибо презрел мир неправедный, и пошел в город армянский, которого стены доходили до 80 локтей вышины, а ширина основания их 40 локтей; справа и слева были священники и диаконы с кадилами и светильниками, и отрок, которого он воскресил от мертвых шел пред ними, хваля и славя Бога; видевшие говорили: «это идет отрок, воскрешенный от мертвых, а вот тот, кто его воскресил; они идут вместе! Чудо ви-/v/дели мы сегодня!» И так говоря, они дивились и изумлялись весьма. А отрок, воскрешенный от мертвых молитвою святого Евстафия, научился от него всякой премудрости и был наставляем, пока не вырос и не возмужал. Тогда он отправился в землю Геез с другими учениками святого учителя (mar) Евстафия, обошел все монастыри и обители и порассказал изрядство и чудеса его во всей земле Эфиопской, (о том) что он сделал для него и как воскресил его от мертвых. И когда он упокоился в чести и в мире, погребли его в земле Бали.

А святый Евстафий пришельствовал и ходил по всей стране Арменской после того, как вышел из моря. И они пришли туда, где были разбойники, засевшие на пути; все люди убежали и уклонились из страха разбойников и оставили святого одного с его учеником Пахомием (Ваkimos). Сказал святой Евстафий ученику своему: «боишься ты, чадо этих разбойников?» Тот ответил: «да, отче». И сказал святый Евстафий: «не бойся, ибо Христос с нами, который не оставлял своих святых учеников, когда послал их проповедовать во имя (Его) Евангелие во всех концах вселенной». И сему святому Евстафию были даны многообразные и бесчисленные дары, и он по вере был подобен Авелю, которого жертва была лучше Каиновой. По вере он был подобен Эноху, /f. 49/ которого сокрыл Господь, чтобы он не видел смерти. По вере он был подобен Ною, которого Бог спас от воды потопа во чреве [343] ковчега, и он был наследником праведности веры. По вере он был подобен Аврааму, который поверил Богу, что Он умножит чад его, как звезды небесные и как песок вскрай моря, да благословятся о семени его вси языцы земли. По вере он был подобен Исааку, который был жертвою чистою Богу небесному. По вере подобен он был Иакову, видевшему лествицу златую, высота которой была от земли до неба, и Ангели Божии восхождаху и нисхождаху по ней, Господь же утверждашеся на ней. По вере он подобен был Иосифу, иже о исхождении сынов Израилевых памятствова, и о костех своих заповеда (Евр. 11, 22). По вере он подобен был Моисею, разделившему море Чермное (Eretra) пополам и проведшему Израиля посреде его; егоже искушение приемше Египтяне истопишася (Евр. 11, 29). По вере он был подобен Иисусу, который поверг стены Иерихонские обхождением седмих дней (ib. 30) и вошел в него. И еще подобен он был Иисусу, пред которым расступилось течение Иордана. И сей Евстафий — (прошел) море Ярико, взойдя на корабль — милоть козью, свою одежду, не мокрыми ногами. По вере он подобен был Вараку, Гедеону и Сампсону, Иеффаю, Давиду и Самуилу и прочим пророкам, которые верою боролись и победили царей. По вере он подобен был Иоанну Крестителю и отцу его /v/ Захарии. По вере он подобен был 12 апостолам и 72 ученикам, всем патриархам, архиепископам, иереям и диаконам, «иже получиша обетования, содеяша правду, заградиша уста львов, возмогаша от немощи, быша крепцы во бранех, обратиша в бегство полки чуждих» (Евр. 11, 33, 34). По вере он подобен был собору первородных, ликующих, которых имена написаны на небесах. По вере он подобен был праведным и мученикам, девственным и монахам и всем верным православным, которых за Христа били и над которыми ругались, которых вязали и усекали секирами, побивали камнями и убивали устами меча, которые «проидоша в милотех и козиях кожах, лишени, скорбяще, озлоблени, их же не бе достоин мир, в пустынях скитающеся, и в горах и в вертепах, и в пропастех земных. И сии вси послушествованы быша верою» (Евр. 12, 36-39). Всем сим подобен сей святый Евстафий, корабль многих душ, да уйдут на нем из моря огненного, ибо он — белильник плоти и духа, обеляющий грешника, как град и очищающий его, как шерсть.

На пути блаженный Евстафий встретился с патриархом Армении. Они обнялись, и патриарх Армении сказал ему: «я ухожу в другое место. /f. 50/ Возьми у меня 70 унций серебра, и дай чадам твоим, чтобы они [344] покупали на них пищу, пока я не возвращусь к ним». И не принял святый Евстафий 70 унций серебра, которые давал ему патриарх, и не взял их от него, ибо презрел богатство мира сего, как лохмотья кровоточивой. И сказал он патриарху: «не хотим мы золота и серебра, а твоего благословения хотим и просим». И так сказав, он простился с патриархом, чтобы продолжать свой путь. И тогда явилось светлое облако и восхитило святого Евстафия из земли арменской, и два мужа были с ним, облеченные в светлую сияющую одежду, и принесло его в землю Геез, туда, где была блаженная затворница Саломия (Salome), которую он некогда вывел из дома брака, силою и чудом великим. И она жила, трудясь Вышнему постом и молитвою, многими трудами и подвигами и изнурением, как Анна пророчица, дщи Фануилева от колена Асирова. И она сказала: «откуда пришел ты, отче?» Ответил святый Евстафий: «я пришел из земли Арменской силою Господа моего Иисуса Христа». И опять спросила она его: «отче, куда идешь ты?» И он ответил и сказал ей: «дочь моя, иду я на холм Кесахэ благословить эту гору для чад моих верных, ибо будут служить там все года мои Богу /v/ постом и молитвою и многим бдением». И так сказав, он сокрылся от нее. И пришли к Саломии затворнице два мужа: градоначальник (makuenena hagar), и священник церковный, и говорили с нею о величии Божием. Она сказала им: «явился мне отец наш Евстафий, придя из земли арменской, сидя на светлом облаке и рассказал мне все тайны, которые будут в последний день; и два мужа были с ним — Михаил и Гавриил, архангелы, предстоящие Богу». И говоря так, свидетельствовала Соломия затворница и говорила, как указал ей Дух Святый, пребывавший на ней: «истину говорю я, и не лгу, ибо те, которые умерли в монастыре сем и погребены в нем, не будут осуждены, и не увидит сего тот, кого благословил отец наш Евстафий». И так сказав, умолкла Саломия блаженная и перестала говорить.

И после этих дней собрались чада св. Евстафия в сей монастырь от востока и запада и севера и юга и соорудили церковь на холме Кесахэ, и назвали ее Дабра Марьям, ибо в ней излился молока и меда, сиречь ветхого и нового завета, и в ней хвалят ангелы и люди вместе, единогласно, серафимы и херувимы, и птицы и всякий светлый дух, который может благословлять и хвалить и возносить и святить имя святое /f. 51/ и благословенное. И другая сила, что на суше и на воде, и всякая плоть превыше сил будет хвалить и благословлять на сей горе Господа духов. Сия гора подобна горе Синайской, на которой явилось сияние Бога, как [345] твердь небесная и как камень сапфира, и как ноги (?) солнца, когда оно посещает место, где стояли ноги Божии. Сия гора подобна Антиливану, земле Илии, земле маслин, пшеницы и винограда, земле молока чистого, камни которой железо, и у гор которой собирают красную медь. Сия гора подобна горе Гаризину, на которой стояло 6 колен Израилевых для благословения и для мира. Сия гора подобна Назарету Галилейскому, в котором воплотилось Слово Бога Живого, когда благовествовал Марии Архистратиг Гавриил. Сия гора подобна Вифлеему, над которым стояли все воинства небесные со страхом и трепетом, когда родила Мария Единородного. Сия гора подобна горе Квесквамской, на которой пребывал в бегстве Единородный 1290 дней с Материю своею, которую сделал кивотом. Сия гора подобна горе Масличной, на которой стояли ноги Божии и на которой Он поведал им таинство второго испытания (пришествия). Сия гора подобна Краниеву месту, на котором распялся Сын Божий, и когда изшел дух Его, раздралась церковная завеса сверху до низу. Сия гора /v/ подобна Сионской горнице, в которую сошел на Апостолов Утешитель, Дух мира, Его же мир не может прияти. Сия гора подобно Голгофе, в которой три дня и три ночи пребывало тело Иисуса. Сия гора подобна горе Фавору и горе Сиону, на которой стоял сей Агнец (Ср. Апок. 14,1) распятый и умерщвленный, да восприимет царство, и священство, и славу, и силу, и премудрость, и богатство. Сим подобна Дабра Марьям, церковь святого Евстафия.

И сей отец наш Евстафий встретился с патриархом Армении по возвращении его из странствия, и не взял от него 70 унций серебра и сказал ему: «отче, не золота и серебра хотим мы, а просим твоего благословения, и писания апостольских постановлений мы желаем узнать от тебя». И услыхав это, патриарх дивился и изумлялся его небрежению к стяжанию мира сего. И ушел и удалился от него патриарх, дивясь деяниям его. Молитва и благословение Евстафия, жемчужины света, да будет с сыном его Ионафаном, верующим в молитву его, и со списателем его Амха-Гиоргисом, грешным и убогим, и со всеми слушающими, во веки веков. Аминь.

И после сего явился ему Господь наш Иисус Христос, сидя на ко-/f. 52/леснице светоносной; Михаил был направо, Гавриил налево, Серафимы и Херувимы склонились под колесницей Его. И он сказал: мир тебе, избранный Мой святый Евстафий, возлюбленный Отцом Моим и обитель Святого Духа! Тебе отверзен рай и простерт покой и насаждено древо жизни, и уготован век грядущий, устроена радость и [346] упокоение, настают благословение и красота и пожатие корней премудрости. Заключена же болезнь, исчезла смерть, сокрыта пагуба, забыто страдание и явилось сокровище жизни. Все сие подобает тебе и избранным, подобно тебе, ибо ты просил, и Я дал тебе, ты толкал, и Я отверз тебе; и ныне Я преселяю тебя из сего тленного мира и из мрака в свет, из уничижения в славу вечную, где пребывают праведные и избранные, чистые девственники, не осквернившие плоти своей и очистившие одеяние свое кровию Агнца. Я приведу их к источнику воды живой, светлой как снег, и текущей издалека ко граду святому. И ты будешь вместе с ними во Иерусалиме небесном, обители славы Отца моего, у которого 12 врат; едина каяждо врата беша от единого бисера, и стогны града злато чисто, яко стекло пресветло (Апок. 21, 21). Это — достояние твое и достояние добропобедных /v/ мучеников и чистых девственников». Когда это сказал Господь наш, встал святый Евстафий и, падши пред Господом, поклонился Ему, и сказал: «если я обрел благодать пред Тобою, позволь мне, Господи, сказать Тебе сие слово, которым я попрошу у Тебя». И сказал Господь: «говори, ибо Я исполню все, о чем бы ты ни попросил Меня». И отвечал святый Евстафий, склонив голову свою пред Богом и воздев сердечные очи к небу: «Господи, Господь мой, какова награда тем, которые будут творить память мою и призывать имя мое, веруя, и тому, кто воздвигнет храм мой и принесет (в него) приношения ладана и (для) литургии в день памяти моей, и кто напитает алчущего хлебом своим и напоит жаждущего чашею, Ты воздай им воздаяние благое, которым наслаждаются праведные». И опять отвечал Господь наш устами, полными благословения: «Я все это сделаю для тебя согласно твоим словам. Всякий, творящий память твою и призывающий имя твое будет награжден сторицею в мире сем, а в грядущем веке улучит царствие небесное. И имена тех, которые будут писать книгу подвигов твоих и объяснять ее, Я напишу в книге животной во Иерусалиме небесном, не созданном рукою человека. И тому, кто насытит алчущего в день памяти твоей, Я дам звезду сияющую и манну тайную, а кто напоит жаждущего в день памяти твоей, Я приведу того к источнику воды /f. 53/ живой и светлой, истекающей из престола славы Отца Моего. А кто оденет нагого, веруя в молитву твою, Я облеку того одеянием света, даваемым избранным, а кто принесет дары в день памяти твоей пшеничной мукой, или ладаном или елеем для светильников, или киноварью (или) виноградным соком, для храма твоего, или для другого храма, [347] воспоминая труды и подвиги твои в день памяти твоей, Я дам ему доброе воздаяние со всеми святыми моими. И кто будет песнословить в день памяти твоей, Я дам тому слышать пение 144000 младенцев, которые древле были искуплены для Бога и Агнца Его. А кто будет верить в молитву твою и принесет хлебы, которые он даст бедным, Я дам тому возлежать на вечери 1000 лет со всеми святыми Моими. И кто примет бедного или странника, или старца, или сироту в дом свой во имя твое, Я посажу того на престол славы с великими народа Моего». И дав сей завет святому Евстафию, Господь наш сказал: «отныне Я вознесу тебя до третьего неба, престола славы Отца Моего, где пребывают подобные тебе; а ты устрой дом свой и возвесели в нем скорбящих, и вразуми премудрых, и они отложат смертную жизнь; отставь от себя тяготу сирот, и облекись в одеяние бессмертия, и оставь помышление печали и поспеши уйти из мира сего». И сказав сие, Господь /v/ наш вознесся на небеса в великой славе.

И после этого собрал к себе отец наш Евстафий чад своих, которые были с ним, ибо многие чада его умерли на пути, следуя по стопам своего наставника. И он сказал им: «чада мои, помните знамения и чудеса, которые сотворил для нас Господь наш и познавайте ведение Его, дети мои! Сколько чудес сотворил для нас Господь, да явит силу Свою на нас и пред патриархом Александрийским, и пред епископом Иерусалимским и пред епископом Кипра! Много знамений и чудес сотворил для нас Господь! И вы возвестите земле Эфиопской величия Божия, которые вы видели и слышали чрез меня, отца вашего. И вот я умираю, как возвестил мне Господь мой Иисус Христос, Ему же слава. Вы же возвратитесь и возвестите чадам моим, что в земле Эфиопской и скажите им: «будьте тверды в творении добра и в вере православной, как я учил вас; как говорили отцы наши Апостолы святые в их Синодосе, и да не творит иерей или диакон без изволения епископского (ничего) из сего достояния церкви. И я от-/f. 54/правляюсь в Иерусалим земной, вы же если будете жить от дел рук ваших, помогая бедным и нищим и давая милостыню, истину говорю вам, чада мои, встретитесь вместе со мною в Иерусалиме небесном, где собор первородных радующихся и ангелов бодрствующих». И когда он это сказал, заболел, и стал страдать к смерти. Когда услыхали чада его, что болен отец их, собрались все в полном составе и сказали: «ты один остался нам, как один грозд из всего виноградника и как светильник в темном месте, и как пристань для [348] корабля от бездн, и разве не достаточно для нас нашедших на нас зол? И если ты оставишь нас, лучше нам умереть, чем жить, ибо мы не лучше отцов и братьев наших, которые умерли на пути, следуя за тобою». И так сказав, они заплакали плачем великим, и рыдали и сказали: «отче, зачем покидаешь нас, стадо твое, которое ты собрал твоими святыми молитвами, и где нам найти отца и учителя, подобного тебе? ты покидаешь нас в земле чужой, в стране многих народов, речи которых мы не понимаем!» И говоря это, ученики его плакали, сидя у изголовья и ног его, а некоторые сидели направо и налево и целовали его в голову, и обнимали руки и ноги его. /v/ А святый Евстафий, столп церкви и свет мира, лежал среди них, страдая болезнью. И сказали они ему опять: «отче, будучи из славного рода, ты сделался странником и пришельцем, как путник в земле Арменской». И так говоря, хватали себя за головы и громко плакали, провидя смерть и преселение отца своего духовного от сего мира тленного и бренного.

И вспомнили в тот день, какие бесчисленные сотворил Господь рукою святого Евстафия, чудеса и значения. И все собравшиеся тогда восклицали и вопили, говоря: «о тех, которые были больны, он молился, и они исцелялись; впавших в греховные недуги он увещевал ласково, и они спасались. Поражаемые и бичуемые злыми духами обращались, получая от него исцеление и спасение. Привыкших к плотскому страстью блуда и лености и ? (hanik), он окроплял водою познания закона, которая очищала их и омывала. Тех всех, которые пребывали в густом мраке брато-/f. 55/ненавистничества, вражды и клеветы, подвергаясь опасности и осязая, он направлял в мире к согласию и свету любви. О тех, которые хромали ногою мыслей, он молился, и они ходили право, устремляясь по стезе Евангелия. Потерянных и смущаемых дурным, приверженным земле помыслом, он поднимал своим святым учением. Косноязычных делал правоглаголивыми, а тех, которые говорили суетное, насмешки и гнусности, он заставил избегать этой дурной привычки и внушал им глагол Св. Писания. Тяжких ушами и глухих к слушанию заповедей он смягчал словом Господним и отверзал внутренние уши их, и они делались внимательными и послушными. О сухих руками он молился, и просил за них, чтобы сделалась правой вера их, и были скоры руки их к подаянию милостыни. Ленивых, ненавидевших рукоделие, он пробуждал словом своим, и делал свое учение любимым среди них больше золота, серебра и золота. Тех, которые [349] излишествовали пьянством и наслаждались яствами, смехом и забавами, он учил служению Богу в тщании и уединении. Находившихся в нечистоте он приводил к непорочности покаянием и слезами. Сильных и утеснителей он приводил к справедливости и правде. Заставлявших бедных стонать и любивших взятки он заставлял оставить грабительство и /v/ увещевал подавать бедным милостыню из имущества своего со светлым лицом и радостным сердцем. Тех, которые не имели достаточно веры в величие таинства, он убеждал служить Богу и делал сердца их готовыми (к исполнению) заповедей Евангелия. Тех, которые забавлялись смехом и плясками, разрушающими тело и сокрушающими члены, он заставлял непрестанно молиться и песнословить в тишине и тщании многом. Вельмож он учил смирению, и сварливых делал кротким. И заповедовал он всем не лгать и отнюдь не клясться именем Божиим великим и страшным, и никакою другою клятвою, но быть всегда верными. Тех, которых всегда постигали напасти и удары, он утешал сладким гласом в печалях их, и они уходили в свои жилища в мире, радуясь. Павшим по искушению вражию и весьма сокрушаемым скорбью он укреплял сердца, и будил их и призывал к подвигам с великой твердостью. Бедным, и убогим он помогал и укреплял их нести весь недостаток свой, славя Бога. И во всем этом св. Евстафий исполнял дела святых Апостолов и уподоблял себя Господу, говоря тем, которых исцелял: «блюдите, не говорите никому: «Евстафий исцелил нас», но веруйте пред всеми людьми право, что /f. 56/ Иисус Христос даровал вам исцеление и спасение, Ему же слава во веки веков. Аминь. А если вы не поступите так, впадете в вашу болезнь и бедствие».

И все эти деяния воспоминали чада святого Евстафия, плача и рыдая, когда он был болен пред смертью. И отвечал святый Евстафий и сказал чадам своим; «зачем вы плачете и разбиваете сердце мое печалью вашею? не следует ли вам радоваться, ибо отходит душа моя от болезни и изнеможения в радость вечную, и от рабства скорби в свободу». И сказав это, он благословил учеников своих в мире и ласковыми словами, и пока благословлял их, внезапно сошел с неба великий свет и окружил святого Евстафия, и в это время вышла душа его из тела его и отошла в этот свет, сошедший с неба. И вознесли эту душу праведную Ангелы пред Бога, говоря: «утрудися в век, жив будет до конца, и не узрит пагубы (Пс. 48, 10). Аллилулиа. Честна пред Господом смерть преподобных (Пс. 115, 6). [350] Аллилуиа. Блаженни непорочнии в путь ходящии в законе Господни» (Пс. 118, 1). И когда они это сказали, его встретили Ангелы и Архангелы Михаил и Гавриил, Серафимы и Херувимы по чинам их и коленам их, ибо усопший был подобен им чистотой и богохвалением /v/ священием и славословием Его. И вышли на встречу ему Авраам, Исаак и Иаков и все пророки, о пророчествах которых он размышлял. И вышли апостолы, установления которых он возлюбил и крест смерти которых носил. Вышли мученики, труды мученичества которых он подъял. Вышли праведные, подобно которым он подвизался. Вышли девственные, подобно которым девство стяжал он. Вышли преподобные, подобно которым он облекся в схиму. И они вознесли душу его на небеса и ввели ее в Иерусалим небесный. И было преставление святого Евстафия 18-го маскарама.

Патриарх Армении возгласил над телом святого Евстафия имена Божии и помазал тело его миром, помазанием Божественным. Иереи с патриархом читали 150 псалмов Давида и все книги закона и пророков и Евангелие, новый и ветхий завет, от утра до 9-го часа, и погребли его у гроба мученика Мармехнама в церкви арменской. А душа его сияла, как солнце, среди праведных.

Возвратимся к плачу и рыданию чад аввы Евстафия. Те, которые были в земле арменской, плакали и рыдали и стонали, говоря: «увы нам, соль земли и свет мира сегодня сокрывается в землю! увы нам: свет очей наших, как звезды, сегодня мертв во гробе! радость уст /f. 57/ его, возвещавших и возглашавших писания святые, днесь закрыта прахом! Святость рук его, касавшихся таинств Божиих, не скована ли узами смерти? Быстрота ног его, текших на учение вере, не связана ли оковами и не заключена ли ангелом смерти? По слову Соломона: «сокрушился сосуд, и смирятся вся дщери песней. И процветет амигдал, и отолстеют прузи, яко отыде человек в дом века своего» 18. И Давид сказал: «гробы их — жилища их во век, и селения их в род и род» (Пс. 48, 12); и еще сказал: «в память вечную будет праведник, от слуха зла не убоится» (Пс. 111, 6); и еще сказал: «расточи, даде убогим, правда его пребывает во век» (Пс. 111, 9). И затем стали ученики отца нашего Евстафия великого пророка, апостола и проповедника говорить друг другу: «вот ныне верный, как Авраам, уснул сном вечным. Куда нам идти, и где нам найти пастыря премудрого, подобного тебе, который [351] знал наши тайны и избавлял нас от тайных ваших раньше, чем мы говорили ему, и заботился, чтобы исцелять нас. Он говорил нам пред преселением своим из мира сего: «чада мои, возвращаясь в землю Эфиопскую из Армении, впадете во многие искушения на пути, но избавит вас рука Христова». Так он говорил нам при своей жизни о том, что произойдет после смерти его. Пылают наши сердца при воспоминании, как он объяснял нам на пути слова пророков по порядку их, и законы Апостолов в их последовательности. Язык его — /v/ вещатель слова Божия, уста — радость, славящие вместе с Ангелами, неужели умолкли ныне?» И так говоря, они ударяли себе в грудь и говорили: «встаньте и пойдем отсюда, чтобы привести весть о нем тем, которые находятся там, да творят они память его и веруют в молитву его».

Слава Богу Отцу, избравшему отца нашего Евстафия исполнить устав девства и закон канонов. Благодарение Сыну, уделившему ему царствие небесное и возвысившему его со святыми. Поклонение Духу Святому, воздавшему ему воздаяние благое, его же око не виде и ухо не слыша и еже на сердце человеку не взыде, еже уготова Бог любящим Его во веки веков. Аминь.

Писавшего и поручившего написать в вере, читающего и толкующего житие и пользу, и тех которые слушают слова его, верных мужей и жен — да путеводит (Бог) в царствие небесное молитвами Владычицы нашей Марии Богородицы и молитвами всех святых Ангел и Архангел, молитвами пророков и апостолов, молитвами праведных и мучеников, молитвами девственных и монахов, и молитвами отца нашего Евстафия тайновидца, препоясанного вервием девства, во веки веков. Аминь, Аминь.

Поручил написать сию книгу на свое иждивение — Ионафан, верующий в любовь отца нашего Евстафия, да напишется имя его в книзе /f. 58/ животней на небесех. В сем виде да сохранится он от напрасной смерти и от смерти греховной, от дней лютых и часов искушения. Аминь. Благословение пророков и апостолов, благословение праведных и мучеников, благословение всех бодрствующих Ангелов, благословение Владычицы нашей Марии милосердой, и милость Отца и Сына и Св. Духа да охранит его на всякое время и на всякий час вместе со всеми чадами его мужеского пола и женского во веки веков. Аминь 19.

/f. 59/ Во имя Отца и Сына и Святого Духа, Единого Бога. Чудо первое отца нашего Евстафия. которое читается 15-го числа месяца тахсаса.

Молитва и благословение святого Евстафия да будет с сыном его Ионафаном, который верует в него, прилагая сердце свое. Да сохранит и защитит он его десницею своею, да даст ему желание сердца его, всегда да беседует с ними, и да приближается для союза с ним во веки веков. Аминь.

Вернулся из Армении отец наш Евстафий в землю Эфиопскую, сидя на колеснице духовной, как возвратился Энох пророк в вихре и трусе и на колеснице огненной и конях огненных в землю живых, куда не заходит власть смерти. И на отца нашего Евстафия обратился сугубый дух их. И сидя на духовной колеснице, прибыл он к матери нашей Соломии затворнице, которая жила в пощении многом и была дщерью отца нашего Евстафия; он постриг ее из города Забьят, когда она была молодой невестой 20. И возведя очи свои, увидела она внезапно его стоящим пред собой в велелепии славы великой и дивной, и сказала: «откуда пришел ты, отче?» И отвечал он: «из страны Арменской». И она спросила его, говоря: «Куда идешь ты, отче?» Он сказал ей: «иду на холм Кесахэ, да благословлю чад моих монастыря сего», ибо прежнее имя Дабра-Марьям было холм Кесахэ; подобно тому, как /v/ прежде называли Иерусалим Аргоб 21, называли Дабра-Марьям холмом Кесахэ. И по явлении матери нашей Соломии затворнице, пошел он и пришел оттуда с двумя ангелами на колеснице духовной. Потом пришел к ней Ганзай, правитель (Sejum) Сараве, и Фома иерей навестить ее и она сказала им: «авва Евстафий прибыл ко мне, сидя на облаке с двумя мужами из земли Арменской. Мне кажется, что два мужа были Михаил и Гавриил». О сила девства отца нашего Евстафия, которая посадила его на колесницу, как Илию! Затворница Соломия свидетельствовала и сказала: «говорил мне авва Евстафий: «те которые будут погребены в монастыре сем после того, как я благословил ее силою слова Божия, не будут судимы, и не увидят осуждения». Воистину я не лгу относительно слова пророчества отца нашего Евстафия иерея: спаслись многие, гробы которых осенила тень обители Дабра-Марьям». И спустя много [353] дней собрались чада его в этой горе под ноги Абсади, на которых было сугубое благословение отца нашего Евстафия, как сугубое благословение Илии на Елисее, ученике его. И они построили большую церковь во имя Владычицы нашей Марии, и сделали образ отца нашего Евстафия, и назвали сию гору Дабра-Марьям, ибо подобна она Дабра-Марьяму во Иерусалиме небесном, в котором восхваляют Господа ангелы и архан-/f. 60/гелы немолчно день и ночь. Так восхваляют чада отца нашего Евстафия изрядные в Дабра-Марьме, старцы подвижники и монахи совершенные, которым заповедано словом отца их не есть мяса и не пить вина. Благословение сих отцов-предстателей да сохранит сына их Ионафана и писца его Амха-Гиоргиса, верующего в молитву Евстафия, да защитит его от распри язычной и дел сатаны-врага, да соделает дни его долги. Аминь.

Чудо (второе) отца нашего Евстафия. Молитвы его...

Была одна женщина, творившая память святого Евстафия. Она пошла в поле вместе со своими детьми, чтобы собирать колосья на поле, в пятницу. Она провела день, собирая колосья, и стало вечереть и склонялось солнце к западу. Она вспомнила, что у нее нет хлеба, чтобы посубботствовать вместе с детьми — у этой женщины был обычай с давнего времени, с вечера пятницы до понедельника не черпать воды и не печь хлеба. Когда она увидала солнце заходящим, сказала: «заклинаю тебя, солнце, молитвою отца нашего Евстафия, не заходи, пока я не спеку /v/ моего хлеба». И стало солнце, где было, а она принесла, смолотила пшеничную муку, смесила и приготовила хлебные лепешки, которыми могла питаться две субботы и видела солнце, стоящим на небе к вратам запада, как закляла его молитвою отца нашего Евстафия. И эта женщина приготовила себе продовольствие и пищу, заботясь и стараясь весьма, и дивясь, и изумляясь сему чуду, которое сотворил для нее отец наш Евстафий. И премного радовалась и веселилась она ради чуда, которое он сотворил и заклятия, которое вышло от произнесения призывания имени отца нашего Евстафия. И она пошла к реке и зачерпнула воды, и вернулась домой, величая в сердце своем и поя и благословляя отца нашего Евстафия и удивляясь величию дивного дела, которое сотворил для нее он, приявший силу от Отца, Творца мира, ради избранных своих, и крепость от Сына, Который совершил пророчества пророков, и могущество от святого Духа, Который излиялся на апостолов в горнице Сионской. И когда эта женщина окончила делать все необходимое не спеша, а спокойно, сказала солнцу: «будь отпущено устами отца нашего Евстафия». И тотчас зашло солнце по обыкновению. Молитва его... [354]

/f. 61/ Чудо (третье) отца нашего Евстафия, творца знамений и чудес великих. Молитвы его...

Выла одна женщина по имени Буркет-Марьям, которая жила по учению отца нашего Евстафия, и творила память его милостыней к бедным и обильным угощением. Когда она заболела и была близка к смерти, взял ангел смерти душу ее и вознес на небо к Богу. И она увидала там четырех животных, у которых лица: человечье, львиное, тельчее и орлее, которые носят престол Божий. Когда отец наш Евстафий увидел Буркет-Марьям, взял ее силою из рук ангела смерти и сказал ему: «оставь творившую память мою»! И когда она спаслась от рук ангела смерти, он сказал ей: «смотри творивших память мою, 8000070 мужей и жен, которых помиловал для меня Бог». И все они были одеты в белые одеяния, на головах их были золотые венцы. И после этого вернулась душа в тело ее и, воскресши по молитве отца нашего Евстафия, рассказала и поведала все это чудо. Молитвы etc... /v/ Чудо (четвертое) etc.

Выл человек неправедный и хищный душегубец и лживый, но он веровал в молитву отца нашего Евстафия и творил память его обильным угощением, закалая тельцов. Когда он заболел и умер, понесли душу его ангелы мрака и говорили между собою: «скорее бросьте его в мучения осуждения, пока не пришел Евстафий, чтобы мы оставили его». И когда они так говорили, пришел отец наш Евстафий, сидя на колеснице светоносной и пылая огнем, и сказал ангелам мрака: оставьте творившего память мою, которого держат ваши руки и которого ноги связамы узами осуждения». И сказали ему ангелы мрака: «это душегубец и развратник, и посему он схвачен и связан». Отвечал он им: «вы смотрите на его грешные деяния и не обращаете внимания на его добродетель, что он усердно творил память мою, а потому я и явился на спасение его, ибо я имею изволение и дар от Бога Господа Моего, чтобы всякий, кто творил память мою, спасся и не был осужден ради /f. 62/ завета, который дал мне Бог Господь мой по великой Его милости». И так сказав, он освободил его от рук ангелов мрака и возвратил душу его в тело человека, которое он спас от осуждения. И рассказал тот жителям страны все, что сотворил для него отец наш Евстафий, и как освободил его от рук ангелов мрака. И усердствовали жители страны, творя прекрасно память его, дивясь величию чуда его, ибо уязвил он их стрелою любви своей и насытил приправой соли слова своего; и научились уставам сладостью речи его, дивясь [355] красоте деяний его. Не велико ли и дивно сие, что дана власть отцу нашему Евстафию, наставнику, получившему завет от Бога, спасать души всех, творящих память его и призывающих имя его любовью?

Чудо (пятое) etc.

Был один человек из Франков, а мать его из Армян. Он рассказывал доблести отца нашего Евстафия и говорил, как ходил отец наш Евстафий по морю без корабля и как видели его мужи арменские, когда он ходил по морю, распростерши одеяние вместо корабля. Когда его увидели, все жители города изумились и сказали: «Бог это наш, или человек, творящий великие дела, подобно Творцу своему? И /v/ собрались люди арменские великие и малые, ибо весьма близко был сей город от моря. Увидав знамение и чудо, которого раньше они не видали очами своими и не слыхали от отцов своих, удивились и ужаснулись и изумились все. И они стояли на берегу моря, когда вышел отец наш Евстафий. Когда он вышел из моря, они увидали свет лица его, блистающий как солнце, и одеяние тела его — свет Божества. И они были в страхе и трепете от великого ужаса, который его окружал. Когда они боялись приближаться к нему из-за страха и трепета, авва Евстафий увидал между ними Габра-Крестоса, приблизился к нему и взял его за руку, ибо знал Духом Святым, что он примет его учение. Он повел Габра-Крестоса и поместил его во своем жилище. И отец наш Евстафий учил его добрым деяниям и направлял его душу. Когда упокоился отец наш Евстафий, Габра-Крестос поминал его усердно и с готовностью насыщал алчущих и поил жаждущих и увеселял иереев. Когда же умирал Габра-Крестос и исходила душа из тела его, пришел к нему отец наш Евстафий на встречу с Ангелами со сладкопением, как к тому, кто веровал и усердно творил память его, как сказал Господь наш: «сотворите себе друга от неправды, да, егда оскудеете, приимут вы в вечныя кровы» (Лук. 16, 9). /f. 63/ И Габра-Крестос перед тем, как вышла душа из тела его, повелел своему сыну Таамани-Баэгзиэ и сказал ему: «твори память аввы Евстафия усердно и с верой в него: у него много богатств». И когда наступил день памяти его, посетил его Господь и наслал на него великую бедность, так что не чем было ему сотворить память отца нашего Евстафия, и он отдал под залог своего сына, и сотворил память отца нашего Евстафия. Тогда вознес его Бог и обогатил его, и даровал ему сугубое стяжание молитвами отца нашего Евстафия, между тем, как он творил добрые дела: был милостив к бедным и [356] убогим, и заповедал сыну своему Берхана-Маскалю так же творить память отца нашего Евстафия. И тот, приняв завет отца своего, творил память сего святого ежегодно разумно и усердно. И жил он в богатстве и славе много дней. Потом навел на него Бог великую бедность, как сказал Соломон: «яко же искушается в пещи сребро и злато, тако избранныя сердца у Господа» (Пр. 17, 3). И когда настал день памяти отца нашего Евстафия великого иерея, и не было у него чем сотворить ее, он заложил жену свою, и сотворил память отца нашего Евстафия. И после посещения Господь дал ему славу великую и богатство обильное по молитвам отца нашего Евстафия, ибо по-/v/могает он творящим память свою и предстательствует за них пред Господом. Когда затем он шел по пути во время странствия, встретили его разбойники неправедные, и напали на него насилием, он поборол и победил их силою Господа Бога своего, и сказал им: «я победил вас силою Господа Бога моего и молитвою отца нашего Евстафия». Это чудо великое, ибо от многих спас он Берхана-Маскаля, который веровал в него. Так же да спасет он скоро возлюбленного своего Ионафана, верующего в него, от всех лукавых врагов его, ибо для праведника бывает все, что он скажет и нет для него невозможного во веки. И да покроет он его щитом молитвы своей во веки. Аминь.

Чудо (шестое) отца нашего Евстафия чудотворца 22.

И после сего однажды шел до пути Берхана-Маскаль по повелению царя с хартией (kertas), и застигли его разбойники, желая его убить. Узнал он их, и побежал, и спасся от рук их. Его преследовали всадники и загнали, преследуя в средину страны армянской. Видя, что его преследуют, он бросился в море Ярико, великое море, говоря: лучше мне броситься в море, чем умереть от копья врага». И он бросился в море и ска-/f. 64/зал: «прими меня, отче! Да не поглотит меня волна и да не настигнет меня волнение моря. Отче! отче! руку твою святую простри мне и подними меня, чтобы прийти мне в хорошую гавань, и посрамить, отче, преследующих меня, ибо по молитве твоей родили меня отец мой и мать моя, и тебе вверили меня и заповедали мне творить память твою. Ныне же помоги мне». И еще не окончив молитвы, увидал он отца нашего Евстафия, сидящим на корабле духовном, и говорящим ему: «не бойся! я пришел на помощь к тебе». И тотчас он принял его, [357] распростерши свою милоть, как отец утешая и как мать обнимая. И обрадовался Берхана-Маскаль, спасшись от того, чего боялся, и был вместе с отцом нашим Евстафием на милоти, который тот распростер; он возглашал громогласно славословие и многие благодарения и говорил отцу нашему Евстафию: «отче, что это ты простер на море, как корабль»? И сказал ему отец наш Евстафий: «я простер милоть мою, на которой я прошел силою Божией море Ярико страшное. Я принял тебя, помня изрядство деда твоего и добрые дела отца твоего. Ты последовал стопам отца твоего и потщался творить память мою. И вот — отцы твои и все родные твои со мною во царствии небесном, творившие память мою, мужи и жены, и никто не погиб из них, как сказал Господь наш: «несть мужеский пол, ни женский, ибо яко Ангели Божии на небесех суть». И сказал Берхана-Маскаль отцу нашему /v/ Евстафию: «что это за милоть, которая лежит в этом море?» И сказал ему отец наш Евстафий: «не только до этого времени лежит она, но будет лежать до второго пришествия Христова. И изменится эта вода моря и будет огнем пылающим. И отверзет уста свои милоть моя тогда и будет свидетельствовать пред Творцом своим». И это слушая, дивился он весьма и изумлялся, и от сего часа когда он пришел к морю сел на милоть и сидел там всю ночь с отцом нашим Евстафием, говоря о величии Божием и многом милосердии Бога нашего. И в тот час, когда он выходил с моря, видели его все люди и удивились, что не поглотило его море. И не знали, кто спас его, пока он сам не сказал им. И когда он рассказал, они поняли, что спас его отец наш Евстафий любовью своею, и потщались творить память его. Слава Богу Отцу, даровавшему власть отцу нашему Евстафию. Благодарение Сыну Его, благоволившему к учению его, похвала Духу Святому возвеличившему имя раба своего Евстафия во всей вселенной. И в день памяти его собрались мужи арменские с верою и купили у творившего память его (?), и было им во спасение для больных и недужных. Сие /f. 65/ чудо и знамение сотворил отец наш Евстафий в земле Армении по представлении своем. Молитва etc.

Чудо (седьмое) etc.

Был в церкви монах, служивший при храме Владычицы нашей Марии из чад учения отца нашего Евстафия. И заболел он к смерти. Пришел к нему отец наш Евстафий, и с ним все монахи от аввы Антония до него. И он порицал и устрашал его, и говорил: «зачем ты оставил устав и закон, установленный Богом устами пророков и [358] апостолов, а мною вверенный и заповеданный чадам моим? И если они оставят заблуждения сердец своих, вручил мне Бог души и тела их, чтобы судить их. И явилась Владычица наша Мария и сказала ему: помилуй его для меня, ибо он — раб мой». И сказал он ей: «я помилую его ради тебя, Владычица моя, но пусть он тщится исполнять закон мой и заповеди, которые я заповедал». И тотчас исцелился этот человек от своей болезни, и сказал: «слава Богу, подавшему власть авве Евстафию облегчать и отягощать, поражать и миловать. И как /v/ сказал Сам Господь наш во Евангелии: «веруяй в Мя, дела яже Аз творю, той сотворит, и больша сих сотворит» (Иоан. 14, 12). И удивились все знавшие его и сказали: «где был ты и что видел?» И сказал он им: «я видел авву Евстафия со всеми монахами от аввы Антония до ныне и Владычицу нашу Марию с ними, и авва Евстафий был со всеми монахами. И гневался он на меня, устрашил меня и сказал мне: «зачем ты оставил устав и закон, который установили и заповедали отцы твои». И хотел он поразить меня, но умилостивила за меня Владычица наша Мария, говоря: помилуй для меня, Возлюбленный мой, ибо сей — мой служитель». И он сказал ей: «я помиловал ради тебя, Владычица моя». И когда он сказал мне это, я сказал ему: «кто эти монахи, отче?» Он сказал мне: «от аввы Антония до ныне». И сказал я: «отче, почему речь твоя превознесена пред речью аввы Антония?» И сказал он мне: «ради того, что я соблюл оставленный закон и заповеди; ради всего сего превознесена и могуча речь моя». И сказав это, он прибавил: «отселе больше не согрешай», и сокрылся от меня. Сия есть великая слава, дарованная отцу нашему Евстафию Господом Богом его, дарованием чудес милостью Его. Молитвы etc.

И потом вернулись сопровождавшие отца нашего Евстафия иерея в Иерусалим и когда возвратились они из Армении и прибыли в Дабра-/f. 66/Марьям, спросил их авва Абсади и вся братия его относительно отца их, со слезами, плачем, стоном и рыданием многим: «где оставили вы отца нашего, света, всего мира? Вот, видя вас, трепещет сердце наше и трясутся колена наши и упала сила наша. Где оставили вы голубя белого, воздающего добро за зло? Где оставили вы агнца кроткого и чистого, которого не коснулся гнев? Где оставили вы отца нашего, полного смирения и бездну кротости и милосердия, напояющую жаждущих, призирающую алчущих и печалующуюся о несчастных? Где оставили вы отца нашего, сияние церкви? Где оставили вы отца нашего, чистого, как золото и очищенного, как серебро, очищенного седмерицею [359] девством, чистого совершенным монашеством? Где оставили вы честного пастыря, открывшего нам число книг, потерянное раньше, а ныне открытое и явленное учением его?» И тогда ответили ему все братия, говоря: «услыхав имя отца нашего, запылали сердца наши и смешались наши внутренности». И сказав это, они пролили слезы из очей и сказали братиям своим: «отец наш, избежавший земного величия, улучил небесное; голодом и жаждой плотской изнурял нас, и на пути наставлял нас по порядку ветхому завету и толковал новый по последовательности его. Наставлял нас и изречением отцов по порядку, и никто не говорил пред ним слова пустого или праздного, ибо славу /v/ Господню возвещали уста его и величие страха его окружало все существо его». И сказали опять братия: «где оставили вы отца нашего, свет которого просиял во всех концах вселенной?». И сказали они: «отец наш, заповедав десятословие иотой, надеясь на имя Троицы, предстоял престолу в собрании царей. Он не боялся острия ножей и мечей, смущающего судилища и сверкающих копий не трепетал. Когда его спрашивали о законе и заповеди, говорил премудро и смиренно, ибо каждое слово его прекрасно, и каждое дело вожделенно, и всякий видевший, любил столпа света, Евстафия иерея. И не только видевшие любили его, но и слышавшие о нем любили и чтили его, как отца и мать за красоту дел и нрава его. Как броню для груди своей, и как ожерелье для шеи своей, как нож для чресл и как мед, молоко и сладость сахара любили его все и желали. И слышавший слово его не хотел разлучаться и уходить от него, наставника образом и точного устами, ибо дивен он премудростью, и ведением седо сердце его, и говорили: «он тридцати лет и юн от рождения»; это было во время его первого путешествия, ибо в помышлении своем он не был побеждаем стяжанием мира, и нисколько не заботил его закон плоти человеческой, ибо трижды /f. 67/ ходил он в Иерусалим, будучи беден стяжанием мира сего, да будет богат в чертоге небесном. И то, чего он искал — заповедей отцов ваших Апостолов, он нашел, и этим приобрел милость у Бога своего. И после сего он иссушил свою природу голодом и жаждою, постоянно изнуряя плоть свою. Он вразумил своих овец и упремудрил своих голубей. И окончив свою должность, он умер в стране Армении. О нем не скорбите: он — с Богом, который искупил его телом и кровию своею, и со святыми Апостолами унаследовал грады не в мире, а в Эдеме и Иерусалиме. И вы, отцы и братия наши, не скорбите о нем, ибо он достиг надежды своей. Он не убоялся ужаса Ярико, [360] распростертого, как небо и рокочущего, как гром летний, страшно и трепетно. Он перешел его твердостью, воздержанием и крепостью веры, ища закона пророков и заповедей святых Апостолов. И посему дан ему престол высокий на небесах». Кто, придя к нему во гневе не уходил от него мирным? И какой юноша, придя к нему обуреваемым страстями, не уходил чистым от греха? Кто не заплачет, слушая это и видя как чада отца нашего Евстафия хрюкали, как свиньи, в земле /v/ Армянской ради разлуки с ним? Кто не пролил слез в это время, если у него не было сердце как камень, без сострадания и не безучастно к отцу нашему Евстафию? И он не печалится убожеством, бедностью и пришельствием отца нашего Евстафия? Молитвы etc.

Чудо (восьмое) etc.

Рассказывают, что был один монах, живший у реки, называемой Рома, почтенный у Бога. Монашество его было в монастыре аввы Такла-Хайманота, именуемом Дабра-Либанос, а постригся он в нем во время аввы Андрея. Потом он удалился в пустыню и поселился между двух потоков, имя одному Фисон, а другому — Абай, т.е. Геон. Возвестили о нем царскому наместнику (makuanen) Годжама. Когда тот услыхал о доблести его, поспешил навестить его, и хотел услыхать слово его, и пошел к нему тайно. Когда он увидел наместника, идущего к нему, хотел броситься в воду, а тот заклял его именем Бога Господа своего, что не уклонится ни на право, ни налево, не облобызав его и не получив от него благословения. Тогда он стал уко-/f. 68/рять его за воинов его, которые расхищают имущество бедных и весьма отвращался от него ради грехов его, ибо не наставлял он свой народ в справедливости. Наместник пал ему в ноги, плача, и стал говорить смиренную речь, не смягчится ли сердце его? И когда он увидал, что стало добрым сердце его, спросил его о его жизни и сане, а также расспрашивал о святых, которые удалились в пустыню из этого мира, кто больший из них? И сказал ему этот монах: «не ради тебя расскажу я, но да явится слава Божия и величие подвигов и твердость воздержания, и множество трудов рабов Божиих святых, ибо восхитили меня ангелы и ввели до третьего неба. И там видел я славу пророков и посланников-апостолов, престолы украшенные и венцы твердых добропобедных мучеников и монахов-подвижников; каждый возвышался на седалище, которое было высоким, преимущественным и славным по степени подвигов его. И там увидел я трон аввы Евстафия, весьма высокий в великой благодати у Бога. Я видел его, [361] когда он входил и исходил во внутренняя завесы с седмью Архангелами. И они ходили пред Отцом и Сыном и Святым Духом в радости и веселии. В руках у него был светоносный крест, одет он был в светоносную милоть, которая вся была соткана из знамений креста. Справа от него стоял один монах в великой славе, облечен-/v/ный, подобно ему, в светоносную цветную одежду. Я спросил ангела мира, который ходил со мною: «кто эти, облеченные в одеяния света?» Ответил мне этот Ангел, водивший меня; «тот монах, которого ты видишь в великой славе и с седмью Архангелами, который стоит пред Господом духов — авва Евстафий, учитель закона и заповедей, а тот, кто справа от него — авва Филипп из Дабра-Бизана». И я спросил: «ради чего улучили они сию великую благодать, которая не дана другим монахам Эфиопии?» Он сказал мне: «ради того, что они соблюли каноны, установленные отцами святыми Апостолами, а также чтили субботы в точности, и праздник Утешителя почитали наравне с праздником Воскресения Христова. И посему они, предпочтены и превознесены и весьма прославленны пред другими». Сказал я: «где другие наставники, подвизавшиеся ради праведности?» И он ответил мне: «они пребывают в своих наследиях и обителях, ибо сказал, Господь наш: «в дому Отца Моего обители многи суть». Сей святый приближен к Богу за соблюдение закона и заповедей, ибо был усердный блюститель закона и подъял много трудов отец наш Евстафий». И когда услыхал это наместник, прилепился любовью к отцу нашему Евстафию и усердствовал /f. 69/ творить память его, и возлюбил закон и уставы его. И я, переписавший книгу сию, слышал из уст сего наместника этот рассказ, причем он говорил: «если бы мне рассказывали это чада отца нашего Евстафия все, в полном составе, распятые стремглав подобно Петру, я бы не поверил их свидетельству и рассказу. Но этот монах, поведавший и рассказавший нам величие и славу аввы Евстафия подвижника — из чад отца нашего Такла-Хайманота.

Чудо (девятое) etc.

Выл один человек в стране Эфиопской, называемой Аксум. Он любил отца нашего Евстафия и творил память его с великим тщанием и усердием и великой милостыней. Однажды пошел он в дальний путь по делу. На пути, когда он еще не дошел до города своего, стемнело днем и покрылось солнце мраком, ибо был страшный зимний день. Пошел град, раздался гром и сильный звук, сверкала молния пред лицом грома. Увидав этот великий ужас, человек воскликнул; [362] /v/ «авва Евстафий, помоги мне и спаси меня». Тотчас разделился дождь спереди и сзади, направо и налево, и совсем не коснулся этого человека и людей его, стоявших, и он был, как в доме. И когда он пошел в путь свой, дождь бежал от него. Свидетелями этому были многочисленные люди, бывшие с ним. С этого дня он усугубил памятование отца нашего Евстафия против прежнего, и стал призывать многих людей на память его, бедных и убогих, и утешал их. Молитва.....

Чудо (десятое) etc.

Рассказывают также, что в Аксуме, царствующем граде была одна женщина, творившая память отца нашего Евстафия ежегодно 18-го маскарама, питая алчущих, напояя жаждущих и подавая милостыню бедным и убогим по мере своей возможности. Когда она жила, посту-/f. 70/пая таким образом, злоумыслил на нее сатана, враг благих, и навел на нее сеть злую до слепоты обоих глаз. И так она жила в скорби много дней и молилась Богу говоря: «Господи, помяни Евстафия раба твоего, который ходил пред тобою в чистоте и святости, в праведности и чистоте сердца, и ради него помилуй меня, рабу Твою падшую, чтобы я потщалась с усердием и готовностью творить память раба Твоего Евстафия, как всегда». И спустя много дней вернулся свет очей ее, и она увидала свет по молитвам святого Евстафия, и исцелилась, и была здорова, ибо молитва праведного иного может поспешествуема.

Чудо (одиннадцатое) etc.

Есть один известный город из городов Эфиопии. И жили в нем честные люди, любившие сего блаженного авву Евстафия, памятуя пришельствие его правды ради. Они творили память его постом и молитвою и многим бдением, славословием, подаянием милостыни и возношением жертвы. И в день памяти его подавал им Бог благословенный дождь, когда вся земля была суха. Этим дождем питались их люди и скоты, если был голод во всей земле по недостатку дождя, ибо сказано: «во /v/ дни грешных удалится дождь зимний». Для них же падал дождь благословения в день памяти святого Евстафия, и они совсем не видали голода и недостатка воды. И это чудо обычно для этих людей до сего дня по молитвам святого Евстафия.

Чудо (двенадцатое) etc.

Послушайте еще знамение и чудо, происшедшее в Армении. По успении отца нашего Евстафия несли тело его верующие и погребли, по уставу Христианскому, и положили его в гробницу и соорудили ему (памятник) из камней честных 'afras, которые блистали, как жемчуг и золото и были [363] дороги, как светлые бериллы. И спустя много дней захотел один Князь (makwanen) в этой стране построить себе дворец. И сказали ему об этих прекрасных камнях, что в гробнице отца нашего Евстафия, и он послал своих воинов искать эти камни и принести ему, чтобы он положил их во главу своего сооружения. Когда пришли они туда и хотели унести эти камни, тотчас руки их окаменели. Они закричали и не /f. 71/ могли двигать и шевелить ими. Товарищи их дали знать своему господину о всем происшедшем. Тот ожесточился сердцем, как фараон в этот день, не вострепетал, но дерзко упорствовал и пошел со своими воинами, чтобы взять силой от этих камней. И он окружил со своими воинами гробницу святого Евстафия, и тогда вышла сила этой гробницы человека Божия, маар-Евстафия, и тотчас силою молитвы его окаменел этот князь и его воинство и его рабы и кони, и были неподвижны, как столбы, и до сего дня стоят, как стены в ограде церкви святого Мармехнама, где погребен авва Евстафий. И от сего был великий страх и ужас, и никто не клялся ложно в месте памятника святого Евстафия, ибо он тотчас являлся и не оставлял в живых ни одного часа никого, кто ложно клялся. И после этого были заперты храмы Христианские и приходили Христиане и язычники поклоняться на гроб святого Евстафия, малые и великие, и приносили ему каждение и благовоние, ибо видели чудеса и великую силу от гроба святого. Они не знали, что это произошло от Бога, но думали, что сила эта — богов. И до сего дня по сему обычаю собираются из дальних и ближних /v/ мест ко гробу святого Евстафия со многими дарами. Это сообщил один странник, ходивший в землю армянскую, сам бывший из монахов Эфиопии. Когда он вернулся и прибыл на возвратном пути в землю Египетскую, встретился со странником из чад аввы Евстафия — а сей странник, встретивший, был чадом аввы Такла-Хайманота — и они разговорились о величии Божием. И поговорив, исповедал один другому говоря: «я — чадо Евстафия». Ответил тот странник: «если ты сын Евстафия, то знаешь ли величие Божие и чудеса и знамения аввы Евстафия? Расскажи мне их по порядку». И он поведал о чистоте и святости его, о том, как он ходил в Иерусалим три раза, о конях с верблюдами, о том, как спешили две горы на встречу ему, как он прошел море на корабле одежды своей. «Вот что знаю я», сказал он. И отвечал тот странник, чадо аввы Такла-Хайманота: «половину половины ты не знаешь и не разумеешь. Я видел своими очами людей, окаменелых и одервенелых по молитве аввы Евстафия, [364] когда они преступили и коснулись руками гробницы святого». И он рассказал ему все бывшее, как он видел и слышал, от начала до конца. Ныне же мы не будем больше говорить, чтобы не быть безумными для слушающих. И когда мы рассказали многие чудеса, сотворен-/f. 72/ные им до ныне, пусть это будет концом! 23. И сие чудо сотворил Он у сокрытого тела мар-Евстафия пророка и Апостола в земле армянской, которой от юности избрал премудрость для души своей и подклонил себя под иго ее. Молитвы etc.

Чудо (тринадцатое) etc.

По слову писания: «яже слышахом и яже видехом, и яже возвестиша нам отцы наши, не утаишася от чад их в роде ин, возвещающе славу Господню и силу его и чудеса его, яже сотвори» (Ср. Пс. 77, 3.4). И паки рече Иоиль: «слышите сие старцы, «внушите вси живущии на земли, аще быша сицевая во днех ваших, или во днех отец ваших. О сих чадом своим поведите, а чадо ваша — чадом своим, а чада их — роду другому» (1, 2 ,3). Сказал один монах: «когда я был в земле Энфраз и молился, неся образ Владычицы нашей Марии с Возлюбленным Сыном Ее, и образа Михаила, Гавриила и Георгия Великомученика, и образа: отца нашего Евстафия, и отца вашего Абсади, и отца нашего Меркурия, и отца вашего Захарии, и отца вашего Романа и отца вашего Тавалда-Мадхана, и отца нашего Виктора, и отца нашего Матфия. И когда увидал их, подошел ко мае один страждущий, которого сделали больным /v/ волхвы, называемые Энбарбо, и сказал мне: «отче прибегаю к тебе и молитве отцов ваших, чтобы ты посмотрел на недуг мой, случившийся со мною по зависти брата моего и тех, которые видели в доме моем сановитость и богатство. Они навели на меня коварно многих волхвов и изменили природу мою, затруднив выход испражнений и устроив его спереди, говоря: «да не приближается он к женщинам, и не получит от них потомства ни мужского, ви женского, чтобы не было тех, которые унаследуют имущество его, но да будет нам его сан (simat) и достояние (restu), ибо он человек сильный. Подчиним его сильным снадобьем и испортим и пусть он осквернится смрадом нечистот и не будут любить его видящие его, но будут отвращаться от него». [365] Они сделали его больным и страждущим, и многие врачи не могли исцелить его. И от многой скорби возопил этот человек ко мне и сказал: «прибегаю к Отцу и Сыну и Святому Духу, и ко Владычице нашей Марии, к пророкам и апостолам и мученикам добропобедным, к молитвам праведных и подвижников и к молитве отца нашего Евстафия, иерея Армении, воскресителя мертвых, ибо я — сын учения отца нашего Габра-Иясуса, наставника (mamher) святых (монахов) земли Дабсан, прошедшего море Саф (sic!) на камне, светоносного, во имя Троицы целителя болящих. Умоли, отче, Бога. говоря: «да не погибнет природа раба Твоего, дара Господня, которую Ты сотворил по образу и подобию Твоему и поставил в меру Твою». И когда я услыхал это, заплакал и зарыдал обильными слезами. И сказал мне этот болящий: /f. 73/ «отче, еще потому тяжелее и больше моя печаль, о которой я рассказал тебе, что есть у меня единственная дочь, цвет лица которой подобен свету солнца. Многие вельможи (makwanent), видевшие ее, желали сватать за сыновей своих, и я говорил им «разве не много вас макваненов и сеюмов? Моя дочь — одна, и для сына кого из вас будет она женой? Не спорьте из-за нее, ибо я не отдам моей дочери». И когда я это сказал, они сказали: «отдай твою дочь тому, кому выпадет жребий, чтобы она была ему женой. Мы дадим тебе в приданое золото и серебро и драгоценные одежды и много вещей, которые будут тебе и твоим детям». Затем выпал жребий на сына одного макванена; этот юноша взял и повел ее в дом брака по закону брачному. И когда они были в доме брака, она не зачинала по зависти их: родные ее отца на совете решили: «родившийся от этой дочери и этого сына макванена, мальчик или девочка превозможет над нами и унаследует дом брата нашего. Поэтому наймем опять волхвов, и они поступят с нею так же, как поступили с отцом ее, да потребится от земли память их, и мы дадим возмездие за то, что они делали прежде». И эти волхвы поступили с нею хуже, чем с ее отцом; они привели змея земного мрачного, глаза которого были красны, как цвет крови, и волхвованиями ввели его в природу этой женщины, чтобы не приближался к ней муж по закону /v/ брака. И вошел во чрево ее этот змей и жил там 7 лет, муча ее. Когда он слыхал звук мужа, высовывал голову и лизал платье и тело ее, и оба они впали в странную и тяжкую болезнь. Когда они услыхали о подвигах (gadl) отца нашего Евстафия, когда их читали, сказали оба: «дайте нам напиться воды молитвы его, и если мы исцелимся от болезни нашей, будем творить память отца нашего Евстафия и чтить [366] его субботы, установленные в Синодосе». И напившись этой воды молитвы и омывшись от нее, исцелился отец этой юницы и стал жить, как все люди. Потом он сошелся с женой своей, она зачала и родила мальчика, и назвала его Хабта-Евостатевос (Дар Евстафия) и поручила его ему, ибо по молитве его родила его. А что до этой юницы, во чреве которой устроил свое пребывание змей земной, то когда окропили ее этой водой молитвы, он вошел и скрылся в ее чреве, а когда она напилась этой воды молитвы, издох во чреве ее этот змей и распался на 14 частей от головы до хвоста. Он рассекся на мелкие части и вышел вместе с уриной. Все люди видевшие и слышавшие это чудо, удивились и исповедали силу молитвы отца нашего Евстафия. После этого была здорова эта юница, родила мальчика и назвали его Такла-Евостатевос и заповедала ему творить ежегодно память величия силы имени Господня. /f. 74/ И ему следуя, праведные и избранные были превознесены. Вознесенно имя отца нашего Евстафия, пророка и апостола, учившего 81 писанию заповедей и закона по всему пространству Эфиопии. И вот он был образом народам и народу в добрых делах, и творит он чудеса и дивные дела во имя Архитектона, когда кости его находятся в Армении, ибо ради правды он покорил и уничижил плоть и дух свой. И сие чудо не ложно, ибо рассказывал нам его видевший его очами и слышавший ушами.

Чудо (четырнадцатое) etc.

Выла одна женщина в земле Шоа. Она раздумывала в сердце своем и говорила матери своей: «мало у меня средств; чем мне справить память аввы Евстафия? Нет у меня совсем ничего из стяжания мира сего, ибо я крайне бедна». И видел Бог, что она желает в сердце творить память авва Евстафия. И принес ей один макванен три мешка пшеницы и три мешка бобов и три мешка henkero (?), без просьбы с ее стороны. И поняла она, что это принес ей макванен потому, что она помыслила творить память аввы Евстафия. И сказала она: «принес мне авва Евстафий, чтобы сотворила я память его». И снова таким же образом доставил еще один макванен три мешка пшеницы и три мешка бобов и три мешка henkero; она сказала: «и это прислал авва Евстафий, чтобы сотворила я память его». Снова в третий раз доставил ей /v/ (третий макванен) так же, как и первые и дал подобно им. И сказала она: «и это прислал мне авва Евстафий, чтобы сотворила я память его». Когда наступил день памяти аввы Евстафия, она вынесла эту пищу на солнце и расположила на коже. Рано утром пошла она на другой двор, против монастыря ее, идя позади монастыря. Пошел большой дождь. [367] Она не испугалась и не боялась за пищу, говоря авве Евстафию: «так как я хотела этой пищи не для того, чтобы есть самой, а чтобы смолоть и сотворить память твою для бедных и убогих, то этот дождь не упадет на нее». И упал сильный дождь и большой град, но не на эту пищу: над ней было солнце на пространстве кожи, и град был над землей на расстоянии двух локтей справа и слева, сзади и спереди, а вода текла по обе стороны. Вернулась эта женщина и увидала, что стоит град, не приближаясь к пище. Она поклонилась и возблагодарила, говоря: «Благословен Господь, Бог Евстафия!» Она кричала и вопила, чтобы пришли все люди; им показалось, что на нее напали, и они пришли к ней, бежа поспешно. Она поклонилась и радостно восклицая сказала им: «смотрите чудо и дивное дело, которое сотворил авва Евстафий по молитве своей. Ибо сию пищу, которую вы видите, прислал он мне, чтобы сотворила я память его. Я поместила ее в доме моем, а при наступлении дня памяти его вынесла, чтобы смолоть». Они видели и поклонились; /f. 75/ удивились и прославили Бога все видевшие и слышавшие. Молитвы etc.

Чудо (пятнадцатое) etc.

Случилось, что в Энгабтон, обитель аввы Иосифа, пришел от чад авва Такла-Хайманота и стал жить у них, служа настоятелю (mamher). Когда умер этот настоятель, поставили на его место этого сына аввы Такла-Хайманота, а монастырь был (устава) аввы Евстафия, и монахи его — чадами аввы Евстафия. Они сказали этому сыну аввы Такла-Хайманота: «чью память праздновать нам — твоего ли наставника, или нашего — аввы Евстафия?» Он ответил им: «делайте как хотите». Они сказали: «отпразднуем твоему наставнику». И они приготовили яства и питье в день памяти того, кто не был их наставником. И в день этот принес авва Евстафий большой камень и сокрушил дома и управителей, готовивших яства и питие, и они умерли. И удалился этот настоятель в церковь. И сказал им авва Евстафий: «это я сделал это, и наслал на вас язву за то, что вы оставили творить память мою и предпочли другого мне». Когда они это услыхали, побежали в церковь и молились восклицая и говоря: «согрешили мы и оставили память твою; и ныне прости нам; не будем впредь делать сего, но будем творить память твою». И потом они стали жить, и когда наступил день памяти отца /v/ нашего Евстафия, они улучшили еду и питие и усугубили их против прежнего времени. И сделали они пир великий для бедных и убогих, молясь и служа в церкви. И в день памяти своей сошел к ним авва Евстафий; они видели его ясно с двумя ангелами стоящим в [368] церкви до окончания молитвы их. Сие чудо сотворил он в стране Шоа. Молитвы etc.

Чудо (шестнадцатое) etc.

Начали строить церковь чада аввы Иосифа 24, и когда окончили постройку, написали внутри ее: «начали и кончили силою молитвы аввы Евстафия». Прибыл монах, сын аввы Такла-Хайманота по имени Фома — он был архимандрит (mamher) — вошел в церковь и увидал эту надпись, разгневался и сказал им: «зачем написали вы так, какое дело Евстафию до этого монастыря вне Армении, ибо сия страна — аввы Такла-Хайманота». Он сказал им и связал оковами благочинного (liqa-kahnat) и настоятеля (liqa-mahbar). И пришли к нему все монахи и сказали: «помилуй и пощади и разреши их». Он противился, и не слушал их. /f. 76/ Они пошли в церковь и молились, говоря: «помоги нам Боже Евстафия». Он услышал молитву их и в тот же день и час пришли слуги царя, которые связали и увели его, а этих святых монахов освободили по молитве аввы Евстафия чудотворца, который обратил узы и удары на того, кто связал чад аввы Евстафия. Молитва его etc.

Чудо (семнадцатое) etc.

Паки было знамение и чудо, когда собрались и тягались чада аввы Такла-Хайманота и чада аввы Евстафия из-за поля, говоря: «это наше», «это наше». И сказали чада аввы Евстафия: «будем судиться! Если оно — наше, то, чтобы вы знали, да сокрушит жезлы ваши авва Евстафий, когда мы будем на судилище. Если же ваше, то, чтобы мы убедились, пусть сокрушит жезлы наши наставник ваш — авва Такла-Хайманот, когда мы будем стоять на судилище. В установленный день они пошли пред hadana царских слуг (la'ekana). Когда они оперлись на жезлы пред судоговорением, сокрушился жезл мамхера чад Такла-Хайманота. Дали ему другой жезл говорившие, не зная, что сотворил авва Евстафий. И он сломался. И сказали они: «дадим ему крепкий жезл», и дали третий. Сломался и он. И поняли они тогда, что сломались три жезла по молитве аввы Евстафия и сказали: «согрешили мы и заблудились». И /v/ поклонились они, рассказывая hadana и царю это чудо аввы Евстафия. И дивились все. Молитвы etc. [369]

Слушайте племена и языки, живущие на востоке и на западе, на севере и на юге, к борею и полудню, что совершил сей мамхер, устаплектр (?), из кедра ливанского, увлажненный, пристанище многих голубей, полный премудрости. Дивно то, что заповедал отец наш Евстафий чадам своим, когда они шли по морю ногами после того, как не пустил их владелец корабля взойти на корабль его потому, что не было у них ни золота, ни серебра, ни одежд, ибо они возненавидели имущество, как лохмотья кровоточивой, как иереи возненавидели его они. Также относился он и к стяжанию земному, ибо сказал Господь наш в евангелии: «блаженни нищие духом, яко тех есть царствие небесное». Помните, чада мои, будьте тверды и мужественны и не бойтесь волн моря. Когда вы увидите и услышите китов и гиппопотамов великих и крокодилов...(?), которые едят рыб, не страшитесь, чада мои, их ужаса, ибо они не могут оскорбить вас, как говорит писание: «Господь Един вождаше /f. 77/ их, и не бе с ними Бог чужд; возведе я на силу земли» (Второзак. 32,12). Помните, чада мои, овцы Христовы, возвестители языка Св. Духа, как шли люди Израильские по морю, уйдя от плинфоделания, ступая со скотом и достоянием каждого из них по этому морю. Стена была им одесную и ошуйю. И когда ударил Моисей жезлом, что в руке его, оно отступило и разделилось сюду и сюду и пред ними. И попрало его 600 тысяч ног, не считая жен и детей и имущества, ибо возлюбил Бог Израиля и вывел его из моря Господь Бог их. И погрузил врагов их, преследовавших их. Необычное и дивное слышали мы: коня и всадники погрузил и вверг Он в море за гордость их, ибо надеялись они на множество богатства своего и на крепость силы своей. Те же, которые надеялись на Бога и веровали в него, спаслись и вышли из моря с детьми и женами и скакали, ликуя и прославляя и говоря: «поим Господеви, славно бо прославися, коня и всадника вверже в море, нас же спас и извел на сушу. Поим Господеви, славно бо прославися»! И прошел слух о деле Его во все концы вселенной. Сей Бог, спасший Израиля во дни Моисея, спасет и вас, чада мои, члены Христовы. /v/ Вспомните еще, как прошел Израиль реку Иордан, полную водой до берегов; перешел ее Израиль ногами. И взяли от нее 12 легких камней по числу сынов Израилевых для памяти тем, которые будут жить в грядущем поколении, да возвещают и знают, как иссохло море среди животных, когда они шли во дни Иисуса, сына Навина. И еще знайте, чада мои, как шло 9 1/2 колен по морю Азаф, неся Кивот и попирая ногами воду по имени Нолос. Море повиновалось им и провело [370] их, как оно делает для вас, чада мои. И ныне чада мои, не бойтесь, ликуйте, нося крест Христов, как делали пред вами Моисей и Иосия (sic!), которых водили ангел Лица (Kuf. 1, 31) и ангел священия, и избавили их от погибели и дали им наследие до края моря и острова для тысяч Ефрема и Манассии. Помните еще, как спасся Иона, когда был во чреве китове три дня и три ночи, и вышел из него и проповедовал, и силу Бога своего исповедовал. Помните еще, как спасся Иоанн, сын Заведеев, благовоние кассии, глас 7 громов, печататель без писания. Он находился 40 дней и 40 ночей в море Фетмо 25 и Прохор, ученик его, его искал со многим старанием, а Богослов стоял в местности Мармареон и слушал глас трубы, приятный для сердца, которого не может совершить язык человеческий, и /f. 78/ он объяснил его. Я расскажу вам, дети мои возлюбленные, это будет приятно для сердца вашего, как спасся он. Сам Сын Божий облобызал его и солью любви своей усладил и приправил его. Он и доселе пребывает плотью и духом, и не вкусил чаши смерти. И ныне, чада мои, зачем вам бояться страхов моря сего? Вспомните тех, кто спасся и избавился от страхов моря сего, когда сохранил их Бог. «Яко Того есть море, и Той сотвори е, сушу руце Его создасте» (Пс. 94, 5). Если мы рассеяны по ветру, рука Его соберет нас, ибо хочет Он нас и ищет нас для дела Своего, ибо полезны мы для созидания дома Его соблюдением закона и уставов Его». И так сказав, отец наш Евстафий возложил свою руку на главу старшего из чад своих и дал ему в десницу святый крест Христов и Евангелие царствие на лоно его, и сказал: «ступай, веди братьев твоих, да идут они за тобою следом по спине моря». Затем он велел следующему сыну своему; «и ты следуй стопам моим, следуя за мной». И тогда пошли они по морю, ободряя друг друга. Они были тверды, не сомневались, попирая море над глубиной его. И пробыли они на пути, не выходя из моря 19 дней и 19 ночей. И ничто отвратительное не встретило их из морских напастей. Волны не потопили их, волнения не носились над ними. Звери, обитаю-/v/щие в морях, не бросались и не пугали их, хотя страх от них велик и зубы их остры и многочисленны и пугают сердце человека. Глаза у одних из них величиною с щиты, у других были подобны солнцу [371] и луне, а у некоторых — как звезда утренняя. Эти звери были, как их родные и близкие и покланялись им, как вавилонские львы во рву с Даниилом пророком и с Иоанном, сыном Захарии, девственником, когда слышали его проповедующим Евангелие в пустыне Эннонской и пустыне Синайской. Тогда преклонили уши свои к нему львы, да возвестит он слово уст своих, ибо о Христе проповедовал он, неся Евангелие Божие на главе своей и ходя без плоти и духа на крыльях ангела среди неба и земли и говоря: «не достоит тебе Ироде имети жену Филиппа брата Твоего (Мр. 6, 18). Так и сей мар-Евстафий, новый апостол, проповедавший Эфиопии, вышел из моря Ярико и дошел до Армении. И там сотворил дивные дела, трудные для слуха ушами и для созерцания очами. И когда он вышел из моря, еще не входя в город, куда он направлялся, встретил тело юноши, которое несли на кладбище. И увидав авву Евстафия, положили это тело и подошли к нему, чтобы узнать веру его и дело его дивное, и как он шел /f. 79/ без корабля по морю с учениками, когда те шли ногами, попирая море, как землю. И сей отец наш, Евстафий, шел на корабле милоти своей по поверхности моря. И эта милоть была без влаги, и не было на ней бури водной. И оставил он эту милоть, на которой стоял, да будет на море в свидетельство и память для грядущих поколений. И тогда подошел он к собранию несших тело. И когда увидал скорбь их и плач и рыдание, сказал им: «умолкните, довольно с вас; теперь вы увидите силу Божию, ибо власть смерти и жизни в руке Его и нет для Него ничего невозможного». И так сказав, он стал среди них и призвал имя Господне пред собранием их, и воздвиг этого юношу. И вернулись все, радуясь и славя Бога, и авва Евстафий шел с ними в город Армянский с этим юношей, которого он воскресил от мертвых. Когда увидели авву Евстафия малые и великие, поклонились ему и прославили его, как творца своего за то, что он воскресил им это тело юноши, сына знатных и богатых людей этого города. И жил отец наш Евстафий у них 14 лет, проповедуя слово веры, как отцы наши апостолы святые. И он ходил по городам и островам (т.е. по монастырям) и из города в город, чтобы узнать веру и дела людей армянских. И когда он узнал веру митрополитов и /v/ епископов их, заповедал иереям и диаконам чтить субботы и праздники, установленные в Синодосе отцов апостолов святых, и все повиновались ему, малые и большие, мужи и жены обратились к его учению, и был отец наш Евстафий с ними в общении литургии. Когда он [372] увидал твердость веры их, возлюбил их всех, как душу, ибо они были ревнители закона Божия, как Ангелы святые, которые бдят и молят о милости ко всякой твари человеческой. И когда затем он узнал веру и дела мужей страны арменской, заповедал ученикам своим: «чада, посмотрите все, что сделал нам Бог и как спас Он нас от волн моря, когда я и вы были среди него и не поразили нас ни бегемоты, ни крокодилы, ни киты, число же меры времени, которое мы провели на море 38 дней. И теперь возвратитесь и возвестите Эфиопии, царям, макваненам и масафненам, митрополитам, иереям и диаконам, монахам, мужам и женам православным, чтобы они радовались и величали вместе имя Господне, услыхав все чудеса, которые сотворил для нас Бог». И вышли ученики его из страны Армянской и прибыли в Александрию и возвестили там патриархам и епископам египетским, а /f. 80/ оттуда выйдя, вернулись в землю Эфиопскую и рассказали всем чадам и авве Абсади, их пастырю, благодеяния, которые сотворил для них Бог и что согласен залог (? ahaz) Синодоса Александрии и Армении с залогом (?) Синодоса земли Эфиопской в постановлении относительно почитания обеих суббот, согласно предписанию закона и пророков, а также Евангелия и Апостола, где сказано: «чтите субботы Господа Бога вашего, вы и все ваши, ибо Бог сказал: «субботы мои чтите и от святых моих убоитеся» (Лев. 26, 2). Помните, чада мои, что сказали отцы наши Апостолы: «и да не творит ничего без совета епископа, ничего из церковных дел». И ныне, все, что я заповедал вам, по повелению Бога заповедал я вам, и это да не будет вам в суд или распрю, но в радость, веселие, милость и мир во вся дни живота вашего. И скажите братиям вашим: будьте тверды и мужественны в законе веры и единомыслии от Духа Святого, и молитесь за меня, чтобы управил Бог путь мой и шествие мое в мире и милости своей». И когда вернулись ученики его, стали его учениками два льва: один носил одежду его, другой Евангелие и Синодос. Они жили с ним, служа ему и повинуясь, как люди. Если он уставал на пути, садился на них по слову /v/ писания: «на аспида и василиска наступиши, и попереша льва и змия, яко на Мя упова, избавлю и покрыю и, яко позна имя Мое; воззовет ко Мне и услышу его, с ним есмь в скорби его, изму его и прославлю его, долготою дней исполню его, и явлю ему спасение Мое (Пс. 90, 13-16). Воистину, воистину явил спасение Свое Бог отцу нашему Евстафию мамхеру, и сохранил его от волн моря и от львов хищных Господь Бог его, на Которого он уповал. И по успении отца нашего Евстафия [373] жили эти львы, охраняя гроб его 14 лет. А когда умерли эти львы, погребли их, как людей, налево от гробницы отца нашего Евстафия, ибо знали, что они были с ним 14 лет, служа и повинуясь ему, как люди, во всем что он хотел. Когда видели нрав их, все люди поняли, что они — ученики отца нашего Евстафия. Он — носитель Креста словесного, ходивший по морю и волнам, уповавший на силу Еммануила. Молитва и благословение его да будет со всеми нами, людьми христианскими во веки веков. Аминь. Аминь. Да будет. Да будет.


Комментарии

18. По памяти из Екклез. 12, 5

19. Рифмовано.

20. См. стр. 310 сл.

21. Одно из нередких недоразумений агиобиографов, объясняемых ссылками на Библию по памяти. Аргоб — область васанского царя Ога. См. Второзак. III, 5. 13. 14. Цар. III, 4, 93.

22. В оригинале б. ч. рифмовано.

23. Здесь, очевидно, оканчивалась древняя редакция жития с циклом 12 чудес. Остальные, действительно, имеются только в рукописи Orient. 705, кроме 13-го, которое находится и в Orient 704. Заключение (после 17-го чуда) к числу чудес не относится, и имеется в нем также. Характерно, что 13-е чудо начинается с нового вступления.

24. Очевидно дело идет о том же монастыре, что и в предыдущем чуде. Оба они должны свидетельствовать о силе Евстафия даже в стране Шоа — области Такла-Хайманота по преимуществу. Энгабтон, вероятно, = Эндагабтон, место подвигов Маба-Сиона. Мамхер Фома, конечно, местный благочинный дабралибаносского устава.

25. Патмос. Сказание заимствовано из псевдо-Прохора. См. Budge, The Contendings etc. I, 193, II, 228. Lipsius, o. c. I, 368. Место это в тексте жития, как и многие другие в этом заключении — рифмовано.

(пер. Б. Тураева)
Текст воспроизведен по изданию: Исследования в области агиологических источников истории Эфиопии. Приложение I. Полный перевод жития преподобного Евстафия. СПб. 1902

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.