Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

А. К. БУЛАТОВИЧ

ОТ ЭНТОТО ДО РЕКИ БАРО

ПРИЛОЖЕНИЕ № 1

Снаряжение. Мое снаряжение состояло: 1 палатка круглая абиссинской системы, 6 аршин в диаметре.— 1 маленькая палатка абиссинской системы для слуг.— 1 котел для слуг, 25 фунтов.— 2 походных котелка.— 1 абиссинская сковорода для печения лепешек, 1 1/2 фунта.— 1 кофейник медный.— 1 чайник эмалированный.— 1 кружка эмалированная большая.— 1 стакан эмалированный.— 1 маленькая кружка.— 1 пустая жестянка от спирта для воды.— 4 ножа.—- 1 вилка и 1 ложка.— 500 штук галет (абиссинские) — подарок императора Менелика, вес около 6 пудов.— 1 мешок муки ржаной, 2 пуда 5 фунтов пшенной крупы.— 1 бурдюк толченого перца и муки тефа 30 фунтов.— 5 фунтов овсянки. — 2 банки концентрированного молока.— 1 банка какао.— 5 фунтов чаю и 20 фунтов сахару.— 2 фунта кофе.— 5 бутылок красного вина.—-1 бутылка спирта.— 5 бутылок водки.— 10 флаконов клюквенной эссенции.— 25 кусков соли (деньги и пища), 1 пуд 10 фунтов.— 400 талеров Марии Терезии.—12 фунтов свечей, по 8—96 свечей.— 300 пачек спичек.— 1 фонарь Красного Креста.— 1 походная кровать Красного Креста.— 1 брезент.

Аптечка походная. 2 пакета ваты и 12 бинтов марлевых в кобуре.— 1 пакет хины в 2 фунта и 35 порошков.— 40 слабительных порошков.— 70 порошков от ревматизма.— 20 горчичников.— 2 бутылки касторового масла.— 1 флакон опиума.— 1 флакон сулемы в таблетках (50 табл.).— 1 флакон йодоформа.— 1 флакон глазных капель Джевинского, неизвестных в медицине.— 1 флагам стрихнина.— Пластырь липкий и ртутный.— 1 катушка антисептического американского пластыря.

Инструменты. 2 топора.—6 серпов.— Отвертка ружейная, щипцы, палки для чистки ружей.— 2 шила.— 2 коновязных кола, щетка и скребница.— 1 ножницы.— Иголки и нитки.— 40 аршин бечевки.

Одежда. Бурка, пальто, шинель, непромокаемый дождевой плащ, полная гусарская форма, шведская куртка, австрийская куртка и к ним 4 пары синих брюк.— 2 белых холщовых костюма.— 5 перемен белья фланелевого.— 12 пар шерстяных носков.— 12 носовых платков. — 6 полотенец.— 5 пар сапог (1 гусарские, 1 личные, одни охотничьи, двое полусапожек).

Подарки. 6 шамм абиссинских.— 40 аршин шелковой материи.— 40 аршин кумача.— 10 аршин кисеи.— 4 никелированных часов с цепочками,— 5 шведских ножей.—60 серебряных крестиков и образков.— 1 подзорная труба.—6 шелковых платков. — 6 бутылок духов. — Книги, письменные принадлежности, умывальный прибор. [145]

Все это составляло приблизительно вес 45 пудов, считая 20 фунтов пороха, 3 пуда дроби, 800 штук патронов; подымалось 8 мулами, что составляло около 6 пудов на мула.

Упаковка. Упаковка была следующая: большая палатка с принадлежностями увязывалась в большой брезент. Походная постель укладывалась в принадлежащий ей чемодан, письменные и умывальные принадлежности, одеяло, бурка, 2 перемены белья, шведская куртка, 1/4 фунта чаю, 1 свечка, 2 коробка спичек, мешочек с кофе, мешочек с солью, ложка, нож, вилка, 1 бутылка водки укладывались в портплед. Одежда, подарки и деньги были основательно упакованы в двух походных вьюках, заказанных мной в Петербурге. Вино тщательно упаковано было и ушито в мешок, жестянка со спиртом и жестянка с водою были ушиты каждая в кожу. Топоры и серпы в отдельном мешке. Порох, дробь и охотничьи принадлежности в 2 ящиках. Галеты во вьючном чемодане системы Звягина. (Я принужден был бросить этот чемодан на третьем переходе и переупаковать галеты в бурдюк.) Мука ржаная — в мешке. Приварок слуг — в бурдюке, 5 фунтов пшена, 5 фунтов овсянки, сушеная зелень, 2 банки молока, 1 банка какао, свечи, спички, чай — все это в 2 бурдюках. Соль была увязана веревками и ушита в кожу, котел, котелки, чайник, кофейник, сковорода и жестянка для воды приторачивались к вьюкам. Аптечка укладывалась в кобуру и неслась одним из слуг; фотографический аппарат тоже.

Распределение на вьюки. Все это разделялось на 7 мулов следующим образом: Мул № 1. Большая палатка в брезенте и инструменты.— Мул № 2. Мешок муки с одной стороны, портплед с ежедневно необходимыми вещами и постелью — с другой.— Мул № 3. Вьюк с сухарями, притороченный чайник, кофейник и жестянка для воды, сверху ящик, 400 патронов гра.— Мул № 4. Малая палатка и на ней два ящика с порохом и дробью, наверху котел, приторочены котелки и сковорода.— Мул № 5. 2 вьючных чемодана с одеждой, подарками и, деньгами, сверху вино.— Мул № 6. 2 бурдюка с запасами, наверху жестянка со спиртом и соль. — Мул № 7. Один бурдюк с приварком, бурдючки и мешочки людей, наверху жестянка с водой и ящик с 400 патронами гра.

Для вьючки палатка складывалась таким образом, чтобы представлять из себя тюк в 2 1/2 аршина длины и 1 аршин ширины. Он накладывался на спину мула серединой.

Мешок муки с одной стороны и кровать с портпледом — с другой, каждый тюк крепко увязан веревками, стягивался ими вплотную и накладывался на седло таким образом, чтобы давление приходилось на основание ребер.

Галеты были первоначально уложены в чемодан системы Звягина, каждый 14 вершков длины, 10 вершков глубины и 6 вершков ширины. Первый день мы попробовали их вьючить так, как это предполагалось изобретателем, но это оказалось чересчур неудобным. Средняя полоса, связывающая оба чемодана, была чересчур широка и чемоданы висели по бокам, давя на хребет и сжимая бока, кроме того, такое положение было очень неустойчиво и требовало постоянных поправок. Вьючные ремни, благодаря такому положению чемоданов, касались мула только в двух точках: середины спины и под брюхом. На следующий день слуги навьючили его по-своему, и при этом новом способе он был удобнее, но тем не менее на третий день пришлось его бросить и переложить галеты в два бурдюка.

Два ящика с порохом и дробью были плотно связаны вместе, составляя две стороны вьюка, для мягкости под них подложена была [146] малая палатка. 400 патронов гра были уложены в ружейный ящик и привьючены сверху вдоль мула.

Два вьючных чемодана были связаны веревками вплотную, два бурдюка с запасами были связаны вплотную, как и предыдущие вьюки, и сверху привьючивалась большая жестянка со спиртом.

Бурдюк с приварком и вещи людей были устроены, как и предыдущие, сверху привьючивались соль и жестянки с водкой.

Таким образом, для предполагаемой шестимесячной поездки мой груз распределялся по отделам следующим образом:

Предметы удобства: палатки, кровать — 5 пудов 25 фунтов; одежда, обувь — 1 пуд; подарки — 3 пуда; продовольствие, мука, приварок, галеты — 7 пудов; спирт, водка, вино — 2 пуда; соль и деньги — 2 пуда; освещение — 12 фунтов; порох, дробь, патроны — 8 пудов; аптека — 7 фунтов.

Самый бедный отдел — продовольствие. Но, по имевшимся у меня сведениям, большая часть пути проходила по густонаселенной местности, и продовольствие было взято в виде неприкосновенного запаса на всякий случай. С моими 17 слугами я мог продовольствоваться взятыми галетами и мукой 15 дней. Муку я бросил на шестом переходе, так как у одного из моих мулов открылась старая набивка, а муку всегда легко было приобрести в пути.

Вьючение. Главный принцип вьючки тот, что надо устраивать вьюк таким образом, чтобы он лежал на основаниях ребер равномерно, не касаясь хребта. Вплотную связанные обе стороны вьюка подымаются двумя слугами, которые, подойдя сзади к мулу, накладывают вьюк на спину. Третий держит мула за повод. Вьюк привьючивается длинным [147] ремнями в 1 дюйм ширины и в 10—12 аршин длины. Посередине завязана петля, и ремень накладывается таким образом, чтобы лежать на середине груза вдоль спины мула, имея петлю сзади, затем ремень с обеих сторон подкладывают под переднюю часть вьюка, и концы просовываются в петлю и перекидываются на противоположную сторону, образуя таким образом в свою очередь полуторатдвухаршинные петли C1 и С2. Эти петли протягиваются на противоположные стороны под брюхом и утягиваются концами ремней а1 и а2. Этот способ вьючки очень прост и при тихом движении вполне удовлетворителен, но при быстрых переходах неудобен, так как требует постоянных подтяжек ремней, в особенности если мулы будут рысить. Предел быстроты движения при легком и уравновешенном вьюке — 8 верст в час.

ПРИЛОЖЕНИЕ № 2

Состав отряда: 14 слуг, 2 вьючных мула, 1 подседельный.

Снаряжение: 1 маленькая палатка; 2 вьюка, содержащие: 2 перемены белья, 2 пары сапог, обыкновенную гусарскую форму; подарки: двое часов, 20 аршин шелковой материи, 3 бутылки духов.

Мул № 1. Свернутый войлок для подстилки на ночь и в нем одеяло, абиссинская шамма, 12 свечей, 12 коробок спичек, вата и бинты для перевязок, 1 бутылка коньяку, 1 фунт чаю, 300 талеров.

Мул № 2. 2 бурдюка с горохом, походный котелок, сковорода, чайник, 5 кусков соли, мешок с инструментами: 2 топора и 3 серпа; запасные патроны — 200 штук.

Отдельно неслись походная аптечка и фотографический аппарат.

ПРИЛОЖЕНИЕ № 3

Описание нескольких ран, нанесенных трехлинейной винтовкой образца 1891 г. некоторым животным (извлечение из журнала охоты).

8 ноября 1896 г. убит сернобык — оробо. Он был ранен первым выстрелом на 200 шагов расстояния и, получив рану, бежал. Мы преследовали его и шагах в 1000 от места первого выстрела нашли мертвым, пуля пробила шею на 2 вершка впереди плеч. Шейные позвонки не тронуты. Рана едва заметная.

7 ноября раиена антилопа — бохор. Он бежал после первого выстрела, вторым выстрелом из ружья гра мой слуга положил его, попав в голову. Первая пуля на расстоянии 100 шагов пробила ему насквозь оба легких, не задев ребра. Рана едва заметная. Внутри кровоизлияние.

6 марта убит гиппопотам. Пуля с расстояния 200 шагов попала в основание шеи, пробила плечевую кость, сделав в ней трещины и вышла в нижней части живота, длина раны более 2 аршин. Входное отверстие едва заметное, выходное имеет два отверстия. Пуля шла вдоль кожи, и в нижней части живота — две рваные раны, имеющие форму продольных разрезов, первый — около 1 вершка длины, а второй — немного больше.

9 марта убит слон выстрелом в голову с 50 шагов расстояния. Пуля пробила основание правого клыка и вошла в череп. В мясе чуть заметная дырочка. Кость расщеплена. [148]

ПРИЛОЖЕНИЕ № 4

СЛОВА ЯЗЫКОВ ГИМИРО И МАДИБИС

Гимиро

Мадибис

бог

Бабата, Иуда

дьявол

ботья

человек

агара

ай

вода

фере

земля

тиака

даму

огонь

фала

отец

баба

мать

аa

девушка

бемпель

брат

аболонка

ружье

алеменди

эбо

копье

бери

лошадь

нохти

гали

голова

охоло

жилище

катенна, шули

похлебка

с мышами

кукум

донка

дурра

тербакеро

река

уоло

камень

бале

инчу

лес

чичо

бо

живот

ПРИЛОЖЕНИЕ № 5

ТОРГОВЛЯ АБИССИНИИ

Постоянные войны, дурные пути сообщения, бедность населения и отсутствие в ней капиталов делают то, что торговля и промышленность ее ничтожны в сравнении с тем, чем они могли бы быть при других условиях. Собственно, сама Абиссиния — бедная страна, и недаром англичане, взяв в 1867 г. Магдалу и имея, очевидно, в это смутное время возможность стать тут твердой ногой, не воспользовались этим и совершенно отказались от всяких претензий на нее. Очевидно, игра не стоила свеч. Но в то время Абиссинии еще не принадлежали чудные земли галласов, родина кофе, золотые россыпи, низменности, изобилующие слонами. Теперешняя столица Энтото была еще недоступна для абиссинцев и в руках галласов. С тех пор времена переменились и торговые обороты Абиссинии растут из года в год, но, конечно, еще оставляют желать очень многого. Бедность жителей обусловливает собой очень ограниченный спрос. Оружие, дешевые бумажные и шелковые материи, некоторые дешевые предметы домашнего обихода, как, например, жестяные стаканы, стеклянные графинчики,— вот главные предметы ввоза. Вывоз же состоит из золота, слоновой кости, мускуса и главным образом кофе. Такой вывоз предметов исключительно ценных и малообъемистых обусловливается дурными путями сообщения. Будь противное, страна могла бы быстро развить земледелие, хлопководство, табаководство и другие отрасли. Постоянные войны тоже, очевидно, имеют большое влияние на торговлю. [149]

Отсутствие удобной денежной единицы и постоянно меняющийся курс последней тоже вредно отзываются. Существующая денежная единица — талер Марии Терезии и в последнее время талеры императора Менелика, французской чеканки. Ценность обоих одинакова, а внутри Абиссинии талер императора Менелика принимают дешевле, чем старый. Курс в Адене колеблется от 2 франков 50 до 3 франков 10. Каждый талер весом 27 граммов, и, следовательно, для нагрузки 3000 талеров нужно иметь отдельного мула. Мелкой монетной единицей в Центральной и Южной Абиссинии служат бруски соли 6 вершков длины и 1 толщины, весом от 3 до 4 фунтов.

Предметы вывоза, прежде чем попасть к морю, обыкновенно несколько раз переходят из рук в руки. Например, кофе скупается на западе и юго-западе у местных властей, везется галласскими купцами до какого-нибудь центрального пункта, как, например, Било, Супе, Лекамти, где перекупается другими купцами, довозящими его до Шоа или даже до Харара. Там оно попадает или в руки европейцев (главный покупщик «Тиан и К°»), или арабов и индейцев, и они везут уже в Аден. Такие перепродажи внутри страны обусловливаются тем, что обыкновенно после 300 — 400-верстного прохода мулы, неся на себе очень значительные грузы, доходящие до 8 пудов, по дурным дорогам и питаясь исключительно скудным подножным кормом, оказываются все заморенными и побитыми и требуют отдыха. Золото идет из Уалаги и из бассейна р. Тумата, принадлежащего Абдурахману, до сих пор независимому владетелю. Его собирают галласы после спада вод в ямах на дне реки. Золотоносный песок промывают самым примитивным образом и затем получаемое золото сплавляют в колечки. Оно отличается большой чистотой: на 1000 — 810 частей чистого золота. Оно светло-желтого цвета, очень мягко и легко гнется. 27 граммов (вес талера — называется укет) стоит на месте 28—30 талеров, а в Адене — 34 талера. Торговля, по-видимому, маловыгодна, но, принимая во внимание курс талера и то, что за золото расплачиваются товарами же, беря и на этом свой доход, все это выходит не так бездоходно, как это кажется на первый взгляд. Считая талер в 2 франка 60, фунт золота 78-й пробы обойдется на месте 444 рубля. Но 30 талеров за укет — это цена, которую французские торговцы считают для себя мало выгодной. В Адене 1 килограмм покупается за 3025 франков, т. е. 1 фунт — 467 — 468 рублей, что составляет 24 рубля на фунт валовой прибыли, т. е. 5%. Но в сущности, как я уже раньше сказал, ввиду того что за это торговцы расплачиваются товаром, золото приносит гораздо больший доход, тем более что ввиду его малого объема перевозка обходится очень дешево. Насколько мне известно, у нас в данное время 1 фунт золота стоит около 400 рублей, но это стоимость золота 56-й пробы, чистое же золото стоит около 500 рублей.

Следовательно, торговля золотом с Абиссинией могла бы быть для нас небезвыгодной.

Мускус циветты добывается во влажных лесистых западных областях от животного, называемого абиссинцами трынь. Способ добывания мной описан. Стоимость в Адене 1 килограмма 1600 франков, что составляет 1 фунт — 246 рублей, т. е. почти в 17 раз дороже, чем тот же вес серебра. В Энтото мускус продается в 8 раз дороже, чем тот же вес серебра, т. е. 1 укет — 8 талеров, или 1 фунт за 118 рублей. Следовательно, на 246 рублей получается 128 рублей валового дохода, т. е. 52 %. Но торговля этим предметом очень трудна и неверна, так как на месте чистый мускус достать трудно. Подмешивают туда и кал этого животного, и коровье масло, и примеси эти трудно распознаются, так [150] что в Адене относятся к мускусу очень подозрительно, сбивая этим цены даже на хороший мускус. В последнее время местные французские торговцы не отправляют более мускуса в Аден, так как завели непосредственные сношения с Парижем.

Слоновая кость продается главным образом со двора императора, иногда клыками император платит свои долги поставщикам. Слоновая кость очень хорошего качества. В Адене 1 фунт слоновой кости стоит более 4 рублей при клыках весом не менее пуда и меньше — для остальных клыков. На месте 1 укет слоновой кости, т. е. вес 840 талеров, или 1 пуда 28 1/10 фунта, стоит 77 талеров, т. e. 1 фунт стоит немного более рубля. Это цена больших клыков. Таким образом, валовой доход составляет 300—400%. Но это товар, больше всех других меняющийся в цене. Это колебание делает торговлю им очень трудною. Едва кто объявит большее количество слоновой кости для продажи, цена сейчас же страшно падает и многие из французов, находящихся в Абиссинии, терпят большие убытки. Самый большой дом, скупающий слоновую кость,— это дом «Тиан и К°», который, однако, держит в тайне количество имеющегося для сбыта товара, и иногда в кладовых его клыки лежат много лет, пока не продадутся. В Петербурге в данное время 1 фунт слоновой кости из больших клыков стоит 6 рублей, и этот предмет мог бы найти прямой сбыт в России.

Кофе различается двух главных сортов: дикий кофе Каффы, Мочи и западных областей и посаженный кофе Харара и Черчера. Как тот, так и другой превосходного качества, равняется с самыми лучшими сортами кофе мокка. Больше ценится харарский кофе, так как его вовремя собирают. Каффский собирают после падения его с дерева, так что от лежания на земле он чернеет и теряет часть своего аромата, а потому и ценность.

Скупщики кофе в самой Абиссинии почти исключительно абиссинцы и галласы. Европейцы этой торговлей внутри страны очень мало занимаются, так как перевозка кофе требует большого количества мулов. В Хараре же есть представители больших фирм, находящихся в Адене, которые скупают кофе. Цена его в Адене — 3 франка 50 сантимов за 1 килограмм лучшего кофе. В Хараре он в два раза дешевле, внутри Абиссинии — в 4—5 раз. В Хараре фразла (мера веса) равняется 37 1/2 фунтам и продается за 6—8 талеров, т. е. 1 килограмм за 1 франк 38 сантимов, а русский фунт — 21—22 копейки. В Петербурге 1 фунт хорошего кофе стоит 65 копеек. Кофе мог бы также стать предметом ввоза в Россию из Абиссинии, да и несомненно, что к нам попадает очень много абиссинского кофе: то, что принято называть кофе мокка — главным образом абиссинский, доходящий к нам далеко не из первых рук.

Из остальных предметов, вывозимых из Абиссинии, надо отметить: воск, очень хорошего качества, но вывозится в небольшом количестве; кожи вывозятся в очень большом количестве. Ладана вывозится очень много из порта Зейлы, добывается он в прибрежных сомалийских степях. Гуммиарабик — оттуда же. Из Абиссинии вывозилось раньше много мулов, но в последнее время вывоз прекратился, так как в последнюю войну много мулов погибло.

Земледельчеокие произведения не вывозятся из Абиссинии, несмотря на большое плодородие края, не вывозится также и хлопка, который добывается там отличного качества, но весь расходится внутри. Происходит это от малой ценности этих предметов сравнительно с объемом и трудностью их перевозки.

Из предметов ввоза главный — оружие. Больше всего ввозится [151] ружей системы Гра, которые император покупает по 18 талеров за штуку, а на сторону они продаются по 20—25 талеров.

Револьверы ввозятся больше подержанные и старые и продаются по 12—20 талеров за штуку.

Сабельные клинки очень ценятся, в особенности тонкие, длинные. Их покупают по 12 талеров за штуку.

Серебро ввозится ежегодно в большом количестве в виде денег — талеров Марии Терезии. Так как ценность вывоза превышает ценность ввоза, то эти деньги остаются в стране. Эти талеры делаются в Австрии, и серебро очень низкопробное. Из остальных металлов ввозится: железо в виде проволоки и мелких изделий, медь и свинец в слитках, сталь и ртуть для позолоты. Все это — в очень небольшом количестве.

Бумажные ткани ввозятся в Абиссинию в небольшом количестве. Больше всего ввозится дешевая, редкая, бумажная белая ткань индийского производства, которая идет в Абиссинии на шитье штанов и палаток. В Адис-Абабе штука абужеди — так называют абиссинцы эту ткань — продается за 4 талера. Одна штука равняется 18 метрам, или 26 аршинам, или 48 локтям (местная мера длины от локтя до конца пальцев). Кроме абужеди ввозится еще один, лучший сорт бумажной материи, но в очень малом количестве. Обыкновенно все караваны с кофе, продав последний в Хараре, покупают там абужеди и везут в Энтото, там покупают соль и везут в крайние западные области, где обменивают на кофе.

Соль добывается из озера Ассал, около Массовы. Соль обделывают в виде брусков в 6 вершков длины и 1 толщины, весом от 3 до 4 фунтов. Теперь в Адис-Абабе на 1 талер дают 6 солей новых или 7 старых, что выходит приблизительно 4 копейки фунт. Ввозятся: шелковые ткани в виде полушелковых материй для рубашек, бархат и плис. Их ввозится очень много, так как они идут на рубашки и боевую одежду офицерам армии.

Шелковые материи требуются ярких цветов с пестрыми (двух цветов) перемежающимися между собой узенькими линеечками. Они предпочитают толстую ткань, причем исподняя сторона бумажная. Один кэнд этой материи, т. е. локоть в 10 вершков длины, предается в Адис-Абабе за 1 талер, т. е. аршин — за 1 рубль 60 копеек.

Бархат — ярких красок, одноцветный — продается в Адис-Абабе за ту же цену.

Шелковые нитки разных цветов, в особенности темно-синие, почти черные (последние смирнского производства), которые носятся всеми христианами кругом шеи, продаются в Адис-Абабе на вес; пачки шелка весом в 12 талеров продаются за 6 талеров, т. е. фунт обходится 7 рублей 40 копеек.

Коньяк и водки, очень дурного качества, ввозятся в большом количестве.

Коньяк самый дешевый, греческого производства, продается в Адис-Абабе по 1 1/2 талера за бутылку, водка — по 1 талеру. Ввозятся красные греческие вина и дешевое шампанское, но в очень малом количестве.

Сахар ввозится в малом количестве, в виде маленьких головок или распиленный. Он французского производства и очень плохого качества — мягкий, с малым процентом чистого сахара. Продается он в Адис-Абабе 40 копеек за фунт.

Стеклянные графинчики венецианского производства составляют необходимую принадлежность всякого мало-мальски зажиточного [152] абиссинского дома. В Адис-Абабе два графинчика стоят один талер, или графинчик — 50 копеек.

Жестяные эмалированные стаканы для питья меда в Адис-Абабе — на талер 2 стакана.

Дешевые набивные ковры также служат предметом ввоза.

Ввозится много таких предметов, как: дешевые часы; духи самого плохого качества; бумажные платки, ярко раскрашенные; бусы; шляпы фетровые с широкими полями; зонтики и мыло.

Главный рынок Абиссинии и пункт, где сосредоточивается ее вывоз и откуда идет ввоз,— это Аден.

Торговля же по направлению от моря в середину страны идет по четырем пуятм: 1) Массова — Годжам, 2) Джибути — Харар — Шоа. 3) Зейла — Харар — Шоа и 4) Бербера— Кофир — Джимма — Каффа.

1-й путь потерял свое значение с перенесением политического и экономического центра Абиссинии на юг, а также после завладения Суданом дервишами.

2-й путь — самый удобный, так как имеет почти еженедельное пароходное сообщение с Европой.

3-й путь — самый богатый перевозочными средствами через пустыню, он самый излюбленный местными купцами.

4-й путь никому из европейцев не известен, и о существовании его можно скорее догадываться.

Следовательно, самых главных два пункта — через Джибути и Зейлу на Харар и Шоа.

Условия перевозки и стоимость провоза 1 пуда груза по обеим дорогам одинаковая. Разнятся только внутренние порядки каждого порта и его сообщения с Европой. Джибути принадлежит Франции и построен недавно. Благодаря правильному и частому сообщению Общества «messagerie maritime», имеющего две линии — индокитайскую и мадагаскарскую,— пароходы которых заходят в Джибути почти еженедельно, этот порт очень быстро получил важное значение. Один из двух пароходов, приходящих в Джибути, проходит через Аден. Значению своему Джибути обязан еще тем, что до сих пор это был единственный порт, через который пропускалось оружие в Абиссинию. Кроме пароходов существуют еще парусные арабские барки, поддерживающие частые торговые сношения с Аденом и другими портами побережья.

Эти удобства Джибути парализуются: 1) учреждением ввозных и вывозных пошлин: за ввоз одного ружья — 2 франка 65 сантимов, револьвера — то же самое, 500 патронов — 2 франка 50 сантимов, 1 килограмм пороху — 3 франка, коньяка и крепких напитков — 20 сантимов за литр, спирта — 80 сантимов за литр. Вывозные — за каждое животное: лошадь, мула, корову, быка — 4 талера 11 франков; 2) педантичностью французской администрации. Она устанавливает много правил, стесняющих без пользы жителей, например, требует, чтобы верблюдовожатые убирали с улиц навоз, оставляемый их верблюдами (в случае отказа их сажали в тюрьму). Это требование дошло до меня в Леке, в торговом городе Било, где купцы между собой возмущались этим, говоря, что надо будет к хвосту верблюда привязывать мешок. И, наконец, 3) сравнительной трудностью сообщения с Аденом.

Зейла находится в 40 верстах к востоку от Джибути. Она принадлежит англичанам. Порт не представляет тех удобств, как Джибути, и большие суда не могут приставать к нему, будучи принуждены бросать якорь очень далеко от берега. Сообщения с Аденом поддерживаются маленьким пароходом, совершающим двухнедельные рейсы, и парусными арабскими барками. Тем не менее почти вся торговля кофе [153] и большая часть ввоза идет через Зейлу. Для сравнения приведу цифры вывоза кофе через Джибути и Зейлу за 1891 г. Из Джибути было вывезено на 250000 франков, из Зейлы — на 1380310 франков, т. е. почти в 6 раз больше. Остальные предметы вывоза распределяются более равномерно между этими двумя портами. Находящиеся в Абиссинии французские торговцы посылают свои товары на Джибути (г-да Савуре, Монат, Трулье, Стевена, Пино и некоторые другие), а все армяне и греки, а с ними арабы и абиссинцы — на Зейлу (главный — армянин Тигран).

У меня нет точных данных годового вывоза через Зейлу и Джибути, но есть данные о вывозе и ввозе через Джибути за три месяца: январь, февраль и март, из которых я и беру некоторые характеристические цифры. Было ввезено:

ружей — 394 ящика (4728 штук)

патронов — 592 ящика

бумажных тканей — 3450 штук (стоимостью 604 000 франков)

шелковых тканей — 14 штук

крепких напитков — 53 ящика (стоимостью 1590 франков)

Было вывезено:

кож воловьих и бараньих — 11 549 штук (стоимостью 86 544 франка)

кофе — 4180 фразла — 62700 килограммов (стоимостью 53440 франков)

мускуса 1000 укетов — 27 килограммов (стоимостью 43200 франков)

золота на 20000 франков

слоновой кости на 18000 франков

воску невыделанного на 2000 франков.

Стоимость провоза пуда багажа до Адис-Абабы складывается: 1) из наемной платы за верблюдов из Джибути или Зейлы до Epepa или до Харара, наемной платы за верблюдов от Epepa до Бальчи и затем от Бальчи наемной платы за мулов до Адис-Абабы, или по верхней дороге в Хараре покупаются мулы и везут груз до Адис-Абабы; 2) из платы и стоимости содержания слуг и 3) таможенной пошлины в размере 1/10 стоимости всех продуктов, которую платят или в Хараре, или в Адис-Абабе.

1) Провоз по дороге через Харар обойдется: наемная плата за верблюда, несущего груз в 500 фунтов, или 12 1/2 пудов, или за двоих, несущих по полгруза, равняется 14 талерам или рублям.

Из Гельдессы (пограничный абиссинский пункт и таможня) до Харара нанимаются другие верблюды с платой по 1 1/2 талера за полный груз в 12 1/2 пудов.

Составление караванов и движение очень просто. В Джибути или Зейле вы заявляете заведующим этим лицам о том, что вам нужно столько-то верблюдов, и последние вам доставляют довольно быстро, если они в то время есть налицо и не чересчур ослабели к концу жаркого сезона. В противном случае вам приходится ждать или отправлять груз по частям. Начальник каравана, называемый абан, выбирается караванщиками, и он есть ответственное лицо за все порученные ему вещи и исполняет свои обязанности довольно добросовестно, так что от Джибути или Зейлы до Харара особенной заботы и охраны не требуется. Абану обещают и дают несколько талеров в награду. Деньги за провоз платят часть при отправке, а часть при доставке груза. Для лучшей сохранности вещей хорошо, если с караваном идут [154] неколько собственных слуг с ружьями, которым обыкновенно платят по 5 талеров до Харара и дают содержание. Караванщики и абаны — сомалийцы, а слуг надо нанимать абиссинцев.

В Хараре покупаются мулы. Средняя цена грузового мула — 32— 34 талера. На пять мулов при тихом движении надо иметь троих слуг. Плата им от Харара до Энтото — по 5 талеров на хозяйском содержании. Содержание троих слуг обойдется в 2 талера за всю дорогу, следовательно, перевозка груза пяти мулов, т. е. 30—35 пудов, обойдется, считая в том числе и покупную стоимость мула, в 187 талеров, а не считая покупной стоимости мула, — в 17 талеров. Следовательно, провоз пуда груза от Джибути или Зейлы через Харар в Адис-Абабу обойдется, считая стоимость купленных мулов:

До Харара.................................................... 1 пуд—1 руб. 20 коп.—1 руб. 25 коп.

От Харара до Адис-Абабы......................... 1 » —5 руб. 34 коп.

Итого ..................................... 1 пуд—6 руб. 54 коп. —6 руб. 60 коп.

Расстояния по этой дороге — 850—900 верст; итого на версту с пуда по 73/100 копейки. Если же не считать стоимости мулов, то провоз обойдется от Джибути и Зейлы до Адис-Абабы: за один пуд 1 рубль 75 копеек, т. е. с версты по 2/10 копейки.

По второй дороге стоимость следующая:

2) От Джибути или Зейлы до Epepa за полный груз верблюда — [155] 16 талеров и награда абану. В Epepe меняют сомалийских верблюдов на данакильских, с помощью их начальника племени Тумбахо. Последний назначает из них одного ответственным абаном, но это служит очень плохой гарантией целости вещей, с которыми обращаются очень неосторожно. Цена за полный груз верблюда от Epepa до Бальчи — 18 талеров. Необходимо для целости груза досылать с караваном несколько вооруженных слуг, которым от Джибути до Адис-Абабы платят по 10—12 талеров. В Бальчи нанимают мулов, ослов и лошадей до Адис-Абабы по 4 талера за груз одного мула. Таким образом, по этой дороге провоз пуда груза обходится около 3 рублей, что при расстоянии 900 верст будет по 33/100 копейки с версты.

Доставка через Харар быстрее, но не допускает перевозки громоздких вещей и требует наличности собственных мулов. Поэтому европейцы предпочитают для своих караванов второй путь. Все местные купцы пользуются первым, как более безопасным для пассажирской езды и в местности в климатическом отношении не столь жаркой.

Из настоящего очерка видно, что торговля с Абиссинией не обставлена непреодолимыми трудностями, вполне возможна и была бы для нас, русских, далеко не безвыгодной.

Все предметы вывоза Абиссинии, находящие у нас большой сбыт, Россия получает из вторых рук (хотя бы кофе или золото, из которых последнее по той цене выгодно было бы приобретать нашему государственному казначейству) и много за это переплачивает.

Некоторые предметы ввоза в Абиссинию, как, например, шелковые, бумажные, железные, стальные, стеклянные изделия, оружие, сахар, [156] спирт и крепкие напитки, керосин, в котором нуждается побережье, производятся у нас и стоят не дороже, чем иностранные.

Расстояние от Одессы до красноморского побережья равно расстоянию его до Марселя, следовательно, и перевозка не может нам обойтись дороже. Остается только завести прямое сообщение с каким-нибудь портом этого побережья, и можно не только выразить надежду, но уверенно сказать, что выгоды торговли станут так очевидны, что найдутся предприниматели и капиталы, которые поставят наши торговые сношения с Абиссинией на твердые основания.

Текст воспроизведен по изданию: Булатович А. К. С войсками Менелика II. М. Глав. ред. вост. лит. 1971.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.