Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ВОЙНЫ АКСУМА В ПЕРВОЙ ЧЕТВЕРТИ VI в. н. э.

История тесных контактов Аксума и Южной Аравии I тысячелетия н. э. начинается, по-видимому, не позднее середины II в. Возможно, она была каким-то образом связана с итогами заморской экспедиции неизвестного аксумского царя, надпись которого скопировал в Адулисе Косма Индикоплов (см. выше, стк. 25-29); во всяком случае, во II-III вв. аксумиты удерживала в своих руках ряд областей на западе (в приморских районах) и на северозападных границах Сабейского царства и, кроме того, широко насаждали: свое политическое влияние среди пограничных племен. Таким образом, Аксум; во II-III вв. обладал в Южной Аравии реальной силой, и это позволяло; ему активно вмешиваться в дела на юге полуострова (см. раздел “Аксум в сабейских надписях II-III вв. н. э.”). К IV в. у аксумских царей складывается представление о себе как о верховных правителях Сабейско-Химьяритского царства, и это представление отразилось в титулах Усанаса I и Эзаны (см. “Надписи ранних царей Аксума”, надписи I-II, IV-VI, а также примеч. 3 к надписи II). А между тем как раз в IV в. н. э. Аксум, по-видимому, лишился своих южноаравийских владений, и аксумитам пришлось убраться. Однако политическое влияние Аксума, особенно на периферии, тяготившейся централизаторской деятельностью химьяритских правителей, сохранилось. И к этому добавился весьма важный новый фактор — влияние идеологическое. Дело в том, что в IV в. на территории Сабейско-Химьяритского царства в обстановке все усиливающейся тенденции к восприятию монотеистических религий (иудаизм получил здесь распространение, видимо, уже не позднее III в. н. э.) происходит довольно бурный процесс распространения христианства. Первыми и основными центрами его распространения становятся торговые пункты: приморские (Аден; возможно, Кана и какой-то торговый пункт на юго-восточном побережье Аравии), центр караванной торговли на крайнем севере царства — Награн, который претендует на роль главного места действия в приводимых ниже источниках (Награн (совр. Неджран) — древняя историческая область и город на крайнем севере Йемена. Располагалась на главных караванных путях, ведших из Южной Аравии на север — в Восточное Средиземноморье и Египет и на северо-восток — к побережью Персидского залива и в Двуречье. К рассматриваемой нами эпохе входил в состав Сабейско-Химьяритского царства. По-видимому, власть в городе и области принадлежала богатым купеческим родам, державшим в своих руках караванную торговлю с севером и ведшим собственную торговлю со странами Ближнего Востока.); кроме того, христианская община засвидетельствована для этого времени даже в столице царства — Зафаре. Известно, что Византия в этот период проявляла большую заботу о росте общин и строительстве церквей в указанных пунктах, но с христианизацией [204] Аксума со второй половины IV в. н. э., получавшего верховных священников от Александрийской церкви, именно на него возлагается роль главного ревнителя христианства в Южной Аравии и проводника религиозной понятая Византии, с V в. принявшей в Аксуме форму насаждения монофизитства. К концу V в. в Южной Аравии складывается следующая религиозная обстановка: значительная часть племен сохраняет верность древним “языческим” богам (т. е. пребывает в “эллинском заблуждении”, по выражению одного раннехристианского историка) и, по-видимому, не составляет активного социального элемента, царская и племенная знать, купечество, исповедуют иудаизм или христианство несторианского или монофизитского толков. При этом иудаизм и несторианство в целом были знаменем сторонников единого независимого Химьяритского царства и в таковом качестве охотно поддерживались царской властью (центры несторианства располагались в далеком Иране, пока еще ничем не угрожавшем химьяритам); что же касается монофизитства, то за ним, с одной стороны, явно проглядывал облик реального могущественного врага, уже посягавшего на единство и независимость царства, — негуша аксумитов. Таким образом, под знаменами монофизитства собралась знать завоеванных химьяритами древних государств и приведенная к покорности племенная верхушка периферии. С другой стороны, симпатии к Аксуму и Византии испытывали купеческие роды, связанные с мировой торговлей, издревле ориентированной в основном на Восточную Африку, Восточное Средиземноморье и Египет.

Впрочем, в борьбе за власть и за ее упрочение те или иные цари при оценке реальной ситуации в равной мере могли опираться на Аксум, прибегая к его политической поддержке.

Важно также отметить, что в этот период усиленной экспансии Аксума в Южную Аравию его правители не прекращали попыток укрепления централизованного государства, о чем свидетельствуют сообщения о продолжающихся войнах с геэзами (агуэзат, см. ниже).

Вооружившись этими предварительными соображениями, мы вступаем в так называемую эпоху химьяро-эфиопских войн VI в. Она освещена многочисленными источниками — южноаравийскими надписями, христианской литературой на греческом, сирийском, эфиопском и других языках и ей посвящена довольно солидная научная литература (См.: Лундин А. Г. Южная Аравия в VI в. — Палестинский сборок. 1951, т. 8; Loundine A. G. Sur les rapports entre l'Ethiopie et le Himyar da VI — siecle. — IV Congresso Internationale di Studi Etiopici (Roma, 10-15 aprife 1972). T. I (sezione storica). Roma, 1974, с. 31Э-320; Кобшцанов Ю. М. Северо-Восточная Африка в раннесредневековом мире (VI — середина VII в.). М., 1980; Пиотровский М. Б. Южная Аравия в раннее средневековье. Становление средневеквого общества. М., 1985, в особенности приведенную в этих трудах библиографию.).

Предлагаемые ниже в переводе источники — важнейший материал как для реконструкции событий рассматриваемого периода, так, впрочем, и дли понимания предшествующей этим событиям эпохи. Приводим перечень этик источников с краткими пояснениями:

Надпись аксумского царя Калеба — Элла-Асбахи о исходе на агуэзат и против Химьяра. Найдена там же, где падпись VI Эзаны, и опубликована Р. Шнайдером в упомянутом выше издании е предварительным переводом. Текст на каменной стеле содержит 40 строк [205] довольно плохой сохранности и составлен поздним южноаравийским (химьяритским) письмом на языке геэз. Важные замечания, касающиеся прочтения текста и перевода отдельных мест, сделаны в статье Drewes A. J. Kaleb and Himyar: Another Reference to Hywn`— Raydan, 1978, vol. 1, с 27-31. Имеется частичный (без строк 1-10 и 35-40) русский перевод надписи в книге: Кобищанов Ю. М. Северо-Восточная Африка в раннесредневековом мире (VI-середина VII в.). М., 1980, с. 33.

Наш перевод надписи выполнен по изданию Р. Шнайдера с учетом толкований издателя и А. Древеса и перевода Ю. М. Кобищанова.

“Книга химьяритов” (КХ). Сирийская рукопись, содержащая историю христианизации Южной Аравии с неустановленного времени и до первой четверти VI в. н. э. Открыта в 1920 г. шведским исследователем А. Мубергом и опубликована им с пространными комментариями и английским переводом в 1924 г. (The Book of the Himyarites. Fragments of a Hitherto Unknown Syriac Work. Ed. with Introduction and Translation by Axel Moiberg... Lund, 1924). Текст изобилует многочисленными пропусками, и автор КХ остается неизвестным (из текста следует, что он был очевидцем некоторых описанных им событий). Дошедший до нас список составлен неким Стефаном, сирийским монахом или священником церкви св. Фомы в городе Карьятейне (приблизительно на полпути из Дамаска в Пальмиру — Тадмор), который окончил переписывание с более древней рукописи КХ 10 апреля 932 г.

Перевод дается по изданию А. Муберга.

“Мученичество св. Ареты и сотоварищей его в городе Негране”, или “История жителей Награна и мученичество св. Хирута и его сотоварищей” (МА). Наиболее пространный церковный источник, повествующий об истории взаимоотношений Аксума и Южной Аравии до конца первой четверти VI в.

МА представляет собой типичный образец житийной литературы и в качестве такового вошло составной частью в христианские сборники “Жития святых”. Эти сборники построены таким образом, что жития отдельных святых сгруппированы по месяцам в зависимости от того, когда была принята мученическая смерть или произошло иное событие в жизни соответствующего персонажа, знаменовавшее его приобщение к лику святых. Каждый сборник -содержал жития, кульминация которых приходилась на один и тот же месяц (в порядке следования чисел месяца), или объединял в один два таких помесячных сборника.

МА включено в октябрьский сборник и приводится под датой “24 октября”.

Всего до нас дошло не менее 20 рукописных текстов МА на греческом языке (на котором оно и было, по-видимому, записано впервые), 5 рукописей перевода МА на арабский язык, 4 текста на геэзе и др. Первые критические издания МА: Anecdota graeca e codicibus regiis descripsit J. Fr. Boissonade. Vol. V. Parisiis, 1833, с 1-62; [Carpenter E.]. Acta sanctorum. Octobris. Vol. X. Paris et Roma, 1869, с 721-759 (с переводом на латинский язык). Критическое издание эфиопских текстов — Pereira E. Historia dos martyres de Nagran. Lisboa, 1899, с 79-122 (с португальским переводом); арабские версии в недавнее время тщательно исследовались Ирфаном Шахидом (см. ниже). В последнее сравнительно время весьма плодотворную работу по сличению [206] датировочных формул во всех основных рукописях МА проделал М. Эсбрёк: Esbroek, van M. L'Ethiopie a I'epoque de Justinien: S. Arethas de Negran et S. Athanase de Clysma. — IV Congresso Internationale di Studi Etiopici. T. I. Roma, 1974, с 117-139.

В результате исследований среди прочего установлено, что древнейшие греческие рукописи восходят к X в., арабские — к IX/X в., а эфиопские являются переводом с арабских, опирающихся в части на греческие списки (или оригинал?), повидимому не дошедшие до нас.

Любопытно также, что при описании истории вражды Аксума и Южной Аравии арабские рукописи и эфиопский перевод содержат ряд деталей, которых нет в дошедших до нас греческих рукописях. Мы предлагаем читателю перевод именно эфиопской версии МА, которая, при всех в результате двойного перевода и т. п. расхождениях с критическим греческим текстом содержит ряд интересных “аксумских” мотивов.

Южно аравийские надписи кайла Шарахила Иакбула з у — й а з а н. Три наскальные химьяритские надписи, обнаруженные в южной части Саудовской Аравии севернее оазиса Наджран: Ry (Рейкманс) 508 — в ущелье Каукаб; Ry 507 и Ja (Жамм) 1028 — у колодца Хима. Две первые надписи опубликованы с довольно плохих копий и фотографий в издании: Ryckmans G. Inscriptions sud-arabes, X. serie. — Le Museon. 1953, LXVI, c. 284-302; последняя — в кн.: Jamme A. Sabaean and Hasaean Inscriptions from Saudi Arabia. Studi semitici 23. Roma, 1966, c. 39-55.

Перевод дается по указанным публикациям с учетом поправок и дополнений, разбросанных по различным изданиям (Русские переводы отдельных строк Ry 507 и 508 сделаны А. Г. Лундиным в его работе “Южная Аравия в VI в.”; русский перевод Ja 1028 с английского перевода А. Жамма приводится Ю. М. Кобищановым в книге “Северо-Восточная Африка”, с. 22.).

Надпись из Южной Аравии аксумского царя Калеба — Элла-Асбахи. (?) о походе против Химьяра. Часть надписи из трех фрагментов на обломках каменной стелы. Составлена ранним аксумским эфиопским письмом на языке геэз. Фрагмент I обнаружен в 1947 г. египетским археологом А. Фахри в Марибе (древней столице Сабейского царства), на территории ИАР, впоследствии фрагмент оказался в Таиззе. Неоднократно публиковался (Имеется русский перевод фрагмента I по изданию 1965 г. в кн.: Кобшцанов Ю. М. Северо-Восточная Африка..., с. 47.). Фрагменты II (-III) открыты в 1970 г. западногерманским сабеистом В. В. Мюллером в запаснике археологического музея в г. Сача, столице ЙАР. В. В. Мюллер не только состыковал оба фрагмента друг с другом, но и показал, что они вместе с фрагментом I являются частями единой надписи.

Последняя публикация всех трех фрагментов: Pirenne J. (avec la collaboration de Gigar Tesfaye). Les deux inscriptions du negus Kaleb en Arabie du; sud.-Journal of Ethiopian Studies. Vol. XV. Institute of Ethiopian Studies. Addis Ababa University. Addis Ababa, August 1982, с 105-122.

Предлагаемый нами перевод выполнен по этому последнему изданию. При этом мы сохраняем, хотя и без особой уверенности, последовательность фрагментов, предложенную Ж. Пирен (I =А, II-III =В).

Отрывок из южноаравийской надписи о гибели [207] химяритского царя. Наскальная надпись над тропой, ведущей на вершину скалы с расположенной на ней древней крепостью. Скала Хусн ал-Гураб напоминает отдельно лежащий на низменном аравийском побережье Индийского океана огромный базальтовый блок (близ совр. селения Бир-Али). Надпись имеет сигл С(IH) 621 (Corpus inscriptionum semiticarum ab Academia inscriptionum et litterarum humaniorum conditum atque digestum. Pt. IV: inscriptiones himyariticas et sabaeas continens. T. III. Parisiis, 1931, с 54-59, № 621.), впервые была обнаружена в 30-х годах прошлого века и в последующие десятилетия неоднократно копировалась и переиздавалась (В особенности см.: Ryckmans J. La persecution des Chretiens himyarites aux sixierne siecle. Istanbul, 1956, с 7-12; Лундин А. Г. Южная Аравия в VI в. указатель; Пиотровский М. Б. Южная Аравия..., указатель.).

Перевод дается по изданию “Corpus” с учетом последующих дополнений я толкований.

Кроме того, в примечаниях даются частично переводы ряда дополнительных источников, полное включение которых в число основных материалов — “Хрестоматии” было бы неоправданным тематически, но которые тем не менее приоткрывают так или иначе завесу над некоторыми неясными местами этих основных материалов. В равной мере читатель встретится с некоторыми фактами, так или иначе касающимися аксумско-южноаравийских отношений конца V — первой половины VI в. н. э., в помещенных в нашей “Хрестоматии” извлечениях из трудов Космы Индикоплова, Прокопия Кесарийского, Малалы.

Текст воспроизведен по изданию: История Африки в древних и средневековых источниках. М. 1990

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.